WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Особенности доказывания по уголовным делам о вымогательстве

На правах рукописи

ШИШКИН Алексей Дмитриевич

ОСОБЕННОСТИ ДОКАЗЫВАНИЯ
ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ О ВЫМОГАТЕЛЬСТВЕ

Специальность 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика;
оперативно-розыскная деятельность

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук

Владимир

ВЮИ ФСИН России

2011

Работа выполнена на кафедре уголовно-процессуального права федерального казенного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Научный руководитель:

доктор юридических наук

Головинская Ирина Викторовна

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

Дымов Геннадий Афанасьевич

кандидат юридических наук

ледащев Сергей Валентинович

Ведущая организация – Нижегородская академия МВД России

Защита состоится «____»_______________ 2012 г. в ____.00 на заседании диссертационного совета ДМ 229.004.01 при федеральном казенном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний» по адресу: 600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е. Конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке федерального казенного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Автореферат разослан «____» _____________2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета С. В. Назаров

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Преступность в современной России, её состояние, структура, динамика в полной мере предопределены количественными и качественными показателями корыстной преступности, доля которой составляет более 80 %. В структуре корыстной преступности особое место занимает вымогательство (ст. 163 УК РФ), характеризующееся негативными тенденциями изменения криминологической характеристики. При этом, несмотря на определенную стабилизацию криминальной ситуации в последние годы, количественные показатели данного вида преступлений не уменьшаются. Для выявления особенностей характеристики изучены количественно-качественные показатели по двум регионам: Краснодарскому краю (ЮФО), для которого характерна напряженная криминальная ситуация; Пензенской области (ЦФО) с относительно спокойной криминальной ситуацией. В Краснодарском крае в период с 2003 по 2010 г. количество вымогательств возросло на 40 %, в Пензенской области – на 18 %. Однако эти показатели явно занижены, прежде всего потому, что борьба с исследуемым видом преступлений осложнена тем, что вымогательство активно включается в новое криминальное явление – рейдерство или криминальный захват объектов чужой собственности. Возникновение данного вида общественно опасных действий приходится на 1990–1995 гг., которые для российского общества были особо сложными. Криминологи отмечают, что идет процесс «относительного вытеснения из сферы корыстной преступности примитивного уголовного типа интеллектуальным и предприимчивым преступником с новыми, более изощренными способами и формами преступной деятельности, отвергающими любую мораль. Продолжается усиление криминальной направленности коммерческой деятельности» (В. В. Лунеев). Следовательно, наряду с традиционным вымогательством появилась форма общественно опасного поведения, уголовно-правовая оценка которого ещё не определена. В юридической литературе наблюдается широкий разброс рекомендаций по квалификации криминальных захватов – от мошенничества до разбоя, вымогательства или бандитизма.

Появилось новое понятие «корпоративный шантаж», уголовно-правовые параметры которого также не получили четкого определения. В генезисе исследуемого вида преступлений чётко прослеживается причинная зависимость их от политических, социально-экономических факторов, правовой системы, пенитенциарной политики. Отмеченные обстоятельства свидетельствуют о повышенной актуальности изучения проблем борьбы с вымогательством, а также о необходимости дальнейшего совершенствования законодательной регламентации как конструкции состава вымогательства и шантажа, так и осуществления доказывания по делам данной категории. Общественная опасность отмеченных криминальных явлений настолько существенна, что в Национальном плане противодействия коррупции на 2010–2011 годы, утвержденном Президентом РФ 31 июля 2008 г. № Пр-1568, поставлена задача – «усилить контроль за законностью процессуальных решений, принимаемых по уголовным делам, касающимся захвата имущества, имущественных и неимущественных прав, денежных средств предприятий, так называемого рейдерства»[1].

Доказывание по делам о вымогательстве, как и по делам любой другой категории, имеет определенные особенности, учет которых необходим при расследовании, рассмотрении и разрешении уголовных дел. Особенности конструирования состава вымогательства порождают определенные трудности в осуществлении доказывания как в досудебной, так и в судебной части производства по уголовному делу, имеют место проблемы квалификации исследуемых преступлений, порождаемые недостатками законодательного определения вымогательства. Все это предопределяет неоднообразную судебную практику при рассмотрении и разрешении уголовных дел о вымогательстве и привлечении виновных к ответственности.



Изложенное свидетельствует об актуальности темы диссертационного исследования.

Степень научной разработанности темы исследования. Уголовно-процессуальная наука богата трудами российских ученых, посвятивших свои исследования проблемам доказывания в уголовном процессе, таких как: А. Р. Белкин, Р. С. Белкин, В. В. Вандышев, В. П. Верин, А. И. Винберг, Л. Е. Владимиров, М. М. Гродзинский, К. Ф. Гуценко, М. В. Духовский, Б. Д. Завидов, Э. Ф. Куцова, П. А. Лупинская, И. Б. Михайловская, Р. Д. Рахунов, В. К. Случевский, В. Д. Спасович, М. С. Строгович, Н. С. Таганцев, Д. Г. Тальберг, И. Я. Фойницкий, М. А. Чельцов-Бебутов, Н. П. Яблоков и др.

Аспектам доказывания по уголовным делам о различных преступлениях посвятили труды такие авторы, как: Н. В. Белова (2002), Л. В. Березина (2003), В. Г. Беспалько (2001), С. В. Воронцова (2005), С. А. Грачев (2003), Н. С. Ляпустина (2005), С. А. Осипов (2003), О. С. Самоходкина (2006).

Научному исследованию вопросов, связанных с законодательным понятием вымогательства, проблем квалификации и отграничения от сходных составов преступлений, криминологической характеристике этого вида преступлений посвящены работы известных российских учёных: М. М. Бабаева, Г. Н. Борзенкова, В. А. Владимирова, И. М. Гальперина, Л. Д. Гаухмана, В. В. Ераксина, Г. А. Кригера, Н. Ф. Кузнецовой, Ю. И. Ляпунова, С. В. Максимова, М. П. Михайлова, В. А. Пашковского, И. Г. Погребняка, Т. Л. Сергеевой, В. Г. Танасевича, И. С. Тишкевича, Б. С. Утевского, Е. А. Фролова и др. В 1994–2003 гг. отмечено повышение научного интереса к проблемам борьбы с вымогательством, что обусловлено значительным ростом числа данных преступлений. В докторских диссертациях С. А. Елисеева (1999 г.), А. Г. Безверхова (2002), Г. В. Вериной (2003 г.) вымогательство рассматривалось в системе имущественных преступлений; специально различным проблемам борьбы с вымогательством посвящены кандидатские диссертации Ф. Ю. Сафина, В. Н. Сафронова, О. В. Корягиной, А. Г. Уфалова.

Названные авторы внесли существенный вклад в развитие учения о доказывании в уголовном процессе в соответствии с особенностями различных периодов развития нашего общества в условиях осложнения или смягчения криминальной ситуации в стране.

Однако в уголовно-процессуальной науке отсутствуют монографические исследования, посвященные проблемам доказывания по уголовным делам о вымогательстве. Современная изменяющаяся общественно-поли­тическая и экономическая обстановка в стране влечет за собой совершенствование преступной тактики, форм преступного поведения. Это затрудняет деятельность правоприменителя. В связи с этим назрела необходимость изучения практики борьбы с вымогательством и выработки рекомендаций по спорным вопросам его доказывания.

Указанные обстоятельства обусловливают особую актуальность темы диссертационного исследования, необходимость дальнейшего изучения законодательных, теоретических и правоприменительных аспектов борьбы с вымогательством.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в сфере доказывания при расследовании, рассмотрении и разрешении уголовных дел о вымогательстве, а также факторы, обусловливающие пути оптимизации доказывания по уголовным делам данной категории.

