WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Ответственность за преступления, совершенные в соучастии: теоретические и прикладные аспекты

На правах рукописи

Димченко Наталия Вячеславовна

Ответственность за преступления, совершенные

в соучастии: теоретические и прикладные аспекты

Специальность 12.00.08 - Уголовное право и криминология; уголовно-

исполнительное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва - 2006

Работа выполнена на кафедре уголовного права

Российской академии правосудия

Научный руководитель: заведующий кафедрой уголовного права Российской академии правосудия, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ, Бриллиантов Александр Владимирович
Официальные оппоненты: доктор юридических наук, доцент Устинова Тамара Дмитриевна кандидат юридических наук Четвертакова Елизавета Юрьевна

Ведущая организация – Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации

Защита состоится 13 октября 2006 года в 14 часов на заседании диссертационного совета в Российской академии правосудия по адресу: 117418, Москва, ул. Новочеремушкинская д. 69 А

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Российской академии правосудия по адресу: 117418, г. Москва ул. Новочеремушкинская д. 69 А.

Автореферат разослан «___»______________2006 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор юридических наук, профессор Сафонов В.Е.

Актуальность темы исследования.

Интенсивный рост преступности в России за последнее десятилетие, и ее качественные изменения, заключающиеся в самоорганизации и структуризации криминальных элементов, обусловили признание ее одним из основных факторов, создающих угрозу национальной безопасности страны. Организованная преступность характеризуется на современном этапе глобальной консолидацией криминальных объединений с тенденцией транснациональной деятельности, и представляет собой, по сути, крайнее выражение таких предшествующих ей явлений как совершение преступлений в различных формах совместности.

Современное состояние преступности характеризуется ростом и повышением степени общественной опасности групповой и особенно организованной преступности. Те реальные угрозы, которые она создает для национальной безопасности страны, требуют обсуждения и решения проблемы построения научно обоснованной, внутренне согласованной системы норм института соучастия в преступлении и ответственности соучастников. Подход к решению вопросов об ответственности соучастников должен соответствовать назревшим потребностям общества по укреплению правопорядка и борьбы с преступностью, усилению противодействия преступности. Неполнота уголовного закона, различная оценка общественной опасности однотипных процессов, игнорирование ряда опасных видов криминальной активности существенно снижают эффективность борьбы с групповой преступностью, одним из самых опасных ее видов.

Следует отметить, что в настоящее время наблюдается устойчивая тенденция высокого уровня групповой преступности не только в России, но и во всем мире. Судебная практика показывает, что в соучастии совершается значительное количество преступлений, причем наиболее тяжких и опасных.

Так, согласно статистической отчетности Сокольского районного суда Вологодской области в 2002 году было осуждено 512 лиц, из них совершивших преступление в группе - 245, в том числе 85 – несовершеннолетних. В 2003 года осуждено 446 лиц (уменьшение числа рассмотренных дел и соответственно количества осужденных произошло в связи с введением института мировых судей), из них совершивших преступление в группе - 237, в том числе 92 – несовершеннолетних. В 2004 году осуждено – 464 лица, из них совершили преступление в группе – 214, в том числе несовершеннолетних -101. В 2005 году осуждено – 468 лиц, из них за преступление, совершенное в группе – 240 человек, в том числе несовершеннолетних -82.

В обзоре состояния судимости и работы районных (городских) судов и мировых судей Вологодской области содержатся следующие данные: в 2003 году по сравнению с аналогичным периодом 2002 года процент лиц, совершивших преступление в группе, увеличился на 2,5 %. В 2004 году процент лиц, совершивших преступление в группе, незначительно снизился по сравнению с 2003 годом на 5,1 %. Обзор состояния судимости за 2005 год по сравнению с аналогичным периодом 2004 года показал, что процент лиц, совершивших преступление в группе, возрос на 3 %.[1]

Ежегодно почти половина преступлений в указанном выше регионе совершается группой лиц. Достаточно велика групповая преступность и в среднем по России. За последние три года она стабильно не снижается ниже 16 % от общего числа зарегистрированных преступлений.[2] Распространенность групповых преступлений еще раз подчеркивает важность решения вопросов правильной правовой оценки таких деяний.

Вместе с тем, анализ судебно-следственной практики показывает, что целый ряд вопросов правоприменения, вызывает определенные трудности. Возникает много проблем, связанных с квалификацией преступных действий соучастников, определением их роли в совершении преступления, назначением наказания.



Особо необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что, регламентируя роль каждого из соучастников, закон далеко не в полной мере соответствует принципам дифференциации и индивидуализации ответственности каждого из соучастников. Данной проблематике мало внимания уделено и в теории уголовного права. Поэтому для достижения целей наказания, назначения справедливого наказания правовое регулирование института соучастия и ответственности соучастников, а также правоприменительная практика нуждаются в существенной корректировке.

