WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

История библиотек южно го урала: вторая половина xviii – начало xx века

На правах рукописи

Бурлакова Екатерина Сергеевна

История библиотек южноГО УРАЛА:

вторая половина XVIII начало XX века

Специальность 05.25.03

«Библиотековедение, библиографоведение и книговедение»

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Челябинск

2010

Работа выполнена на кафедре книжного бизнеса

Федерального государственного образовательного учреждения

высшего профессионального образования

«Челябинская государственная академия культуры и искусств»

Научный руководитель: доктор педагогических наук, профессор Рубанова Татьяна Давыдовна
Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Лютов Сергей Николаевич
кандидат педагогических наук, доцент Камскова Татьяна Александровна
Ведущая организация: ФГАОУ ВПО «Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина»

Защита состоится 20 октября 2010 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 210.020.02 по защите докторских и кандидатских диссертаций на соискание ученой степени кандидата исторических наук при ФГОУ ВПО «Челябинская государственная академия культуры и искусств» по адресу: 454091, г. Челябинск, ул. Орджоникидзе, 36а, ауд. 206 (конференц-зал).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке
ФГОУ ВПО «Челябинская государственная академия культуры и искусств».

Электронная версия автореферата размещена 20 сентября 2010 г. на официальном сайте ФГОУ ВПО «Челябинская государственная академия культуры и искусств». Режим доступа: http://www.chgaki.ru

Автореферат разослан «___»____________2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат педагогических наук, доцент З. В. Руссак

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Библиотеки во все времена выступали интегрирующими центрами культурной жизни. Являясь собирателями и хранителями книжных богатств, они унаследовали феноменологическое свойства книги и в них заложено дуалистичное начало. Состояние библиотек отражает определенный этап генезиса культуры. Одновременно с этим библиотека выступает развивающим культурным элементом, который преследует просветительские цели, содействует общественному прогрессу и намечает дальнейшие пути культурного развития. Изучение истории библиотек Южного Урала способствует воссозданию целостного историко-культурного пространства региона и может стать основой для обобщающих исследований.

Также актуальность историко-библиотечных научных проектов обусловлена их практической значимостью. Переходное состояние современных библиотек, выбор моделей взаимодействия с обществом и властью, проблемы финансирования, комплектования, привлечения читателей весьма схожи с ситуацией в библиотечном деле, характерной для изучаемого периода. Кроме того, в наши дни библиотека оказалась вовлеченной в процессы информационно-технической модернизации общества. Переход библиотек на принципиально новый этап развития требует глубокого изучения и осмысления исторического опыта.

История становления и развития книжной культуры на территории Южного Урала исследована незначительно. Существующие опубликованные материалы не дают полной информации о генезисе библиотек края. В связи с этим изучение формирования библиотек разных видов в регионе (с момента появления первых из них до складывания cети на рубеже XIX–XX вв.) является весьма актуальным и перспективным направлением историко-книжных исследований.

Степень изученности проблемы. В изучении истории библиотечного дела можно выделить три этапа. Начальный этап осмысления становления и развития библиотек разных типов начался на рубеже XIX–XX вв. В это время шел активный процесс становления библиотековедения как самостоятельной науки, обсуждался вопрос об ее объекте. По представлениям многих библиотековедов теоретическая часть библиотековедения (по аналогии с книговедением) должна базироваться на истории библиотек. Одним из обобщающих трудов, в основу которого положен исторический метод, – работа видного русского библиографа и библиотековеда К. Н. Дерунова «Типичные черты в эволюции русской “общественной” библиотеки». Автор не только конкретизировал понятие «общественная библиотека», но и на основе обширного фактографического материала сумел воссоздать исторический облик провинциальных общественных библиотек, обозначить их типичные черты и условия бытования.



Деятельность народных библиотек, входивших в систему внешкольного образования, нашла отражение на страницах трудов В. П. Вахтерова,
Е. А. Звягинцева, Н. А. Рубакина, В. И. Чарнолуского и др. Публикации этих авторов дают представление о масштабах распространения данной группы библиотек, особенностях их создания и формируют обобщенное представление о народной библиотеке как типе библиотечного учреждения. Фактический материал, приведенный в исследованиях названных авторов, носит обобщающий характер (это сводные статистические данные, либо конкретные примеры из практики работы разных библиотек), и помогает современным ученым представить в общем виде эволюцию библиотечного обслуживания широких кругов населения в дореволюционной России и основные тенденции в развитии народных библиотек.

Основной жанр материалов, посвященных истории библиотек различных регионов России, – небольшие по объему статьи, чаще всего описательного характера. Значительную ценность для современных исследователей уральских библиотек представляет публикация члена Оренбургской архивной комиссии П. Столпянского «К истории провинциальных публичных библиотек в эпоху императора Николая I (1825–1855 гг.)». Прекрасно владея местным материалом, автор подробно осветил положение дел с открытием публичных библиотек в 30-е гг. XIX в. в южноуральских административных центрах – Оренбурге и Уфе. Кроме того, П. Столпянским была написана статья, посвященная тюремным библиотекам Оренбургской губернии. Работы
П. Столпянского можно считать первым историко-библиотечным исследованием Южного Урала. Для них характерны, с одной стороны, значительный тематический охват, опора на архивные материалы, с другой – описательность и недостаточный уровень обобщения.

