WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Российская федерация как субъект правоотношения в современном обществе

На правах рукописи

Пинаева Оксана Валерьевна

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ
КАК СУБЪЕКТ ПРАВООТНОШЕНИЯ
В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук

Владимир 2008

Работа выполнена на кафедре теории и истории государства и права федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Ярославский государственный университет имени П. Г. Демидова».

Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор

Щербакова Нина Викторовна

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

Головкин Роман Борисович;

кандидат юридических наук, доцент

Горшунов Денис Николаевич

Ведущая организация – государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Ивановский государственный университет»

Защита состоится «____» _________ 2008 г. в _____ на заседании диссертационного совета Д 229.004.01 при федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний» по адресу: 600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е. Зал Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Автореферат разослан «____» _________ 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета В. В. Мамчун

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования обусловлена необходимостью установления сущности и пределов правоспособности государства как одного из участников правоотношений в условиях становления в России основ правовой государственности.

Правовые отношения, их понятие и содержание являются одной из фундаментальных проблем теории права и государства, а равно и юридической науки в целом. Это обусловлено тем, что любой правовой аспект определяется в конечном итоге проблемой правовых связей субъектов правоотношений.

Вопрос о сущности и содержании связей, возникающих между субъектами правоотношений, приобретает особую сложность в том случае, когда одной из сторон этих отношений является государство. В Послании Федеральному Собранию РФ от 27 апреля 2007 г. Президент РФ В. В. Путин говорил о том, что «… наша страна только тогда займет достойное положение в мире, мы с вами только тогда сможем сохранить и нашу государственность, и суверенитет, если наши граждане будут видеть, будут чувствовать, будут уверены в том, что все усилия государства направлены на защиту их кровных интересов – на улучшение их жизни, на повышение их благосостояния и их безопасности... Каждый гражданин России должен чувствовать свою сопричастность с судьбой государства»[1]. Вполне очевидно, что в отношениях, возникающих между государством и личностью, последняя всегда находится в положении субъекта менее защищенного, поскольку на стороне государства – вся мощь его органов и принудительного аппарата. При этом в одних случаях (например, в сфере уголовного или административного права) государство выступает в роли непосредственного выразителя публичных интересов, карающей силы, силы возмездия, а в других (например, в рамках гражданских, договорных правоотношений) – лишь в качестве одного из участников правоотношений, обладающих таким же набором прав и обязанностей, как и любые другие их участники.

В настоящее время в России особую актуальность прибрел вопрос о пределах полномочий и роли государства в рамках правовых отношений, поскольку исторически государство (власть) либо противопоставляло себя обществу, либо в значительной мере подчиняло его себе. К сожалению, и сегодня, несмотря на то, что в Российской Федерации уже более 10 лет осуществляются крупномасштабные демократические преобразования во всех сферах общественной жизни, власть, причем как на федеральном, так и на региональном и местном уровнях, весьма склонна рассматривать себя в качестве самодостаточной силы, корпорации абсолютно независимой от населения и действующих в стране правовых норм. Именно поэтому в условиях построения демократического, правового, социального государства принципиального решения требует вопрос об установлении границ государственных полномочий, субъективных прав государства как участника тех или иных правовых отношений. Прежде всего это означает такое взаимодействие государства (как создателя правовых норм) и права (как особого социального феномена), при котором государство, опираясь на право, регулирует внутренние правовые отношения.

Таким образом, по нашему мнению, проблема участия государства в различного рода правоотношениях не только юридическая, но и глубоко философская. Не случайно взаимоотношения, например, человека и государства, личности и власти, установление справедливого баланса в этих отношениях во все времена являлись предметом размышлений философов, историков, политологов, социологов, юристов и других ученых, а от решения этих вопросов в конечном итоге зависел установленный в том или ином обществе политический (правовой) режим.



Степень научной разработанности проблемы определяется вкладом, внесенным в ее изучение трудами российских правоведов и представителей других областей гуманитарного знания, изучающих теоретические вопросы правоотношений. Теория правоотношений как направление теоретико-правовой науки сформировалась благодаря исследованиям отечественных государствоведов и правоведов, таких как: Ю. И. Гревцов, О. С. Иоффе, С. Ф. Кечекьян, Н. М. Коркунов, Я. М. Магазинер, С. А. Му­ромцев, В. С. Основин, А. К. Стальгевич, Ю. Г. Ткаченко, Ю. К. Толстой, Р. О. Халфина, Л. С. Явич и др.

При исследовании пределов полномочий Российской Федерации как субъекта правоотношений, возникающих в различных сферах правового регулирования, основное место занимают труды таких ученых, как: С. А. Авакьян, М. В. Баглай, Н. А. Богданова, Е. И. Козлова, О. Е. Кутафин, Б. В. Здравомыслов, А. В. Наумов, А. А. Абрамова, Н. К. Гусов, А. М. Лушников, М. В. Лушникова, В. Н. Толкунова, А. Г. Калпин, А. И. Мас­ляев, О. Н. Садиков, А. П. Сергеев, Ю. К. Толстой, Л. А. Чеговадзе, Д. Н. Бахрах, Д. М. Овсянко, А. А. Попов, О. Н. Горбунова, Е. Ю. Грачева, Н. И. Химичева и др. В процессе рассмотрения вопросов международной правоспособности Российского государства в работе использовались труды И. Н. Арцибасова, К. А. Бекяшева, П. Н. Бирюкова, Г. И. Тункина и др.

Анализ научной литературы показал, что в последнее время в российской правовой системе наблюдается тенденция к созданию интегральной системы права, представляющей собой соединение различных школ права и построение на их базе обобщающей теории права.

Объектом исследования выступают правовые концепции, характеризующие роль и место государства в системе правоотношений, сущность и пределы правоспособности Российской Федерации как субъекта правоотношений.

Предметом исследования является правосубъектность Российской Федерации как субъекта правоотношения в современном обществе.

Цель исследования состоит в выявлении основных особенностей Российской Федерации как субъекта правоотношения и определении ее правосубъектности в рамках различных отраслей права на современном этапе развития общества.

Цель и предмет диссертационного исследования определили необходимость постановки и решения следующих задач:

– теоретически обобщить основные подходы к исследованию проблематики правоотношения;

– проанализировать специфические особенности участия государства в частноправовых и публично-правовых отношениях;

– выявить специфические черты внутригосударственной и внешней (международной) публичной правоспособности государства;

– выявить специфику государства как субъекта права собственности;

– определить специфические особенности взаимодействия государства и личности, человека, гражданина;

– проанализировать основные особенности Российской Федерации как субъекта правоотношения в рамках различных отраслей права на современном этапе развития общества.

Методологическую основу исследования составили следующие методы, присущие теории и истории права и государства, истории учений о праве и государстве: общенаучные, частнонаучные и специальные методы научного познания объективной действительности, в том числе диалектико-материалистический, анализа и синтеза, системно-структурный, сравнительно-правовой, формально-юридический, правового прогнозирования и др.

Теоретическую основу диссертационного исследования составили труды российских и зарубежных ученых. При исследовании правоотношений с участием государства были использованы работы как по общей теории государства и права, так и по различным отраслям права России (конституционного, гражданского, уголовного, трудового, административного и т. д.). Общеметодологическое и теоретическое значение для настоящего исследования имеют фундаментальные труды отечественных правоведов: С. С. Алексеева, Н. В. Бутусовой, В. Н. Карташова, М. Н. Марченко, Н. И. Матузова, Б. Л. На­зарова, Е. Б. Пашуканиса, Л. И. Петражицкого, А. А. Пионтковского, Ю. А. Ти­хомирова, В. Е. Чиркина, Б. Н. Щетинина, Н. В. Щербаковой и др.

