WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Развитие института следственных действий в российском уголовно -процессуальном праве

Академия управления мвд россии



На правах рукописи


ПИГОРЕВ ОЛЕГ ИГОРЕВИЧ


РАЗВИТИЕ ИНСТИТУТА СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ праве

Специальность: 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика; оперативно-розыскная деятельность

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук






Москва 2010

Диссертация выполнена на кафедре управления органами расследования преступлений Академии управления МВД России.

Научный руководитель – кандидат юридических наук, доцент

Емелькина Наталья Леонидовна

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Белкин Анатолий Рафаилович

кандидат юридических наук, профессор

Белозеров Юрий Николаевич


Ведущая организацияВсероссийский научно-исследовательский институт МВД России.

Защита состоится « 8 » июля 2010 года в 14 час. 30 мин. на заседании диссертационного совета Д 203.002.01 при Академии управления МВД России по адресу: 125171, Москва, ул. З. и А. Космодемьянских, дом 8, ауд. № 415-417.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Академии управления МВД России

Автореферат разослан «___» июня 2010 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук,

профессор В.И. Старков

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования. Действующий Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее УПК РФ) своим основным назначением определил защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ст.6 УПК РФ).

Вместе с тем, защита прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений, может быть осуществлена путем возмещения ущерба, нанесенного преступлением, установления виновности лица, его совершившего, и назначения ему предусмотренного законом наказания. Для этого необходимо наличие достаточного количества доказательств, основным средством собирания которых являются следственные действия. Их качественное и эффективное производство является залогом успешного расследования преступлений. Это свидетельствует о существенной роли института следственных действий в реализации назначения судопроизводства по защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений.

Несмотря на всю значимость следственных действий, в уголовно-процессуальной науке не существует единого мнения по поводу содержания понятия данного института. В уголовно-процессуальном законодательстве до настоящего времени не выработано обобщенное понятие следственного действия, которое отражало бы не только его сущность, но и все его признаки, хотя термин «следственные действия» неоднократно встречается в тексте УПК РФ.

Недостаточно, на наш взгляд, разработаны основные направления дальнейшего развития следственных действий в российском уголовно-процессуальном праве.

Кроме того, несмотря на интенсивное внедрение в России перспективных информационных технологий во все сферы социально-экономической жизни, следственные органы все еще используют в своей деятельности научно-технические средства, возможности использования которых при производстве следственных действий в процессе доказывания сформировались еще в 60-х годах прошлого века, в то время как при совершении преступлений все чаще используются современные высокие технологии.

Однако действующее уголовно-процессуальное законодательство, на наш взгляд, не в полной мере регламентирует порядок использования современных высоких технологий в процессе производства следственных действий. Это обусловливает необходимость изучения их, как одного из средств собирания доказательств, в том числе путем внедрения в процесс производства следственных действий информационных технологий.

Очевидно, что для успешного решения поставленных перед правоохранительными органами задач по раскрытию преступлений, защите прав и законных интересов граждан и государства от преступных посягательств органы предварительного следствия должны иметь предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством адекватные и современные средства и способы выполнения данных задач.

Кроме того, проблематика, связанная с производством следственных действий, постоянно находится в центре острой научной дискуссии. С принятием УПК РФ институт следственных действий претерпел изменения, он пополнился новыми средствами собирания доказательств, одним из которых является контроль и запись переговоров, что вызвало немало споров среди ученых-процессуалистов.



Отсутствует в литературе единство мнений по поводу оснований производства следственных действий.

Изложенное свидетельствует о том, что вопросы производства следственных действий изучены не достаточно полно, что подтверждает актуальность выбранной темы диссертационного исследования и обусловливает ее научную и практическую значимость.

Степень разработанности темы. В теории уголовного процесса к настоящему времени отдельные вопросы производства следственных действий уже являлись предметом исследования, в частности, в трудах С.В. Бажанова, Ю.Н. Белозерова, В.П. Божьева, В.М. Быкова, И.Е. Быховского, В.В. Вандышева, Т.Н. Добровольской, С.П. Ефимичева, Н.В. Жогина, В.В. Кальницкого, Л.М. Карнеевой, П.А. Лупинской, В.А. Михайлова, А.П. Рыжакова, В.В. Рябоконя, А.Б. Соловьева, М.С. Строговича, Г.П. Химичевой, М.А. Чельцова, А.А. Чувилева, С.А. Шейфера, Л.Г. Юриной и других ученых.

Криминалистические аспекты следственных действий рассмотрены в работах М.О. Баева, О.Я. Баева, Р.С. Белкина, А.Р. Белкина, Б.Л. Бразоля, А.И. Винберга, А.Ю. Головина, В.А. Образцова, Д.А. Солодова, С.Н. Трегубова и других ученых.

На уровне диссертационных исследований вопросами следственных действий занимались Е.Ю. Генисаретская, С.В. Ефремова, Е.В. Комиссаренко, А.Н. Кузнецов, О.В. Меремьянина, Е.С. Полуянова, В.А. Семенцов, Д.С. Хижняк, И.В. Шабетя и ряд других авторов.