Второй этап историко-библиотечных исследований (1917 г. – конец
80-х гг. XX в.) крайне неоднороден. В первые послереволюционные годы вопросы отечественной библиотечной истории нашли отражение в работах
Е. Н. Медынского, А. А. Покровского, Л. Б. Хавкиной и др. Проблемы деятельности библиотек в новых социальных условиях вскоре вытеснили интерес к истории. В 30–40-е гг. XX в. история библиотечного дела изучалась очень выборочно: в центре внимания исследователей была деятельность нелегальных библиотек революционных организаций. Уровень развития и достижения библиотек дореволюционного периода оценивались критически. На этом фоне выделялись работы А. А. Громовой, посвященные изучению публичных библиотек дореволюционной России. Наряду с характерными для советского периода идеологическими акцентами публикации А. А. Громовой содержали богатый фактический материал; автор стремился к максимальной объективности выводов.

В 1950-е гг. история библиотечного дела оформилась в самостоятельное научно-исследовательское направление. Были опубликованы обобщающие труды В. Е. Васильченко, К. И. Абрамова. Впервые в отечественном библиотековедении в них представлена историческая эволюция библиотек в России, предложена периодизация этого процесса. Однако проблемы провинциального библиотечного дела по-прежнему оставались на периферии внимания историков библиотечного дела. Только в конце 1970-х гг. официальная библиотечная наука начала более глубоко изучать историю библиотек регионов. В эти же годы ряд южноуральских исследователей
(С. С. Артамонова, Б. Т. Уткин) обратились к изучению истории библиотек края, при этом ученые работали «в стол», их труды не были востребованы.

Монография Б. Т. Уткина «Библиотечное дело на Южном Урале в 40-х – 80-х гг. XIX века» была опубликована в 2003 г. на основе рукописных материалов из архива автора, но работа над ней велась в 1960–1970-е гг., что повлекло за собой традиционный для того времени акцент на революционную тематику. Однако издание не утратило научной ценности, так как автор следовал принципу исторической достоверности, оперировал полным (на тот период) перечнем печатных источников по теме, отражал достоверные фактографические сведения из архивов. Значительное внимание исследователь уделил изучению деятельности нелегальных библиотек края.

Материал для учебного пособия С. С. Артамоновой «История библиотечного дела на Урале. XVI–XIX вв.» собирался в 70–80-е гг. XX в., но книга вышла в свет лишь в 2005 г. На сегодняшний день это наиболее обобщающее издание: по территориальному (весь Урал) и хронологическому охвату (со времени возникновения первых книжных собраний до 1900 г.) ему нет аналогов. На страницах пособия нашли отражение эволюция различных типов библиотек Урала и отдельные аспекты библиотечной политики (общественное движение в библиотечном деле, обслуживание нерусских народностей и др.). Однако именно из-за столь широкого подхода автор не сумел осуществить более глубокую и детальную разработку историко-библиотечной проблематики отдельных территориальных единиц (губерний, уездов, волостей, городов).

Значительная активизация историко-библиотечных исследований на региональном и общероссийском уровнях наблюдается с конца 1980-х гг. Начался третий (современный) этап историко-библиотечных исследований. Для него характерен устойчивый интерес к провинциальной истории библиотечного дела, стремление переосмыслить и по-новому оценить многие исторические процессы и явления. Объектом историко-библиотечных исследований становятся конкретные типы библиотек, отдельные направления библиотечной деятельности. Более разнообразными стали жанры исследований: от небольшой публикации до монографии и диссертации. Все это позволяет говорить о расширении границ историко-библиотечной науки.

Наибольший интерес в контексте настоящего исследования представляют следующие работы: О. Г. Букреева «Библиотечно-просветительная деятельность попечительств о народной трезвости в России в конце XIX – начале XX в.»,
И. А. Голубцова «Народные библиотеки дореволюционной России: история создания и развития», М. Ю. Матвеев «Общественные библиотеки России и их читатель: вторая половина XIX – начало XX в.», Е. В. Шестернёва «Коммерческие публичные библиотеки России: становление и развитие, анализ фондов и читательских групп: XVIII – начало XX в.», Р. П. Якимчук «Становление и современное состояние медицинских библиотек» и др.

В настоящее время активно изучается и история уральских библиотек. Широкий территориальных охват заявлен в диссертационном исследовании
О. В. Шабаршиной «Книжная культура населения Урала во второй половине XIX – начале XX века». Предмет данного исследования – книжная культура Урала, представленная системой взаимосвязанных компонентов (книгораспространение, функционирование библиотек и культура чтения). Таким образом, библиотечная проблематика является частным аспектом исследования, а охват всего пространства Большого Урала не позволил автору глубоко и всесторонне осветить эволюцию уральских библиотек. В частности, фактические данные о библиотеках Южного Урала в исследовании
О. В. Шабаршиной отражены крайне скупо.

Диссертационные исследования Р. А. Гильмияновой и Т. А. Камсковой посвящены воссозданию истории библиотек Уфимской и Оренбургской губерний.

Ряд публикаций помогает воссоздать эволюцию отдельных типов библиотек Урала: земским библиотекам посвящены работы Т. Д. Рубановой и
И. А. Гильфановой; деятельность специальных библиотек Среднего Урала освещена в работах Л. А. Дашкевич, Е. П. Пироговой, Н. Ю. Толстых и др.; конфессиональные библиотеки изучали С. С. Артамонова, Л. М. Массерова; о библиотеках Оренбургского казачьего войска неоднократно писал
А. П. Абрамовский; библиотечное обслуживание инородческого населения нашло освещение в работах В. Я. Рушанина, Л. М. Массеровой.





В последние годы немало пишут об истории отдельных библиотек (или о библиотечной истории населенных пунктов) библиотекари-практики и краеведы (публикации Л. В. Астафьевой, В. С. Боже, А. Г. Завриной; книга
Л. М. Масловой «И дольше века длится день…» и др.).

