WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Научная школа в библиографоведении : теоретико-методологический аспект

На правах рукописи



Захарчук Татьяна Викторовна

НАУЧНАЯ ШКОЛА В БИБЛИОГРАФОВЕДЕНИИ:

ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ



Специальность 05.25.03

Библиотековедение, библиографоведение и книговедение







Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора педагогических наук












Санкт-Петербург 2013

Диссертация выполнена на кафедре информационного менеджмента ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств»

Научный консультант Михеева Галина Васильевна, доктор педагогических наук, профессор, ведущий научный сотрудник ФГУ «Российская национальная библиотека»
Официальные оппоненты
Соколов Аркадий Васильевич, доктор педагогических наук, профессор, профессор кафедры информационно-управляющих и мультимедиа систем ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств» Мазурицкий Александр Михайлович доктор педагогических наук, профессор, заведующий кафедрой библиотековедения и книговедения ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет культуры и искусств» Гиляревский Руджеро Сергеевич, доктор филологических наук, профессор, заведующий отделением научных исследований по проблемам информатики Всероссийского института научной и технической информации РАН
Ведущая организация
ФГБОУ ВПО «Казанский государственный университет культуры и искусств»

Защита состоится 15 мая 2013 г. в 12 часов на заседании Совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 210.019.03 при ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств» по адресу: 191186, Санкт-Петербург, Дворцовая наб., д. 2.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств».

Электронная версия автореферата размещена на официальных сайтах Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки Российской Федерации (http//vak2.ed.gov.ru) и ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств» (http//www.spbguki.ru).

Автореферат разослан «9» апреля 2013 г.

Ученый секретарь диссертационного

совета, доктор филологических наук,

профессор И. А. Шомракова

Общая характеристика работы

Актуальность исследования изучения научных школ определяется их вкладом в развитие науки, поскольку они являются не только формами приобщения молодых ученых к деятельности по производству и потреблению знаний, но и уникальными сообществами, формирующими у молодежи этические нормы и принципы научной деятельности.

Феномен научной школы является комплексной науковедческой проблемой, и в его изучении имеется определенный историографический задел. Научная школа признается в научном сообществе одной из важнейших форм организации устойчивых контактов между учеными. Именно в рамках научной школы молодые исследователи под руководством лидера разрабатывают исследовательскую программу, поддерживая тесное общение как друг с другом, так и через учителя с остальным научным миром.

Актуальность вопроса о деятельности научных школ Российской Федерации подтверждается выведением его обсуждения и принятием ряда решений на уровне Президента и Правительства.

В 1995 г. появилась программа поддержки ведущих научных школ России, подкрепленная правительственным постановлением, которая действует до настоящего времени[1]. Опыт первых лет работы по государственной поддержке научных школ нашел отражение в ряде статей и докладов и в справочнике «Ведущие научные школы России»[2]. Позитивный эффект программы заключался и в том, что она вызвала новый виток интереса к изучению научных школ. Выделение финансовых средств на поддержку научных школ поставило на повестку дня вопрос о выработке критериев для определения феномена «научная школа».



В мае 1996 г. принято Постановление Правительства «О грантах Президента Российской Федерации для поддержки научных исследований молодых российских ученых и государственной поддержке ведущих научных школ Российской Федерации». С этого времени конкурс грантов проводится ежегодно.

1 апреля 1998 г. приказом Министерства общего и профессионального образования Российской Федерации была введена межвузовская научно-методическая программа «Сохранение и развитие интеллектуального потенциала высшей школы России», в которой, наряду с другими мерами по формированию научной политики, предусмотрена идентификация и финансовая поддержка как ведущих, так и новых научных школ.

Однако при кажущемся обилии публикаций по проблеме научных школ исследователи до сих пор не дали однозначных ответов на целый ряд вопросов, связанных с общими подходами к понятию «научная школа», ее роли и функциям в процессе развития науки, изменениям научных школ в процессе своего развития и т. д.

При этом абсолютное большинство науковедческих исследований посвящено изучению научных школ в естественных и технических науках и практически не затрагивает проблемы формирования и развития научных школ в социальных и гуманитарных науках.

Понимание того, что научное знание, а, следовательно, и организация научных исследований, осуществляется по-разному в различных дисциплинах, привело к необходимости изучения научных школ как в науках социально-гуманитарного цикла в целом, так и в каждой отдельной научной дисциплине.

Этот тезис в полной мере относится к наукам библиотечно-информационного цикла (в т. ч. к библиографоведению). В настоящее время в профессиональном сообществе библиографоведов отсутствует общепринятое представление о содержании понятия «научная школа в библиографоведении», не сформулированы четкие признаки научной школы и ее функции, ее роль в структуре научных исследований.

Решение вопроса о содержании понятия «научная школа» в каждой конкретной науке, выявление признаков таких школ, выполняемых ими функциях, разработка методов идентификации состава и признаков научной школы в конкретной научной дисциплине позволит в значительной степени облегчит вступление в государственную программу поддержки научных школ, получать дополнительное финансирование от научных фондов.

Кроме того, в настоящее время наличие научных школ является одним из критериев при аттестации вузов и научно-исследовательских институтов, что требует разработки «Положения о научной школе», включающего критерии отнесения научного коллектива к научной школе, формирования массива сведений, необходимых для представления школы научному сообществу.

Изученность проблемы. В науковедении проблема формировании и развития научных школ начал изучаться с середины ХХ в. с появлением работ М. Г. Ярошевского, который впервые сформулировал признаки научной школы. Основные теоретические положения этого науковедческого направления были представлены в сборнике статей «Школы в науке» (1977 г.), где отечественные и зарубежные социологи и историки науки попытались сформулировать определение понятия «научная школа», представить ее основные признаки, показать отличия от других форм организации научных исследований (В. Б. Гасилов, Э. Дамм, Г. Лайтко, Б. А. Ланге, Э. М. Мирский, А. П. Огурцов, С. Д. Хайтун и др.). Признаки научной школы выделялись также и зарубежными исследователями (J. D. Bernal, I. Harvey, D. J. Price и др.).

В большинстве работ зарубежных специалистов проблемы формирования и развития научных школ рассматриваются на примере одной из них (H. Barnard, H. Becker, M. Bulmer и др.).

В 1980-х гг. были разработаны четыре основных модели формирования научных школ (Л. В. Чеснова (предметно-логическая), Ю. А. Храмов, Е. А. Володарская (социально-психологическая), Л. Мальцене (информационная модель), О. И. Воверене (социально-коммуникативная модель). В последние годы к ним добавилась экономическая модель, разработанная И. Г. Дежиной и В. В. Киселевой.

Проблемы классификации научных школ рассматривались в работах М. Г. Ярошевского, С. Д. Хайтуна, О. Ю. Грезневой.

Появление государственных программ поддержки научных школ вызвало новую волну интереса к ним. Публикуются работы Е. З. Мирской, А. С. Левина, Н. Н. Никольского, Д. А. Александрова, Н. Х. Розова, И. Г. Дежиной, Н. В. Шестак, С. Ю. Астаниной и др., посвященные роли научных школ в современной науке и формированию их идентификационных признаков, пригодных для использования при определении приоритетов финансирования.

В настоящее время все больше науковедов, понимая, что основное внимание в науковедческих исследованиях научных школ уделяется их формированию и развитию в естественнонаучных и технических дисциплинах, пытаются сформулировать особенности научной школы в науках социально-гуманитарного цикла. Так, в последние годы появились исследования научных школ в истории, археологии (О. М. Мельников), педагогике (О. Ю. Грезнева, А. В. Хуторской) и ряде других гуманитарных и общественнонаучных дисциплин.

В науках библиотечно-информационного цикла только в 1980-х гг. появляются работы, посвященные проблемам выявления научных школ и их характеристике. Наиболее серьезный вклад в разработку теории формирования и развития научных школ в библиотековедении и библиографоведении внесен О. И. Воверене, О. П. Вилкиной и Д. А. Рингайтите, которые предложили использовать определение понятия «научная школа» и ее признаки, принятые в науковедении, разработали возможные методы идентификации научных школ и апробировали один из этих методов (анализ диссертационных исследовании) для выявления научных школ и научных направлений в библиотековедении, библиографоведении и информатике.

Каждая из наук библиотечно-информационного цикла имеет различный опыт изучения научных школ.

Так, в книговедении польские ученые К. Мигонь (K. Migon) и К. Гломбиовский (K. Gombiowski) делают попытки дать определение понятия «научная школа» применительно к этой научной дисциплине и выделить ее основные признаки. Наиболее подробно и всесторонне формирование научных школ в книговедении рассмотрено М. В. Шабалиной, которая формулирует основные признаки (атрибуты) научных школ в науке о книге и предлагает их идентифицировать с использованием анализа цитирования.

Проблемы определения содержания понятия «научная школа» и идентификации научных школ в библиотековедении начинают более или менее активно рассматриваться только в 1980-е гг. Первый шаг в этом направлении сделал в 1981 г. А. Я. Черняк, который предложил идентифицировать научные школы с использованием анализа диссертаций.

Воверене, О. П. Вилькиной и Д. А. Рингайтите была сделана попытка реализовать предложения А. Я. Черняка, выявив с использованием анализа диссертаций исследовательские коллективы и научные школы, сложившиеся в библиотековедении.

Идеи О. И. Воверене и ее соавторов развивают в своих работах О. Б. Борисова и И. В. Лукашов.

Упоминания о научных школах в библиографоведении встречаются уже в начале ХХ в. в выступлениях Н. Ю. Ульянинского, И. В. Владиславлева, В. И. Невского, которые говорят о наличии социалистической и буржуазной научных школ в библиографической науке.

Затем в течение длительного периода в профессиональной литературе практически отсутствует интерес к этой проблеме.

Только в 1980-х гг. появление исследования О. И. Воверене О. П. Вилькиной и Д. А. Рингайтите вызывает новую волну интереса к научным школам в библиографической науке.

Известные библиографоведы И. Г. Моргенштерн и В. А. Фокеев называют научные школы, по их мнению, сложившиеся в библиографоведении, и даже указывают их персональный состав, однако при этом не используют теоретические разработки в этой области, основываясь на собственных представлениях о научной школе в библиографической науке.

Собственно научным школам в библиографической науке посвящена единственная работа Т. В. Клапиюка, который делает попытку идентификации научной школы О. П. Коршунова — А. В. Соколова.

Большинство публикаций последних лет рассматривает школы, существующие в отдельных организациях и регионах, используя выработанные в науковедении признаки научной школы (причем, в каждом случае разные) и не учитывая принадлежность книговедения, библиотековедения и библиографоведения к наукам социально-гуманитарного цикла (Т. В. Клапиюк, И. В. Лукашов, О. Б. Борисова, М. В. Шабалина и др.). Неразработанной также представляется проблема, связанная с влиянием особенностей развития научной дисциплины на формирование научных школ.

Таким образом, в литературе представлены отдельные аспекты исследуемой нами темы, однако отсутствуют работы, комплексно раскрывающие специфику научных школ в дисциплинах библиотечно-информационного цикла (в том числе и в библиографоведении), определения самого понятия «научная школа» в каждой научной дисциплине, формирования комплекса признаков научной школы, разработки методик ее идентификации и характеристики.

Целью настоящего исследования является разработка теоретических основ формирования и идентификации научных школ в библиографоведении для выработки в профессиональном сообществе научно обоснованных представлений о научной школе как эффективной форме проведения научных исследований.

Объект исследования научная школа в библиографоведении, предмет особенности формирования и методы идентификации научных школ в библиографической науке.

Для достижения поставленной цели потребовалось решить следующие основные задачи:

1. Изучить основные подходы к формированию и идентификации научных школ в науковедении.

2. Сформулировать различия в формировании и развитии научных школ в науках естественнонаучного и социально-гуманитарного циклов.

3. Проанализировать существующие положения о научных школах в науках библиотечно-информационного цикла.