Предметом исследования выступают закономерности процесса доказывания по уголовным делам о вымогательстве, а также нормы уголовно-процессуального закона, регулирующие деятельность субъектов, осуществляющих доказывание по делам данной категории, нормы уголовного закона, определяющие понятие и содержание вымогательства, его квалифицирующие признаки.

Цели исследования заключаются в выявлении и обобщении особенностей доказывания по уголовным делам о вымогательстве, проблем, возникающих в правоприменительной деятельности субъектов доказывания, а также в разработке системы взаимосвязанных мер, направленных на совершенствование процесса доказывания по делам данной категории.

Для достижения сформулированных целей в работе были поставлены и решены следующие задачи:

– исследовать исторический аспект формирования понятия вымогательства в российском законодательстве;

– уточнить цель и место доказывания в уголовно-процессуальном механизме расследования и разрешения уголовных дел о вымогательстве;

– определить особенности доказывания события преступления по уголовным делам о вымогательстве;

– исследовать специфику доказывания субъективной стороны преступления о вымогательстве;

– определить особенности доказывания обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого (подсудимого) по уголовным делам о вымогательстве;

– выявить проблемы оценки судом обстоятельств, влияющих на дифференциацию уголовной ответственности лиц, обвиняемых в вымогательстве;

– предложить пути оптимизации деятельности субъектов доказывания по уголовным делам о вымогательстве.

Методологическая основа исследования. Гносеологическую базу методологии исследования составляет диалектико-материалистическое учение о научном познании. При подготовке настоящей работы использовались общие и частные методы исследования: исторический, логический, сравнительно-правовой, статистический, социологический (программное изучение уголовных дел, анкетирование, интервьюирование).

Теоретическую основу диссертации составили взгляды и идеи ведущих отечественных ученых-правоведов и процессуалистов: Л. Е. Владимирова, М. В. Духовского, А. Ф. Кони, В. К. Случевского, В. Д. Спасовича, М. С. Строговича, Н. С. Таганцева, Д. Г. Тальберга, И. Я. Фойницкого, М. А. Чельцова-Бебутова. В процессе исследования диссертант опирался на труды современных авторов: Л. Б. Алексеевой, В. П. Божьева, Б. Т. Безлепкина, Р. С. Белкина, А. Р. Белкина, В. В. Вандышева, В. П. Верина, А. И. Винберга, Л. В. Головко, М. М. Гродзинского, К. Ф. Гуценко, Б. Д. Завидова, О. А. Зайцева, А. М. Кустова, Э. Ф. Куцовой, П. А. Лупинской, И. Б. Михайловской, М. В. Немытиной, И. Д. Перлова, И. Л. Петрухина, А. С. Подшибякина, М. П. Полякова, Р. Д. Рахунова, В. Т. Томина, Б. А. Филимонова, С. П. Щербы, Н. П. Яблокова и др.

Нормативную базу работы составили: Конституция РФ, УПК РФ, УК РФ, а также постановления Конституционного Суда РФ, Пленума Верховного Суда РФ о судебной практике по делам о вымогательстве. В процессе исследования исторических аспектов развития уголовного судопроизводства по делам о вымогательстве применялись Устав уголовного судопроизводства Российской империи 1864 г., Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., Уголовное уложение 1903 г., УК РФ 1926, 1960, 1996 гг.; уголовно-процессуальное и уголовное законодательство стран Ближнего и Дальнего Зарубежья (Азербайджана, Беларуси, Германии, Голландии, Польши, Швейцарии, Украины, Франции, Японии и др.).

Эмпирической базой исследования послужили: судебные акты Конституционного и Верховного судов РФ, аналитические справки, обзоры, материалы обобщений следственно-прокурорской и судебной практики, обзоры судебной практики Верховного Суда РФ, результаты обобщения и анализа статистических показателей о рассмотрении уголовных дел о вымогательстве по России, Краснодарскому краю и Пензенской области за период с 2003 по 2010 г., результаты изучения по специальной программе 190 уголовных дел, интервьюирования 116 судей, следователей, прокуроров, адвокатов, преподавателей юридических факультетов вузов по наиболее актуальным вопросам исследования, а также использован личный многолетний опыт автора в правоприменительной деятельности.

Обоснованность и достоверность результатов исследования обеспечены привлечением широкого круга нормативно-правовых источников и теоретических работ, статистических данных, значительной по территориальному масштабу и количеству изученных уголовных дел судебной практики, что свидетельствует о репрезентативности осуществленной выборки.

Научная новизна исследования заключается в авторском концептуальном подходе к рассмотрению генезиса данного вида корыстно-насильственных преступлений в причинной зависимости от реальных условий общественной, политической, экономической жизни России, обусловивших стремительный рост числа вымогательств. В диссертации на основе исторического и сравнительно-правового исследования отечественного и зарубежного законодательства, теоретических работ и судебной практики комплексно изучены проблемы противодействия исследуемым преступлениям.

Автором уточнены цель и место доказывания в досудебном и судебном производстве по уголовным делам о вымогательстве, определены особенности доказывания события и субъективной стороны преступления по уголовным делам о вымогательстве; выявлены особенности доказывания обстоятельств, характеризующие личность обвиняемого в вымогательстве, а также проблемы оценки судом обстоятельств, влияющих на дифференциацию уголовной ответственности лиц, обвиняемых в вымогательстве; разработаны предложения, направленные на оптимизацию деятельности субъектов доказывания по уголовным делам о вымогательстве – органа расследования, прокурора, адвоката, суда.

Автором показаны взаимосвязь и взаимозависимость процесса доказывания по уголовному делу о вымогательстве от уголовно-правового аспекта данного вида преступления, исследование которого позволило сформулировать предложения по корректированию диспозиций всех частей ст. 163 УК РФ, введению новых квалифицирующих признаков, уточнению санкций.

Научная новизна диссертационного исследования нашла отражение в положениях, выносимых на защиту.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Вывод о том, что помимо обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ, при определении предмета доказывания по уголовным делам о вымогательстве необходимо детализировать признаки уголовно-правовой характеристики преступления, предусмотренного ст. 163 УК РФ, с учетом конкретных обстоятельств расследуемого и рассматриваемого судом уголовного дела.

2. Классификация и характеристика пяти основных этапов развития законодательства о вымогательстве: 1) нормы, содержавшиеся в законах Российского государства – 1845–1917 гг.; 2) 1917–1922 гг.; 3) 1922–1960 гг.; 4) 1960–1996 гг.; 5) 1996 г. – настоящее время. Утверждение о том, что изменения в законодательной регламентации о вымогательстве, а также в следственно-судебной практике его применения обусловлены социально-экономическими и политическими условиями развития общества и государства, в которых принималась соответствующая правовая норма.

3. Уточнены цель, место, специфические черты доказывания, а также полномочия субъектов, осуществляющих доказывание по уголовным делам о вымогательстве в досудебном и судебном производстве.

4. Авторское определение доказывания по уголовным делам о вымогательстве: это осуществляемая в досудебном и судебном производстве уголовно-процессуальная деятельность стороны обвинения, защиты и суда, имеющая целью достижение процессуальной истины, реализацию назначения уголовного судопроизводства, направленная на установление обстоятельств, имеющих значение для установления и обоснования виновности или невиновности лица, обвиняемого в совершении вымогательства.

5. Вывод о том, что доказывание элементов события преступления, предусмотренного ст. 163 УК РФ, предопределяет в досудебном производстве, во-первых, построение версий, способствующих более эффективному и быстрому расследованию уголовного дела; во-вторых, способствует формированию всей совокупности доказательств, позволяющих лицу, производящему расследование, обоснованно утверждать о виновности лица и на этом основании составлять обвинительное заключение, или о его невиновности и в связи с этим прекращать уголовное дело или уголовное преследование в отношении данного лица. В судебном производстве доказывание объективной и субъективной стороны преступления по уголовным делам о вымогательстве является необходимым условием установления виновности или невиновности лица в совершении вымогательства.

