WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Методологические парадигмы пенитенциарной конфликтологии: уголовно-правовые, уголовно-исполнительные и криминологические аспекты

На правах рукописи

Детков Алексей Петрович

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПАРАДИГМЫ
ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ КОНФЛИКТОЛОГИИ:
УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ, УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЕ
И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

Специальность 12.00.08 – Уголовное право и криминология;
уголовно-исполнительное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Екатеринбург 2013

Диссертация выполнена на кафедре уголовного права федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Уральская государственная юридическая академия»

Научный консультант: заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор Козаченко Иван Яковлевич

Официальные оппоненты: заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова Селиверстов Вячеслав Иванович,

заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой уголовного права и криминологии юридического факультета Ярославского государственного университета Кругликов Лев Леонидович,

доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права и процесса Института права, экономики и управления Тюменского государственного университета Сумачев
Алексей Витальевич

Ведущая организация: Академия права и управления Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации

Защита состоится «21» июня 2013 г. в «11.00» часов на заседании диссертационного совета Д 212.282.03 при ФГБОУ ВПО «Уральская государственная юридическая академия» по адресу: 620137, г. Екатеринбург, ул. Комсомольская, 21, зал заседаний совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Уральской государственной юридической академии.

Автореферат разослан «___» __________ 2013 г.

Автореферат размещен на сайте Высшей аттестационной комиссии «___» _______ 2013 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор юридических наук,

профессор З. А. Незнамова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Проблемы, связанные с эффективностью исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы, функционированием пенитенциарной системы, на протяжении длительного времени находились в центре внимания не только уголовного, уголовно-исполнительного права, пенитенциарной психологии, криминологии, правоприменительной практики, но и ряда социогуманитарных наук. Многочисленные исследования природы уголовного наказания в виде лишения свободы убеждают в том, что содержание наказания, его цели, функции и эффективность отражают доминирующие взгляды на средства борьбы и предупреждение преступности. Эволюция наказания в виде лишения свободы зависит прежде всего от происходящих в обществе социально-экономических и политических изменений, идеологии и уровня правосознания людей, а также от направленности и тенденций уголовной политики[1].

Президент РФ на заседании Президиума Государственного совета РФ 11 февраля 2009 г. отметил, что уголовно-исполнительная система России претерпела значительные изменения: иными стали государственная политика исполнения наказаний, законодательная база. Несмотря на существенные перемены, происшедшие в стране в последние годы, уголовно-исполнительная система во многом сохранила черты старой пенитенциарной системы, ориентированной на другие социально-правовые реалии. Она не учитывает состояние экономики, интеграцию Российской Федерации в международное правовое поле, международные стандарты обращения с заключенными и развитие гражданского общества[2]. Определение основных стратегических направлений, по сути, ознаменовало начало нового этапа реформирования уголовно-исполнительной системы. Указанные обстоятельства обусловили необходимость дальнейшего совершенствования уголовно-исполнительной политики (организации исполнения наказания в виде лишения свободы), направленной на социализацию осужденных, изменение идеологии применения основных средств исправления с усилением психолого-педагогической работы, а также внедрение новых технологий в практику исполнения наказания в виде лишения свободы.

Лишение свободы как уголовное наказание выполняет принудительную функцию и функцию контроля, которые в свою очередь обеспечивают воздействие уголовно-исполнительного механизма на осужденных в процессе исполнения и отбывания наказания.

Принудительная функция наказания проецируется в виде карательного воздействия на осужденного путем ограничения некоторых субъективных прав, тем самым ему причиняются нравственные страдания. Степень принудительного воздействия зависит от ряда факторов: личности осужденного, характера общественной опасности совершенного преступления, вида и срока уголовного наказания. Лишение свободы на определенный срок и пожизненное заключение обладают высоким порогом репрессивности и направлены на подавление (ограничение) базовых потребностей человека: потребностей в свободе передвижения, наличии социальных связей и т. д. Это создает социально-психологические предпосылки формирования базового конфликта между осужденным(и) и персоналом, исполняющим уголовное наказание. Принудительная функция наказания не только персонифицирована, но и опосредованно влияет на других лиц, прежде всего на ближайшее социальное окружение осужденных.



Функция социального контроля при исполнении уголовного наказания характеризуется жесткой регламентацией жизни осужденных нормами уголовно-исполнительного законодательства и подзаконными актами. Необходимо отметить, что степень социального контроля со стороны персонала учреждения может возрастать исходя из ряда факторов: личности осужденного (с учетом его социально-демографической и уголовно-криминологической характеристик), длительности срока наказания, вида исправительного учреждения и режима.

Актуальность темы исследования заключается и в том, что в ходе исполнения наказания складывается парадоксальная ситуация. С одной стороны, уголовное наказание как правовой институт, необходимый и позитивный инструмент правоприменения призвано решать социально важные задачи по исправлению осужденных, предупреждению новых преступлений (общая и частная превенция), а с другой – в ходе исполнения и отбывания наказания создаются социально-психологические и криминопенологические условия для возникновения различных деструктивных процессов и эксцессов, которые снижают эффективность уголовного наказания.

Тюремная субкультура продуцирует и культивирует свои обычаи, традиции, тем самым усиливая противостояние между установленным правовым режимом содержания и сообществом осужденных. Фактически она выполняет функцию «параллельной» структуры управления, что влечет рост социальной напряженности и формирование причинного комплекса конфликтных ситуаций при исполнении и отбывании уголовного наказания.

За несколько лет количество осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления возросло вдвое и достигло к 2010 г. 80 % от общей численности осужденных к лишению свободы. Более четверти осужденных приговорены к длительным срокам лишения свободы, почти половина отбывает наказание во второй раз и более, что приводит к увеличению удельного веса социально деградировавших граждан[3] и создает предпосылки для пенитенциарных конфликтов и преступности. На профилактическом учете в местах лишения свободы состоят 1996 лидеров и активных участников группировок отрицательной направленности, 15 507 лиц, склонных к побегу, 1995 осужденных за преступления террористического характера, 3257 осужденных по ст. 209, 210 УК РФ[4]. Итоги восьмой переписи осужденных, отбывающих наказание в местах лишения свободы (несовершеннолетних, мужчин, женщин), показали, что наблюдается устойчивая тенденция к увеличению количества осужденных за совершение тяжких и особо тяжких преступлений. До сих пор сохраняется активность отрицательно настроенных осужденных, склонных к различным формам деструктивного поведения, распространению воровских традиций и криминальной субкультуры. У половины осужденных отмечается десоциализация личности, потеря социальных связей, появилась категория неграмотных осужденных (1,8 %)[5].

Исполнение уголовного наказания в виде лишения свободы сопровождается (усугубляется) большим количеством открытых и латентных конфликтов осужденных. Они лежат в основе деструктивных процессов, протекающих в исправительных учреждениях, и значительно снижают потенциал уголовного наказания, блокируют (нейтрализуют) реализацию основных его целей. Выборочные исследования природы конфликтного поля в местах лишения свободы позволяют сделать вывод о том, что оно достаточно многообразно и обладает присущими только ему специфическими признаками, обусловленными наказанием, комплексом причин и условий, приводящих к конфликтам в местах лишения свободы, дестабилизации функционирования уголовно-исполнительной системы.

Как правило, пенитенциарные конфликты представляют значительную общественную опасность, выполняют роль своеобразного «детонатора» массовых эксцессов осужденных и в большинстве случаев влекут совершение тяжких и особо тяжких преступлений.

Актуальность исследуемой проблемы возрастает в современных условиях смены социально-правовых ориентиров, становления новых общественных отношений в сфере исполнения уголовных наказаний, обусловленных Концепцией развития уголовно-исполнительной системы РФ до 2020 г., изменения отдельных положений уголовного и уголовно-исполнительного законодательства, касающихся назначения и исполнения наказания в виде лишения свободы.

Все изложенное предопределило выбор темы настоящего диссертационного исследования, которое, по мнению автора, имеет большое теоретическое и прикладное значение. Многие из указанных нами проблем могли бы быть предметом отдельного изучения, поскольку в науке уголовного, уголовно-исполнительного права и криминологии их роль весьма велика.

Рассматриваемые в диссертационной работе конфликтологические проблемы имеют сложный (синергетический), многоплановый, многополярный характер, что потребовало комплексного подхода с использованием последних достижений философии, общей теории права, уголовного и уголовно-исполнительного права, криминологии, пенитенциарной психологии, конфликтологии, а также обобщения и анализа уголовно-исполнительной практики.

В связи с этим возникает необходимость формирования теоретико-мето-
дологических основ (парадигмы) новой отрасли юридического знания, изучающей совокупность конфликтологических проблем как системного соци-
ально-правового явления в местах лишения свободы, – пенитенциарной конфликтологии.

Степень научной разработанности темы исследования. В настоящее время изучением конфликтов занимаются более десяти научных дисциплин: конфликтология общая и отраслевая (юридическая, политическая), философия, социология, психология, этнополитология и др. Тем не менее уголовно-правовые и уголовно-исполнительные аспекты конфликтов осужденных, отбывающих уголовное наказание в местах лишения свободы, практически не изучены. Это обусловливает потребность в выделении специальной отрасли научного знания, дающей полное и всестороннее представление о конфликтах осужденных, отбывающих уголовное наказание, – пенитенциарной конфликтологии, обеспечивающей методологию исследования их уголовно-правовых и уголовно-исполнительных аспектов.

В трудах отечественных исследователей (А. Я. Анцупова, Н. В. Гришиной, А. В. Дмитриева, Ю. Г. Запрудского, А. Г. Здравомыслова, В. П. Казимирчука, В. Н. Кудрявцева, Е. И. Степанова, Л. А. Петровской, А. И. Шипилова и др.) обозначены первые контуры междисциплинарной парадигмы конфликтологического знания. За ее основу взяты эволюционный, системный и структурно-функциональный методы познания. Формирующаяся область научного знания возникла не на пустом месте. Она органично впитала накопленный столетиями научный опыт зарубежных ученых: К. Боулдинга, М. Вебера, Р. Дарендорфа, Л. Коузера, Г. Лебона, К. Маркса, Т. Парсонса, А. Рапопорта и многих других.

Анализ научной литературы показывает, что в России за последние двадцать лет сформировались новые направления конфликтологии. Этот процесс сопровождается разработкой теоретико-методологической базы и методов исследования генезиса, структуры, функций и типологии конфликтов, происходящих в различных сферах жизни общества.

Основоположники отечественной юридической конфликтологии В. Н. Кудрявцев и А. В. Дмитриев полагают, что любой социальный конфликт необходимо рассматривать с позиции права. Теоретическое значение такого подхода, считает В. Н. Кудрявцев, состоит в возможности соотнесения конфликтов с государственными институтами (а право – один из них) и, следовательно, рассмотрения конфликтов не в абстрактном социальном пространстве, а в реальной связи
с действующими правовыми инструментами и структурами. Возникают вопросы: могут ли нормы права воздействовать на зарождение, развитие и разрешение конфликта и как повысить эффективность этого воздействия?[6] Соглашаясь с данной постановкой вопросов, диссертант формулирует их применительно к конфликтам осужденных, отбывающих уголовное наказание в местах лишения свободы, и обозначает предметную область предлагаемого исследования: выявление воздействия норм уголовного и уголовно-исполнительного права, практики содержания осужденных на зарождение, развитие и разрешение конфликтов в их среде.

Ранее научный поиск в этой области был направлен на формирование основ уголовно-исполнительного (исправительно-трудового) права, изучение природы и эффективности лишения свободы как одного из распространенных наказаний.

В трудах русских дореволюционных правоведов М. Н. Гернета, А. И. Жижиленко, С. Н. Мокринского, С. В. Познышева, Н. Д. Сергеевского,
Н. С. Таганцева, И. Я. Фойницкого отражено научное обоснование уголовного наказания в виде лишения свободы и эффективности тюремного заключения в отношении опасных преступников. В советский и постсоветский периоды в работах Ю. М. Антоняна, В. М. Анисимкова, Н. А. Беляева, А. В. Бриллиантова, А. Д. Глоточкина, С. И. Дементьева, М. Г. Деткова, А. И. Зубкова, К. И. Игошева, И. И. Карпеца, Б. Б. Казака, И. Я. Козаченко, Л. Л. Кругликова, В. Н. Кудрявцева, С. И. Кузьмина, А. И. Марцева, М. П. Мелентьева, А. С. Михлина,
И. Ф. Обросова, В. Ф. Пирожкова, К. К. Платонова, А. Е. Наташева, И. С. Ной, А. И. Мокрецова, А. Л. Ременсона, В. И. Селиверстова, Н. А. Стручкова,
О. В. Старкова, Ф. Р. Сундурова, А. И. Ушатикова, А. В. Усса, В. А. Уткина,
В. Д. Филимонова, И. В. Шмарова, Г. Ф. Хохрякова, В. Е. Эминова и др. была создана парадигма уголовно-исполнительного (исправительно-трудового) права. Глубоко исследовались основные детерминанты социальной среды мест лишения свободы, проблемы индивидуализации и дифференциации наказания, социально-психологические особенности (характеристики) личности осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы.