Все это свидетельствует о высокой плотности научного поиска на современном этапе. История библиотечного дела на Урале обеспечена достаточным количеством исследовательского материала общего и проблемного характера. В этом плане уральский регион выгодно отличается от других провинциальных субъектов. В то же время имеются пробелы хронологического, территориального и содержательного плана. Большинство авторов избирают для исследования период со второй половины XIX в. – до 1917 г. Менее изучена история библиотек до середины XIX в. Важную проблему представляет изучение локальной библиотечной истории: в большей степени освещена библиотечная жизнь губернских центров, тогда как история библиотек уездов, малых городов и сел еще ждет своих исследователей. Неравномерно идет и изучение различных типов уральских библиотек. Особенно это касается конфессиональных библиотек, библиотек учебных заведений и библиотек ограниченного пользования (дворянских и офицерских книжных собраний, тюрем и др.).

Таким образом, налицо противоречие между объективной потребностью в теоретическом осмыслении истории библиотек региона и отсутствием комплексных обобщающих исследований в изучаемой области.

Объект исследования – библиотеки Южного Урала во второй половине XVIII – начале ХХ в.

Предмет исследования – общие тенденции и специфические особенности развития библиотек Южного Урала во второй половине XVIII – начале ХХ в.

Хронологические рамки исследования обоснованы тем, что нижняя граница (вторая половина XVIII в.) – время наиболее активного освоения Урала, развития всех сфер общественной жизни, производства, формирования социально-культурной среды. Определение верхней границы исследования связано с революционными событиями, произошедшими в России в 1917 г., которые повлекли за собой смену политического режима и существенную трансформацию социально-культурной сферы.

В рамках данного исследования большое значение имеет определение его территориальных границ. Традиционно абсолютное большинство региональных исторических исследований ограничены рамками административных районов, чаще всего губерний. Однако если речь идет об изучении эволюции библиотечного дела, то следует отметить, что в дореволюционный период нашей истории каналы управленческого влияния и информационного обмена между центром губернии и периферией (уездами) были слабо выражены. События библиотечной жизни в большей степени зависели от промышленно-экономического развития уезда и, как следствие, уровня образования населения и его потребностей в культурном развитии, а также от субъективного фактора (заинтересованности местной администрации, активности местного сообщества, инициативы частных лиц). В такой ситуации представляется оправданным ограничить исследование границами уездов. По мнению Лутца Хефнера, «особенно перспективным представляется исследование в обозримых региональных рамках одной губернии или города и даже уезда, то есть изучение "местного сообщества"». На основе дифференцированной методологии исследования, по убеждению этого ученого, «такая территориально ограниченная аналитическая модель в конечном счете способна дать более материала для построения макромоделей… Ориентация на относительно мелкие формы общественной самоорганизации, – справедливо пишет Л. Хефнер, – …позволит создать более свободное представление об исторических особенностях российской истории…»[1]

Понятие Южный Урал восходит к практике географической сегментации. В широком смысле оно охватывает южные склоны Уральских гор, часть Оренбургского края и Башкирии. Данное исследование ограничено территорией Южного Урала в узком понимании этого словосочетания, совпадающей с современными административными границами Челябинской области.

Административно-территориальные границы в пределах Южного Урала неоднократно менялись. Исетская провинция с центром в Челябинске была образована в 1738 г. В 1744 г. она вошла в состав вновь образованной Оренбургской губернии, а в 1781 г. упразднена. Образованные при этом Челябинский, Верхнеуральский и Троицкий уезды остались в составе Оренбургской губернии, а часть северных и восточных территорий были переданы в состав Пермской. С 1865 г. территория Южного Урала оказалась в составе трех губерний: Оренбургской, Уфимской, Пермской. Современная география края была определена при новом районировании Урала в советское время, в соответствии с которым в 1934 г. была образована Челябинская область.

Таким образом, в диссертации исследована история библиотек в уездах, территориально сконцентрированных на Южном Урале: Челябинский и Троицкий уезды, входившие в состав Оренбургской губернии, Златоустовский уезд Уфимской губернии и частично Екатеринбургский уезд Пермской губернии. Каждая из трех губерний имела свою экономическую, социальную и культурную специфику, поэтому возникает закономерный вопрос о правомерности исследования уездов, входящих в состав разных губерний.
В. В. Пестерев в связи с этой проблемой пишет, что «сведение в рамках одного исследования фрагментов разных пространственных структур (в данном случае – экономико-административных) лишь на основании их сосуществования на территории в остальном единого района можно считать методологически несостоятельным». Однако ученый признает, что «такое сведение может быть оправдано… в исследовании, носящем отчетливо компаративный характер»[2]. Подобный подход обоснован и широко используется в трудах доктора культурологии Г. М. Казаковой[3].

Гипотеза исследования заключается в предположении, что на развитие библиотек в южноуральском регионе решающее влияние оказали, во-первых, доминирующие внутрирегиональные субкультуры[4] : крестьянская, казачья и горнозаводская и, во-вторых, многонациональный и поликонфессиональный состав населения.

Целью исследования является реконструкция и комплексный анализ истории библиотек на Южном Урале второй половины XVIII – начала XX в.

Для реализации поставленной цели сформулированы следующие исследовательские задачи:

  • раскрыть экономические и социально-политические предпосылки формирования южноуральской книжной культуры;
  • проанализировать исторические условия появления и развития библиотек разных типов в регионе во второй половине ХVIII – начале XX в.;
  • осветить типологические особенности функционирования библиотек Южного Урала, определяющие их структуру, состав фондов, контингент читателей, кадровый потенциал;
  • проследить становление и развитие универсальных библиотек в крае;
  • восстановить историю южноуральских специальных библиотек.