Следует отметить, что проблема противодействия групповой преступности значима не только для России, но и других стран мирового сообщества. Именно поэтому, например, в центре изучения проблем безопасности им. Дж. Маршалла в Гармиш-Партенкирхене (Бавария, ФРГ) в начале 2000 г. по инициативе ФБР США была организована международная конференция, посвященная рассмотрению проблем борьбы с организованной преступностью в глобальном масштабе.[3]

Между тем, законодательное урегулирование вопросов соучастия с учетом мирового опыта и совершенствование практики применения норм уголовного закона о совместной преступной деятельности способствовали бы повышению эффективности противодействия групповой преступности. Для этого требуется координация законотворческой и правоприменительной деятельности с учетом существующей реальности, состояния преступности, ее общественной опасности.

Изложенными обстоятельствами и обусловлена актуальность темы настоящей диссертации.

Степень научной разработанности темы.

На протяжении многих лет институту ответственности соучастников уделялось большое внимание в науке уголовного права, однако, до настоящего времени все вопросы по нему нельзя назвать окончательно решенными. Еще в 1902 году видный русский ученый профессор Н.С. Таганцев писал, что учение о соучастии находится в хаотическом состоянии. Более чем через 80 лет профессор Ф.Г. Бурчак констатирует, что вопрос о понятии соучастия, несмотря на многочисленную литературу, относится к числу спорных[4].

Изучением данного вопроса занимались многие видные ученые, в том числе А.А. Арутюнов, С.Г. Бурчак, Л.Д. Гаухман, Р.Р. Галиакбаров, М.И. Ковалев, Н.Ф. Кузнецова, А.П. Козлов, С.В. Максимов, Д.М. Миненок, В.Ю. Стельмах, А.Н. Трайнин, Н.С. Таганцев, П.Ф. Тельнов, А.В. Ушаков и другие.

Правовой институт ответственности за преступления, совершенные в соучастии имеет глубокие исторические корни. Одним из первых нормативных актов, регулировавших уголовную ответственность нескольких лиц за совместно совершенное преступление, были Договоры Древней Руси с Византией, в которых устанавливалась равная ответственность всех соучастников преступления. Первоначально соучастие в России рассматривалось как квалифицирующий признак конкретных составов преступлений.

В условиях раздробленности российского государства становление института соучастия способствовало решению основной проблемы - укреплению централизованной власти. В этих условиях институт соучастия позволял осуществлять подавление довольно значительного круга лиц активно препятствующих или не являющихся сторонниками централизации. Этот период характеризуется, в частности, ростом корыстной групповой преступности и необходимостью противодействия ей, а также лицам, прикосновенным к преступлениям. В этой связи наблюдается детализация института соучастия по формам соучастия и видам соучастников.

На стадии сильной государственной власти и с появлением демократических принципов в управлении государством в законодательстве о соучастии появляются позиции о более мягкой ответственности второстепенных участников преступления, на них перестают распространяться обстоятельства, характеризующие других соучастников. Значительное количество понятий института соучастия было разработаны настолько безупречно, что дошли до настоящего времени.

Установление диктатуры пролетариата в ходе свершения октябрьской революции повлекло необходимость широкого подавления противников новой власти. В этих условиях к уголовной ответственности в рамках соучастия привлекаются не только непосредственные участники преступления, но и иные лица: сочувствующие виновным, их родственники и т.п. В указанный период происходит откат от прежних более демократических подходов к законодательству о соучастии.

В России в условиях становления правового государства в уголовном законе стало больше внимания обращаться на роль каждого лица в совершении преступления, и на вменение ему только обстоятельств, которые характеризуют его степень участия в противоправном деянии. Одновременно рост групповой преступности, возникновение организованной преступности требуют адекватных мер на уровне закона применительно к институту соучастия.

Институт ответственности соучастников в преступлении до сих пор остается одним из наиболее сложных и дискуссионных институтов уголовного права, поскольку в законодательстве детально многие аспекты этого вопроса не разработаны, а практика применения норм уголовного закона не является единообразной. Сказанное относится и к положениям Уголовного Кодекса РФ, регламентирующим вопросы назначения наказания лицам, совершившим "групповое" преступление.

Такая ситуация диктует необходимость более детальной регламентации в Уголовном Кодексе, как единственном источнике уголовного закона, всех аспектов института соучастия, в том числе и вопросов ответственности и наказания, за совершение преступлений в соучастии.

Цели исследования. Целью настоящего диссертационного исследования является определение путей совершенствования уголовного законодательства об ответственности лиц, совершивших преступление в соучастии, разработка на основе комплексного, системного анализа уголовного законодательства и правоприменительной практики предложений по повышению эффективности противодействия групповой преступности.

Названной целью обусловлена постановка следующих задач:

-изучить и обобщить теоретические основы уголовно-правового регулирования института ответственности соучастников в истории России и на современном этапе, в ряде зарубежных государств;

- провести обобщение следственной и судебной практики по вопросам уголовной ответственности соучастников в преступлении;

- изучить состояние групповой преступности и личность осужденных за преступления, совершенные в соучастии;

- выявить пробелы в действующем уголовном законодательстве в рассматриваемой сфере;

- выработать научно-практические предложения по преодолению имеющихся пробелов и рекомендации по дальнейшему совершенствованию правоприменительной практики по делам о преступлениях, совершенных в соучастии.