Ю. М. Антонян, В. Н. Кудрявцев, И. Ф. Обросов, В. Ф. Пирожков,
К. К. Платонов, А. И. Ушатиков и В. Е. Эминов рассматривали уголовно-правовые, уголовно-исполнительные, социально-психологические особенности личности осужденных. Интерпретация причинного комплекса правонарушений и преступлений в местах лишения свободы, предпосылок возникновения различных эксцессов среди осужденных нашла отражение в работах А. С. Михлина, А. И. Мокрецова, И. В. Шмарова, А. В. Усса.

Высоко оценивая значимость научных трудов и отдавая дань их авторам, диссертант вынужден констатировать, что конфликтологические проблемы в пенитенциарной системе не стали предметом пристального внимания ученых и практиков.

Цель и задачи диссертационного исследования. Цель настоящего исследования состоит в том, чтобы в ракурсе трансдисциплинарной методологии на основе положений философии, теории и методологии права, психологии, общей конфликтологии, анализа уголовного, уголовно-исполнительного законодательства и обобщения правоприменительной практики разработать общетеоретические и методологические основы пенитенциарной конфликтологии как отрасли знаний; определить тенденции развития уголовного и уголовно-исполнительного законодательства по обеспечению эффективного исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы и достижения его основных целей; предложить для апробации научные результаты по созданию системно-функционального превентивного комплекса по прогнозированию, выявлению и предупреждению в местах лишения свободы деструктивных процессов в виде различных конфликтов. Диссертационное исследование также имеет целью разработку научно обоснованных методик и технологий, которые бы позволили прогнозировать, идентифицировать, классифицировать, типологизировать различные конфликтные ситуации, и определение методов их предупреждения.

Для достижения поставленной цели предстояло решить следующие за-дачи:

1) теоретически и методологически обосновать необходимость формирования новой отрасли знания, изучающей конфликты, возникающие между участниками уголовно-исполнительных правоотношений в местах лишения свободы, – пенитенциарной конфликтологии;

2) исследовать и охарактеризовать социально-правовые модели современного состояния уголовно-исполнительной системы (мест лишения свободы) как среды возникновения и протекания деструктивных процессов и пенитенциарных конфликтов;

3) разработать типологию и базовую классификацию конфликтов, возникающих в ходе исполнения и отбывания наказания;

4) выявить и проанализировать причинную (каузальную) обусловленность пенитенциарных конфликтов;

5) исследовать интегративный характер функций режима и диапазон его воздействия на социальную среду и конфликтное пространство мест лишения свободы. Для решения данной задачи необходимо обратить внимание на следующие аспекты: а) взаимодействие трех систем (социальная среда мест лишения свободы, режим содержания и конфликтное пространство), их взаимосвязь, взаимообусловленность и интеграция; б) взаимосвязь отдельных функций режима и этих систем в совокупности, их каузальный характер; в) сбалансированность функций режима, их влияние на видоизменение систем и отдельных элементов; г) интеграционный характер сдержек и противовесов элементов режима и его влияние на конфликтное пространство, классификацию, типологию и динамику конфликтов;

6) теоретически аргументировать понятие «конфликтная ситуация», обосновать ее диагностику и динамические параметры с позиций пенитенциарной конфликтологии;

7) выявить уголовно-правовые и уголовно-исполнительные аспекты пенитенциарных конфликтов, обусловленные несовершенством отдельных положений и статей действующего законодательства;

8) разработать целостную систему криминологических и организационных методов превенции конфликтов в местах лишения свободы. Представить практическим работникам методики и технологии по выявлению, прогнозированию, предупреждению и разрешению конфликтов различных типов;

9) научно обосновать и разработать понятийный аппарат (глоссарий) пенитенциарной конфликтологии.

Объектом диссертационного исследования является совокупность общественных отношений в сфере исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы и общие закономерности возникновения пенитенциарных конфликтов.

Предмет исследования – теоретические и законодательные положения уголовного, уголовно-исполнительного права и других нормативных правовых актов в сфере исполнения наказания в виде лишения свободы и способы их воздействия на конфликтные отношения в местах лишения свободы.

Теоретические и методологические основы исследования. При изучении пенитенциарных конфликтов эксплицировались теоретические положения, методы и принципы философии, социологии, психологии, уголовного и уголовно-исполнительного права. Такая рецепция научного знания позволила изучить конфликтные взаимодействия сторон во всем их многообразии с учетом каузальности множества социальных явлений, их порождающих и определяющих их последствия.

Базовой методологической установкой диссертационного исследования стало использование интегрального подхода как наиболее релевантного специфике рассматриваемого объекта и предмета. В ракурсе трансдисциплинарной методологии исследования пенитенциарных конфликтов применялись принципы развития, всеобщей связи, диалектического единства теории, эксперимента и практики, системного подхода, конкретно-исторического подхода, объективности, междисциплинарности, преемственности, личностного подхода. Методологическую роль в рассмотрении конфликтов всех уровней выполняют основные законы и парные категории диалектики: закон единства и борьбы противоположностей, закон перехода количественных изменений в качественные, закон отрицания отрицания.

При изучении конфликтов различной типологии использовался номотехнический метод, проводился системно-структурный, системно-функциональ-
ный, системно-генетический, системно-информационный и системно-ситуа-
ционный анализ.

В качестве одной из методологических конфликтологических позиций применялся синергетический подход не только как адекватная методология теоретического моделирования, но и как методология адекватного практического действия.

Общая схема научного изучения пенитенциарного конфликта в работе представлена как процесс производства знаний посредством формирования их на таких уровнях, как методологический, теоретический, технологический и практический. В этой схеме конфликтное поле мест лишения свободы представлено теоретическими и практическими аспектами исследования, гипотезами, выводами и обоснованием ряда рекомендаций. Эти сферы познания раскрывают специфику макро-, мезо- и микроуровней проявления пенитенциарных конфликтов с точки зрения их деструктивности и границ конфликтных ситуаций, процессов развития и закономерностей «разворачивания» в жизнедеятельности осужденных, отбывающих уголовное наказание в местах лишения свободы.

В последние годы значительно возрастает потребность в междисциплинарных исследованиях. Однако стремление к ним не всегда приводит к значительным достижениям, так как положения и выводы различных наук зачастую оказываются взаимно непересекающимися либо невостребованными. В диссертации предпринята попытка объединить результаты и выводы уголовного, уголовно-исполнительного права, криминологии, социологии, социальной антропологии, психологии, психиатрии, касающиеся социально-демографической и уголовно-правовой характеристики личности осужденных и их конфликтов в местах лишения свободы. Это позволило автору использовать идеографический подход и провести многоаспектный анализ пенитенциарных конфликтов, возникающих в исправительных учреждениях.

Одно из базовых положений, определяющих содержание предлагаемого исследования, – рассмотрение исправительного учреждения как закрытой системы, имеющей фиксированные, частично взаимодействующие внутренние подсистемы, четко обозначенные элементы и границы управляемости, специфические системообразующие качества и характеристики. Это учреждение имеет некоторую степень однородности и специфический тип правового регулирования, создающие как объективные, так и субъективные предпосылки возникновения конфликтов различных типов.

Технологический уровень исследования пенитенциарных конфликтов в работе представлен различными методиками их выявления, социально-профилактического предупреждения и разрешения. Инструментарий пенитенциарной конфликтологии позволил автору собрать, обработать, систематизировать, интегрировать и интерпретировать полученные знания в качестве оснований правовых, социальных, управленческих технологий выявления и предупреждения конфликтов. Если говорить о технологиях управления конфликтами в исправительных учреждениях, то они представлены программами (методиками) использования всего ресурса социально-профилактического комплекса, обеспечивающего нейтрализацию деструктивных процессов и факторов, влияющих на социальную среду и конфликтное поле мест лишения свободы.

Нормативную основу исследования составили международно-правовые акты по вопросам обращения с заключенными, Конституция РФ, федеральные законы, уголовное, уголовно-исполнительное законодательство, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, исторические нормативные правовые акты.

Эмпирической базой диссертации стали аналитические материалы лонгитюдинальных наблюдений и исследований, проведенных автором в период с 1990 по 2011 г. в исправительных учреждениях общего, строгого, особого режимов Алтайского края, Свердловской области, данные анкетного опроса 500 сотрудников уголовно-исполнительной системы, более 1000 осужденных различных категорий, результаты социально-психологического мониторинга исправительных учреждений, 800 конфликтных ситуаций различных типов.

Научная новизна диссертационного исследования. Диссертация является научным исследованием, комплексно рассматривающим пенитенциарные конфликты как особую разновидность юридических (социальных) конфликтов, выступающих предметом научного анализа специальной отрасли научного знания – пенитенциарной конфликтологии. В связи с этим разработаны нестандартные теоретико-методологические основания (парадигмы) пенитенциарной конфликтологии, характеризующие ее объект, предмет и методы исследования.

Предлагается авторская интерпретация понятий «конфликт» и «конфликтная ситуация», базовая классификация и типология конфликтов в пенитенциарных учреждениях. На основе метода системно-структурного анализа изучается фазовый портрет динамической системы конфликтной ситуации, обусловленной причинным комплексом деструктивных процессов, протекающих в среде осужденных, их влияние на состояние пенитенциарной преступности.

В работе дается теоретическое обоснование интегративной функции режима содержания осужденных. Разработаны практические методики и технологии выявления, прогнозирования, предупреждения и разрешения конфликтов различной типологии и направленности.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Обосновываются концептуальные положения о том, что пенитенциарная конфликтология – это самостоятельная отрасль юридического знания, формирующаяся на стыке уголовного, уголовно-исполнительного права, криминологии, конфликтологии, социологии, психологии и психиатрии. В связи с этим пенитенциарная конфликтология как разновидность юридической конфликтологии ориентируется на природу конфликтного поля и конфликтного взаимодействия в ходе исполнения и отбывания уголовного наказания в виде лишения свободы.

2. Отстаивается идея о том, что общеметодологическая основа, обладая высоким гносеологическим потенциалом, обусловливает выделение из множества возможных приоритетный подход к раскрытию особенностей пенитенциарной конфликтологии вообще и конфликтов, возникающих в ходе исполнения и отбывания наказания, в частности. По мнению диссертанта, в качестве такового должен выступать субъективно-деятельностный подход, поскольку пенитенциарный конфликт выражает специфическое взаимодействие социальных субъектов уголовно-исполнительных правоотношений, их особую деятельную взаимосвязь в местах лишения свободы.

3. Аргументируется авторская трактовка объекта пенитенциарной конфликтологии, под которым предлагается понимать совокупность общественных отношений, ценностей, по поводу которых возникают противостояние и столкновение интересов отдельных субъектов (групп) уголовно-исполнительных правоотношений в сфере исполнения наказания в местах лишения свободы. Один из основных критериев объекта пенитенциарной конфликтологии – его неделимость. В то же время не следует исключать и то обстоятельство, что конфликт как социальное явление может отражать посягательство на несколько объектов одновременно или в результате изменения мотивации и целеустановок участников конфликтной ситуации переключаться с одного объекта на другой. Объект пенитенциарной конфликтологии достаточно специфичен, поскольку обусловлен характером и видом уголовного наказания, а также социально-правовой и криминологической характеристиками осужденных и мест лишения свободы.

4. Утверждается, что под предметом пенитенциарной конфликтологии нужно понимать конкретные противоречия, возникающие между участниками конфликтного взаимодействия, а также фазовый портрет динамической характеристики конфликтной ситуации. Предмет всегда реален и актуален, наполнен конкретным содержанием противоречий и взаимообусловлен широким диапазоном деструктивных процессов, протекающих в местах лишения свободы. Исследуя природу пенитенциарных конфликтов, автор приходит к выводу, что в генезисе конфликтной ситуации может быть два и более предмета (эффект бифуркации). В ходе конфликтной ситуации предметы конфликта могут коррелироваться, видоизменяться в зависимости от объективных и субъективных причин, уровня сложности. Им может придаваться ложный и латентный характер.