4. Выявить особенности развития библиографоведения, влияющие на формирование научных школ.

6. Сформулировать определение понятия «научная школа в библиографоведении», основанное на его принадлежности к наукам социально-гуманитарного цикла и особенностях развития библиографической науки.

7. Разработать идентифицирующие признаки научной школы в библиографоведении.

8. Разработать методику идентификации сформулированных признаков научной школы и ее состава в библиографоведении.

9. Разработать формат описания научной школы в библиографоведении.

10. Апробировать разработанную методику и формат описания на одной из библиографоведческих школ.

Методологической базой исследования явились:

1. Интерпретивная концепция в развитии науки, где на первый план в научном познании выдвигается не процесс получения нового знания, а субъект-субъектные отношения, языковой дискурс, конфликт по поводу принятия-неприятия нового знания.

2. Концепция научных исследовательских программ И. Локатоса, который считал, что конкурентная борьба исследовательских программ и составляет процесс развития научного знания.

3. Некоторые положения когнитивной концепции Т. Куна, утверждавшего, что в науке постоянно происходит борьба новых концепций за ведущую роль в формировании новой парадигмы.

4. Нормативная концепция развития науки Р. Мертона, разработавшего представления о научном этосе, состоящем из ряда императивов, нормирующих профессиональную деятельность ученых.

5. Методологический подход М. Г. Ярошевского к формированию и развитию научных школ, смысл которого заключается в том, что наука развивается в системе «трех координат»: предметно-логической, социальной и личностной.

6. Основные подходы к формированию современных научных школ, предложенные Е. З. Мирской и И. Г. Дежиной, а также разработанные О. И. Воверене, Л. Мальцене, И. Г. Дежиной представления о моделях научных школ их идентификации.

7. Разработанные И. Шпигель-Резником стратегии научной дисциплины по поддержанию своего статуса, где предлагаются основные когнитивные и социальные признаки научной дисциплины.

8. Обоснование О. П. Коршуновым статуса библиографоведения как научной дисциплины, т. е. доказательство наличия у библиографоведения всех признаков классической научной дисциплины.

9. Методологические положения Ю. Гарфилда и Д. Прайса о библиометрии как методе изучения научной деятельности.

10. Методология библиографических исследований, разработанная О. М. Зусьманом и основанная на том, что современные информационные технологии открывают широкие возможности изучения документальных потоков и получения из них в результате анализа внетекстового знания (т. е. знания, напрямую не содержащегося в текстах первичных документов).

Для решения поставленных в исследовании задач были использованы следующие методы:

1. Поаспектный анализ литературы для изучения основных подходов к формированию и идентификации научных школ в науковедении и описания существующих положений о научных школах в науках библиотечно-информационного цикла.

2. Терминологический анализ для выявления подходов к определению понятия «научная школа».

3. Сравнительный анализ для сравнения путей формирования научных школ в естественных и социально-гуманитарных науках.

4. Социологический опрос для выявления представлений современных библиографоведов о научной школе и определения самоидентификации представителей научной школы «отраслевой библиографии информационного управления».

5. Библиометрические методы изучения соавторства в публикациях членов научной школы для выявления различного типа связей между представителями научной школы

6. Библиометрические методы изучения цитирования публикаций для идентификации научных связей между представителями научной школы, а также для выявления отношения научного сообщества к исследованиям, проводимым научной школой.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые:

1. Проанализированы представления о научных школах, сложившиеся в науках библиотечно-информационного цикла, и выявлены лакуны в теоретической базе исследования проблемы.

2. Сформулировано понятие «научная школа в библиографоведении», основанное на достижениях современного науковедения и учитывающее особенности самой научной дисциплины.

3. Выявлены особенности научной школы в библиографоведении, связанные с его принадлежностью к наукам социально-гуманитарного цикла и особенностями развития самой научной дисциплины.

4. Обоснованы основные и факультативные признаки научной школы в библиографоведении.

5. Разработана методика идентификации признаков и состава научной школы в библиографоведении, основанная на достижениях социологии науки и наукометрии.

6. Разработан формат описания научной школы в библиографоведении, включающий характеристики, необходимые и достаточные для оценки ее деятельности в рамках государственных программ поддержки научных школ и создания деловой репутации в научном сообществе.

7. Апробация предложенной методики и формата описания проведена на примере научной школы «отраслевой библиографии информационного управления».

Теоретическая значимость исследования состоит в:

  • разработке основных положений теории формирования и идентификации научных школ в библиографоведении, связанной, с одной стороны, с его принадлежностью к наукам социально-гуманитарного цикла, а, с другой с особенностями его развития как научной дисциплины;
  • разработке определения понятия «научная школа в библиографоведении», основных признаков и особенностей ее формирования;
  • обосновании основных теоретических подходов к идентификации признаков научной школы в библиографоведении;
  • формировании теоретических положений в области идентификации состава научной школы в библиографической науке;
  • разработке формата описания деятельности библиографоведческих научных школ.

Практическая значимость диссертационного исследования связана с формированием научно обоснованных представлений о научной школе в профессиональном сообществе библиографоведов.

Для внедрения предлагается:

1. Методика идентификации признаков и состава научной школы в библиографоведении, пригодная для выявления научных школ в библиографической науке с учетом достижений науковедения и особенностей самой научной дисциплины.

2. Формат описания научной школы в библиографоведении, который может быть использован для слежения за деятельностью научных школ, создания заявок на получение грантов, заявок на внесение научной школы в реестр ведущих научно-педагогических школ региона или страны.

3. Информационная база изучения, идентификации и характеристики деятельности научных школ в библиографоведении, включающая систематизированный перечень источников, каждый из которых позволяет получить сведения о тех или иных аспектах деятельности школы.

4. Проект «Положения о научно-педагогической школе в науках библиотечно-информационного цикла», использование которого возможно в вузах культуры для создания собственного реестра научных школ и слежения за их деятельностью.

Кроме того, полученные результаты позволили разработать ряд учебных материалов, которые используются в курсах библиографоведения и науковедения.

Результаты диссертационного исследования представлены профессиональному сообществу в 61 публикации общим объемом 39,45 п. л., в том числе в:

  • монографии «Научные школы в библиографоведении: проблемы формирования и идентификации» объемом 15 п. л.;
  • 41 статье общим объемом 18,9 п. л., в том числе в 8 статьях в журналах, рекомендованных ВАК для публикации результатов докторской диссертации, а также в 11 статьях, опубликованных в сборниках Российской академии наук;
  • выступлениях на 17 международных и всероссийских научных конференциях (объем опубликованных докладов 3,25 п. л.), в том числе на ежегодной конференции VI ICCEES World Congress (Tampere, Finland, 29 July – 3 August 2000) на шести ежегодных сессиях Международной школы социологии науки и техники, Международных конференциях «Крым 2011», «Крым 2012» и др.;
  • трех учебно-методических публикациях общим объемом 2,3 п. л.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Научные школы в науках социально-гуманитарного цикла имеют особенности формирования и развития, отличные от научных школ в естественных, точных и прикладных науках («размытая» научная парадигма, индивидуальный характер исследований, аморфность состава научной школы и др.).

2. На формирование научных школ в библиографоведении в значительной степени влияет его принадлежность к наукам социально-гуманитарного цикла и особенности развития самой научной дисциплины.

3. Научная школа в библиографоведении это научно-образовательная многоуровневая научная школа, не имеющая формальной локализации, в основе исследовательской программы которой может лежать как разработка новых идей, так и новых методов. Во главе такой школы стоит, как правило, крупный ученый регионального (национального) уровня.

4. Признаки научной школы в библиографоведении определяются особенностями формирования научной дисциплины и подразделяются на основные и факультативные. К основным признакам относятся: наличие лидера; наличие не менее двух поколений учеников; наличие исследовательской программы (программ), разработанной лидером; самоидентификация представителей научной школы, т. е. признание учеными себя, принадлежащими к научной школе, возглавляемой определенным лидером; наличие традиций; признание научной школы таковой научным сообществом страны или региона. Факультативными признаками считаются: наличие монографий или учебников у лидера и/или его учеников; наличие организации, где зарождалась научная школа; наличие внутришкольных стандартов оценки качества научных исследований; регулярное выполнение научной школой функций внешнего рецензента кандидатских и докторских диссертаций из других вузов и регионов; наличие прикладного использования результатов научных исследований.

5. Научная школа в библиографоведении, выполняя функции, присущие всем научным школам, имеет и свои отличия, которые заключаются в значимости этих функций, что связано с особенностями развития библиографоведения как науки.

6. Методика идентификации научных школ в библиографоведении должна основываться на комплексе социологических и библиометрических методов, позволяющих идентифицировать каждый из признаков научной школы и ее основной состав.

7. Формат описания научной школы в библиографоведении связан с целями ее характеристики и должен включать как когнитивные, социальные, так и личные сведения о деятельности научной школы и ее представителей.

Цели и задачи исследования определили структуру работы, которая состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованной литературы и приложений.

Во введении рассматривается актуальность проблемы, связанная с появлением в последние годы государственных программ поддержки научных школ.

В первой главе «Научная школа в структуре научной деятельности» рассматривается эволюция представлений о научной школе в социологии науки, подходы к формированию современных научных школ, их классификация и роль в современной российской науке. Значительное внимание уделяется проблемам идентификации научных школ.

Во второй главе «Формирование научных школ в науках библиотечно-информационного цикла и их изучение» сформулировано различие в формировании школ в естественных и социально-гуманитарных науках, проанализированы проблемы формирования и изучения научных школ в каждой из наук библиотечно-информационного цикла (книговедении, библиотековедении и библиографоведении), представлены результаты социологического опроса ведущих современных библиографоведов страны об их отношении к феномену научной школы, ее функциям, признакам, этапам формирования.

В третьей главе «Теоретические основы формирования и идентификации научных школ в библиографоведении» проанализировано влияние особенностей дисциплинарного знания на формирование научных школ в библиографоведе-нии; приведено определениние понятия «научная школа в библиографоведе-нии», сформулированы основные признаки научной школы в библиографиче-ской науке и выполняемые ею функции; представлены разработанные в ходе исследования методики идентификации признаков и состава научной школы, представлен разработанный в ходе исследования формат описания научной школы.

В четвертой главе «Идентификация и характеристика деятельности научной школы "отраслевой библиографии информационного управления"» осуществлена апробация предложенных методик на примере научной школы, имеющей большинство признаков «классической» научной школы в социально-гуманитарной науке.





Результаты и ход апробации нашли отражение в приложениях к диссертации.

Основное содержание диссертации

Формирование социально-исторических условий, в которых функционируют научные школы, влияет на их развитие, в котором выделяются стадии «классической», «дисциплинарной» и «проблемной» научных школ. Можно утверждать, что исторический тип научной школы тесно связан с периодом развития науки и научной деятельности.

Впервые в отечественной науковедческой литературе содержание термина «научная школа» было описано М. Г. Ярошевским. Однако, описав научную школу с различных позиций, сформулировав ее основные признаки, он не дал четкого определения этого понятия. Тем не менее все последующие науковедческие исследования научных школ опирались именно на предложенный М. Г. Ярошевским подход к изучению этого феномена научной деятельности.

В большинстве науковедческих работ считается‚ что научная школа это «специфическая форма организации исследований, предусматривающая объединение группы ученых вокруг признанного лидера с целью освоения и дальнейшей разработки его идей. От других форм совместного исследовательского труда научная школа отличается совмещением процессов получения и накопления знаний с подготовкой специалистов, т. е. передачей профессиональной компетенции от одного поколения к другому»[3]. Научную школу характеризуют единство теоретических взглядов, методологического подхода и других когнитивных аспектов творчества (высокий уровень социальной интеграции, поддерживаемый личным авторитетом лидера; устойчивый доступ к внешним научным коммуникациям, обеспечиваемый благодаря контролю над престижным специализированным изданием или форумом. Научная школа воспринимается науковедами и самими учеными как научный коллектив‚ сформированный не только на основе научных‚ но и эмоциональных связей.

