WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
-- [ Страница 1 ] --

В. НАГАЕВ

ОСНОВЫ

СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ

ЭКСПЕРТИЗЫ

Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальностям «Психология» и «Юриспруденция»

юн и т и

UNITY

Закон и право • Москва • 2000

ББК 88.4я73

Н16

Рецензенты:

кафедра психологии и педагогики Юридического института МВД Российской Федерации (нач. кафедры д-р юрид. наук, проф. Ю.В. Наумкш) и зав. кафедрой общей и юридической психологии Калужского государственного педагогического университета им. К.Э. Циолковского доц. В.Ф. Енгшычев

Нагаев В.В.

Н16 Основы судебно-психологической экспертизы: Учеб. пособие для вузов. - М.: ЮНИТИ-ДАНА,

Закон и право,

2000. - 333 с.

ISBN 5-238-00145-2.

Рассматриваются формы использования специальных психологиче­ских знаний, виды судебно-психологических экспертиз (СПЭ) по месту и условиям проведения, по процессуальному положению подэкспертных, освещаются методология и частные методики проведения СПЭ, различ­ные аспекты организации судебно-психологической и судебно-психиатрической диагностики, особенности экспертизы в конкретных областях права.

Особое внимание уделено СПЭ несовершеннолетних, расследованию случаев сексуального насилия и правильной их квалификации.

Для студентов и слушателей юридических вузов и факультетов, спе­циалистов-практиков, экспертов в области гражданского, уголовного и административного права.

ББК 88.4я73

ISBN 5-238-00145-2

Предисловие

В настоящее время трудно себе представить высококвалифициро­ванное расследование, разбирательство в суде или в другом компетент­ном органе без привлечения знаний психологии. Вместе с тем пока относительно разработанными можно считать лишь несколько направ­лений использования таких знаний. Они находят непосредственное применение в основах профессиограмм работников юридических про­фессий; в оперативно-розыскной, следственной и судебной деятельно­сти; частично — в перевоспитании лиц, совершивших преступления, и опосредованное — через экспертизы, консультации, участие специали­ста-психолога в юрисдикции.

Однако надо отметить, что хотя подготовленность юристов в облас­ти психологии бесспорно возрастает, все же она отстает от потребности в использовании психологических знаний в уголовном и гражданском процессах. К тому же следует иметь в виду, что высокая профессио­нальная подготовленность одного человека одновременно в двух слож­ных самостоятельных и чрезвычайно объемных по информативности сферах — психологии и юриспруденции — практически невозможна, да в этом и нет необходимости, поскольку согласно законодательству можно, если требуется, привлекать специалистов, обладающих профес­сиональными знаниями в определенной области.

При расследовании и рассмотрении уголовного дела в суде могут возникнуть вопросы, разрешение которых в силу их узкой специализа­ции и неправового характера может оказаться не под силу следователю и суду. В таких случаях привлекаются другие участники уголовного процесса — лица, обладающие знаниями, достаточными для квалифи­цированного решения возникшей проблемы, а именно - эксперты.

Современная теория уголовного процесса под экспертизой понима­ет деятельность, направленную на получение достоверных фактических данных, имеющих правовое значение для решения дела, полученных с ис­пользованием специальных познаний в науке, технике, искусстве и ремесле. В качестве эксперта может выступать любое лицо, обладающее необхо­димыми познаниями для дачи заключения (ст. 78 УПК РСФСР).

Психологические познания - это познания в области психологии, сле­довательно, в данном случае речь идет о специальных познаниях в науке. Профессиональными знаниями теории и методологии психологии, прак­тическими навыками и умением проведения психологических исследова­ний обладает только психолог, имеющий высшее психологическое образование и работающий по своей специальности. Однако, поскольку пси­хология как наука имеет большое число специализаций, возникает впол­не закономерный вопрос: может ли лицо, не имеющее дополнительной подготовки по судебной психологии, а соответственно и опыта эксперт­ной работы, относиться к лицам, обладающим необходимыми психоло­гическими познаниями для дачи экспертного заключения?

Это очень важное обстоятельство для лиц, назначающих эксперти­зу, так как в нормативных документах вопрос о критериях компетент­ности при производстве экспертиз не оговаривается. Следует, пожалуй, согласиться с мнением Ф.С. Сафуанова, полагающего, что лица, не являющиеся сотрудниками специализированных экспертных учрежде­ний, могут проводить судебно-психологические экспертизы только в исключительных случаях. При этом обязательно должны учитываться их образование, специализация, стаж работы, опыт экспертной дея­тельности, наличие ученой степени и другие качества.

С начала 70-х годов, когда активно стала развиваться судебно-психологическая экспертиза как разновидность экспертного исследова­ния, в научной литературе не умолкают споры относительно предмета данной экспертизы. Это объясняется тем, что пока до конца не проана­лизирована проблема профессионального приложения знаний специа­листа-психолога в рамках экспертизы.



В современной науке и правоприменительной практике сложилось определенное понимание данного вопроса, которое заключается в сле­дующем. Психическая деятельность человека отражает объективную реальность. Однако в силу ряда причин (возраст, состояние здоровья) этот процесс может проистекать с различными отклонениями. Для осуществления правосудия очень важно знать характер и степень по­добных отклонений у лиц, чьи показания используются в качестве ис­точников доказательств в уголовном судопроизводстве и в связи с этим требуют критической оценки и определения уровня их истинности.

Таким образом, предметом судебно-психологического исследования являются вопросы о деятельности лиц, индивидуальные психологиче­ские свойства которых не выходят за пределы нормы (особенности вос­приятия определенных явлений в данных условиях, способность адек­ватно их оценивать, особенности реагирования на экстремальные си­туации и т. п.).

Потребность в использовании психологических знаний в различных областях практики обусловила развитие прикладных отраслей психо­логии, каждая из которых изучает психику человека в конкретных усло­виях его жизни и деятельности. Психологические знания используются тогда, когда работник юриспруденции привлекает сведущее в психоло­гии лицо, которое проводит профессиональное психологическое иссле­дование указанных органом дознания, следователем, прокурором, адво­катом, судьей, судом объектов, дает им оценку, предоставляет обоб­щенное знание об этих объектах юристу, который затем использует полученные сведения в процессе разбирательства уголовного, граждан­ского или административного дела.

В связи с актуальными требованиями времени остро встает вопрос о создании в кратчайшие сроки действенной практической психологии, способной надежно диагностировать психологические качества людей, прогнозировать их поведение и при необходимости управлять ими на основе широкого внедрения в практику фундаментальных научных дос­тижений. Имеется настоятельная потребность и в полном, достаточно глубоком анализе не только объективных, но и субъективных обстоя­тельств противоправного человеческого поведения. Поэтому психология все чаще получает «заказы» на специальные знания, необходимые для решения проблем и общего, и индивидуального характера.

Применение психологических знаний способствует правильному решению задач раскрытия и расследования преступлений и перевоспи­тания лиц, совершивших преступления. Судебно-психологические зна­ния в правоохранительной деятельности используются по-разному и в первую очередь непосредственно работниками органов предваритель­ного следствия, обеспечивая правильную диагностику личности, инди­видуальный подход к человеку, выбор и применение адекватных ситуа­циям тактических приемов и решений.

Экспертное разрешение психологических вопросов, возникающих в следственной и судебной практике, предъявляет к эксперту-психологу много дополнительных требований: знания процессуального закона в части проведения процедуры экспертного исследования, специфиче­ских условий предварительного следствия и судебного разбирательства. Все это обязывает прокурорско-следственных работников оказывать организационно-практическую помощь институту психологической экспертизы.

Невозможность получения необходимой информации или точного ответа должна быть обоснована. Если однозначный ответ невозможен, то он может быть и вероятностным.

Подготовка высококвалифицированных юридических кадров тре­бует изучения студентами-юристами основ судебно-психологической экспертизы (СПЭ) как в уголовном, так и в гражданском судопроиз­водстве. Курс юридической психологии позволяет студентам усвоить общие основы психологии и на этой основе — специальные проблемы судебно-психологических экспертиз, специфику проявления законо­мерностей психической деятельности в различных сферах юридиче­ской практики.

1. История становления судебно-психологической экспертизы

Судебно-психологическая экспертиза как вид самостоятель­ного экспертного исследования прошла в своем развитии слож­ный путь: от попыток адаптировать к нуждам юридической дей­ствительности данные экспериментальной психологии до созда­ния (примерно после 1960 г.) собственной теории судебно-психологической экспертизы. Этот процесс, тесно связанный с развитием общей и экспериментальной психологии, продолжа­ется и по сегодняшний день.

В предыстории судебно-психологической экспертизы как обособленной области научного знания можно выделить сле­дующие этапы.