Эмпирическую основу исследования составили различные международные правовые акты, конституции зарубежных государств, Конституция РФ, кодифицированные правовые акты, действующие в различных сферах правового регулирования (ГК РФ, УК РФ, ТК РФ, КоАП РФ, НК РФ и др.), федеральные конституционные законы, федеральные законы, подзаконные нормативные правовые акты, международные акты, постановления и определения Конституционного суда РФ, постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного суда РФ, результаты деятельности нижестоящих судов, отражающие практику участия государства как субъекта правоотношения в гражданских, уголовных правоотношениях.

Научная новизна исследования. В работе проанализированы специфические особенности участия государства как субъекта правоотношений в частноправовых и публично-правовых отношениях, дано авторское обоснование специфики государства как субъекта права собственности, выявлены специфические особенности взаимодействия государства как субъекта правоотношений и личности. Кроме того, диссертантом исследовано государство, наделенное специфическими функциями и возможностями, с учетом динамики развития современных отраслей права.

Научная новизна диссертационного исследования нашла свое отражение в положениях, выносимых на защиту.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Уточненное понятие правоотношения: охраняемый государством специфический вид общественных отношений, возникающий вследствие взаимодействия норм права с реальными общественными отношениями, носящий индивидуально-волевой характер, порождающий юридическую связь социального порядка для управомоченных и обязанных субъектов права.

2. Государство – это уникальный, динамично развивающийся институт, опосредующий огромное число взаимосвязей между всеми участниками общественных отношений, сущность и признаки которого сложно зафиксировать в общепринятой дефиниции.

При рассмотрении различных моментов государственных правоотношений из поля зрения фактически выпадают такие его характеристики, как территория и население, а основная роль отводится только одному важнейшему элементу государства как социального феномена – публичной власти.

Своеобразная роль государства проявляется в формировании как собственного статуса, так и правового статуса всех прочих участников правоотношений. Правовой статус является инструментом не самого субъекта (личности, человека, физического и юридического лица), а государства, которое с его помощью задает тому или иному лицу определенную правовую позицию. С учетом многообразия общественных отношений, в которых участвует государство, его правовой статус включает в себя конституционно-правовой, гражданско-правовой, административно-правовой, уголовно-правовой и иные аспекты, которые находятся в системном единстве и могут быть условно выделены, обособлены. Именно на этом основании правовой статус государства необходимо рассматривать по отношению к различным отраслям права.

3. Авторское обоснование специфики внутригосударственной и внешней (международной) публичной правоспособности государства: это всегда объект политической системы общества; правосубъектность возникает в силу факта существования государства; пределы правоспособности государства в определенных правоотношениях определяются совокупностью прав и обязанностей, закрепленных за конкретным государственным органом, и ограничены специфическими целями и задачами, которые стоят перед Российской Федерацией; возможность выступать в публично-правовых отношениях в качестве суверенного государства; в рамках международного права правосубъектность государства носит объективный характер, т. е. не зависит от чьей-либо воли.

4. Специфика государства как субъекта права собственности, проявляющейся в сочетании государственной власти с правомочиями собственника. Непосредственное выражение государственной воли в имущественных отношениях осуществляется финансовыми органами, ведающими выполнением государственного бюджета. Особый статус государства как субъекта права оправдывает установление для него некоторых специальных льготных условий в системе отношений собственности.

Использование государством собственнических правомочий тесно переплетается с государственным управлением, поскольку от имени государства в гражданско-правовых отношениях выступают органы государственной власти в рамках их компетенции.

5. Теоретическое обоснование специфических особенностей взаимодействия государства как субъекта правоотношений и личности: государство может вступать в данные правоотношения как единое целое, так и посредством своих государственных органов; компетенция государства во взаимоотношениях с личностью устанавливается им самим; государство, наделяя граждан правами и обязанностями, может применить принуждение в случае нарушения законов; государство является гарантом прав и свобод граждан; должно поощрять гражданскую активность индивидов; обеспечивать нормальное развитие и реализацию творческого потенциала личности; государство должно быть участником отношений, а не посредником между человеком и обществом. В свою очередь, личность вступает в правоотношения с государством как член общества; является выразителем суверенитета и единственным источником власти; в равной степени обеспечивается защитой государства, вне зависимости от возраста, гражданства, психического, имущественного состояния и т. п. Необходимо понимать, что государство осуществляет обеспечение и защиту прав и свобод граждан посредством норм права, которые отражают правила целесообразного поведения субъектов.

6. Обоснование положений об особенностях Российской Федерации как субъекта правоотношения в рамках различных отраслей права на современном этапе развития общества.

Особенность международной правосубъектности Российской Федерации проявляется в том, что Российское государство само устанавливает нормы своего поведения и обеспечивает их реализацию; его правоспособность независима от чьей-либо воли и носит объективный характер; Российская Федерация является носителем международно-правовых прав и обязанностей; составные части Российской Федерации (субъекты) не обладают международной правосубъектностью, за ними признается право выступать в международных отношениях лишь в рамках, установленных федеральным законодательством.

Специфика Российской Федерации как субъекта конституционно-правовых отношений состоит в том, что только в рамках конституционного права в правоотношения между собой могут вступать две самостоятельные социальные силы: народ как социальная общность и государство как территориально-правовое образование. При этом Российская Федерация является не только полноправным участником конституционно-правовых отношений, определяет (прежде всего посредством своих законодательных органов) конституционно-правовой статус основных субъектов этих отношений, но и обеспечивает реализацию этого статуса (при помощи органов исполнительной власти), предупреждает или устраняет нарушения законных прав и интересов участников правоотношений (посредством судебных и иных органов).

На основе синтеза научных точек зрения выделены особенности гражданской правоспособности Российского государства: она является специальной, исходящей из целей, для которых оно существует, а именно решение проблем общества в целом; некоторые элементы гражданской правоспособности могут принадлежать только государству; отдельные элементы гражданской правоспособности, напротив, не могут принадлежать; только Российская Федерация может изменять соотношение между способностью иметь гражданские права и способностью нести обязанности; границами гражданской правоспособности России служат ее функции, т. е. основные комплексные направления деятельности государства, выражающие сущность государства и его социальное назначение в обществе.

В сфере уголовно-правового регулирования государство выступает как носитель публичной власти и субъект права, наделенный суверенным правомочием устанавливать права и обязанности всех прочих субъектов права, а также контролировать их соблюдение и карать за нарушение.

В уголовные правоотношения, возникающие между государством и личностью, помимо правоотношений, возникающих в связи с совершением преступления, входят правоотношения по предупреждению преступлений.





Специфическим признаком участия государства в административных правоотношениях является то обстоятельство, что основные их участники – государственные органы и индивидуальные субъекты права (например, граждане Российской Федерации, иностранные граждане и граждане без гражданства). При таком подходе государство, а также субъекты Федерации, государственные и негосударственные организации могут рассматриваться лишь в качестве субъектов административного права (но не правоотношений). В этой роли все они являются носителями административной правоспособности, однако непосредственно в конкретных административно-правовых отношениях они не участвуют.

