WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Смешанные правовые договоры: вопросы теории и практики

На правах рукописи

Акифьева Ирина Владимировна

СМЕШАННЫЕ ПРАВОВЫЕ ДОГОВОРЫ:

ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

Специальность

12.00.01 – Теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Санкт-Петербург – 2011

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова».

Научный руководитель – доктор юридических наук, профессор,

заслуженный деятель науки РФ,

почетный работник высшего

профессионального образования РФ

Карташов Владимир Николаевич

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, доцент

Поляков Андрей Васильевич

доктор юридических наук, доцент

Баранова Марина Владимировна

Ведущая организация Поволжский институт им. П.А. Столыпина –

филиал Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации»

Защита состоится «___» декабря 2011 года в ___ час. 00 мин. на заседании диссертационного совета Д 212.237.17 при Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов» по адресу: 191023, Санкт-Петербург, Москательный пер., 4 (юридический факультет), ауд. 102.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов».

Автореферат разослан «___» ноября 2011 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета А.Б. Новиков

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Правовая реформа, начало которой было положено становлением Российской Федерации как самостоятельного государства, изменила во многом подход к пониманию различных правовых явлений, способствовала переосмыслению отдельных понятий, их роли и значения в системе правового регулирования общественных отношений. Процесс преобразования и дальнейшего развития Российского государства находит свое отражение в функционировании многих закономерностей социально-правового характера, повышении внимания к праву и законности, к возможностям различных регуляторов общественных отношений.

Проблема совершенствования реализующей практики актуализируется, когда в обществе происходит корректировка целей большинства институциональных и нормативных ценностей, существовавших средств и методов удовлетворения социальных потребностей, устанавливаются новые условия и правила правового взаимодействия. Происходящие изменения существенно расширили сферу использования одной из древнейших категорий, присущей всем правовым системам – юридического договора, социально-регулятивный потенциал которого охватывает все сферы жизнедеятельности, надежно обеспечивает оптимальное их функционирование.

Как отмечают многие отечественные и зарубежные авторы, развитие современного общества было движением от статута к договору. В настоящее время применение договора становится не только более распространенным, но и наиболее эффективным средством правового регулирования самого широкого круга общественных отношений.

Договорное регулирование, охватывающее практически все институты и отрасли отечественного и международного права, позволяет рассматривать его как универсальную общеправовую конструкцию, использование которой является достаточно удобным для субъектов права ввиду ее гибкости, обеспечиваемой возможностью варьирования разнообразными условиями и регуляторами.

В любом обществе закрепление законодателем определенного набора поименованных договоров обеспечивает потребности оборота лишь на момент такого закрепления. Сопоставление нормативной регламентации договорного регулирования общественных отношений и правореализующей практики свидетельствует о том, что на законодательном уровне невозможно предусмотреть исчерпывающий перечень типов, видов и подвидов договоров, в связи с этим в реальной жизни появляются соглашения нетипичного содержания. Большое распространение получило использование конструкции смешанного договора, не урегулированного законодательством и прямо им не поименованного, однако нашедшего широкую реализацию в различных сферах жизнедеятельности общества.

Длительное время смешанный договор не имел законодательного отражения в российском праве, что не мешало, ввиду отсутствия запрета на существование такового, рассмотрению его в литературе. Признание в правотворческой практике существования смешанных договоров произошло при значительном сужении сферы их правовой регламентации, поскольку наличие указанного договора было предусмотрено только в гражданском праве (п. 3 ст. 421 ГК РФ), что обусловливало рассмотрение его (договора) в качестве внутриотраслевой категории.



Апробирование формы смешанного договора вне рамок, обозначенных субъектами правотворчества, является фактическим корректированием правового регулирования. Способность сочетать в себе элементы различных договоров обеспечивает смешанным договорам жизнеспособность в стремительно меняющихся условиях, что отражает практика их реализации.

В связи с этим требуется выработка новых подходов к оптимизации существующего массива соглашений, поиск перспектив сочетания договорных элементов, внесение корректив в подходы к регламентации «классических» смешанных договоров, что определяет актуальность темы исследования.

Повышение эффективности правоприменения в сфере договорного регулирования находится в прямой зависимости от комплексного исследования факторов, обусловливающих появление, природу, существование динамичных договорных средств, к которым относится смешанный правовой договор. При этом выявляются как факторы, порождающие потребность правового регулирования посредством использования смешанных договоров, так и положения, определяющие форму и содержание таких соглашений, и, что не менее важно, обстоятельства, обусловливающие действенность создаваемых нетипичных договоров. Также следует отметить, что до настоящего времени глубокого научного комплексного изучения данной проблемы на общетеоретическом уровне не проводилось.

Степень разработанности проблемы.

Проблема теоретического осмысления существа правового договора постоянно находится в центре внимания науки. Основное внимание авторы уделяют понятию договора, его признакам, функциям, классификациям, содержанию и форме.

В дореволюционной российской науке был достаточно основательно разработан подход к договору как узкоотраслевому явлению, что нашло отражение в трудах Ф.Ф. Кокошкина, Н.М. Коркунова, Д.И. Мейера, И.А. Покровского, Ф.В. Тарановского, Г.Ф. Шершеневича.

В последующий период в качестве предмета рассмотрения в частном праве договор представлен в трудах В.К. Бабаева, В.М. Баранова, М.И. Брагинского, В.В. Витрянского, О.С. Иоффе, Т.В. Кашаниной, Я.М. Магазинера, Н.В. Миронова, А.В. Мицкевича, И.С. Самощенко, Ю.А. Толстого, В.А. Толстика, Р.О. Халфиной и других.

В последнее время значительное внимание уделяется договору как универсальной правовой конструкции. При этом он рассматривается в двух аспектах: нормативном или индивидуальном. Основу данного подхода составили труды С.С. Алексеева, Н.Г. Александрова, Ю.А. Тихомирова и др. Позднее указанная позиция получила развитие в работах Ф.И. Гавзе, В.В. Иванова, Ш.В. Калабекова, А.Д. Корецкого, А.А. Мясина, М.Е. Некрасовой, М.А. Нечитайло, О.В. Ядринцевой.

Смешанные договоры до настоящего времени изучены недостаточно. Одним из первых дефиницию смешанного договора дал Д. Неттельбладт. В дореволюционной литературе (в работах М.О. Гредингера, А.А. Симолина, Л.С. Таля, Г.Ф. Шершеневича) смешанным договорам также было уделено некоторое внимание в связи с изучением не поименованных в законодательстве соглашений.