Несмотря на всю научную разработанность исследуемой в диссертации проблемы, отдельные вопросы, касающиеся производства следственных действий, остаются до нашего времени не разрешимыми. Так, незаслуженно мало, на наш взгляд, учеными-процессуалистами уделено внимания вопросу развития следственных действий в целом. Данный вопрос рассматривался лишь фрагментарно и не являлся непосредственным предметом диссертационных исследований.

В свою очередь, анализ развития следственных действий, основанный на научных трудах и законодательных актах, регулирующих уголовно-процессуальные правоотношения, позволяет обобщить и систематизировать научные подходы к развитию и совершенствованию следственных действий, что, в свою очередь, позволяет рассмотреть вопрос о тенденциях и перспективах развития данного института.

Объектом исследования являются общественные отношения в сфере уголовного судопроизводства, складывающиеся как в процессе развития института следственных действий, так и при производстве следственных действий в досудебном производстве по уголовным делам.

Предмет исследования составляют нормы уголовно-процессуального права России и зарубежных стран, теоретические положения уголовно-процессуальной науки, регламентирующие производство следственных действий.

Цель исследования заключается в комплексном анализе уголовно-процессуального права дореволюционного, советского и современного периодов, определение на этой основе основных тенденций и перспектив развития института следственных действий и формулирование теоретических и научно-практических положений и выводов относительно его совершенствования.

Достижение поставленных целей обусловливает необходимость выделить и решить следующие задачи:

провести историко-правовой анализ развития следственных действий в российском уголовно-процессуальном праве;

определить правовую сущность института следственных действий;

выявить основные тенденции развития института следственных действий;

исследовать основания производства следственных действий, определить их сущность и виды;

дать характеристику процессуальным действиям, которые впервые были регламентированы в УПК РФ 2001 г. в качестве следственных действий (контроль и запись переговоров и проверка показаний на месте);

сформулировать рекомендации по производству отдельных следственных действий с применением видеоконференцсвязи;

разработать предложения по совершенствованию процессуальных норм, регламентирующих производство следственных действий.

Методологическая база и методы, использованные в исследовании. Характер задач, решаемых в диссертационном исследовании, определил комплекс общих и частных научных методов исследования. Методологической основой работы послужил диалектический метод познания наряду с системным подходом. В работе использовались общенаучные методы: дедукция и индукция, анализ и синтез, исторический и логический, а также частные научные методы исследования: сравнительно-правовой, формально-логический, системно-структурный, логико-юридический, социологический и статистический. Кроме того, автором использовались и другие общенаучные, специальные и частные методы в их взаимосвязи и взаимообусловленности.

Нормативно-правовую базу диссертационного исследования составили: Конституция Российской Федерации, международно-правовые акты, постановления и определения Конституционного Суда Российской Федерации, постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, касающиеся вопросов производства следственных действий, действующее уголовно-процессуальное законодательство. В работе использовался ряд федеральных законов: от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», от 10.01.2002 № 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи», от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» и др. Подвергались также сравнительному анализу Устав уголовного судопроизводства 1864 г., УПК РСФСР 1923 г., УПК РСФСР 1960 г.

Теоретической основой исследования послужили научные труды в области уголовно-процессуального права, криминалистики дореволюционного периода, труды советских и современных ученых. При написании диссертации использованы научные труды в области общей теории права, уголовного права, оперативно-розыскной деятельности, философии, конституционного права и других наук.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что работа представляет собой комплексное, самостоятельное, монографическое исследование, в котором в ретроспективе и перспективе изучено становление и развитие института следственных действий в российском уголовно-процессуальном праве. В диссертации сформулированы и обоснованы теоретические положения, содержащие элементы новизны, в частности:

  • выявлены основные тенденции развития института следственных действий;
  • сформулировано авторское определение «институт следственных действий»;
  • рассмотрены основания производства следственных действий, на основе чего автором разработаны предложения по совершенствованию норм УПК, их регламентирующих;
  • сформулировано авторское понятие «основание производства следственных действий»;
  • обоснована необходимость введения в УПК РФ в качестве следственного действия «получение информации о номерах телефонов входящих и исходящих сигналов соединений», определена его сущность;
  • сформулированы рекомендации по производству отдельных следственных действий с применением видеоконференцсвязи.

Научная новизна диссертационного исследования заключается также в разработке теоретико-правовых предложений, которые, по мнению автора, пополнят теорию уголовного процесса и положительно отразятся на эффективности производства следственных действий в ходе предварительного расследования, посредством оптимизации норм УПК РФ.

В обобщенном виде научная новизна нашла свое отражение в положениях, выносимых на защиту.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Теоретический вывод о том, что на протяжении всех исторических периодов развития уголовно-процессуального права происходило становление института следственных действий. В результате, отдельные, неупорядоченные нормы, регламентирующие собирание доказательств, сформировались в самостоятельный правовой институт, что свидетельствует о последовательном развитии данного института как основного средства собирания доказательств по уголовному делу.





2. Авторское определение понятия института следственных действий, под которым понимается совокупность норм уголовно-процессуального права, регулирующих отношения, складывающиеся по поводу собирания, проверки и исследования доказательств в ходе проведения следственных действий в досудебном производстве по уголовным делам, характеризующиеся обособленным закреплением в законе и полнотой регулируемых отношений (основания и порядок производства следственных действий, правила поведения участников следственных действий).