Особенность государства как субъекта трудовых правоотношений состоит в том, что государство является субъектом если не конкретных правоотношений, то трудового права, прежде всего потому, что в силу своих властных полномочий устанавливает основы прав и обязанностей реальных субъектов трудовых правоотношений.

Теоретическая и практическая значимость диссертации обусловлена содержащимися в ней теоретическими обобщениями и выводами, имеющими определенное значение для теории права и государства, пополняющими понятийно-категориальный аппарат теории правоотношения. Основные выводы об особенностях положения государства как субъекта правоотношения позволяют определить пределы правоспособности Российского государства в рамках частного и публичного права, формы его непосредственного и опосредованного участия в правоотношениях, выявить особенности правоотношений, возникающих между государством и личностью, раскрыть специфику участия государства как субъекта правоотношений в рамках различных отраслей системы права Российской Федерации на современном этапе развития.

Содержащиеся в работе теоретические обобщения и характеристики могут быть использованы в системе юридического образования, в частности в преподавании и учебно-методическом обеспечении учебных дисциплин: «Теория государства и права», «Конституционное (государственное) право России», «Гражданское право», «Уголовное право», «Административное право» и др.

Сформулированные положения могут быть использованы в деятельности законодательных органов власти, конституционных (уставных) и арбитражных судов, в том числе в законодательной практике при совершенствовании отечественного, зарубежного и международного права, закрепляющего формы участия и пределы правоспособности государства как субъекта различных правоотношений. Отдельные положения и рекомендации будут способствовать повышению уровня правосознания и правовой культуры граждан и должностных лиц, вступающих в правоотношения с государством.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования: неоднократно обсуждались на заседаниях кафедры теории и истории государства и права Ярославского государственного университета им. П. Г. Демидова; докладывались на Всероссийской научно-методической конференции «Экономическое образование в регионах России: опыт, проблемы, перспективы» (г. Ярославль, 3–4 апреля 2003 г.), Всероссийской научной конференции, посвященной 200-летию Ярославского государственного университета им. П. Г. Демидова (г. Ярославль, 30–31 октября 2003 г.), III Всероссийской научно-технической конференции «Вузовская наука – региону» (г. Вологда, 25 февраля 2005 г.), Всероссийской научной конференции студентов и аспирантов «Молодые исследователи – регионам» (г. Вологда, 21–22 апреля 2005 г.), ежегодных научных конференциях аспирантов, соискателей и молодых ученых юридического факультета Ярославского государственного университета (г. Ярославль, 2003–2005 гг.); отражены в опубликованных работах автора.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, включающих одиннадцать параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, степень научной разработанности избранной темы, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, характеризуются методологическая и эмпирическая основы, формулируются основные положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава «Государство как субъект правоотношений: вопросы теории» состоит из пяти параграфов.

В первом параграфе «Основные подходы к исследованию правоотношений в современной юридической науке» автором было проанализировано состояние исследованности категории «правоотношение» в отечественной юридической науке. Диссертант отмечает, что правоотношению присущи многие общие черты, характерные для различных общественных отношений, а также некоторые специфические свойства, отражающие его особую природу.

Во-первых, правоотношение является результатом взаимодействия норм права с реальными (фактическими) общественными отношениями.

Немаловажное значение на формирование данного положения оказала социологическая школа права, представители которой (Е. Эрлих, С. А. Муромцев, Л. И. Петражицкий и др.) рассматривали право не как систему абстрактных норм, а как живой порядок, совокупность конкретных правоотношений. Именно фактические отношения во всех сферах общественной жизни обусловливают правовые нормы.

Признавая методологическую ценность основных позиций советского периода теории правоотношений, автор отмечает, что взаимосвязь норм права и правоотношений обусловливает реальную жизнь права как регулятора общественных отношений. В состоянии правового отношения имеется и фактическое поведение субъектов, и их правовые обязанности. Права и обязанности образуют форму правового отношения – фактическое поведение субъектов, его содержание. Специфическое содержание правоотношения как одного из видов общественных взаимоотношений состоит в том, что его участники обладают взаимными правами и обязанностями, а также действуют определенным образом, осуществляя свои права и обязанности.

Во-вторых, правоотношение – это особый вид общественных отношений, специфика которого состоит в том, что его участники обладают взаимными правами и обязанностями, а также действуют определенным образом, реализуя свои права и обязанности. Однако при таком восприятии содержания правоотношения возникает логическое затруднение, связанное с отделением правового отношения от других видов общественных отношений. Как уже было сказано выше, правовое отношение выступает в качестве юридической формы фактического общественного отношения.

В-третьих, правоотношение гарантируется принудительной силой государства. Каждое юридическое субъективное право связано с притязанием, т. е. возможностью обратиться в суд или иной государственный орган за защитой своего права, если имеет место его нарушение, неисполнение законного требования и т. п. Право на обращение за защитой в суд является одним из важнейших принципов демократического общества и государства.

В-четвертых, правоотношение всегда носит индивидуально-волевой характер. В юридической литературе советского периода, как правило, утверждалось, что сущность складывающихся правовых отношений мало зависит от воли и сознания людей. Подтверждением тому служат типы сложившихся в различные периоды цивилизации правовых отношений, которые, несомненно, зависели от реального уровня развития производственных и обменных отношений.

Современная отечественная юридическая наука отмечает, что правоотношению, как и другим видам общественных отношений, присущи свои особенности и специфические формы взаимосвязей между их участниками (субъектами). Характерной особенностью правоотношений является то, что они всегда осознаны их участниками и созданы по их воле, т. е. это индивидуально-волевые отношения. Подобные отношения возникают, например, в сфере экономики (в процессе реализации товара, инвестирования) и социальных отношений (в процессе выдачи пособий, оплаты труда), в области культуры (при получении образования, в театральной деятельности). Все эти действия и взаимосвязи регулируются правом, приобретая форму правоотношений.

В-пятых, правоотношение является самостоятельным социальным явлением, обладающим собственной формой и содержанием. Данное положение обусловливается тем, что правоотношение представляет собой особый вид общественных отношений, характеризуемый наличием социальной связи между управомоченными и обязанными субъектами, урегулированной нормами права.

В-шестых, правоотношение носит коммуникативный характер, являясь юридической связью между людьми, социальными группами, организациями. Современная наука признает, что правовые отношения являются одним из видов общественных (социальных) отношений. Они опосредуют собой лишь одну из сторон общественной жизни, т. е. отношений, возникающих между людьми в процессе общения. Наряду с правоотношениями современная наука об обществе различает экономические, политические, нравственные, брачно-семейные, трудовые, экологические и другие отношения. Однако сущность любого правоотношения выражается в том, что это юридическая связь прежде всего между людьми, их коллективами и организациями, специфическая форма социально-правовой коммуникации (взаимодействия) управомоченных и обязанных субъектов права (В. Н. Карташов).