Начало — середина XIX в. Психология как самостоятельная ветвь научного знания, как наука еще не обособилась, однако развитие психологических учений, стремление использовать их в практической деятельности привели к первым попыткам поиска взаимосвязи между психологией и юриспруденцией. Так, в пер­вой половине XIX в. приобрел известность трактат швейцар­ского писателя И. Лафатера по физиогномике (конец VIII в.), в котором автор выразил стремление определить «внутреннее по внешнему» (психическое состояние и психический тип человека по анатомическим особенностям строения лица).

В это же время австрийский врач и анатом Ф. Галль заложил основы так называемой френологии. Он разработал своеобразную карту мозга, на которой каждой способности человека соответст­вовал определенный участок. Поскольку, по мнению Ф. Галля, развитие отдельных участков коры головного мозга влияет на форму черепа, то изучение поверхности последнего позволяет ди­агностировать способности личности. Были и другие попытки отыскать звенья, связывающие юриспруденцию и психологию. Своеобразным итогом подобных попыток явилась известная тео­рия «преступного человека», созданная итальянским психиатром и криминалистом Ч. Ломброзо (1835—1909 гг.). И хотя большин­ство подобных учений не выдержало испытания на научность, все они имели позитивное значение, стимулируя развитие психологии.

Вторая половина XIX в. В этот период психология превраща­ется в научную отрасль знания, чему способствовали соответст­вующие направления исследований в области физиологии и фи­лософии. Так, немецкий ученый Г. Гельмгольц, чьи работы со­ставили основу современной физиологии органов чувств, впер­вые попытался преодолеть разрыв между сенсорными (чувствен­ными) и интеллектуальными компонентами познавательного процесса. Идеи его психофизиологии содействовали разработке ряда собственно психологических категорий, формированию психологии как науки.

На данном этапе судебно-психологическая экспертиза рас­сматривалась как часть психиатрического исследования, или как особый инструментарий в судебно-психиатрической экспертизе (в связи с частичным совпадением предмета психологии и пси­хиатрии и недостаточной самостоятельностью психологии на определенном этапе ее развития), или как специфическое педа­гогическое исследование.

Формируясь в самостоятельную отрасль знания, психология развивалась как экспериментальная наука. В тот период впервые стали говорить о судебной психологии. В России в ее становле­ние большой вклад внесли работы Д. Дриля «Психофизические типы в их соотношении с преступностью и ее разновидностями (частная психология преступности)», «Преступность и преступ­ники (уголовно-психологические этюды)».

По мнению ученых, занимающихся историей психологии, в начале 70-х годов XIX в. сложились условия для обретения пси­хологией независимости.

Конец XIX — начало XX в. Психология выделяется в само­стоятельную отрасль научного знания. Это произошло, с одной стороны, благодаря внедрению в психологию эксперимента, а с другой — в результате того, что данное обстоятельство послужи­ло импульсом для развития экспериментальной психологии, да­ло толчок новым (на ином качественном уровне) попыткам ис­пользовать достижения психологических исследований в юриди­ческой (в том числе судебной) практике. Именно к этому вре­мени можно отнести первые опыты собственно судебно-психологической экспертизы, которые были предприняты в за­падноевропейских странах учеными К. Марбе, В. Штерном, Ж. Варендонком, А. Бине.

Заключения судебно-психологической экспертизы становят­ся самостоятельным источником доказательств на рубеже XIX— XX вв. Ее теоретические основы разрабатывались видными уче-

ными: в Германии — В. Штерном, Г. Гроссом, в Италии — Э. Ферри и Р. Гаррофало, в России — Л.Е. Владимировым, А.У. Фрезе, В.М. Бехтеревым и др. В это время появляется ряд работ, где затрагиваются вопросы, связанные с судебно-психологической экспертизой. Это труды К. Марбе «Психолог как эксперт в уголовном и гражданских делах», Р. Куве «Психо­техника на службе железных дорог», В. Штерна «Показания юных свидетелей по делам о половых преступлениях» и «Психо­логические методы испытания умственной одаренности», Г. Гросса «Криминальная психология» и т. д.

Из истории становления судебно-психологической экспертизы в России. В России эмпирическая психология получает свой ста­тус с 1885 г. Первая работа, посвященная судебно-психологическому экспериментальному исследованию, принад­лежит В.М. Бехтереву (1902 г.) [2]. По инициативе его и Д. Дриля в России создается Психоневрологический институт (1907 г.), где впервые читается курс судебно-психологической экспертизы. Российские исследователи активно изучают зару­бежный опыт проведения судебно-психологических экспертиз. Наиболее полный анализ первых опытов судебно-психологи­ческой экспертизы был проведен А.Е. Брусиловским в работе «Судебно-психологическая экспертиза. Ее предмет, методика и пределы», изданной в Харькове в 1929 г.

В это время в России наблюдался мощный всплеск интереса к экспериментальной психологии и к психологической экспер­тизе в частности. Основное внимание уделялось изучению и анализу психики подозреваемых, обвиняемых, свидетелей. Уче­ные стремились разработать такие методики, которые позволили бы им добытый при экспертном исследовании психологический материал соотнести с юридически значимыми категориями (на­пример, определенное психологическое состояние или качество психических процессов с категорией вменяемости или невме­няемости подозреваемого либо обвиняемого). При этом учены­ми действительно был обнаружен ряд интересных психологиче­ских явлений. Если говорить о наиболее распространенном виде судебно-психологической экспертизы, то таковым стала провер­ка достоверности показаний (особое внимание уделялось свиде­тельским показаниям, а также показаниям несовершеннолетних участников уголовного процесса).

Одновременно получили развитие исследования проблемы судебной психологии (особенностей психологии различных уча­стников процесса, специфики психологической ситуации — самого судебного процесса). В России в начале XX в. этим зани­мались Л.Е. Владимиров, Л.Д. Киселев, О.Б. Гольдовский, В.К. Случевский, А.П. Боктунов и др.

Появились научно-практические работы по судебно-психологической экспертизе: М.М. Гродзинского «Единообразие ошибок в свидетельских показаниях», Я.А. Кантаровича «Психо­логия свидетельских показаний», А.Р. Лурия «Психология в оп­ределении следов преступления», Г.И. Волкова «Уголовное пра­во и рефлексология», В.А. Внукова и А.Е. Брусиловского «Пси­хология и психопатология свидетельских показаний малолетних и несовершеннолетних» и др. В этих работах обосновывались методика и техника проведения судебно-психологических экс­пертиз по поводу свидетельских показаний, личности и психо­логии обвиняемого.

Особый практический интерес представляли психологиче­ские исследования свидетельских показаний (в России этот вид доказательств стал развиваться после судебной реформы 1864 г.). С этим институтом связывали перспективы развития судебно-психологической экспертизы.

В 1925 г. в нашей стране впервые в мире был создан Госу­дарственный институт по изучению преступности и преступни­ка, который в течение первых пяти лет своего существования опубликовал множество работ по юридической психологии и психологической экспертизе. Специальные кабинеты по изуче­нию личности преступника и преступности были организованы в Москве, Ленинграде, Саратове, Киеве, Харькове, Минске, Ба­ку и в других городах.

В тот период велись работы и в области исследования пси­хологии свидетельских показаний, проведения психологиче­ской экспертизы и по другим проблемам. Интенсивные иссле­дования проводились психологом А.Р. Лурия в лаборатории экспериментальной психологии, созданной в 1927 г. при Мос­ковской губернской прокуратуре. Изучались возможности применения методов экспериментальной психологии для рас­следования преступлений и расширения проведения психоло­гических экспертиз.

Отдельные исследователи видели цель судебно-психологи­ческой экспертизы личности в установлении наличия умысла, неосторожности или несчастного случая, а также мотивов дея­ния, социолого-психологического содержания социальной опас­ности личности. Здесь очевидна подмена деятельности юриста по установлению обстоятельств дела и особенностей личности психологическим исследованием.

В 1928—1929 гг. было проведено широкое обсуждение мето­дологических ошибок при исследовании личности преступника и причин преступности. Резкая критика этих ошибок привела к их устранению, одновременно были прекращены исследования по некоторым темам юридической психологии, в том числе по психологической экспертизе. Дальнейшее успешное развитие судебно-психологической экспертизы оказалось невозможным. С конца 20-х годов XX в. прекратили существование многочис­ленные лаборатории и бюро судебно-психологических экспер­тиз, многие видные юристы объявили экспертизу персоной non grata, считая недопустимым ее использование в судебной прак­тике как ненаучного, субъективного подхода (подобные выска­зывания можно найти у Р.Д. Рахунова [42, с.148], М.С. Строговича [55, с. 148], П.Ф. Пашкевича [39, с. 56-57]).

Следующий этап развития судебно-психологической экспер­тизы приходится на 60-е годы. В 1965—1966 гг. началось чтение специальных курсов юридической и судебной психологии в юридических вузах Москвы, Ленинграда, Минска и некоторых других городов. В 1966 г. Министерством высшего и среднего образования СССР был проведен всесоюзный семинар по во­просам преподавания юридической психологии и основным проблемам этой науки.