В советский период представителями отраслевых юридических наук, в частности отечественными цивилистами, природа смешанных договоров рассматривалась преимущественно в рамках нетипичных гражданско-правовых институтов. Указанные вопросы затрагивались в работах Н.Г. Александрова, М.И. Брагинского, Н.Н. Веденина, В.В. Витрянского, Н.И. Клейн, Л.А. Лунца, В.П. Мозолина, И.Б. Новицкого, В.А. Ойгензихта, О.Н. Садикова, А.А. Собчака, Е.А. Фарнсворта и др.

Закрепление в ГК РФ принципа свободы договора и определение понятия смешанного договора способствовало более интенсивному изучению проблемы. Среди авторов, уделивших внимание их рассмотрению в гражданском праве, необходимо отметить М.И. Брагинского, Б.Д. Завидова, В.О. Нюняева, Ю.В. Романца, А.Н. Танагу, Е.В. Татарскую и др. Смешанные договоры в сфере гражданского права были предметом диссертационного исследования В.А. Писчикова.

Д.В. Огородовым и М.Ю. Челышевым высказано мнение о возможности существования смешанных договоров и вне отрасли гражданского права.

Однако эта идея не получила достаточно широкого освещения в литературе и комплексно до сих пор не рассматривалась. В общей теории права не сложилось единой точки зрения не только по поводу понятия таких договоров, но и относительно объективной возможности их существования, в том числе вне пределов гражданско-правовой отрасли. Таким образом, потребность в комплексном анализе возможности существования смешанного договора как универсальной правовой конструкции, необходимость переосмысления многих положений узкоотраслевого подхода в понимании такого договора, а также недостаточная степень разработанности рассматриваемой проблемы позволили избрать ее в качестве темы диссертационного исследования.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в процессе заключения и реализации правовых договоров.

Предмет исследования составляют особенности правового регулирования общественных отношений смешанными правовыми договорами.

Цель диссертационного исследования заключается в изучении юридической природы смешанных правовых договоров, выявлении их структуры, содержания, условий заключения и реализации, установления места и роли в правовой системе российского общества.

Для достижения поставленной цели были сформулированы следующие задачи:

– установить признаки юридического договора и на их основе уточнить определение понятия «правовой договор»;

– выяснить своеобразие индивидуального правового договора, дать видовую характеристику;

– раскрыть природу смешанного правового договора как общетеоретической категории, сформулировать определение его понятия, уяснить место в системе договорного права;

– обосновать классификации смешанных правовых договоров, показать особенности различных их видов;

– рассмотреть особенности смешанных договоров, содержащих элементы индивидуального и нормативного содержания;

– исследовать многообразие межотраслевых смешанных договоров, выявить наиболее характерные сочетания элементов их состава;

– показать специфику заключения и реализации смешанных правовых договоров в международных общей и региональных правовых системах;

– сформулировать выводы и обобщить полученные результаты, обозначить перспективные направления исследования смешанных правовых договоров.

Теоретическую основу диссертационного исследования составили труды российских правоведов в области теории государства и права, отраслевых юридических наук, а также зарубежного и международного права. В процессе работы изучен значительный объем теоретических источников, прямо или косвенно затрагивающих проблемы заключения и реализации договов, в том числе и правовых соглашений: С.С. Алексеева, Л.И. Антоновой, Н.Г. Александрова, В.К. Бабаева, В.М. Баранова, М.В. Барановой, Е.А. Батлера, М.И. Брагинского, С.Н. Братуся, Р.Ф. Васильева, Н.Н. Веденина, Н.Г. Вилковой, В.В. Витрянского, А.В. Демина, Г. Дернбурга, Б.Д. Завидова, В.В. Иванова, О.С. Иоффе, Ж. Карбонье, В.Н. Карташова, Т.В. Кашаниной, М.И. Киселева, Н.И. Клейн, Ф.Ф. Кокошкина, А.Д. Корецкого, Н.М. Коркунова, А.Д. Красавчикова, Р. Леже, Л.А. Лунца, А.М. Лушникова, М.В. Лушниковой, Я.М. Магазинера, Д.И. Мейера, Н.В. Миронова, А.В. Мицкевича, В.П. Мозолина, И.Б. Новицкого, А.Ф. Нуртдиновой, В.А. Ойгензихта, Д.В. Огородова, В.А. Писчикова, И.А. Покровского, А.В. Полякова, Ю.В. Романца, О.Н. Садикова, И.С. Самощенко, В.А. Сапуна, А.П. Сергеева, А.А. Симолина, А.А. Собчака, Л.С. Таля, А.Н. Танаги, Ф.В. Тарановского, В.А. Толстика, Г.И. Тункина, Е.Т. Усенко, Е.А. Фарнсворта, Р.О. Халфиной, Т.К. Хартли, М.Ю. Челышева, А.Ф. Черданцева, Г.Ф. Шершеневича, Л.М. Энтина и др.

С целью разрешения спорных и методологически важных вопросов в диссертации были использованы труды отечественных философов и представителей иных гуманитарных наук: И.Н. Бродского, В.И. Кириллова, Л.Ш. Лозовского, С.И. Ожегова, Б.А. Райзберг, В.В. Розанова, Е.Б. Стародубцевой, А.А. Старченко, И.Т. Фролова, Г.И. Челпанова, И.Я. Чупахина и др.

Методологическую базу исследования составили диалектический метод и основанные на нем современные общенаучные и специфические методы и методики познания смешанного правового регулирования, используемые юридической наукой и апробированные практикой. Главное внимание в рамках системной методологии уделено системному, структурному, функциональному, формально-логическому, лингвистическому, историческому, статистическому, конкретно-социологическому, юридическому и иным подходам, нормативно-правовому и сравнительно-правовому анализу, методу моделирования и другим средствам и способам научного поиска.

Нормативную правовую и эмпирическую базу исследования составили Конституция Российской Федерации; Федеральные конституционные законы; федеральные законы; законы субъектов РФ; международно-правовые акты; международные договоры; нормативно-правовые акты и договоры зарубежных стран; правовые акты Президента РФ, Правительства РФ, федеральных органов исполнительной власти и субъектов Федерации; интерпретационные акты Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ; результаты деятельности арбитражных судов, судов общей юрисдикции, правоохранительных органов, отражающие практику реализации мер смешанного правового регулирования; аналитические и информационные обзоры, статистические данные, материалы средств массовой информации.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые на общетеоретическом уровне смешанные правовые договоры комплексно рассматриваются в качестве фундаментальной общеправовой конструкции. На основе системного подхода раскрыты их юридическая природа, место и роль в механизме правового регулирования и саморегулирования. Детальное изучение элементов содержания различных типов смешанных договоров позволило выйти за пределы существующих отраслевых понятий, обозначить новые возможности сочетания договорных элементов, традиционно не рассматриваемых юристами (учеными и практиками) в качестве допустимых к смешению, показать перспективы их использования в структурах смешанных соглашений. Исследована практика их заключения и реализации, сформулированы принципы регулирования, изучены ошибки и иные погрешности, допускаемые при этом, а также меры, направленные на их предупреждение и устранение, совершенствование договорного правового регулирования и саморегулирования общественных отношений.