6. Уточнены особенности доказывания объективной и субъективной стороны преступления по уголовным делам о вымогательстве; выявлены особенности доказывания обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого в вымогательстве.





7. Предложения, направленные на совершенствование процесса доказывания по уголовным делам о вымогательстве:

а) Установлены основные недостатки в производстве расследования по делам о вымогательстве: неполучение, утрата необходимой информации, неполная проверка достоверности собранных по делу доказательств и основанных на них выводов, построение необоснованных или ошибочных выводов из совокупности собранных по делу доказательств, невыполнение требований о полном, всестороннем и объективном исследовании обстоятельств дела.

Предложен комплекс мер по совершенствованию деятельности органа расследования в части доказывания по уголовным делам о вымогательстве, согласно которому необходимо: изучать и применять типовые версии при расследовании вымогательства; исследовать имеющуюся информацию, с учетом которой строить частные версии применительно к конкретной ситуации и планировать следственные действия и связанные с ними оперативно-розыскные мероприятия; своевременно, в зависимости от имеющейся и появляющейся в деле информации, корректировать версии, подчиняя им последующие планы производства следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий; учитывать возможности других служб правоохранительных органов, грамотно и оперативно устанавливать с ними взаимодействие с целью быстрого и полного раскрытия преступления; особое внимание уделять подготовке и проведению следственных действий, в том числе допросов; развивать институт наставничества, обучения и повышения квалификации следователей.

б) Основная задача государственного обвинителя в доказывании по делам о вымогательстве состоит в точном определении предмета доказывания, в соответствии с которым осуществляется построение линии поддержания обвинения в суде.

Предложена типовая программа допроса государственным обвинителем участников судебного разбирательства по уголовным делам о вымогательстве, преимущества применения которой состоят в следующем: она способствует повышению целенаправленности и организованности деятельности государственного обвинителя, углублению анализа добываемой по делу информации, обеспечению учета всех вопросов, связанных с предметом доказывания по делу; способствует формированию совокупности данных об обстоятельствах, уже установленных по каждому вопросу программы, и проверке наличия доказательств, подтверждающих имеющиеся знания; определению недостающей информации и установлению порядка ее получения в суде; помогает оценить возможность восполнения недостающей информации; спланировать действия по проверке обстоятельств и доказательств; определить последовательность представления доказательств суду; скорректировать линию обвинения в зависимости от изменения доказательств.

Предложен ряд мер организационного характера, направленных на совершенствование доказательственной деятельности прокурора по делам о вымогательстве.

в) В целях совершенствования деятельности защитника в уголовном деле о вымогательстве внесен ряд предложений об активизации его деятельности по доказыванию невиновности подзащитного, по заявлению соответствующих ходатайств, о построении линии защиты. Обоснована целесообразность изменения редакции п. 7 ст. 49 УПК РФ.

г) В части совершения доказательственной деятельности суда:

– сформулировано утверждение о том, что суд является субъектом доказывания;

– внесены предложения законодательного характера: о расширении полномочий суда в процессе доказывания посредством дополнения норм УПК РФ, в том числе: ч. 1 ст. 284, ч. 1 ст. 287, ч. 1 ст. 288, ст. 289;

– сформулированы тактические рекомендации для судебного следствия на базе криминалистического понятия следственной ситуации о применении способов исследования доказательств посредством производства осмотра места происшествия, проверки показаний допрашиваемых лиц, следственного эксперимента, экспертизы;

– внесены предложения организационного характера: о систематическом обобщении судебной практики о рассмотрении уголовных дел о вымогательстве на уровне суда субъекта и изучении ее на тематических семинарах судей; целесообразности издания Пленумом Верховного Суда РФ постановления о судебной практике о преступлениях против собственности; повышении требований к претендентам для сдачи квалификационного экзамена на должность судьи и увеличении блока экзаменационных вопросов, касающихся порядка разрешения уголовных дел о преступлениях против собственности; соблюдении требований об обязательном прохождении переподготовки судей.

8. Предложения с необходимой аргументацией о внесении изменений в нормы уголовного закона, в том числе в ч. 2 ст. 20, ч. 2, 3 ст. 163, п. «в» ч. 4 ст. 290, редакцию примечания к ст. 291 УК РФ.

Теоретическая значимость работы. Основные теоретические выводы и предложения, сформулированные в диссертации, вносят определённый вклад в теорию уголовно-процессуального права и практику борьбы с вымогательством. Авторские подходы к исследованию сущности данного вида преступлений и содержанию уголовно-процессуальных средств доказывания по ним могут быть использованы в процессе последующих теоретических разработок в рамках настоящей темы, могут стать предметом дискуссий, способствующих дальнейшему совершенствованию теоретических аспектов в сфере доказывания по уголовным делам о вымогательстве.

Практическая значимость исследования. Материалы диссертации могут быть полезны в практической деятельности органов расследования – при производстве расследования по уголовным делам о вымогательстве; прокуратуры – при поддержании государственного обвинения; адвокатов – при осуществлении защиты лиц, обвиняемых в совершении вымогательства; судов, рассматривающих уголовные дела о вымогательстве, а также при подготовке внутриведомственных документов, содержащих рекомендации по осуществлению доказывания по делам данной категории, и при разработке проектов нормативных актов, регламентирующих данную сферу уголовного судопроизводства.

Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в учебном процессе высших и средних учебных заведений юридического профиля, а также при проведении дальнейших научных исследований по данной проблематике.

Апробация и внедрение в практику результатов исследования. Основные теоретические положения и практические выводы диссертации: обсуждались на заседаниях кафедры уголовно-процессуального права ВЮИ ФСИН России; докладывались на научно-практических конференциях; внедрены в учебный процесс ВЮИ ФСИН России и практическую деятельность Верховного Суда республики Мордовия; используются при проведении служебных совещаний судей Пензенского областного суда, а также в районных судах области; результаты обобщения судебной практики используются на практических занятиях со студентами юридического факультета Пензенского государственного университета; отражены в 10 опубликованных автором работах общим объемом 4,3 печ. л.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения, библиографического списка и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования и степень его научной разработанности, определяются его объект и предмет, цели и задачи, методологическая, теоретическая и эмпирическая основы, формулируются основные положения, выносимые на защиту, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость диссертации, отмечаются обоснованность и достоверность её результатов, приводятся данные об апробации и внедрении результатов исследования.

Первая глава «Вымогательство: генезис формирования понятия, цель и место доказывания в производстве по уголовному делу» включает два параграфа.

В первом параграфе «Исторический аспект формирования понятия вымогательства в российском законодательстве» на основе анализа основных исторических памятников российского уголовного права показаны особенности становления действующих норм, регламентирующих ответственность за вымогательство.

Автором предложена классификация и характеристика пяти основных этапов развития законодательства о вымогательстве: 1) нормы, содержавшиеся в законах Российского государства – 1845–1917 гг.; 2) 1917–1922 гг.; 3) 1922–1960 гг.; 4) 1960–1996 гг.; 5) 1996 г. – настоящее время. Сформулировано утверждение о том, что изменения в законодательной регламентации о вымогательстве, а также в следственно-судебной практике его применения обусловлены социально-экономическими и политическими условиями развития общества и государства, в которых принималась соответствующая правовая норма.

Так, ч. 1 ст. 590 Уголовного уложения «Вымогательство», определяя его юридическую природу, гласила: «Принуждение, с целью доставить себе или другому имущественную выгоду, к уступке права по имуществу или к вступлению в иную невыгодную сделку по имуществу посредством телесного повреждения, насилия над личностью или наказуемой угрозы». В качестве квалифицирующих признаков признавались факты совершения вымогательства: посредством причинения весьма тяжкого или тяжкого телесного повреждения; в церкви; в открытом море; несколькими лицами, вторгшимися в обитаемое здание или иное помещение; лицом, запасшимся оружием или орудием для нападения или защиты; шайкой; лицом, отбывшим не менее трёх раз наказание за воровство, разбой, вымогательство или мошенничество».