Психологическая экспертиза в то время переживала свое вто­рое рождение, но на качественно ином уровне, подготовленном предшествующим развитием общей психологии, накопленным теоретическим и практическим опытом. Пожалуй, первым среди юристов признал необходимость использования судебно-психологической экспертизы Г.М. Миньковский в 1959 г. в связи с делами о преступлениях несовершеннолетних. Освоение дан­ного вида экспертизы в уголовном процессе идет по нарастаю­щей; заключение эксперта-психолога становится полноправным доказательным средством. Были сформированы основы теории судебно-психологической экспертизы, создан ее понятийный ап­парат, большое значение придавалось разработке частных предме­тов экспертизы, конкретных психологических методик.





Судебно-психологическая экспертиза получает и официаль­ное признание. Верховный Суд СССР в 1968 г. подтвердил целе­сообразность привлечения к участию в судебном процессе (по делам о преступлениях несовершеннолетних) специалиста в об­ласти психологии в качестве эксперта для определения способ­ности несовершеннолетних, имеющих признаки умственной от­сталости, полностью сознавать значение своих действий и руководить ими. В 1978 г. на совместном заседании методического совета Прокуратуры СССР, научно-консультативного совета при Верховном Суде СССР и ученого совета Всесоюзного института по изучению причин и разработке мер предупреждения пре­ступности обсуждался доклад известного ученого А. Р. Ратинова «О состоянии и перспективах судебно-психологической экспер­тизы». Наконец, в 1980 г. в Прокуратуре СССР было разработа­но и принято методическое письмо под названием: «Назначение и проведение судебно-психологической экспертизы». Оно сыг­рало (в известной степени) роль нормативной базы для более активного внедрения этого вида экспертного исследования в сферу уголовного процесса. Проблемам судебно-психологичес­кой экспертизы по уголовным делам посвящены многочислен­ные статьи психологов и юристов. Имеется ряд монографий, среди которых можно выделить работы А.Р. Ратинова, М.М. Ко-ченова, И.А. Кудрявцева, Н.Н. Станишевской.

Вместе с тем в гражданском процессе психологическая экс­пертиза недооценивается и используется недостаточно. Единич­ные публикации на эту тему появились в 80-е годы (авторы:

В.Л. Чертков, М.В. Костицкий, Т.В. Сахнова). Что касается практики, то некоторый опыт проведения данной экспертизы только накапливается (к примеру, по брачно-семейным делам). Т.В. Сахнова рассматривает типичный бракоразводный процесс следующим образом. Материально вполне благополучные люди, решившие расстаться, — не такая уж редкая, к сожалению, си­туация, но для ребенка, которому предстоит выбрать, с кем из родителей ему жить дальше, она часто приобретает драматиче­ский характер.

И здесь даже опытные судьи порой испытывают затрудне­ния, которые не всегда преодолимы традиционными средствами доказывания, объяснениями сторон, показаниями свидетелей.

Проживание с кем из родителей будет в большей степени соответствовать интересам ребенка? Каковы мотивы, приведшие супругов к распаду семьи? Кто из супругов наилучшим образом сможет воспитать ребенка? Решение этих и других вопросов, ответы на которые должны быть даны в ходе судебного разбира­тельства, требует не только всесторонней профессиональной подготовки, жизненного опыта, но и использования психологи­ческих знаний.

Суд далеко не всегда располагает сведениями о важных для дела фактах, сообщаемыми теми или иными лицами и адекватно отражающими реальную действительность. Это объясняется различными причинами и нередко объективными (например, осо­бенностями условий восприятия и личностными свойствами субъекта, психологической спецификой поведенческой ситуации в целом). Выявление таких причин необычайно важно для дос­тижения объективной истины. Более того, существует ряд пси­хологических факторов, знание которых необходимо для верной правовой оценки предмета судебного разбирательства. И для установления подобных обстоятельств зачастую требуются спе­циальные познания в области психологии. Ими владеют лица, производящие психологическую экспертизу.

Допустим, как быть в случае, если психически здоровый че­ловек заключил сделку, а впоследствии настаивает в суде на том, что не понимал содержания своих действий, не мог в полной мере руководить ими, поскольку после сильного потрясения (смерти жены) был не в состоянии все здраво обдумать...

Можно ли такое заявление оставить без внимания или суд обязан проверить его, и если да, то какие доказательства будут наиболее эффективными? Здесь как раз специальные психоло­гические знания должны присутствовать в процессуальной фор­ме судебной экспертизы.

К общим методам психологического исследования можно отнести: эксперимент, психологическую диагностику, прогнози­рование, проектирование, методы воздействия. В свою очередь, каждый из общих методов содержит комплекс специальных ме­тодов (методик).

Современное состояние развития психологической науки по­зволяет говорить о больших возможностях судебно-психологической экспертизы как одной из сфер прикладного использова­ния психологических знаний. Конечно, это не означает, что та­кие возможности безграничны. Нерешенных проблем еще мно­го. Например, нельзя пока констатировать возможность уста­новления конкретного психологического мотива, но уже реально выявление содержания и иерархии основных мотивационных линий личности.

Надо отметить, что в период становления экспериментальной психологии попытки использовать ее для нужд юридической практики сводились в основном к разработке методик определе­ния достоверности показаний участников уголовного процесса. Как пишет Т.В. Сахнова, с одной стороны, это знаменовало усиление внимания к изучению личности правонарушителя (ра­нее оно фокусировалось на самом правонарушении), что позво­ляло более точно и правильно квалифицировать совершенное правонарушение, учесть все объективные и субъективные моменты. С другой стороны, претендуя на установление достовер­ности показаний участников процесса, эксперт брал на себя за­дачу определить, насколько правдивы (или ложны) сведения ли­ца, даваемые в ходе следствия или на суде.

Т.В. Сахнова приводит типичные примеры подходов, кото­рые применялись при анализе личности в рамках экспертизы достоверности. На основе свободного рассказа испытуемого и ответов на вопросы эксперта делался вывод о наличии (или от­сутствии) так называемых симптомов лжи, объективно обуслов­ленных тем или иным типом личности. Так, предполагалось, что субъект, характеризующийся холодностью, угрюмостью, цинич­ностью, готов на заранее обдуманную ложь, искажение фактов. Поэтому ценность его показаний неустойчива. Не вполне досто­верными могли быть признаны показания лица с комплексом неисполненных желаний, но по другим мотивам: субъект, стре­мясь к признанию в глазах других, выдумкой как бы реализует такие желания. Считалось, что такого рода экспертизы наиболее эффективны в отношении несовершеннолетних свидетелей. Здесь нелишне заметить, что надежных, научно обоснованных методик всестороннего исследования личности тогда еще не бы­ло разработано, в силу чего экспертная задача объективно не могла быть надлежащим образом решена.

Но не в этом заключался главный порок экспертиз достовер­ности. Отвечая на вопрос о недостоверности показаний, экс­перт-психолог переступал границы своих специальных знаний непроцессуальных полномочий и вторгался в пределы компе­тенции суда. Такая неправомерная переоценка возможностей психологической экспертизы на первом этапе ее развития, веро­ятно, в чем-то закономерна, поскольку уровень практической психологии явно отставал от запросов юридической практики. Это вело к несоразмерной, ошибочной постановке задач и не­адекватному выбору средств решения.

На откуп психологической экспертизе отдавалось установ­ление правовых обстоятельств — не только выявление досто­верности показаний, но и проверка их надежности как средств доказывания, определение вины в действиях лица, совершив­шего правонарушение.

Некоторая недоверчивость не преодолена до конца и поны­не, хотя, думается, оснований для этого уже нет. Скорее наобо­рот, имеет место недооценка возможностей современной психологической науки в условиях возросших потребностей совер­шенствующейся практики осуществления правосудия.

Серьезные исследования отечественных ученых (в частности, А.Р. Лурии, М.М. Коченова, А.Р. Ратинова, В.Л. Васильева, В.Ф. Пирожкова, А.В. Дулова, В.Ф. Енгалычева, С.С. Шипшина и др.) позволяют на качественно ином уровне ставить и решать психологические задачи применительно к целям уголовного и гражданского судебных процессов.

В настоящее время теория судебно-психологической экспер­тизы, несмотря на имеющиеся нерешенные проблемы, обладает достаточным арсеналом научных средств, позволяющих исполь­зовать достижения психологической науки для решения практи­ческих задач в различных сферах юридической деятельности.

2. Сущность и значение экспертизы

Сущность экспертизы. И в теории, и в практике сегодня при­знается необходимость прибегать к оценкам специалистов-экспертов в сложных, проблематичных ситуациях. Экспертиза проводится, как правило, в экстраординарных случаях, когда познаний лиц, ответственных за принятие решений в сфере со­циального и производственного управления, судопроизводства, образования, бывает недостаточно.

