WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Убийство, сопряженное с иными преступлениями: проблемы квалификации и уголовной ответственности

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОМСКАЯ АКАДЕМИЯ

На правах рукописи

САЛЕВА НАТАЛЬЯ НИКОЛАЕВНА

УБИЙСТВО, СОПРЯЖЕННОЕ С ИНЫМИ ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ:

ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ И УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

Омск – 2006 г.

Диссертация выполнена в Омской академии МВД России.

Научный руководитель – Заслуженный юрист Российской Федерации,

кандидат юридических наук, доцент

Баландюк Владимир Николаевич

Официальные оппоненты: Заслуженный юрист Российской Федерации,

доктор юридических наук, профессор

Абызов Равиль Михайлович

кандидат юридических наук, доцент

Урусов Александр Алексеевич

Ведущая организация: Сибирский юридический институт

МВД России (г. Красноярск)

Защита состоится 23 ноября 2006 г. в 1100 часов на заседании диссертационного совета Д 203.010.01 при Омской академии МВД России, по адресу: 644092, г. Омск, пр-т Комарова, д. 7, зал заседаний Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Омской академии МВД России.

Автореферат разослан 12 октября 2006 г.

И.о. ученого секретаря

диссертационного совета

доктор юридических наук, доцент Герасименко Ю.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Произошедшие в последние годы в России экономические, социальные и политические изменения, коснувшиеся практически всех сфер жизнедеятельности, оказали мощное негативное воздействие на нормальное развитие и формирование личностных характеристик граждан. Отсутствие стабильности в обществе в начале-середине 90-х годов XX-го столетия в значительной мере нивелировало ранее сформировавшиеся моральные устои, в целом подорвав основы существования современного государства. Все это, на фоне культивирования идей насилия в, практически не ограниченных цензурой, средствах массовой информации, постепенно привело к общей деградации значительной части населения, сформировав у них ложные идеалы и ценности. В результате этого особо опасные формы проявления насилия, к которым с уверенностью можно отнести и умышленное причинение смерти другому лицу наряду с такими преступными посягательствами как: разбой, бандитизм, вымогательство, изнасилование, насильственные действия сексуального характера, похищение человека и захват заложника сегодня становится все более распространенным явлением, вызывая у населения, справедливое негодование и тревогу за собственную безопасность и безопасность своих близких.

Согласно ст. 2 Конституции Российской Федерации права и свободы личности выступают в качестве высшей ценности, защита которых относится к числу первоочередных задач современного государства. При этом жизнь человека является самым ценным и невосполнимым благом, что свидетельствует о необходимости его защиты наиболее строгими мерами ответственности. Отчасти это подтверждается и самим Уголовным кодексом Российской Федерации (далее – УК РФ), в котором расположенный на первом месте раздел – «Преступления против личности» открывается главой «Преступления против жизни и здоровья», где норма, содержащая запрет на причинение смерти другому человеку также указывается первой. Данное обстоятельство свидетельствует о повышенном внимании законодателя к правовой регламентации убийства, желании особо, уже за счет формальной обозначенности отметить важность охраны жизни человека нормами Уголовного кодекса Российской Федерации.

В свою очередь убийство, сопряженное с иными преступлениями (п.п. «в», «з», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ) представляет собой самостоятельный вид посягательства на жизнь человека, более высокая степень общественной опасности которого не вызывает сомнений. Необходимо отметить, что сопряженность убийства с другими преступлениями выступала в качестве обязательного основания усиления мер уголовной репрессии еще в период действия одних из первых законодательных актов древней Руси. Более того, с течением времени происходило явное увеличение количества составов преступлений в конструкции состава убийства с отягчающими обстоятельствами, наличие которых, по мнению законодателя, должно оказывать влияние на увеличение наказания виновного. Данное обстоятельство свидетельствует об исторической обусловленности предмета исследования, его относительной устойчивости в российском уголовном законодательстве и, как следствие этого, о вполне обоснованном существовании в действующем УК России соответствующей нормы, регламентирующей вопросы ответственности за убийство, сопряженное с иными общественно опасными деяниями.

В настоящее время количество убийств при отягчающих обстоятельствах стабильно растет, причем доля убийств, сопряженных с другими преступлениями в общей массе случаев умышленного причинения смерти другому человеку также становится все больше. В сложившейся ситуации исследование общественной опасности умышленного причинения смерти другому лицу, сопряженного с иными преступными посягательствами, приобретает особую значимость. Прежде всего, это важно с позиции выяснения основных тенденций, закономерностей, происходящих в обществе, оказавших непосредственное влияние на установление повышенной ответственности за рассматриваемый вид общественно опасного деяния.



Вышеизложенное свидетельствует о том, что тема диссертационного исследования достаточно актуальна в научном плане и содержит высокий потенциал последующего практического применения тех положений, которые будут сформулированы по итогам его проведения.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования является совокупность общественных отношений, связанных с законодательным закреплением и практической реализацией уголовно-правовых норм, регламентирующих ответственность за убийство, сопряженное с иными преступлениями.

Предметом исследования выступают непосредственно уголовно-правовые нормы, регламентирующие ответственность за убийство, сопряженное с иными преступлениями.

Цели и задачи исследования. Целями диссертации являются изучение и комплексное исследование теоретических вопросов ответственности за убийство, сопряженное с иными преступлениями, а также внесение предложений по совершенствованию действующего уголовного законодательства и практики его применения в рассматриваемой части.