5. Пенитенциарная конфликтология выполняет обширный спектр функций, к которым автор предлагает относить онтологическую, гносеологическую, эвристическую, прогностическую, методологическую, идеологическую и организационно-прикладную. Аргументируется, что функции пенитенциарной конфликтологии представляют собой основные направления функционирования данной отрасли знания, необходимые для решения задач, стоящих перед ней. Они имеют теоретическое и практическое (прикладное) значение для эффективного с точки зрения достижения основных целей исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы и обеспечения нормального функционирования уголовно-исполнительной системы. Все названные функции пенитенциарной конфликтологии взаимосвязаны и в определенном сочетании (синтезе) при их реализации помогают выявить объективные закономерности возникновения конфликтного поля, а также генеральной совокупности конфликтов различной классификации и типологии.

Пенитенциарная конфликтология реализует указанные функции применительно к объекту и предмету исследования, опираясь на данные философии, социологии, юридической и пенитенциарной психологии, уголовного, уголовно-исполнительного права и криминологии. Такая рецепция фундаментальных аспектов других наук способствует созданию и формированию не только собственной теоретико-методологической базы, но и понятийного аппарата пенитенциарной конфликтологии.

6. Описание выявленных основных социально-правовых характеристик уголовного наказания в виде лишения свободы позволяет сделать вывод, что лишение свободы обусловлено объективными и субъективными факторами, изначально создающими социально-правовые и психологические предпосылки для возникновения пенитенциарных конфликтов различных типов.

В качестве объективных факторов предлагается рассматривать характер уголовного наказания, его целеуказания, длительность назначенного срока наказания, вид исправительного учреждения, режим содержания, условия отбывания наказания, а также карательный потенциал лишения свободы, замкнутость среды и особенности коммуникации осужденных, ограниченность (а порой и отсутствие) социальных связей, наличие асоциальной субкультуры.

К субъективным факторам мест лишения свободы относятся социально-демографическая, уголовно-криминологическая, уголовно-исполнительная и психологическая характеристики личности осужденных.

Обосновано и выявлено наличие непосредственной взаимосвязи и каузальной обусловленности детерминант агрессивной среды мест лишения свободы: уровень (порог) социальной напряженности – количество конфликтов – асоциальная субкультура – количество нарушений режима – состояние пенитенциарной преступности.

7. Доказывается тезис, что сущность и структура пенитенциарного конфликта как вида социального взаимодействия между осужденными (личностью или группами), осужденными и персоналом учреждения, исполняющего наказание, характеризуются обострением противоречий, лежащих в его основе, несовместимостью целей и способов их достижения, выражающихся в обоюдных действиях или бездействии субъектов, направленных не только на достижение целей, но и на нейтрализацию противодействия одной из сторон, нанесение ей морального, материального и физического вреда. При этом подчеркивается, что пенитенциарный конфликт может развиваться и протекать как в правовом поле (юридический конфликт), так и вне его.

8. Научно обосновывается дополнение базовой классификации и типологии пенитенциарных конфликтов. При этом показано, что дифференциация различных моделей конфликтного взаимодействия необходима не только для сравнительного изучения их существенных признаков и функциональных связей, но и для последующей их идентификации, диагностики, предупреждения и прогнозирования деструктивных процессов в местах лишения свободы. В качестве основных типов пенитенциарных конфликтов предлагается рассматривать: а) внутриличностный, б) межличностный, в) личность – группа, г) межгрупповой, д) коалиционный, е) конфликт «функции – роли».

9. Расширена и научно обоснована интерпретация каузальности пенитенциарных конфликтов за счет выявления множественности причин и своеобразия комбинаций их взаимосвязей, определения влияния уголовного наказания и его функций на личность осужденного, возрастающей роли изменений (деформации) личностных качеств осужденного на психологическом и психиатрическом уровнях. Представлена классификация причин возникновения конфликтов на основании их дифференциации по масштабам действия (общие и частные), своеобразию содержания и структурных компонентов причинности. Дополнена характеристика депривации осужденных.

10. Исследована сущность социально-правового механизма режима содержания осужденных, проанализировано его влияние на конфликтное взаимодействие субъектов уголовно-исполнительных правоотношений. Режим предлагается рассматривать как определенную интегративную систему, обусловленную объективными и субъективными факторами уголовного наказания
в виде лишения свободы, как совокупность норм, регулирующих порядок и условия исполнения наказания. Нормативно-правовой и организационно-регу-
лятивный характер режимного арсенала как системного образования свидетельствует о достаточно широком диапазоне его воздействия не только на всю систему уголовно-исполнительных правоотношений, но и на конфликтное пространство мест лишения свободы. В связи с этим обращается внимание на системно-структурный анализ:

а) взаимодействия трех систем (социальная среда мест лишения свободы, режим содержания и конфликтное пространство), их взаимосвязи, взаимообусловленности и интеграции;

б) взаимодействия отдельных функций режима и названных систем в совокупности, их каузального характера;

в) сбалансированности функций режима, их влияния на видоизменение отдельных параметров социальной напряженности, конфликтного пространства и его отдельных элементов;

г) интеграционного характера сдержек и противовесов элементов режима и его влияния на конфликтное взаимодействие.

11. Системно-ситуационный анализ пенитенциарного конфликта дает основание полагать, что конфликт следует рассматривать как обусловленную и динамическую систему в виде конфликтной ситуации, имеющей содержательные, временные и пространственные границы.

Аргументируется, что конфликтная ситуация – это совокупность взаимосвязанных элементов, стадий и фаз развития, характеризующих противостояние, противоборство субъектов конфликта, обусловленное определенным уровнем социальной напряженности мест лишения свободы, особенностями коммуникации, социально-демографическими, уголовно-правовыми и психологическими характеристиками участников конфликтного взаимодействия, дополнительным и симметричным схизмогенезом.

12. Дано методологическое обоснование диагностики пенитенциарных конфликтов различных типов, включающее как общую характеристику принципов, так и описание конкретных социологических, социально-психоло-
гических методов (методик) исследования. В качестве необходимого условия диагностики пенитенциарных конфликтов предлагается методика многофакторного исследования личности разных категорий осужденных (реальных и потенциальных участников конфликта), которая позволяет составить объективную социограмму происходящего конфликта и выработать определенные рекомендации по его разрешению.

13. Выявлены уголовно-правовые, уголовно-исполнительные, криминологические аспекты пенитенциарных конфликтов, обусловленные несовершенством положений УК РФ, УИК РФ, Концепции развития уголовно-испол-
нительной системы до 2020 г., касающихся целей уголовного наказания, условий содержания осужденных, обеспечения режима безопасности осужденных и персонала учреждения. В целях оптимизации уголовного и уголовно-исполнительного законодательства РФ предлагается внести ряд изменений и дополнений в нормативные правовые акты.

В частности, из ч. 2 ст. 43 УК РФ исключить фразу «а также в целях исправления осужденного», заменив ее словами «наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости и предупреждения новых преступлений».

Исключить ст. 9, 111 УИК РФ.

Внести изменения в ст. 109 УИК РФ, изложив ее в следующей редакции:

«Статья 109. Социально-профилактическая работа с осужденными

1. Социально-профилактическая работа с осужденными к лишению свободы направлена на формирование уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам и правилам человеческого общежития, на повышение их образовательного уровня, а также профилактику и разрешение конфликтов в местах лишения свободы».

Часть 2 данной статьи исключить, чч. 3 и 4 оставить без изменения.

Внести изменения в ч. 2 ст. 13 УИК, изложив ее в следующей редакции:

«При возникновении угрозы личной безопасности осужденного и наличии конфликтной ситуации он вправе обратиться с заявлением к любому должностному лицу учреждения, исполняющего наказание в виде лишения свободы, с просьбой об обеспечении личной безопасности. В этом случае указанное должностное лицо обязано незамедлительно принять меры по обеспечению личной безопасности обратившегося осужденного и разрешению конфликта».

14. Охарактеризованы криминологические и организационные методы превенции конфликтов в местах лишения свободы, дано обоснование прогнозирования как начального этапа их профилактики. Объяснена необходимость координации деятельности структурных подразделений исправительных учреждений по предупреждению деструктивных процессов и готовящихся преступлений, применения своевременных мер по обеспечению безопасности осужденных и персонала учреждения, получения упреждающей оперативной информации, описаны тактические приемы, действия персонала в условиях осложнения оперативной обстановки, чрезвычайных обстоятельств, эскалации конфликтной ситуации.

Научно обоснованы конкретные методики выявления, социально-профи-
лактического предупреждения, прогнозирования конфликтов различных типов в местах лишения свободы, поэтапного сбора и всестороннего анализа (мониторинга) состояния социально-психологической среды мест лишения свободы, обеспечения контроля за лидерами, группами отрицательной направленности, установления незаконных каналов поступления наркотических средств и психотропных веществ, спиртных напитков, денег, средств мобильной связи.

Теоретическая значимость диссертационного исследования определяется положениями, совокупность которых может рассматриваться в качестве самостоятельной концепции для разработки научно-теоретических положений уголовного, уголовно-исполнительного законодательства РФ, пенитенциарной конфликтологии. В работе систематизируются, расширяются и углубляются теоретические познания в сфере исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы.

Практическая значимость исследования заключается в том, что выявленные уголовно-правовые и уголовно-исполнительные особенности конфликтов осужденных, отбывающих уголовное наказание, могут стать основой изменения условий их содержания в местах лишения свободы, оказания своевременной медико-психиатрической и психологической помощи отдельным заключенным, организации конкретных видов и форм социальной работы среди осужденных, обеспечения условий труда, оплаты и быта персонала исправительных учреждений при реализации Концепции развития уголовно-испол-
нительной системы РФ до 2020 г.

Методики и технологии прогнозирования, выявления, предупреждения и разрешения конфликтных ситуаций, возникающих в исправительных учреждениях, использованы и внедрены в практическую деятельность персонала учреждений ГУ ФСИН по Алтайскому краю и Свердловской области.

Результаты диссертации могут найти применение в научно-исследо-
вательской работе по изучению проблем деятельности различных моделей исправительных учреждений (тюрем) уголовно-исполнительной системы в ходе реализации Концепции развития уголовно-исполнительной системы до 2020 г.

Пенитенциарная конфликтология включена в качестве отдельной дисциплины в учебный процесс магистратуры УрГЮА, Вологодского института права и экономики ФСИН РФ, Кузбасского института ФСИН РФ.

Основные положения диссертации могут быть использованы при изучении курсов «Уголовно-исполнительное право», «Криминология», «Пенитенциарная психология» в высших учебных заведениях ФСИН РФ, на курсах повышения квалификации сотрудников прокуратуры, уголовно-исполнительной системы, социальных психологов.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации докладывались на международных, всероссийских и региональных научных и научно-практических конференциях: Международной научно-практи-
ческой конференции «Проблемы исполнения пожизненного лишения свободы» (Рязань, 1994 г.), Международной конференции «Альтернативы тюремному заключению в РФ» (Москва, PRL, 2001 г.), всероссийских научно-практических конференциях «Правовые проблемы укрепления российской государственности» (Томск, 2001, 2003, 2004, 2006, 2007, 2008 гг.), международных научно-практических конференциях «Современное состояние юстиции» (Тюмень, 2003, 2004 гг.), Всероссийской научно-практической конференции «Правовые проблемы борьбы с правонарушениями в России» (Барнаул, 2003 г.), Международной научно-практической конференции «Уголовно-исполнительная система: перспективы развития» (Новокузнецк, 2009 г.), международных научно-практических конференциях, посвященных памяти М. И. Ковалева (Екатеринбург, 2007, 2010, 2011 гг.), Европейско-Азиатском правовом конгрессе (Екатеринбург, 2010, 2011 гг.), Международной научно-практической конференции «Права человека и гражданское общество» (Барнаул, 2011, 2012 гг.), Международной научно-практической конференции (Костанай, Республика Казахстан, 2012 г.).

Отдельные положения диссертационного исследования были использованы при подготовке федеральной программы по предупреждению преступности несовершеннолетних в Западно-Сибирском регионе (2004–2006 гг.).

Диссертант является автором и соавтором пяти монографий и учебных пособий: «Пожизненное лишение свободы» (Томск, 1997 г.), «Национальное государство: политико-правовые проблемы формирования и развития» (Барнаул, 2002 г.), «Теоретические и практические проблемы пенитенциарной конфликтологии: уголовно-правовые и уголовно-исполнительные аспекты» (Барнаул, 2009 г.), «Теоретические и методологические проблемы пенитенциарной конфликтологии: уголовно-правовые и уголовно-исполнительные аспекты» (Екатеринбург, 2011), «Методологические парадигмы пенитенциарной конфликтологии» (Саарбрюккен, Германия, 2012 г.), а также научных статей общим объемом 9,3 условных печатных листа.