В-седьмых, любое правоотношение содержит в себе юридические права и обязанности. Для наиболее точного определения сущности, содержания и структуры правоотношения как общественного явления традиционно различают юридическое право в объективном смысле и субъективные права. Это позволяет избежать отождествления понятия права как совокупности норм, правил и правоотношений с понятием права как совокупности правомочий конкретного лица, субъекта права. Если речь идет о совокупности юридических норм, т. е. определенных правил поведения, регулирующих отношения между людьми, относящихся ко всем лицам, подчиняющимся их действию, то такая совокупность составляет право в объективном смысле. Такие нормы сами по себе не порождают прав и обязанностей конкретных лиц (организаций или государства), они лишь предназначены для регулирования тех отношений, которые могут возникнуть между сторонами в конкретных случаях. Например, наличие в ГК РФ норм о договоре поставки не означает, что участники правоотношений (в данном случае – гражданских) обязаны заключить такой договор. Однако его возможность обусловливается объективным правом и именуется юридическим фактом.

При всей важности выработки и установления юридических норм не менее важно, чтобы эти нормы действовали, находили воплощение в реальной жизни. Формой такого воплощения выступают права и обязанности реальных, индивидуально определенных участников правовых отношений. При возникновении правовых отношений юридические права и обязанности не подменяют экономическое, социальное или личностно-индивиду­альное содержание общественных отношений, а лишь оформляют строгие рамки, сроки, условия выполнения договора, семейного, административного или трудового отношения, условия реализации прав гражданина и т. п. В этом состоит значение права для охраны интересов сторон правоотношения, реальной защиты их судом или иным органом государства.

Субъективные обязанности участников правоотношений состоят в должном поведении, соответствующем субъективному праву. Это касается не только относительных, но и абсолютных правоотношений, где субъективному праву корреспондируют пассивные обязанности не нарушать права собственности, не препятствовать их осуществлению (как и осуществлению гражданами других прав).

Таким образом, правоотношение – охраняемый государством специфический вид общественных отношений, возникающий вследствие взаимодействия норм права с реальными (фактическими) общественными отношениями, носящий индивидуально-волевой характер, порождающий юридическую связь социального порядка для управомоченных и обязанных субъектов права.

Во втором параграфе «Проблемы выявления сущности, специфики правоотношений с участием государства» анализируется состояние исследованности категории «государство – субъект правоотношения» в отечественной юридической науке, рассматриваются основные научные позиции на его природу, понятие, содержание, юридический статус.

В юридической науке исторически сложилось множество подходов к изучению государства, его особенностей, сущности, правоспособности, ответственности. В качестве субъекта общественной власти выделялось само государство, а лица, осуществляющие ее, определялись как органы государственной власти (Н. И. Палиенко).

В советской юридической науке вопрос о государстве как участнике правоотношений носил неоднозначный характер. Это вполне объяснимо, поскольку государство – это уникальный, динамично развивающийся институт, опосредующий огромное число взаимосвязей между всеми участниками общественных отношений, сущность и признаки которого сложно зафиксировать в общепринятой дефиниции. Основные разногласия, существовавшие между учеными по поводу субъектов правоотношений, сводились главным образом к тому, что некоторые из них считали возможным причислять к таковым государство (С. С. Алексеев, С. Ф. Кечекьян, Я. М. Магазинер, В. С. Основин, Р. О. Халфина, Б. В. Щетинин и др.), а другие – нет (Н. Н. Полянский). Анализ научной литературы позволил диссертанту сделать вывод о том, что фактически участником таких отношений является не само государство как некое территориально-правовое образование, а его органы. Следовательно, при рассмотрении различных моментов государственных правоотношений из поля зрения фактически выпадают такие его характеристики, как территория и население, а основная роль отводится только одному важнейшему элементу государства как социального феномена – публичной власти.

Государство – это сложный, коллективный субъект права, имеющий признаки организации: оно держит в своих руках власть и аппарат управления, обладает территорией, населением и суверенитетом. При рассмотрении проблематики суверенитета диссертант изучает соотношение государственного суверенитета с национальным и народным суверенитетами.

Современная доктрина заметно расширила трактовку народного суверенитета, чему немало способствовала разработка концепции его ограниченности. Основные законы зарубежных стран также закрепляют верховенство народного суверенитета. Так, например, ст. 1 Конституции Болгарии 1991 г. закрепляет, что никакая часть народа, политическая партия или другая организация, государственное учреждение не могут присвоить себе осуществление народного суверенитета. Согласно ст. 5 Конституции Украины 1996 г. носителем суверенитета и единственным источником власти в Украине является народ. Народ осуществляет власть непосредственно и через органы государственной власти и органы местного самоуправления.

Диссертант разделяет точку зрения ученых в том, что необходимость выделения понятий народного и национального суверенитета прежде всего определяется различиями в субъектах (субъектом народного суверенитета является социально-политическая форма общности людей – народ, а носителем национального суверенитета – формы социально-этнической общности людей), спецификой политико-правового содержания и несовпадением государственно-правовых форм проявления (Ю. Г. Судницын, Ю. И. Скуратов). Автор также отмечает, что современная трактовка суверенитета и его разновидностей в свете глобализации, информатизации, интеграции претерпела определенную деформацию. Все большее распространение получает концепция ограниченности суверенитета, проявляющаяся в качестве юридического самоограничения государства, подчинения нормам международного права.

Основной функцией государства является организация народнохозяйственных и иных связей, а не участие в них в качестве равноправного субъекта. В связи с этим при рассмотрении вопросов его правоспособности основное внимание уделяется участию государства в публичных правоотношениях, где исторически сформировались две самостоятельные правовые системы – внутригосударственное (национальное) и международное право. Каждая из данных систем обладает своими специфическими субъектами правового регулирования.

Во всей совокупности правоотношений с участием государства можно выделить группу отношений, в которых государство выступает как таковое. В число таких правоотношений входят межгосударственные, некоторые имущественные отношения и др. В группе этих отношений особо выделяются такие, в которых непосредственно выражены начала государственного суверенитета: отношения государственной собственности, гражданства, уголовно-правовые охранительные отношения и др.

В основном же внутри государства в отношениях публичного характера, т. е. связанных с реализацией властных полномочий государства, последнее участвует не само по себе, а посредством своих органов. В области публичного права органы государства выступают как самостоятельные субъекты права, обладающие собственным правовым статусом. Однако сказанное не означает, что государство вообще не участвует в отношениях частного характера, например, в рамках гражданских правоотношений (как внутри государства, так и на международной арене). В этом случае оно также участвует в правоотношениях посредством своих органов.

В работе отмечается своеобразная роль государства в формировании как собственного статуса, так и правового статуса всех прочих участников правоотношений. Данное положение проявляется в том, что изменение правового статуса определенного субъекта права производится только законодательным путем. Сам субъект не может определить свой статус; он лишь действует исходя из него. Следовательно, правовой статус является инструментом не самого субъекта (личности, человека, физического лица, юридического лица), а государства, которое с его помощью задает тому или иному лицу определенную правовую позицию. С учетом многообразия общественных отношений, в которых участвует государство, его правовой статус включает в себя конституционно-правовой, гражданско-правовой, административно-правовой, уголовно-правовой и иные аспекты, которые находятся в системном единстве и могут быть условно выделены, обособлены. Именно на этом основании правовой статус государства необходимо рассматривать по отношению к различным отраслям права.

В третьем параграфе «Понятие и пределы правоспособности государства в рамках частного и публичного права» определяется специфика внутригосударственной и внешней публичной правоспособности Российской Федерации.

Во-первых, государство – это всегда субъект политической системы общества, т. е. в любой момент может проявить свои властные полномочия. Это проявляется, в частности, в том, что только государство обладает правом устанавливать и применять правила, определяющие поведение всех субъектов правоотношения, устанавливать правила и льготные для себя условия.