Достижение указанных целей предполагалось осуществить через постановку и решение следующих задач:

– изучить тенденции исторического развития убийства, сопряженного с иными преступлениями в отечественном уголовном законодательстве;

– проанализировать современное зарубежное уголовное законодательство в части правовой регламентации ответственности за убийство, сопряженное с иными преступлениями;

– оценить характер и степень общественной опасности убийства, сопряженного с иными преступлениями;

– дать понятие сопряженности убийства с иными преступлениями;

– рассмотреть вопросы квалификации убийства, сопряженного с иными преступлениями;

– исследовать проблемы дифференциации уголовной ответственности за убийство, сопряженное с иными преступлениями;

– проанализировать особенности назначения наказания за убийства, сопряженные с иными преступлениями.

Методология и методика исследования. Методологической основой диссертационного исследования служат современные положения теории познания общественных процессов и правовых явлений. Использовались также историко-правовой, конкретно-социологический, статистический и системно-структурный методы.

Теоретическую основу исследования составили труды таких авторов, как: Л.А. Андреева, М.К. Аниянц, А.И. Бойцов, Г.Н. Борзенков, С.В. Бородин, В.А. Владимиров, Н.И. Загородников, С.И. Дементьев, А.Н. Игнатов, Л.В. Иногамова-Хегай, В.Ф. Кириченко, М.И. Ковалев, А.Н. Красиков, В.Н. Кудрявцев, Н.А. Лопашенко, А.И. Марцев, А.В. Наумов, Н.А. Неклюдов, А.А. Пионтковский, Э.Ф. Побегайло, А.Н. Попов, Н.Д. Сергиевский, Н.С. Таганцев, М.Д. Шаргородский, П.С. Яни и др.

Положения и выводы диссертационного исследования основываются на Конституции Российской Федерации, уголовном законодательстве, материалах судебной практики, результатах собственного исследования.

Эмпирическая база исследования. Сбор фактического материала, составляющего эмпирическую основу исследования, проводился по специально разработанной программе в Омской и Томской областях, а также в Алтайском крае. Этот материал включает в себя:

– данные, полученные в результате изучения 311 архивных уголовных дел по фактам совершения убийств, сопряженных с иными преступлениями;

– результаты опроса 264 сотрудников правоохранительных органов по спорным вопросам правоприменительной практики и проблемам практической реализации отдельных положений УК РФ;

– результаты экспертной оценки, в ходе которой было опрошено 32 кандидата и доктора юридических наук по основным теоретическим аспектам, связанным с проблемами правовой регламентации убийства, сопряженного с иными преступлениям;

– результаты опроса 720 граждан г. Омска относительно общественной опасности убийства, сопряженного с иными преступлениями;

– статистические сведения относительно совершения убийств в России на период 2001-2005 гг.

Научная новизна исследования. Опираясь на результаты исследования, на основе анализа уголовного законодательства, практики его применения, существующих точек зрения и собственного видения проблемы, автор предпринял попытку впервые провести комплексное исследование проблемы убийства, сопряженного с иными преступлениями.

Научную новизну диссертационного исследования определяют также следующие основные положения, выносимые на защиту:

1. Историческими тенденциями развития норм об ответственности за убийство, сопряженное с другими преступлениями, в российском уголовном законодательстве являются, во-первых, увеличение качественного и количественного состава «иных преступлений» в юридической конструкции убийства с отягчающими обстоятельствами, во-вторых, систематизация законодательного материала в части правовой регламентации признака сопряженности применительно к умышленному причинению смерти другому лицу.

2. Общественная опасность убийств, сопряженных с иными преступлениями, определяется, во-первых, многообъектным характером данного вида посягательства, во-вторых, оценивается исходя из критериев, нашедших свое отражение в тексте Уголовного кодекса Российской Федерации и постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации, и, в-третьих, подтверждается результатами проведенных автором эмпирических исследований.

3. Используемое в п.п. «в», «з» и «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ понятие сопряженности означает взаимосвязь убийства с иными преступлениями как самостоятельных явлений. При этом убийство обусловлено указанными преступлениями, т.е. способствует их совершению: имея место до, в процессе, а равно после фактического окончания иных преступлений, если умысел на причинение смерти возник до или в процессе их совершения.

4. Предлагается дополнить ч. 2 ст. 105 УК РФ таким отягчающим обстоятельством как: «сопряженное с другим преступлением, то есть предшествует другому преступлению, сопровождает его или следует непосредственно за его совершением».

5. Сопряженность убийства с иными преступлениями не является примером законодательно учтенной совокупности. Такое убийство следует квалифицировать по совокупности п.п. «в», «з» или «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ и ст. ст. 126, 206, 162, 209, 131 или 132 УК РФ. Подобная квалификация не влечет дублирование ответственности и нарушение принципа справедливости, поскольку, во-первых, п.п. «в», «з», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ не предусматривают признаков преступлений, с которыми сопряжено убийство, указывая лишь на типичные взаимосвязи преступных посягательств. Во-вторых, признак «сопряженности убийства» есть производное (конкретизация) от иных субъективных признаков убийства, которые традиционно признаются законодателем отягчающими, и его исключение не изменило бы существующий порядок назначения наказания.

6. Убийство и преступление, с которым оно сопряжено, образуют в большинстве случаев идеальную совокупность. Реальная совокупность возможна лишь при наличии субъективной связи между сопряженными преступлениями, которая имеет место при возникновении умысла на убийство до или в процессе совершения преступлений. Убийство, умысел на которое возник после совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера, должно квалифицироваться не по признаку сопряженности с указанными преступлениями, а как совершенное «с целью скрыть другое преступление».