Основные положения проведенного диссертационного исследования рецензировались и обсуждались на кафедре уголовного права Уральской государственной юридической академии.

Структура исследования. Диссертация состоит из введения, шести глав, разделенных на параграфы, заключения, библиографического списка и приложения.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются степень научной разработанности, цели и задачи, объект и предмет исследования, описываются его методология, эмпирическая база, раскрывается научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, характеризуется теоретическая и практическая значимость работы, приводятся данные об апробации и внедрении полученных результатов.

Первая глава «Конфликт как социально-правовое явление» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе «Теоретико-методологические основания исследования конфликта» показано, что в отечественной и зарубежной литературе сформировались разные подходы к изучению и определению социального конфликта, причин его возникновения и развития. Однако большинство исследователей социальный конфликт рассматривают в широком историческом смысле как общественный, присущий обществу и только ему. Независимо от того, кто выступает непосредственным участником конфликта (индивид или группа людей), он является социальным, так как характеризует одну из сторон взаимодействия людей в обществе, представляет собой своеобразную «клеточку» социального бытия человека.

По мнению автора, конфликт – это обострение социальных противоречий, выражающихся в разнообразных формах борьбы (противостоянии) между отдельными индивидами и различными группами, направленное на достижение определенных целей, позиций, потребностей, интересов, ценностей, не обязательно антагонистических или взаимоисключающих.

В силу особенностей политических, социально-экономических и социокультурных условий формирования и развития каждый конфликт уникален. Это порождает объективную необходимость адаптации, корректировки ряда общетеоретических и методологических положений социального конфликта применительно к исследованию различных по природе типов конфликтов. Конкретная социальная среда протекания конфликта накладывает значительный отпечаток на его характер и формы проявления, особенности поведения конфликтующих сторон.

Во втором параграфе «Типологии конфликтов» автор проводит анализ конфликтов различных типов, который показывает, что они формируются по разным основаниям: а) масштабу и уровню проявления; б) характеру; в) целям; г) степени воздействия на общество; д) числу участников; е) форме межгруппового взаимодействия и пр. Особую разновидность составляют личностные конфликты, которые проявляются в различных формах: внутриличностные, межличностные, интраперсональные.

В диссертационном исследовании обращается внимание на то, что в указанных типологиях не учитываются временные и пространственные границы конфликтов, их возникновение и проявление в открытых и относительно закрытых социальных системах, которые объективно влияют на их характер, динамику и формы разрешения. Так или иначе характерные черты, присущие конкретному типу конфликта, проявляются и в относительно закрытых системах, однако здесь они приобретают определенную специфику и своеобразие.

В третьем параграфе «Юридический конфликт» подчеркивается, что разновидностью социального конфликта выступает юридический конфликт. Особенность данного типа конфликтного взаимодействия – потенциальная возможность присутствия его характеристик и признаков в социальном конфликте практически каждого вида.

Основоположник юридической конфликтологии академик В. Н. Кудрявцев подчеркивал, что любой социальный конфликт необходимо рассматривать с позиции права. Этот методологический посыл для данного диссертационного исследования крайне важен, так как в работе главным образом речь идет о конфликтах, возникающих между субъектами уголовно-исполнительных правоотношений при исполнении и отбывании уголовного наказания в виде лишения свободы.

В четвертом параграфе «Общее и особенное в методологии исследования конфликтов осужденных, отбывающих уголовное наказание в местах лишения свободы» показано, что теоретическую базу исследования конфликтологических проблем в пенитенциарных учреждениях составляют общетеоретические концепции конфликтов и их типологий.

Корректность диссертационного исследования обязывает автора не только изложить основания построения научного знания, но и использовать методы познания. Парадигму трансдисциплинарности исследования составляет совокупность общенаучных, социальных и специальных методов познания, таких как диалектический, системный, структурный, функциональный, социокультурный, деятельностный методы, прикладных методов конкретных наук (социологии, психологии, уголовного, уголовно-исполнительного права, криминологии), методологических принципов и общих ориентиров научного анализа.

Особенность исследования конфликтов в исправительных учреждениях заключается в том, что данные учреждения представляют собой сложную закрытую систему, состоящую из взаимодействующих подсистем и элементов. Исправительное учреждение как системное образование имеет четко фиксированные, взаимодействующие подсистемы, элементы и границы управляемости, специфические системообразующие качества и характеристики, обладает определенной степенью однородности и специфическим типом правового регулирования, которые оказывают влияние на возникновение и развитие конфликтов различных типов. Вхождение в эту систему социальных отношений, выявление причинного комплекса конфликтов и способов их предупреждения и разрешения составляют предметную сферу специальной отрасли научного знания – пенитенциарной конфликтологии.

Во второй главе «Теоретические и методологические аспекты пенитенциарной конфликтологии», состоящей из пяти параграфов, проанализированы теоретические и методологические основания пенитенциарной конфликтологии как самостоятельной отрасли знания, которые характеризуют ее предмет и методы исследования, как общенаучные, так и специальные.

В первом параграфе «Теоретико-методологическое обоснование пенитенциарной конфликтологии как отрасли юридического знания» эксплицируются основные теоретические и методологические установки пенитенциарной конфликтологии как нового научного направления, формирующегося на пересечении уголовного, уголовно-исполнительного права, криминологии, социологии, психологии и психиатрии. Дается обоснование пенитенциарной конфликтологии как разновидности юридической конфликтологии, исследуются природа и закономерности конфликтного поля, отдельных конфликтов, возникающих в ходе исполнения и отбывания уголовного наказания в виде лишения свободы.

Пенитенциарный конфликт представляет собой не просто противоречие, противоборство, столкновение, возникающие между субъектами уголовно-исполнительных правоотношений по поводу определенных ценностей или их совокупности, а такое противоречие, которое конфликтующими сторонами так или иначе осознается и оценивается исходя из их индивидуальных или групповых интересов.

В качестве общеметодологической основы пенитенциарной конфликтологии используются субъективно-деятельностный подход, так как пенитенциарный конфликт выражает специфическое взаимодействие социальных субъектов, их особую деятельную взаимосвязь в местах лишения свободы, а также метод объективного анализа. В ракурсе трансдисциплинарной методологии конфликтное поле в местах лишения свободы оценивается как достаточно специфическое. С одной стороны, на данном пространстве отношения между субъектами регулируются нормами уголовного и уголовно-исполнительного права (они в большей степени носят императивный характер), где субъекты обладают определенными правами и несут юридические обязанности, а с другой – конфликтологический потенциал участников конфликта обусловлен противостоянием между законными представителями власти в лице персонала учреждения и носителями тюремной субкультуры – осужденными. Данное противостояние изначально предопределяется тем, что персоналу учреждения предоставляется право распоряжаться всей совокупностью общественных отношений в ходе исполнения наказания. Это выступает постоянным правовым фоном, на котором развиваются пенитенциарные конфликты, формируются их причины, определяются динамика и типология.

Именно уголовное наказание в виде лишения свободы (его характер, длительность срока) создает социальные предпосылки для возникновения последующих конфликтов. Обосновано, что между уголовным наказанием, назначенным по приговору суда, и конфликтным противостоянием осужденных существует непосредственная причинно-следственная связь.

В качестве методологических ориентиров диссертационного исследования конфликтологических проблем в местах лишения свободы используются такие принципы изучения социальных конфликтов, предложенные А. Я. Анцуповым, В. Н. Кудрявцевым, А. И. Шипиловым, как принципы развития, всеобщей связи, диалектического единства теории, эксперимента и практики, системного подхода, конкретно-исторического подхода, объективности, междисциплинарности, преемственности, личностного подхода. По мнению автора, наряду с перечисленными принципами в пенитенциарной конфликтологии целесообразно использовать синергетический подход. Наиболее востребованным он становится там, где современное социогуманитарное знание сталкивается с проблемными, кризисными объектами исследования, анализ которых требует всестороннего охвата, системности восприятия, точного определения источников, факторов, причин и одновременно точечного «оздоравливающего» воздействия на систему. Таким образом, синергетика в большей степени проявляется как адекватная методология не только теоретического моделирования, но и практического действия.

Использование синергетического подхода в пенитенциарной конфликтологии возможно и актуально по ряду причин.

Во-первых, проблемное поле пенитенциарной конфликтологии обусловлено социальными, юридическими, психологическими, нравственными, уголовными, уголовно-исполнительными детерминантами.

Во-вторых, проблемное поле пенитенциарной конфликтологии находится в условиях постоянной активности и определяется объективными, взаимосвязанными процессами, происходящими в местах лишения свободы при исполнении и отбывании уголовного наказания. Эти процессы обычно деструктивны, носят разрушительный характер и приводят порой к тяжким последствиям и преступлениям.

В-третьих, на данном проблемном поле традиционно сложился стереотип противостояния двух полярных систем: персонала учреждения и носителей тюремной субкультуры. Это противостояние продуцирует и питает причинный комплекс деструктивных процессов и конфликтов различных типов.

В-четвертых, пенитенциарные конфликты, будучи разновидностью юридических конфликтов, различаются уровнем сложности, структурой, типологией, динамикой развития.

Для изучения любого научного направления необходимо обоснование объекта и предмета исследования. Оно формируется на базе междисциплинарной систематизации старых и новых эмпирических и теоретических фактов. Использование этой эвристической процедуры имеет целью ту часть социальной реальности, которую отражает вновь создаваемая научная дисциплина – пенитенциарная конфликтология.

Исходя из теоретических и методологических положений конфликтологии как науки, автор делает вывод, что объектом пенитенциарной конфликтологии является совокупность общественных отношений, ценностей, по поводу которых возникает противостояние, противоборство и столкновение интересов отдельных субъектов (групп) уголовно-исполнительных правоотношений в сфере исполнения уголовного наказания в местах лишения свободы. Объект пенитенциарной конфликтологии достаточно специфичен, поскольку обусловлен социальной средой мест лишения свободы, а также характером и видом назначенного наказания. Согласно ч. 1 ст. 43 УК РФ «наказание есть мера государственного принуждения, назначенная по приговору суда», в ч. 1 ст. 56 УК РФ определяется правовой режим лишения свободы.

Социальная функция уголовного наказания остается объектом внимания юристов, философов, социологов, психологов и представителей других наук. При всем многообразии мнений по поводу природы наказания авторы единодушны в том, что уголовное наказание в виде лишения свободы обладает рядом специфических свойств. Во-первых, наказание назначается и реализуется от имени государства в отношении лица, совершившего преступление. Во-вторых, назначенное наказание – это совокупность правоограничений (ограничения свободы передвижения, социальных благ, условия строгой изоляции и т. д.). В-третьих, наказание носит карательный, репрессивный характер. В-четвертых, оно обусловлено нормативно-правовой регламентацией.

Известный советский ученый А. Л. Ременсон считал, что неотъемлемой и специфической стороной наказания является лишение осужденного тех благ, которые представляют собой ценность не только для наказываемого субъекта, но и для наказывающего его общества. В этом смысле наказание есть не только конфликт преступника и общества, но и противоречие общественных отношений, выгодных и удобных обществу, которыми оно на время вынуждено поступаться в целях искоренения данного противоречия и других ему подобных[7].
Ю. М. Антонян, В. Н. Кудрявцев, В. Е. Эминов отмечали, что в условиях мест лишения свободы действуют мощные негативные социально-психологические факторы, под влиянием которых осужденные приходят к отрицанию правомерности социального контроля вообще путем противопоставления своего сообщества другим людям, осознания своих особых ценностей и выработки своих особых норм. Такое явление получило в литературе название «другая жизнь» (асоциальная субкультура)[8].

Одно из основных свойств объекта пенитенциарной конфликтологии – его неделимость. В то же время не следует исключать то обстоятельство, что конфликт как социальное явление может отражать посягательство на несколько объектов одновременно или в результате изменения мотивации и целеустановок участников конфликтной ситуации переключаться с одного объекта на другой.

Под предметом пенитенциарной конфликтологии предлагается понимать конкретные противоречия, возникающие между участниками конфликтного взаимодействия, а также фазовый портрет динамической характеристики конфликтной ситуации. Предмет всегда реален и актуален, наполнен конкретным содержанием противоречий и взаимообусловлен широким диапазоном деструктивных процессов, протекающих в местах лишения свободы.