Выделены различные основания классификации смешанных правовых договоров, рассмотрены новые типы, уяснены особенности оптимальных подходов к формированию существующего массива юридических соглашений.

В процессе исследования специфики правотворческих и правореализующих начал правового регулирования общественных отношений выявлены разумные сочетания индивидуальных и нормативных элементов в договорах. При сопоставлении частного и публичного, материального и процессуального права обосновано многообразие межотраслевых смешанных договоров. Анализ природы договоров в международном публичном и частном праве дал возможность на принципиально новом уровне изучить процесс смешения элементов соответствующих соглашений, исследованных ранее применительно к современному российскому праву.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Под правовым договором мы понимаем добровольное и обеспеченное мерами экономического и политического, организационного и юридического, поощрительного и принудительного, государственного и негосударственного, нравственного и п.т. воздействия соглашение юридически равных субъектов, основанное на их свободном и, как правило, ответственном волеизъявлении, которое порождает правовые и иные социальные последствия, в т.ч. возникновение, изменение и прекращение общих и относительно-определенных, абсолютных и иных правоотношений.

Уточнены важнейшие признаки правового договора.

2. Правовой договор в своем многообразии является универсальным юридическим средством правотворческой и правореализующей практик. Главным критерием разграничения нормативного и индивидуального договоров является степень общности закрепленных в них юридических положений (установлений): содержание первого договора составляют нормативно-правовые, а второго – индивидуально-правовые предписания. Остальные критерии деления по юридическим результатам, объему возникающих правоотношений, степени общности или индивидуальности целей и задач, характеру принуждения к исполнению, компетенции субъектов и др., с необходимостью вытекающие из основного, обусловлены характером указанных предписаний и внешними факторами, обеспечивающими заключение, соблюдение исполнение и т.д. условий того или иного типа договора. В зависимости от природы договора (нормативной или индивидуальной) по-разному складываются механизмы регулирования и саморегулирования общественных отношений.

3. Закрепление разнообразных конструкций индивидуально-правовых договоров в частных и публичных, материальных и процессуальных, комплексных и иных отраслях права свидетельствует о том, что они, выполняя роль основного или субсидиарного регулятора поведения людей, их коллективов, организаций, определяют непосредственные отношения между участниками и/или третьими лицами. Во многих случаях индивидуальные договоры осуществляют первичное правовое регулирование.

4. Критерием отнесения договора к категории смешанного является наличие в нем элементов содержания не менее двух договоров. В самом общем плане компонентами любого договора являются объекты, субъекты, участники, их права и обязанности, юридические действия и операции, средства и способы их осуществления, основания, условия и предпосылки, результаты, последствия и др. Данные элементы могут относиться к договорам как различным по своей природе, так и принадлежащим к одному виду, т.е. тождественным договорам с самостоятельным значением (в первом случае подразумевается возможность включения в смешанный договор отличных условий, во втором случае, напротив, аналогичных).

5. Дана общетеоретическая авторская дефиниция смешанному правовому договору. Это такая разновидность правового договора, которая представляет собой обеспеченное мерами экономического и политического, организационного и юридического, поощрительного и принудительного, государственного и негосударственного, нравственного и п.т. воздействия добровольное соглашение юридически равных и имеющих свободное и, как правило, ответственное волеизъявление субъектов, включающее в себя элементы содержания разных по существу договоров (нормативных и индивидуальных, частных и публичных, материальных и процессуальных, поименованных и непоименованных, отечественных и зарубежных, международных и др.), направленное на порождение юридических и иных социальных последствий, в т.ч. возникновение, изменение и/или прекращение возникновение, изменение и прекращение общих и относительно-определенных, абсолютных и иных правоотношений.

Помимо традиционных признаков, которыми обладает любое юридическое соглашение, смешанный правовой договор, характеризуется следующими чертами: содержит более одного элемента договоров, в том числе однородные элементы соглашений одного вида; таковыми элементами являются элементы содержания договоров; включает элементы как поименованных, так и непоименованных самостоятельных соглашений, т.е. может включать в себя новые содержательные элементы; смешение элементов обычно обусловлено соответствующими социально-правовыми ситуациями, потребностями и интересами сторон, а также подчинено самой возможности диалектического взаимодействия.

6. К смешанным следует относить договоры, сочетающие элементы во-первых, поименованных договоров; во вторых, поименованных и непоименованных соглашений; в третьих, элементы только непоименованных, но устойчиво применяемых в практике договоров.

Смешанными договорами являются: самостоятельно образуемые субъектами права договоры, в которых все элементы соединены волею сторон; закрепленные в законодательстве с частично определенным набором элементов, так называемые «рамочные» конструкции, а также договоры, закрепленные в законодательстве как самостоятельные с четким набором элементов, прошедшие этап не поименованных законодателем смешанных договоров.

7. Обстоятельно исследуются следующие классификационные группы смешанных правовых договоров, в рамках выделения которых лежат: общие основания; природа смешиваемых элементов; процесс формирования договоров по порядку смешивания их элементов; взаимодействие смешиваемых в договоре элементов в ходе его реализации.

В первой классификационной группе проводится деление смешанных договоров в зависимости от разновидности субъектов; их характеристик; сфер общественной жизни; юридических и иных социальных последствий заключения и реализации договора; сроков действия; пределов осуществления в пространстве; адресатов, на которых распространяются юридические и иные социальные последствия; способов воздействия на субъектов и др.

Вторая классификационная группа формируется по: характеру правовых предписаний (индивидуально- и нормативно-правовые положения, сочетаемые одновременно или в определенной зависимости); принадлежности элементов одной (межинституциональные, межтиповые, межвидовые, внутривидовые) или нескольким отраслям права (сочетающие элементы частноправовых и публично-правовых, материальных и процессуальных отраслей); нормативной закрепленности элементов (элементов поименованных, поименованных и непоименованных, только непоименованных договоров) и др.