Состав шантажа был сформулирован в ч. 1 ст. 615 Уголовного уложения, по которой наказывался «виновный в побуждении, с целью доставить себе или другому имущественную выгоду, к передаче имущества или к уступке права по имуществу или к вступлению в иную невыгодную сделку по имуществу посредством угрозы оглашения вымышленных или истинных сведений: об обстоятельстве, позорящем потерпевшего или члена его семьи, хотя бы и умершего; об учинении ими деяния, наказуемого как тяжкое преступление или преступление; об обстоятельстве, подрывающем торговый кредит потерпевшего». Уголовное уложение в ч. 2 ст. 615 устанавливало повышенную ответственность при наличии следующих квалифицирующих обстоятельств: совершение данного преступления шайкою, составившейся для учинения сего рода деяний; лицом, отбывшим не менее двух раз наказание за такое же деяние или за воровство, разбой, вымогательство или мошенничество, притом до истечения пяти лет со дня отбытия наказания за одно из этих деяний; совершение редактором, издателем или сотрудником повременного издания, грозившим огласить такие сведения в печати.

Первый УК РСФСР 1922 г. в ст. 194 определял вымогательство как «требование передачи каких-либо имущественных выгод или права на имущество или совершения каких-либо действий имущественного свойства под страхом учинения насилия над личностью, или истребления его имущества карается лишением свободы на срок до двух лет». Состав имущественного шантажа был сформулирован в ст. 195 УК РСФСР: «Вымогательство, соединенное с угрозой огласить позорящие потерпевшего сведения или сообщить властям о противозаконном его деянии (шантаж), карается лишением свободы на срок до двух лет». Законодатель употребил в скобках термин «шантаж», но формулировку диспозиции начал со слова «вымогательство». Это не очень удачный приём, так как в термин «вымогательство» издавна вкладывался свой смысл, своё содержание. Не была осуществлена и дифференциация уголовной ответственности, хотя деяния, предусмотренные ст. 194 и 195 УК РСФСР, существенно отличались по степени общественной опасности. Субъектом вымогательства и шантажа признавалось физическое лицо, достигшее 14 лет.

При разработке УК РСФСР 1926 г. законодатель ещё более упростил состав вымогательства, объединив ст. 194 и 195 УК РСФСР 1922 г. в ст. 174 нового Кодекса. В УК РСФСР 1960 г. ответственность за вымогательство предусматривали ст. 95 и 148, которые были скорректированы Федеральным законом от 1 июля 1994 г. № 10-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР». Статьи 95 и 148 УК РСФСР 1960 г. были объединены в одну ст. 148, включающую 5 частей. Законодательное понятие вымогательства было изменено. Законодатель сделал попытку вновь разделить два состава – вымогательство и шантаж, подчеркнув самостоятельность этих понятий, но, к сожалению, он не был до конца последователен, не выделил шантаж в отдельную статью, а отвёл ему лишь первую часть ст. 148 УК РСФСР.

В действующей ст. 163 УК РФ законодатель вновь объединил в одной норме признаки вымогательства и шантажа, отказавшись от подразделения квалифицирующих признаков применительно к особенностям вымогательства и шантажа и дифференциации уголовной ответственности с учетом характера и степени общественной опасности данных преступлений.

Во втором параграфе «Доказывание, его цель и место в уголовно-процессуальном механизме расследования и разрешения уголовных дел о вымогательстве» уточняется понятие доказывания по уголовным делам о вымогательстве, определяются его цель и место в досудебном и судебном производстве по уголовному делу.

Цель доказывания по уголовным делам о вымогательстве многоаспектна и включает в себя ряд общих и частных элементов. К первым относятся: установление процессуальной истины по поводу предмета уголовно-правового спора; решение задач (реализация назначения) уголовного процесса; обязательность доказать виновность или опровергнуть предположение (утверждение) о виновности лица в совершении вымогательства. В число частных элементов входят следующие: сформировать совокупность доказательств, могущих послужить основанием для прекращения уголовного дела или уголовного преследования в соответствии с установленными законом основаниями; обеспечить совокупность доказательств, которая была бы достаточной для подготовки обвинительного заключения с тем, чтобы суд признал его убедительным, доказанным; обеспечить совокупность доказательств, свидетельствующих о наличии квалифицирующих признаков вымогательства: группа лиц по предварительному сговору, применение насилия, крупный размер (ч. 2 ст. 163 УК РФ), особо крупный размер, организованная группа, причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего (ч. 3 ст. 163 УК РФ); обеспечить доказательственную базу, которая составит основу приговора суда о виновности или невиновности лица.

В ходе производства по уголовному делу осуществляется доказывание как виновности, так и невиновности лица, обвиняемого в совершении вымогательства. Процесс доказывания подчинен принципам уголовного процесса. Институт уголовно-процессуального доказывания распространяется как на досудебное, так и на судебное производство.

Специфическими чертами доказывания, в том числе по уголовным делам о вымогательстве, являются: специфичность предмета доказывания; установленный законом срок исследования; установленные законом процессуальные форма и средства доказывания; осуществление исследования только уполномоченными законом субъектами; обязательность принятия решения по итогам исследования вне зависимости от того, чем завершилась доказательственная деятельность.

В соответствии с критерием обязательности доказывания субъекты доказывания подразделяются на три группы: 1) дознаватель (орган дознания), следователь, руководитель следственного органа, прокурор, государственный обвинитель; 2) обвиняемый, подсудимый, его защитник, потерпевший, законные представители, гражданский истец, гражданский ответчик, их представители; 3) суд.

Принципам уголовного процесса подчинена деятельность властных органов и лиц, участвующих в производстве по уголовному делу. Система принципов уголовного процесса предполагает активную деятельность суда в ходе рассмотрения и разрешения уголовного дела, в том числе о вымогательстве, что предопределяет отнесение суда к числу субъектов доказывания.

В параграфе сформулировано авторское определение доказывания по уголовным делам о вымогательстве: это осуществляемая в досудебном и судебном производстве уголовно-процессуальная деятельность стороны обвинения, защиты и суда, имеющая целью достижение процессуальной истины, реализацию назначения уголовного судопроизводства, направленная на установление обстоятельств, имеющих значение для установления и обоснования виновности или невиновности лица, обвиняемого в совершении вымогательства.

Вторая глава «Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовным делам о вымогательстве» содержит четыре параграфа.

В первом параграфе «Особенности доказывания события преступления по уголовным делам о вымогательстве» исследуются особенности доказывания элементов события преступления по делам о вымогательстве.

Доказывание элементов события преступления, предусмотренного ст. 163 УК РФ, предопределяет в досудебном производстве, во-первых, построение версий, способствующих более эффективному и быстрому расследованию уголовного дела, во-вторых, способствует формированию всей совокупности доказательств, позволяющих лицу, производящему расследование, обоснованно утверждать о виновности лица и на этом основании составлять обвинительное заключение, или о его невиновности и в связи с этим прекращать уголовное дело или уголовное преследование в отношении данного лица. В судебном производстве доказывание объективной и субъективной стороны преступления по уголовным делам о вымогательстве является необходимым условием установления виновности или невиновности лица в совершении вымогательства.

Автором сформулирован вывод о том, что помимо обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ, при определении предмета доказывания по уголовным делам о вымогательстве необходимо детализировать признаки уголовно-правовой характеристики преступления, предусмотренного ст. 163 УК РФ, с учетом конкретных обстоятельств расследуемого и рассматриваемого судом уголовного дела.

Рассмотрение предмета доказывания по уголовному делу о вымогательстве с учетом уголовно-правового аспекта позволило автору акцентировать внимание на следующем.