Объектом исследования являются общественные отношения в сфере применения уголовно-правовых норм об уголовной ответственности за преступления, совершенные в соучастии.





Предметом исследования являются нормы уголовного права, регламентирующие вопросы ответственности за преступления, совершенные в соучастии; научные теории и судебная практика по этим вопросам.

Методологическая и теоретическая основа исследования. Методологическую основу исследования составляют используемые на основе диалектического метода познания конкретные частно-научные методы познания: исторический, формально-логический, статистический, сравнительно-правовой, анкетирования, интервьюирования и системного анализа.

Теоретическую и информационную базу исследования составили труды отечественных ученых, включая дореволюционные источники, по вопросам ответственности соучастников, определена по ним авторская научная позиция. Для обоснования выдвигаемых в диссертации теоретических положений использованы разъяснения Верховного Суда СССР, Верховного Суда РСФСР и Верховного Суда Российской Федерации.

Диссертантом также изучена практика и статистические данные судов Вологодской области по уголовным делам в отношении лиц, совершивших преступление в соучастии за период 2000-2005 г.г.

В целях выявления особенностей правового регулирования по данному вопросу в других государствах изучены уголовные кодексы и литература ряда зарубежных стран.

Эмпирическая база исследования. Эмпирической базой исследования являются материалы выборочного изучения 200 уголовных дел о преступлениях, совершенных в различных формах соучастия, рассмотренных Сокольским районным федеральным судом и другими судами Вологодской области за 2000-2005 г.г., проведено анкетирование 100 судей, следователей и прокурорских работников Вологодской области. Указанный регион избран в качестве основного объекта изучения с учетом места профессиональной деятельности соискателя в качестве федерального судьи. Кроме того, в процессе исследования было проведено интервьюирование 43 судей в период их обучения на факультете повышения квалификации в Российской академии правосудия.

В ходе исследования изучены данные о личности 474 осужденных за преступления, совершенные в соучастии по изученным уголовным делам. Для контроля полученные результаты сопоставлялись по сравниваемым позициям с данными выборочных исследований по стране в целом, в Вологодской области, а также с данными исследований других ученых. Это позволило считать изученный материал репрезентативным, а выводы, сделанные на такой основе, обоснованными.

Сочетание различных методов исследования дало возможность акцентировать основное внимание на исследовании тех вопросов, которые неполно проработаны в теоретическом аспекте и в решении которых судебная практика испытывает наибольшие трудности, а также сформулировать предложения по совершенствованию уголовного законодательства и рекомендации, направленные на предупреждение ошибок при квалификации действий и назначении наказания лицам, совершившим преступление в соучастии.

Научная новизна диссертационной работы

Научная новизна диссертационной работы заключается в том, что она представляет собой одно из первых, комплексных монографических исследований института ответственности за преступления, совершенные в соучастии, проведенных с учетом последних изменений и дополнений уголовного законодательства.

В диссертационной работе разработан авторский подход к определению этапов развития законодательства о соучастии, ряду аспектов определения понятия соучастия, к разграничению соучастия на формы, уточнению видов соучастников, к квалификации преступлений, совершенных в соучастии, к назначению наказания в зависимости от вида преступной группы и вида соучастника.

Определенной степенью новизны обладают предложения и рекомендации автора о квалификации преступлений по признаку их совершения группой лиц, из которых лишь одно обладает признаками субъекта преступления; о назначении более строгого наказания организатору и исполнителю преступления, и более мягкого - пособнику и подстрекателю, о законодательной дифференциации наказания за преступления, совершенные в соучастии.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту и характеризующие ее научную новизну.

1. Исследование показало имеющую место определенную недооценку законодателем опасности преступлений, совершаемых в соучастии, а также отсутствие четкого законодательного регулирования вопросов назначения наказания с учетом роли лица в совершении преступления. В этой связи диссертантом разработаны и обоснованы предложения о более широком использовании в УК РФ указаний о совершении преступления в соучастии и учете этого признака в качестве квалифицирующих обстоятельств или обстоятельств, отягчающих наказание.

2. Анализ судебной практики свидетельствует об отсутствии единообразного подхода судебных и правоохранительных органов к вопросам квалификации преступлений, совершенных в соучастии, что требует разработки соответствующих рекомендаций, направленных на правильное и единообразное решение указанных вопросов. В этой связи, в диссертации, в частности обосновывается положение об отсутствии квалифицирующего признака совершения преступления группой лиц или группой лиц по предварительному сговору в тех случаях, когда из двух лиц, участвующих в совершении преступления, один не является субъектом преступления.

3. Изучение проблемы ответственности за преступления, совершенные в соучастии показало наличие необходимости закрепления в законе правила, дифференцирующего назначение наказания соучастникам в зависимости от вида соучастника и формы соучастия, поскольку их общественная опасность различна. В этой связи предлагается дополнить ст. 67 УК РФ «Назначение наказания за преступление, совершенное в соучастии» частью третьей следующего содержания:

«При совершении преступления в составе группы лиц наказание не может быть ниже одной трети максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершение преступления; при совершении преступления группой лиц по предварительному сговору – не менее половины, при совершении преступления организованной группой – не менее двух третей, а при совершении преступления преступным сообществом (преступной организацией) – не менее трех четвертей максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершение преступления».