Исследователи подробно обсуждают сходство и различия незримых колледжей и научных школ как форм организации научных исследований. В общем виде эти различия сводятся к тому, что понятие «научная школа» характеризуется детерминированным составом участников, для которых может быть составлен перечень научных результатов, включая подготовку молодых научных кадров. «Незримый колледж» отображает структуру научного направления, отраженного работами наиболее известных в данной области ученых

С другой стороны, в социальных и гуманитарных науках часто происходит «наложение» понятий «научная школа» и «научное направление». Однако эти понятия четко разграничиваются в науковедении. Научное направление это тенденция развития науки, характеризующаяся через многоаспектность и разнообразие взглядов на проблему или комплекс проблем и способов их решения. В то время как «научная школа», в отличие от направления, представляет собой более организованное сообщество исследователей и характеризуется бльшим единством основных взглядов ее членов на решение научной проблемы, общностью и преемственностью принципов, подходов, методов, стиля научного мышления, пространственной и временной привязанностью.

По мнению большинства исследователей, важнейшими составляю-щими научной школы являются: наличие лидера, исследовательской программы и определенных традиций, которые играют важнейшую роль в формировании «команды».

Особенно важной для изучения деятельности научных школ становится проблема лидерства. Наличие лидера является обязательным условием существования научной школы. На формирование научных школ оказывает влияние наличие у лидера школы не только качеств, необходимых для научной деятельности, но и качеств, позволяющих сплотить вокруг себя творческий коллектив. Лидер занимает несколько функциональных позиций. Во-первых, он является «проектировщиком-организатором» школы, что обеспечивает рефлексивные позиции членов коллектива по отношению к своей деятельности. Во-вторых, лидер одновременно проявляет себя в двух ипостасях — наставник и коллега.

Конституирующей основой научной школы является научная идея и исследовательская программа, которую развивают и реализуют все члены данного научного сообщества. Под исследовательской программой в науковедении понимается серия сменяющих друг друга теорий, объединяемых определенной совокупностью базисных идей и принципов. С исследовательской программой напрямую связано не только формирование, но и распад научных школ, который обусловлен тем, что происходит «моральный износ» этой программы, ее деактуализация, а тем самым и утрата школой своего былого влияния.

Научная школа не может считаться таковой, не создав определенные традиции, которые отличают ее от других научных сообществ. Наличие традиций и постоянное поддержание репутации научной школы — важнейшие психологические составляющие этого научного коллектива, определяющие его сплоченность.

Из представленных выше определений и признаков научной школы науковеды выводят те функции, которые школа выполняет в научном сообществе. Так, М. Г. Ярошевский относит к ним образовательную и исследовательскую[4].

На протяжении процесса формирования научных школ как феномена науки существовали и различные подходы к их классификации. Чаще всего выделяют педагогические и исследовательские научные школы. Трудности разграничения этих типов школ связаны с тем‚ что‚ во-первых‚ один и тот же ученый может быть лидером обоих типов школ‚ а‚ во-вторых‚ тем‚ что‚ как в любой классификации‚ чистые типы встречаются чрезвычайно редко.

При изучении феномена научной школы проблема идентификации (определение признаков научной школы и подбор наиболее четких методов идентификации этих признаков) представляется наиболее сложной. Это особенно важно при анализе современных научных школ, так как необходимо определить начало ее формирования и управлять процессом развития этой формы организации науки.

Сложность идентификации научной школы обусловлена и неустоявшимися представлениями о формальных показателях школы. Независимо от того, к какому классу относится научная школа, она должна обладать теми или иными определенными признаками, позволяющими идентифицировать ее как данный тип научного коллектива.

В современном науковедении ведущими российскими и зарубежными учеными, разрабатывавшими эту проблему, предлагались различные наборы признаков научной школы. Так М. Г. Ярошевский важными признаками научной школы считает: наличие лидера, задающего вектор развития научной школы; наличие исследовательской программы, объединяющей коллектив; общность подходов (или единую парадигму) совместной деятельности. Все дальнейшие исследования являлись интерпретацией признаков, разработанных М. Г. Ярошевским.

И. А. Стернин впервые в науковедческой литературе разделил признаки научной школы на 3 группы: основные, дополнительные и излишние. Такой подход (дифференциация признаков на основные и дополнительные), при определенной корректировке, представляется наиболее продуктивным для определения признаков научной школы в социально-гуманитарных науках, в том числе и в библиографоведении.

Наряду с качественными критериями идентификации научной школы в литературе выделяют и некоторые ее количественные признаки (защита докторских диссертаций последователями по направлениям и тематике, заложенной основателями школы (не менее 3); защиту кандидатских диссертаций по направлениям и тематике, заложенной основателями и первой волной исследователей (не менее 10); наличие открытий; опубликование монографий (не менее 5) в общенациональных издательствах; созданные и действующие на базе научной школы научно-производственные структуры; разработанные и завоевавшие общенациональные и мировые рынки изделия, оборудование, технологии и т. д.).

Количественный подход к идентификации научных школ, несомненно, страдает рядом недостатков. Изучение только количественных показателей позволяет дать лишь общие представления о составе и направлениях деятельности научной школы. Однако полный отказ от них нельзя считать целесообразным. Неприемлема лишь абсолютизация количественных показателей, их нормативное закрепление.

Таким образом, проблема идентификации научной школы может быть решена только при учете количественных и качественных критериев с использованием соответствующих методов идентификации, выработанных как в социологии науки, так и в собственно библиотечно-информационной деятельности.

Все исследования, связанные с идентификацией научных школ, можно условно разделить на несколько групп, в каждой из которых предлагается своя модель идентификации научных школ.

Предметно-логическая модель (Л. В. Чеснова) основана на трехаспектном подходе к развитию науки. Из трех возможных подходов к изучению научной деятельности, предложенных М. Г. Ярошевским, в этой модели используется предметно-логический.

Социально-психологическая модель (Е. А. Володарская), которая построена на основании представлений самих ученых о том, что представляет собой научная школа как феномен научной деятельности.

Информационная (сетевая) модель (Л. Мальцене), в которой научная школа трактуется как самоорганизующаяся система, изучаются качественные и количественные характеристики соответствующих каналов передачи информации. Анализируются деятельность по восприятию и усвоению получаемой информации и деятельность по продуцированию и распространению своей информации.

Социально-коммуникативная модель (О. И. Воверене, И. Шайдукене), в которой объединяются и дополняются все предыдущие. Для построения такой модели используется идея американского социолога Н. Маллинза, согласно которой ядро научной школы составляет сплоченная группа ученых, руководимая крупным ученым лидером группы. Вокруг ядра кандидаты наук, защитившие диссертации под руководством лидера и членов ядра, аспиранты и другие исследователи, работающие под руководством членов научной школы, имеющих более высокий научный статус, а также другие исследователи, которые разделяют идеи и подходы лидера.

Экономическая модель (И. Г. Дежина, В. В. Киселева). Рассматриваются научные школы как организационные структуры, конкурирующие в рыночных отношениях. Идентификация научной школы сторонниками такой модели научной школы предлагается с использованием метода ее моделирования. Причем для моделирования используются подходы, принятые в области менеджмента организаций.

Если проанализировать все представленные выше модели научных школ, то принятые их авторами методы идентификации можно свести к следующему: исторический анализ конкретной обстановки творческой деятельности ученых, социальный фон, на котором протекают исследовательские процессы; анализ мемуаров, биографий, автобиографий, личной переписки и других документов; специальные психологические методики, позволяющие определить наличие или отсутствие тождественности с научной школой; анкетирование или интервьюирование; анализ цитирования и социтирования публикаций; картирование научного направления; анализ соавторства.

Представляется, что каждый из рассмотренных методов имеет свои достоинства и недостатки, однако в комплексе они позволяют дать достаточно полное представление о составе научной школы, ее исследовательской программе, репутации в научном сообществе и т. д.

Рассматриваемые в науковедении теоретические положения о формировании научных школ относятся, как правило, к научным школам в естественных и технических науках. Формирование научных школ в гуманитарных областях науки рассмотрено в науковедческой литературе чрезвычайно фрагментарно. Имеется лишь ряд работ, посвященных идентификации и описанию деятельности научных школ в отдельных областях гуманитарных и социальных наук. При этом большинство авторов ограничивается размышлениями о специфике научных школ в своей научной дисциплине.

Различия в формировании и развитии естественнонаучного и гуманитарного (социально-гуманитарного, по Г. Риккерту) знания во многом определяют и способы формулирования исследовательской программы, и формы организации научных исследований, и, в определенной степени, характер взаимоотношений между учеными. На основе выявленных различий в формировании естественнонаучного и гуманитарного знания были сформулированы и основные отличия научных школ в естественных и гуманитарных науках (табл. 1).

Таблица 1

Специфика научных школ в естественных и гуманитарных науках

Аспект идентификации Научные школы в естественных науках Научные школы в гуманитарных науках
Наличие научной парадигмы Четко сформулированная научная парадигма «Размытая» научная парадигма, которая может не перерастать в определенную исследовательскую программу
Наличие и характер исследовательской программы Четко формулируется в рамках научной школы Выявляется только путем углубленного анализа деятельности членов научной школы
Организация исследований Коллективный характер исследований. Высокая плотность коммуникации Индивидуальный характер исследований. Субъективность в проведении исследований
Структура научной школы Существует возможность четко очертить рамки научной школы, выявить ее лидера даже с помощью простого историко-научного или социологического наблюдения Аморфность, «рыхлость» состава научной школы, связанная с нечетко сформулированной исследовательской программой. Идентификация такой школы — сложный процесс, требующий разработки специальных методик
Географическое положение Как правило, формируется и в дальнейшем работает в рамках и одного региона и одной научной организации (например, Казанская школа химиков, Московская математическая школа) Не характерно наличие единого места работы для всех членов школы. Географически школа определяется по месту ее создания (например, Санкт-Петербургская библиотечная школа, Тартуская филологическая школа), однако это не означает, что большинство членов научной школы работает в месте ее создания
Личностные качества лидера Лидер, прежде всего, должен быть хорошим менеджером: уметь организовать научные исследования, осуществлять связи с общественностью, находить финансирование для проведения исследований Огромное значение имеет образ мыслей, отношение к жизни и к людям
Количество докторов наук Два и более Не менее одного

Из табл. 1 видно, что социально-гуманитарная научная школа идентифицируется гораздо более сложно, чем школа естественнонаучная. Трудно идентифицировать такую научную школу по наличию единой исследовательской программы, практически невозможно определить ее географическое положение и четко очертить круг членов научной школы и т. д.

На формирование и развитие научной школы оказывает влияние и само содержание научной дисциплины, а также характер организации в ней научных исследований. Именно поэтому оказалось необходимым рассмотреть представления о научных школах, сложившиеся в каждой из дисциплин библиотечно-информационного цикла.

Теоретические представления о научной школе наиболее полно разработаны в библиотековедении. В этой науке имеется самое большое количество исследований, посвященных различным аспектам формирования научных школ (О. И. Воверене, О. П. Вилкина, Д. А. Рингайтите, О. Б. Борисова, И. В. Лукашов и др.).

В книговедении также существует определенный интерес к проблеме формирования научных школ (К. Гломбиовский, К. Мигонь, М. В. Шабалина и др.). В ходе этих исследований получены значимые результаты (определение понятия «научна школа» с учетом гуманитарного характера дисциплины, выделение основных признаков научных школ в науке о книге, разработка некоторых методов их идентификации). Полученные книговедами результаты, на наш взгляд, в значительной степени могут быть распространены и на научные школы, сформировавшиеся в других науках библиотечно-информационного цикла.

Однако практически во всех работах при определении термина «научная школа» не учитывается социально-гуманитарный характер дисциплины и особенности ее развития. Как правило, школой называют ученых, придерживающихся единой точки зрения на решение определенных проблем развития науки и не имеющих связи «учитель — ученик».