В дореволюционном законодательстве при конструировании составов вымогательства, шантажа в качестве охраняемых интересов были названы жизнь, здоровье, честь, достоинство, а также имущественные интересы с употреблением таких понятий, как «имущество», «право на имущество», «действия имущественного характера». Законодательная формулировка отмеченных составов породила споры о том, что же является доминирующим в характеристике объекта преступления (жизнь, здоровье, честь, собственность), как соотносятся такие понятия, как «имущество», «право на имущество», «действия имущественного характера». Диссертант отмечает, что законодатель в определенном смысле сумел выйти из спорного положения, сконструировав самостоятельные составы вымогательства, шантажа, принуждения.

Действующее законодательство признает основным непосредственным объектом вымогательства собственность, как право владения, пользования и распоряжения имуществом, а равно вещное право; право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком; сервитуты; право хозяйственного ведения имуществом; право оперативного управления имуществом. В соответствии с этим объектом вымогательство логически вписывается в систему преступлений, предусмотренных гл. 21 УК РФ.

Решение законодателя о включении в состав вымогательства в качестве дополнительных непосредственных объектов собственность, жизнь, здоровье, честь, достоинство, репутацию потерпевшего нельзя признать удачным, поскольку в одной уголовно-правовой норме уравнены такие разные ценности, как жизнь и честь, здоровье и репутация, что явно не способствует обоснованной дифференциации уголовной ответственности за предусмотренные в норме общественно опасные деяния.

Содержание основного непосредственного объекта вымогательства законодатель наполняет следующими понятиями посредством их включения в норму: имущество, право на имущество (имущественные права) и действия имущественного характера. При этом диссертант отмечает, что большинство авторов считает, что законодатель таким образом определил предмет преступления.

Предметами посягательства при вымогательстве выступают: а) имущество как соответствующие объекты гражданских прав – вещи, деньги, движимое и недвижимое имущество и т. д.; б) документы, подтверждающие право на имущество или на его получение; в) возможные результаты действий имущественного характера.

Имущество должно быть чужим и не изъятым из свободного оборота (радиоактивные вещества, оружие и боеприпасы, наркотические средства и психотропные вещества), в противном случае меняется родовой, видовой и непосредственный объекты преступления (ст. 221, 226, 229 УК РФ).

Доказывание по уголовным делам о вымогательстве включает в себя доказывание признаков объективной стороны состава вымогательства. Автор отмечает существование двух основных подходов к определению роли признаков, наполняющих содержание объективной стороны этого вида преступлений. Сторонники первого подхода в основе состава называют требование, т. е. выраженное в решительной, категорической форме обязательное для выполнения распоряжение: а) передачи имущества (права на имущество) или б) совершение других действий имущественного характера. Следовательно, для этого подхода характерно то, что именно в требовании заключается суть вымогательства.

Сторонники второго подхода требование передать имущество, право на имущество, совершить другие действия имущественного характера рассматривают в ряду с другими действиями (угрозы различного рода), придавая им равноценное значение, т. е. вымогательство с объективной стороны всегда выражается в совершении двух различных по содержанию, характеру и направлению действий: а) требования передачи имущества, права на имущество или совершения других действий имущественного характера; б) угрозы причинения вреда физическим, имущественным или моральным благам личности, насилия над личностью, или действий, направленных на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Автор полагает, что первый подход более соответствует законодательной конструкции состава вымогательства. В диспозиции речь идёт об одном акте поведения – предъявлении требования передать имущество, право на имущество или совершить другие действия имущественного характера, т. е. в основу понятия вымогательства заложен главный термин – «требование».

Имеет место неоднозначная оценка видов угроз: применить насилие, уничтожить или повредить имущество, распространить сведения, позорящие потерпевшего или его близких, распространить иные сведения, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких. При этом авторы выделяют следующие спорные моменты: 1) первое недостаточно обоснованное решение заключается в том, что законодатель в понятии вымогательства как корыстно-насильственного посягательства объединил качественно несовместимые виды угроз; 2) второе решение законодателя, вызывающее обоснованную критику, связано с тем, что формулировка в диспозиции нормы перечисленных видов угроз явно небезупречна, особенно это касается неопределённости угрозы насилием, которая должна быть конкретно определенной, реальной, с указанием в диспозиции конкретных пределов насилия, которым угрожает виновный, что будет способствовать единообразному применению исследуемой нормы (диссертант полагает, что это может быть только угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью); 3) момент реализации угрозы применения насилия не влияет на определение момента окончания состава вымогательства, так как угроза применения насилия при вымогательстве – это своеобразный способ подкрепления требования о передаче имущества, права на имущество, совершения действий имущественного характера.

Существуют две принципиальные позиции по определению содержания сведений, распространением которых угрожает виновное лицо. Авторы, поддерживающие первую позицию, включают в перечень сведений, которые могут опозорить потерпевшего, не только ложные, клеветнические сведения, но и соответствующие действительности, в том числе о преступлениях, совершённых или якобы совершённых потерпевшим или его близкими, об их безнравственных поступках. Следовательно, одинаково оценён и факт совершения потерпевшим преступления, и факт вымышленного, якобы совершённого им, преступления и т. п. Сторонники второй позиции полагают, что совершенно нелогично в один ряд выстраивать угрозу распространения информации о действительно совершённом потерпевшим преступлении и о якобы совершённом, вымышленном преступлении. Поэтому содержанием угрозы распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, являются заведомо ложные, вымышленные, позорящие сведения о потерпевшем или его близких.

Состав вымогательства сконструирован по типу формальных, он считается оконченным в момент предъявления подкрепленного соответствующей угрозой требования передать имущество, право на имущество или совершения действий имущественного характера. В силу этого все последующие действия вымогателя по реализации угрозы выходят за рамки состава, предусмотренного соответствующей частью ст. 163 УК РФ, и требуют самостоятельной квалификации по совокупности. Исключение составляет реализованная угроза применения насилия, но в этой ситуации возможны три варианта решения:

а) психическое и физическое насилие признаётся способом совершения вымогательства тогда, когда оно применяется в сам момент предъявления требования или же сразу после этого;

б) если угрожаемое насилие применяется через определенное время после невыполнения требования вымогателя как месть потерпевшему, то содеянное подлежит квалификации по ст. 163 и соответствующей статье, предусматривающей ответственность за причинение вреда здоровью;

в) в случае если виновный, применяя насилие после невыполнения потерпевшим требования, вновь повторит ранее предъявленное требование, то совокупности не будет, основной состав перерастает в квалифицированный и ответственность наступит по ч. 2 или 3 ст. 163 УК РФ.

Если после предъявления виновным требования, подкрепленного угрозой применения насилия, передать ему через определенный период времени соответствующую сумму денег, он забирает у потерпевшего понравившуюся ему вещь, то содеянное рассматривается как реальная совокупность, причем независимо от последовательности совершаемых действий (вначале вымогательство, а затем грабёж или разбой, или наоборот). В связи с этим Пленум Верховного Суда РФ отметил, что если вымогательство сопряжено с непосредственным изъятием имущества потерпевшего, то при наличии реальной совокупности преступлений эти действия должны дополнительно квалифицироваться в зависимости от характера применённого насилия как грабёж или разбой.

Автор подчеркивает, что точное определение признаков объективной стороны преступления о вымогательстве является залогом законного судебного решения.

Второй параграф «Виновность лица как элемент предмета доказывания по уголовному делу о вымогательстве. Обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого (подсудимого)» посвящен исследованию особенностей доказывания виновности или невиновности лица, обвиняемого в вымогательстве, а также доказыванию обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого (подсудимого).