В целях индивидуализации наказания из вышеприведенного правила допустимо сделать отдельные исключения, в связи с чем ст. 67 УК РФ предлагается также дополнить частью четвертой следующего содержания: «Лицам, совершившим преступление в несовершеннолетнем возрасте, а также при наличии исключительных обстоятельств, предусмотренных ст. 64 настоящего Кодекса, за совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой и преступным сообществом (преступной организацией) наказание может быть назначено без учета правил, предусмотренных частью третьей настоящей статьи».

4. Одним из необходимых условий противодействия преступности является усиление ответственности для лиц, организовавших или исполнивших преступление. Поэтому для дифференциации наказания в зависимости от вида соучастника, обосновывается положение о целесообразности дополнения ст. 67 УК РФ «Назначение наказания за преступление, совершенное в соучастии» частью пятой в следующей редакции:

«При назначении наказания организатору или исполнителю преступления, за преступление, совершенное в соучастии, срок или размер наказания должен не менее чем на четверть превышать наиболее строгое наказание, назначенное другим участникам преступления, но в рамках санкции статьи Особенной части настоящего кодекса.

При назначении наказания пособнику или подстрекателю срок или размер наказания не должен превышать трех четвертей максимального срока наиболее строгого наказания, предусмотренного санкцией статьи Особенной части настоящего кодекса».

На практике такая формулировка уголовного закона не позволит назначать чрезмерно мягкое наказание активным и наиболее опасным соучастникам (организатору и исполнителю), и в то же время ограничит верхний предел наказания менее опасным лицам (пособнику и подстрекателю).

5. Часть 3 статьи 34 УК РФ не содержит указания на то, что при квалификации действий организатора, подстрекателя и пособника необходимо указывать соответствующую часть статьи 33 УК РФ, в которой дается понятие вида соучастника. Вместе с тем, как установлено в результате исследования, не только точная квалификация самого деяния, но и отражение роли участника преступления со ссылкой на уголовный закон существенно влияют на назначаемое наказание. Для решения этого вопроса представляется необходимым внесение соответствующих рекомендаций Пленумом Верховного Суда Российской Федерации и изменение формулировки части 3 ст. 34 УК РФ «Ответственность соучастников преступления», которую предлагается изложить в следующей редакции:

«Уголовная ответственность организатора, подстрекателя и пособника наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на соответствующую часть статьи 33 настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями».

6. При определении пределов ответственности соучастников, констатируется, что любому из соучастников могут быть вменены все элементы, характеризующие состав деяния, совершенного исполнителем. Вместе с тем, соучастники несут ответственность только за обстоятельства, связанные с составом выполненного деяния. Поэтому в работе аргументируется целесообразность закрепления в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации, посвященном вопросам назначения судами уголовного наказания, положения о том, что объективные отягчающие или смягчающие обстоятельства распространяются на всех соучастников, тогда как обстоятельства, индивидуализирующие исполнителя, должны учитываться только относительно их носителя.

7. В диссертации обосновывается позиция об усилении ответственности лица, обладающего признаками субъекта преступления, за использование при совместном совершении преступления невменяемых или лиц, не достигших возраста уголовной ответственности. Подобного рода деяния представляют повышенную общественную опасность, что должно быть учтено путем включения указанных обстоятельств в перечень обстоятельств отягчающих наказание (ст. 63 УК РФ).

8. Предлагается авторское выделение этапов развития института соучастия в истории Российского уголовного законодательства. На основании исследования исторических этапов сделан вывод, согласно которому развитие и становление института соучастия, выделенные закономерности обусловлены историческими условиями, степенью развития права, потребностями государства и общества и заключаются в детализации на законодательном уровне роли участников преступления, уточнении форм соучастия. Кроме того, высказывается и аргументируется точка зрения, в соответствии с которой развитие института соучастия в действующем уголовном законе призвано способствовать решению социально значимых задач по защите интересов общества и государства от преступных посягательств, что представляется особенно важным в условиях роста организованной преступности и ее выхода на уровень преступности транснациональной.

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования заключается в том, что оно развивает и дополняет научные знания по анализируемой теме. Содержащиеся в работе положения и выводы могут быть использованы для дальнейшей разработки, как проблем ответственности за преступления, совершенные в соучастии, так и связанных с ними вопросов. Отдельные положения диссертационного исследования могут быть использованы в правотворческой деятельности государственных органов, в части подготовки изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ. Они могут быть использованы в целях совершенствования правоприменительной практики по вопросу ответственности соучастников, в том числе и при подготовке соответствующих постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, при проведении криминологических исследований и разработке практических мер противодействия групповой преступности; в учебном процессе при преподавании курса «Уголовного права»; для повышения квалификации практических работников, непосредственно осуществляющих производство по делам о преступлениях, совершенных в соучастии.