Методология исследования основывается на принципах научной объективности и историзма. Осветить поступательное развитие библиотек как наиболее значимого института социально-культурной сферы, сопровождающееся достижением качественно новых уровней, позволила теория модернизации в сочетании с культурологическим подходом. Локализация историко-библиотечного исследования территорией Южного Урала потребовала обращения к основам регионалистики.

В процессе работы использована совокупность исследовательских методов: теоретических (сравнения, анализа, синтеза, абстрагирования, обобщения) и эмпирических (анализ документации библиотек, статистический).

Из комплекса исторических методов в работе использовались историко-генетический и историко-сравнительный методы. С помощью историко-генетического метода был прослежен генезис, вскрыта специфика изучаемых объектов и явлений. Историко-сравнительный метод на основе сравнения изучаемых объектов в пространстве и времени дал возможность выявить их общие, повторяющиеся и специфичные характеристики. Кроме того, использование историко-сравнительного метода позволило на основе аналогий делать более широкие исторические обобщения, проводить исторические параллели. В диссертации использован также типологический метод, способствовавший объективной характеристике типологических особенностей библиотек.

Необходимость атрибуции выявленных диссертантом книг и периодических изданий, бытовавших на Урале в изучаемый период, потребовала обращения к книговедческим методам. В частности, изучение экслибрисов, штампов учреждений, маргиналий и других особенностей редких изданий позволяет проследить путь книги и составить представление о ее владельцах, т. е. дает ценный фактический материал о развитии библиотек, книжной торговли и личных книжных собраний.

Источниковая база. В ходе исследования генезиса южноуральских библиотек использовались следующие группы источников: 1) книги, бытовавшие в регионе в исследуемый период и сохранившиеся в государственных фондохранилищах и личных книжных собраниях;
2) справочные и статистические издания; 3) каталоги библиотек;
4) периодические издания; 5) опубликованные и неопубликованные делопроизводственные документы исследуемого периода; 6) нормативно-правовые акты.

В процессе исследования выявлены документы из 21 фонда центральных и уральских архивов:

  • Российского государственного исторического архива (ф. 733 – фонд департамента народного просвещения Министерства народного просвещения; ф. 734 – фонд главного правления училищ Министерства народного просвещения; ф. 1287 – фонд хозяйственного департамента Министерства внутренних дел);
  • Объединенного государственного архива Челябинской области
    (ф. И 35 – фонд Челябинского уездного наблюдателя церковноприходских школ Оренбургской губернии; ф. 3 – фонд Челябинской женской гимназии; ф. И 17 – фонд Челябинской торговой школы, ф. 19 – фонд Челябинской учительской семинарии; ф. И 22 – фонд Челябинского реального училища);
  • Государственного архива Оренбургской области (ф. 6 – фонд канцелярии оренбургского генерал-губернатора; ф. 10 – фонд канцелярии оренбургского губернатора; ф. 11 – фонд Оренбургского губернского земским делам присутствия; ф. 16 – фонд Оренбургского губернского распорядительного комитета; ф. 73 – фонд дирекции народных училищ Оренбургской губернии; ф. 43 – фонд Оренбургской земской управы;
    ф. 173 – фонд Оренбургской духовной консистории; ф. 174 – фонд канцелярии епископа оренбургского и уральского);
  • архивного отдела администрации города г. Златоуста Челябинской области;
  • краеведческого музея г. Миасса Челябинской области.

Научная новизна диссертации заключается в комплексном изучении дореволюционной истории библиотек на Южном Урале с привлечением новых источников, большинство из которых впервые вводятся в научный оборот; освещении малоизученной истории специальных библиотек и библиотек ограниченного пользования, которые до сих пор были на периферии исследовательского интереса; сравнительном анализе развития библиотечных инициатив в контексте доминирующих внутрирегиональных субкультур. Достоверность исследования обусловлена обобщением значительного исследовательского материала и широким использованием архивных источников.

Научная новизна отразилась также в положениях, выносимых на защиту:

  1. Региональные особенности становления и развития библиотек Южного Урала в значительной степени определялись следующими факторами: относительно поздним по сравнению с центральными губерниями России освоением края; неравномерностью промышленного развития горнозаводской зоны; наличием в регионе территорий, находящихся в ведении Оренбургского казачьего войска; разным временем введения земского самоуправления в регионе (в Пермской губернии – 1870 г., Уфимской – 1876 г., Оренбургской – 1912 г.); многонациональным и многоконфессиональным составом населения.
  2. Развитие библиотек Южного Урала в дореволюционный период определялось общероссийскими тенденциями, но имело и специфические черты. К последним относились:
    • «догоняющий» характер развития библиотечного дела в регионе;
    • неравномерность библиотечного обслуживания в горнозаводской и сельскохозяйственных зонах, которая проявлялась в количественных показателях (число библиотек, объем книжных фондов, охват населения) и качественных характеристиках («долговечность» библиотек, удовлетворенность населения библиотечным обслуживанием, наличие ярких библиотечных новаций);
    • в связи с тем, что на значительной части территории Южного Урала земские органы управления были введены в более поздние сроки, их функции по созданию библиотек взяли на себя благотворительные и просветительные общества, казачья администрация;
    • значительная роль в организации библиотек на территории Оренбургского казачьего войска принадлежала войсковой администрации. Для территорий Оренбургского казачьего войска был характерен более высокий уровень развития социокультурной сферы в целом и библиотек как его значительной составляющей в частности;
    • участие православного духовенства в библиотечном деле проявлялось в организации приходских библиотек при храмах и монастырях, учебных при церковно-приходских школах и профессиональных учебных заведениях и благочиннических библиотек, направленных на удовлетворение информационных потребностей священнослужителей. Несмотря на то, что библиотеки двух последних групп были специальными, зачастую они выполняли функции публичных.