7. Разработаны правила квалификации сопряженных убийств, предусмотренных п.п. «в», «з», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, которые предлагается внести в Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)».

8. Уголовно-правовые нормы, регламентирующие процесс назначения наказания, в том числе за убийство, сопряженное с другими преступлениями, являются основой для широкого судебного усмотрения, что обусловило ряд негативных тенденций в карательной практике за рассматриваемое преступление. Во-первых, имеет место существенная недооценка общественной опасности преступления, с которым сопряжено убийство. Во-вторых, отсутствует последовательность в назначении наказания за сопряженное убийство при наличии множественности квалифицирующих признаков.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Изложенные в диссертации положения, выводы и предложения могут быть использованы: в законотворческой деятельности по совершенствованию действующего уголовного законодательства; в правоприменительной деятельности судебных и правоохранительных органов в целях разрешения проблемных ситуаций, возникающих в процессе применения положений уголовного закона, регламентирующих вопросы уголовной ответственности за совершение убийств, сопряженных с иными преступлениями; в преподавании курса уголовного права; в научно-исследовательской работе, при дальнейшей разработке решения проблем, связанных с анализом убийств, сопряженных с иными преступлениями.

Апробация результатов исследования. Основные положения исследования апробированы на научно-практических конференциях в Красноярске (2006 г.), Омске (2005 г.) и Новосибирске (2006 г.), обсуждались на кафедре уголовного права Омской академии МВД России. Рекомендации по квалификации убийств, сопряженных с иными преступлениями, внедрены в деятельность Омского областного суда. Материалы исследования используются в учебном процессе Омской академии МВД России и Барнаульского юридического института МВД России.

Результаты диссертационного исследования изложены в девяти научных статьях общим объемом 3,4 п.л.

Структура работы. Структура работы предопределена целями и задачами диссертационного исследования и включает введение, три главы, объединяющие девять параграфов, заключение и список использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность, определяются цели и задачи исследования, указаны методологическая и эмпирическая основы работы, объект и предмет исследования, научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость, апробация результатов исследования.

Первая глава – «Социальная обусловленность уголовной ответственности за убийство, сопряженное с иными преступлениями» носит методологический характер. В содержании данной части исследования выявляются исторические тенденции развития уголовно-правовых норм, регламентирующих ответственность за убийство, сопряженное с иными преступлениями в отечественном уголовном законодательстве. Рассматриваемый вид преступного посягательства также анализируется в зарубежном уголовном законодательстве. В рамках самостоятельного аспекта поднимается вопрос относительно общественной опасности убийства, сопряженного с иными преступлениями.

В первом параграфе «Развитие отечественного уголовного законодательства об ответственности за убийство, сопряженное с иными преступлениями» диссертантом проводится сравнительное исследование различных памятников русского права, начиная с периода действия Русской Правды и заканчивая сегодняшним временем. Особое внимание при этом было уделено убийству, сопряженному с разбоем, как одному из наиболее распространенных видов посягательств рассматриваемой группы.

Автор по ходу изложения материала приходит к выводу, что в русском уголовном праве убийство, совершаемое наряду с данным посягательством, традиционно каралось наиболее строго. Причем указанное правило характеризовало отечественное уголовное законодательство практически на любом из этапов его развития. В частности, «убийство с боем» влекло за собой более строгий вид наказания, нежели убийство, которое совершалось в процессе драки или, тем более, в результате случайного стечения обстоятельств. В этой связи, об исторической обусловленности исследуемого уголовно-правового явления можно говорить уже к средневековому периоду развития русского государства. Более того, к этому моменту законодательные положения, предусматривающие ответственность за убийство, сопряженное с разбоем были должным образом проработаны, а их существование в каждом из рассмотренных первоисточников не вызывало каких-либо сомнений.

Начиная с Соборного Уложения 1649 года, наметилась тенденция увеличения качественного и количественного состава «иных преступлений» в юридической конструкции убийства с отягчающими обстоятельствами. При этом во всех последующих законодательных актах происходила систематизация уголовно-правовых норм, регламентирующих признак сопряженности применительно к умышленному причинению смерти другому лицу. Соискателем отмечается, что к началу XX-го столетия российское уголовное законодательство твердо стояло на позиции необходимости усиления мер уголовной репрессии за убийство, сопряженное с другими посягательствами. Помимо этого основные вопросы в данном направлении получили должное теоретическое обоснование в отечественной уголовно-правовой доктрине.

Исключение составил лишь советский период развития уголовного законодательства, характеризовавшийся неопределенностью законодательной позиции по поводу правовой регламентации признака сопряженности применительно к умышленному причинению смерти другому лицу. В результате этого признакам иных составов преступлений длительное время не находилось места в юридической конструкции убийства с отягчающими обстоятельствами. Лишь в конце XX столетия в результате произошедшего роста насильственной преступности, а также преступлений против общественной безопасности, законодатель впервые за все время существования признака сопряженности в отечественном уголовном праве, пошел по пути его более интенсивного использования в тексте закона. Это привело к тому, что рассматриваемое уголовно-правовое явление в действующем Уголовном кодексе Российской Федерации представлено значительно шире, нежели в каком-либо из ранее существовавших уголовных законов.