Для идентификации научных школ в науках библиотечно-информационного цикла используются только библиометрические методы анализа диссертаций. В ряде работ декларируется необходимость использования цитирования и соавторства, но только по отношению к лидеру. Однако на практике эти методы не используются.

Библиометрические методы для изучения научных школ в библиотечно-информационной науке до сих пор применялись только по отношению к научным школам, сформировавшимся в библиотековедении. Исключением являются исследования О. И. Воверене, О. П. Вилькиной, Д. А. Рингайтите, которые попытались выявить научные школы в библиотековедении, библиографоведении и информатике, и попытка В. Т. Клапиюка охарактеризовать библиографическую школу О. П. Коршунова—А. В. Соколова. При этом все авторы идентифицировали научную школу только на основе связи «учительученик», не учитывая взаимоотношений между членами научной школы (отношений коллегиальности).

Кроме того, совершенно очевидно, что всеми исследователями используется слишком ограниченный библиометрический инструментарий (библиометрический анализ диссертаций), что не дает уверенности в достоверности и обоснованности полученных результатов.

Тем не менее, можно говорить о том, что 19801990-х гг. в книговедении и библиотековедении накоплен определенный опыт в изучении научных школ, создан научный фундамент, который требует дальнейшего развития. Прежде всего, это связано с тем, что делались попытки определить содержание понятия «научная школа» в книговедении, библиотековедении, определить ее признаки, показать возможности ее идентификации. Каждое из этих направлений необходимо наполнить содержанием, учитывающим социально-гуманитарный характер наук и особенности развития каждой научной дисциплины.

Проблемы формирования научных школ и возможностей их идентификации в библиографоведении почти не рассматривались в профессиональной литературе. В публикациях имеются лишь некоторые упоминания о научных школах и возможностях их идентификации, причем в каждой из них предлагается собственное представление о том, каковы их основные черты. Необходимость изучения научных школ в библиографоведении диктуется несколькими обстоятельствами.

Во-первых, в науке очень мало упоминаний о конкретных научных школах, хотя в значительном количестве биографических статей, посвященных крупным библиографоведам, их называют главами научных школ, не упоминая ни названия школы, ни ее исследовательской программы, ни ее представителей.

Во-вторых, в условиях значительных изменений, которые происходят в современном библиографоведении, возникает необходимость систематизации накопленных научных знаний в понятиях, учитывающих все его составные элементы, одним из которых является понятие «научная школа».

В-третьих, в организации современных библиографоведческих исследований следует использовать преимущества самоорганизации ученых в форме научных школ.

В советском библиографоведении не было выработано собственного представления о научных школах. Тем не менее в 1980-х гг. появляются первые работы, посвященные идентификации научных школ в науках библиотечно-информационного цикла. Работ, освещающих формирование научных школ собственно в библиографической науке, чрезвычайно мало. Большинство авторов, видимо, считает, что научные школы в науках библиотечно-информационного цикла развиваются по одному «сценарию». В этих работах, как правило, используются представления о научной школе, принятые в науковедении и не учитывающие особенностей развития библиографической науки.

За весь период изучения научных школ в библиографоведении (с 1980-х гг.) практически все внимание исследователей было сосредоточено на идентификации связи «учительученик» (через анализ массивов диссертаций), выявлении основателей и лидеров школ. Однако все это время вне поля зрения исследователей находились вопросы признания научной школы профессиональным сообществом, самоидентификации ученых с научной школой, важнейшие проблемы формирования и развития традиций.

Для уточнения представлений профессионального научного сообщества о научной школе в библиографической науке был проведен опрос ведущих библиографоведов страны. Целью опроса было выявление представлений ученых о том, что такое современная научная школа в библиографоведении, каковы ее особенности, основные признаки и функции. При этом выяснилось, что большинство ученых-библиографоведов признает научную школу как форму организации научных исследований в библиографоведении (83,3%), причем, более 20% респондентов считают ее лучшей формой организации науки.

Несмотря на то, что большинство респондентов понимает значимость научной школы в организации и проведении научных исследований, значительная их часть (70%) воспринимает школу как направление в науке, объединившее интересы группы исследователей, т. е., фактически, игнорирует воспитательный и образовательный аспекты деятельности научной школы, сводя ее роль только к проведению совместных научных исследований.

Важнейшими функциями школы, наряду с исследовательской (63,3%), респонденты считают образовательную (66,7%), т. е. наделяющую школу функцией привлечения в науку новых кадров, и воспитательную, связанную с формированием у молодого ученого представлений о научном этосе (70%). 30% библиографоведов рассматривают научную школу как площадку для неформального общения ученых, обмена идеями и обсуждения результатов. Значительно меньшая часть специалистов (16,7%) считает, что в рамках школы происходит трансляция культурных норм и ценностей.

Только 26,6% отметили одним из значимых признаков научной школы наличие исследовательской программы, в то время как в науковедении этот признак, наряду с наличием лидера и трех поколений учеников, считается ведущим.

В научном библиографоведческом сообществе нет единого мнения по поводу начального периода формирования научных школ. Тот факт, что 20% респондентов затрудняются определить период начала формирования научных школ в библиографической науке, показывает, что этот вопрос является дискуссионным и во многом зависит от того, каково содержание понятия «научная школа в библиографоведении» для того или иного респондента. Те респонденты, которые ставят знак равенства между школой и научным направлением, указывают на более ранние периоды начала формирования школ в библиографической науке (16,7%). Для большинства специалистов начальный период формирования научных школ в библиографической науке относится ко второй половине ХХ в. (43,35%).

В ответе на вопрос об известных респондентам научных школах в библиографоведении, большинство специалистов называет имена ведущих библиографоведов, которые «на слуху» в профессиональном сообществе. Чаще всего в качестве лидеров научных школ называются О. П. Коршунов (77,5%), И. Г. Моргенштерн (38,7%), А. В. Соколов (22,6%). Единственная школа, которую называют не просто по имени основателя, но и именам сменивших его лидеров школа И. А. Мохова Д. Ю. Теплова Л. В. Зильберминц В. А. Минкиной (22,6%).

Всего в анкетах было названо 20 имен ученых, являющихся, по мнению респондентов, основателями или лидерами научных школ. Однако большинство из них отмечено лишь в одной или двух анкетах.

Результаты проведенного опроса нельзя считать заведомо очевидными. Ответы ни на один вопрос не дают возможности уверенно говорить о мнении научного сообщества в целом. Отсюда следует, что в сообществе библиографоведов отсутствуют единые представления о феномене научной школы в библиографической науке, нет единого понимания содержания понятия «научная школа в библиографоведении», выполняемых ею функций и присущих ей признаках.

При изучении особенностей формирования научной школы недостаточно учитывать только ее принадлежность к определенной группе наук (естественным или социально-гуманитарным). На создание и развитие научных школ накладывают отпечаток и особенности развития той области науки, в которой эта школа формируется. Поэтому, говоря о научных школах в библиографоведении, мы не можем не учитывать специфику этой научной дисциплины.

Объективная характеристика дисциплины включает группы когнитивных и социальных признаков, а также признаков, характеризующих взаимоотношения дисциплины с внешней средой.

Обоснование статуса библиографоведения как научной дисциплины предложено О. П. Коршуновым. По его мнению, с когнитивной точки зрения библиографоведение имеет свой предмет исследования библиографическую информацию (теория библиографии, история библиографии, организация библиографии, методика библиографии, методология библиографии).

Среди социальных признаков дисциплины в библиографоведении О. П. Коршунов выделяет наличие специальных исследовательских групп, которые работают как в вузах культуры, так и в крупных библиотеках страны; плотный уровень коммуникации исследовательскими коллективами.

В области отношения библиографоведения с «внешней средой» можно говорить об использовании результатов, полученных в библиографоведении, не только в собственно библиографической практике, но и в других областях науки, а также в формировании информационной и научной политики.

Таким образом, библиографоведение обладает статусом самостоятельной научной дисциплины, развивается по тем же законам, что и другие науки. Вместе с тем оно имеет ряд особенностей, отличающих его от многих научных областей.

Обобщая накопленный опыт изучения научных школ в науковедении, дисциплинах социально-гуманитарного цикла и, в частности, в библиографоведении, можно говорить о том, что научная школа в библиографической науке должна иметь как основные черты, присущие научным школам вообще, так и особые характеристики, свойственные библиографоведению как науке социально-гуманитарного цикла, с одной стороны, и как самостоятельной научной дисциплине с другой.

Таким образом, основные черты научной школы в библиографической науке сводятся к следующему:

1. Это дисциплинарные научные школы, которые представляют собой научный коллектив, формирующийся вокруг крупного ученого, обладающего способностями экспериментатора и педагога, с целью обучения исследовательскому мастерству и разработки определенных научных проблем.

2. В большинстве своем это научно-образовательные школы, т. е. школы, предполагающие не только получение новых знаний‚ но и воспитание новых научных кадров.

3. По типу связей это, как правило, научные группировки (по О. Ю. Грезневой), в которых обычно имеется организатор и руководитель, осуществляющий функцию управления исследованием.

4. По типу научной идеи научные школы в библиографоведении могут быть как экспериментальными, так и теоретическими.

В основе исследовательской программы научной школы в библиографоведении могут лежать и разработка новых идей, и разработка новых методов. Поскольку библиография тесно связана с практической деятельностью, в основе исследовательской программы может лежать и научное обоснование различных технологических процессов.

5. По широте исследуемой предметной области это широкопрофильные школы (когда имеется несколько исследовательских программ, сменяющих друг друга или сосуществующих, а ученики не ограничены в выборе темы исследования).

6. По функциональному назначению продуцируемых знаний это школы, проводящие чаще всего прикладные исследования, решающие в большей мере практические задачи или теоретические вопросы практического направления.

7. По форме организации деятельности учеников научные школы в библиографоведении, скорее, индивидуальные, когда руководитель индивидуально работает с каждым членом школы, проводящим свое собственное исследование.

8. По типу связей между поколениями школы могут быть как одноуровневыми (когда существует одно поколение учеников и, когда ученики становятся самостоятельными, они создают собственные научные школы), так и многоуровневыми (где присутствуют одновременно два и более поколений учеников, объединяемых под руководством основателя школы).

9. По уровню локализации — это личностные школы, которые носят имя своего основателя. Главой школы является крупный ученый, доктор наук, который и дает имя научной школе. Его ученики, защитившие докторские диссертации, также добавляют свои имена к названию школы (например, научная школа Д. Ю. Теплова — Л. В. Зильберминц — В. А. Минкиной).

10. По степени институализации это, как правило, неформальные школы. У них отсутствует формальная организация, для них не характерна закрепленность в конкретном регионе или учреждении. Такие школы возникают в определенных регионах, где работают специалисты самого высокого уровня, но в дальнейшем они не имеют своей географической локализации.

11. Признание российской научной школы в библиографоведении происходит в рамках региональных сообществ (страны, региона) и практически никогда в международном масштабе.

Исходя из сформулированных характеристик под научной школой в библиографоведении следует понимать научно-образовательную многоуровневую научную школу, не имеющую формальной локализации, в основе исследовательской программы которой может лежать как разработка новых идей, так и новых методов. Во главе такой школы стоит, как правило, крупный ученый регионального (национального) уровня.

Предлагаемое определение относится к «ядру» научной школы, т. е. к тем специалистам, которые являются ее представителями в глазах научного сообщества и имеют друг с другом достаточно «сильные» научные и личные связи.

Представляется, что научная школа выполняет в библиографоведении те же функции, что и в других научных дисциплинах. Однако значимость каждой из этих функций различается в зависимости от принадлежности научной дисциплины к определенному циклу наук.

Определяющей для научных школ в библиографической науке является образовательная функция, выполнение которой позволяет говорить о привлечении в науку молодых ученых, их воспитании и передаче традиций, опыта, обучении методикам и творческому процессу.