Исследуя природу пенитенциарных конфликтов, автор приходит к выводу, что в генезисе конфликтной ситуации может быть два и более предмета (эффект бифуркации). В создавшейся конфликтной ситуации предметы конфликта могут коррелироваться, видоизменяться в зависимости от объективных и субъективных причин, уровня сложности. Им может придаваться ложный и латентный характер. В то же время пенитенциарному конфликту может быть присущ и беспредметный характер, когда происходит выплеск накопившейся отрицательной энергии.

Пенитенциарная конфликтология выполняет ряд основных функций, к которым автор предлагает отнести онтологическую, гносеологическую, эвристическую, прогностическую, методологическую, идеологическую и организационно-прикладную. Проанализировано содержание этих функций.

Во втором параграфе «Социально-правовые характеристики уголовного наказания и мест лишения свободы как среды возникновения пенитенциарных конфликтов» выявлены, систематизированы и проанализированы социально-правовые характеристики уголовного наказания в виде лишения свободы. Это позволило автору сделать вывод, что оно обусловлено объективными и субъективными факторами, изначально создающими социально-правовые и психологические предпосылки для возникновения и разрешения пенитенциарных конфликтов различных типов.

Проведенное исследование показывает, что до настоящего времени лишение свободы как уголовное наказание остается не только традиционным для правоприменительной и судебной практики России наказанием, но и самым распространенным и часто назначаемым.

По данным официальной уголовной статистики, за последние 10 лет в России в среднем ежегодно отбывало наказание около 800 тыс. человек. По состоянию на 1 января 2012 г. в учреждениях уголовно-исполнительной системы содержалось 755,6 тыс. человек, в том числе: в исправительных колониях – 639,6 тыс. человек, в ИК для осужденных к пожизненному лишению свободы – 1774 человека, в тюрьмах – 1 тыс. человек, несовершеннолетних осужденных – 2,8 тыс.[9] Согласно данным переписи осужденных, проведенной в 2009 г., большинство (80 %) отбывающих наказание – мужчины в возрасте от 29 до 40 лет, 75 % осуждены за тяжкие и особо тяжкие преступления, 60 % имеют две и более судимости и ранее отбывали уголовное наказание. Число осужденных женщин за последние 10 лет выросло в 1,5 раза и составляет 60 тыс. человек[10].

По состоянию на 1 января 2011 г. уровень пенитенциарной преступности (в расчете на 1000 осужденных) характеризовался показателем 1339 совершенных преступлений, из них: 14 убийств (ст. 105 УК), 153 преступления, сопряженных с действиями, дезорганизующими работу ИУ (ст. 321 УК), 43 случая умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК). Совершено 186 побегов (ст. 313 УК). За данный период было предотвращено 68 575 преступлений, тяжких преступлений; у осужденных, отбывающих наказание в местах лишения свободы, изъято 32 658 литров спиртных напитков, 76 324 грамма наркотических и сильнодействующих веществ[11].

Анализ социально-демографической картины свидетельствует, что в местах лишения свободы в основном отбывают наказание осужденные в возрасте от 25 до 55 лет. При этом наблюдается тенденция снижения количества несовершеннолетних осужденных, а также лиц в возрасте от 18 до 25 лет и старше 60 лет. Растет число заключенных, отбывающих длительные сроки наказания и пожизненное лишение свободы. Основная часть их сосредоточена в исправительных колониях общего и строгого режимов, 188 792 осужденных отбывают наказание три и более раз.

Приведенные данные дают основание полагать, что криминогенная ситуация в местах лишения свободы остается достаточно сложной. Несмотря на снижение количества осужденных в пенитенциарных учреждениях, число выявленных преступлений и нарушений установленного режима остается стабильно высоким.

Указанные факторы создают предпосылки для роста социальной напряженности в местах лишения свободы, активизации деструктивных процессов и возрастания числа конфликтов различных типов.

По мнению автора, одним из факторов, негативно влияющих на функционирование уголовно-исполнительной системы, является наличие асоциальной субкультуры. Исследования, проведенные Ю. М. Антоняном, В. Н. Кудрявцевым, В. Е. Эминовым, В. М. Анисимковым, и собственные наблюдения автора приводят к выводу, что асоциальная (тюремная) субкультура может выполнять функцию параллельной «структуры управления». Она выступает своеобразным «генератором» деструктивных процессов, протекающих в местах лишения свободы, а также усиливает противостояние между осужденными и установленным правопорядком, правовым режимом и персоналом исправительного учреждения. «Другая жизнь» в местах лишения свободы опирается на систему ценностей, неформальных норм (понятий), тюремных традиций, регулирующих поведение осужденных и их отношение к окружающим.

По словам Ю. М. Антоняна, В. Н. Кудрявцева, В. Е. Эминова, сущность «другой жизни» предопределяет особую стратификацию сообщества осужденных, их деление на слои, имеющие различное положение, права и обязанности в сфере неформального общения. Базовые установки асоциальной субкультуры фактически нейтрализуют достижение основных целей уголовного наказания путем создания функциональных «помех» и действий, дезорганизующих работу исправительных учреждений.

Исследования, проведенные автором в ИК общего, строгого, особого режимов, позволили установить непосредственную взаимосвязь между количеством конфликтов и другими детерминантами мест лишения свободы. Схематически это выглядит следующим образом:

Анализ социально-правовых характеристик уголовного наказания и мест лишения свободы позволил автору выявить ряд положений уголовного, уголовно-исполнительного законодательства РФ, нуждающихся в корректировке. В связи с этим предлагается внести ряд изменений и дополнений в нормативные правовые акты.

В третьем параграфе «Методологическое обоснование базовой классификации и типологии конфликтов, возникающих в местах лишения свободы» аргументируется, что классификация пенитенциарных конфликтов необходима не только для сравнительного изучения их существенных признаков, связей, функций, но и для последующей диагностики, прогнозирования, предупреждения деструктивных процессов в местах лишения свободы. За основу классификации, с точки зрения автора, наряду с общепринятыми характеристиками необходимо брать и такие, как: количество участников; степень урегулированности; мотивы конфликтов; места возникновения и протекания; характер направленности поведения осужденных; типология и локализация конфликта; форма выражения конфликта; степень опасности конфликта; структура конфликта; тип разрешения конфликта. Диссертант выделяет также конфликты по типу «осужденные – осужденные»; конфликты по типу «осужденные – персонал учреждения»; конфликты «неуправляемые эмоции»; конфликты «функции – роли».

Типологию пенитенциарных конфликтов, предложенную И. В. Шмаровым и А. И. Мокрецовым (выделяют три типа: межличностный (личность – личность); конфликт между личностью и группой (личность – группа); межгрупповой: группа – группа) автор предлагает дополнить еще тремя разновидностями: внутриличностный конфликт; конфликт «функции – роли»; коалиционный конфликт (сообщество осужденных – сообщество осужденных, сообщество осужденных – персонал учреждения).

Исследования, проведенные в этой области Ю. М. Антоняном, В. Н. Кудрявцевым, А. И. Мокрецовым, А. В. Уссом, И. В. Шмаровым, В. Е. Эминовым, а также автором, позволили выявить не только разнородность, своеобразие и индивидуальность конфликтов разных типов, но и их взаимосвязь и взаимообусловленность.

Результаты выборочного исследования конфликтов в ИУ общего, строгого, особого режимов позволили дифференцировать конфликты с учетом их типа и вида исправительного учреждения.

Распределение конфликтов различного типа

в зависимости от вида исправительного учреждения,
% от общего числа

Тип конфликта Вид ИУ Меж- личностный Между личностью
и группой
Межгрупповой Коалиционный Внутри-личностный Конфликт конфликтов
Общего режима 62 10 4 2 2 20
Строгого режима 64 16 5 4 1 10
Особого режима 65 25 1 9
Для отбывающих пожизненное лишение свободы 80 10 10

На основании приведенных данных в диссертационном исследовании эксплицируются характеристики каждой разновидности конфликтов. При этом обращается внимание, что межличностные конфликты в большей мере характерны для воспитательных колоний, колоний общего и строгого режимов. Межличностные конфликты часто сопровождаются нарушениями режима содержания и совершением преступлений, предусмотренных ст. 105, 111, 116, 313 УК РФ. Им присущ высокий уровень латентности. Высока доля внутриличностных и межличностных конфликтов в ИУ для пожизненно заключенных.

Конфликты типа «личность – группа» часто регистрируются в исправительных учреждениях общего и строгого режимов. Несмотря на то что доля межгрупповых конфликтов сравнительно невелика, они представляют серьезную опасность, так как могут выполнить роль «стартовой площадки» для коалиционного конфликта, сопровождаемого массовыми беспорядками. Они, как правило, сопряжены с совершением преступлений, предусмотренных ст. 105, 111, 321 УК, могут носить затяжной открытый или латентный характер. В то же время конфликтное противоборство данного типа не характерно для женских ИУ и колоний для пожизненно заключенных.

Коалиционные конфликты – наиболее опасная форма противостояния. Они могут как носить открыто агрессивный характер, так и выражаться пассивно, в виде массового отказа от приема пищи, актов демонстративно-шантажного и аутоагрессивного поведения с последующим выдвижением требований коллективного характера. Коалиционный конфликт может разворачиваться по типу «сообщество осужденных – сообщество осужденных», «сообщество осужденных – персонал учреждения». Коалиционные конфликты не характерны для женских ИУ и учреждений с высоким уровнем безопасности (особого режима, тюрем).

Содержание внутриличностного конфликта состоит в острых переживаниях осужденного, порожденных его противоречивыми стремлениями. Такое психологическое состояние обусловлено особенностями социальной среды мест лишения свободы, условиями содержания, строгой изоляцией, регламентированным распорядком и рядом других объективных и субъективных факторов. В научной литературе это психическое состояние характеризуется как аутизм (уход в себя, глубокое погружение, замкнутость, отрешенность от внешних факторов), фрустрация. Проведенные автором исследования показывают, что конфликты данного типа характерны для осужденных, отбывающих длительные, сверхдлительные сроки лишения свободы и пожизненное заключение.

Внутриличностные конфликты часто сопровождаются демонстративно-шантажным и аутоагрессивным поведением, нарушением режима содержания, отказом от приема пищи, суицидальными исходами. Такие конфликты могут превращаться в межличностные, для них характерен высокий уровень латентности.

Конфликт «функции – роли» возникает исключительно в среде осужденных в связи с противоречием выполняемых ролей, поскольку осужденные входят не только в неформальные группы, но и в официальные объединения (санкционированные персоналом учреждения, исполняющего наказание), выполняя функции членов самодеятельных организаций, дневальных, работников по хозяйственному обслуживанию и т. д. Конфликт данного типа одновременно может проявляться в двух проекциях: в межличностном конфликте и конфликте «личность – группа». Конфликты сопровождаются нарушениями режима содержания, совершением преступлений, предусмотренных ст. 105, 111, 116 УК.

В диссертации приводится базовая классификация конфликтов, составленная автором на основе анализа, обобщения и систематизации конфликтных ситуаций в пенитенциарных учреждениях разных видов. Указанная классификация может быть использована не только в теоретико-методологическом обосновании классификации пенитенциарных конфликтов, но и в практической работе при анализе конкретного противоборства. Применяя предлагаемую классификацию, практический работник из числа персонала учреждения может самостоятельно проанализировать конфликтную ситуацию и выбрать верный способ разрешения конфликта.

В работе подчеркивается, что конфликты в исправительных учреждениях многообразны и многоаспектны. Они отличаются друг от друга причинами, структурой, динамикой, способами разрешения, характером наступивших последствий, поэтому приведенная классификация не является исчерпывающей. В качестве критериев классификации могут быть использованы более конкретные их признаки, каждый из которых в свою очередь становится основанием для последующей дробной типологии.

В четвертом параграфе «Причинная обусловленность пенитенциарных конфликтов» расширена интерпретация причинной обусловленности (каузальности) пенитенциарных конфликтов за счет выявления множественности причин и своеобразия комбинаций их взаимосвязей, определения влияния уголовного наказания и его функций на личность осужденного, уточнения возрастающей роли изменений личностных качеств осужденного на уровне психологии и психиатрии. Представлена классификация причин возникновения пенитенциарных конфликтов на основании их дифференциации по масштабам действия (общие и частные), своеобразия содержания и структурных компонентов причинности (выделены шесть групп). Дополнена характеристика депривации, данная в юридической конфликтологии как одна из причин конфликтов, в частности ее влияние на аутоагрессивное поведение осужденных.