Анализ особенностей доказывания виновности лица, обвиняемого в вымогательстве, позволил сделать следующие выводы:

Специфика исследуемых преступлений постоянно порождала сложности в регламентации ответственности за их совершение, нестабильность уголовно-правовой оценки, и в настоящее время имеют место существенные противоречия в формулировках составов исследуемых преступлений, создающие препятствия в доказывании основного и квалифицированных составов данного преступления.

Рассматриваемые преступления всегда совершаются с прямым умыслом. Данная правовая категория, включающая интеллектуальный и волевой моменты, подлежит доказыванию в ходе судебного следствия. Интеллектуальный момент умысла вымогателя заключается в осознании того, что он предъявляет требование о незаконной безвозмездной передаче чужого имущества, права на имущество или о совершении действий имущественного характера, подкрепляя его угрозой применения к потерпевшему или его близким насилия, уничтожения или повреждения их имущества, распространения заведомо ложных сведений, позорящих потерпевшего или его близких, или угрозой распространения иных сведений личного характера, которые могут причинить вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких. Волевой момент прямого умысла для анализируемых преступлений выражается в желании лица совершить определённые действия, невзирая на понимание (осознание) их общественной опасности. Виновный целенаправленно стремится к их исполнению.

Субъективная сторона рассматриваемых преступлений характеризуется корыстной целью, заключающейся в стремлении виновного обогатиться путём завладения имуществом или правом на имущество либо в результате совершения потерпевшим в пользу виновного или третьих лиц действий имущественного характера.

Сопоставление норм уголовно-процессуального и уголовного законов позволяет автору резюмировать о несовпадении элементов уголовно-процессуального доказывания, определяющих виновность и вину лица, обвиняемого в совершении преступления. Виновность представляет собой целое, включающее совокупность признаков преступления, всех элементов, входящих в предмет доказывания по делу, в то время как вина относится к понятию «виновность» как его часть и выражает психическое отношение лица к совершаемому им деянию и его последствиям.

Необходимость доказывания обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого, автор определяет следующими группами причин: 1) влияние на ход расследования по уголовному делу; 2) избрание наиболее оптимальной меры пресечения или принуждения; 3) объективное рассмотрение уголовного дела судом; 4) вынесение законного решения по итогам судебного разбирательства уголовного дела и индивидуализация наказания виновному.

В стадии расследования уголовного дела о вымогательстве данные о личности субъекта преступления указывают на закономерные связи между нею и совершенным преступлением, оказывают существенное влияние на мотив и цели совершения преступления. Их изучение способствует выявлению типичных следственных ситуаций и построению оптимальной линии расследования при производстве по уголовным делам о вымогательстве. Полученные результаты дают возможность смоделировать личность преступника: мужчина, преимущественно в возрасте от 18 до 45 лет, в основном имеет высшее и среднее профессиональное образование, нередко является ранее судимым, в основном за имущественное преступление, обладает властным характером, циничный, способный применять оружие.

Для выполнения требований ст. 297 УПК РФ о законности, обоснованности и справедливости судебного решения и справедливого назначения наказания виновному необходимо учитывать уголовно-правовой аспект личности подсудимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 163 УК РФ.

В ходе исследования выявлено, что позиция законодателя, установившего наступление уголовной ответственности за имущественный шантаж с четырнадцатилетнего возраста, представляется непоследовательной и необоснованной. Этот вывод вытекает из того, что объём интеллектуальной способности подростка такого возраста, который предъявляет требование передать имущество, угрожая распространением клеветнических измышлений или нарушением неприкосновенности частной жизни, не позволяет подростку оценить должным образом своё поведение в данной ситуации. Тем более это явно нелогично, поскольку и за клевету, и за нарушение неприкосновенности частной жизни уголовная ответственность наступает с шестнадцатилетнего возраста.

Одновременно включение в ст. 163 УК РФ квалифицирующих признаков, связанных с применением насилия, оправдывает установление возраста уголовной ответственности с четырнадцати лет за вымогательство как корыстно-насильственное преступление. Несовершеннолетний в возрасте от 14 до 16 лет, предъявляя требование о передаче имущества и подкрепляя его угрозой применения насилия, способен дать адекватную оценку своему поведению. В этой связи автор предлагает внести соответствующие изменения в ч. 2 ст. 20 УК РФ «Возраст, с которого наступает уголовная ответственность», установив ответственность за вымогательство с 14 лет, а за имущественный шантаж – с 16 лет.

В третьем параграфе «Проблемы оценки судом обстоятельств, влияющих на дифференциацию уголовной ответственности» рассматриваются проблемы правоприменительной деятельности суда в процессе исследования и оценки доказательств по уголовным делам о вымогательстве, разрешения уголовного дела по существу.

Автор отмечает, что анализ признаков основного и квалифицированных составов вымогательства позволил выделить ряд недостатков в их конструировании, основные из которых обусловлены стремлением законодателя объединить в одной статье уголовного закона два качественно разнородных преступления: шантаж и вымогательство. Такое положение существенно снижает эффективность доказывания по уголовным делам данной категории, влияет на допущение судами ошибок при квалификации деяния, вменяемого в вину подсудимому, влечет дальнейшее производство по пересмотру судебных решений, их изменение или отмену.

По мнению автора, следует выделить из содержания ст. 163 УК РФ состав шантажа и создать самостоятельную статью. В качестве особо квалифицированного состава включить совершение шантажа должностным лицом с использованием своего служебного положения.

Редакцию п. «г» ч. 2 ст. 163 УК РФ целесообразно скорректировать следующим образом: «вымогательство, совершённое в целях получения имущества, права на имущество, совершения действий имущественного характера в крупном размере».

Диссертант полагает целесообразным включение в ст. 163 УК РФ такого квалифицирующего признака, как «совершение вымогательства в ущерб лицу, особая беспомощность которого, обусловленная его возрастом, болезнью, физическим недостатком, физическим или психическим дефектом или состоянием беременности, очевидна или известна исполнителю».

Соискатель поддерживает точки зрения авторов, обосновывающих целесообразность включения такого квалифицирующего признака вымогательства, как «совершение вымогательства с применением оружия или иных предметов, используемых в качестве оружия».

Конструирование квалифицирующих признаков состава вымогательства вызывает на практике большие сложности в доказывании совершенного преступления. Так, во-первых, диспозиция п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ предусматривает ответственность за вымогательство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Однако на практике часто встречаются ситуации, когда вымогательство совершается группой лиц без предварительного сговора. Несмотря на то, что групповое преступление является более общественно опасным, потерпевший в таких случаях испытывает наибольшие страдания и унижения, чем от действий одного человека, повышенной ответственности за такие противоправные действия законом не предусмотрено, что не в полной мере отвечает требованиям справедливости и соразмерности назначенного наказания степени тяжести содеянного. По мнению автора, было бы правильным введение в диспозицию указанной статьи (п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ) такого квалифицирующего признака, как «совершенное группой лиц», за который предусматривалась бы ответственность в повышенном размере.

Признание факта совершения вымогательства группой лиц лишь отягчающим наказание обстоятельством, что предусмотрено законом (ст. 63 УК РФ), является недостаточным для установления степени вины лиц, совершивших такое преступление, и назначения им справедливого и соразмерного тяжести содеянного наказания.

Во-вторых, диспозиция ч. 1 ст. 163 УК РФ устанавливает, что вымогательство – это требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества. По смыслу данной формулировки вымогательство должно обязательно содержать именно требование передачи имущества или права на имущество под угрозой насилия.

Пункт «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ вводит квалифицирующий признак
«с применением насилия».

В практике у прокурорских работников, следователей и судей достаточно распространенной является точка зрения, что, исходя из формулировки понятия «вымогательство», данного в ч. 1 ст. 163 УК РФ, это преступление может быть сопряжено только с требованием передачи имущества под угрозой насилия и это требование должно быть обязательно заявлено до применения к потерпевшему насилия. Если же лицо не высказывало никаких угроз, а сразу перешло непосредственно к применению насилия с предъявлением требований о передаче в будущем имущества, то такие действия состава преступления, предусмотренного ст. 163 УК РФ, не образуют, так как по их мнению, вымогательство – это именно требование под угрозой насилия. Иными словами, если отсутствует предварительная угроза, то нет и вымогательства.