Обстоятельствами, при которых целесообразно назначить экспертизу, могут быть следующие:

• необходимость получения объективного мнения специали­ста, не заинтересованного в принятии решения или со­вершении действия;

• конфликтная ситуация в сфере управления, осуществление властных полномочий, наличие спорных позиций по од­ному и тому же вопросу, когда необходимо мнение неза­интересованного специалиста;

• потребность решить проблемы, находящиеся на стыке раз­личных отраслей науки, техники;

• когда границы проблемы шире границ суммарного знания;

• когда об этом указывается в законе или подзаконном акте.

Использование экспертизы для решения специальных задач ба­зируется на ряде принципов, состоящих в том, что:

• экспертные оценки должны быть получены от признанных в определенной области знаний специалистов в макси­мально систематизированной форме, дающей возможность их обобщения;

• для получения суждений экспертов в максимально систе­матизированной форме необходимо ставить перед ними четко сформулированную задачу;

• выбор экспертов, постановка им задач, обобщение их суж­дений должны основываться на определенной методике.

Вопрос о назначении судебно-психологической экспертизы получил законодательное разрешение после принятия уголовно-процессуального, гражданско-процессуального и административно-процессуального кодексов (УПК РСФСР, ГПК РСФСР и КоАП РСФСР). В УПК РСФСР в качестве общего правила ус­тановлено, что в случае необходимости использования специ­альных познаний в области науки, техники, искусства и ремесла возможно привлечение эксперта — лица, обладающего такими познаниями, а также психолога и назначать судебно-психологическую экспертизу.

Сравнительный анализ содержания норм УПК, ГПК и КоАП свидетельствует о едином понимании в них содержания специ­альных знаний и экспертизы.

Ст. 78 УПК РСФСР указывает, что экспертиза назначается в случаях, когда для разрешения определенных вопросов при про­изводстве по делу необходимы научные, технические и другие специальные познания. Дается перечень видов специальных по­знаний: наука, техника, искусство, ремесло.

Ст. 74 ГПК РСФСР также устанавливает перечень видов специальных знаний, при этом указываются названные четыре вида знания.

КоАП ссылается просто на специальные знания, не выделяя их видов.

Психологическое знание, будучи специальным, объективно основано на научных данных о закономерностях развития и функционирования психики и может быть использовано наряду с другими знаниями в целях обеспечения правосудия, охраны имущественных отношений и личных прав граждан. Так, ст. 79 УПК РСФСР, определяя случаи обязательного проведения экс­пертизы, указывает, что она проводится для определения психи­ческого состояния обвиняемого, подозреваемого, когда возника­ет сомнение по поводу их вменяемости или способности отда­вать отчет в своих действиях или руководить ими, а также для установления психического состояния свидетеля или потерпев­шего в случаях, когда возникает сомнение в их способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания.

Анализ норм УПК РСФСР позволяет сделать вывод, что за­конодатель обязывает суд и органы дознания и расследования в соответствующих случаях назначать психологическую экспертизу для выяснения таких индивидуальных особенностей психики, как воля, интеллект, восприятие, память, мышление и т. п. Спо­собность правильно воспринимать обстоятельства исследуемого события и давать о них правильные показания зависит не только от наличия или отсутствия душевного заболевания, но и от некоторых индивидуальных особенностей психики человека, усло­вий его развития, характера ситуации. Очевидно, что эти сторо­ны психической деятельности должен исследовать эксперт-психолог, а не психиатр.

Впервые на судебно-психологическую экспертизу как на один из источников было прямо указано в дополнении от 21 марта 1968 г. к постановлению пленума Верховного Суда СССР от 3 июля 1963 г. «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» [51, с. 186]. В частности, в п. 4-а допол­нения указывалось, что при наличии данных, свидетельствую­щих об умственной отсталости несовершеннолетнего подсуди­мого, суды должны выяснять уровень его умственной отстало­сти, устанавливать, мог ли он полностью осознавать значение своих действий и в какой мере мог руководить ими. В необхо­димых случаях для установления этих обстоятельств в силу ст-78 УПК РСФСР по делу должна быть проведена судебно-психологическая экспертиза.

В юрисдикции действуют общие условия, характерные для назначения экспертизы, однако здесь есть и определенная спе­цифика: экспертиза не должна касаться специальных познаний в области юриспруденции.

Судебно-психологическая экспертиза — исследование, осу­ществляемое экспертом на основе специальных познаний в об­ласти психологии в целях дачи заключения по поводу обстоя­тельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. Таким образом, судебно-психологическая экспертиза — это спе­циальное действие, заключающееся в исследовании сведущим лицом — психологом по заданию следователя или суда предос­тавленных ему подэкспертных материалов с целью установления фактических данных, имеющих значение для дела и дачи заклю­чения в установленной форме.

Заключение эксперта-психолога является одним из преду­смотренных уголовно-процессуальным законом источником до­казательств. Оно представляет собой письменное сообщение эксперта о ходе и результатах проведенного им исследования и о выводах по поставленным перед ним вопросам. В соответствии со ст. 78 УПК РСФСР средством получения такого заключения является использование специальных познаний в психологиче­ской науке. Познания являются специальными в том смысле, что ими владеет ограниченный круг специалистов, имеющих соответствующую профессиональную психологическую подготовку. Подобные специальные познания могут относиться к любой сфере человеческой деятельности, за исключением правовых познаний, которыми должны в достаточной мере обладать сами следователи и судьи.

Эксперт-психолог исследует фактические обстоятельства де­ла и в ходе этих исследований применяет свои специальные психологические познания, на основе чего дает заключение по поставленным вопросам (ст. 82 УПК РСФСР).

Основными признаками судебно-психологической эксперти­зы, характерными для любого вида экспертиз, являются сле­дующие.

1. Исследование проводится на базе специальных познаний в области психологической науки. Эксперт-психолог — лицо или орган, обладающий специальными познаниями в области психо­логии, достаточными для дачи заключения.

2. Заключению эксперта закон придает силу источника дока­зательств, ссылаясь на который можно устанавливать наличие или отсутствие каких-либо данных доказательств.

3. Подготовка, назначение и проведение судебно-психоло­гической экспертизы осуществляются с соблюдением специаль­ного правового регламента, определяющего наряду с процедурой исследования и процессуальные права и обязанности участников процесса.

В заключение дается вывод эксперта, полученный им пу­тем оценки результатов психологического исследования. Та­ким образом, применение специальных психологических по­знаний и дача заключения — два взаимосвязанных фактора, отличающих экспертизу от других способов установления фактических данных.

Как пишут В.Ф. Енгалычев и С.С. Шипшин [11, с. 8—10], признаками понятия судебной экспертизы являются:

а) ее подготовка, назначение и проведение с соблюдением специального правового регламента, определяющего наряду с соответствующей процедурой права и обязанности эксперта, ли­ца, назначающего экспертизу, а также права обвиняемого (по­дозреваемого) в связи с этим;

б) проведение исследования на основе использования специ­альных психологических знаний;

в) дача заключения, имеющего статус источника доказательств. Основное содержание экспертизы в уголовном судопроизвод­стве составляет анализ определенных данных с целью установле­ния новых фактов, имеющих значение для предварительного рас­следования преступлений или рассмотрения уголовных дел в суде.

Не являются экспертизой действия специалиста, которые сводятся к обнаружению, фиксации, изъятию, осмотру вещест­венных доказательств, оказанию помощи следователю или суду в подготовке и назначении экспертизы. Вывод специалиста, сде­ланный при оказании помощи следователю или суду, имеет не доказательственное, а лишь оперативное значение.

Не обладают статусом экспертного заключения различного рода справки по результатам исследований, проведенных без соблюдения правовых норм, регламентирующих экспертизу, например справка органа внутренних дел о тождестве почерка в документе, обнаруженном на месте преступления, с образцом почерка лица, задержанного по подозрению в совершении пре­ступления. Эта и подобные ей справки, выданные вне рамок судебной экспертизы, подпадают под признаки такого источ­ника доказательств, как документ, предусмотренный ст. 88 УПК РСФСР, и не могут рассматриваться как экспертное за­ключение.

Правовой регламент, определяющий назначение и проведе­ние экспертизы, не распространяется на деятельность лиц, вы­полняющих функции кураторов и инспекторов, а также на акты служебных или иных расследований, которые могут использо­ваться в уголовном судопроизводстве.