Во-вторых, государство само ставит себя в рамки правового регулирования, так как это обусловлено необходимостью регулирования внутригосударственных и международных общественных отношений.

В-третьих, правоспособность и дееспособность государства совпадают и возникают в силу самого факта своего существования, т. е. для признания Российского государства в качестве субъекта не требуется никаких актов, никаких фактов регистрации.

В-четвертых, пределы правоспособности государства в определенных правоотношениях определяются совокупностью прав и обязанностей, закрепленных за конкретным государственным органом. Правовой статус государственного органа определяется его компетенцией и непосредственно описан в законах. Следовательно, для определения полномочий государства в той или иной сфере правоотношений необходимо рассматривать установленные законом полномочия в данной сфере правоотношений того или иного его органа.

В-пятых, правосубъектность государства ограничена специфическими целями и задачами, которые стоят перед Российской Федерацией (например, поддержание целостности и неприкосновенности своей территории, обеспечение достойной жизни и свободного развития своих граждан, сохранение единства экономического пространства и др.), и связана с решением проблем общества в целом.

В-шестых, правовой статус Российского государства закреплен в особом учредительном документе – Конституции РФ.

В-седьмых, предусматривается возможность выступать в публично-правовых отношениях в качестве суверенного государства. Все права и обязанности государства определяются им самим в результате свободного волеизъявления государства, выраженного либо в международных соглашениях, либо в международном обычае, получившим всеобщее признание.

В-восьмых, в рамках международного права правосубъектность государства носит объективный характер, т. е. не зависит от чьей-либо воли. Государство в силу присущего ему государственного суверенитета относится к так называемым первичным субъектам международного права, ipso facto признаваемым носителями международно-правовых прав и обязанностей. Государственный суверенитет делает государство независимым от других субъектов международного права и предопределяет возможность его самостоятельного участия в международных отношениях. Поэтому в теории и практике международного общения в принципе не существует норм, наделяющих правосубъектностью первичные субъекты международного права, имеются лишь нормы, подтверждающие наличие у них правосубъектности с момента образования.

Изучив общетеоретические проблемы определения правоспособности государства, диссертант пришел к выводу о том, что наименее проработанными с нормативной точки зрения в этой сфере являются вопросы ответственности государства в рамках публичного права. Вопрос привлечения государственных органов к ответственности в рамках частного права решается проще, поскольку эти отношения подчиняются общим нормам об ответственности (за причинение вреда, нарушение договорных обязательств и т. п.), установленным ГК РФ.

Введение термина «публично-правовая ответственность государства» обусловлено необходимостью упорядочивания мер и форм ответственности. По объекту и объективной стороне публично-правовая ответственность охватывает отношения, регулируемые не только конституционным (государственным) правом, но и административным, финансовым, природно-ресурсным и иными отраслями и подотраслями права. Кроме того, в публично-правовую ответственность включаются моральные и политические меры ответственности, а субъекты ответственности несут перед ее основным источником публичной власти – гражданином, народом, населением (В. Н. Савин).

Вместе с тем вопросы ответственности в сфере публичного права остаются наименее разработанными во всей системе отечественного законодательства. На данном этапе развития российского законодательства в сферах, предусматривающих участие государственных органов, закрепленные им нормы о публичной ответственности имеют преимущественно абстрактный характер: ни основания такой ответственности, ни порядок привлечения к ней, ни возможные санкции за нарушение законодательства самим государством (т. е. его органами) в настоящее время не урегулированы правовыми нормами настолько, чтобы их можно было без осложнений применять на практике. В сложившейся ситуации разработка и принятие специального федерального закона об ответственности Российской Федерации позволили бы заполнить правовой пробел и решить многие проблемы в данной области.

В четвертом параграфе «Проблемы определения правоспособности государства как субъекта права собственности» рассматриваются вопросы участия Российского государства в имущественных отношениях, способы осуществления государством своих полномочий собственника в экономическом обороте, анализируется деятельность унитарных предприятий, рассматривается специфика права собственности, реализуемого государством в отношении недр и интеллектуального продукта.

Актуальность проблемы определения правоспособности государства как субъекта права собственности приобрела особую актуальность в последние десятилетия, в связи с утверждением в России приоритета прав частной собственности и необходимостью корректировки отношений, возникающих по поводу собственности между отдельными субъектами правоотношений и государством.

Автор отмечает, что исторически участие Российского государства в имущественных отношениях складывалось неоднозначно. Правовая доктрина царской России придерживалась континентальной теории казны. В частности, различался порядок управления казенными землями и удельными, принадлежащими царской семье. В отличие от последних казенные земли находились в руках различных юридических лиц. Причем само государство также рассматривалось как одна из разновидностей юридического лица.

Советская правовая система отрицала частное право и собственность. Государство являлось единственным полноправным собственником и соответственно единственным полноценным субъектом права. Данная позиция нашла свое отражение в работах многих советских ученых (С. И. Аскназий, А. В. Венедиктов и др.).

Преобразования конца 1980-х гг., направленные на децентрализацию экономики, отделение республик, повлияли на законодательство о государственной собственности. Появляются идеи о многоуровневом характере государственной собственности (В. П. Мозолин). Предпринимались попытки признать в качестве собственника государственного имущества государственные предприятия.

В настоящее время государственная собственность подразделяется на федеральную, т. е. собственность, принадлежащую России, и собственность, принадлежащую субъектам РФ: республикам, краям, областям, городам федерального значения, автономной области и автономным округам. В соответствии со ст. 8 Конституции РФ признаются и защищаются главным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности.

В чистом виде государство осуществляет свои полномочия собственника в экономическом обороте посредством создания государственных унитарных предприятий. Данные юридические лица в советский период развития России играли весьма важную роль, так как были единственно возможной организационно-правовой формой коммерческой деятельности. Однако в связи с кардинальными переменами, произошедшими в нашей стране, из основной организационно-правовой формы они превратились в одну из разновидностей коммерческих организаций.

В диссертации подробно рассматриваются вопросы реформирования системы государственных унитарных предприятий в целях повышения эффективности их деятельности и использования закрепленного за ними государственного имущества, выявляются недостатки и преимущества данной организационно-правовой формы.

Автор обращает внимание на то, что специфика государства проявляется в сочетании государственной власти с правомочиями собственника. Непосредственное выражение государственной воли в имущественных отношениях осуществляется финансовыми органами, ведающими выполнением государственного бюджета. Существенная особенность права собственности, реализуемого государством, состоит в том, что оно может быть рассмотрено как правовой институт смешанного – частноправового и публично-правового – характера, способный служить интересам общего блага. Диссертант анализирует случаи, когда гарантированное Конституцией РФ право собственности может быть ограничено со стороны государства, однако в основе такого ограничения всегда должен находиться не государственный, а общественный интерес.

По мнению автора, особый статус государства как субъекта права оправдывает установление для него некоторых специальных льготных условий в системе отношений собственности, в частности, режим казенного интеллектуального продукта распространяется на все случаи выполнения работы за счет государственного бюджета или иных централизованных источников, а также за счет казны. Соответственно право, пусть и производное, на использование всех таких интеллектуальных продуктов и распоряжение ими принадлежит государству как таковому. Оно не закрепляется даже ни за какой отдельной государственной организацией.