3. Тенденции развития института следственных действий обусловлены закреплением в УПК РФ: а) новых следственных действий, апробированных на практике и изученных в теории, сформировавшихся путем дифференциации существующих следственных действий; б) тех следственных действий, чье формирование обусловлено появлением новых средств и способов совершения преступлений.

4. Авторское определение понятия основания производства следственных действий, под которым понимается совокупность фактических и юридических условий, указывающих на то, что ограничение прав и свобод лиц, в отношении которых может быть проведено предполагаемое следственное действие, возможно и необходимо для уголовного судопроизводства и может привести к получению доказательств по уголовному делу.

5. Сформулированные автором по результатам диссертационного исследования предложения о внесении изменений и дополнений в УПК РФ, направленные на совершенствование института следственных действий, а именно:

а) статью 5 дополнить пунктом 14-2 следующего содержания:

- «14-2) получение информации о номерах телефонов входящих и исходящих сигналов соединений – следственное действие, проводимое на основании судебного решения следователем или дознавателем, заключающееся в получении информации о номерах телефонов, времени, даты и продолжительности соединения абонентов, а также о географическом положении и учетных записях абонентов»;

б) Главу 25 дополнить статьей 186-1 следующего содержания:

- «при наличии достаточных оснований полагать, что информация о номерах телефонов входящих и исходящих сигналов соединений имеет значение для уголовного дела, получение данной информации допускается на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса»;

в) часть 2 статьи 13 после слов «и иных переговоров» дополнить словами «получение информации о номерах телефонов входящих и исходящих сигналов соединений»;

г) часть 2 статьи 29 дополнить пунктом 12 следующего содержания:

«12) о получении информации о номерах телефонов входящих и исходящих сигналов соединений».

6. Сформулированные автором рекомендации по производству отдельных следственных действий с применением видеоконференцсвязи:

- проведение следственного действия посредством видеоконференцсвязи возможно только в исключительных случаях (невозможность присутствия лица, в отношении которого проводится следственное действие, в месте проведения предварительного расследования, если его присутствие сопряжено с угрозой его жизни и здоровью);

- для производства допроса или предъявления для опознания в режиме видеоконференцсвязи следователь дает поручение следственному органу того района, где находится лицо, с участием которого проводится следственное действие, об организации проведения следственного действия, обеспечении выполнения требований закона, касающихся порядка и условий проведения допроса и предъявления для опознания, а также в обеспечении при необходимости присутствия переводчика, защитника и других представителей;

- процесс и результаты производства следственного действия фиксируются с помощью видеозаписи на случай необходимости просмотра его в суде;

- ход и результаты следственного действия отражаются в электронном протоколе, который подписывается электронной цифровой подписью участников следственного действия и направляется следователю, расследующему уголовное дело, посредством защищенных систем связи правоохранительных органов;

- для исключения возможности оказания влияния на лиц, в отношении которых проводится следственное действие, система видеоконференцсвязи настраивается таким образом, чтобы было видно всех лиц, находящихся в помещении вместе с допрашиваемым или опознающим.

Для возможности использования системы видеоконференцсвязи в ходе производства допроса и предъявления для опознания необходимо:

- п. 1 ст. 187 дополнить следующим положением: «при невозможности присутствия допрашиваемого на месте проведения предварительного расследования допрос может быть проведен с использованием видеоконференцсвязи»;

- п. 5 ст. 193 дополнить следующим положением: «при невозможности предъявления лица или предмета опознание может быть проведено с использованием видеоконференцсвязи».

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования определяется вкладом автора в дальнейшее развитие науки уголовного процесса, в части института следственных действий.

На основе исследования института следственных действий в российском уголовно-процессуальном праве и отдельных наиболее спорных его вопросов, сформулированы конкретные предложения по его совершенствованию.

Работа определяется глубиной рассматриваемых вопросов, ее ориентированностью на изучение научно-теоретических проблем и разработку практических рекомендаций по производству следственных действий.

Практическая значимость исследования состоит в том, что материалы диссертации могут быть использованы в преподавании курса «Уголовный процесс» и спецкурсов по темам, посвященным следственным действиям.

Кроме того, результаты исследования могут быть использованы:

  • для последующих научно-исследовательских работ в данной области;
  • в практической деятельности с целью разработки рекомендаций для дознавателей, следователей по производству следственных действий;
  • некоторые положения диссертационного исследования могут быть также использованы для совершенствования уголовно-процессуального законодательства и практики его применения в части, касающейся производства следственных действий.

Достоверность и обоснованность результатов исследования определяются его комплексным характером, использованием различных методов научного исследования, основываются на анализе норм действующего российского и зарубежного законодательства, правоприменительной практики, научных трудах отечественных исследователей дореволюционной, советской, современной России, статистической информации, материалах научных публикаций, относящихся к теме диссертационного исследования.

Теоретические положения и выводы основаны на результатах изучения 147 архивных уголовных дел, расследованных в период с 2004 по 2009 гг. в регионах, имеющих средние показатели относительно темпов прироста числа предварительно расследованных преступлений согласно статистике МВД России за период с 2009 г. по 1-ый квартал 2010 г.[1] (Белгородская, Воронежская и Орловская области), по которым проводились контроль и запись переговоров, эксгумация, проверка показаний на месте, получение информации о номерах телефонов входящих и исходящих сигналов соединений. Из них уголовных дел по грабежам (ст. 161 УК РФ) - 45%, разбоям (ст. 162 УК РФ) - 31%, убийствам (ст. 105 УК РФ) - 9%, вымогательствам (ст. 163 УК РФ) - 15%.