Экспертизы оказывают существенную помощь в предвари­тельном расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел. Эксперт своим заключением помогает следователю и суду выяс­нить фактические обстоятельства дела, не вдаваясь, однако, в их юридическую оценку. Назначение экспертизы недопустимо при решении правовых вопросов, касающихся, в частности, состава преступления, доказанности или недоказанности совершения пре­ступления определенным лицом, его виновности и формы вины, т.е. вопросов, решение которых требует специальных знаний, не выхо­дящих за рамки профессиональной подготовки лиц, наделенных пра­вом производить дознание и расследование уголовных дел, — следо­вателя, прокурора или судьи.

Вопросы правового характера решаются непосредственно следователем, прокурором или судом.

Процессуальные требования к экспертизе:

• наличие достаточных оснований и условий для назначения экспертизы;

• анализ профессиональных качеств личности эксперта (до назначения эксперта следователь выясняет необходимые данные о его специальности и компетентности);

• учет прав и обязанностей эксперта;

• учет прав и обязанностей иных участников, связанных с производством экспертизы;

• элементы относимости и допустимости, предъявляемые к заключению эксперта.

Вопрос о необходимости проведения экспертизы решает ли­цо, наделенное правом производить дознание и расследование уголовных дел, — следователь или суд, за исключением специ­ально предусмотренных законом случаев.

Ст. 79 УПК РСФСР предусматривает необходимость обяза­тельного проведения экспертизы для:

• установления причин смерти и характера телесных повре­ждений;

• определения психического состояния обвиняемого или по­дозреваемого в случаях, когда возникает сомнение по по­воду их вменяемости или способности к моменту произ­водства по делу отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими;

• выяснения психического или физического состояния сви­детеля или потерпевшего в случаях, когда имеется сомне­ние в их способности правильно воспринимать обстоя­тельства, имеющие значение для дела, и давать о них пра­вильные показания;

• установления возраста обвиняемого, подозреваемого и по­терпевшего в случаях, когда это имеет значение для дела, а документы о возрасте отсутствуют. Следователь (суд), принимая решение о назначении экспер­тизы, исходит из следующих соображений:

• существенны ли те обстоятельства, которые предполагает­ся установить путем экспертизы;

• можно ли их достоверно установить с помощью имеющих­ся научных методов исследования;

• нет ли альтернативных более простых и достаточно на­дежных путей разрешения вопроса (например, путем до­проса свидетелей, осмотра и т. д.). Признав необходимым проведение экспертизы, следователь составляет соответствующее постановление (а суд — определение), где указываются: основания назначения экспертизы; фамилия эксперта или наименование учреждения, в котором должна быть проведена экспертиза; вопросы, поставленные перед экспертом (они должны быть простыми, тщательно сформулированными, но не правовыми); материалы (объекты), предоставленные в распоряжение эксперта.

Значение психологической экспертизы состоит в том, что она нередко выступает в качестве эффективного средства установ­ления обстоятельств дела и позволяет использовать в процессе расследования и судебного разбирательства уголовных дел весь арсенал современных научно-психологических средств. Психо­логическая экспертиза является основным каналом внедрения в судебно-следственную практику достижений психологии. Это назначаемое и осуществляемое с соблюдением определенных правовых норм исследование на основе применения специаль­ных психологических знаний, которому закон придает значе­ние источника доказательств или, иными словами, средства доказывания.

3. Цели и задачи судебно-психологической экспертизы

Судебно-психологическая экспертиза широко применяется в практике правоохранительных органов. Как любой другой вид судебной экспертизы, она имеет конкретные цели и задачи. При этом необходимо отметить, что цели и задачи — понятия не

идентичные.

Основная цель судебной экспертизы сводится к тому, чтобы на базе определенных данных, выработанных юридической психологией или накопленных практикой, провести исследо­вание и ответить на вопросы следователя, органа дознания или суда [5, с. 14]. Эксперт своим заключением помогает следова­телю и суду выяснить обстоятельства дела, не вдаваясь при этом в их юридическую оценку.

Как отмечает В.В. Романов [43, с. 80], «основная цель судебно-психологической экспертизы сводится к оказанию помощи суду, органам предварительного следствия в более глубоком ис­следовании специальных вопросов психологического содержа­ния, входящих в предмет доказывания по уголовным делам, яв­ляющимся составным элементом, входящим в предмет доказы­вания гражданских споров, а также в исследовании психологи­ческого содержания целого ряда юридических, правовых поня­тий, содержащихся в законе».

М.В. Костицкий [20, с. 6—7] полагает, что целью судебно-психологической экспертизы является необходимость получения объективной, незаинтересованной оценки принятого решения, совершенного действия, выраженного направления, их настоя­щего или перспективного качества, эффективности; способность дать объективную, беспристрастную и принципиальную оценку конфликту, спору, его предмету, решить насущные задачи с помощью психологических знаний.

Основные задачи психологической экспертизы конкретизируют­ся в зависимости от вида экспертизы и объекта исследования. А.О. Экменчи [61] относил к задачам судебно-психологической экспертизы вопросы: психологической мотивации действий под­судимых, потерпевших или свидетелей; установления физиологического аффекта, возможности оговора и самооговора по пси­хологическим мотивам; психологической оценки личности под­судимого и его социальных установок; психологии несовершен­нолетних участников процесса.

Ю.М. Грошовой [9] к задачам судебно-психологической экс­пертизы относит установление длительности и тяжести сильного душевного волнения, исследование специфики длительного и интенсивного воздействия неблагоприятных факторов на чело­века и проявления их в изменении его функций (физиологиче­ских и психологических), а также определение отсталости в ум­ственном развитии несовершеннолетнего обвиняемого вследст­вие влияния неблагоприятных внешних факторов, выяснение субъективной возможности несовершеннолетнего правильно оценивать и воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела.

Б. Петелин [40] в ряде публикаций, посвященных психоло­гической экспертизе, указывал, что к задачам судебно-психо­логической экспертизы следует отнести: установление физио­логического аффекта; определение степени умственного разви­тия несовершеннолетнего, связанного не с душевным заболева­нием, а с особенностями формирования его психики; установ­ление индивидуальных особенностей познавательной деятельно­сти участников процесса, присущих лицу форм эмоциональных реакций; оценку всей совокупности психологических особенно­стей личности для понимания ее поведения в экстремальной обстановке; дачу общей психологической характеристики инди­видуально-психологических особенностей, имеющих значение для правильного рассмотрения дела; определение способности несовершеннолетних потерпевших и свидетелей правильно вос­принимать событие и отдельные его обстоятельства; установле­ние склонности несовершеннолетнего к фантазированию, по­вышенной внушаемости, индивидуальных особенностей позна­вательных процессов такого несовершеннолетнего; определение психических свойств личности подсудимого (психически здоро­вого) и их влияния на психологический механизм совершенного им правонарушения. Приведенный перечень задач не является исчерпывающим. Очевидно, что с развитием психологии круг задач, предназначенных для разрешения психологической экс­пертизой, будет расширяться до пределов, установленных юри­дическим критерием.

С учетом позиций вышеуказанных авторов попытаемся более полно представить основные задачи экспертизы.

1. Установление способности психически здоровых обвиняемых, свидетелей и потерпевших воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и давать о них правильные показания.

Поводами для назначения судебно-психологической экспер­тизы в целях решения такой задачи могут служить: данные о ма­лолетнем возрасте, низком уровне интеллектуального развития, недостаточном овладении активной речью, характерологических особенностях соответствующего лица; сомнения в способности правильно воспринимать важные для дела обстоятельства и да­вать о них показания, основанные на оценке условий воспри­ятия (быстротечность событий, множественность раздражителей, одновременно воздействующих на субъекта, состояние повы­шенной психической напряженности в момент восприятия и др.); данные о характере воспринимаемого раздражителя (сила — слабость); несоответствие показаний определенного лица другим материалам дела.

2. Установление способности психически здоровых потерпевших по делам об изнасиловании правильно понимать характер и значение со­вершаемых с ними действий и оказывать сопротивление виновному.

Наиболее распространенными поводами для назначения су­дебно-психологической экспертизы для решения этой задачи яв­ляются: данные о пассивном поведении субъекта в определенной ситуации, отсутствии глубоких эмоциональных реакций на слу­чившееся; предположение относительно не связанного с психиче­скими заболеваниями отставания потерпевшей в психическом развитии; сведения о некоторых характерологических особенно­стях (вялость, пониженная активность, неуверенность в себе, за­стенчивость, замкнутость и пр.) или о неблагоприятных условиях общего воспитания (систематическое подавление родителями са­мостоятельности ребенка, излишнее ограждение от трудностей) и недостатках полового воспитания в семье и школе.

3. Установление способности отстающих в психическом раз­витии несовершеннолетних обвиняемых полностью сознавать зна­чение своих действий и определение степени способности их руко­водить своими действиями.

На возможность отставания в развитии психически здорового подростка могут указывать: данные о его педагогической запу­щенности, «детскости» поведения, легкомысленном отношении к своим противоправным действиям, несоразмерность объективного содержания поведения с субъективно преследуемыми подростком целями; свидетельские показания, говорящие о заметном отличии подростка от основной массы его сверстников.