Не менее значима и воспитательная функция, способствующая формированию у молодого поколения представлений о научном этосе, о принципах взаимоотношений в научном профессиональном сообществе, о необходимости поддерживать и развивать традиции, «оставленные в наследство» основателем школы.

Исследовательская функция (совместное проведение исследований), несомненно, важна для любой научной школы. Однако узость научного сообщества, необходимость постоянно «подстраиваться» под нужды практики часто приводят к тому, что в одной научной школе может быть несколько исследовательских программ, несколько направлений исследований, зачастую не связанных между собой. Значительная часть исследований выполняется индивидуально. Все это приводит к снижению значимости исследовательской функции в библиографоведческих школах.

С учетом принадлежности библиографоведения к наукам социально-гуманитарного цикла, а также особенностей развития самой научной дисциплины признаки научной школы в библиографоведении можно разделить на обязательные и факультативные.

К основным признакам можно отнести:

1. Наличие лидера (как правило, доктора наук), признанного научным сообществом страны или региона

2. Наличие не менее двух поколений учеников (как правило, кандидатов наук).

3. Наличие исследовательской программы (программ), разработанной лидером и связанной как с научной идеей, так и с разработкой новых методов.

4. Самоидентификация членов научной школы, т. е. признание себя учеными, принадлежащими к научной школе, возглавляемой тем или иным лидером

5. Наличие традиций, которые формируются лидером и поддерживаются школой даже после его ухода.

6. Признание научной школы таковой научным сообществом страны или региона, что, как правило, отражается в публикациях, посвященных лидеру школы или его ученикам.

К факультативным признакам относятся: наличие монографий или учебников у лидера и/или его учеников; наличие организации, где зарождалась научная школа; наличие внутришкольных стандартов оценки качества научных исследований; регулярное выполнение научной школой функций внешнего рецензента кандидатских и докторских диссертаций из других вузов и регионов; наличие прикладного использования результатов научных исследований.

Указанные признаки научных школ в библиографоведении относятся к современным научным школам, когда библиографическая наука институализировалась и получила статус самостоятельной научной дисциплины. Деление данных признаков на основные и факультативные относится конкретно к библиографоведению и может меняться с «взрослением» самой научной дисциплины, усилением ее институализации, изменениями в организации научных исследований.

Исходя из указанных признаков можно установить и примерную дату начала формирования научных школ в библиографической науке. Сформировавшиеся в библиографоведении неформальные научные коллективы можно в полной мере называть научными школами лишь с 1970-х гг., когда в стране появляется первый доктор наук, защитивший диссертацию библиографоведческой тематики (Д. Ю. Теплов), и значительное количество кандидатов, которые могли сформировать, как минимум, второе поколение школы, разрабатывающее исследовательскую программу лидера (которая, конечно, могла быть сформулирована значительно раньше). К этому же времени уже могли сформироваться определенные традиции, заложенные лидером, и определенные стандарты научной деятельности.

Разработанные в ходе данного диссертационного исследования теоретические представления о научной школе, изучение возможностей применения для идентификации научной школы социологических и библиографических методов, разработка индикаторов, анализ которых дает возможность идентифицировать те или иные признаки научной школы, позволили сформировать методику идентификации научной школы в библиографоведении. Предлагаемая методика состоит из двух частей. Первая часть методика идентификации состава научной школы. Во второй части методики предлагаются основные этапы идентификации признаков научной школы.

Методика базируется на использовании также разработанной в исследовании информационной базы, пригодной не только для идентификации научной школы в библиографической науке, но и формирования формата ее описания:

I. Сведения о признании научной школы профессиональным сообществом могут быть получены из:

1. Публикаций о научной школе и ее представителях (монографии, статьи, некрологи и т. д.).

2. Биобиблиографических указателей и баз данных членов научных школ.

3. Профессиональных справочников, созданных в рамках наук библиотечно-информационного цикла.

4. Веб-сайтов организаций, в которых работают члены научной школы.

5. Массива анкет по результатам опроса представителей профессионального сообщества об отношении к научным школам вообще и конкретной научной школе, в частности.

В перечисленных источниках, как правило, можно найти подтверждение самого факта существования научной школы, указания на ее состав, сведения о «точках» изменения исследовательской программы.

II. Сведения о публикациях членов научной школы представлены в:

1. Реферативном журнале ВИНИТИ «Информатика».

2. Библиографическом указателе «Библиотечное дело и библиография» (НИЦ «Информкультура») или Электронном каталоге реферативно-библиографической информации по культуре и искусству.

3. Каталогах универсальных научных и научно-технических библиотек (РНБ, РГБ, ГПНТБ РФ).

4. Ретроспективных библиографических указателях, отражающие публикации второй половины ХХ в. по библиографоведению.

5. Биобиблиографических указателях, посвященных либо лидеру научной школы, либо ее видным представителям.

Указанные источники позволят выявить достаточно полный перечень публикаций представителей научной школы, определить диапазон журналов, публикующих их статьи.

III. Сведения о научных связях членов научной школы отражаются в:

1. Базах данных диссертаций библиотечно-информационной тематики.

2. Массивах авторефератов диссертаций по библиографоведению.

3. Профессиональных периодические изданиях.

4. Научных отчетах организаций (или их подразделений), в которых работают (работали) члены научной школы.

5. Архивах организаций, в которых работал лидер научной школы.

6. Личных архивах лидера и членов научной школы.

Состав информационной базы идентификации и описания деятельности научной школы во многом зависит от целей, которые ставят перед собой ученые при проведении исследований, связанных с идентификацией и описанием деятельности научной школы. Сформирована максимально полная база, пригодная для создания «памятника» научной школе и ее лидеру. Для всех остальных целей изучения и идентификации научной школы количество источников может быть значительно уменьшено.

В основу первой части разработанной в ходе исследования методики положена идентификация состава научной школы. На каждом из этапов предлагается изучение различного круга источников, включенных в информационную базу и позволяющих в определенной мере идентифицировать тот или иной признак.

1. Анализ публикаций о научной школе и ее видных представителях в профессиональной печати и результатов опроса представителей профессионального сообщества позволяет выявить сам факт существования научной школы, представления научного сообщества о ее основателе и лидерах. Кроме того, и в публикациях, и в анкетах обычно называют и видных представителей школы, что позволяет выявить первичный ее состав.

Важность анализа публикаций о научной школе заключается в том, что появляется возможность выявить мнение о школе не только ныне живущих, но и уже ушедших представителей библиографоведческой элиты.

2. Анализ публикаций представителей научной школы позволяет выявить их мнение о том, кто является основателем школы, ее лидерами в течение всего периода существования школы, кто в разное время входил (входит) в ее состав.

3. Анализ диссертаций выявленных представителей научной школы. В массив анализируемых диссертаций включаются работы учеников тех, кто был назван научным сообществом представителями научной школы.

4. Анализ результатов опроса представителей научной школы. В анкетах обычно указывается более широкий круг представителей школы, чем в публикациях. Это дает возможность выявить не только видных представителей научной школы, но и ее молодое поколение. Кроме того, анализ результатов опроса позволяет в определенной мере «отсечь» тех, кто, защитив диссертацию, «ушел» из школы в другие исследовательские области.

Перечисленные выше методы идентификации позволяют получить довольно точное представление об основателе и лидерах научной школы, сформировать ее первоначальный состав. Все последующие методы дают возможность более точно определить «плотность» научных связей между выявленными представителями научной школы, показать единство их подходов к решению исследовательских задач.

5. Анализ соавторства в публикациях, интенсивность которого позволяет определить силу горизонтальных (коллегиальных) и вертикальных («учитель ученик») научных связей между членами научной школы и, как следствие, уточнить состав научной школы, включив в него тех соавторов основателя научной школы, ее лидера и коллег, которые наиболее интенсивно сотрудничали с ними на протяжении всего периода существования школы.

6. Анализ взаимного цитирования публикаций. Изучение взаимного цитирования может осуществляться через визуальный анализ библиографических ссылок в публикациях представителей научной школы. Высокие показатели взаимного цитирования означают, что между учеными существует достаточно сильная профессиональная связь. Данные о взаимном цитировании позволяют расширить круг представителей научной школы (выявить тех, на кого чаще всего ссылаются, тех, кто уже отнесен к ее составу) и подтвердить наличие и силу связей между уже выявленными ее членами.

7. Поаспектный анализ публикаций осуществляется на основе изучения опубликованных работ представителей научной школы, выявленных на предыдущих этапах. Наличие единого объекта исследования, близких по содержанию предметов исследования, единого терминологического аппарата и т. д. позволит подтвердить принадлежность того или иного ученого к научной школе.

Выявленный по результатам исследования состав научной школы является ее «ядром», но это не означает, что у школы нет других «учеников». Имеется, как правило, значительный круг людей, поддерживающих и разделяющих идеи, предлагаемые научной школой (представители научного направления), а также тех, кто реализует эти идеи на практике. Часто эти специалисты называют себя членами научной школы, отстаивая ее основные научные принципы в профессиональной печати.

Описанная выше методика предназначена для того, чтобы выявить «ядро» научной школы, т. е. тех специалистов, которые имеют с ней «сильные» научные и личные связи.

Таким образом, научная школа в библиографоведении может строиться по принципу концентрических кругов, расширяющих состав школы и делающих ее более «устойчивой» в профессиональном сообществе.

Первый круг «ядро» научной школы, формулирующее идеи и осуществляющее подготовку кадров, эти идеи поддерживающих. Второй круг можно назвать «толерантным». В него входят представители научного направления, которые могут идентифицировать себя со школой, а могут просто поддерживать ее идеи и предлагать новые пути их развития. Третий круг специалисты-практики, реализующие идеи научной школы.

Следовательно, можно говорить, с одной стороны, об узком понимании термина «научная школа в библиографоведении», имея в виду ее «ядро», к которому применимы все сформулированные в данной работе теоретические положения (определение, функции, особенности и признаки научной школы), а с другой о широком понимании этого термина, позволяющем включать в состав школы всех, кто развивает и воплощает ее идеи.

Для идентификации признаков научной школы необходимо использовать практически все те методы, которые использовались для выявления ее состава. В общем виде методика идентификации признаков научной школы сводится к следующему:

А. Идентификация признака «признание научной школы со стороны профессионального сообщества» осуществляется через:

1. Анализ публикаций ведущих библиографоведов, в которых содержатся высказывания о научной школе.

2. Анализ результатов социологического опроса ведущих библиографоведов, выявляющего их представления о научной школе в библиографоведении.

3. Анализ цитирования публикаций представителей научной школы. Интенсивность цитирования позволит выявить отношение к исследованиям, проводимым в научной школе, со стороны профессионального сообщества.

4. Анализ профессиональных энциклопедий, справочников, биобиблиографических указателей, включающих сведения о научной школе и ее представителях, что также дает возможность определить степень признания школы, выявить ее лидера, с точки зрения научного сообщества, расширить состав членов научной школы.

Б. Идентификация признака «наличие основателя и лидера (лидеров) научной школы» возможна с использованием:

1. Анализа публикаций ведущих библиографоведов, в которых содержатся высказывания о научной школе.

2. Анализа результатов социологического опроса, который дает возможность выявить мнение профессионального сообщества о том, кто был основателем и лидерами научной школы.

3. Анализа профессиональных энциклопедий, справочников, биобиблиографических указателей, включающих сведения о научной школе. Если в справочнике имеются сведения о научной школе, то, как правило, называются имя ее основателя и имена лидеров на протяжении всего периода существования неформального научного коллектива.

4. Анализа публикаций предполагаемых членов научной школы, содержащих высказывания о школе, ее основателе и лидерах. Обычно в таких публикациях содержатся указания на то, кто основал школу, к которой принадлежит ученый, как происходила смена лидеров.

В. Идентификация признака «самоидентификация членов научной школы» осуществляется с использованием:

1. Анализа публикаций предполагаемых членов научной школы, что дает возможность расширить состав школы, выявить те высказывания, которые идентифицируют ученого со школой.