В связи с этим возможно выделение совершения вымогательства
с применением насилия в отдельную часть (например ч. 2.1) ст. 163 УК РФ с исключением этого признака из ч. 2 ст. 163 УК РФ.

Результаты изучения различных подходов к оценке доказательств, полученных в ходе предварительного и судебного следствия, осуществлению дифференциации уголовной ответственности, а также практики назначения наказания за вымогательство позволили автору сделать следующие выводы:

– вымогательство как вид преступления в общественном правосознании граждан многих зарубежных стран обладает высокой общественной опасностью. Поэтому законодатель при обеспечении дифференциации уголовной ответственности за него учитывает этот фактор, устанавливая в санкциях соответствующих уголовно-правовых норм максимальные пределы наказания, вплоть до пожизненного заключения;

– в то же время российский законодатель, конструируя санкции всех частей ст. 163 УК РФ, установил пределы в 2 и более раза ниже, чем они установлены в рассмотренных автором уголовных кодексах зарубежных стран;

– содержание уголовно-правовых санкций за указанные преступления и их реализация в практической деятельности судов не всегда способствуют достижению целей уголовного наказания, а следовательно, и эффективному противодействию столь опасному корыстно-насильственному преступлению;

– исследование судебной практики рассмотрения уголовных дел о вымогательстве свидетельствуют о недостаточном учете судами рекомендаций Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания».

Изучение практики назначения наказания за вымогательство судами Краснодарского края и Пензенской области позволило выделить следующие тенденции (показатели по Краснодарскому краю – в числителе, по Пензенской области – в знаменателе):

1) реальное наказание в виде лишения свободы назначалось в 85/72 % случаев;

2) наказание осужденным по ч. 1 ст. 163 УК РФ назначалось: до 1 года – в 75/12,5 % случаев; от 1 до 2 лет – 25/77,5 %; от 2 до 4 лет – 0/10 %;

3) наказание осужденным по ч. 2 ст. 163 УК РФ назначалось: от 3 до 5 лет – в 84/49 % случаев; от 5 до 6 лет – 16/51 %; от 6 до 7 лет – 0/0 %;

4) наказание осужденным по ч. 3 ст. 163 УК РФ назначалось: от 7 до 9 лет – в 100/100 % случаев; от 9 до 11 лет и от 11 до 15 лет – 0/0 %.

На особенностях применения санкций исследуемых норм, несомненно, сказывалась и недостаточная полнота учета общих начал назначения наказания, предусмотренных ст. 60 УК РФ: характер и степень общественной опасности совершённого деяния (в приговорах указано, что учтено это общее начало, но не конкретизированы ее показатели) – 74,5/76 %; личность виновного (в приговорах указано, что учтена личность, но конкретно не отмечены учтенные признаки) – 76/81 %, за исключением: а) участие в боевых действиях (Афганистан, Чечня) – 3/0 %, б) боевые награды – 3/0 %, в) состояние здоровья – 15/11 %; обстоятельства, смягчающие наказание, учтенные судом (ст. 60 УК РФ): а) несовершеннолетие виновного – 6/6 %, б) положительная характеристика по месту жительства – 6/18 %, в) совершение преступления впервые – 52/49 %; обстоятельства, отягчающие наказание, суды учитывали рецидив преступлений – 24/26 %; условия жизни семьи виновного – 59,5/64 %.

В четвертом параграфе «Пути оптимизации осуществления доказывания по уголовным делам о вымогательстве» определены факторы, снижающие эффективность доказывания, и сформулированы предложения, направленные на совершенствование деятельности органа расследования, прокурора, защитника и суда при осуществлении доказывания по уголовным делам о вымогательстве.

Автор выявляет основные недостатки в деятельности органа расследования по делам о вымогательстве, приводящие к признанию судом доказательств недопустимыми, вынесению оправдательных приговоров и прекращению уголовных дел. Они заключаются в неполучении, утрате необходимой информации, недостаточно полной проверке достоверности собранных по делу доказательств и основанных на них выводов, построении необоснованных или ошибочных выводов из совокупности собранных по делу доказательств; невыполнении требований о полном, всестороннем и объективном исследовании обстоятельств дела. Диссертант отмечает, что в целях оптимизации деятельности следователя в процессе доказывания необходимо изучать и применять типовые версии при расследовании вымогательства, исследовать имеющуюся информацию, с учетом которой строить частные версии применительно к конкретной ситуации, и планировать следственные действия и связанные с ними оперативно-розыскные мероприятия. Следователь должен своевременно, в зависимости от имеющейся и появляющейся в деле информации, корректировать версии, подчиняя им последующие планы производства следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. При организации расследования вымогательства следователь должен учитывать возможности других служб правоохранительных органов (ФСБ, ГИБДД и др.), грамотно и оперативно устанавливать с ними взаимодействие с целью быстрого и полного раскрытия преступления. Особое внимание должно быть уделено подготовке и проведению следственных действий, в том числе допросов, осуществление которых направлено на доказывание обстоятельств совершения преступления и установление лиц, его совершивших. Успешная деятельность следователя по расследованию уголовных дел о вымогательстве обусловлена необходимостью развития института наставничества, обучения и повышения квалификации.

В параграфе исследуется доказательственная деятельность прокурора. Автор отмечает, что в целях оптимизации деятельности государственного обвинителя по поддержанию государственного обвинения по уголовным делам о вымогательстве следует точно определить предмет доказывания и наиболее верно построить линию поддержания обвинения. Очерченный круг вопросов, входящих в предмет доказывания, государственный обвинитель может разрешить в ходе судебного следствия путем проведения допросов различных участников судебного разбирательства. Допрос – это основное и наиболее распространенное средство доказывания в стадии судебного следствия. Подготовка государственного обвинителя к допросам поможет эффективно и качественно доказать имеющиеся в уголовном деле факты и обстоятельства, устранить пробелы, допущенные в ходе досудебного производства по уголовному делу о вымогательстве, предусмотреть вопросы и ответы стороны защиты, своевременно реагировать на них, корректировать линию обвинения в зависимости от полученных ответов от участников процесса.

В ходе исследования предложена типовая программа допроса государственным обвинителем участников судебного разбирательства по уголовным делам о вымогательстве. Названная программа содержит программы допроса потерпевшего, подсудимого, свидетелей, посредника в передаче предмета вымогательства. Каждый раздел программы содержит рекомендации в зависимости от возможных ситуаций совершения преступления.

Преимущества применения программы состоят в следующем: она способствует повышению целенаправленности и организованности деятельности государственного обвинителя, а также углублению анализа добываемой по делу информации, обеспечению учета всех вопросов, связанных с предметом доказывания по делу; формированию совокупности данных об обстоятельствах, уже установленных по каждому вопросу программы, и проверке наличия доказательств, подтверждающих имеющиеся знания; определению недостающей информации и установлению порядка ее получения в суде; помогает оценить возможность восполнения недостающей информации; спланировать действия по проверке обстоятельств и доказательств; определить последовательность представления доказательств суду; скорректировать линию обвинения в зависимости от изменения доказательств.

Автор отмечает, что в целях оптимизации процесса доказывания государственным обвинителем по уголовным делам о вымогательстве руководителям соответствующих прокуратур необходимо: выявлять и анализировать процессуальные ошибки, допускаемые в процессе поддержания обвинения, устанавливать причины, по которым эти ошибки стали возможными; оптимально сбалансировать уровень нагрузки на конкретного государственного обвинителя; заблаговременно назначать государственных обвинителей для участия в уголовном процессе по уголовным делам о вымогательстве; разрабатывать и планировать мероприятия (семинары, обучения на курсах повышения квалификации), направленные на повышение уровня поддержания государственного обвинения по данной категории уголовных дел государственными обвинителями; по наиболее сложным уголовным делам соблюдать требования о назначении наиболее опытных государственных обвинителей для участия в их рассмотрении в суде.