Кроме того, теоретические положения и выводы основаны также на результатах анкетирования 163 из 1692 (9,6% от генеральной совокупности) следователей и 84 из 729 (11,5% от генеральной совокупности) дознавателей Белгородской, Орловской, Курской и Воронежской областей по наиболее актуальным вопросам, рассматриваемым в рамках проведенного диссертационного исследования. Из них – 45 (12% от генеральной совокупности) следователей и 19 (12% от генеральной совокупности) дознавателей Белгородской области, 32 (11% от генеральной совокупности) следователя и 11 (10% от генеральной совокупности) дознавателей Орловской области, 34 (9% от генеральной совокупности) следователя и 21 (12% от генеральной совокупности) дознаватель Курской области, 52 (8% от генеральной совокупности) следователя и 33 (11% от генеральной совокупности) дознавателя Воронежской области. Отдельно было опрошено 83 руководителя следственных органов из 48 субъектов РФ, обучавшихся на ВАК Академии управления МВД России.

Эмпирическую базу исследования составили также статистические данные, характеризующие результаты использования комплексов ЕИТКС ОВД за 2009 г.

Данная эмпирическая база характеризует репрезентативность проведенного диссертационного исследования.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования и научные сообщения по теме исследования докладывались на заседаниях кафедры управления органами расследования преступлений Академии управления МВД России.

Кроме того, основные положения и выводы диссертационного исследования содержатся в десяти научных статьях, в том числе в двух статьях в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ, и апробированы на всероссийских, межвузовских научно-практических конференциях. Среди них:

– Межвузовская научно-практическая конференция «Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы расследования преступлений» (Орловский юридический институт МВД России, 2007 г.);

– Межвузовская научно-практическая конференция «Ученые-криминалисты и их роль в совершенствовании научных основ уголовного судопроизводства» (Москва, Академия управления МВД России, 2007 г.);

– Межвузовская научно-практическая конференция «Проблемы управления органами расследования преступлений в связи с изменением уголовно-процессуального законодательства» (Москва, Академия управления МВД России, 2008 г.);

– Межвузовская научно-практическая конференция «Актуальные вопросы применения уголовно-процессуального и уголовного законодательства в процессе расследования преступлений» (Москва, Академия управления МВД России, 2009 г.);

– 50-е Криминалистические чтения «Теория и практика использования специальных знаний в раскрытии и расследовании преступлений» (Москва, Академия управления МВД России, 2009 г.).

Результаты исследования внедрены в учебный процесс Академии управления МВД России и Московского государственного университета приборостроения и информатики. Положения и выводы диссертационного исследования использовались для подготовки учебных программ и фондовых лекций по курсу «Уголовный процесс». Отдельные результаты исследования внедрены в практическую деятельность прокуратуры Белгородской области, Белгородской транспортной прокуратуры и следственного отдела при линейном отделе внутренних дел на станции Белгород.

Структура и объем диссертации обусловлены целью исследования и вытекающими из нее задачами. Работа состоит из введения, двух глав, включающих в себя шесть параграфов, заключения, приложения и списка использованной литературы.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ


Во введении раскрывается актуальность темы, степень ее научной разработанности; определяются объект, предмет, цели и задачи исследования; характеризуются его методологическая, теоретическая и эмпирическая основы; обосновываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость; формулируются основные положения, выносимые на защиту; приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава диссертации – «Становление института следственных действий в российском уголовно-процессуальном праве» – состоит из трех параграфов, в которых рассмотрено зарождение и развитие института следственных действий в дореволюционном и советском периодах. Определены понятия следственных действий, института и системы следственных действий.

В первом параграфе автор указывает на то, что УПК РФ не дает определения следственного действия. Нет единого мнения по поводу определения следственных действий и у ученых.

Диссертант поддерживает мнение исследователей, которые рассматривают в качестве следственных действий не все процессуальные действия, осуществляемые следователем при производстве по уголовному делу для решения стоящих перед ним задач, а лишь те, которые направлены непосредственно на собирание и проверку доказательств.

В диссертации анализируются существующие определения следственных действий в работах В.П. Божьева, П.А. Лупинской, С.А. Шейфера, А.Б. Соловьева, А.К. Гаврилова, С.П. Ефимичева, В.А. Михайлова, П.М. Туленкова и др. и выделяются основные и второстепенные признаки следственного действия. К основным признакам автор относит: направленность действия на собирание и проверку доказательств; детальную процессуальную регламентацию; проведение следственного действия уполномоченным лицом, имеющим на это законные полномочия; следственные действия всегда затрагивают права и интересы граждан. К второстепенным признакам следственного действия относятся. По мнению автора, обеспеченность государственным принуждением, наличие познавательных аспектов.

Учитывая выведенные признаки и основываясь на проведенном анализе существующих дефиниций, формулируется авторская редакция определения следственного действия. Следственные действия – это предусмотренные уголовно-процессуальным законом и имеющие детально регламентированную процедуру проведения и фиксирования результатов процессуальные действия, состоящие из системы производимых уполномоченными на то законом лицами различных видов познавательных приемов (описание, измерение, сравнение и др.), позволяющие осуществить собирание, проверку, исследование доказательств и иной информации, имеющей значение для расследования по уголовному делу.