Апробация основных положений диссертации.

Основные вопросы, освещенные в диссертации, отражены в трех публикациях.

Материалы диссертационного исследования доложены на четвертой ежегодной итоговой научной конференции студентов и аспирантов Российской академии правосудия «История, состояние и перспективы развития российской судебной системы». Отдельные положения диссертационного исследования докладывались на совещаниях судей Сокольского районного суда Вологодской области и на совещаниях работников Сокольского ГОВД Вологодской области.

Они также использовались в учебной деятельности Российской академии правосудия при преподавании курса «Уголовное право Российской Федерации», преподавании спецдисциплины по вопросам назначения наказания, а также в процессе повышения квалификации судебных работников.

Объем и структура диссертации. Диссертация выполнена в объеме, соответствующем требованиям ВАК. Структура работы обусловлена логикой темы и плана, целями и задачами настоящего исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения, списка использованной литературы.

II. Основное содержание работы.

Во введении показаны актуальность, степень научной разработанности темы, цель, объект и предмет исследования, его методологическая и теоретическая основы, эмпирическая база исследования, отмечается научная новизна, излагаются положения, выносимые на защиту, указывается теоретическая и практическая значимость работы, апробация ее результатов.

Глава 1. Социально-правовое значение и история развития института соучастия - состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Социально-правовое значение института соучастия в преступлении» - обосновывается, что социально-правовое значение института соучастия в преступлении заключается в необходимости установления повышенной защищенности объектов, охраняемых уголовным законом, от посягательств осуществляемых в соучастии, а также в обеспечении возможности дифференциации и индивидуализации ответственности и наказания в зависимости от характера и степени участия лица в совершении преступления.

Развитие и совершенствование института соучастия особенно важно для общества и государства в настоящее время, когда широкое распространение получила организованная преступность, во многих случаях приобретающая все более транснациональный характер.

Отнесение соучастия к той или иной разновидности преступной группы играет существенную роль. В Особенной части УК совершение преступления в составе той или иной группы (группа, образованная без предварительного сговора; группа, образованная по предварительному сговору; организованная группа; преступное сообщество или преступная организация) влечет не только более строгое наказание, но и влияет на возможность причисления деяния к одной из наиболее опасных категории преступных посягательств. За совершение преступлений различной тяжести предусматривается не только различное наказание, но и установлены разные сроки давности освобождения от уголовной ответственности и наказания, сроки условно-досрочного освобождения. Акты амнистии, как правило, не распространяются на преступления, относящиеся к особо тяжким, и т.п. Для решения задач, поставленных перед уголовным законом такой же подход должен иметь место и в отношении оценки и установления соответствующих правовых последствий к преступлениям, совершенным в соучастии. Только при таком подходе институт соучастия будет отвечать своему социальному, в том числе и правовому назначению

Многочисленными исследованиями установлено, что групповые преступления представляют повышенную опасность для общества. В этой связи представляется обоснованным и необходимым их выделение в уголовном законе. Оно может быть осуществлено по различным направлениям: указание в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, установление более строгой ответственности в отношении наиболее активных участников преступления, криминализация деяний, направленных на организацию наиболее опасных форм соучастия и т.д.

Вместе с тем, диссертант приходит к выводу о том, что в настоящее время имеет место недооценка государством опасности преступлений, совершенных в соучастии. Это выражается с одной стороны в нечеткой или неполной регламентации ряда вопросов соучастия и, с другой стороны, в установлении недостаточно строгих мер уголовной ответственности за преступления, совершаемые в соучастии. Следствием этого на практике является наличие неверных судебных решений по оценке роли лиц, участвующих в преступлении, ошибки в квалификации деяний, невозможность в отдельных случаях привлечения к ответственности организаторов преступлений и иные негативные последствия.

В связи с изложенным в работе аргументируется положение о том, что для совершенствования уголовного законодательства в области ответственности соучастников, необходим системный подход и корректировка законодательства как в сфере решения общих вопросов соучастия в преступлении, так и вопросов ответственности и наказания лиц, совершивших преступления в составе группы.

В этом же разделе диссертации проводится мысль о том, что только корректировка уголовного законодательства сама по себе не принесет необходимых результатов в противодействии групповой преступности. Поэтому рассматривается также и вопрос о создании системы профилактики как всей преступности в целом, так и групповой преступности в частности.

Во втором параграфе «История развития института соучастия в преступлении в Российском уголовном законодательстве» исследуются законодательные акты в области уголовной ответственности соучастников, начиная с Древней Руси и заканчивая Уголовным кодексом Российской Федерации 1996 года.

В ходе исследования приводится авторское выделение этапов развития института соучастия в истории Российского уголовного законодательства. При этом автор исходит из того положения, что уголовное законодательство, в том числе и институт соучастия, служит одним из инструментов реализации проводимой государством политики и его содержание определяется как задачами уголовного закона, так и конкретными социально-экономическими условиями существования государства и общества.