2. Анализ результатов социологического опроса представителей научной школы. Результаты анализа позволят определить тех, кто сам считает себя членом конкретной научной школы, расширить состав научной школы за счет высказываний ее представителей о принадлежности к научной школе тех или иных специалистов.

Г. Идентификация признака «наличие не менее двух поколений учеников» возможна через:

1. Анализ диссертационных исследований для выявления наиболее прочной связи «учительученик».

2. Анализ результатов социологического опроса представителей научной школы, позволяющего частично выявить существующее и предыдущие поколения научной школы.

Д. Идентификация признака «наличие традиций» реализуется с помощью:

1. Анализа благодарностей и посвящений в научных изданиях как индикатора межличностных отношений в научной группе и признак наличия научных традиций.

2. Анализа публикаций и результатов опроса представителей научной школы, в которых содержатся высказывания о школе.

3. Анализа биографий, автобиографий основателя и лидеров научной школы, в которых можно увидеть зарождение тех традиций, которые в дальнейшем будут поддерживаться следующими поколениями.

4. Анализа биобиблиографических указателей основателя и лидеров научной школы. Уже само наличие таких указателей может свидетельствовать о том, что в школе существует традиция сохранения памяти о своих учителях, а включенные в биобиблиографический указатель биографическая справка и литература об ученом дают возможность выявить те нормы научного этоса и принципы научного общения, которые были восприняты его учениками.

Е. Идентификация признака «наличие исследовательской программы (программ)». Как правило, изучение исследовательской программы школы осуществляется на основе анализа публикаций и неопубликованных документов (отчетов о НИР, диссертаций). Однако некоторые сведения об исследовательской программе могут быть получены и из других источников. В общем виде выявление основных положений исследовательской программы возможно в результате:

1. Анализа публикаций видных представителей профессионального сообщества о научной школе и ее представителях. Называя научную школу и ее лидеров, библиографоведы, как правило, в очень кратком виде формулируют и ее исследовательскую программу.

2. Анализа публикаций основателя, лидеров и членов научной школы о самой школе и ее научной деятельности. В них могут содержаться высказывания об исследовательской программе (программах) и «точках» ее смены.

3. Поаспектного анализа публикаций членов научной школы самого сложного из используемых методов идентификации. Однако именно он позволяет наиболее точно выявить единство исследовательской программы, а также факты самоидентификации представителей научной школы с ее лидером и исследовательской программой.

4. Анализа взаимного цитирования и социтирования публикаций. Ссылочный аппарат работы отчетливо показывает, в какой информационной среде родилось новое знание, на каких идеях, теориях и результатах оно базировалось. Анализ взаимного цитирования и социтирования публикаций позволяет также с большей или меньшей точностью говорить о принадлежности представителей научной школы к исследовательской программе, сформулированной лидером.

5. Анализа соавторства. Интенсивное соавторство внутри научной школы позволяет говорить о принадлежности ее представителей к одной исследовательской программе.

Предложенная методика является достаточно трудоемкой, хотя именно такой подход позволяет экспериментально выявить сам факт существования той или иной научной школы, ее основателя и лидеров в период всего ее существования, тех, кто в глазах профессионального сообщества ассоциируется с данной научной школой. Кроме того, реализация предложенной методики во многом будет облегчена, если в профессиональном библиографическом сообществе будут созданы новые информационные продукты, позволяющие анализировать развитие как науки, так и практики библиографической деятельности (например, базы данных, отражающие публикации в отечественных и зарубежных профессиональных периодических изданиях и непериодических сборниках с указанием работ, их цитирующих, биобиблиографические базы данных лидеров научных направлений и т. д.).

При описании деятельности научной школы исследователи, как правило, преследуют одну из трех целей:

1. Создание «памятника» научной школе и ее основателю. Обычно такие «памятники» создают благодарные ученики своему учителю.

2. Позиционирование школы в научном сообществе и получение его признания как один из важнейших признаков научной школы.

3. Получение преференций от органов власти и управления.

При реализации первой цели создаются научные монографии, в которых подробно описываются история формирования научной школы, научная и личная биография ее лидера, рассматриваются взаимоотношения внутри школы, сложившиеся традиции, этические принципы и т. д. В библиографической науке таких монографий не выявлено, что еще раз подтверждает неразработанность проблемы формирования научных школ в библиографоведении.

Если целью описания научной школы становится получение признания научного сообщества, то осуществляется публикация объемных статей в профильных журналах, издаются сборники статей, посвященных деятельности научных школ вуза, НИИ и т. д. Здесь обычно дается общая характеристика научной школы, показываются основные достижения ее лидера (звания, награды, должности, основные публикации), приводятся крупные научные публикации членов научной школы, представляются знаки признания школы научным сообществом и обществом в целом (премии, награды, гранты и др.).

Такого рода публикаций в библиографоведении достаточно много. Как правило, это статьи, посвященные крупным ученым, которые, по мнению автора статьи, сформировали свою научную школу. Однако практически во всех этих работах наличие научной школы лишь декларируется, но не дается характеристика ее исследовательской программы, состава и т. д.

Большинство используемых форматов описания научной школы связано с необходимостью получения грантов, дополнительного финансирования, признания со стороны власти. В этом случае описание научной школы, как правило, связано с требованиями, выдвигаемыми грантодателями.

Формат описания научной школы различен в естественных и социально-гуманитарных науках, что также связано с особенностями формирования знания и организации научных исследований (табл. 2).

Таблица 2

Сравнительная характеристика параметров описания научных школ в естественных и социально-гуманитарных науках

Параметры описания естественнонаучных и технических научных школ Параметры описания научных школ в науках социально-гуманитарного цикла
Акцентирование внимания на состоянии естественных и точных наук определенного периода в целом Основное внимание уделяется социально-политической ситуации в стране и в мире
Преимущественное описание научной карьеры лидера Значительное внимание уделяется личной и общественной жизни лидера
Описание научных достижений, оказавших влияние на развитие мировой науки Характеристика крупных научных трудов, признанных научным сообществом
Четкая характеристика исследовательской программы «Размытая» характеристика исследовательской программы
Характеризуется, как правило, четко выраженный оппонентный круг Характеризуются противоположные точки зрения
Описывается сфера использования результатов, полученных членами научной школы Как правило, указываются последователи

В редких случаях в описании деятельности научной школы приводятся сведения о двухтрех поколениях ее представителей.

Поскольку в библиографоведении не существовало специально разработанных форматов описания научной школы, в ходе исследования были разработаны предложения по созданию такого формата (досье на научную школу) исходя из социально-гуманитарного характера научной дисциплины и особенностей ее развития.

В основу характеристики научной школы в библиографоведении может быть положен такой формат, как досье. Такое досье позволит не только описать научную школу с различных точек зрения, показать основные исследовательские и коммуникативные особенности ее деятельности, но и рассмотреть роль школы в развитии научной дисциплины.

Формат описания научной школы в библиографоведении‚ учитывающий предметно-логический, социальный и личностный аспекты ее деятельности, сводится к следующему:

1. Очерк деятельности научной школы должен включать:

  • сведения когнитивного характера: исследовательская программа и причины ее смены, прошлые достижения членов научной школы, характеристика современных достижений и вклада научного коллектива в развитие научного знания, сведения о членах оппонентного круга, оппонирующих школах;
  • сведения социально-организационного характера: история создания научного коллектива, социально-политическая обстановка в обществе, характеристика науки как социального института и место в ней данной научной школы, научные награды членов научной школы, лидеры и ведущие исследователи, кадровый состав научной школы, ее организационный потенциал, наличие пользователей (сфера использования результатов).

Наборы сведений, предлагаемые для включения в очерк деятельности, являются наиболее общими. Естественно, что они могут варьироваться в зависимости от целей создания базы досье, специфики научного творчества, наличия необходимых данных.

2. Очерк деятельности основателя научной школы, включающий сведения об основных этапах его жизни и научной деятельности.

3. Спектр отражаемых документов может включать:

  • труды членов научной школы (научно-исследовательские, педагогические, общественно-политические);
  • литературу о научной школе‚ характеризующую ее вклад в развитие науки и когнитивные особенности его творчества (цитирующая литература, мемуары и переписка коллег и последователей, рецензии на его труды, работы членов оппонентного круга);
  • работы, характеризующие социальный и научный фон деятельности научной школы (монографии, содержащие оценку состояния общества, монографии по истории и современному состоянию научной дисциплины).

Тематическая и видовая полнота отражения документов различных групп зависит от целей создания досье и сферы его использования. Состав материалов может варьироваться и в зависимости от специфики научной деятельности школы. Важной при этом остается установка на создание наиболее комфортных для пользователя возможностей получения персонифицированной информации с различными целями.

4. В состав справочно-методического аппарата библиографической базы данных научной школы в некоторых случаях целесообразно включать и библиометрическую справку, составляемую с опорой на индикаторы успешности научной деятельности, выработанные в науковедении.

Таким образом, предлагаемый формат описания научной школы является своеобразным досье, которое может решать широкий круг задач‚ позволяющих научной школе представить свою деятельность как научному сообществу‚ так и обществу в целом. В круг этих задач входят:

1. Предоставление информации о результатах деятельности научной школы, что позволяет научному сообществу вырабатывать соответствующее отношение к ее достижениям.

2. Слежение за развитием исследований субъекта научного творчества как во времени, так и в пространстве.

3. Оценка результатов научной деятельности со стороны социума. Отношение к научным исследованиям общества часто становится одним из важнейших критериев их оценки.

4. Лоббирование науки в обществе с целью: создания определенного имиджа науки, сохранения ее престижа; получения средств на проведение научных исследований.

5. Досье (формат) предусматривает оценку деятельности научной школы со стороны научного сообщества, что позволяет определенному ученому или научному коллективу занять заслуженное место в науке, приобрести соответствующий научный статус, самоутвердиться, реализовать собственные амбиции.

6. Досье научной школы способно решать и определенный круг воспитательных задач, так как оно отражает не только результаты деятельности научной школы, но и документы и факты, раскрывающие социально-психологические особенности ученых, их общественную деятельность, отношение к политическим событиям, к субъектам научного творчества, во многом способствуют сохранению научного этоса, без признания которого исследователи не могут осознать себя полноправными членами научной школы. Вместе с тем, сама научная школа старается не допускать в свои ряды тех, кто не подчиняется ее основным этическим нормам и требованиям.

7. Сохранение научного коллектива, что означает осознание каждым ученым себя членом коллектива на основе признания его традиций, знания истории научного коллектива, положительной оценки его деятельности научным сообществом, а это возможно в том числе благодаря библиографическим базам данных, выполняющим в этом плане воспитательные задачи применительно к членам научной школы.

8. Предоставляемые сведения о деятельности ученых‚ входящих в научную школу‚ дают возможность молодому поколению, вступающему в науку, выбирать наиболее интересные возможности постобразования и дальнейшей работы. Кроме того, принадлежность к научной школе может помочь ученому, особенно в начале его творческого пути, так как предоставляет и необходимую информацию, и простор для дискуссий, оппонирования, и некоторую защиту от критики.

9. Создание «архива» науки, что особенно важно для историков и социологов науки.

10. Досье научной школы является основой для создания модели деятельности самой научной школы.

Предлагаемый формат описания научной школы в виде досье позволяет представить научному сообществу и обществу в целом сведения о роли научной школы в развитии библиографоведения, дать наиболее полную характеристику деятельности научной школы, охарактеризовать ее исследовательскую программу, показать основные достижения учителя и учеников.

Создание такого досье является достаточно трудоемким, однако его использование для описания научной школы в библиографоведении представляется вполне осуществимым исходя из двух моментов.

Во-первых, практически все разделы досье создаются с использованием анализа документов, умение осуществлять который является одним из важнейших профессиональных качеств библиографа.

Во-вторых, создание такого досье, являющегося, по сути, «памятником» научной школе и ее основателю, будет свидетельствовать о том, что в школе существуют научные традиции и определенные этические нормы, связанные с уважением к своим предшественникам.