Автор рассматривает понятие «институт права» и его признаки, в ходе чего приходит к выводу, что институту права свойственны: а) однородность фактического содержания; б) юридическое единство правовых норм; в) нормативная обособленность правовых норм; г) полнота регулируемых отношений. Институт следственных действий полностью сочетает в себе перечисленные признаки, характерные для любого правового института. Далее автор отмечает, что специфичность одной группы общественных отношений по сравнению с другой группой и является причиной возникновения соответствующих правовых институтов.

При исследовании вопросов, связанных с производством следственных действий, автор опирается на труды С.В. Бажанова, Ю.Н. Белозерова, В.П. Божьева, В.М. Быкова, И.Е. Быховского, С.П. Ефимичева, Н.В. Жогина, В.В. Кальницкого, Л.М. Карнеевой, П.А. Лупинской, А.Б. Соловьева, С.А. Шейфера, их вклад в изучение проблем, связанных с данным процессуальным институтом.

Диссертант рассматривает каждый элемент структуры института следственных действий, выявленной С.А. Шейфером[2] (основания проведения следственного действия; правила, непосредственно регламентирующие поведение следователя и лиц, привлекаемых к участию в следственных действиях; меры принуждения, применяемые к участникам следственных действий). На основе проведенного анализа автор приходит к выводу, что нормы, регулирующие проведение следственных действий, образуют собой институт уголовно-процессуального права, именуемый как «институт следственных действий». Подтверждением этому служит сочетание в институте следственных действий всех перечисленных выше признаков, которыми, согласно теории права, должен обладать любой институт права.

В исследовании автор формулирует свое определение понятия института следственных действий, под которым он понимает совокупность норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих отношения, складывающиеся по поводу собирания, проверки и исследования доказательств в ходе проведения следственных действий в досудебном производстве по уголовным делам, характеризующиеся обособленным закреплением в законе и полнотой регулируемых отношений (основания и порядок производства следственных действий, правила поведения участников следственных действий).

Во втором параграфе автор рассматривает зарождение, становление и тенденции развития института следственных действий в российском уголовно-процессуальном праве.

При этом диссертант отмечает, что отдельные следственные действия по собиранию доказательств были известны еще со времен Русской Правды. Впервые в России лишь в Уставе уголовного судопроизводства 1864 г. был систематизирован порядок проведения следственных действий, где были не только перечислены виды следственных действий, но и подробно регламентирован процесс их производства с четким алгоритмом действий.

Рассматривая институт следственных действий по УПК 1923 г. диссертант делает вывод о том, что законодатель того времени отнес к следственным не только действия, непосредственно направленные на собирание доказательств, но и иные действия следователя (предъявление обвинения и составление обвинительного заключения), что, по мнению автора, является не достаточно обоснованным, поскольку не обладают в полной мере всеми признаками.

Автором также рассматриваются следственные действия, закрепленные в УПК РСФСР 1960 г. Отмечается, что в данном Кодексе не только получили свое развитие следственные действия, которые в той или иной степени были регламентированы в предыдущем Уголовно-процессуальном кодексе (осмотр, допрос, освидетельствование, экспертиза, обыск), но и появились новые средства собирания доказательств, такие, как очная ставка и следственный эксперимент, предъявление для опознания, выемка.

В заключение параграфа автор подводит итог историческому развитию института следственных действий и определяет тенденции данного развития. Так, отмечается, что вначале сформировались следственные действия, основанные на одном из методов познания, такие, как допрос, осмотр, обыск. Данные следственные действия автор определяет как основополагающие. Далее появились производные следственные действия, которые формировались путем дифференциации основополагающих следственных действий. Производные следственные действия формировались за счет использования специфических тактических приемов в процессе проведения уже известных следственных действий.

Отмечается, что, когда решение возникших задач путем проведения известных следственных действий не представлялось возможным, в отдельных случаях использовался ранее неизвестный тактический прием. Его эффективное использование становилось предметом теоретических исследований в уголовно-процессуальной науке и криминалистике, изучалась его специфика, сущность, тактика проведения и т.д. Постоянная практика применения и результаты теоретических исследований обусловливали законодательное закрепление нового тактического приема, который впоследствии становился самостоятельным следственным действием.

Так, по мнению диссертанта, производным следственным действием от допроса можно назвать очную ставку; производными от осмотра являются освидетельствование, эксгумация, следственный эксперимент, судебная экспертиза; производными от обыска является выемка.

Существуют также следственные действия, которые формировались на основе использования нескольких тактических приемов различных следственных действий. Таким способом появилось предъявление для опознания, которое сформировалось при помощи тактических приемов очной ставки и допроса. Аналогично появилось такое следственное действие, как проверка показаний на месте, которое сочетает в себе элементы осмотра, допроса и следственного эксперимента.

Подчеркивается, что существенное влияние на развитие института следственных действий оказывают достижения науки и техники. В результате появилось такое следственное действие, как контроль и запись переговоров.