Анализируя формы осуществления государством правомочия собственника, автор отмечает, что поскольку от имени государства в гражданско-правовых отношениях выступают органы государственной власти в рамках их компетенции, использование государством собственнических правомочий тесно переплетается с государственным управлением. В частности, основными каналами реализации права государственной собственности на недра являются предоставление участков недр в пользование частным компаниям и получение государством доходов от использования недр (прежде всего от добычи полезных ископаемых) в форме специфических платежей (налогов) за пользование недрами. При таком выстраивании отношений соответственно возникает необходимость приведения в соответствие таких институтов, как право государственной собственности на недра, право недропользования и государственное управление недрами.

Исследуя мировую практику, автор выделяет две основные тенденции решения вопроса о том, кто в стране может распоряжаться недрами: либо в пользу собственника земли (так называемая система приращения), либо в пользу государства (система государственной собственности). Причем в чистом виде ни одна из этих систем в реальности практически не встречается, часто имеется множество исключений из общего правила либо используется смешанный вариант. Тем самым юридически обосновывается право государства распоряжаться стратегически важными минерально-сырьевыми ресурсами.

При определении права собственности государства на недра актуальной проблемой также является разграничение государственной собственности между Российской Федерацией и субъектами РФ, которое требует решения двух блоков вопросов: законодательного определения критериев разграничения и разработки порядка (процедуры) разграничения. Указанные вопросы, по мнению автора, должны быть регламентированы в законодательстве о недрах в отношении месторождений полезных ископаемых и участков недр, используемых для размещения объектов недвижимости.

В пятом параграфе «Правоотношения, возникающие между государством и человеком, личностью, гражданином» дается характеристика таким категориям, как «человек», «индивид», «личность» и «гражданин», выявляются правовые связи между государством и личностью, выделяются некоторые особенности правоотношений, возникающих между государством и личностью.

В течение довольно длительного времени в России отношения государства и личности складывались на основе соподчинения, когда мнение большинства было обязательно для меньшинства. Диссертант отмечает, что в последнее время наметилась тенденция закрепления в законах положений о том, что личность, человек, является главной ценностью, ради которой и функционирует государство, весь общественный организм.

В ходе исследования автором устанавливаются особенности правосубъектности государства во взаимоотношениях с личностью: а) государство может вступать в данные правоотношения как единое целое, так и посредством своих государственных органов; б) компетенция государства во взаимоотношениях с личностью устанавливается им самим; в) государство, наделяя граждан правами и обязанностями, может применить принуждение в случае нарушения законов; г) государство является гарантом прав и свобод граждан.

Далее в работе выделяются особенности правосубъектности личности в рамках взаимоотношений с Российской Федерацией: а) личность участвует в правоотношениях с государством в качестве гражданина РФ, иностранного гражданина, лица без гражданства; б) гражданин вступает в правоотношения с государством не как обособленный индивид, а как член общества, представитель определенной социальной группы; в) гражданин РФ – носитель суверенитета, единственный источник власти и непосредственный участник народовластия (ст. 3 Конституции РФ); г) для правосубъектности личности во взаимоотношениях с государством не характерна такая правовая категория, как дееспособность. То есть круг участников (граждан) не ограничен ни возрастными, ни какими-либо психическими особенностями отдельных людей. Это обусловлено тем, что Россия должна обеспечивать права и свободы всех граждан РФ, иностранных граждан, лиц без гражданства, находящихся на его территории (ст. 2, 19, 45, 55, 63 Конституции РФ).

Автор обращает внимание на то, что успешное функционирование человеческого общества возможно только при активном взаимодействии государства и личности, которые должны действовать согласованно, а не как две противостоящие стороны. Активным должно быть не только государство, но и личность, так как правовая активность служит выражением высокого уровня правосознания и правовой культуры субъектов (В. Н. Карташов). На практике правовая активность проявляется в таких действиях, поступках личности, которые основываются на интенсивной внутренней деятельности, имеют внутренний импульс или источник (Н. В. Щербакова). В свою очередь, государство обязано не только учитывать, но и различными способами поощрять активность взаимодействия с личностью.

В заключение параграфа отмечается, что государство осуществляет обеспечение и защиту прав и свобод граждан посредством норм права, которые отражают правила целесообразного поведения субъектов. Однако результаты применения норм проявляются в отношениях между людьми, в том, насколько они закрепились и были приняты сознанием конкретного индивида. По характеру существующих норм можно судить о правовом «здоровье» государства. Поэтому основная задача России на современном этапе развития, на наш взгляд, состоит в том, чтобы обеспечить полноценную самореализацию человека как личности и признать приоритетность его прав и свобод.

Вторая глава «Особенности участия государства в правоотношениях, регулируемых нормами различных отраслей права России» состоит из шести параграфов.

В первом параграфе «Российская Федерация как субъект международно-правовых отношений» анализируется неоднозначность трактовки понятия международного права, определяются основные субъекты международных правоотношений, выделяются основные свойства, а также качественные характеристики Российской Федерации как субъекта международных правоотношений.

Диссертант исследует основные позиции ряда ученых-теоретиков международного права относительно понятия, содержания и общих критериев международной правосубъектности (И. Н. Арцибасов, С. В. Поленина, С. В. Черниченко, Н. В. Щербакова и др.). Разделяя мнение указанных авторов, диссертант выделяет особенности международной правосубъектности Российской Федерации.

Во-первых, Российская Федерация сама устанавливает нормы своего поведения и обеспечивает их выполнение. Международное право – это особая правовая система, ее специфика в конечном итоге предопределяет и существенные признаки субъектов международного права. Иначе говоря, если круг субъектов национального права определяется законодательными актами, издаваемыми органами государственной власти России, то в международном праве нет органа, который определял бы круг его субъектов и которому соответственно они бы подчинялись. В теории и практике международного общения в принципе не существует норм, наделяющих правосубъектностью первичные субъекты международного права; имеются лишь нормы, подтверждающие наличие у них правосубъектности с момента образования.

Во-вторых, правоспособность Российской Федерации независима от чьей-либо воли и носит объективный характер. Государство в силу присущего ему государственного суверенитета относится к так называемым первичным субъектам международного права, ipso facto признаваемым носителями международно-правовых прав и обязанностей. Государственный суверенитет делает государство независимым от других субъектов международного права, именно это предопределяет возможность его самостоятельного участия в международных правоотношениях.

В-третьих, Российская Федерация является носителем международно-правовых прав и обязанностей (право на самоопределение, неприкосновенность своей территории, мир; обязанность государства проявлять терпимость в отношении других субъектов международного права, обязанность воздерживаться от захватов чужих территорий и др.)

В-четвертых, составные части Российской Федерации (субъекты) не обладают международной правосубъектностью, за ними признается право выступать в международных отношениях лишь в рамках, установленных федеральным законодательством. Автор отмечает, что конституционная модель российского нормативного федерализма отрицает возможность делегирования суверенитета снизу вверх путем договора, поскольку все основные вопросы государственной власти определены конституционно и соответственно приобретают общезначимый характер. По мнению диссертанта, приобретение государственного суверенитета субъектом Федерации будет означать переход от федеративных отношений к конфедеративным, жизнеспособность которых, как показал исторический опыт, является весьма сомнительной.