Из этого следует, что с течением времени происходило более интенсивное использование признака сопряженности в составе убийства с отягчающими обстоятельствами. К сегодняшнему дню тенденции развития исследуемого явления характеризуются увеличением количества иных преступлений в юридической конструкции убийства с отягчающими обстоятельствами, систематизацией законодательного материала в плане правовой регламентации сопряженности в конструкции анализируемого состава, а также постепенной стабилизацией правоприменительной практики в части квалификации деяний подобного рода и назначения наказания за их совершение.

Во втором параграфе «Общественная опасность убийств, сопряженных с иными преступлениями» исследуется проблема социальной обусловленности уголовной ответственности за умышленное причинение смерти другому лицу, которое сопряжено с иными насильственными посягательствами.

Диссертантом отмечается, что потребность в существовании уголовно-правового запрета и последующем усилении мер уголовной репрессии за совершение убийства, сопряженного с иными преступлениями является отражением происходящих в обществе процессов, дающих государству достаточные основания для защиты общественных отношений от преступных посягательств. При этом основное внимание в данной части исследования обращается на совокупность ряда факторов, оказывающих, по мнению автора, непосредственное влияние не только на криминализацию рассматриваемого вида убийства, но и выступающих в качестве необходимых оснований для усиления мер уголовной репрессии за его совершение.

В частности, в работе обращается на многообъектный характер исследуемого вида преступления. Причинение вреда одновременно нескольким общественным отношениям, традиционно относящимся к группе наиболее ценных и важных для современного общества, позволяет законодателю выделять убийство, совершаемое наряду с другими посягательствами в самостоятельную категорию. Многообъектность посягательства, таким образом, выступает в качестве одного из обязательных критериев оценки его общественной опасности. Наличие нескольких объектов при совершении убийства, сопряженного с иными преступлениями, оказывает непосредственное влияние и на санкцию ч. 2 ст. 105 УК РФ, где рамки ответственности существенным образом расширены в сравнении с ч. 1 ст. 105 УК РФ.

В отечественной уголовно-правовой доктрине традиционно принято считать, что одновременное воздействие на несколько групп общественных отношений, свидетельствует о несравненно более высокой степени общественной опасности совершенного лицом посягательства. Причем в данном случае не имеет значения, идет ли речь об убийстве, сопряженном с иными преступлениями, или о других нарушениях уголовного закона, которые влекут за собой причинение вреда двум или более объектам уголовно-правовой охраны. Значение имеет сам подход, принцип, на основе которого происходит увеличение размеров наказания в случае совершения деяний подобного рода. В свою очередь, сопряженность нескольких посягательств выступает в роли одного из показателей более высокой не только степени, но и характера общественной опасности преступления.

Более высокие показатели степени общественной опасности убийства, сопряженного с иными преступлениями, также подтверждаются и результатами собственных исследований, проведенных автором в рамках данной части работы. Мнение о повышенном характере и степени общественной опасности рассматриваемого посягательства поддерживается большинством проанкетированных респондентов, в числе которых выступили граждане г. Омска, судьи, работники прокуратуры, а также специалисты в области науки уголовного права и криминологии. Абсолютное большинство из задействованных в исследовании отметили более высокий характер рассматриваемого вида убийства, и указали на необходимость дальнейшего усиления мер борьбы с данным видом насильственного посягательства.

В третьем параграфе «Анализ зарубежного уголовного законодательства, регламентирующего ответственность за убийство, сопряженное с иными преступлениями» осуществляется сравнительное исследование положений Уголовного кодекса Российской Федерации и уголовных кодексов зарубежных стран на предмет правового регулирования ответственности за убийство, сопряженное с иными преступлениями.

Диссертантом отмечается, что понять приоритеты и перспективы развития национального законодательства, регламентирующего уголовную ответственность за убийство, сопряженное с другими преступлениями, можно только в соотношении с накопленным зарубежным опытом решения данной проблемы. Особое внимание при этом было уделено нормам уголовных кодексов стран – бывших республик СССР. Анализ рассматриваемого вида посягательства, нашедшего свое отражение в уголовных кодексах данных стран, показал их прямую зависимость от действующего уголовного законодательства Российской Федерации. В первую очередь это относится к видам преступлений, отягчающим состав убийства. Так, в уголовных кодексах Республик Беларусь, Казахстан и Кыргызстан признак сопряженности, приобретает особое значение лишь в случаях, когда убийству «сопутствуют» преступления, традиционно признающиеся наиболее опасными для общества, посягающие на права и законные интересы личности, собственности и общественной безопасности. При этом перечень насильственных преступлений, входящих в конструкцию убийства при отягчающих обстоятельствах в уголовных кодексах перечисленных республик практически полностью совпадает с соответствующими положениями Уголовного кодекса Российской Федерации. Отчасти данный вывод распространяется и на законодательство ряда других стран постсоветского пространства: Узбекистана, Эстонии Латвии.

В другую группу входят уголовные законодательства двух стран – Франции и Голландии. В обоих случаях проблема сопряженности решается посредством нормативного закрепления общего понятия убийства, сопряженного с другими преступлениями. Конкретные виды этих преступлений значения не имеют. На первые роли выходит время причинения смерти, которое должно предшествовать другому посягательству, осуществляться в период его реализации или непосредственно после его завершения. По мнению соискателя, такой подход к решению проблем в области правового регулирования сопряженности убийства с другими преступлениями, является приоритетным. Именно его использование позволит в большей степени систематизировать действующее российское уголовное законодательство, упростить его понимание, а также снять ряд вопросов, прежде всего, правоприменительного плана.