Практическая значимость исследования заключается в широком распространении среди научной общественности и профессионального сообщества основных положений и выводов диссертационного исследования. Результаты исторической реконструкции развития библиотек в регионе обсуждались и были одобрены на международных, всероссийских и региональных научных и научно-практических конференциях, публиковались на страницах профессиональной периодики, в том числе в журнале «Библиотековедение». Выступления диссертанта на научных форумах и в профессиональной печати способствовали активизации историко-библиотечно-краеведческого поиска в регионе. Материалы исследования активно используются в учебном процессе при подготовке специалистов библиотечного профиля в Челябинской государственной академии культуры и искусств. Полученные в ходе исследования результаты могут быть использованы для дальнейшего изучения истории библиотек Южного Урала и создания обобщающих трудов по истории культуры региона в целом.

Апробация работы. Основные положения диссертации и отдельные аспекты темы обсуждались автором на Третьих Чупинских краеведческих чтениях (2006 г.); Всероссийской конференции «Homo legens в прошлом и настоящем» (2007 г.); VII-й Международной научной конференции «Библиотека в контексте истории» (2007 г.); Уральской библиотечной ассамблее «Национальная программа чтения: уральский вариант» (2007 г.),
VIII Международном научно-творческом форуме «Молодежь в науке и культуре XXI века» (2009 г.), Всероссийской научной конференции «Региональные проблемы истории книжного дела» (2009 г.).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы и источников, приложений.

Основное содержание работы

В первой главе «Книжная культура Южного Урала: предпосылки формирования, генезис, специфика» дана комплексная характеристика становления и развития книжной культуры в регионе. В исследовании используется расширительная трактовка понятия «книжная культура» как системы, в рамках которой происходило создание, распространение и использование книги.

Анализ основных этапов освоения и социально-экономического развития края позволил сделать выводы о том, что важной особенностью, повлиявшей на колонизационные процессы в целом и формирование книжной культуры в частности, является расположение региона на «перекрестке» восточной и западной цивилизаций. Пограничное положение региона, многонациональный состав населения, влияние восточной культуры и ислама явились предпосылками распространения арабографичных книг на тюркских языках. Русские люди, ставшие первопоселенцами Южного Урала, способствовали распространению в крае русской культуры, письменности и книги.

Среди основных каналов распространения книжной культуры на Южном Урале в XVIII – начале XX вв. можно назвать: административное книгораспространение через духовные и светские институты; «миграция» книг с их владельцами (привоз книг первопоселенцами, наемными работниками); развитие личных библиотек уральской знати, нарождающейся буржуазии, интеллигенции; создание рукописных книг на Урале; местное книгоиздание и книжная торговля.

В исследовании дана развернутая характеристика вышеперечисленных каналов распространения книг в регионе и названы основные предпосылки формирования южноуральской книжной культуры: развитие производства и торговли в процессе освоения края; эволюция образования и социально-культурной сферы; генезис книгоиздательства и книжной торговли; наличие культурно-творческой среды и развертывание благотворительной деятельности, общественной и частной инициативы в области просвещения.

Последующие главы содержат анализ деятельности различных типов южноуральских библиотек: универсальных, направленных на удовлетворение разнообразных информационных потребностей читателей на основе фондов, сформированных без тематических и типологических особенностей и специальных, обеспечивающих профессиональные потребности пользователей или иные специфические потребности (учебные, научные).

Вторая глава «Универсальные библиотеки на Южном Урале» посвящена исследованию библиотек, организующих обслуживание широких слоев населения, и библиотек ограниченного пользования (дворянские и офицерские книжные собрания, библиотеки тюрем и сельскохозяйственных кооперативов). В первом параграфе освещена деятельность публичных и коммерческих библиотек. Основная особенность этой группы библиотечных учреждений заключалась в том, что они открывались под юрисдикцией Министерства внутренних дел, были предназначены для более образованной части населения, не имели ограничений в комплектовании книжного фонда (за исключением книг, запрещенных цензурой) и чаще всего предполагали платное библиотечное обслуживание.

Результаты исследования свидетельствуют, что основная территория региона долгое время была лишена библиотечных учреждений. Первые библиотеки на Южном Урале появились в пореформенный период. Установлено, что относительно ранние библиотечные инициативы по созданию общественных библиотек на Южном Урале характерны для населенных пунктов горнозаводской зоны, где, как правило, был выше уровень грамотности населения, имелась «прослойка» технической интеллигенции, значительная читательская аудитория. Их организаторами выступали отдельные заводские специалисты или группы лиц. Выявленные архивные документы и опубликованные материалы позволили описать Миасскую общественную библиотеку (1870 г.), библиотеку заводского поселка Верхний Уфалей (1893 г.), публичную библиотеку-читальню Саткинского чугуноплавильного завода (1910 г.).

Инициаторами открытия библиотек выступали власти южноуральских городов. В диссертации представлен анализ условий создания и особенностей функционирования старейших библиотечных учреждений края: публичной библиотеки г. Троицка (1879 г.), Златоустовской публичной библиотеки-читальни (1896 г.), городской общественной библиотеки г. Челябинска (1898 г.).

На фоне слабого развития библиотек определенную роль в социокультурном развитии провинции сыграли коммерческие библиотеки и кабинеты для чтения. На Южном Урале они получили развитие в 60–90-е гг. XIX в. (кабинет для чтения Товарищества «Бр. Покровские» в г. Челябинске). Коммерческие библиотеки обслуживали преимущественно состоятельных горожан. Однако умеренная плата в некоторых из них позволяла пользоваться книгами представителям низших сословий.