Так, в условиях раздробленности государства ставится задача укрепления централизованной власти. Ее решению способствует становление института соучастия, позволяющего осуществлять подавление довольно значительного круга лиц активно препятствующих или не являющихся сторонниками централизации. В период укрепления государственной власти возникает дополнительная задача, связанная не только с укреплением политической власти, но и защитой основы власти – собственности. Этот период характеризуется, в частности, ростом корыстной групповой преступности и необходимостью противодействия ей, а также лицам, прикосновенным к преступлениям. На данном этапе наблюдается детализация института соучастия по формам соучастия и видам соучастников.

На стадии сильной государственной власти, появления демократических принципов в управлении государством, уточнении целей наказания, институт соучастия помимо других вопросов помогает решать вопросы дифференциации и индивидуализации наказания. В законодательстве появляются позиции о более мягкой ответственности второстепенных участников преступления, на них перестают распространяться обстоятельства, характеризующие других соучастников.

Установление диктатуры пролетариата, обострение классовой борьбы влечет необходимость широкого подавления противников новой власти. В этих условиях соучастие проявляется не только в установлении ответственности непосредственных участников преступления, но и в отношении иных лиц: сочувствующих виновным, их родственников и т.п.

Становление правового государства связано с приоритетом демократических ценностей, индивидуализацией ответственности. В этой связи в законе обращается внимание на роль каждого лица в совершении преступления, вменение ему только обстоятельств, которые характеризуют его степень участия в противоправном деянии. Одновременно рост групповой преступности, возникновение организованной преступности требуют адекватных мер на уровне закона применительно к институту соучастия.

В заключение в работе делается вывод о том, что действующий Уголовный кодекс РФ содержит элементы преемственности в развитии института соучастия, но обладает и новыми подходами, обусловленными объективными факторами, определяющими условия жизнедеятельности государства и общества.

В третьем параграфе «Институт соучастия в законодательстве зарубежных стран (Англия, Франция, ФРГ, Италия, Соединенные Штаты Америки, Япония) – анализируются направления развития законодательства зарубежных стран об ответственности за преступления, совершенные в соучастии.

Проведенный анализ позволил наряду с различными вариантами решения указанной выше проблемы выявить и наличие определенных общих тенденций, которые заключаются в установлении более строгой ответственности за преступления, совершенные в соучастии, выделении роли исполнителей и организаторов преступления, предоставлении суду возможности максимальной индивидуализации наказания. По мнению диссертанта, ряд положений законодательства зарубежных стран и опыта противодействия групповой преступности может быть адаптирован и к условиям России, что и обосновывается в диссертационном исследовании.

Глава 2. Вопросы ответственности соучастников. Формы и виды соучастия – состоит из трех параграфов.

В первом параграфе – «Понятие и признаки института соучастия в преступлении. Основные теории ответственности соучастников» - анализируются существующие теории ответственности соучастников, определяется авторская позиция, раскрываются понятие и основные признаки соучастия, содержащиеся в уголовном законодательстве России.

В исследовании делается вывод, что в российском уголовном законе содержатся черты как акцессорной, так и самостоятельной ответственности соучастников. Например, в ч. 5 ст. 34 УК РФ закреплено положение о том, что в случае не доведения исполнителем преступления до конца по независящим от него обстоятельствам остальные соучастники несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушению на него. В этом, как представляется, содержатся черты акцессорности. В ч. 1 этой же статьи указано, что «ответственность соучастников определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления». Отсюда вытекает, что, во-первых, ответственность наступает за совершение единого совместного преступления (здесь проявляется определенная зависимость других соучастников от действий исполнителя); а, во-вторых, учет степени и характера участия каждого из подельников в осуществляемом посягательстве обязателен (проявление индивидуализации и самостоятельности ответственности соучастников).

В работе также обосновывается положение о том, что разделение признаков соучастия на объективные и субъективные не означает механического их отрыва друг от друга, а неизменно предполагает органическую взаимосвязь между ними. В этой связи подвергаются критике точки зрения отдельных авторов и имеющая место правоприменительная практика, основанные на необязательности учета всей совокупности признаков для наличия соучастия.

В этом же разделе диссертации рассматриваются проблемы ответственности организатора, подстрекателя и пособника применительно к которым объективная сторона состава преступления складывается из признаков, характеризующих их преступное поведение, определенное в ст. 33 УК РФ, а также из последствий, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК.

Относительно обстоятельств, которые характеризуют субъективную сторону соучастия, аргументируется точка зрения, в соответствии с которой факторы, относящиеся к субъективной стороне, если они являются конструктивными признаками состава преступления, должны вменяться в вину всем соучастникам. Это обусловлено тем, что субъективная сторона преступления независимо от вида соучастника и формы соучастия представлена всегда умыслом, интеллектуальный элемент которого включает осведомленность об общественно опасном характере не только своего собственного поведения, но и поведения исполнителя, охватывая при этом и факт сложения усилий. То же имеет место и со стороны исполнителя. При этом волевой элемент умысла складывается из желания достичь преступного результата путем сложения усилий или сознательного допущения результата, наступающего от совместных усилий.