В работе также анализируются уголовные законодательства ряда стран где дается лишь общее понятие убийства без указания на возможность его сопряженности с другими преступлениями (уголовные кодексы Болгарии, Италии, США, Австрии, ФРГ, КНР, Японии и др.). При этом законодательно учтенная идеальная совокупность оговаривается в рамках других насильственных посягательств. Речь, в частности, идет о таких общественно опасных деяниях как разбой, изнасилование, насильственные действия сексуального характера, похищение человека и т.д. Умышленное убийство выступает в роли особо отягчающего обстоятельства данных посягательств, что позволяет говорить об их сопряженности с убийством, а не наоборот, как в отечественном УК, а также в уголовных законодательствах стран ближнего зарубежья. Уголовно-правовая регламентация рассматриваемого явления в данных странах имеет свои собственные характерные черты. При этом непосредственно нормативное закрепление признака сопряженности происходит в рамках отдельных видов насильственных преступлений.

Таким образом, проблема правовой регламентации убийства, сопряженного с иными преступлениями представляет собой не только социально обусловленное явление, но и находит свое отражение в нормах действующего уголовного законодательства большинства зарубежных стран. При этом отдельные способы ее решения, могут с успехом использоваться в отечественном Уголовном кодексе в процессе законодательного конструирования состава убийства при отягчающих обстоятельствах.

Во второй главе – «Проблемы квалификации убийств, сопряженных с иными преступлениями» диссертантом дается понятие сопряженности в уголовном праве, а также рассматриваются основные проблемы квалификации убийства, совершаемого наряду с другими преступными посягательствами.

В первом параграфе – «Понятие сопряженности преступлений в уголовном праве», сопряженность раскрывается как самостоятельное уголовно-правовое явление. Соискателем отмечается, что исследованию понятия сопряженности в уголовном праве практически не уделяется внимания. В современной уголовно-правовой доктрине содержатся лишь отдельные высказывания относительно рассматриваемой категории, при этом ее сущность и содержание до сих пор остаются за рамками самостоятельных научных разработок. В свою очередь отсутствие единообразного толкования сопряженности негативным образом сказывается на правоприменительной деятельности, в том числе и на деятельности Верховного Суда Российской Федерации, разъяснения которого широко применяются судами нижестоящих инстанций. В частности, это касается вопросов квалификации убийства, совершаемого наряду с другими преступлениями, ответы на которые зачастую носят противоречивый характер и в целом, дезориентируют деятельность правоохранительных органов.

В целях дальнейшего теоретического обоснования проблемы сопряженности в уголовном праве, а также снятия ряда вопросов правоприменительного плана в данной части исследования дается грамматическое толкование термина «сопряженность». Рассматриваются его словарные определения, осуществляется анализ отечественной уголовно-правовой доктрины на предмет толкования рассматриваемого признака. Особое внимание при этом уделяется соотношению категорий – сопряженность и совокупность преступлений. Отмечается, что указанные понятия не являются тождественными и взаимно не исключают друг друга.

В этой связи в работе делается вывод о том, что используемое в п.п. «в», «з» и «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ понятие сопряженности означает взаимосвязь убийства с иными преступлениями как самостоятельных явлений. При этом убийство обусловлено указанными преступлениями, т.е. способствует их совершению, осуществляясь до, в процессе преступлений, а равно после их фактического окончания, если умысел на причинение смерти возник до или в процессе совершения преступлений. Потерпевшим от убийства может быть как потерпевший от преступлений, с которым оно сопряжено, так и иные лица. Отсюда следует, что подобная квалификация не влечет дублирование ответственности и нарушение принципа справедливости, поскольку, во-первых, п.п. «в», «з», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ не предусматривают признаков преступлений, с которыми сопряжено убийство, указывая лишь на типичные взаимосвязи преступных посягательств. Во-вторых, признак «сопряженности убийства» есть производное (конкретизация) от иных субъективных признаков убийства, которые традиционно признаются законодателем отягчающими, и его исключение не изменило бы существующий порядок назначения наказания.

Во втором параграфе «Квалификация убийства, сопряженного с похищением человека или захватом заложника» поднимаются отдельные вопросы квалификации убийства при отягчающих обстоятельствах указанных в п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Предлагается авторское видение и решение проблемы «двойного» вменения, соотношения беспомощного состояния и сопряженности нескольких посягательств, а также ряда других вопросов, имеющих значение для правоприменительной деятельности правоохранительных органов.

Диссертантом делается вывод о том, что юридическая оценка убийства, сопряженного с похищением человека либо захватом заложника, должна быть такой же как и в иных случаях сопряженности убийства с другими преступлениями, то есть осуществляться по правилам ст. 17 УК РФ. Анализ судебной практики, а также изучение отечественной уголовно-правовой литературы свидетельствует о правильности именно такого подхода к решению существующей на сегодняшний день проблемы. При этом по ходу изложения материала в работе выражается несогласие с позицией ряда авторов, указывающих на необходимость либо исключения из ч. 2 ст. 105 УК РФ признака сопряженности, либо отрицающих возможность квалификации одновременно по нескольким статьям в случаях совершения одного деяния (убийства) наряду с другими посягательствами (похищением человека, захватом заложника). По мнению соискателя, признак «сопряженности» убийства является производным от других квалифицирующих признаков убийства, например, «с целью облегчить совершение другого преступления». Соответственно, убийство, совершенное в связи с похищением человека либо захватом заложника, даже при отсутствии в ч. 2 ст. 105 УК РФ признака «сопряженности» признавалось бы квалифицированным. Таким образом, сопряженность убийства с любым преступлением, в том числе, предусмотренным ст. 126 или ст. 206 УК РФ, не является обстоятельством, влекущим более строгое наказание, а, следовательно, совокупность преступлений не исключается. В свою очередь убийство и преступление, с которым оно сопряжено, образуют в большинстве случаев идеальную совокупность. Реальная совокупность возможна лишь при наличии субъективной связи между сопряженными преступлениями, которая имеет место при возникновении умысла на убийство до или в процессе совершения преступлений.