4. Установление наличия или отсутствия у обвиняемого в мо­мент совершения противоправных действий состояния физиологи­ческого аффекта или иных эмоциональных состояний, способных существенно повлиять на его сознание и поступки.

Поводами для назначения в таких случаях судебно-психологической экспертизы могут служить: сведения о реально существовавших условиях, способствовавших накоплению отри­цательных эмоциональных переживаний, возникновению стой­ких состояний нервно-психической напряженности (стресса), хронической неудовлетворенности потребностей и т. п.; данные о конфликтном характере ситуации, в которой было совершено преступление, в частности о том, что действия потерпевшего или иных лиц препятствовали реализации ведущих мотивов по­ведения обвиняемого, затрагивали его наиболее значимые инте­ресы; показания свидетелей об изменениях внешнего вида, го­лоса, моторики у обвиняемого; факты частичного забывания об­виняемым отдельных элементов ситуации преступления

5. Установление, находился ли обвиняемый в период, предшест­вовавший совершению преступления, и (или) в момент совершения преступления в эмоциональном состоянии, существенно влияющем на способность правильно осознавать действительность, содержа­ние конкретной ситуации и на способность произвольно регулиро­вать свое поведение. К данной категории могут быть отнесены эмоциональные состояния типа сильного нервно-психического напряжения.

6. Установление возможности возникновения у субъекта раз­личных психических состояний или выявление индивидуально-психологических особенностей, делающих невозможным или за­трудняющим выполнение профессиональных функций (в авиации, автомобильном и железнодорожном транспорте и т. п.).

К поводам для назначения судебно-психологической экс­пертизы в связи с расследованием причин происшествий на транспорте и в производстве относятся прежде всего предпо­ложения о том, что требования ситуации превышали индиви­дуально-психологические и профессиональные возможности людей, управляющих техникой, в силу утомления, вызванного действием посторонних раздражителей, сильного эмоциональ­ного напряжения, состояния растерянности и других психо­логических факторов.

7. Установление наличия или отсутствия у лица в период, предшествовавший смерти, психического состояния, предраспола­гавшего к самоубийству.

Это требует проведения посмертной судебно-психологической экспертизы, которая может оказаться полезной, если след­ственные органы располагают сведениями о совершении опре­деленными людьми действий, провоцирующих самоубийство (доведение до самоубийства), а также при возникновении пред­положения относительно инсценирования самоубийства.

8. Установление у субъекта конкретных индивидуально-психических свойств, эмоционально-волевых особенностей, черт характера (например, повышенной внушаемости и др.), способных существенно влиять на содержание и направленность действий в определенной ситуации, в частности способствовать совершению

противоправных действий.

Выяснение субъективной стороны преступления иногда ос­ложняется трудностями в установлении психологических моти­вов поведения (не только преступного) обвиняемого, специфики его характера, направленности интересов и т. п., связи этих осо­бенностей с противоправными поступками. В подобных случаях большое значение имеет создание с использованием специаль­ных психологических знаний и методов «психологического портрета» испытуемого. Одним из первых средств преодоления указанных трудностей является экспертное психологическое ис­следование личности обвиняемого. Необходимо отметить, что «психологический портрет» испытуемого не может быть абсо­лютно полным, в нем обычно представлены лишь некоторые стороны психики личности.

4. Формы использования специальных психологических знаний в экспертизе

Статьи 78 УПК РСФСР и 74 ГПК РСФСР устанавливают общее правило, согласно которому, если возникает необходи­мость использования специальных познаний в области науки, искусства, техники или ремесла, то возможно привлечение экс­перта или специалиста, т.е. лиц, обладающих такими познания­ми. На этом основании предоставляется возможность привле­кать психолога в качестве специалиста либо назначать судебно-психологическую экспертизу.

Специальными мы называем знания, не являющиеся обще­известными, аккумулированными в житейском опыте каждого, способного разумно действовать человека. В данном смысле ка­ждое научное знание — специальное. В полной мере это отно­сится и к психологии. Более того, при проведении психологиче­ского исследования специальными будут не только сами исполь­зуемые знания, но и способы их применения (методики), крите­рии выбора психологом методик в конкретном исследовании.

Следователю, судье часто приходится сталкиваться со свидете­лями, которые не могут вспомнить важных для дела фактов, а также с обвиняемыми, дающими заведомо ложные показания и всячески старающимися запутать следствие. Во всех подобных случаях необходимы знания процесса формирования свидетель­ских показаний, психических особенностей лжесвидетельства. Знание соответствующих психологических закономерностей мо­жет помочь разоблачить лжесвидетельство и установить истину.

Однако для установления истины по возбужденному делу необходимо знать не только о том, какие изменения происходят в психике указанных лиц, но и уметь правильно воздействовать на них с тем, чтобы получить от них свидетельства, объективно отражающие события, ранее воспринятые ими. Для осуществле­ния такого воздействия необходимы специальные психологиче­ские знания. Без них нельзя определить способ воздействия, до­биться изменения направленности психологических процессов у лиц, через которых устанавливается объективная истина. Поэто­му необходимо привлечение специалиста — психолога.

Специальные психологические знания могут быть использо­ваны в юрисдикции в трех формах: психологическая экспертиза;

участие специалиста-психолога; психологическая консультация.

Все эти формы схожи между собой по технологии и методи­ческим особенностям применения специальных психологиче­ских знаний. Различаются они по юридическим особенностям, процессуальному статусу, полномочиям, степени самостоятель­ности психолога.

В юриспруденции наиболее активно используется судебно-психологическая экспертиза, т.е. форма применения специальных психологических знаний, когда лицо, обладающее ими, выступает в роли эксперта. Это связано с тем, что экспертиза и ее результа­ты имеют важное юридическое значение. Заключение судебно-психологической экспертизы является самостоятельным доказа­тельством в уголовном и гражданском процессах. Именно от ре­зультатов экспертизы порой зависят характер и содержание при­нимаемого полномочным лицом решения, характер и объем от­ветственности, формы и средства воздействия на правонарушите­ля. Психолог, выступающий в роли эксперта, несет правовую от­ветственность за истинность, научность и объективность прове­денного исследования, интерпретацию полученных данных и представленное заключение. Судебно-психологическая экспертиза направлена на исследование явлений психики, поэтому проводит­ся преимущественно в отношении психически здоровых людей. Ее назначение целесообразно, если психическое здоровье направ­ляемых на экспертизу не вызывает сомнения у представителей следственных органов или подтверждено заключением судебно-психиатрической экспертизы. Поэтому судебно-психологическая экспертиза не должна предшествовать судебно-психиатрической экспертизе или они могут проводиться параллельно.

В перечень проблем судебно-психологической экспертизы можно включить разрешение любых психологических вопросов, интересующих следователя, суд, орган дознания и имеющих зна­чение для дела. Такие вопросы касаются психических процессов, явлений и свойств психической деятельности человека и влияю­щих на нее объективных и субъективных факторов, т.е. непосред­ственный объект судебно-психологической экспертизы — психика конкретного человека, что представляет достаточно сложный и динамичный объект исследования. Поэтому эффективность су­дебно-психологической экспертизы зависит от компетентности и уровня квалификации специалистов, привлекаемых в качестве экспертов-психологов.

Теория и практика психологической экспертизы носят объек­тивный характер и отражают развитие теоретической и практиче­ской сторон общей и юридической психологии, с одной стороны, и теории и практики юриспруденции, в частности юрисдикции, — с другой. Теоретической базой психологической экспертизы была и остается общая и юридическая психология. Методическая ее база формируется на основе поступательного движения этих и других отраслей психологии и правовой регламентации процессу­альной деятельности. Судебно-психологическая экспертиза, пред­ставляя форму психологической практики, отражает все тенден­ции, характерные для последней.

Теория использования специальных психологических знаний в уголовном, гражданском или административном процессах раз­вивается в рамках теории применения специальных психологиче­ских знаний в юрисдикции, которая входит в систему юридиче­ской психологии и в то же время тесно связана с криминалисти­кой, криминологией, наукой уголовного и административного права, уголовного и гражданского процессов, теорией государства и права, другими отраслевыми юридическими науками.

Таким образом, из уголовного и гражданского судопроизвод­ства вытекают следующие формы применения специального знания: лицо, обладающее специальными знаниями, выступает в процессе в роли эксперта или специалиста.

Обе формы схожи между собой по технологии, методиче­ским особенностям применения специального знания, но разли­чаются по юридическим особенностям, процессуальному стату­су, полномочиям, степени самостоятельности лица, привлекае­мого как эксперт или специалист. Именно две формы: 1) судеб­но-психологическая экспертиза и 2) участие специалиста-психолога в суде являются основными формами использования специальных психологических познаний. Подтверждением тому служит факт, что в юридической практике накоплен значитель­ный опыт привлечения психологов в качестве экспертов или специалистов.