Во втором параграфе «Российская Федерация как суб ъект конституционно-правовых отношений» определяется специфика Российской Федерации как субъекта конституционно-правовых отношений, которая заключается в том, что Россия не только является важнейшим участником правовых отношений, определяет конституционно-правовой статус основных субъектов этих отношений, но и обеспечивает реализацию этого статуса (посредством органов исполнительной власти), предупреждает или устраняет нарушения законных прав и интересов участников правоотношений (посредством прежде всего судебных и иных органов).

Диссертант разделяет мнение ученых (Н. В. Бутусова, В. С. Основин), характеризующих конституционно-правовую правосубъектность государства как определенное юридическое качество или свойство, свидетельствующее о наличии у данного субъекта права способности быть участником отношений соответствующей отраслевой принадлежности. Более того, анализируя правоспособность государственных учреждений в рамках конституционно-правовых отношений, автор отмечает, что их статус как юридических лиц, урегулированный нормами конституционного (публичного) права, отличается от статуса юридических лиц, создаваемых на основе норм гражданского права. Первые могут обладать свойствами и полномочиями, которые не существуют у юридических лиц, действующих в сфере частного права. Отличие юридических лиц, образуемых и функционирующих на основе конституционного права, заключается в том, что они в той или иной степени могут принимать участие в осуществлении публично-властных полномочий. Это юридические лица, которым может быть доверено осуществление некоторых функций публичной власти, а также юридические лица, которые в силу своего статуса призваны участвовать в формировании институтов публичной власти и в ее осуществлении. Детально порядок образования и функционирования юридических лиц публично-правового характера регулируется нормами публичного, причем преимущественно не конституционного, а административного права.

В третьем параграфе «Российская Федерация в системе граж данско-правовых отношений» рассматривается специфика участия государства в гражданских правоотношениях, выявляются особенности его гражданской правосубъектности.

В современной юридической науке признается, что Российская Федерация, входящая в категорию публично-правовых образований, является самостоятельным собственником своего имущества и участвует в гражданских правоотношениях наравне с другими субъектами гражданского права. На наш взгляд, положение о равенстве государства с иными участниками имущественных отношений носит несколько декларативный характер, так как само положение государства откладывает несомненный отпечаток на правовой режим его участия в гражданском обороте. Природа государства такова, что в любой ситуации оно прямо или косвенно пытается закрепить за собой различные привилегии и преимущества, пренебрегая частноправовым характером регулируемых отношений, оно оставляет за собой возможность устанавливать для себя особые правила и применять их на практике так, как ему это выгодно. Тем не менее к гражданско-правовому статусу государства применяются нормы, определяющие участие в гражданском обороте юридических лиц, если иное прямо не вытекает из закона или особенностей данного субъекта. Участие государства в гражданских правоотношениях наравне с другими субъектами является одним из основополагающих частноправовых принципов, определяющих гражданско-правовой статус государства.

Анализ научных взглядов на проблематику участия государства в гражданских правоотношениях позволил выделить следующие особенности: а) государство само определяет собственную гражданскую правосубъектность, ее содержание и пределы (А. С. Левчук); б) государство участвует в гражданском обороте не в своих частных интересах, а для наиболее эффективного отправления публичной власти в целях, провозглашенных его основным законом (П. П. Виткявичус); в) государство само принимает законы, которыми должны руководствоваться все остальные субъекты гражданского права (Ю. К. Толстой); г) государство пользуется иммунитетом во внешнеэкономической деятельности, т. е. неподсудностью в отношениях с иностранными субъектами права (М. И. Брагинский). Таким образом, по мнению автора, государство отличается от других субъектов гражданского права прежде всего тем, что обладает властными полномочиями.

На основе синтеза научных точек зрения автор уточняет особенности гражданской правоспособности Российского государства, выделяя следующие:

1) правоспособность государства является специальной, исходящей из целей, для которых оно существует, а именно решение проблем общества в целом;

2) некоторые элементы гражданской правоспособности (например, государственная монополия на определенные виды деятельности и др.) могут принадлежать только государству;

3) отдельные элементы гражданской правоспособности, напротив, не могут принадлежать государству (например, заключение договора коммерческой концессии, выдача банковской гарантии и др.);

4) только Российская Федерация может изменять соотношение между способностью иметь гражданские права и способностью нести обязанности (например при эмиссии государственных займов);

5) границами гражданской правоспособности России служат ее функции, т. е. основные комплексные направления деятельности государства, выражающие сущность государства и его социальное назначение в обществе.

Автор отмечает, что на сегодняшний день довольно остро стоит проблема определения субъекта имущественной ответственности. Необходимо различать случаи, когда государственный орган действует от своего имени, а когда от имени государства. Такое разграничение имеет принципиальное значение, так как от решения данного вопроса зависит определение субъектного состава соответствующего правоотношения (является ли его стороной государство в целом либо только созданное им юридическое лицо).

Выделяются два вида имущественной ответственности государства: договорная и внедоговорная. Диссертант отмечает, что одним из наиболее сложных вопросов является определение надлежащего ответчика применительно к случаям участия государства в договорных отношениях. Цивилисты неоднократно пытались предложить свой вариант выхода из создавшейся ситуации, начиная от образования органа, который во всех случаях выступает от имени государства (О. Усков), и заканчивая законодательным закреплением возможности предъявления исков непосредственно к публично-правовым образованиям с обязанностью суда определять органы, которые будут действовать от их имени (О. Н. Алдошин). По мнению диссертанта, обе позиции не решат указанной проблемы, а только породят излишнюю путаницу, бюрократию и дублирование функций существующих государственных органов. Необходимо на законодательном уровне регламентировать, какие органы выступают от имени государства по искам о неисполнении или ненадлежащем исполнении государством своих договорных обязательств.

Внедоговорная ответственность государства выражается в принципе, закрепленном в ст. 53 Конституции РФ и предполагающим, что вред, причиненный лицу в результате незаконных действий (бездействий) государственных органов, в том числе издания акта, несоответствующего законодательству, подлежит возмещению из соответствующей казны. Автор отмечает, что наиболее острой в данной области является проблема возмещения вреда, причиненного военными действиями. Анализ научных взглядов показал, что среди правоведов нет единого мнения относительно природы такого вреда и условий его возмещения. В настоящее время вред, причиненный военными действиями, нередко возмещается не на основании норм гражданского права, а в рамках конституционно-правовых отношений, на основании ст. 2 Конституции РФ. Так, в ряде случаев без всяких исков возмещается в первоочередном порядке имущественный вред гражданам Чечни, нанесенный им военными действиями федеральных войск и массовыми нарушениями прав человека.

В четвертом параграфе «Роль и функции государства как субъекта уголовных правоотношений» уточняется содержание уголовно-правовых отношений, выявляются особенности участия государства в системе уголовно-правовых отношений.

Автор отмечает, что при определении особенностей участия государства в системе уголовно-правовых отношений проблемы начинаются практически с попытки описания самих уголовных правоотношений, поскольку различные юристы определяют их по-разному. В большинстве случаев признается, что рассматриваемые правоотношения возникают в связи с совершением преступления (общественно опасного деяния, предусмотренного УК РФ) между гражданами и государством в лице правоприменительных органов (Е. В. Благов, Л. А. Кругликов, П. Н. Панченко, А. А. Пионтковский). По мнению диссертанта, необходимо также включить в отношения, регулируемые уголовным правом, отношения, возникающие между государством и личностью по предупреждению преступлений. Фактически полномочия государства в сфере уголовных правоотношений охарактеризованы в ст. 2 УК РФ, в которой определяются задачи уголовного права России: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений. Таким образом, деятельность государства осуществляется по двум основным направлениям: предупреждение преступлений и применение мер воздействия к лицам, совершившим общественно опасное деяние.