Квалификация убийства по признаку его сопряженности с похищением человека или захватом заложника не исключается и в тех случаях, когда смерть причиняется лицу, находящемуся в беспомощном состоянии. Беспомощное состояние потерпевшего не охватывается сопряженностью убийства с другим преступлением, не находится в зависимости от другого преступления, и поэтому подлежит самостоятельной оценке при юридической оценке действий виновного. Наличие двух обстоятельств, оказывающих влияние на квалификацию и пределы ответственности в рамках одного пункта ч. 2 ст. 105 УК РФ не свидетельствует об их конкуренции, обычно влекущей за собой исключение одного положения закона и применение другого. Исходя из грамматического толкования текста уголовного закона, беспомощное состояние и сопряженность могут находиться в рамках одной квалификации, оказывая дополнительное влияние лишь на субъективное мнение правоприменителя относительно совершенного деяния, и размер итогового наказания в пределах установленных санкцией статьи.

В третьем параграфе «Квалификация убийства, сопряженного с разбоем, вымогательством или бандитизмом» отдельное внимание уделяется каждому из преступлений нашедших свое отражение в п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В частности, в рамках самостоятельных аспектов проблемы анализируется сопряженность убийства с разбоем и вымогательством, а также бандитизмом.

Анализ правоприменительной деятельности правоохранительных органов позволил выявить ряд вопросов, связанных с квалификацией убийства, сопряженного с разбоем или вымогательством. Прежде всего, речь идет о разграничении данной разновидности посягательства на жизнь человека с умышленным причинением смерти другому лицу из корыстных побуждений. По мнению соискателя, отграничение корыстного убийства от убийства, сопряженного с разбоем, необходимо проводить по нескольким признакам. Поскольку убийство, сопряженное с разбоем, может быть только в случае наличия самого разбоя, то необходима совокупность признаков, образующих состав последнего. В связи с тем, что предметом разбоя может быть чужое движимое имущество, убийство в целях завладения недвижимым имуществом, имущественными правами, либо избавления от имущественных обязанностей следует рассматривать как совершенное из корыстных побуждений.

Отличительная особенность убийства, сопряженного с разбоем, состоит в том, что умышленное причинение смерти другому человеку осуществляется в целях хищения чужого имущества. При этом размер временного промежутка между убийством и завладением имущества не должен приниматься во внимание. Во-первых, критерии определения момента завладения имуществом, с помощью которых ученые пытаются разграничить корыстное убийство и убийство, сопряженное с разбоем являются оценочными. Во-вторых, некоторые сомнения вызывает обоснованность самого вопроса относительно реальности существования таких критериев и возможности их использования в практической деятельности. В первую очередь это связано с тем, что состав разбоя не содержит признака времени осуществления хищения относительно момента применения насилия, опасного для жизни и здоровья (угрозы такого насилия). Кроме того, разбой – преступление с формальным составом, и совершение непосредственно факта хищения вообще не обязательно для признания данного посягательства оконченным. В связи с этим момент хищения при разбое и убийстве, сопряженным с разбоем, не имеет принципиального значения. Главное, чтобы при убийстве преследовалась цель хищения имущества (завладения им или удержания).

В работе также отмечается, что сопряженным с вымогательством следует признать убийство, совершенное до, в процессе или после предъявления требования, преследующее цель обеспечения выполнения требования потерпевшим. Убийство, совершенное после фактического окончания вымогательства, может рассматриваться как сопряженное с данным преступлением лишь в том случае, если умысел на его совершение возник до или в процессе вымогательства. При этом сопряженным с бандитизмом следует признавать убийство в процессе действий, образующих состав бандитизма. Такое убийство не может быть квалифицировано дополнительно по признаку «совершенное организованной группой» и исключает признак сопряженности с иными преступлениями. В свою очередь не может считаться сопряженным с бандитизмом убийство, совершенное членом банды при эксцессе исполнителя. Причинение смерти не обусловлено деятельностью банды, в ряде случаев идет в разрез с ее интересами, и потому может признаваться сопряженным лишь с тем преступлением, в процессе которого оно было совершено.

В четвертом параграфе «Квалификация убийства, сопряженного с изнасилованием либо насильственными действиями сексуального характера» рассматриваются особенности юридической оценки убийства, сопряженного с насильственными посягательствами на половую свободу и половую неприкосновенность личности.