В третьей классификационной группе договоры выделяются в зависимости от механизма смешивания элементов (получение нового договора, присоединение элементов одного договора к другому); предметно-целевой направленности их образования (с целью регулирования нестандартного отношения в условиях отсутствия его регламентации или совмещения регулирования связанных друг с другом отношений); наличия нормативного закрепления как условия появления договора (закрепленные в законодательстве как самостоятельные с четким набором элементов, с частично определенным набором элементов, нормативно не закрепленные).

Четвертая классификационная группа содержит разграничения по: значимости (ценности и т.п.) составляющих элементов (равноправные и неравноправные); локализации смешиваемых элементов относительно сторон договора (смешение условий применительно к разным сторонам или одной из них); по степени интеграции элементов (договор может быть реализован только в смешанном виде или путем разделения его на составные части); времени реализации смешанного договора и отдельных его условий (одновременная или последовательная реализация условий и т.д.).

8. Сочетание индивидуально-правовых и нормативно-правовых элементов в договоре характеризуется сужением круга субъектов по компетенционному признаку (уполномоченных на нормотворчество или на правореализацию в определенной сфере); ограничивает сферу появления таких договоров пределами, в которых могут одновременно заключаться как нормативные, так и индивидуальные договоры; определяет совмещение реализации властных, нормотворческих полномочий с индивидуально-правовым воздействием и саморегулированием (последние обеспечивают осуществление нормативных частей соглашений); в определенной степени заменяет и/или восполняет уровень подзаконного регулирования, т.е. «сокращает» процесс нормотворчества и реализации в предусмотренной им сфере; единством основы для неоднократного применения и казуального претворения предписаний в жизнь.

9. Характерными сочетаниями межотраслевых договоров являются смешение различных элементов: а) только частноправовых отраслей; б) частноправовых и материальных публично-правовых отраслей права; в) частного и публичного процессуального права; г) публичного процессуального и материального права; д) материальных публично-правовых отраслей права и др. Комплексное регулирование договорных отношений единым соглашением способствует целенаправленному и оперативному юридическому изменению общественной жизни, позволяет рассматривать практику межотраслевого договорного регулирования с различных сторон в ее многообразии, качественно, эффективно и в разумные сроки восполнять пробелы и иные погрешности в правовом регулировании общественных отношений.

10. Специфика смешанных договоров в международной системе обусловлена вступлением в эти отношения разнородных субъектов, принадлежащих к различным правовым системам и семьям, входящим в разные (общие и региональные) международные сообщества, коммерческие и некоммерческие, государственные и негосударственные, торговые и т.д. организации. Такое регулирование влияет на образование более тесных правовых связей и пространств, взаимодействие частно- и публично-правовых отношений, относящихся к разным правовым системам (семьям, сообществам, организациям и т.п.) с возможностью одновременного и вариативного сочетания индивидуальных и нормативных начал, различных отраслей и институтов права, использование смешанных источников и форм права (конвенций, нормативных правовых актов, обычаев, судебных прецедентов и т.д.).

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что проведенное комплексное исследование позволяет получить цельное представление о природе смешанных правовых договоров. Уточнение их сущности, структур, выявление элементов содержания и формы позволяет по-новому взглянуть на их природу, расширить рамки заключения и реализации в отечественной, зарубежных и международных правовых системах. Полученные выводы и предложения дополняют и развивают многие разделы теории права и государства, отраслевых юридических наук и международного права. Материалы диссертации позволяют привлечь внимание к перспективным направлениям научных исследований, будут полезными ученым-юристам различных специальностей.

Практическая значимость заключается в том, что повышение качества и эффективности юридической практики в области договорного регулирования и саморегулирования общественных отношений напрямую зависит от того, насколько правильно смоделированы в науке и опробованы в реальной жизни соответствующая договорная конструкция. Сформулированные в диссертации положения могут быть использованы в правотворческой практике в целях повышения качества и эффективности комплексного договорного регулирования правового поведения людей, их коллективов, организаций. Сделанные выводы имеют значение для деятельности органов власти и управления, судебных органов, общественных и иных организаций, юридических и физических лиц в правореализующей и интерпретационной практиках при создании, заключении, изменении, разъяснении и расторжении смешанных договоров, выборе конкретной комбинации элементов их содержания и формы, оптимизации условий договорного регулирования в соответствующей социально-правовой ситуации, прогнозировании способов урегулирования споров между сторонами, установлении природы имеющегося или планируемого к заключению соглашения.

Диссертационное исследование содержит предложения по совершенствованию законодательства относительно правовых договоров в целом и смешанных договоров в частности. Отдельные положения диссертационного исследования могут способствовать повышению уровня правосознания и правовой культуры субъектов и участников всех видов юридической практики.

Дидактическое значение проведенной работы состоит в том, что ее результаты могут быть использованы при подготовке учебников, учебных и методических пособий, проведении занятий по курсам общей теории права и государства, отраслевым и прикладным юридическим наукам, международному частному и публичному праву, при написании студентами рефератов, курсовых и дипломных работ.

Апробация результатов исследования. Основные положения и результаты исследования нашли отражение:

– в 14 публикациях автора, в том числе 3 статьях в журналах, входящих в перечень ведущих периодических изданий ВАК Министерства образования и науки РФ;

– в докладах на ежегодных студенческих научных конференциях Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова (2006, 2007 гг.); на ежегодных научных конференциях аспирантов и молодых ученых Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова (2008–2011 гг.), на международной научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов «Молодежь и экономика» (г. Ярославль, 2009 г.); на 62-й Региональной научно-технической конференции студентов, аспирантов и магистрантов высших учебных заведений с международным участием «Молодёжь. Наука. Инновации - 2009» (г. Ярославль, 2009 г.), Международной научно-практической конференции «Правовая система общества: проблемы теории и практики» (г. Санкт-Петербург, 2010 г.).

Основные результаты научных исследований автора апробированы в учебном процессе юридического факультета Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова, а также в практической деятельности отдельных организаций в сфере ресурсоснабжения, строительства, управления недвижимостью.

Материалы диссертации неоднократно обсуждались и были одобрены на заседании кафедры теории и истории государства и права Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова, а также рецензировались на кафедре теории и истории государства и права Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов.

Структура диссертации определена с учетом характера и специфики избранной темы, а также степени научной разработанности затрагиваемых в ней проблем. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, включающих восемь параграфов, заключения и библиографии.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность, степень разработанности темы, определяются цель и задачи исследования, его теоретическая и методологическая основы, формулируются положения, вносимые на защиту, раскрываются их научная новизна и практическая значимость, показываются формы апробации результатов научного поиска.