В юридической литературе большинство авторов также склонны выделять указанные формы использования специаль­ных психологических познаний, разница между которыми, как полагают, заключается в значимости для заказчика используе­мого знаний и в статусе привлекаемых лиц. Эксперт проводит исследование и излагает свою позицию, мнение по поводу кон­кретного обьекта исследования. Что касается специалиста, то он разъясняет, опираясь на собственные специальные знания, от­дельные явления и факты, консультирует в отношении этих яв­лений и фактов должностное лицо или орган, оказывает помощь в обнаружении и фиксации определенных фактов и явлений, помогает должностному лицу письменно изложить установлен­ные обстоятельства и факты. Специалист в отличие от эксперта лишен процессуальной самостоятельности и действует под кон­тролем и по указанию полномочного лица или органа. Так, по требованию органа дознания, следователя, прокурора, судьи и суда в уголовном и гражданском процессах психолог принимает участие в процессуальных действиях (особенно когда они прово­дятся с участием несовершеннолетних и малолетних лиц), дает разъяснения по поводу психологических проявлений и феноме­нов правонарушений, поведения участников процесса, помогает с психологической точки зрения спланировать и провести про­цессуальное действие. Участие специалиста-психолога в процес­се носит производный и вспомогательный характер.

Имеющиеся недостатки в развитии практики привлечения в уголовный процесс специалистов-психологов могут быть в пер­спективе ликвидированы благодаря дальнейшему росту психо­логической подготовленности работников дознания, следовате­лей, прокуроров, судей, адвокатов. Хотя в законе прямо не ука­зано на необходимость привлечения специалистов-психологов к производству следственных и судебных действий, имеющиеся общие нормы привлечения специалистов, педагогов и врачей к следственным и судебным действиям с участием малолетних и несовершеннолетних свидетелей, потерпевших, обвиняемых и подсудимых дают основания утверждать, что закон предоставля­ет возможность уполномоченному органу в уголовном процессе пользоваться помощью специалиста-психолога. На наш взгляд, в перспективе участие такого специалиста в уголовном судопроиз­водстве должно быть непосредственно предусмотрено в законе.

Участие специалиста-психолога в юрисдикции носит произ­водный и вспомогательный характер. По требованию суда, судьи психолог принимает участие в процессуальных действиях (осо­бенно когда они проводятся с участием несовершеннолетних лиц), дает разъяснения по поводу психологических проявлений и феноменов правонарушений, поведения участников процесса, помогает с психологической точки зрения спланировать и про­вести процессуальные действия

Специалист приглашается для участия в судебном разбира­тельстве в случаях, когда суду либо участникам судебного разби­рательства при исследовании доказательств могут потребоваться специальные знания и навыки. Мнение специалиста обязатель­но отражается в протоколе судебного заседания.

Эксперту могут быть заданы вопросы, входящие в компетен­цию специалиста. Постановка перед специалистом вопросов, относящихся к компетенции эксперта, недопустима, его мнение не может быть приравнено к заключению эксперта.

Кроме названных выше форм использования специальных психологических познаний, в литературе встречается и третья — психологическая консультация (некоторые авторы называют ее официальная консультация, или справка).

Психологическая консультация — это разъяснение специали­стом психологических сторон правонарушения, поведения обви­няемого, потерпевшего, свидетеля, истца, ответчика и других лиц, их личностных особенностей, а также сущности отдельных психологических теорий и подходов, которые могут быть при­менены на практике. Психологическая консультация может быть как устной, так и письменной. Последняя, надлежаще оформ­ленная, может приобщаться к делу в качестве документа.

Эксперт дает психологическую консультацию в случаях, ко­гда для ответа на поставленные полномочным органом или ли­цом вопросы не требуется специальных экспериментов и иссле­дований, а бывает достаточно ссылки на общие положения нау­ки или логических выводов.

В уголовно-процессуальном и гражданско-процессуальном за­конодательствах указывается, что дополнительные материалы могут быть представлены подсудимым, защитником, сторонами и другими заинтересованными лицами. Такое право предполагает возможность получения этими лицами письменной консультации у психолога. Объективный процесс использования в уголовном и гражданском процессах психологических консультаций отражает потребности практики в этой форме применения специальных психологических знаний. Вместе с тем психологические консуль­тации не могут заменить судебно-психологическую экспертизу.

Следует отметить, что применение психологической кон­сультации позволяет уже сегодня более полно реализовать права личности в уголовном и гражданском судопроизводстве, а также базовые принципы российского гражданского и уголовного про­цессов: состязательность, полноту, объективность расследования и судебного разбирательства, публичность и др. Безусловно, не­обходимо не только закрепление этой формы использования специальных знаний в уголовном и гражданском процессах ак­тами официального толкования закона, но и прямо предусмот­реть ее в законе.

5. Предмет и виды судебно-психологической экспертизы

5.1. Предмет судебно-психологической экспертизы

Известно, что предмет любой судебной экспертизы опреде­ляется предметом той науки, которая для нее является базовой, а также задачами, решаемыми в ходе процессуальной деятель­ности правоохранительных органов. По мнению В.В. Романова [43, с. 78], «предметом исследования судебно-психологической экспертизы являются психические процессы, состояния, свой­ства психики здоровых людей, участвующих в уголовном и гражданском процессах, особенности их психической деятель­ности, временные (не болезненные) изменения сознания под влиянием различных фактов, экспертная оценка которых имеет значение для установления объективной истины по делу. То есть предметом экспертизы являются индивидуально-своеоб­разные черты психологического отражения участниками про­цесса различных явлений окружающей действительности, ко­торые имеют значение для правильного разрешения уголовных и гражданских дел».

Понятия общий объект и общий предмет судебно-психоло­гической экспертизы в целом совпадают с подобными понятиями общей психологии. Тем не менее в литературе по психологии единого мнения по их определению не выработано. Наибольшее распространение и признание получили две точки зрения.

Согласно одной из них «объектом психологии как науки (и, соответственно, объектом психологического исследования) явля­ется сам человек как носитель высокоразвитой психики. В таком случае предметом психологического исследования выступает психика (или психическая деятельность) человека. Эта позиция характерна для фундаментальной психологии» [50, с. 16].

В практической (экспериментальной) психологии общий объект психологического исследования определяют иначе: либо как психику человека в целом, либо как психическую деятель­ность, взятую в совокупности и единстве. Что касается общего предмета психологической экспертизы, то под ним понимают отдельные психические свойства, состояния и процессы

В психологии выделяют различные «уровни изучения чело­века, а именно: в системе общественных связей; анализ структу­ры личности; отдельные системы различных психических про­цессов, состояний, свойств. На данном уровне исследуются ме­ханизмы формирования и функционирования ощущений, вос­приятий, памяти, логики мышления, эмоций, воли. Собственно экспертному психологическому исследованию соответствуют второй и третий уровни» [50, с. 17].

Таким образом, психологический критерий частного предмета судебно-психологической экспертизы формируется путем конкре­тизации общего предмета психологического исследования в соот­ветствии с конкретной экспертной задачей. Однако для судебно-психологической экспертизы необходимо учитывать и юридиче­ский критерий. В чем его суть и значение9 Не всякое психологи­ческое исследование может дать доказательный материал по делу, а лишь такое, в ходе которого установлены значимые для дела обстоятельства. Правовую значимость обстоятельств определяет суд исходя прежде всего из наличия объективной связи с фактами предмета доказывания. Можно сказать, что юридическим крите­рием формирования частного предмета судебно-психологической экспертизы выступают нормы материального права В них в той или иной форме содержатся психологические элементы, тем са­мым признается их юридическое значение. Выявление таких эле­ментов становится необходимым в ходе судебного доказывания для правильной квалификации спорного правоотношения, став­шего предметом судебного рассмотрения.

Как отмечает М.В. Костицкий [20], психологическая экспер­тиза неразрывно связана с общей психологией и ее прикладны­ми отраслями, которые являются для психологической экспер­тизы базой развития, своеобразной «питательной средой» В свою очередь, развитие психологической экспертизы как свое­образной формы психологической практики способствует обо­гащению и совершенствованию ее «базовых наук».

Объектом науки психологии является психика как свойство высокоорганизованной материи, представляющее особую форму отражения субъектом объективной реальности

Предметом психологии являются факты, закономерности развития и механизмы психики. Таким образом, объект и пред­мет психологии и объект и предмет психологической эксперти­зы на уровне теории совпадают.

Вместе с тем вид психологической экспертизы может опреде­ляться потребностями практики, а практическое применение пси­хологического знания в значительной мере может стимулировать развитие соответствующей отрасли психологического знания.