Соискателем отмечается, что основной проблемой, возникающей при квалификации убийства, сопряженного с преступлениями указанной группы, является его конкуренция со случаями умышленного причинения смерти другому лицу с целью скрыть другое преступление. При ее решении Верховный Суд Российской Федерации предписывает иметь в виду, что убийство, сопряженное с изнасилованием, специально выделено из числа убийств с целью скрыть другое преступление, является их частным случаем, своеобразной специальной нормой, и в связи с этим подлежит применению в указанном случае. В то же время, согласно проведенного опроса 64% судей и 82% следователей прокуратуры полагают, что убийство с целью скрыть изнасилование или насильственные действия сексуального характера, умысел на которое возник после совершения указанных преступлений, не следует признавать сопряженным с ними. Данная позиция находит отражение и в отдельных судебных решениях. Квалификация убийства в целях скрыть изнасилование либо насильственные действия сексуального характера не как «сопряженное с изнасилованием», а по признаку «с целью скрыть другое преступление» распространена не только в решениях судов первой инстанции, но и подтверждается кассационной практикой Верховного Суда Российской Федерации.

Выявленное противоречие отчасти провоцирует возникновение других проблем при квалификации убийства по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В частности это относится к случаям квалификации убийства с указанной целью лицами, не принимавшими участия в совершении деяний, предусмотренных ст. ст. 131, 132 УК РФ. Из смысла закона следует, что признак «с целью скрыть другое преступление» подлежит вменению при квалификации убийства независимо от того, чье преступление свое или другого человека совершает виновный. Признание сопряженности с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера частным случаем указанного признака означает, что умышленное причинение смерти потерпевшему с целью скрыть совершенное другим лицом преступление, предусмотренное ст. ст. 131 или 132 УК РФ следует квалифицировать по признаку сопряженности (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Предлагаемое Пленумом Верховного Суда Российской Федерации толкование признака сопряженности убийства с изнасилованием либо насильственными действиями сексуального характера и соотношение данного признака с иными квалифицирующими признаками, предусмотренными п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, противоречит установленному этим же органом судебной власти правилу квалификации сопряженного убийства по совокупности с преступлением, с которым оно сопряжено. Выходом из сложившейся ситуации, по мнению соискателя, является изменение в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации содержания квалифицирующего признака убийства «сопряженное с изнасилованием либо насильственными действиями сексуального характера» с учетом общего понятия категории – «сопряженность». В этом случае отграничение сопряженного убийства, предусмотренного п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, от убийства в целях скрыть другое преступление необходимо будет проводить по тем же основаниям, которые были сформулированы применительно к убийству, сопряженному с разбоем. То есть при разграничении указанных видов квалифицированного убийства необходимо учитывать три момента: количество целей и мотивов, момент возникновения умысла на убийство и факт совершения преступления, с которым убийство сопряжено.

В третьей главе «Проблемы уголовной ответственности и наказания за убийства, сопряженные с иными преступлениями» основное внимание уделяется вопросам дифференциации уголовной ответственности и индивидуализации наказания за совершение убийства, совершаемого одновременно с другим насильственными посягательствами.

В первом параграфе «Проблемы дифференциации уголовной ответственности за убийство, сопряженное с иными преступлениями» основной акцент делается на теоретические основы разделения ответственности за различные виды убийств.

В данной части исследования обращается внимание на необходимость законодательного конструирования санкций квалифицированных составов с «перекрытием» минимального предела вида и размера наказания предусмотренного санкцией основного состава. В частности, при установлении наказания в виде лишения свободы за простое убийство (ч. 1 ст. 105 УК РФ) сроком от шести до пятнадцати лет, санкция квалифицированного состава должна определять рамки данного вида наказания сроком от четырнадцати до двадцати лет. Таким образом, ответственность лица, совершившего убийство, сопряженное с иными преступлениями ограничивается значительно более жесткими пределами, нежели это происходит в действующей редакции ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Соискателем также отмечается, что на сегодняшний день складывается ситуация, когда законодатель указывает правоприменителю лишь примерные ориентиры относительно размера назначаемого наказания в виде лишения свободы за любой из видов квалифицированного убийства. Между тем сопряженность нескольких преступлений, а тем более, если речь идет о сопряженности убийства с другими посягательствами, обусловливает повышение степени общественной опасности как самого деяния, так и лица его совершившего. Представляется, что сам факт наличия возможности уравнивания ответственности за данный вид преступления с простым видом убийства является недопустимым. Иначе происходит нивелирование идеи разделения ответственности на основе указания в законе обстоятельств, которые специально направлены на усиление мер уголовной репрессии по отношению к лицу, совершившему преступление при наличии хотя бы одного из них. Указание в тексте уголовного закона, в нашем случае признака сопряженности, начинает терять свой смысл, не оправдывая, прежде всего, своего функционального предназначения – именно дифференциации ответственности.

Как показал проведенный в работе анализ санкций ч. ч. 1, 2 ст. 105 УК РФ, так называемое типовое изменение пределов ответственности практически никак не сказывается на изменении пределов усмотрения суда в его деятельности по назначению наказания за рассматриваемые виды убийств. Следовательно, процессы дифференциации ответственности и индивидуализации уголовного наказания, при существующих санкциях, между собой практически уравниваются. Законодатель, таким образом, часть своих функций возлагает на правоохранительные органы, при этом, не предоставляя им четко сформулированных в тексте Уголовного кодекса Российской Федерации границ, опираясь на которые можно было бы индивидуализировать наказание в зависимости от обстоятельств совершенного преступления. Сложившаяся ситуация ведет к тому, что излишнее доверие законодателя к правоприменителю неизбежно провоцирует нестабильность судебной практики в части назначения наказания за убийства, формирование которой оказывается под воздействием субъективных факторов.