Второй параграф посвящен изучению народных библиотек, открытием которых на Южном Урале занимались Святейший Синод, культурно-просветительские и благотворительные общества, земства, администрация Оренбургского казачьего войска.

В числе специфических черт народных библиотек можно назвать следующие: они были предназначены для широких слоев населения, имели существенные ограничения в комплектовании книжного фонда и были бесплатны для пользователей.

Особенность формирования народных библиотек Южного Урала второй половины XIX – начала XX в. заключалась в значительной роли казачьих библиотек, библиотек комитетов Попечительства о народной трезвости и земских органов управления. Созданию народных библиотек в казачьих станицах способствовали своеобразная «локальная» культура, инициативы администрации и общественности Оренбургского казачьего войска. На невойсковой территории Оренбургской губернии (в том числе и в сельской местности) широкому распространению библиотечного обслуживания способствовали комитеты Попечительства о народной трезвости. Благодаря усилиям Пермского и Уфимского земств в некоторых городах и селах Южного Урала уже в конце XIX в. стала формироваться сеть земских народных библиотек. Культурно-просветительские инициативы Оренбургского земства, несмотря на позднее введение и небольшой срок деятельности, также оказались эффективными: был разработан план формирования библиотечной сети в крае, сделаны первые шаги по его реализации: открыты районные, подрайонные библиотеки и организовано библиотечное обслуживание «инородцев».

В третьем параграфе характеризуются дворянские и офицерские книжные собрания (библиотеки Оренбургского благородного собрания, дворянского собрания в Златоусте, Очаковского пехотного полка, расквартированного в Златоусте), библиотечки тюрем и сельскохозяйственных кооперативов. Являясь библиотеками ограниченного пользования, они были предназначены для особых категорий пользователей, но при этом преследовали цели общего информирования и просвещения, в связи с чем обладали универсальными по составу фондами. Их относительно раннее создание было нетипично для Южного Урала, относящегося к регионам со слабо развитыми библиотечными традициями. В целом южноуральские библиотеки ограниченного пользования до сих пор мало изучены и требуют более глубокого и обстоятельного исследования.

В третьей главе «Специальные библиотеки на Южном Урале» рассмотрен исторический опыт функционирования библиотек учебных заведений, промышленных предприятий, учреждений (госпиталей, земских управ). В первом параграфе проанализированы структурные, организационно-управленческие и кадровые особенности деятельности библиотек учебных заведений. Результаты анализа делопроизводственной документации школ того времени свидетельствуют, что традиционно в состав библиотек учебных заведений входили: ученические библиотеки, включавшие книги для внеклассного чтения учащихся; учительские (фундаментальные) библиотеки, предназначенные для учебно-методической подготовки учителей; народные библиотеки при учебных заведениях, предназначенные не для школьной работы, а для пользования окрестным населением.

В целом формирование организационной структуры учебных библиотек зависело от совокупности внешних и внутренних факторов. К первым можно отнести направления государственной политики в области образования, изменение социокультурной ситуации и развитие педагогических идей. Важнейшими локальными (внутренними) условиями, определяющими размер и структуру учебных библиотек, являлись статус и финансовые возможности учебного заведения, инициативность руководства, педагогического персонала и учащихся.

В параграфе рассмотрены порядок, профиль и способы комплектования библиотек учебных заведений, схема управления библиотечными делами, кадровый состав, режим работы.

Второй параграф посвящен истории становления и развития библиотек общеобразовательных учебных заведений на Южном Урале. Эта группа библиотек весьма неоднородна по уровню подготовки (начальное и среднее), по характеру обучения (светское и религиозное), по ведомственной принадлежности (Министерству народного просвещения, местным органам управления, Русской православной церкви и др.), по количественным и качественным характеристикам. Наиболее развитыми были библиотеки средних учебных заведений, преимущественно мужских гимназий. По приблизительным подсчетам к 1917 г. книжные фонды библиотек мужских гимназий достигали нескольких тысяч экземпляров, наиболее богатые библиотечные собрания (Екатеринбургской, Оренбургской, Троицкой мужской гимназии и др.) насчитывали до 20–25 тыс. экз. Книжные собрания женских гимназий и реальных училищ, в силу исторических особенностей развития, уступали мужским средним учебным заведениям по объему и включали от 3 до 15 тыс. экз. Делопроизводственная документация учебных заведений тех лет содержала определенный набор обязательных данных (объем фонда в наименованиях и экземплярах). При этом практически не отражались сведения о читателях, читательских предпочтениях и др.

Более скромными были фонды библиотек начальных учебных заведений Министерства народного просвещения, духовного ведомства и казачьей администрации. Исчерпывающих данных о деятельности библиотек всех начальных учебных заведений Южного Урала пока не выявлено, обобщенный образ библиотеки начального учебного заведения был создан на основе фрагментарных данных из архивных источников. Можно предположить, что библиотеки были обязательным атрибутом начальных училищ. Зачастую их фонд насчитывал 200–300 экз.; преобладала многоэкземплярная учебная литература.

Третий параграф освещает становление и развитие библиотек профессиональных учебных заведений Южного Урала (духовных, технических, педагогических, коммерческих).

Сеть духовных учебных заведений в регионе, начало формированию которой было положено на рубеже XVIII–XIX вв., к концу столетия насчитывала 3 духовных семинарии, 4 женских епархиальных училища,
8 мужских духовных училищ. Сословно-профессиональные учебные заведения духовного ведомства обладали значительными книжными собраниями, ведущие позиции среди которых на южноуральской территории занимала библиотека Челябинского духовного училища.