Таким образом, предлагаемый формат описания научной школы решает множество различных задач и может стать одним из способов углубленной характеристики деятельности школы. Формат также может быть адаптирован под различные цели изучения деятельности научной школы.

Апробация разработанной методики на примере научной школы «отраслевой библиографии информационного управления» показала ее полную работоспособность. В ходе апробации было установлено наличие научной школы и высокий уровень ее признания научным сообществом, определены основатели научной школы (Л. В. Зильберминц, Д. Ю. Теплов), лидер ее следующих поколений (В. А. Минкина).

Использование разработанной в ходе исследования методики позволило также идентифицировать все признаки научной школы и таким образом доказать, что данный научный коллектив имеет статус научной школы.

Идентификация состава научной школы «отраслевой библиографии информационного управления» позволила выявить наличие в ней трех поколений исследователей, что также является одним из признаков «классической» научной школы.

Разработанный в ходе исследования формат описания научной школы также был полностью использован для характеристики и оценки деятельности школы «отраслевой библиографии информационного управления», что позволило создать досье на научную школу, имеющее следующую структуру:

I. Историческая справка о деятельности научной школы и ее лидеров, включающая общий исторический фон и социальные условия, вложившиеся в период формирования школы; взаимоотношения внутри научного сообщества того времени, общую характеристику исследовательской программы, сведения о первом и втором поколениях школы.

II. Научные и педагогические работы представителей научной школы, в т. ч. научные и научно-педагогические публикации представителей научной школы; отчеты о научно-исследовательских работах, выполненных при участии представителей школы; публикации представителей школы, получившие награды на конкурсах научных работ; докторские диссертации, защищенные представителями научной школы; диссертации, защищенные под руководством представителей научной школы; указатель соавторов и соисполнителей НИР; указатель авторов цитирующих работ, предметно-тематический указатель.

III. Публикации о научной школе и ее представителях.

IV. Библиометрическая справка, включающая количественные и хронологические характеристики тематики исследований научной школы; видовое распределение научных и педагогических публикаций; динамику и структуру соавторства; динамику и структуру цитирования публикаций, благодарности и посвящения в публикациях.

Подводя итоги, можно констатировать, что в ходе проведенного исследования удалось впервые в библиографической науке разработать теоретические основы формирования и развития научных школ в библиографоведении, методику идентификации признаков научной школы в библиографической науке и ее персонального состава, предложить формат описания научной школы, пригодный для характеристики ее деятельности с различными целями. Все это, на наш взгляд, должно во многом изменить отношение к научной школе в профессиональном сообществе, а также дать видным библиографоведам и их ученикам инструмент, позволяющий научно обосновать статус собственной научной школы.

Библиографоведы получили подробно разработанный инструментарий, позволяющий идентифицировать не только состав научной школы, но и ее основные признаки. Таким образом, каждый из известных в профессиональном сообществе ученых или его последователи (ученики) могут не просто утверждать, что в библиографоведении сложилась та или иная школа, но и научно это доказать.

Разработанные методика идентификации и формат описания научной школы были успешно апробированы на примере школы «отраслевой библиографии информационного управления», основанной Д. Ю. Тепловым и Л. В. Зильберминц, и могут быть использованы для изучения деятельности других научных школ в библиографической науке. Среди таких школ представляется необходимым идентифицировать и описать научные школы О. П. Коршунова, А. В. Соколова, И. Г. Моргенштерна, так как именно они, наряду со школой «отраслевой библиографии информационного управления», получили больше всего «голосов» в ходе опроса видных представителей профессионального сообщества.

Практическим результатом проведенного исследования стали создание проекта Положения о научно-педагогической школе в науках библиотечно-информационного цикла, необходимого для аттестации вузов культуры и искусств, а также формирование заявки на включение научной школы «отраслевой библиографии информационного управления» в «Реестр ведущих научных и научно-педагогических школ Санкт-Петербурга», что позволяет не только получить определенное признание самой школой, но и поднять престиж и значимость библиографоведения в научном сообществе страны.

Список публикаций по теме диссертационного исследования

Монография

  1. Захарчук Т. В. Научные школы в библиографоведении: проблемы формирования и идентификации : моногр. / Т. В. Захарчук ; науч. ред. Г. В. Михеева ; СПбГУКИ. Санкт-Петербург, 2012. 240 с. (15 п. л.)

Статьи в журналах, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией РФ для публикации результатов докторских диссертаций

  1. Захарчук Т. В. Социолого-науковедческие индикаторы и методы оценки характера научной деятельности и ее результатов / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман // НТИ. Сер.1. 2001. № 5. С. 1719. (0,3 п. л.)
  2. Захарчук Т. В. Библиографические исследования социально-психологических проблем научной деятельности / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман // Журн. социологии и социал. антропологии. 2001. Т. 4, № 3. С. 131146. (0,5 п. л.)
  3. Захарчук Т. В. От изучения научно-технической литературы к информационным исследованиям / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман // НТИ. Сер.1. 2003. № 6. С. 1117. (0,3 п. л.)
  4. Захарчук Т. В. Научные школы в библиографоведении: особенности формирования / Т. В. Захарчук // НТИ. Сер. 1. 2011. № 1. С. 1924; Scientific schools in bibliography: peculiarities of formation // Scientific and Technical Inform. Processing. 2011. Vol. 38, № 1. P. 2026. (1 п. л.)
  5. Захарчук Т. В. Научные школы в области библиотечно-информационных наук / Т. В. Захарчук // Библиография. 2012. № 1. С. 3849. (1 п. л.)
  6. Захарчук Т. В. Теория и методика идентификации научных школ в библиографоведении / Т. В. Захарчук // Библиосфера. 2012. № 3. С. 4350. (1 п. л.)
  7. Захарчук Т. В. Научная школа в библиографоведении: представления профессионального сообщества / Т Захарчук // НТИ. Сер. 1. 2012. № 11. С. 2429; Scientific schools in bibliographical science: the ideas of the professional community // Scientific and Technical Inform. Processing. 2012. Vol. 39, №. 4. P. 208–214. (0,8 п. л.)
  8. Захарчук Т. В. Формат описания научной школы в библиографоведении как способ ее характеристики / Т. В. Захарчук // Библиография. 2013. № 1. С. 4349. (0,8 п. л.)

Статьи в сборниках Российской академии наук

  1. Захарчук Т. В. Биобиблиографические указатели как информационная база исследований субъекта научного творчества / Т. В. Захарчук // Проблемы деятельности ученого и научных коллективов : междунар. ежегодник / под ред. С. А. Кугеля ; СПб НЦ РАН. Санкт-Петербург, 1995. Вып. 9, ч. 1. С. 114121. (0,5 п. л.)
  2. Захарчук Т. В. Изучение творчества ученого на основе анализа биобиблиографических пособий / Т. В. Захарчук // Проблемы деятельности ученого и научных коллективов : междунар. ежегодник / под ред. С. А. Кугеля ; СПб НЦ РАН. Санкт-Петербург, 1997. Вып. 11. С. 104108 (Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ, грант № 96-06-17876). (0,3 п. л.)
  3. Захарчук Т. В. Социология науки и библиографические исследования: формирование нового научного направления / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман // Проблемы деятельности ученого и научных коллективов : междунар. ежегодник / под ред. С. А. Кугеля ; СПб НЦ РАН. Санкт-Петербург, 1998. Вып. 12. С. 304322. (0,6 п. л.).
  4. Захарчук Т. В. Тематическая и институциональная структура прикладной научной дисциплины: библиометрический анализ на примере библиотековедения / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман // Проблемы деятельности ученого и научных коллективов : междунар. ежегодник / под ред. С. А. Кугеля ; СПб НЦ РАН. Санкт-Петербург, 1999. Вып. 13. С. 149160. (0,4 п. л.)
  5. Захарчук Т. В. Изучение вклада региональных научных сообществ в мировую науку: методика библиометрического анализа / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман // Проблемы деятельности ученого и научных коллективов : междунар. ежегодник / под ред. С. А. Кугеля ; СПб НЦ РАН. Санкт-Петербург, 2002. Вып. 17. С. 101106. (Исследование проводилось при финансовой поддержке РФФИ, грант № 01-06-80463.) (0,2 п. л.)
  6. Захарчук Т. В. Наука Санкт-Петербурга в мировом научном сообществе / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман // Проблемы деятельности ученого и научных коллективов : междунар. ежегодник / под ред. С. А. Кугеля ; СПб НЦ РАН. Санкт-Петербург, 2002. Вып. 17. С. 5056. (Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ, грант № 01-06-80463.) (0, 2 п. л.)
  7. Захарчук Т. В. Науки о человеке в Санкт-Петербурге: библиометрический анализ вклада и научных связей санкт-петербургских ученых / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман // Проблемы деятельности ученого и научных коллективов : междунар. ежегодник / под ред. С. А. Кугеля ; СПб НЦ РАН. Санкт-Петербург, 2002. Вып. 18. С. 97104. (Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ, грант № 01-06-80463). (0,3 п. л.)
  8. Захарчук Т. В. Академическая наука Санкт-Петербурга: библиометрическое изучение вклада в мировую науку / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман // Петербург в европейском пространстве науки и культуры. Вып. : Петербургские фрагменты научной картины мира : сб. ст. к 300-летию Санкт-Петербурга / под ред. Е. А. Ивановой, Ю. А. Петросяна, Э. А. Троппа ; СПб НЦ РАН. Санкт-Петербург, 2002. С. 199212. (Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ, грант № 01-06-80463). (0,5 п. л.)
  9. Захарчук Т. В. Изучение вклада региональных научных сообществ в мировую науку: методика библиометрического анализа / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман // Проблемы деятельности ученого и научных коллективов : международ. ежегодник / под ред. С. А. Кугеля ; СПб НЦ РАН. Санкт-Петербург, 2002. Вып. 18. С. 101106. (Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ, грант № 01-06-80463.) (0,2 п. л.)
  10. Захарчук Т. В. Информационное исследование инновационного потенциала региона (на примере Санкт-Петербурга) / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман // Проблемы деятельности ученого и научных коллективов: междунар. ежегодник / под ред. С. А. Кугеля ; СПб НЦ РАН. Санкт-Петербург : Гидрометеоиздат, 2003. Вып. 19. С. 97108. (Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ, грант № 02-06-80277.) (0,4 п. л.)
  11. Захарчук Т. В. Особенности идентификации научных школ в гуманитарных науках / Т. В. Захарчук // Проблемы деятельности ученого и научных коллективов : междунар. ежегодник / под ред. С. А. Кугеля ; СПб НЦ РАН. Санкт-Петербург, 2011. Вып. 28. С. 147158. (0,75 п. л.)