Основываясь на теоретико-методологических положениях и выводах о причинах возникновения социальных конфликтов, в том числе юридических, сделанных отечественными и зарубежными исследователями (Г. Х. фон Вригтом, Э. Гиденсом, Р. Дарендорфом, Э. Дюркгеймом, А. Г. Здравомысловым, В. Н. Кудрявцевым, Т. Парсонсом, П. Сорокиным), автор в качестве логической конструкции исследования причинности в пенитенциарной конфликтологии предложил следующую схему, где П – причина, Р – результат.

Из приведенной схемы видно, что в условиях мест лишения свободы одновременно действуют множество причин (П1, П2, П3, П4, П5, П6, П7), порождающих результат и его следствия. Между причинами и консеквентами существует определенная взаимосвязь. Так, если проследить логическую цепочку
П1 – Р1 – П4 – Р2 – П5, то, объяснив П1, можно увидеть ее взаимосвязь с П5, и наоборот, зная П5, понять содержание провоцирующего источника П1.

На первый взгляд такой примитивный подход не объясняет генеральную совокупность причинно-следственных связей, которые сопутствуют процессу исполнения и отбывания наказания в ракурсе конфликтологических проблем. Но при внимательном рассмотрении этой цепочки взаимосвязей можно сделать вывод, что существует ряд взаимосвязанных факторов, влияющих на причины конфликтов.

Автор обращает внимание, что принципиально важно для характеристики причинного комплекса возникновения конфликтов исследовать взаимосвязь между причинами и характером уголовного наказания, его функциями.

Одно из важных положений теории причинности – взаимодействие причины и следствия – в философской литературе характеризуется как передача вещества, энергии и информации от одного субъекта другому. Данное положение для пенитенциарной конфликтологии имеет большое трансдисциплинарное значение, так как при анализе конфликтной ситуации исследователь имеет дело не только с физическим, но и с информационным воздействием и специфической коммуникацией мест лишения свободы.

В пенитенциарной конфликтологии причинная зависимость в социальной среде характеризуется как факторная. Во-первых, каждая причина может порождать несколько следствий, а каждое следствие – быть результатом нескольких обстоятельств (ряда причин и условий). Во-вторых, имеется специфическая вероятностная сторона многозначности причинной связи. Она заключается в том, что при замене (изменении) какого-либо условия даже по одной и той же причине получается иной результат. Так, если кардинально на законодательном уровне изменить цели уголовного наказания, условия исполнения разных видов наказания, сроки лишения свободы (с точки зрения их оптимизации), можно повлиять на уровень и характер социальной напряженности конфликтного пространства мест лишения свободы. Сложный механизм причинной связи в возникновении пенитенциарных конфликтов складывается в результате взаимодействия причин и условий, главных и второстепенных, объективных и субъективных. Исследование данного механизма, по мнению автора, возможно на основе использования системно-структурного и субъективно-личностного подходов, каузального анализа. Точное и своевременное установление причин (причинного комплекса) конфликтной ситуации при исполнении уголовного наказания позволяет предупредить развитие и динамику конфликта, которые могут привести к тяжелым последствиям.

Причина – это социальное явление, обусловленное деятельностью субъектов взаимодействия, в основе которого находится инцидент, т. е. стечение (пересечение) противоречивых обстоятельств, носителем которых выступает конкретная личность. Многочисленные исследования личности осужденного, проведенные Ю. М. Антоняном, В. А. Верещагиным, В. Н. Кудрявцевым, С. В. Познышевым, И. В. Шмаровым, а также собственные наблюдения автора показывают, что в условиях мест лишения свободы личностные качества человека подвержены глубинным изменениям на уровне психологии и психики под воздействием окружающей среды. Причины пенитенциарных конфликтов, по мнению диссертанта, можно дифференцировать по масштабам действия на общие и частные.

Общие причины характерны практически для всех конфликтов. Они могут быть классифицированы следующим образом:

социально-демографические, отражающие различия в установках и мотивах осужденных, обусловленные полом, национальностью, возрастом, опытом преступной деятельности, наличием социальных связей;

социально-психологические, связанные с социально-психологическим своеобразием больших и малых групп осужденных, в том числе их лидерством, групповыми интересами и установками;

индивидуально-психологические и психиатрические, отражающие индивидуально-психологические особенности личности осужденных (индивидуальные способности, темперамент, характер, отношение к преступлению и уголовному наказанию).

Частные причины непосредственно связаны со спецификой конкретного вида конфликта. Например, они обусловлены неудовлетворенностью осужденного вынесенным приговором (выборочные криминологические исследования, проведенные автором в колониях общего, строгого, особого режимов, показывают, что 80 % лиц, отбывающих наказание, считают назначенное им уголовное наказание несправедливым и слишком строгим), требованиями режима и правилами внутреннего распорядка, нарушениями служебной этики и законности персоналом учреждения, ненадлежащим медицинским обслуживанием, дисциплинарными взысканиями, наложенными на осужденных.

В отдельную группу в диссертационном исследовании выделены причины групповых эксцессов осужденных, которые предопределены как условиями содержания, так и отрицательным воздействием на бльшую часть осужденных криминальных авторитетов и незаконными действиями персонала учреждения.

Проведенный анализ причин пенитенциарных конфликтов показал, что они представляют собой комплекс причинно-следственных связей, которые порождают многообразие типов пенитенциарных конфликтов. Исправительные учреждения разных режимов содержания осужденных как закрытые системные образования продуцируют и уплотняют эти связи, детерминируя разнообразие и оперативность воспроизводства ответных реакций – конфликтных ситуаций разного уровня и форм выражения.

В пятом параграфе «О взаимосвязи интеграционных свойств режима исполнения наказания и конфликтного пространства в местах лишения свободы» раскрывается и обосновывается влияние режима содержания на конфликтность осужденных, проводится системный анализ его функционального комплекса, взаимодействия режима с такими системами, как социальная среда и ее конфликтное пространство.

Автор подчеркивает интегративность функций режима, которые обеспечивают выполнение задач общей и частной превенции конфликтов и пенитенциарной преступности, устойчивого функционирования уголовно-исполнительной системы. Используя синергетический подход, диссертант исследует влияние режима содержания на систему уголовно-исполнительных правоотношений. В качестве основных направлений научного анализа выделены:

1) взаимодействие трех систем: социальной среды мест лишения свободы, режима содержания и конфликтного пространства (их взаимосвязь, взаимообусловленность и интеграция);

2) взаимодействие отдельных элементов (функций) режима и названных систем в совокупности, их каузальный характер;

3) сбалансированность функций режима, влияние на изменение систем элементов;

4) интегративный характер сдержек и противовесов элементов режима и его влияние на изменение конфликтного пространства, типологии, динамики пенитенциарных конфликтов.

Взаимодействие отдельных элементов режима и этих трех систем в целом представлено схематически:

В результате проведенного системно-структурного анализа автор приходит к выводу, что правовой режим исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы, его разновидности, способы взаимодействия с другими системами являются важным интегральным инструментом стабильного развития пенитенциарной системы.

В третьей главе «Понятие и общая характеристика конфликтной ситуации в пенитенциарной конфликтологии», состоящей из четырех параграфов, раскрывается и теоретически обосновывается структура пенитенциарного конфликта как основа его идентификации. Дается характеристика конфликтной ситуации, ее динамических параметров (в виде фазового портрета), описываются особенности динамики пенитенциарных конфликтов разных типов.

В первом параграфе «Понятие конфликтной ситуации и факторы, влияющие на ее формирование» в результате проведенного анализа автор приходит к выводу, что под конфликтной ситуацией в местах лишения свободы следует понимать совокупность взаимосвязанных элементов (признаков) фаз развития, характеризующих противостояние, противоборство субъектов конфликта, обусловленного определенным уровнем социальной напряженности мест лишения свободы и наличием конфликтного поля.

Соглашаясь с позицией А. Я. Анцупова и А. И. Шипилова, автор утверждает, что конфликтная ситуация – это частное понятие по отношению к конфликту. Конфликтная ситуация в пенитенциарной конфликтологии представляет собой фрагмент конфликта в определенный промежуток времени, полный сценарий его развития и динамический портрет.

Во втором параграфе «Структура конфликта как основа его идентификации» эксплицируются основные теоретические и методологические установки понятия и структуры конфликта. Основную структуру, по мнению автора, составляют объект (предмет) и объективная сторона конфликта, субъект(ы) и субъективная сторона.

В ходе идентификации конфликта нужно соблюдать ряд условий. Во-первых, конфликт необходимо квалифицировать как целостное единство взаимосвязанных, взаимообусловленных элементов. Во-вторых, каждый элемент конфликта требуется оценивать в отдельности.

Содержание элементов надлежит рассматривать, руководствуясь следующими определениями и характеристиками:

а) под объектом пенитенциарного конфликта понимается совокупность общественных отношений, ценностей в процессе взаимодействия, противостояния, противоборства и столкновения субъектов уголовно-исполнительных правоотношений, индивидов (групп) во время исполнения уголовного наказания в местах лишения свободы. Предмет конфликта трактуется как основное противоречие, из-за которого и ради разрешения которого субъекты вступают в единоборство. В ходе идентификации конфликта может возникнуть ситуация, когда выявляются одновременно несколько предметов (эффект бифуркации) или появляется (формируется) ложный, надуманный предмет;

б) объективной стороной пенитенциарного конфликта выступает совокупность признаков, характеризующих конфликт как процесс, происходящий во времени и пространстве социальной среды мест лишения свободы, наличие причинно-следственной связи;

в) субъектом конфликта считается физическое лицо, непосредственно принимающее участие в конфликте. Участниками пенитенциарной конфликтной ситуации могут выступать как сами осужденные и их социальное окружение, так и персонал исправительного учреждения. В конфликтных ситуациях типов «личность – группа», «группа – группа», коалиционных конфликтах роли могут распределяться между участниками. Автор предлагает их дифференцировать на подстрекателей, пособников, организаторов. В диссертации дается характеристика каждого участника;

г) субъективная сторона конфликта – это своеобразный психологический фон конфликтного противоборства, характеризующийся сознательными, умышленными действиями, которые обусловлены целевой установкой, определенной мотивацией, эмоциональными проявлениями, типичными чертами характера и темперамента. Так, при анализе внутриличностных и межличностных конфликтов субъективная сторона проецируется в индивидуально-психологических характеристиках поведения осужденных.

Схематически структуру конфликта можно представить следующим образом:

Проведенный в работе системно-структурный анализ пенитенциарного конфликта показал, что за основу его идентификации может быть взят каждый рассмотренный элемент структуры конфликта, будь то состав участников, объект или предмет противоборства, объективная и субъективная стороны конфликта.

В третьем параграфе «Динамика пенитенциарной конфликтной ситуации» обосновывается, что динамику пенитенциарной конфликтной ситуации необходимо рассматривать как специфический процесс, происходящий в условиях социальной среды мест лишения свободы. Данный процесс имеет количественные и качественные характеристики, а также структуру и сценарий развития.

В развитии конфликтной ситуации можно выделить три периода: а) латентный период развития; б) открытый период (непосредственный конфликт и фактическое разрешение противоречий); в) латентный период затухания (постконфликтная ситуация). Каждый период в свою очередь делится на стадии.

1-й период включает: а) возникновение объективной проблемной ситуации под влиянием условий исправительного учреждения и предыдущих консеквентов; б) осознание конфликтной ситуации субъектами конфликта; в) возникновение повода.

2-й период характеризуется стадиями: а) инцидент; б) эскалация конфликта; в) разрешение конфликта.

3-й период состоит из: а) постконфликтной ситуации; б) анализа последствий конфликта.

Динамическую характеристику развития конфликтной ситуации можно представить следующим образом:

I стадия II стадия III стадия IV стадия V стадия VI стадия VII стадия VIII стадия
Возникнове-ние объективной проблемной ситуации Осознание конфликтной ситуации субъектами Предкон- фликтная ситуация,
возникнове-
ние повода
Инцидент Эскалация конфликта Завершение конфликт- ной ситуа- ции, разрешение конфликта Пост- конфликт- ная ситуа- ция Анализ послед- ствий
Латентный период развития Открытый период: непосредственный
конфликт и фактическое разрешение
противоречий
Латентный период
затухания (постконфликтная
ситуация)

Исследование динамических характеристик пенитенциарной конфликтной ситуации показывает, что если во время и после инцидента конфликтующие стороны не смогли найти компромисс, то за первым инцидентом может последовать второй, третий и т. д. При этом каждый последующий отличается повышенной напряженностью, высоким порогом агрессии и общественной опасности. Достаточно часто инциденты сопровождаются нарушением режима, преступлениями, открытыми провокационными действиями, демонстративно-шантажным и аутоагрессивным поведением. Для инцидентов характерна тактика по типу «нападение – защита – нападение».