Первая глава «Сущность договорно-правового регулирования общественных отношений» содержит три параграфа. В ней рассматриваются теоретические основы правового воздействия на поведение людей, их коллективов и организаций при помощи договорного механизма, дается видовая характеристика и определяется место правового договора, занимаемое им в системе регулирования общественных отношений.

В первом параграфе «Понятие правового договора» на основе изучения существенных признаков правового договора, уточняется его определение.

Анализируя разнообразные подходы к познанию договора в различных правовых системах (семьях), рассматривая эволюцию его развития и понимание договора в России и сопоставляя полученные данные с имеющимися в современной литературе мнениями относительно категории «правовой договор», мы приходим к следующим выводам: а) договор – это основание возникновения, изменения и т.д. общих и относительно-определенных, абсолютных и иных правоотношений; б) согласованные волеизъявления; в) само правоотношение (установление и реализация прав и обязанностей, системы условий их выполнения, совокупности социальных иных правовых последствий и т.д.; г) форма правоотношения (правовой акт, акт согласования правовых позиций сторон; д) единый юридический документ; т.д.

Исследовав существующие в отечественной и зарубежной литературе определения понятия «договор», мы выделяем его основные признаки, а именно: наличие добровольного соглашения сторон, основанного на их свободном волеизъявлении (внешнее и внутреннее выражение воли должны совпадать, соглашение предполагает отсутствие разногласий по существенным условиям и т.д.); формально-юридическое равенство сторон при возможном неравенстве по статусу, другим критериям, определяющее автономию их волеизъявлений и наличие в равной мере у субъектов необходимого для данного договора объема право- и дееспособности; обязательное порождение правовых последствий (возникновение, изменение и/или прекращение объективных и субъективных прав и обязанностей); намерение и возможность сторон добровольно исполнить соглашение для достижения основной цели – порождения правовых и иных социальных последствий; наличие системы экономических и политических, организационных и юридических, поощрительных и принудительных, государственных и негосударственных, нравственных и п.т мер и гарантий, обеспечивающих возможность исполнения договора в случае одностороннего изменения волеизъявления (ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора, установленная как в самом договоре, так и в законодательстве, - это наиболее разработанные в отечественной и зарубежной науке и практике гарантии соблюдения правовых соглашений).

Формулируется авторская дефиниция понятия «правовой договор». Это добровольное и обеспеченное мерами экономического и политического, организационного и юридического, поощрительного и принудительного, государственного и негосударственного, нравственного и п.т. воздействия соглашение юридически равных субъектов, основанное на их свободном и, как правило, ответственном волеизъявлении, которое порождает правовые и иные социальные последствия, в т.ч. возникновение, изменение и прекращение общих и относительно-определенных, абсолютных и иных правоотношений.

Второй параграф «Место и роль правового договора в системе правового регулирования общественных отношений» посвящен определению значимости договорного регулирования в зависимости от природы соглашений, рода деятельности субъектов, социально-правовой ситуации и других факторов.

В работе подчеркивается, что правовые договоры в своем многообразии являются универсальными средствами правотворческой и правореализующей (правоприменительной и т.п.) практик, в связи с чем место и роль в системе правового воздействия определяются через соотношение (единство, противоположность, взаимодействие и т.п.) и сочетание в них индивидуальных и нормативных начал (предписаний, прав и обязанностей, условий их осуществления и т.д.).

Проведенный анализ существующих в правовой науке подходов к разграничению индивидуально-правовых и нормативно-правовых договоров по юридическим результатам, объему возникающих правоотношений, степени общности или индивидуальности целей и задач, характеру принуждения к исполнению, компетенции субъектов и др. элементов их содержания позволили автору обосновать следующий вывод: главным критерием разграничения этих договоров является степень общности имеющихся в соглашении юридических положений (установлений): содержание нормативного договора составляют нормативно-правовые, а индивидуального – индивидуально-правовые предписания. Остальные критерии деления с необходимостью вытекающие из основного, обусловлены характером указанных предписаний и внешними факторами, обеспечивающими заключение, соблюдение исполнение и т.д. условий того или иного типа договора.

Нормативный договор является формально-юридическим источником, формой права. Это акт-документ согласительного (договорного) правотворчества (а не правоприменения), который носит неперсонифицированный характер, рассчитан на отношения определенного типа (вида или подвида) содержит нормы, принципы права и другие нестандартные нормативно-правовые положения, требующие от субъектов совместного волеизъявления при их конкретизации, обеспечении и реализации.

Индивидуальный договор – это средство саморегуляции действий субъектов права. Он не относится к формальным источникам права, не содержит юридических норм, служит особым юридическим фактом и способом регулирования конкретной социально-правовой ситуации. На основе данного разграничения автор обосновывает в диссертации их различные сущности и функции в механизмах правового регулирования и саморегулирования поведения людей, их коллективов, организаций.

В третьем параграфе «Индивидуально-правовые договоры: понятие, виды» подробно рассматриваются особенности индивидуальных договоров, их отдельных типов, видов и подвидов.

Уточняется понятие индивидуального договора, акцентируется внимание на том, что соглашение сторон в обязательном порядке порождает возникновение, изменение и/или прекращение субъективных прав и обязанностей, т.е. правовые и иные социальные последствия носят уже индивидуальный, персонально-определенный характер. Причем эти договоры обычно либо конкретизируют уже существующие в системе права нормы, либо регулируют новые отношения, которые не предусмотрены правом.

Среди обозначенных типов индивидуально-правовых договоров основное внимание диссертант уделяет различиям частно- и публично-правовых договоров, противопоставляет общедозволительный принцип возможности образования первых и разрешительный – вторых.

Исследование природы и условий существования индивидуальных правовых договоров и их видового многообразия в материальном и процессуальном праве позволяет выявить особенности их правового воздействия на общественные отношения (предметы) в зависимости от принадлежности к определенной отрасли (институту и т.п.) права и, соответственно, национальной либо международной (общей или региональной) правовой системе.

Процессуальные соглашения, заключаемые в строго очерченных законодателем условиях, имеют основной целью оптимизацию соответствующих стадий производств и гарантий для обеспечения рассмотрения дел в формально определенном порядке и защиты прав, законных интересов и свобод людей, их коллективов и организаций.

В зависимости от юридических связей субъектов, индивидуальные договоры в материальном праве могут отличаться функциональными режимами, «ужесточение» либо «смягчение» которых наблюдается при урегулировании, например, личных отношений по сравнению с регулированием имущественных отношений.

Специфику договора в сфере публичного материального права отличает субъектный состав, а именно как минимум с одной стороны в качестве субъекта договора выступает лицо, обладающее и реализующее в рамках такого соглашения исполнительно-распорядительные функции.