Статьи в научных журналах и сборниках научных трудов

  1. Захарчук Т. В. Биобиблиографические указатели в системе региональной библиографии: направления создания / Т. В. Захарчук // Библиотека. Чтение. Читатель : сб. ст. Тюмень, 1994. Вып. 3. С. 1826. (0,6 п. л.)
  2. Zakharchuk T. V. Сontribution of St. Petersburg scientists into the world and Russian science (middle of 1990) / T. V. Zakharchuk, O. M. Zusman, L. Yu. Kulakova // Innovations. 1997. Spec. is. P. 1113. (0,2 п. л.)
  3. Захарчук Т. В. Боибиблиография в системе профессионального общения / Т. В. Захарчук // Мир библиогр. 1998. № 4. С. 2835. (0,5 п. л.)
  4. Захарчук Т. В. Мир науки не знает границ / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман // Мир библиогр. 1999. № 2. С. 1316. (0,25 п. л.)
  5. Захарчук Т. В. Конспект научной биографии… написанный учениками / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман, В. В. Брежнева // Петербург. библ. шк. 1999. № 1. С. 1518. (0,1 п. л.)
  6. Захарчук Т. В. Интеграция России в мировое научное сообщество: библиометрический анализ международных связей ученых Санкт-Петербурга / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман // Науковедение. 1999. № 4. С. 184195. (0,3 п. л.)
  7. Захарчук Т. В. Где живет библиотечная наука? / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман, И. Г. Васильев // Библиотека. 1999. № 9. С. 2931. (0,3 п. л.)
  8. Захарчук Т. В. Библиотека как средство научной коммуникации / Т. В. Захарчук // РНБ информ. 1999. № 6. С. 2123. (0,4 п. л.)
  9. Захарчук Т. В. Библиометрический анализ деятельности научных школ / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман // Оптимизация информационно-библиографического обслуживания ученых и специалистов : сб. науч. тр. / ГПНТБ СО РАН. Новосибирск, 2000. С. 116131. (0,5 п. л.)
  10. Захарчук Т. В. В. А. Минкина талантливый представитель петербургской библиотечной школы: ученый, библиограф, педагог / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман, В. В. Брежнева, Е. Ю. Качанова // Непрерыв. библ. образование. 2001. № 3/4. С. 21–26. (0,1 п. л.)
  11. Захарчук Т. В. Вклад вузов Санкт-Петербурга в мировую науку: библиометрический анализ научных публикаций / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман // Обучение и карьера. 2002. № 5. С. 5051, 7980 ; № 6. С. 3033. (Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ, грант № 01-06-80463). (0, 25 п. л.)
  12. Захарчук Т. В. Определение вклада региональных научных сообществ в мировую науку: методика изучения / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман // Методология исследовательской работы : материалы постоянно действующего сем. / СПбГУКИ. Санкт-Петербург, 2002. С. 918. (Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ, грант № 01-06-80463). (0,3 п. л.)
  13. Захарчук Т. В. Библиографические исследования / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман // Справочник библиографа. 2-е изд., перераб. и доп. Санкт-Петербург, 2003. С. 536551. (0, 5 п. л.)
  14. Захарчук Т. В. Биобиблиографические указатели / Т. В. Захарчук // Справочник библиографа. 2-е изд., перераб. и доп. Санкт-Петербург, 2003. С. 432440. (0,6 п. л.)
  15. Захарчук Т. В. Тенденции развития дисциплин библиотечно-информационного цикла / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман, А. А. Грузова // Вестн. Санкт-Петербург. гос. ун-та культуры и искусств. 2004. № 2. С. 138144. (Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ, грант № 03-06-80308). (0,1 п. л.)
  16. Захарчук Т. В. Определение вклада региональных научных сообществ в мировую науку: методика изучения / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман // Библиосфера. — 2007. № 1. С. 15–20. (Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ, грант № 01-06-80463). (0,2 п. л.)
  17. Захарчук Т. В. Идентификация научных школ в библиографоведении: постановка проблемы / Т. В. Захарчук // Вестн. Санкт-Петербург. гос. ун-та культуры и искусств. 2010. № 1. С. 96104. (0, 8 п. л.)
  18. Захарчук Т. В. Представления о научных школах в науках библиотечно-информационного цикла / Т. В. Захарчук // Вестн. Санкт-Петербург. гос. ун-та культуры и искусств. 2011. № 2. С. 9498. (0, 5 п. л.)
  19. Захарчук Т. В. Научная школа Л. В. Зильберминц В. А. Минкиной: попытка идентификации / Т. В. Захарчук // Вестн. Санкт-Петербург. гос. ун-та культуры и искусств. 2012. № 3. С. 6976. (0,8 п. л.)
  20. Захарчук Т. В. Традиции как способ реализации воспитательной функции научной школы / Т. В. Захарчук // Пед. журн. 2012. № 4. С. 7485. (0,75 п. л.)
  21. Захарчук Т. В. Формирование научных школ в науках социально-гуманитарного цикла / Т. В. Захарчук // Приволж. науч. вестн. 2012. № 2. С. 124129. (0,5 п. л.)
  22. Захарчук Т. В. Современная научная школа в библиографоведении: особенности формирования / Т. В. Захарчук // Науч. и техн. б-ки. 2013. № 1. С. 6571. (0,4 п. л.)

Тексты и тезисы докладов на всероссийских и международных конференциях

  1. Захарчук Т. В. Человек науки в современной библиографии / Т. В. Захарчук // Человек в мире искусства : тез. докл. междунар. науч. конф., КраснодарНовороссийск (710 сент. 1994 г.). Краснодар, 1994. Ч. 2. С. 367370. (0, 25 п. л.)
  2. Захарчук Т. В. Интерес научного сообщества к творчеству отдельных ученых: библиометрический анализ биобиблиографических пособий / Т. В. Захарчук // Наука и техника: вопросы истории и теории : материалы к XVII междунар. конф. Санкт-Петербург. отд. Нац. ком. по истории и философии науки и техники (1921 нояб. 1996 г.). Санкт-Петербург, 1996. Вып. 12. С. 91. (0,1 п. л.)
  3. Захарчук Т. В. Информационные пути формирования научного этоса в высшей школе / Т. В. Захарчук // Мировые модели взаимодействия науки и высшего образования : тез. докл. междунар. науч. конф. (13 июля 1996 г.) / СПб НЦ РАН ; СПбГТУ ; СПбФ Ин-та истории естествознания и техники ; Междунар. шк. социологии науки и техники. Санкт-Петербург, 1996. С. 9798. (0,1 п. л.)
  4. Захарчук Т. В. Информационные ресурсы изучения научной элиты / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман // Социальные и политические ориентации санкт-петербургской элиты : материалы к междунар. симпозиуму (2526 июня 1997) / под общ. ред. С. А. Кугеля. Санкт-Петербург : Пилигрим, 1997. С. 3334. (0,1 п. л.)
  5. Захарчук Т. В. Библиометрический анализ прикладной научной дисциплины на примере библиотековедения / Т. В. Захарчук // Наука и техника: вопросы истории и теории : тез. докл. XIX междунар. годич. конф. Санкт-Петербург, 1998. С. 163165. (0,2 п. л.)
  6. Захарчук Т. В. Мониторинг переднего края научных исследований в библиотековедении как инструмент совершенствования библиотечного образования и постобразования / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман // Тезисы докладов международной конференции «Перспективы непрерывного образования библиотекарей и информационных специалистов» (57 дек. 2000 г.). Москва, 2000. С. 2930. (0,1 п. л.)
  7. Захарчук Т. В. Восприятие изменений в структуре научных коммуникаций библиотечным сообществом стран СНГ / Т. В. Захарчук // Abstracts of VIICCEES World Congress, Tampere, Finland, 29 July – Aug. 2000. Tampere, 2000. C. 475476. (0,1 п. л.)
  8. Захарчук Т. В. Возможности оценки деятельности научных фондов на основе анализа документального потока / Т. В. Захарчук, М. И. Никольская// Наука и техника: вопр. истории и теории : тез. XXIV годич. междунар. науч. конф. СПб отд-ния Нац. ком. по истории и философии науки и техники. Санкт-Петербург, 2000. Вып. 16. С. 117118. (Исследование проводилось при финансовой поддержке РФФИ, грант № 00-06-80-425.). (0,1 п. л.)
  9. Захарчук Т. В. Вузовская наука Санкт-Петербурга: наукометрический анализ вклада СанктПетербургских вузов в мировую науку / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман // Науковедение на рубеже столетий (ХХ–XXI века) : традиции и новации: докл. и тез. всерос. науч. конф. (СанктПетербург, 2930 янв. 2002 г.). Санкт-Петербург, 2002. С. 134135. (0,1 п. л.)
  10. Захарчук Т. В. Вклад Санкт-Петербурга в развитие мировой науки: наукометрический анализ / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман // Науковедение на рубеже столетий (ХХ–XXI века): традиции и новации : докл. и тез. всерос. науч. конф. (Санкт-Петербург, 2930 янв. 2002 г.). Санкт-Петербург, 2002. С. 112115. (0,1 п. л.)
  11. Захарчук Т. В. Основные направления рассеяния документов по науковедению как показатель изменений развития науки о науке / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман // Науковедение и организация научных исследований в России в переходный период : материалы всерос. конф. 2426 июня 2004 г. Санкт-Петербург, 2004. С. 128133. (0,1 п. л.)
  12. Захарчук Т. В. Передний край науки о науке: методика наукометрического анализа / Т. В. Захарчук // Наука и техника: вопр. истории и теории : тез. докл. XIV годич. междунар. науч. конф. СПб отд-ния Нац. ком. по истории и философии науки и техники. Санкт-Петербург, 2004. Вып. 16. С. 122123. (Исследование проводилось при финансовой поддержке РФФИ, грант № 03-06-80308.) (0,1 п. л.)
  13. Захарчук Т. В. Тенденции развития дисциплин библиотечно-информационного цикла / Т. В. Захарчук // Система социальных коммуникаций в регионе: время творчества и сотрудничества : материалы межерегион. науч.-практ. конф. / сост. и отв. ред. И. Г. Моргенштерн ; ЧГАКИ. Челябинск, 2005. С. 203–207. (0,3 п. л.)
  14. Захарчук Т. В. Подходы к идентификации научных школ в библиографо-ведении [Электронный ресурс] / Т. В. Захарчук // Труды 18-й Международной конференции «Крым 2011». Режим доступа : http://www.gpntb.ru/win/inter-events/crimea2011/disk/021.pdf. Загл. с экрана. (0,5 п. л.)
  15. Захарчук Т. В. Современная научная школа в библиографоведении: особенности формирования [Электронный ресурс] / Т. В. Захарчук // Труды 19-й Международной конференции «Крым 2012» CD-ROM. Режим доступа : http://www.gpntb.ru/win/inter-events/crimea2012/disk/012.pdf. Загл. с экрана. (0,5 п. л.)
  16. Захарчук Т. В. Базы данных научных коллективов в библиотечно-информационной науке / Т. В. Захарчук // Межведомственное и межпрофессиональное взаимодействие в области создания и использования электронных ресурсов : материалы VIII всерос. науч.-практ. конф. «Электронные ресурсы библиотек, музеев, архивов, 910 нояб. 2012 г. / ЦГПБ им. В. В. Маяковского ; ред. И. Е. Прозоров. Санкт-Петербург : Политехника-сервис, 2012. С.141148. (0,5 п. л.)

Учебно-методические материалы

  1. Захарчук Т. В. Информационные исследования научной деятельности и ее результатов / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман // Программы учебных курсов Международной школы социологии науки и техники. Санкт-Петербург, 1996. Ч. 2. С. 2125. (0,1 п. л.)
  2. Захарчук Т. В. Библиографическое исследование вклада санкт-петербургских ученых в мировую науку: 1990-е годы : раб. тетради по науковедению / Т. В. Захарчук, О. М. Зусьман ; СПбГУКИ. Санкт-Петербург, 2001. 53 с. (Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (грант № 01-06-80463) и Санкт-Петербургского научного центра Российской академии наук.) (1,7 п. л.)
  3. Захарчук Т. В. Библиографические базы данных, отражающие публикации членов научной школы : лекция / Т. В. Захарчук // Современное библиотечное образование : учеб. тетради / СПбГУКИ. 2008. Вып. 9. С. 6370. (0,5 п. л.)

Подписано в печать 29.01.2013

191186, Санкт-Петербург, Дворцовая наб., д. 2

СПбГУКИ. 2013. Тир. 100. Зак.____


[1] О государственной поддержке ведущих научных школ Российской Федерации : постановление Правительства РФ от 26.09.1995 г. № 957 // Поиск. 1995. № 41. С. 7.

[2] Ведущие научные школы России. М. : Янус-К, 1998. Вып. 1. 624 с.

[3] Косолапов В. В., Щербань А. Н. Оптимизация научно-исследовательской деятельности. Киев : Наук. думка, 1971. С. 175.

[4] Ярошевский М. Г. Логика развития науки и научная школа // Школы в науке / под ред. С. Р. Микулинского, М. Г. Ярошевского, Г. Кребера, Г. Штейнера. М., 1977. С. 796.



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.