Указывается, что исследуемая проблема носит комплексный характер. Ее решение предполагает серьезную структурную и содержательную переработку не только санкций конкретных статей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, но и ряда положений, регламентирующих порядок назначения наказания в рамках Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации. В свою очередь, установление четких критериев ответственности за убийство, сопряженное с иными преступлениями, а также правил ее реализации позволит в целом повысить эффективность борьбы с данным общественно опасным деянием, обеспечит соблюдение основных принципов уголовного права, будет способствовать стабилизации судебной практики в части назначения наказания за данный вид посягательства.

Во втором параграфе «Особенности назначения наказания за убийства, сопряженные с иными преступлениями» анализируются проблемы сложения нескольких наказаний в порядке ст. 69 УК РФ применительно к убийству при отягчающих обстоятельствах, а также в рамках рассматриваемого аспекта исследуется практика судов Омской, Новосибирской, Тюменской и Иркутской областей.

По мнению диссертанта, уголовно-правовые нормы, регламентирующие процесс назначения наказания, в том числе за убийство, сопряженное с другими преступлениями, являются основой для широкого судебного усмотрения, что обусловило ряд негативных тенденций в карательной практике за рассматриваемое посягательство. В частности, имеет место существенная недооценка общественной опасности преступления, с которым сопряжено убийство. Отсутствует последовательность в назначении наказания за сопряженное убийство при наличии множественности квалифицирующих признаков. Так, в результате проведенного исследования было установлено, что разница в размере наказания, определенного судом при наличии одного и двух квалифицирующих признаков, является минимальной, а средний размер наказания, назначенного при квалификации действий виновных по трем пунктам ч. 2 ст. 105 УК РФ, является даже ниже, чем аналогичный показатель при квалификации содеянного по двум пунктам ч. 2 ст. 105 УК РФ. Данное обстоятельство обусловливает необходимость создания в Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации самостоятельной нормы, предусматривающей специальное правило назначения наказания при множественности квалифицирующих признаков. Отмечается, также увеличение вероятности снижения карательного воздействия при рецидиве. Указанные тенденции свидетельствуют о необходимости ужесточения действующего законодательства в части правовой регламентации правил назначения наказаний в рамках Общей части УК России, а также в пределах санкции непосредственно ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В первую очередь речь необходимо вести о формализации правил назначения наказания при наличии обстоятельств существенно влияющих на общественную опасность содеянного, совершенствование санкции ч. 2 ст. 105 УК РФ, закрепление более четкой позиции законодателя о влиянии обстоятельств, в частности, относящихся к личности виновного (ограниченная вменяемость и др.) на назначение наказания. Автором поддерживается, высказываемая в уголовно-правовой доктрине позиция о необходимости возврата к прежней редакции ст. 68 УК РФ, отмечается целесообразность более детальной регламентации правил назначения наказания в рамках ст. 69 УК РФ, обращается внимание на необходимость обоснования применения смягчающих и отягчающих обстоятельств непосредственно при назначении судами уголовного наказания.

В работе отмечается, что указанные меры будут способствовать стабилизации карательной практики, ее адекватности общественной опасности содеянного и другим подлежащим учету обстоятельствам, а также позволят исключить возможность вынесения несправедливого, хотя и законного решения по делу. В целом обеспечит реализацию основополагающих принципов уголовного права, а также общих начал назначения наказания закрепленных в ст. 60 УК РФ.

В заключении сформулированы основные выводы диссертационного исследования.

Основные положения диссертации опубликованы

в следующих работах автора:

1. Салева Н.Н. Проблема криминогенности несовершеннолетних и пути ее преодоления (региональный обзор) // Вестник Омского университета. – Вып. 3. – 2002. – 0,5 п.л.

2. Салева Н.Н. Преступления, совершаемые несовершеннолетними, требуют особого рассмотрения в суде // Российская юстиция. – 2003. – № 2. – 0,2 п.л.

3. Салева Н.Н. Условия назначения наказания несовершеннолетним // Российская юстиция. – 2003. – № 11. – 0,3 п.л.

4. Салева Н.Н. Общественная опасность убийств, сопряженных с иными преступлениями // Противодействие этническому и религиозному экстремизму: Сборник материалов международной конференции. – Омск: Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского, 2005. – 0,5 п.л.

5. Баландюк В.Н., Салева Н.Н. Убийство, сопряженное с иными преступлениями в истории отечественного уголовного законодательства // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями в Сибирском регионе: Сборник материалов международной научной конференции (16-17 февраля 2006 г.). – Красноярск: Сибирский юридический институт МВД России, 2006. – Ч. 1. – 0,3 п.л. (авторство не разделено).

6. Салева Н.Н. Проблемы дифференциации уголовной ответственности за убийство, сопряженное с иными преступлениями // Материалы XLIX международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс» 11-13 апреля 2006 г. Государство и право. – Новосибирск: Сибирская академия государственной службы, 2006. – 0,1 п.л.

7. Салева Н.Н. Значение признаков субъективной стороны преступления для разграничения убийства, сопряженного с разбоем и убийства с целью скрыть другое преступление // Психопедагогика в правоохранительных органах. – 2006. – № 1. – 0,25 п.л.

8. Салева Н.Н. Ответственность за убийство, сопряженное с иными преступлениями в зарубежном уголовном законодательстве // Вестник Барнаульского юридического института. – Вып. № 10. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России. – 2006. – 0,8 п.л.

9. Салева Н.Н. Проблема учета беспомощного состояния потерпевшего при квалификации сопряженного убийства, предусмотренного п. «к» ч. 2
ст. 105 УК РФ // Российская юстиция. – 2006. – № 9. – 0,25 п.л.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.