В диссертации обстоятельно раскрыта роль разнообразных индивидуально-правовых договоров в частных и публичных, материальных и процессуальных отраслях (институтах и т.п.) права, которые очень часто выступают в качестве основного или субсидиарного регулятора общественных отношений, определяя персональные отношения между их участниками, сторонами и третьими лицами, их субъективные права и обязанности, условия реализации и т.п. В ряде случаев, ввиду отсутствия нормативного уровня регулирования, они осуществляют первичное воздействие на общественные отношения. Причем последняя тенденция становится превуалирующей в современных условиях в большинстве стран.

Вторая глава «Смешанный правовой договор: сущность и классификации» посвящена исследованию его юридической природы. В данной части работы рассматриваются также их основные типы, виды и подвиды.

В первом параграфе «Природа смешанного правового договора» анализируются имеющиеся в науке различные определения его понятия.

Сопоставление нормативной регламентации договорного регулирования общественных отношений и правореализующей практики свидетельствует о том, что на законодательном уровне невозможно предусмотреть исчерпывающий перечень классических типов, видов и подвидов соглашений, следствием чего явилось широкое использование конструкции смешанного договора.

В диссертации обстоятельно исследованы договоры, сочетающие элементы различных соглашений, а именно: конгломеративный, конгломерированный, интегрированный, комплексный, сложный, договор смешанного типа и др., анализ которых позволил определить критерий отнесения того или иного договора к категории смешанного. Таковым следует считать наличие в нем элементов содержания более чем одного договора, касающихся в самом общем плане объектов, субъектов, юридических действий и операций, средств и способов их осуществления, результатов действий и т.д. Данные элементы могут относиться к договорам как различным по своей природе, так и принадлежащим к одному виду, т.е. тождественным договорам с самостоятельным значением (в первом случае подразумевается возможность включения в смешанный договор отличных условий, во втором случае, напротив, аналогичных).

В науке пристальное внимание уделяют поименованным и непоименованным договорам (Е.А. Батлер, М.И. Брагинский, А.В. Мыскин, Л.Б. Ситдикова и др.). К смешанным, по нашему мнению, необходимо, во-первых, относить договоры, сочетающие элементы поименованных договоров; во-вторых, поименованных и непоименованных договоров. В диссертации обстоятельно исследуются их природа, место и роль в правовом регулировании общественных отношений.

Рассмотрев значение законодательного закрепления смешанных договоров и обобщив их возможные варианты, к ним, помимо самостоятельно образуемых субъектами права, в которых все элементы соединены волею сторон, диссертант относит договоры, закрепленные в законодательстве с частично определенным набором элементов, так называемые «рамочные» конструкции, например, концессионные соглашения, а также смешанные договоры, закрепленные в нормативно-правовых актах как самостоятельные с четким набором элементов, прошедшие этап не поименованных законодателем смешанных договоров, например, договор фрахтования (чартер).

Помимо традиционных признаков, которыми обладает любое юридическое соглашение, смешанный правовой договор, как явление иного порядка по отношению к договорам, закрепленным в законодательстве, непоименованным договорам, характеризуется следующими атрибутивно присущими чертами: а) содержат не менее двух элементов других видов договоров; б) это, как правило, содержательные элементы договоров; в) к ним относятся свойства и элементы как поименованных, так и непоименованных самостоятельных соглашений; г) «смешение» элементов обусловлено соответствующими социально-правовыми ситуациями, потребностями и интересами сторон и обычно подчинено самой возможности диалектического взаимодействия.

Нами сформулирована общетеоретическая дефиниция понятия смешанного договора. Это такая разновидность правового договора, которая представляет собой обеспеченное мерами экономического и политического, организационного и юридического, поощрительного и принудительного, государственного и негосударственного, нравственного и п.т. воздействия добровольное соглашение юридически равных и имеющих свободное и, как правило, ответственное волеизъявление субъектов, включающее в себя элементы содержания разных по существу договоров (нормативных и индивидуальных, частных и публичных, материальных и процессуальных, поименованных и непоименованных, отечественных и зарубежных, международных и др.), направленное на порождение юридических и иных социальных последствий, в т.ч. возникновение, изменение и/или прекращение возникновение, изменение и прекращение общих и относительно-определенных, абсолютных и иных правоотношений.

Внутренняя структура смешанного договора позволяет отграничивать его от сходных правовых конструкций: непоименованных договоров; соглашений, урегулированных нормами права как самостоятельных, однако поименованных сторонами с использованием оригинальных терминов, а потому ошибочно причисляемых к смешанным; договоров, содержащих основное и акцессорное обязательства; соглашений, содержащих подробную регламентацию основного обязательства, выраженную в уточняющих обязанностях одной из сторон.

Диссертант приходит к выводу, что основным принципом регулирования рассматриваемого нами феномена является применение к сторонам соответствующих правил договоров, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения субъектов или существа самого смешанного договора. При этом должны четко соблюдаться формулировки сторонами своих обязательств, определение средств и способов правового регулирования во избежание неоднозначного толкования смешиваемых элементов.

В работе указываются случаи недопустимости смешения элементов, к которым относятся следующие: прямой запрет законодателя; нарушение принципов и норм права; взаимоисключающие элементы смешиваемых соглашений; законодательно закрепленная конкретная конструкция договорных отношений; императивное предписание по заключению договора установленной модели; невозможность заключения определенного договора для того или иного субъекта.

Второй параграф «Классификации смешанных правовых договоров» посвящен проблеме научного обоснования критериев их деления и систематике.

Классификации используются в качестве способов раскрытия объемов понятий. В диссертации одновременно с выделением конкретных оснований классификаций, призванных их упорядочить, диссертант обозначает классификационные группы, в основе вычленения которых лежат: общие основания; природа смешиваемых элементов; процесс формирования договоров по порядку смешивания их элементов; взаимодействие смешиваемых элементов в договоре в ходе его реализации и др.

В первой классификационной группе проводится деление смешанных договоров в зависимости от разновидности субъектов; их характеристик; сфер общественной жизни; юридических и иных социальных последствий заключения и реализации соглашений; сроков действия; пределов осуществления в пространстве; адресатов, на которых распространяются последствия; способов воздействия на субъектов.

Вторая классификационная группа формируется по: характеру правовых предписаний (индивидуально- и нормативно-правовые положения, сочетаемые одновременно или в определенной зависимости); принадлежности элементов одной (межинституциональные, межтиповые, межвидовые, внутривидовые) или нескольким отраслям права (сочетающие элементы частноправовых и публично-правовых, материальных и процессуальных отраслей); нормативной закрепленности элементов (элементов поименованных, поименованных и непоименованных, только непоименованных договоров).