Диссертант обращает внимание, что перечень прав Российской Федерации носит более широкий характер, нежели комплекс прав преступника. Это вполне объясняется спецификой уголовно-правового отношения, где государство применяет картельный метод регулирования. Вместе с тем права и обязанности субъектов уголовного правоотношения (государства и преступника) находятся в его содержании. Особенностью уголовного правоотношения также выступает то, что оно всегда является отношением между конкретными лицами.

Анализируя многообразие точек зрения на данную проблематику, автор отмечает, что ряд современных исследователей вообще исключают государство из определения уголовного правоотношения (С. В. Бажанов, Г. О. Петрова). Принимая во внимание ценность данного подхода, диссертант подчеркивает, что государство не может быть устранено из рассматриваемой сферы отношений полностью, поскольку именно оно устанавливает пределы и основания действия уголовного закона.

Таким образом, в сфере уголовно-правового регулирования государство выступает прежде всего как носитель публичной власти и субъект права, наделенный суверенным правомочием устанавливать права и обязанности всех прочих субъектов права, а также контролировать их соблюдение и карать за нарушение.

В пятом параграфе «Российская Федерация как субъект административно-правовых отношений» определяется понятие административных правоотношений, выявляются специфические признаки участия государства в административных правоотношениях, конкретизируется административная право- и дееспособность государства.

Рассматривая особенности участия государства в административно-правовых отношениях, диссертант подчеркивает, что они имеют много общего со спецификой государства как субъекта рассмотренных выше уголовно-правовых отношений. Различие состоит лишь в том, что в рамках административного права государство определяет деяния, признаваемые проступками (а не преступлениями), и устанавливает за их совершение административные взыскания (а не уголовные наказания).

В качестве специфического признака участия государства в административных правоотношениях автор называет то обстоятельство, что основными их участниками являются государственные органы и индивидуальные субъекты права (например, граждане Российской Федерации, иностранные граждане и граждане без гражданства). Государство, субъекты Федерации, государственные и негосударственные организации при таком подходе могут рассматриваться лишь в качестве субъектов административного права (но не правоотношений). В этой роли все они являются носителями административной правоспособности, однако непосредственно в конкретных административно-правовых отношениях они не участвуют.

Диссертант отмечает, что при определении административно-правового статуса большинство ученых-административистов уделяют внимание лишь особенностям административно-правового статуса личности в рамках административного права (Д. Н. Бахрах). На практике проведение четких границ между административной право- и дееспособностью (как неотъемлемым свойством субъекта правоотношений) возможно далеко не всегда, например, правоспособность и дееспособность органов исполнительной власти наступают одновременно, т. е. с момента их образования и юридического закрепления их компетенции. Следовательно, с точки зрения теории административного права административная дееспособность государства (т. е. его способность участвовать в административных правоотношениях) приходится на долю представляющих его органов исполнительной власти или управления (в отличие от граждан, сочетающих в себе оба эти юридические качества).

Правоспособность государства в сфере административно-правовых отношений реализуется посредством деятельности государственной администрации: а) властная деятельность аппарата управления, исполнительно-распорядительных органов; б) внутриорганизационная деятельность руководителей иных государственных и муниципальных органов (премьер-министра, прокуроров, председателя суда); в) деятельность судей при рассмотрении ими мелких дел (о мелком хулиганстве, неповиновении и т. п.), предполагающих реализацию не судебной, а административной власти; г) деятельность иных формирований, осуществляющих административный контроль и надзор на основании предоставленных им государством полномочий.

В шестом параграфе «Российская Федерация как су бъект трудовых правоотношений» анализируются изменения в законодательстве относительно трудовых правоотношений на современном этапе, определяется специфика участия государства в трудовых правоотношениях.

Рассматривая особенности участия государства в трудовых правоотношениях, диссертант отмечает, что в отечественной и современной юридической литературе оно в качестве субъекта трудовых правоотношений, как правило, не фигурирует. Лишь иногда прослеживаются ссылки на косвенное участие государства в трудовых правоотношениях (А. А. Абрамова, Н. Г. Александров). Тем не менее, по мнению автора, отсутствие Российской Федерации в составе субъектов трудовых правоотношений означает лишь то, что государство может участвовать в них посредством своих органов.

Автор также отмечает, что государство в лице своих органов (министерств, ведомств, служб и т. п.) может выступать в качестве непосредственного работодателя, если речь идет о поступлении гражданина на государственную гражданскую, правоохранительную или военную службу. Тем самым на Российскую Федерацию как на работодателя (а не только на конкретный государственный орган) возлагаются все обязательства по обеспечению условий контракта, государственных гарантий социального и пенсионного обеспечения служащего и т. п., определенные ТК РФ и иными нормативными правовыми актами, устанавливающими порядок прохождения данного конкретного вида государственной службы.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы, отражающие теоретическую и практическую ценность исследования.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ

  1. Пинаева, О. В. (Криничева О. В.) Российская Федерация как субъект конституционно-правовых отношений / О. В. Пинаева // Вестн. Помор. ун-та. Серия «Гуманитарные и социальные науки». – 2006. – № 7. –
    С. 192–195. – 0,5 п. л.
  2. Пинаева, О. В. Основные подходы к исследованию правоотношений в современной юридической науке / О. В. Пинаева // Вестн. Помор. ун-та. Серия «Гуманитарные и социальные науки». – 2008. – № 10. – С. 122–126. – 0,6 п. л.

Иные публикации

  1. Пинаева, О. В. (Криничева О. В.) Правоотношения, возникающие между государством и личностью / О. В. Пинаева // Проблемы теории современного российского права : сб. науч. тр. – М. ; Ярославль : Изд-во Александра Рутмана, 2005. – С. 281–295. – 0,9 п. л.
  2. Пинаева, О. В. (Криничева О. В.) Социальная эффективность права / О. В. Пинаева // Проблемы теории современного российского права : сб. науч. тр. Серия «Право» / под ред. проф. Н. В. Щербаковой. – М. ; Ярославль : РЕМДЕР, 2007. – Вып. IV. – С. 210–214. – 0,3 п. л.
  3. Пинаева, О. В. (Криничева О. В.) Полномочия государства – собственника унитарного предприятия: современные реалии / О. В. Пинаева, К. Б. Густов // Проблемы теории современного российского права : сб. науч. тр. Серия «Право» / под ред. проф. Н. В. Щербаковой. – М. ; Ярославль : РЕМДЕР, 2007. – Вып. IV. – С. 190–194. – 0,3/0,21 п. л.

Общий объем опубликованных работ составляет 2,51 п. л.

ПИНАЕВА Оксана Валерьевна

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ
КАК СУБЪЕКТ ПРАВООТНОШЕНИЯ
В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

Подписано в печать 27.08.08. Формат 60х84 1/16. Усл. печ. л. 1,63. Тираж 100 экз.

Редакционно-издательский отдел научного центра
федерального государственного образовательного учреждения
высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт
Федеральной службы исполнения наказаний».

600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е.

E-mail: rio@vui.vladinfo.ru.


[1] См.: Рос. газ. 2007. 27 апр.



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.