Так, психология труда служит теоретической базой психо­логической трудовой экспертизы. Предметом изучения психологии труда являются психологические закономерности формирования конкретных форм трудовой деятельности и отношения человека к труду, трудовая деятельность в производственных условиях и условия воспроизводства рабочей силы человека.

Предмет трудовой психологической экспертизы представляют психические проявления личности в сфере трудовой деятельно­сти, ее способности к определенному виду труда, различные формы компенсаций имеющихся отклонений, ошибки, допус­каемые в процессе труда.

Предметом психологической экспертизы является не установле­ние достоверности показаний, что относится к компетенции сле­дователя и суда, а выяснение возможности допрашиваемого в си­лу индивидуальных особенностей протекания психических про­цессов правильно воспринимать, сохранять в памяти и воспроиз­водить сведения о фактах, входящих в предмет доказывания.

Это определение предмета судебно-психологической экспер­тизы в определенной степени верно, но слишком узко, посколь­ку охватывает лишь частную цель судебно-психологического ис­следования — установить особенности и способности свидетеля адекватно воспринимать, запоминать и воспроизводить значи­мую для дела информацию.

Как правило, задачи судебно-психологической экспертизы, которые в каждом конкретном случае определяются уполномо­ченными на то органами (следствием и судом), бывают значи­тельно шире.

5.2. Виды судебно-психологической экспертизы

Прежде чем говорить о классификации рассматриваемых экспертиз по видам, следует сказать о том месте, которое они занимают в общей судебно-экспертной системе.

В общей теории судебных экспертиз все судебные эксперти­зы подразделены на классы, роды, виды и разновидности. Со­гласно такой схеме судебно-психиатрические экспертизы со­ставляют самостоятельный род судебных экспертиз, включенный наряду с судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертизами в класс судебно-медицинских и психофизиологиче­ских экспертиз.

Практическая значимость приведенной классификации со­стоит в том, что в названный класс судебных экспертиз (судеб­но-медицинских и психофизиологических) включены эксперти­зы со смежным в ряде случаев предметом исследования. Отсюда возможность производства комплексных межродовых экспертиз (например, комплексных психолого-медицинских и судебно-психиатрических либо комплексных судебных психолого-пси­хиатрических) в рамках данного экспертного класса. Смежность предмета экспертного исследования для представителей разных отраслей знаний есть необходимое условие, делающее ком­плексную экспертизу возможной.

Немаловажно иметь в виду, что на судебно-психологические экспертизы распространяются классификации, общие для всех судебных экспертиз. Назовем наиболее важные из них.

1. Единоличная и комиссионная экспертизы

Данная классификация строится в зависимости от числа экс­пертов, проводящих экспертное исследование.

Единоличная экспертиза проводится одним лицом, обладаю­щим специальными познаниями в области психологии.

Комиссионная экспертиза — это экспертиза, проводимая не­сколькими экспертами одной специальности (или узкой специа­лизации). Обычно такого вида экспертиза требуется в случае ее особой сложности, трудоемкости или значимости по делу. Ко­миссионная экспертиза может проводиться одним экспертом, имеющим знания в нескольких смежных областях науки и тех­ники, либо комиссией экспертов, каждый из которых обладает знаниями, относящимися к двум смежным наукам.

2. Основная и дополнительная экспертизы

Основной является экспертиза, назначенная для решения по­ставленных перед экспертами вопросов. Дополнительной по от­ношению к ней явится новая экспертиза, назначенная в связи с неполнотой или недостаточной ясностью прежнего (основного) экспертного заключения, но при отсутствии сомнений в досто­верности его выводов. Дополнительная экспертиза проводится лишь тогда, когда неполноту либо недостаточную ясность ос­новного экспертного заключения нельзя устранить с помощью допроса эксперта и последнему требуются дополнительные ис­следования.

Дополнительная экспертиза, как отмечалось выше, назнача­ется в случае недостаточной ясности или полноты заключения (ст.81 УПК РСФСР). Неясность экспертного заключения может выражаться в нечеткости формулировок, их расплывчатости, не­определенности и т. п. Обычно этот недостаток устраняется пу­тем допроса эксперта, поскольку для этого не требуется прове­дения дополнительных исследований. Неполнота экспертного заключения имеет место, когда эксперт оставил без разрешения некоторые из поставленных перед ним вопросов, сузил их объ­ем, исследовал не все предоставленные ему объекты и т. п.

3. Экспертизы первичные и повторные

Первичная экспертиза проводится впервые по данному делу в отношении данного лица. Повторная экспертиза проводится вторично в отношении данного лица при наличии сомнений в обоснованности или правильности выводов первичной экспер­тизы. По делу может быть назначено несколько повторных экс­пертиз, которые по порядку их назначения именуются второй, третьей, четвертой и т. д.

Повторная экспертиза проводится в случае необоснованно­сти заключения эксперта или сомнений в его правильности (ст. 81 УПК РСФСР). Обоснованность заключения эксперта — это его аргументированность, убедительность. Заключение может быть признано необоснованным, если вызывает сомнения ис­пользованная экспертом методика, недостаточен объем прове­денных исследований, выводы эксперта не вытекают из резуль­татов исследований или противоречат им и в других подобных случаях.

Основное отличие между дополнительной и повторной экс­пертизами состоит в том, что при дополнительной экспертизе решаются вопросы, которые ранее не были разрешены, а при повторной - заново исследуются (перепроверяются) уже разре­шенные вопросы. Поэтому различен и процессуальный порядок таких экспертиз. Дополнительная экспертиза поручается тому же или другому эксперту, а повторная — другому эксперту либо другим экспертам (ст.81 УПК РСФСР).

Особого внимания требует тот факт, что не каждая новая судебно-психологическая экспертиза данного лица обязательно относится к дополнительной или повторной. Так, стационарная экспертиза, назначаемая в случаях, когда в амбулаторных усло­виях поставленные вопросы не были решены, по отношению к амбулаторной экспертизе не является ни дополнительной, ни повторной. Обязательным условием дополнительной и повтор­ной экспертиз выступает наличие экспертного заключения, со­держащего ответы на поставленные вопросы (хотя бы на часть из них) как результата предыдущих экспертных исследований, однако это прежнее заключение и его выводы не удовлетворяют орган, назначивший экспертизу, с точки зрения ясности и пол­ноты либо с позиции достоверности.

Если члены амбулаторной экспертной комиссии пришли к выводу, что амбулаторно решить экспертные вопросы невоз­можно и требуется стационарное обследование испытуемого, то по сути нет и самого экспертного заключения. Эксперты амбу­латорной комиссии фактически составляют письменный документ о невозможности дать заключение, хотя и оформляют его традиционным для судебно-психологической практики актом судебно-психологической экспертизы. Данное обстоятельство не всегда учитывается на практике, что приводит к терминологиче­ской путанице и неправильным по существу процессуальным

решениям.

4. Экспертизы однородные и комплексные

Однородные экспертизы проводятся представителями одной отрасли науки, а комплексные — экспертами — специалистами разных отраслей научного знания. Судебные психологи обычно проводят комплексные экспертизы совместно с судебными пси­хиатрами и судебными медиками. Комплексная экспертиза — это экспертиза, в производстве которой участвуют несколько экспертов различных специальностей либо узких специализаций (профилей).

В действующем уголовно-процессуальном законодательстве

комплексные экспертизы не предусмотрены. Несмотря на это, такие экспертизы получают все большее распространение. Ком­плексная экспертиза имеет ряд особенностей, отличительных черт. Во-первых, в ее производстве участвуют несколько экспер­тов различных специальностей (специализаций) — отсюда выте­кает разделение функций между ними в процессе исследования;

во-вторых, общий вывод дается по результатам, полученным

различными экспертами.

Ф.С. Сафуанов отмечает, что существует несколько видов клас­сификации судебно-психологической экспертизы, имеющих значе­ние для практики предварительного следствия и судоустройства:

1) по месту и условиям проведения;

2) по процессуальному положению подэкспертных;

3) по предмету экспертизы [46, с. 22].

5. Виды судебно-психологических экспертиз по месту и условиям проведения

Основная характерная черта амбулаторной экспертизы заклю­чается в однократном характере психологического освидетельст­вования испытуемого без его длительного экспертного стацио­нарного наблюдения. Однократность, «разовость», непродолжи­тельность амбулаторного освидетельствования служат подчас по­водом для сомнений в надежности экспертных выводов.

Иногда экспертам прямо задают вопрос: неужели они в со­стоянии решить сложные экспертные задачи по результатам от­носительно короткого по времени обследования испытуемого? Однако дело в том, что даже в день амбулаторного освидетельст­вования система исследовательских действий экспертов отнюдь не сводится к непродолжительному комиссионному освидетель­ствованию. Предварительно экспертами изучены все материалы дела, относящиеся к предмету экспертизы, включая материалы уголовного дела, если таковые представлены.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.