Изложенное позволяет автору сделать вывод о том, что тенденции развития института следственных действий обусловлены законодательным закреплением в УПК РФ: а) новых следственных действий, апробированных на практике и изученных в теории, сформировавшихся путем дифференциации существующих следственных действий; б) тех следственных действий, чье формирование обусловлено появлением новых средств и способов совершения преступлений.

В третьем параграфе диссертантом рассматривается существующая система следственных действий, рассматриваются существующие трактовки понятия «система следственных действий». Под системой следственных действий автор понимает предусмотренную уголовно-процессуальным законом совокупность взаимосвязанных между собой подробно регламентированных процессуальных действий, которые проводятся уполномоченными на то органами и должностными лицами с целью сбора, проверки, исследования и закрепления доказательств и иной информации, имеющей значение для расследования по уголовному делу.

Рассматривая наиболее спорные вопросы системы следственных действий, автор приходит к выводу, что эксгумация, контроль и запись переговоров являются самостоятельными следственными действиями.

Вторая глава – «Институт следственных действий в современном уголовно-процессуальном праве» – состоит из трех параграфов. В данной главе автор рассматривает основания производства следственных действий, новые следственные действия по УПК РФ и перспективы развития института следственных действий.

В первом параграфе автор подчеркивает, что производство каждого следственного действия тем или иным образом связано с ограничением закрепленных Конституцией РФ основных свобод и интересов граждан. Естественно, что эти ограничения должны быть обоснованными. По этому поводу диссертант поддерживает мнение В.В. Кальницкого, который считает, что чем значительнее эти ограничения, тем выше должен быть уровень обоснованности производимых следственных действий. Так, для контроля переговоров и телеграфных отправлений нужны более «надежные» сведения, чем при вызове на допрос[3].

Поскольку у ученых-процессуалистов нет единого мнения по поводу понятия и видов оснований следственных действий, автор на основе анализа существующих дефиниций оснований следственных действий, данных С.А. Шейфером, В.Я. Дороховым, О.В. Меремьяниной, формулирует более точное, по мнению диссертанта, определение основания следственного действия, под которым понимает совокупность фактических и юридических условий, указывающих на то, что ограничение прав и свобод лиц, в отношении которых может быть проведено предполагаемое следственное действие, возможно и необходимо для уголовного судопроизводства и может привести к получению доказательств по уголовному делу.

Диссертант, разделяя мнение С.А. Шейфера о том, что основания следственных действий традиционно делятся на фактические и правовые, при рассмотрении современного института следственных действий, проводит сравнение с предыдущими уголовно-процессуальными кодексами на предмет выявления фактических оснований производства следственных действий. Для этого автором используется нормативная модель фактических оснований производства большинства следственных действий, которая включает в себя три элемента: источник, из которого может быть извлечена искомая информация; цель следственного действия; фактические данные, обоснованно указывающие на возможность ее достижения.

В диссертационном исследовании рассматривается также возможность использования результатов оперативно-розыскной деятельности (далее ОРД) в качестве оснований для производства следственных действий. В ходе рассмотрения данного вопроса автор приходит к выводу, что использование результатов ОРД возможно не только для определения наиболее целесообразных тактических приемов производства следственных действий, решения организационных вопросов, но и как основание производства следственных действий.

В заключении параграфа диссертант делает вывод о том, что законодателю следует закрепить в ст. 164 УПК РФ основания производства следственных действий и дополнить статьи, регламентирующие правила производства отдельных следственных действий более конкретными положениями о фактических основаниях их производства.

Во втором параграфе рассматриваются новеллы УПК РФ 2001 года в части системы следственных действий.

Одной из этих новелл является контроль и запись переговоров. Автор обосновывает необходимости включения данного действия в число следственных.

Одновременно в диссертации отмечается, что ст. 186 УПК РФ, регламентирующая производство контроля и записи переговоров, не раскрывает его сущности, что явилось причиной отсутствия среди авторов единого мнения по этому поводу.

Диссертант анализирует существующие определения данного следственного действия и с учетом результатов данного анализа уточняет его, излагая в своей авторской редакции: «Контроль и запись переговоров – следственное действие, проводимое на основании судебного решения и по поручению следователя или дознавателя соответствующими органами, заключающееся в фиксации речевых переговоров подозреваемого, обвиняемого и других лиц, ведущихся при помощи любых средств коммуникаций, при наличии достаточных оснований полагать, что переговоры этих лиц могут содержать сведения, имеющие значение для расследования уголовных дел о преступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких преступлениях».

В диссертационном исследовании автором также уделено внимание анализу проблемы сходства и различия контроля и записи переговоров с оперативно-розыскным действием «прослушивание переговоров».

Также отмечается, что, помимо производства контроля и записи переговоров, в следственной практике часто существует необходимость получения информации о номерах телефонов входящих и исходящих сигналов соединений конкретного абонента (например, с украденного телефона). Данная информация также включает в себя сведения о времени, дате и продолжительности соединения абонентов, а также учетных записях абонентов. Эти сведения невозможно получить, руководствуясь ст. 186 УПК РФ (контроль и запись переговоров), так как согласно ее части первой суть данного следственного действия заключается в прослушивании и записи переговоров подозреваемого, обвиняемого и других лиц, которые могут содержать сведения, имеющие значение для уголовного дела. Возможность получения информации о номерах телефонов входящих и исходящих сигналов соединения конкретных абонентов связи данной статьей не предусматривается. Для решения данного вопроса, диссертант предлагает предусмотреть в УПК РФ отдельную норму, дающую возможность получения данных сведений, формулируя ее содержание.