Исследования эскалации массовых беспорядков, коалиционных конфликтов дают основание полагать, что на стадии эскалации возможно возникновение квазистационарного процесса, обусловленного большим количеством деструктивных процессов. В ходе эскалации межгрупповых и коалиционных конфликтов квазистационарный процесс развивается так быстро, что персонал учреждения и уголовно-исполнительная система не успевают реагировать правоприменительными превентивными средствами.

Характеризуя подобные ситуации, А. Г. Здравомыслов отмечает, что они развиваются «по методу раскручивания спирали: действия одной стороны сопровождаются контрдействием другой, и это последнее контрдействие отнюдь не адекватно по масштабу своих последствий исходной точке конфликта»[12].

Такие преобразования описываются в научной литературе понятием «симметричный схизмогенез», введенным американским антропологом Г. Бейтсоном. По мнению автора, в ракурсе пенитенциарной конфликтологии схизмогенез – это изменение индивидуального поведения участников пенитенциарного конфликта, происходящее в результате накопления опыта взаимодействия индивидов. Различают два типа схизмогенеза: дополнительный и симметричный. Дополнительный схизмогенез имеет место в тех случаях, когда взаимодействие строится на основе взаимодополняющих действий, например настойчивости одного и уступчивости другого. Симметричный схизмогенез развивается в условиях, когда субъекты конфликта используют одинаковые поведенческие модели: на поведение одного субъекта другой отвечает поведением той же направленности, но с большей интенсивностью. Результатом данного процесса является полное разрушение отношений.

Анализ постконфликтных ситуаций в местах лишения свободы показывает, что после фактического разрешения конфликта происходит выпад одной из сторон с установкой на временное прекращение противоборства, сдачей позиций, внешним проявлением согласия, за которым достаточно часто скрывается выжидательная позиция. Происходит своеобразная консервация конфликта, который впоследствии при определенном стечении обстоятельств может вспыхнуть с новой силой. Постконфликтная ситуация, таким образом, может порождать конфликт конфликтов.

В четвертом параграфе «Особенности динамики пенитенциарных конфликтов различных типов» исследуются динамические параметры конфликтов. Их можно классифицировать на длящиеся и ситуативные. Важной особенностью динамики пенитенциарных конфликтов является быстрая эскалация конфликтного взаимодействия, как правило, завершающаяся грубыми нарушениями режима и совершением преступлений, предусмотренных ст. 105, 111, 321 УК РФ. Ситуативные конфликты иногда начинаются без какой-либо подготовки, с прямых оскорблений, высказывания угроз и т. п.

В результате проведенного системного анализа автор обобщил характеристики различных сценариев развития и динамики конфликтов типов «личность – личность», «личность – группа», «группа – группа», внутриличностных и коалиционных.

В четвертой главе «Методологические основания диагностики пенитенциарных конфликтов», состоящей из трех параграфов, в ракурсе трансдисциплинарной методологии приводится обоснование диагностики конфликтов, включающее как общую характеристику принципов познания, так и описание конкретных социологических, социально-психологических методов исследования.

В первом параграфе «Общая характеристика методологии и методов диагностики пенитенциарной конфликтологии» автор формулирует понятие диагностики. Под диагностикой пенитенциарного конфликта предлагается понимать точное установление основных параметров конфликтного взаимодействия, состава его участников, предмета разногласий, характера и степени остроты противоречий, сценария развития конфликтной ситуации.

В качестве основных методов диагностики рассматриваются методы наблюдения, социометрии, изучения документов, личных дел осужденных, опрос, системно-ситуационный анализ, личностные тесты, беседа, анализ информационных потоков, коммуникативных связей. В целях систематизации и обобщения полученной информации автор предлагает форму карты диагностики пенитенциарных конфликтов.

Проведенный анализ с комплексным использованием методологического инструментария показал, что для изучения общего фона социальной среды мест лишения свободы необходимо систематическое проведение социально-психологического мониторинга.

Во втором параграфе «Методика многофакторного исследования личности разных категорий осужденных как необходимое условие для диагностики пенитенциарных конфликтов» исследуются социально-демографи-
ческие, уголовно-правовые, социально-психологические особенности личности осужденных разных категорий: мужчин, женщин, несовершеннолетних, отбывающих наказание в исправительных учреждениях общего, строгого, особого режимов, а также пожизненное лишение свободы.

В третьем параграфе «Диагностика конфликтных ситуаций на различных стадиях формирования и развития» автор приходит к выводу, что диагностика конфликтных ситуаций на разных стадиях формирования и развития представляет собой целенаправленный системно-функциональный анализ причин и условий, влияющих на возникновение конфликтов, в том числе деструктивных процессов латентных форм.

Предлагается алгоритм диагностики.

1. Социально-психологический мониторинг исправительного учреждения.

2. Установление постоянного включенного наблюдения за «группами риска», группами отрицательной направленности, а также поведением осужденных, состоящих на оперативном учете, склонных к побегу, захвату заложников, организации массовых беспорядков. С учетом социальной опасности осужденных с психическими расстройствами личности они должны быть специальным объектом постоянного контроля.

3. Анализ информационных потоков, а также коммуникативных связей осужденных.

В диссертации обращается внимание на необходимость диагностики предконфликтной ситуации.

В пятой главе «Криминологические и организационные методы превенции конфликтов в местах лишения свободы», состоящей из пяти параграфов, даны общие характеристики методов предупреждения, описаны подходы к проведению оперативно-розыскных мероприятий, социально-психологического (с учетом индивидуальности осужденных) сопровождения исполнения наказания в местах лишения свободы.

В первом параграфе «Общая характеристика методов предупреждения конфликтов» обосновано, что предупреждение конфликтов – это комплекс организационно-правовых, оперативных, воспитательных, социально-психологических и психиатрических мер, направленных на прогнозирование, выявление и устранение причин и условий, провоцирующих конфликты в местах лишения свободы. В качестве исходного начала автор предлагает использовать криминологическое прогнозирование (в отдельных случаях в диссертации употребляется понятие «криминологическая разведка»), которое базируется на таких факторах, как:

1) информационное обеспечение, т. е. получение информации из различных источников (воспитательных, оперативных, службы безопасности, медицинских и психологических служб), ее всесторонний, объективный и глубокий анализ;

2) анализ и обобщение оперативной обстановки в исправительном учреждении (за сутки, месяц, год);

3) планирование работы структурных подразделений исправительных учреждений по профилактике деструктивных процессов, нарушения режима содержания, конфликтов осужденных.

Во втором параграфе «Общие подходы в организации оперативно-розыскной деятельности по выявлению и предупреждению конфликтов» обосновываются задачи и принципы оперативно-розыскной деятельности в уголовно-исполнительной системе. Они направлены на обеспечение личной безопасности осужденных, персонала учреждения, выявление и предупреждение готовящихся преступлений, конфликтов, выявление и перекрытие нелегальных каналов поступления материальных средств, запрещенных предметов, средств мобильной связи, проведение оперативных мероприятий по нейтрализации лидеров групп отрицательной направленности, уголовных авторитетов.

В третьем параграфе «Методика проведения индивидуальной воспитательной работы с осужденными по предупреждению и институализации конфликтов» рассматриваются основные методы и направления воспитательной работы, ее задачи и принципы. Автор полагает, что воспитательная работа с осужденными – это система педагогически обоснованных мер, способствующих преодолению их личностных деформаций, интеллектуальному, духовному и физическому развитию. В диссертации обращается внимание на религиозное воздействие на личность осужденного.

В четвертом параграфе «Организация и проведение психологической работы с осужденными, упреждающей деструктивные процессы в местах лишения свободы» показано, что при всем многообразии психологической работы с осужденными можно выделить три основных направления.

1. Изучение личности осужденного на различных этапах отбывания наказания.

2. Психологическая профилактика и прогнозирование деструктивных явлений в среде осужденных и персонала учреждения, исполняющего наказание.

3. Оказание психологической помощи осужденным.

В работе обращено внимание на организацию и проведение психологической работы с осужденными в период адаптации, а также с «группами риска». Показано, что психологическая работа должна проводиться в комплексе с воспитательными, оперативными мероприятиями, а также в сочетании с психиатрическими методами воздействия на лиц с девиантным поведением.

В пятом параграфе «Интеграционная функция режима содержания как системообразующий фактор предупреждения конфликтов» теоретически обоснованы и сформулированы концептуальные подходы к общей и частной превенции конфликтов с использованием интегративных функций режима содержания. При этом обращается внимание на разумное сочетание всех функций, а также использование режимного комплекса в сочетании с воспитательными, оперативными, психологическими и другими аспектами в целях предупреждения деструктивных процессов.

В шестой главе «Методика выявления, социально-профилакти-
ческого предупреждения и разрешения конфликтов различных типов в местах лишения свободы», состоящей из шести параграфов, предлагаются методики прогнозирования, предупреждения и разрешения конфликтов различных типов.

В первом параграфе «Общие подходы в профилактике и методике разрешения конфликтов осужденных на стадии их адаптации» обосновывается применяемый профилактический комплекс, который включает проведение организационно-правовых, оперативных, воспитательных и психологических мероприятий на начальной стадии отбывания наказания (адаптации). Обращается внимание на различные подходы к организации социально-профилактической работы с осужденными, отбывающими наказание в ИК общего, строгого, особого режимов, а также в воспитательных колониях.

Предлагается широкий спектр методических приемов по многофакторному изучению личности.

Во втором параграфе «Социально-профилактические и криминологические аспекты выявления, предупреждения и разрешения межличностных конфликтов» предлагаются методики по своевременному выявлению и предупреждению наиболее распространенных в местах лишения свободы межличностных конфликтов.

В третьем параграфе «Методика выявления, предупреждения и пресечения межгрупповых конфликтов и массовых беспорядков осужденных» предлагается алгоритм действий персонала учреждения в условиях чрезвычайных обстоятельств в ИУ, проведения оперативных, воспитательных, организационно-правовых мероприятий по предупреждению и пресечению межгрупповых конфликтов и массовых беспорядков.

В четвертом параграфе «Выявление личностных особенностей и социальная профилактика аутоагрессивного, демонстративно-шантажного поведения осужденных, участвующих в конфликте» обосновывается социально-психологическая характеристика аутоагрессанта и алгоритм действий психолого-профилактического характера, осуществляемых персоналом учреждения для предупреждения аутоагрессии и демонстративно-шантажного поведения.

В пятом параграфе «Тактические приемы ведения переговоров в ситуации захвата заложников в исправительном учреждении» рассматриваются тактические приемы, применяемые при ведении переговоров в ситуации захвата заложников.

В шестом параграфе «Социально-криминологические предпосылки возникновения и предупреждения конфликтов между осужденными и персоналом исправительного учреждения» анализируются причины, влияющие на возникновение конфликтов такого типа. Исследуются социально-демографические характеристики, степень сплоченности коллектива, характер взаимоотношений между сотрудниками, мотивации их к служебной деятельности. Обращается внимание на латентность таких конфликтов.

В заключении подводится общий итог исследования, формулируются методологические парадигмы пенитенциарной конфликтологии.

В приложении приводятся глоссарий пенитенциарной конфликтологии и социологические анкеты.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах автора.

Монографии, учебные пособия

1. Детков А. П., Уткин В. А. Пожизненное лишение свободы: учеб. пособие. – Томск: Изд-во НТЛ, 1997 (15 п. л.).

2. Детков А. П., Кряклина Т. Ф. и др. Национальное государство: политико-правовые проблемы формирования и развития: коллективная моногр. – Барнаул: Изд-во Алтайской академии экономики и права, 2002 (20,5 п. л.).

3. Детков А. П. Теоретические и практические проблемы пенитенциарной конфликтологии: моногр. – Барнаул: Изд-во Алтайской академии экономики и права, 2009 (15,7 п. л.).

4. Детков А. П. Теоретические и методологические проблемы пенитенциарной конфликтологии: уголовно-правовые, уголовно-исполнительные аспекты: моногр. – Екатеринбург: Издательский дом «Уральская государственная юридическая академия», 2011 (20,69 п. л.).

5. Детков А. П., Козаченко И. Я. Методологические парадигмы пенитенциарной конфликтологии: моногр. – Саарбрюккен: Lambert Academic Publishng, 2012 (20 п. л.).

Статьи, опубликованные
в рецензируемых журналах и изданиях,
рекомендованных ВАК

6. Детков А. П. Об отношении к наказанию лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы // Вестн. психологии. – 1996. – № 7. – С. 86–88 (0,5 п. л.).