Во второй параграфе – «Основания и пределы ответственности за преступление, совершенное в соучастии» исследуются проблемы уголовной ответственности и наказания соучастников. В частности, по мнению диссертанта, в понятии «соучастие в преступлении» находит отражение и закрепляется в уголовном законе специфическая преступная деятельность, что предопределяет особенности квалификации содеянного и пределы ответственности соучастников в отличие от случаев индивидуально совершаемых преступлений.

Основанием уголовной ответственности соучастника преступления является виновно (умышленно) совершенное им общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом, т.е. наличие в содеянном каждым соучастником признаков определенного в законе состава преступления.

При этом общие пределы уголовной ответственности и наказания соучастников определяются прежде всего тем, что совершил исполнитель, поскольку результат деяния является плодом коллективных усилий всех соучастников. В то же время, пределы наказания должны быть ограничены степенью и характером участия каждого из соучастников. Этот подход, как показало проведенное исследование, не всегда реализуется в практике судов.

В связи с чем, в диссертационном исследовании выдвигается ряд предложений, направленных на совершенствование правоприменительной практики в области ответственности за преступления, совершенные в соучастии, поскольку оценка роли каждого лица в совершенном преступлении должна найти отражение не только на уровне закона, но и в реально назначаемом наказании.

Поэтому в диссертации, в частности, предлагается алгоритм назначения наказания соучастникам преступления, состоящий из следующих этапов: установление формы соучастия и вида соучастника, квалификация деяния, определение степени участия каждого лица, установление обстоятельств, характеризующих деяние, исполнителя и каждого из участников, установление обстоятельств, распространяющихся на всех соучастников, определение вида наказания и его срока или размера с учетом вышеуказанных факторов.

Безусловно, решая вопрос об уголовной ответственности за преступление, совершенное в соучастии, нельзя упускать из виду и иные обстоятельства, установленные уголовным законом и влияющие на пределы ответственности соучастников, например, эксцесс исполнителя; добровольный отказ соучастника от начатой совместной преступной деятельности; неудавшееся соучастие в преступлении. Эти аспекты также анализируются в диссертационном исследовании.

Однако совершенствование правоприменительной деятельности должно быть подкреплено и более четкой законодательной регламентацией вопросов ответственности и наказания, за преступления, совершенные в соучастии. В связи с этим в диссертационном исследовании высказывается предложение о необходимости закрепления в законе правила дифференцирующего назначение наказания соучастникам. При этом акцент делается на обязательность назначения более мягкого наказания лицам, не принимающим активного участия в совершении преступления, и более строгого наказания организатору и исполнителю преступления. Данная позиция подкреплена и результатами проведенного экспертного опроса в соответствие с которыми 93 % опрошенных работников судов и правоохранительных органов высказались за законодательное установление дифференцированного подхода к наказанию соучастников преступления в зависимости от их роли в его совершении. При этом к числу наиболее опасных участников были отнесены организатор и исполнитель преступления: 97 % опрошенных полагают, что наказание организатору должно назначаться не менее наказания, назначенного исполнителю.

В третьем параграфе «Виды соучастников. Формы соучастия» исследуются основные формы и виды соучастия, а также дается подробная характеристика отдельных видов соучастников.

На основе разработанных наукой уголовного права характерных признаков и оснований разграничения форм соучастия и видов соучастников в диссертации приводятся практические рекомендации и определяются дополнительные позиции, использование которых, по мнению диссертанта, может быть полезным при расследовании и судебном рассмотрении конкретных уголовных дел.

Уголовный кодекс Российской Федерации выделяет четыре вида соучастников. Все они отличаются друг от друга формами и характером участия в преступлении. В основу их деления должны быть положены два критерия, - степень и характер участия в преступлении.

Так, основным моментом, характеризующим организатора преступления, является наивысшая степень его участия в преступлении. Организатор как инициатор и вдохновитель преступления подбирает и вербует участников преступления, вступает с ними в контакт, подговаривает, убеждает, подкупает, шантажирует и т.п. других участников преступления, В определенной мере действия организатора могут совпадать с действиями подстрекателя, но организатор, в отличие от подстрекателя, не ограничивается одним лишь склонением к совершению преступления других его участников. Организатор планирует преступление, распределяет роли его участников, руководит их действиями, и таким образом создает условия и вселяет в других участников уверенность в благополучном исходе преступления в целом.

В деянии исполнителя должны быть признаки объективной стороны, предусмотренные диспозицией статьи Особенной части УК. В виновном отношении лица к содеянному должно найти прямое отражение то обстоятельство, что оно совместно с другими соучастниками выступило в данном конкретном случае именно как исполнитель (соисполнитель) преступления. Обозначение отмеченных выше обстоятельств зависит от специфики содержания тех признаков, с помощью которых в диспозициях статей описываются деяния, а в ряде случаев и их последствия. Например, деяние, выразившееся в организации незаконного вооруженного формирования, согласно части первой ст.208 УК, квалифицируется как исполнительская деятельность без ссылки на часть третью ст. 33 УК, где дается определение преступного образа поведения организатора преступления. Аналогично тому, согласно ст. 150 УК, подстрекательские действия становятся исполнительскими действиями лица, совершившего вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность. В отдельных случаях для наличия исполнительского действия достаточно установления в содеянном лицом хотя бы части признаков деяния, описанного в диспозиции статьи Особенной части УК.