Следующим следственным действием, появившимся в УПК РФ, является проверка показаний на месте. Автор рассматривает отличительные черты данного следственного действия от однородных следственных действий (осмотра, допроса, следственного эксперимента) и делает вывод о том, что проверка показаний на месте, безусловно, сочетает в себе элементы других следственных действий, но данный факт не может препятствовать признанию проверки показаний на месте в качестве самостоятельного следственного действия в системе следственных действий по уголовно-процессуальному законодательству РФ.

В третьем параграфе диссертантом сформулирован вывод, что перспективы развития института следственных действий в российском уголовно-процессуальном праве заключаются не столько в разработке и закреплении в УПК РФ новых средств собирания и проверки доказательств, сколько в усовершенствовании уже существующих следственных действий путем внедрения современных достижений науки и техники в процесс их производства.

В этой связи автором выдвигаются конкретные предложения по модернизации отдельных следственных действий. Это позволит ускорить процесс расследования преступлений, что, в свою очередь, может являться решающим фактором в установлении истины по уголовному делу.

Так, одним из вариантов внедрения достижений науки и техники в процесс производства следственных действий автор рассматривает использование видеоконференцсвязи при производстве допроса и предъявления для опознания. В диссертации обосновываются преимущества применения видеоконференцсвязи при производстве следственных действий. При этом отмечается, что это позволит сократить затраты на производство данного следственного действия в случае, если присутствие допрашиваемого в месте проведения следственного действия является затруднительным или невозможным. Не менее важным является и то обстоятельство, что использование видеоконференцсвязи позволит оградить свидетелей от психического или физического воздействия со стороны, например, представителей организованных преступных групп, действия которых могут повлечь отказ свидетеля от дачи показаний или от их изменения и т.д., и даже участия в предварительном следствии под различными предлогами. По нашему убеждению, производство следственных действий при использовании технологии видеоконференцсвязи в этом случае поможет решить вопрос безопасности участников уголовного процесса, в отношении которых проводится следственное действие, и придаст им чувство защищенности.

Рассматривается также вопрос о возможности оформления протоколов следственных действий, проведенных посредством видеоконференцсвязи, в электронном виде и закреплении данных протоколов электронной цифровой подписью. Диссертант формулирует рекомендации по производству отдельных следственных действий с применением видеоконференцсвязи:

- проведение следственного действия посредством видеоконференцсвязи возможно только в исключительных случаях (невозможность присутствия лица, в отношении которого проводится следственное действие, в месте проведения предварительного расследования, если его присутствие сопряжено с угрозой его жизни и здоровью);

- для производства допроса или предъявления для опознания в режиме видеоконференцсвязи следователь дает поручение следственному органу того района, где находится лицо, в отношении которого проводится следственное действие, об организации проведения следственного действия, обеспечении выполнения требований закона, касающихся порядка и условий проведения допроса и предъявления для опознания, а также в обеспечении при необходимости присутствия переводчика, защитника и других представителей;

- процесс и результаты производства следственного действия фиксируются с помощью видеозаписи на случай необходимости просмотра его в суде;

- ход и результаты следственного действия отражаются в электронном протоколе, который подписывается электронной цифровой подписью участников следственного действия и направляется следователю, расследующему уголовное дело, посредством защищенных систем связи правоохранительных органов;

- для исключения возможности оказания влияния на лиц, в отношении которых проводится следственное действие, система видеоконференцсвязи настраивается таким образом, чтобы было видно всех лиц, находящихся в комнате вместе с допрашиваемым или опознающим.

Перспективы развития института следственных действий заключаются, по мнению диссертанта, в его модернизации путем расширения использования достижений науки и техники в процессе производства следственных действий.

В заключении автором подведены итоги исследования, сформулированы основные предложения, выводы и рекомендации, которые в концентрированном виде отражены в положениях, выносимых на защиту, и, по мнению диссертанта, представляют научный интерес и практическую значимость.

Проведенное исследование показывает, что основные тенденции института следственных действий обусловлены законодательным закреплением в УПК РФ: а) новых следственных действий, апробированных на практике и изученных в теории, сформировавшихся путем дифференциации существующих следственных действий; б) тех следственных действий, чье формирование обусловлено появлением новых средств и способов совершения преступлений.

Делается вывод о том, что основные перспективы развития института следственных действий заключаются в усовершенствовании существующих следственных действий путем использования достижений науки и техники в процесс их производства, так как применение таких достижений и информационных технологий, которые направлены на рационализацию предварительного расследования, сокращения сроков и повышения качества проведения следственных действий.

Отмечается, что нормы уголовно-процессуального закона, регламентирующие проведение следственных действий, представляют собой обособленный блок отрасли права, так как регулируют однородные отношения по собиранию, проверке и исследованию доказательств. Данная обособленность и однотипность регулируемых отношений позволяет говорить о следственных действиях как об институте права. В подтверждение этому исследуются признаки правового института, исходя из общей теории права (однородность фактического содержания, юридическое единство правовых норм, нормативная обособленность, полнота регулируемых отношений), и делается вывод о том, что нормы УПК РФ, регулирующие производство следственных действий, обладают данными признаками.