В ходе исследования изучены особенности доказательственной деятельности защитника по уголовным делам о вымогательстве. Автор приходит к выводу о том, что участие защитника в уголовном деле о вымогательстве будет продуктивным, если он заблаговременно подготовится к процессу, в ходе судебного следствия будет занимать активную позицию, правильно построит линию защиты, но главное – его знания специфики уголовных дел о вымогательстве, учет тех факторов, которые связаны с квалифицирующими признаками преступлений данной категории.

Диссертант предлагает изложить п. 7 ст. 49 УПК РФ в следующей редакции: «Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, за исключением обстоятельств, не позволяющих осуществлять принятую на себя защиту».

Автор обосновывает утверждение о том, что судья является субъектом доказывания. В целях расширения полномочий суда в части доказывания в ходе судебного следствия соискатель приходит к выводу о целесообразности дополнения отдельных норм УПК РФ, в том числе: ч. 1 ст. 284, ч. 1 ст. 287, ч. 1 ст. 288, ст. 289, а именно:

– ч. 1 ст. 284 УПК РФ «Осмотр вещественных доказательств» после слов «по ходатайству сторон» дополнить словами «или инициативе суда» (далее по тексту);

– ч. 1 ст. 287 УПК РФ «Осмотр местности и помещений» после слова «специалиста» дополнить словами «по ходатайству сторон или инициативе суда» (далее по тексту);

– ч. 1 ст. 288 УПК РФ «Следственный эксперимент» после слова «специалиста» дополнить словами «по ходатайству сторон или инициативе суда» (далее по тексту);

– текст ст. 289 УПК РФ «Предъявление для опознания» после слова «предмета» дополнить словами «по ходатайству сторон или инициативе суда» (далее по тексту). Представляется, что данные предложения смогут повысить эффективность доказывания в суде по уголовным делам о вымогательстве и активизировать доказательственную деятельность суда.

Практика свидетельствует о проблемах, которые возникают у судов при оценке доказательств, неизбежно связанных с квалификацией преступлений. В этой связи автор обращает внимание на целесообразность внесения соответствующих корректив в уголовное законодательство, в том числе в ст. 163 УПК РФ.

Обращая внимание на сложность рассмотрения уголовных дел о вымогательстве, диссертант предлагает ряд мер организационного характера, направленных на подготовку судей к рассмотрению уголовных дел данной категории, в том числе считает целесообразным повысить требования к претендентам для сдачи квалификационного экзамена на должность судьи, увеличить блок экзаменационных вопросов, касающихся порядка разрешения уголовных дел о преступлениях против собственности; соблюдать требования об обязательном прохождении переподготовки судей один раз в три года сроком на один месяц. Кроме того, на уровне суда субъекта целесообразно: проводить обобщение судебной практики о рассмотрении уголовных дел о вымогательстве, а также других дел о преступлениях в сфере экономики; не реже одного раза в полгода проводить тематические семинары, в том числе по проблемам рассмотрения уголовных дел о вымогательстве, с тем чтобы своевременно учитывать практику применения уголовного и уголовно-процессуального законодательства, правильность применения изменяющихся уголовно-процессуальных норм; на указанных семинарах изучать результаты проведенных обобщений, разъяснять причины допущенных ошибок.

Автор высказывает предложение о необходимости подготовки и издания постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике о преступлениях против собственности».

Заключение содержит итоги проведенного исследования, выводы по каждому из вопросов, включенных в его предмет, а также предложения по оптимизации деятельности субъектов доказывания по уголовным делам о вымогательстве.

В приложении содержатся обобщенные итоги проведенного исследования практики рассмотрения уголовных дел о вымогательстве судами Краснодарского края и Пензенской области за 2003–2010 гг.

По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие работы:

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях,
рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ

1. Шишкин А. Д. Вымогательство в системе уголовно-правовых понятий: некоторые проблемы законодательной регламентации / А. Д. Шишкин // Рос. юстиция. – 2006. – № 12. – 0,3 печ. л.

2. Шишкин А. Д. Регламентация ответственности за вымогательство в Уголовных кодексах зарубежных стран (особенности конструирования состава и построения санкции) / А. Д. Шишкин // Рос. юстиция. – 2007.
– № 2. – 0,3 печ. л.

3. Шишкин А. Д. Квалифицирующие признаки вымогательства и их влияние на дифференциацию уголовной ответственности: дискуссионные аспекты и предложения по совершенствованию законодательства / А. Д. Шишкин // Рос. правосудие. – 2009. – № 9(41). – 0,9 печ. л.

4. Шишкин А. Д. Особенности доказывания обстоятельств, характеризующих личность подсудимого, по уголовным делам о вымогательстве / А. Д. Шишкин // Вестн. Владим. юрид. ин-та. – 2011. – № 4(21). – 0,5 печ. л.

Иные публикации

5. Шишкин А. Д. Предложения по дополнению ст. 163 и ст. 104.1 УК РФ / А. Д. Шишкин // Проблемы реализации права в современной России : материалы регион. науч.-практ. конф. – Краснодар, 2007. – 0,6 печ. л.

6. Шишкин А. Д. Правовые и теоретические предпосылки построения квалифицированных составов вымогательства (ст. 163 УК РФ) / А. Д. Шишкин // Науч. вестн. Юж. федер. округа. – 2007. – № 2. – 0,5 печ. л.

7. Шишкин А. Д. Вымогательство (ст. 163 УК РФ): дискуссионные аспекты нормативного понятия объекта и предмета состава / А. Д. Шишкин // Мировой судья. – 2008. – № 5. – 0,3 печ. л.

8. Шишкин А. Д. Рейдерство («криминальный захват» объектов чужой собственности): характеристика общественной опасности и проблемы регулирования уголовной ответственности / А. Д. Шишкин, Л. А. Прохоров // Науч. вестн. Юж. федер. округа. – 2007. – № 4. – 0,7/0,4 печ. л.

9. Шишкин А. Д. Виновность лица как обстоятельство, подлежащее доказыванию по уголовному делу о вымогательстве / А. Д. Шишкин, И. В. Головинская // Борьба с пенитенциарной преступностью: опыт, проблемы, перспективы : материалы межвуз. науч.-практ. конф., Владимир, 26 мая 2011 г. / [редкол.: С. Н. Емельянов (пред.) и др.]. – Владимир : ВЮИ ФСИН России, 2011. – 0,4/0,2 печ. л.

10. Шишкин А. Д. Судебная реформа и развитие института доказывания по уголовным делам о вымогательстве / А. Д. Шишкин // Судебная реформа современной России: итоги и перспективы : материалы всерос. науч.-практ. конф., посвященной 20-летию судебной реформы (г. Пенза, 20–21 окт. 2011 г.) / под ред. А. В. Малько, В. А. Терёхина. – Пенза : Изд-во ПГУ, 2011. – 0,3 печ. л.

Общий объем опубликованных автором работ составляет 4,3 печ. л.

Шишкин Алексей Дмитриевич

ОСОБЕННОСТИ ДОКАЗЫВАНИЯ
ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ О ВЫМОГАТЕЛЬСТВЕ

Подписано в печать 16.12.11. Формат 60х84 1/16. Усл. печ. л. 1,74. Тираж 100 экз.

Редакционно-издательский отдел научного центра

федерального казенного образовательного учреждения
высшего профессионального образования
«Владимирский юридический институт
Федеральной службы исполнения наказаний».

600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е.

E-mail: rio@vui.vladinfo.ru.


[1] Рос. газ. 2008. 5 авг.



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.