В связи с интенсивным развитием горнорудной и железоделательной промышленности, строительством значительного количества заводов появилась потребность в подготовке квалифицированных кадров. На Южном Урале на рубеже XIX–XX вв. были открыты низшие ремесленные школы в Симе (1898 г.), Миассе (1899 г.), Челябинске (1903 г.), ремесленное училище в Златоусте (1895 г.). В этих учебных заведениях делался упор на усвоение практических навыков кузнечно-слесарного, столярного и токарного дел, но и теоретической подготовке уделялось существенное внимание. Этому содействовали ресурсы создаваемых при училищах и школах библиотек. Комплектовались они преимущественно учебной, справочной и научной литературой технического профиля на русском и иностранных языках.

История библиотек коммерческих и педагогических учебных заведений подробно рассмотрена на примере книжных собраний Челябинской торговой школы (1909 г.) и Челябинской мужской учительской семинарии (1910 г.).

Выявленные данные о библиотеках профессиональных учебных заведений позволяют сделать следующие выводы: предпосылками создания специальных библиотек, содействующих профессиональному становлению личности, послужило появление первых профессиональных учебных заведений (горнозаводских школ, духовных семинарий и училищ) в XVIII в. и последующее развитие системы профессионального образования в России. В конце XIX – начале ХХ в. произошёл значительный рост числа библиотек профессиональных учебных заведений на территории Южного Урала. Этому способствовали активизация темпов развития и дифференциация системы профессионального образования.

В четвертом параграфе описана деятельность южноуральских библиотек научных обществ, земских управ, медицинских служб, промышленных предприятий и др.

Созданные на крупнейших уральских заводах специальные библиотеки имели научно-техническую направленность. В 1755 г. открыта библиотека при Златоустовской оружейной фабрике. Чуть позднее начала действовать библиотека при Златоустовском казенном горном заводе. Судя по архивным документам, в 1834 г. эти библиотеки были объединены.

Предположительно во второй половине XIX столетия в Златоустовском горном округе формируется сеть специальных библиотек. Местные архивные материалы доказывают, что наряду с библиотекой Златоустовского горного завода и оружейной фабрики библиотечным обслуживанием специалистов горной и металлургической промышленности, медицинских служб, сельского и лесного хозяйства занимались библиотеки при управлениях заводов и медицинские библиотеки. Это подтверждают документы, свидетельствующие о выписке периодики не только в Главную контору, но и в управления других заводов. В ходе исследования были выявлены фактические данные о деятельности библиотек при госпиталях Артинска и Златоуста, библиотеки для земских служащих при Челябинской земской управе, благочиннических библиотек для православного духовенства.

При всей разноплановости (тематического состава, целевой группы читателей) эти библиотеки объединяет общая цель – организация профессионального чтения, ограниченный контингент пользователей и отраслевой/многоотраслевой фонд. Недостаточное развитие общедоступных библиотек приводило к расширению контингента читателей и профиля комплектования. Такая ситуация в большинстве случаев была характерна для ранних этапов развития специальных библиотек. К началу XX в. специальные библиотеки окончательно оформились в самостоятельную группу, что подтверждает региональный исторический опыт.

В Заключении сделан вывод о том, что становление и развитие библиотек Южного Урала, являвшихся составной частью культурного пространства всей страны, осуществлялось в русле общероссийских тенденций. На этот процесс оказали влияние общий ход освоения края, развитие промышленности, науки и техники, усложнение общественной жизни, увеличение количества грамотных людей и возрастание культурных потребностей. В ходе диссертационного исследования определены следующие региональные особенности формирования библиотек. Во-первых, библиотеки Южного Урала проходили этапы развития, аналогичные столичным, но со значительным опозданием, так как регион являлся одной из поздних российской провинций, что определило сложность и интенсивность культурогенеза. Во-вторых, на его эволюцию существенное влияние оказывали географические, этнические, экономические и культурные особенности края (удаленность от столичных книжных центров, уникальный этноконфессиональный состав).

Характеристика генезиса библиотек будет неполной, если не отметить разную степень их развития на отдельных территориях Южного Урала. В большей степени библиотеки были распространены в населенных пунктах горнозаводской зоны, Оренбургского казачьего войска; торговых и сельскохозяйственных центрах. Именно здесь созданы первые специальные библиотеки и предприняты первые попытки организации библиотек общественного пользования.

Несмотря на примитивный уровень работы многих южноуральских библиотек, небольшой объем книжных фондов, неподготовленность кадров, ограниченный ареал воздействия библиотек на население они оказали существенное влияние на дальнейшее развитие образования и культуры края и стали основой для развертывания сети библиотек в первые годы советской власти.

В ходе диссертационного исследования сформулированная гипотеза подтвердилась, однако были выявлены дополнительные факторы, оказавшие влияние на генезис южноуральских библиотек. В их числе можно назвать развитие в регионе образования и общественных культурно-просветительских инициатив, позднее введение земских органов управления.

В завершение необходимо отметить, что в центре проведенного исследования находились общие тенденции развития библиотек на Южном Урале, поэтому оно охватывает далеко не всё многообразие явлений и фактов регионального библиотечного дела. В связи с этим перспективы изучения истории библиотек на Южном Урале видятся в следующем:

  • глубокое изучение библиотек культовых учреждений (мечетей, церквей и храмов) и библиотек конфессиональных учебных заведений;
  • дифференцированное исследование специальных библиотек (заводоуправлений, госпиталей, земских управ, сельскохозяйственных обществ, профессиональных объединений, начальных и средних учебных заведений);
  • поиск и осмысление новых документов о деятельности библиотек ограниченного пользования;
  • всестороннее исследование сельских библиотек края, изучение которых осложнено недостаточностью архивных и опубликованных материалов.