Подстрекательские действия с точки зрения развития процесса причинения всегда предшествуют во времени действию (бездействию) исполнителя преступления.

Виновное отношение подстрекателя к содеянному, в принципе, сходно с виновным отношением исполнителя преступления. Различие состоит в том, что сознанием подстрекателя охватываются подстрекательские действия как составляющая общих с исполнителем усилий, и имеет место желание достичь результата посредством действий исполнителя. Однако главным обстоятельством, свидетельствующим о наличии действий подстрекателя является то, что лицо возбудило в другом решимость совершить конкретное преступление, предусмотренное УК, и такая решимость проявилась в подготовке либо совершении этого преступления. Только при этих условиях может иметь место подстрекательство.

Пособник в формах, присущих этому участнику преступления, присоединяет свои усилия к деятельности других (другого) после возникновения у них намерения и решимости на совершение определенного преступления, оказывая при этом существенную помощь в его осуществлении.

Пособник отличается от подстрекателя и тем, что он своим поведением не возбуждает решимости у другого соучастника на совершение преступления, а лишь укрепляет такую решимость, оказывая интеллектуальную или иную помощь.

При рассмотрении вопроса о видах соучастников автором отстаивается точка зрения о том, что указанные в законе критерии распределения участников преступления по видам являются исчерпывающим. На данной основе в работе решаются также и проблемные вопросы о квалификации действий посредников в совершении преступления.

Кроме того, говоря о квалификации действий соучастников, представляется целесообразным закрепление в законе правила об обязательности ссылки на соответствующую часть ст. 33 УК РФ, что обеспечит более точную оценку вида участия в совершении преступления конкретного лица и будет способствовать индивидуализации наказания.

В настоящее время и на практике имеется устойчивая тенденция, выражающаяся в том, что если при поступлении уголовного дела в ходе досудебной подготовки обнаруживается отсутствие ссылки на соответствующую часть ст. 33 УК РФ, то это является основанием для назначения предварительного слушания и возвращения уголовного дела прокурору для устранения недостатков в обвинительном заключении, препятствующих рассмотрению уголовного дела в суде. В соответствии с этим в работе вносятся конкретные предложения по совершенствованию ст. 33 УК РФ.

В указанном выше разделе работы исследуются и вопросы о формах соучастия. Наибольшее внимание при этом уделяется проблемным с позиции теории и практики аспектам квалификации преступлений, критериям разграничения форм соучастия. В частности, автором рассматриваются вопросы об устойчивости группы и ее сплоченности. Как известно, в научных разработках эта проблема до настоящего времени еще на нашла своего полного разрешения. Неоднозначные подходы свойственны в этом отношении и практике, что в конечном итоге ведет к неверной квалификации преступлений и назначению наказания, не соответствующего характеру и степени общественной опасности преступления, роли каждого лица в его совершении. Поэтому в работе делается попытка авторского определения понятий устойчивости и сплоченности преступной группы.

По мнению автора, устойчивость, наряду с другими устоявшимися признаками, целесообразно соотносить с наличием приготовительных действий к совершению преступления, а в ряде случаев и с наличием намерения совершить иные преступления. О сплоченности же, как показывает практика, дополнительно могут свидетельствовать организация объединения на основе родственных, клановых, земляческих либо криминальных связей, реализованных в предшествовавших совместных преступлениях. Как предлагается, расширенные определения рассматриваемых законодательных дефиниций должны найти отражение в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются выводы и предложения, сделанные автором в ходе его проведения.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих работах:

  1. Димченко Н.В. Квалификация преступлений по признаку их совершения группой лиц, из которых лишь одно обладает признаками субъекта преступления // Российский судья. 2005. № 3. - 2,5 п.л.
  2. Димченко Н.В. Особенности назначения наказания соучастникам преступления // Судья. 2005. № 11. - 2,5 п.л.
  3. Димченко Н.В. Соучастие в преступлении: история, развитие законодательства // История, состояние и перспективы развития российской судебной системы. Материалы 4-й ежегодной итоговой научной конференции студентов и аспирантов 2005 г.- М.: Российская академия правосудия, 2005. – 0,5 п.л.

[1] Обзоры состояния судимости и работы районных (городских) судов и мировых судей Вологодской области за 2003, 2004, 2005 г.г. Статистическая отчетность Сокольского районного суда Вологодской области за 2002, 2003, 2004, 2005 г.г.

[2] См.: Преступность и правонарушения. Статистический сборник. М., 2004. С. 38

[1] М. Куршев «Организованная преступность – глобальная угроза национальной безопасности»/ «Уголовное право», № 3, 2002 г., с. 118

[4] Бурчак Ф.Г. Учение о соучастии по советскому уголовному праву. М. 1986 г., с. 71.



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.