В третьей классификационной группе договоры выделяются в зависимости от механизма смешивания элементов (получение нового договора, присоединение элементов одного договора к другому); предметно-целевой направленности их образования (с целью регулирования нестандартного отношения в условиях отсутствия его регламентации или совмещения регулирования связанных друг с другом отношений); наличия нормативного закрепления как условия появления договора (закрепленные в законодательстве как самостоятельные с четким набором элементов, с частично определенным набором элементов, нормативно не закрепленные).

Четвертая классификационная группа содержит разграничения по: значимости (ценности и т.п.) составляющих элементов (равноправные и неравноправные); локализации смешиваемых элементов относительно сторон договора (смешение условий применительно к разным сторонам или одной из них); по степени интеграции элементов (договор может быть реализован только в смешанном виде или путем разделения его на составные части); времени реализации смешанного договора и отдельных его условий (одновременная или последовательная реализация условий и т.д.).

Выделение классификационных групп позволили автору выявить особенности внутренних структур соглашений в зависимости от порядка образования договоров, их субъектов, сферы «обслуживания» и т.д. Кроме того, это дало возможность упорядочить разнообразные смешанные соглашения и использовать полученные классификации в качестве теоретической и практической основы для дальнейших их исследований.

Третья глава «Особенности основных видов смешанных правовых договоров» состоит из трех параграфов, в которых рассматриваются специфические черты договоров, сочетающие индивидуальные и нормативные начала, элементы различных отраслей отечественного и международного права.

В первом параграфе «Договор с индивидуально-правовыми и нормативно-правовыми свойствами» анализируются представленные в литературе подходы по поводу их места и роли в правовом регулировании общественных отношений.

Специфика подобных договоров определяется, прежде всего, в зависимости от субъектов правотворческой практики. Это могут быть: межгосударственные[1], непосредственно государственные[2], совместные государственные и негосударственные (в частности соглашения о социальном партнерстве) и санкционированные негосударственные типы правотворчества (например, коллективные трудовые договоры).

Автор приходит к выводу, что сочетание в договоре индивидуально-правовых и нормативно-правовых свойств и элементов характеризуется сужением круга их субъектов по компетенционному признаку (уполномоченных на нормотворчество или правореализацию в определенной сфере); ограничивает сферу появления таких договоров пределами, в которых могут одновременно заключаться как нормативные, так и индивидуальные договоры; определяет совмещение властных нормотворческих полномочий с индивидуально-правовым воздействием и саморегулированием (последние обеспечивают осуществление нормативных частей правоположений); в определенной степени заменяет и/или восполняет уровень подзаконного регулирования, т.е. сокращает процесс нормотворчества и реализации в предусмотренной им сфере; единством правовой основы для неоднократного претворения предписаний, условий и т.п. договора в жизнь.

В силу выполняемых функций рассматриваемая разновидность смешанных договоров является иногда единственно возможным или преобладающим (например, в международном праве) способом регулирования общественных отношений.

Во втором параграфе «Межотраслевые договоры и особенности их реализации» диссертант рассматривает наиболее характерные сочетания свойств и элементов различных отраслей подобных соглашений.

К таким сочетаниям необходимо отнести смешение элементов частноправовых отраслей, получаемое обычно путем добавления в договоры, например, жилищного и т.д. права элементов гражданско-правовых соглашений.

Определенное значение имеют договоры, содержащие элементы частноправовых и материальных публично-правовых отраслей права. Следует признать возможность урегулирования административных договоров (например, контракт с государственным гражданским служащим) нормами административного права в совокупности с нормами иной отрасли, (например, нормами гражданского или трудового права), а, соответственно, существование смешанных договоров, включающих в себя элементы публичного материального и частного права.

Договорное регулирование, по мнению диссертанта, может сочетать в себе решение материальных частноправовых и процессуальных вопросов. Необходимо отметить, что процессуальные соглашения, в частности мировое соглашение, могут включать в себя элементы и материальных публичных отраслей права, например в той части, когда спор возникает из отношений, не урегулированных частноправовым договором (соглашения о порядке возмещениями органами власти предоставленных населению льгот)[3].

В работе подробно исследуется особое место в правовом регулировании общественных отношений смешанных договоров, включающих одновременно элементы административного, финансового, природоресурсного и др. материальных публично-правовых отраслей права[4].

Представленный в параграфе анализ позволяет сделать вывод, что комплексное регулирование договорных отношений единым соглашением способствует целенаправленному и оперативному юридическому изменению той или иной сферы общественной жизни, рассмотрению практики межотраслевого договорного регулирования с различных сторон во всем ее многообразии; качественного, эффективно и в разумные сроки восполнять пробелы и иные погрешности в правовом регулировании общественных отношений.

В третьем параграфе «Смешанные договоры в международных (общей и региональных) правовых системах» диссертант раскрывает особенности заключения подобных соглашений разнообразными субъектами международного публичного и частного права, место и роль их в процессе унификации и эффективной реализации.

Смешанное регулирование в международном праве обусловлено вступлением в договорные отношения разнородных субъектов, принадлежащих к различным правовым системам и семьям, входящим в международные сообщества и организации, многочисленностью таких объединений и сложностью их правового статуса[5].

Типичным для международной системы является сочетание в смешанных соглашениях нормативных правовых и индивидуальных элементов с преобладанием нормативной части, отражающей взаимную связь закона и договора в плане изменения или формирования тех или иных правовых институтов в национальных системах различных стран, реализуемых посредством закрепления в соглашениях индивидуальных и персонально определенных обязательств и предписаний. Создание единого правового пространства в региональных международных правовых системах достигается с помощью заключения и реализации межотраслевых смешанных договоров путем взаимодействия в частных и публично-правовых отношениях[6].

Специфика смешанных договоров в международной правовой систем состоит в следующем: они содержат элементы договоров зачастую разных систем права и призваны путем консенсуса достичь единого урегулирования интересов различных субъектов. Особенности предметов регулирования предполагают разнопорядковый уровень смешения черт и элементов с возможностью их одновременного сочетания: индивидуально-правовых и нормативно-правовых элементов с вариативной степенью общности; элементов и свойств договоров различных систем и отраслей (институтов и т.п.) права; сочетания урегулированных и/или неурегулированных правом элементов; распространение отдельных черт внутригосударственных смешанных договоров на межгосударственный уровень, и т.д.