Даны определения таких понятий, как «институт следственных действий» и «основания производства следственных действий».

Обосновывается вывод о необходимости законодательного закрепления статей о правилах производства отдельных следственных действий более конкретными положениями о фактических основаниях их производства.

Подчеркивается, что рассмотрение правовой природы контроля и записи переговоров как новеллы УПК РФ позволило определить сущность данного следственного действия. Основываясь на положениях ст. 186 УПК РФ и учитывая исследованные варианты определения сущности контроля и записи переговоров, предлагается авторская формулировка определения этого следственного действия. Выносятся предложения по совершенствованию правовой регламентации контроля и записи переговоров.

Рассматривая правовую природу проверки показаний на месте, диссертант делает вывод о том, что факт сочетания в проверке показаний на месте элементов других следственных действий не препятствует этому следственному действию быть самостоятельным в системе следственных действий.

Диссертантом предлагается использовать систему видеоконференцсвязи при производстве допроса и предъявления для опознания в случаях, когда присутствие допрашиваемого или опознающего на месте проведения предварительного расследования является невозможным.

Приложения содержат: специально разработанную анкету для опроса сотрудников следственных органов и органов дознания, представленный в виде схемы алгоритм действий при использовании видеоконференцсвязи в ходе производства допроса на примере использования ЕИТКС ОВД РФ.


Основные положения диссертационного исследования отражены в десяти научных публикациях общим объемом 2,29 п.л.:

научные статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных перечнем ВАК:

  1. Пигорев О. И. Анализ развития института следственных действий в уголовно-процессуальном законодательстве советского периода // Российский следователь. 2009. № 4. С.39-41. (0,33 п.л.).
  2. Пигорев О. И. Фактические основания производства осмотра // Закон и право. 2009. № 12. С.87-88. (0,16 п.л.).

научные статьи, опубликованные в иных изданиях:

  1. Пигорев О. И. Контроль и запись переговоров как следственное действие // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы расследования преступлений: Материалы межвузовской научно-практической конференции. – Орел: Орловский юридический институт МВД России, 2007. С.34-35. (0,2 п.л.).
  2. Пигорев О. И. Развитие системы следственных действий // Ученые-криминалисты и их роль в совершенствовании научных основ уголовного судопроизводства: Материалы межвузовской научно-практической конференции, посвященной 85-летию со дня рождения профессора Р.С. Белкина и юбилеям его учеников: В 2-х ч. – М.: Академия управления МВД России, 2007. Ч.2. С.512-515. (0,2 п.л.).
  3. Пигорев О. И. К вопросу о понятии следственных действий // Сборник научных статей докторантов, адъюнктов, соискателей. – М.: Академия управления МВД России, 2008. С.63-69. (0,3 п.л.).
  4. Пигорев О. И. Результаты ОРД как основания для производства следственных действий // Актуальные вопросы применения уголовно-процессуального и уголовного законодательства в процессе расследования преступлений: Материалы межвузовской научно-практической конференции, посвященной 90-летию со дня рождения профессора И.М. Гуткина: В 2-х ч. – М.: Академия управления МВД России, 2009. Ч.1. С.361-364. (0,2 п.л.).
  5. Пигорев О. И. Использование видеоконференцсвязи при производстве некоторых следственных действий // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы: Сборник научных статей. – М.: Академия управления МВД России, 2009. Вып.4. С.40-46. (0,33 п.л.).
  6. Пигорев О. И. Ретроспективный анализ системы следственных действий по Уставу уголовного судопроизводства 1864 года // Наука и практика. – Орел: Орловский юридический институт МВД России, 2009. №1(38). С.88-90. (0,2 п.л.).
  7. Пигорев О. И. Фактические основания производства следственного эксперимента // К 80-летию Академии управления МВД России: Сборник научных статей адъюнктов кафедры управления органами расследования преступлений. – М.: Академия управления МВД России, 2009. С.77-80. (0,12 п.л.).
  8. Пигорев О. И. Юридические основания производства следственных действий // Теория и практика использования специальных знаний в раскрытии и расследовании преступлений» (к 90-летию со дня рождения профессора И.М. Лузгина и к 80-летию со дня рождения профессора Е.И. Зуева): Сборник материалов 50-х Криминалистических чтений: В 2-х ч. – М.: Академия управления МВД России, 2009. С.74-78. (0,25 п.л.).







ПИГОРЕВ Олег Игоревич

РАЗВИТИЕ ИНСТИТУТА СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ПРАВЕ

Подписано в печать 01.06.2010г.

Усл. печ. л.1,3 Тираж 120 экз. Заказ №

_____________________________________________________________

Издательство РГАУ – МСХА им. К.А. Тимирязева

127550, Москва, ул. Тимирязевская, 44

Тел.: 977-00-12, 977-40-64


[1] Состояние преступности в Российской Федерации // Официальный сайт МВД России: [сайт]. URL: http://www.mvd.ru/stats/?page=0 (дата обращения: 28.04.2010).

[2] См.: Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М.: Юрид. лит., 1981. С. 20.

[3] Кальницкий В.В. Следственные действия. Омск. : Омск. акад. МВД России, 2004. С. 9.



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.