Публикация в издании, рекомендуемой ВАК РФ

  1. Библиотеки Оренбургского казачьего войска : середина XIX – начало XX в. / Е. С. Казанцева // Библиотековедение. – 2010. – № 1. – С. 105–109.

Публикации в других изданиях

  1. Библиотеки комитетов Попечительства о народной трезвости Оренбургской губернии / Е. С. Казанцева // Молодежь в науке и культуре
    XXI века : материалы VIII междунар. науч.-творч. форума (Челябинск, 2–3 нояб. 2010 г.) / Челяб. гос. акад. культуры и искусств. – Челябинск : ЧГАКИ, 2009. – С. 84–87.
  2. Библиотеки челябинских дореволюционных училищ / Е. С. Казанцева // Библиотечное дело в условиях муниципализации : поиск оптимальных решений : материалы Всерос. науч.-практ. конф. (Челябинск, 1–3 ноября) / Челяб. гос. акад. культуры и искусств. – Челябинск : ЧГАКИ, 2006. – С. 75–88.
  3. Библиотечный штамп как источник историко-фактографической информации / Е. С. Казанцева // Культура – искусство – образование : новые аспекты синтеза теории и практики : материалы XXVII науч.-практ. конф. проф.-преп. состава акад. / Челяб. гос. акад. культуры и искусств – Челябинск : ЧГАКИ, 2006. – С. 94–96.
  4. Гимназические библиотеки Южного Урала : середина XIX – начало
    XX в. / Е. С. Казанцева // Региональные проблемы истории книжного дела : материалы Всерос. науч. конф. (Челябинск, 23–24 нояб. 2009 г.) / Челяб. гос. акад. культуры и искусств. – Челябинск : ЧГАКИ, 2009. – С. 102–104.
  5. История библиотечного дела Урала : исследования, направления, перспективы / Е. С. Казанцева // Провинциальные библиотеки в контексте истории : материалы регион. науч.-практ. конф. (Оренбург, 25 февр. – 3 марта 2006 г.) / Департамент по культуре и искусству Оренбург. обл. [и др.]. – Оренбург : Издат. центр ОГАУ, 2006. – C. 28–33.
  6. Региональные историко-библиотечные исследования : некоторые проблемы и перспективы / Е. С. Казанцева // Молодежь в науке и культуре XXI века : материалы 5 Всерос. науч. конф. молодых ученых, аспирантов и соискателей (Челябинск, 2 нояб. 2006 г.). в 2 ч. / Челяб. гос. акад. культуры и искусств. – Челябинск : ЧГАКИ, 2006. – Ч. 2. – С. 214–216.
  7. У истоков книжной культуры Южного Урала : размышления у выставки / Е. С. Казанцева // Музейный вестн. / Челяб. гос. акад. культуры и искусств. – 2006. – Вып. 2. – С. 36–49.
  8. Библиотеки провинциального Троицка / Е. С. Казанцева // Homo legens в прошлом и настоящем : материалы Всерос. науч. конф. (Нижний Тагил,
    22–24 мая 2007 г.) / Нижн.-Тагил. гос. социал.-педагог. акад. – Нижний Тагил : НТГСПА, 2007. – С. 57–61.
  9. История библиотек средних учебных заведений Южного Урала /
    Е. С. Казанцева // Библиотека в контексте истории : материалы VII междунар. науч. конф., (Москва, 3–4 октября 2007 г.) / Рос. гос. б-ка. – М. : Пашков дом, 2007. – С. 118–123.
  10. Дореволюционная история библиотечного дела на Урале : историография / Е. С. Казанцева // Библиотеки Урала XVIII – XX века / Свердл. обл. универc. науч. б-ка им. В. Г. Белинского. – Екатеринбург : СОУНБ, 2007. – Вып. 4. – С. 29–38.
  11. История библиотек Миасского завода / Е. С. Казанцева // Четвертые Чупинские краеведческие чтения: материалы конф. (Екатеринбург, 14–15 февр. 2008 г.) / Свердл. обл. универ. науч. б-ка им. В. Г. Белинского. – Екатеринбург : СОУНБ, 2008. – С. 65–70.

Бурлакова Екатерина Сергеевна

История библиотек Южного Урала:

вторая половина XVIII начало XX века

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Заказ № 117 Формат 60х84 1/16 Подписано в печать 16.09.2010 Объем 1,1 п. л. Тираж 100 экз.

Отпечатано в типографии ЧГАКИ. Ризограф.

454091, Челябинск, ул. Оржоникидзе, 36а.


[1] Хефнер, Л. В поисках гражданского общества в самодержавной России. 1861–1914. Результаты международного исследования и методологические подходы / Л. Хефнер // Гражданская идентичность и сфера гражданской деятельности в Российской империи / отв. ред. Б. Пиетров-Энкер, Г. Н. Ульянова. М., 2007. С. 35.

[2] Пестерев, В. В. Проблема территориально-структурной квалификации региональных исторических исследований и подходы к ее решению. Курган, 2002. С. 7.

[3] Казакова, Г. М. Культура Южного Урала: локальный вариант регионального измерения: монография /
Г. М. Казакова. СПб., 2007. С. 9–10.

[4] Понятие «внутрирегиональные субкультуры» применительно к особенностям провинциального социума дореволюционного Урала введено Н. Н. Алеврас (см. Специфика провинциального социума дореволюционного Урала в ракурсе социокультурных процессов XVIII – начала XX века // Вест. Челяб. гос. ун-та. Сер. История. 2009. Вып. 32. (№16). С. 26–37.



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.