7. Детков А. П. Особенности личности осужденных, отбывающих сверхдлительные сроки лишения свободы // Вестн. алтайской науки. – 2004. – Вып. 1. – С. 121–123 (0,5 п. л.).

8. Детков А. П. Сверхдлительные сроки лишения свободы: уголовно-правовые, уголовно-исполнительные аспекты // Уголовное право. – 2004. – № 2. – С. 51–58 (0,5 п. л.).

9. Детков А. П. Роль потерпевшего в механизме преступного поведения несовершеннолетних // Ползуновский вестн. – 2006. – № 3. – С. 82–87 (0,7 п. л.).

10. Детков А. П., Луцкая Н. Ю. Обеспечение вреда, причиненного преступлением // Уголовное право. – 2007. – № 3. – С. 38–41 (0,5 п. л.).

11. Детков А. П. Уголовное наказание как институт права // Вестн. Алтайской академии экономики и права. – 2007. – Вып. 11. – С. 54–60 (0,5 п. л.).

12. Детков А. П., Кряклина Т. Ф. Актуальные проблемы исследования и формирования общероссийского национализма // Мир науки, культуры, образования. – 2008. – № 4 – С. 72–77 (0,5 п. л.).

13. Детков А. П., Кряклина Т. Ф. Принцип междисциплинарности в построении и реализации в вузе программы спецкурса «Этнополитические и правовые аспекты федерализма в России» // Вестн. Томского гос. ун-та. Философия, социология, политология. – 2008. – № 3. – С. 65–70 (0,7 п. л.).

14. Детков А. П., Кряклина Т. Ф. Оценка знаний и оценка компетенций: общее и особенное // Мир науки, культуры, образования. – 2009. – № 4. –
С. 119–122 (0,5 п. л.).

15. Детков А. П. Интеграционные функции режима как фактор предупреждения конфликтов осужденных в местах лишения свободы // Вестн. Алтайской академии экономики и права. – 2011. – № 1. – С. 72–78 (0,5 п. л.).

16. Детков А. П. Методика проведения воспитательной работы с осужденными, отбывающими уголовное наказание, по предупреждению конфликтов // Вестн. Алтайской академии экономики и права. – 2011. – № 3. – С. 81–83
(0,5 п. л.).

17. Детков А. П. Организация и проведение психологической работы с осужденными, упреждающей деструктивные процессы в местах лишения свободы // Общество и право. – 2011. – № 1. – С. 134–138 (0,7 п. л.).

18. Детков А. П. Теоретико-методологические основы пенитенциарной конфликтологии как науки // Прикладная юридическая психология. – 2011. – № 3. – С. 28–40 (0,5 п. л.).

19. Детков А. П. Юридический конфликт // Рос. юрид. журн. – 2011. – № 5. – С. 64–70 (0,7 п. л.).

20. Детков А. П. Юридический конфликт как разновидность социального конфликта // Общество и право. – 2011. – № 2. – С. 76–78 (0,5 п. л.).

21. Детков А. П. Динамика пенитенциарной конфликтной ситуации // Рос. юрид. журн. – 2012. – № 1. – С. 96–100 (0,5 п. л.).

22. Детков А. П. Теоретическая обоснованность причинности возникновения конфликтов в местах лишения свободы // Прикладная юридическая психология. – 2012. – № 1. – С. 152–163 (0,5 п. л.).

23. Детков А. П. Пенитенциарная конфликтология как специфическая отрасль юридической науки // Вестн. Алтайской академии экономики и права. – 2012. – Вып. 1. – С. 135–137 (0,5 п. л.).

Статьи, опубликованные в иных изданиях

24. Детков А. П. Локально-профилактический участок в лесном ИТУ (из опыта учреждения Н-240) // Социально-психологические проблемы организации исполнения уголовных наказаний: сб. ст. – Домодедово: Изд-во РИПК МВД РФ, 1996 (0,5 п. л.).

25. Детков А. П. Некоторые особенности отбывания пожизненного лишения свободы // Современные проблемы правоохранительной деятельности в России: материалы межвуз. науч.-практ. конф. – Барнаул: Изд-во Алтайского гос. ун-та, 1996 (0,5 п. л.).

26. Детков А. П. Об отношении к наказанию лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы // Социально-психологические проблемы организации исполнения уголовных наказаний: сб. ст. – Домодедово: Изд-во РИПК МВД РФ, 1996 (0,5 п. л.).

27. Детков А. П. Особенности привлечения к труду осужденных, отбывающих пожизненное лишение свободы // Проблемы труда осужденных в условиях становления рыночной экономики: материалы науч.-практ. семинара. – Домодедово: Изд-во РИПК МВД РФ, 1996 (0,5 п. л.).

28. Детков А. П. Пожизненное лишение свободы как мера уголовного наказания // Материалы межвузовской науч.-практ. конф. – Барнаул: Изд-во Алтайского гос. ун-та, 1996 (0,5 п. л.).

29. Детков А. П. Пожизненное лишение свободы: уголовно-правовые и уголовно-исполнительные аспекты: автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Томск: Изд-во ТГУ, 1996 (2,5 п. л.).

30. Детков А. П. Особенности личности осужденных, отбывающих сверхдлительные сроки лишения свободы (криминологическая характеристика) // Сб. науч. ст. / под ред. В. А. Уткина. – Томск: Изд-во ТГУ, 1996 (0,5 п. л.).

31. Детков А. П. Особенности режима в исправительных учреждениях, исполняющих наказание в виде сверхдлительных сроков лишения свободы // Материалы науч.-практ. конф. / под ред. В. А. Уткина. – Томск: Изд-во ТГУ, 1996 (0,5 п. л.).

32. Детков А. П. Пожизненное лишение свободы: пробелы законодательного регулирования // Преступление и наказание. – 1997. – № 11 (0,5 п. л.).

33. Детков А. П. Режим исполнения уголовного наказания в виде пожизненного лишения свободы // Материалы межвуз. науч.-практ. конф. – Томск, 1997 (0,5 п. л.).

34. Детков А. П. Особенности личности осужденного, отбывающего пожизненное лишение свободы (уголовно-исполнительные аспекты) // Правовые проблемы укрепления российской государственности: материалы науч.-практ. конф. – Томск, 2001 (0,5 п. л.).

35. Детков А. П. Осужденные пожизненно // Вестн. Алтайской академии экономики и права. – 2001. – Вып. 4 (0,7 п. л.).

36. Детков А. П. О некоторых вопросах исполнения уголовных наказаний, не связанных с изоляцией осужденного от общества, как альтернативы тюремному заключению в РФ // Вестн. Алтайской академии экономики и права. – 2002 (0,5 п. л.).

37. Детков А. П. Сверхдлительные сроки лишения свободы: уголовно-правовые, уголовно-исполнительные аспекты // Уголовная юстиция: состояние и пути развития: материалы регион. науч.-практ. конф. – Тюмень: ИПЦ «Экспресс», 2003 (0,7 п. л.).

38. Детков А. П. Об эффективности целей уголовного наказания при реализации сверхдлительных сроков лишения свободы // Материалы Междунар. науч.-практ. конф. – Тюмень: Изд-во Института государства и права Тюменского гос. ун-та, 2004 (0,5 п. л.).

39. Детков А. П. Уголовное право России: электронный учеб. Барнаул: Изд-во Алтайской академии экономики и права, 2006 (0,7 п. л.).

40. Детков А. П. Эффективность исполнения длительных и сверхдлительных сроков лишения свободы // Материалы Междунар. науч.-практ. конф. – Барнаул: Изд-во Алтайской академии экономики и права, 2007 (0,5 п. л.).

41. Детков А. П. Междисциплинарный подход в спецкурсе «Политико-правовые проблемы федерализма» // Материалы науч.-практ. конф. – Томск: Изд-во ТГУ, 2008 (0,7 п. л.).

42. Детков А. П. Обоснованность закрепления признака беспомощного состояния в составе насильственных преступлений // Вестн. Алтайской академии экономики и права. – 2008. – № 12 (0,5 п. л.).

43. Детков А. П. Основные приоритеты уголовно-исполнительной политики РФ // Уголовно-исполнительная система: перспективы развития: материалы Междунар. науч.-практ. конф. – Новокузнецк: Изд-во Кузбасского института ФСИН РФ, 2009 (0,5 п. л.).

44. Детков А. П. Основы пенитенциарной конфликтологии (уголовно-правовые, уголовно-исполнительные аспекты) // Сб. науч. ст. – Новокузнецк: Изд-во Кузбасского института ФСИН РФ, 2009 (0,5 п. л.).

45. Детков А. П. Пенитенциарная конфликтология // Сб. науч. ст. / под ред. В. А. Уткина. – Томск, 2009 (0,5 п. л.).

46. Детков А. П. Тенденции развития уголовного законодательства стран СНГ и Балтии (тезисы) // Материалы Всерос. науч. конф. – Барнаул: Изд-во Алтайского гос. ун-та, 2009 (0,5 п. л.).

47. Детков А. П. Миграция: социально-экономические, этнокультурные проблемы (Западно-Сибирский регион) // Материалы науч.-практ. семинара. – Барнаул: Изд-во Алтайской академии экономики и права, 2010 (0,5 п. л.).

48. Детков А. П. Интеграционная функция режима содержания осужденных в исправительных учреждениях // Материалы Междунар. науч.-практ. конф. – Барнаул: Изд-во Алтайской академии экономики и права, 2011
(0,5 п. л.).

49. Детков А. П. Теоретические и методологические основы пенитенциарной конфликтологии // Материалы VII Междунар. науч.-практ. конф., посвященной памяти М. И. Ковалёва. – Екатеринбург, 2011 (0,5 п. л.).

50. Детков А. П. Особенность динамики пенитенциарных конфликтов различной типологии в местах лишения свободы // Уголовное наказание – социальное благо или зло?: материалы VIII Междунар. науч.-практ. конф., посвященной памяти М. И. Ковалёва (Екатеринбург, 18–19 февраля 2011 г.) ( п. л.).

51. Детков А. П. Теоретические основания причинности возникновения пенитенциарных конфликтов / под ред. Т. С. Кряклиной, Л. В. Тена // Гражданское общество и правовое государство: материалы Междунар. науч.-практ. конф. – Барнаул, 2012 ( п. л.).


[1] См., например: Фойницкий И. Я. Учение о наказании. М.: Добросовет, 2000; Гернет М. Н. История царской тюрьмы. М.: Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1941; Ременсон А. Л. Избранные труды. Томск: Изд-во Томского ун-та, 2000; Стручков Н. Л. Уголовная ответственность и ее реализация в борьбе с преступностью. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1978; Дементьев С. И. Лишение свободы: уголовно-правовые и исправительно-трудовые аспекты. Ростов н/Д: Изд-во Ростовского ун-та, 1981; Карпец И. И. Наказание: социальные, правовые и криминологические проблемы. М.: Наука, 1973; Сундуров Ф. Р. Лишение свободы и социально-психологические предпосылки его эффективности. Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1980; Зубков А. И. Карательная политика России на рубеже тысячелетий. М., 2000.

[2] Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации: распоряжение Правительства РФ от 14 октября 2010 г. № 1772-Р // СЗ РФ. 2010. № 43. Ст. 5544.

[3] Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации.

[4] Гришко А. Я. Уголовно-исполнительные аспекты борьбы с преступностью // Уголовное право. 2008. № 6. С. 121–126.

[5] См., например: Селивёрстов В. И. Доклад о Концепции развития уголовно-исполнительной системы в РФ на заседании союза криминалистов и криминологов. М.: МГЮА, 2011 // URL: http://crimpravo.ru; Осужденные, содержащиеся под стражей в России: по материалам специальной переписи осужденных и лиц, содержащихся под стражей 12–18 ноября 2009 г. / под общ. ред. Ю. И. Калинина; науч. ред. В. И. Селивёрстова. М.: Юриспруденция, 2012.

[6] Юридическая конфликтология / под ред. В. Н. Кудрявцева. М.: Изд-во РАН, 1995. С. 10.

[7] Ременсон А. Л. Теоретические вопросы исполнения лишения свободы и перевоспитания заключенных: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Томск, 1965. С. 65.

[8] Антонян Ю. М., Кудрявцев В. Н., Эминов В. Е. Личность преступника. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2004. С. 58.

[9] Официальный сайт ФСИН РФ: URL: http://www.fsin.su.

[10] Там же.

[11] Там же.

[12] Здравомыслов А. Г. Конфликты и консенсус // Социальные конфликты. 1996. № 3. С. 19.



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.