В заключении подводятся итоги работы, содержатся предложения по совершенствованию действующего законодательства (практики его интерпретации и реализации), намечаются перспективы дальнейшего исследования проблемы. Так, обстоятельному анализу должны быть подвергнуты общая (модельная) и специальные технологии заключения разнообразных смешанных договоров, структуры, функции. Требуют более глубокого изучения вопросы эффективности и качества их реализации, процессов правового урегулирования и саморегулирования поведения людей, их коллективов и организаций. Всестороннему и самостоятельному исследованию подлежит природа каждого типа (вида и подвида) смешанных договоров, их место и роль в механизме правового регулирования.

III. Основные положения диссертации нашли отражение в следующих публикациях автора:

1. Акифьева И.В. Основные тенденции применения смешанного договорного регулирования в международных правовых системах // Вестник Владимирского юридического института. 2011. № 4 (21). С. 47-51. 0,6 п.л.

2. Акифьева И.В. Сущность и классификация смешанных правовых договоров // Вестник Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова. Серия Гуманитарные науки. 2011. № 2 (16). С. 87-89. 0,35 п.л.

3. Акифьева И.В. Нормативно-правовая и индивидуально-правовая природа договора // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2011. №5(11). Часть 1. С. 10-12. 0,35 п.л.

4. Акифьева И.В. Проблемы смешанного правового регулирования общественных отношений в правовой системе России // Правовая система общества: проблемы теории и практики: Международная научно-практическая конференция: Сборник тезисов, 12 ноября 2010 года. – СПб.: СПб гос. ун-т, 2011. – С. 545-550. – 0,4 п.л.

5. Акифьева И.В. К вопросу о существовании смешанных правовых договоров в жилищной сфере // Юридические записки молодых ученых и аспирантов ЯрГУ: Сборник статей / Отв. ред. M.B. Лушникова. – Ярославль: Яросл. гос. ун-т, 2010. – Вып. 10. – С. 7-10. – 0,1 п. л.

6. Акифьева И.В. Нормативные и индивидуальные юридические договоры в системе правового регулирования общественных отношений // Актуальные проблемы теории и истории правовой системы общества: Сборник научных трудов / Отв. ред. В.Н. Карташов. – Ярославль: Яросл. гос. ун-т, 2010. – Вып. 10. – С. 185-191. – 0,4 п.л.

7. Акифьева И.В. Межотраслевой договор, сочетающий в себе гражданско-правовые и трудовые условия // Молодёжь. Наука. Инновации – 2009: тезисы докладов шестьдесят второй региональной научно-технической конференции студентов, аспирантов и магистрантов высших учебных заведений с международным участием, 15 апреля 2009 г., Ярославль: ЯГТУ, 2009. – С 446. – 0,08 п.л.

8. Акифьева И.В. Некоторые вопросы теории индивидуально-правового договора // Молодежь и экономика: материалы VI Международной научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов, 15 апреля 2009 года / Отв. за вып. И.А. Долматович, Е.Б. Хмелев, Д.Б. Копинков. – Ярославль: ВФЭА, 2009. – Том II. – С. 15-17. – 0,2 п.л.

9. Акифьева И.В. Правовой договор как способ преодоления пробелов в законодательстве // Юридические записки молодых ученых и аспирантов ЯрГУ: Сборник статей / Отв. ред. M.B. Лушникова. – Ярославль: Яросл. гос. ун-т, 2009. – Вып. 8. – С. 9-11. – 0,1 п. л.

10. Акифьева И.В. Сущность смешанных правовых договоров // Актуальные проблемы теории и истории правовой системы общества: Сборник научных трудов / Отв. ред. В.Н. Карташов. – Ярославль: Яросл. гос. ун-т, 2009. – Вып. 9. – С. 117-122. – 0,3 п.л.

11. Кваша И.В. Смешанные правовые договоры – перспективные объекты исследований // Юридические записки молодых ученых и аспирантов ЯрГУ: Сборник статей / Отв. ред. M.B. Лушникова. – Ярославль: Яросл. гос. ун-т, 2008. – Вып. 8. – С. 14-16. – 0,1 п.л.

12. Кваша И.В. Классификация смешанных правовых договоров // Актуальные проблемы теории и истории правовой системы общества: Сборник научных трудов / Отв. ред. В.Н. Карташов. – Ярославль: Яросл. гос. ун-т, 2008. – Вып. 8. – С. 60-64. – 0,3 п.л.

13. Кваша И.В. Эффективность индивидуально-договорного регулирования // Юридические записки студенческого научного общества: Сборник статей / Отв. ред. Л.А. Чувакова. – Ярославль: Яросл. гос. ун-т, 2007. – С. 3-4. – 0,06 п.л.

14. Кваша И.В. Соотношение индивидуально-правового договора и договора нормативного содержания // Юридические записки студенческого научного общества: Сборник статей / Отв. ред. Л.А. Чувакова. – Ярославль: Яросл. гос. ун-т, 2006. – С. 5-6. – 0,06 п.л.

Общий объем опубликованных по теме диссертации работ – 3,4 п. л.


[1] См.: Соглашение между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан «По вопросам свободных (специальных, особых) экономических зон на таможенной территории таможенного союза и таможенной процедуры свободной таможенной зоны» (г. Санкт-Петербург, 18.06.2010 г.) // Справочно-правовая система «Гарант. Платформа F1».

[2] См.: Соглашение о создании на территории Санкт-Петербурга особой экономической зоны технико-внедренческого типа (Москва, 18.01.2006 г.) // Справочно-правовая система «Гарант. Платформа F1».

[3] См., напр.: Решение Арбитражного Суда Ярославской области от 17.08.2004 по делу № 82А-9047/2003-11, Определение Высшего Арбитражного Суда РФ № 1517/05 от 21.02.2005 по делу № 82А-9047/2003-11.

[4] См.: Федеральный закон от 30.12.1995 г. № 225-ФЗ «О соглашениях о разделе продукции» // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 1. – Ст. 18.

[5] См.: Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, учреждающее партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и Европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны (о. Корфу, 24.06.1994 г.) // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 16. – Ст. 1802; Соглашение между Евразийским экономическим сообществом и Содружеством Независимых Государств о выполнении Экономическим Судом Содружества Независимых Государств функций Суда Евразийского экономического сообщества» (г. Минск, 03.03.2004 г.) // Справочно-правовая система «Консультант Плюс».

[6] См.: Соглашение между странами – участниками СНГ «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» (г. Минск, 22.01.1993 г.) // Собрание законодательства РФ. – 1995. №17. – Ст.1472.



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.