WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Поведение местных сообществ в системе социального управления муниципальным образованием

На правах рукописи

Киселева Альбина Мусаевна

Поведение местных сообществ в системе

социального управления

муниципальным образованием

22.00.08 – социология управления

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

Екатеринбург - 2011

Работа выполнена в ГОУ ВПО Омском государственном университете им. Ф.М. Достоевского

Научный консультант: доктор социологических наук, профессор

Рой Олег Михайлович

Официальные оппоненты: доктор социологических наук, профессор

Заборова Елена Николаевна

доктор социологических наук, доцент

Кох Иван Адамович

доктор социологических наук, профессор

Симонов Сергей Геннадьевич

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Санкт-Петербургский инженерно-

экономический университет»

Защита состоится «9» ноября 2011 г. в 13.00 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 052.009.01 при Уральской академии государственной службы (620990, г. Екатеринбург, ул. 8 Марта, 66, зал Ученого совета).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Уральской академии государственной службы.

Автореферат разослан «___» _____________ 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат социологических наук, доцент Т. Е. Зерчанинова

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Последние десятилетия российской социальной действительности отмечены нарастающим вниманием к сущности и поведению местных сообществ, которые представляют основу для развития гражданского общества в стране. В России продолжается процесс формирования гражданского общества, хотя полноценный опыт социально-политической жизни при разделении властей и полномочий, согласования интересов всех субъектов российского общества посредством доверительного диалога и компромисса, а тем более на основе социального партнерства, в государстве накоплен недостаточно. Начало XXI века характеризуется ростом значимости, активизации деятельности и самостоятельности полномочий муниципальных образований, соответственно внутри них - местных сообществ. Роль последних как равноправных партнеров процесса муниципального социального управления с каждым годом возрастает.

Проблемы формирования гражданского общества в муниципальном образовании, потребности и поведенческие возможности участия местного сообщества в данном процессе, а также территориально-общественная форма такого участия задали тему исследования. Гражданское общество специально не создается, оно возникает на определенном основании, но нельзя упускать из вида тот факт, что некоторые социальные структуры и институты гражданского общества создаются или соорганизуются в интересах самого общества в целом, для общественной пользы и выгоды, для государственной целесообразности. Поэтому самоорганизация и самоуправление местных сообществ необходимы как способы оптимизации гражданских общественных процессов, протекающих в пространстве муниципального образования.

Само по себе понятие «гражданин» порождается активным субъектным началом. А понятие населения содержит образ пассивного объекта, который находится в ожидании внешних актов и поступков, направленных в отношении себя. Современные местные сообщества, осознавая необходимость непосредственного влияния на жизнедеятельность собственной территории, пока не спешат активизировать свое участие в этом процессе. Сказывается многолетнее уничтожение инициативных начал из сознания индивидов. Низкую социальную активность членов местного сообщества, напрямую связанную с их гражданской идентификацией, выявляет и текущее социально-политическое состояние общества, что в свою очередь, обусловлено степенью развития демократических начал в государстве. А ведь актуализация действий и взаимодействий местных сообществ с органами местного самоуправления, имеющая правильно заданный вектор, обеспечивает эффективность управления муниципальным образованием. Значение такой консолидации усилий возрастает в режиме ежедневной социальной практики, связанной с муниципальным хозяйствованием на основе соблюдения баланса интересов процедурами предоставления и оказания муниципальных услуг и, как следствие, ростом качества жизни местных сообществ. В реальной действительности поведенческие аспекты жизнедеятельности местных сообществ напрямую связаны с внутренними способностями реализации самоорганизационного и самоуправленческого потенциала и с внешними функциями их интегрирования в единый комплекс социального управления муниципальным образованием. Эти процессы сопровождаются постоянными внутренними возмущениями и внешними раздражающими импульсами, которые влияют на устойчивость равновесия всего муниципального образования и требуют работы компенсационных механизмов. Поскольку стабильное и эффективное социально-экономическое развитие муниципального образования, а также его локальных территорий, задаваемых структурой территориально-общественных единиц, требует соблюдения гармонии отношений между двумя типами субъектов, формирующих муниципальную политику. Все вышесказанное свидетельствует об актуальности обозначенных проблем и темы данного диссертационного исследования.

Степень научной разработанности проблемы. Актуальность темы исследования обусловлена глубиной ее теоретической разработки. До сих пор существует недостаток исследований на тему местных сообществ и территориального общественного самоуправления (далее – ТОС). Как правило, ТОС рассматривают либо в контексте с системой местного самоуправления, описывая ее на основе Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ», либо относят к общественным объединениям, приписывая системе ТОС их характеристики. Понятие «местных сообществ» данный закон не дает вообще, априори подразумевая, что местные сообщества выступают как субъекты муниципального образования.



Отечественная научная социологическая традиция достаточно редко обращается к исследованию местных сообществ, а западная социологическая мысль при изучении сообществ (community) чаще всего рассматривает их в контексте городской социологии. Условно можно сгруппировать отечественных и зарубежных авторов на основе исследования дихотомических пар «индивид – общество» (З. Бауман, У. Бек, П. Бергер, А.Д. Градовский, Р. Коллинз, Дж. Коулмен, Ю. М. Резник, А. Рено, Ж. Тощенко, Р. Фирт, Н. Элиас, А.Фулье, и др[1].), «сообщество (община) – общество» (Э. Берк, Л. Вирт, Э. Гидденс, М. С. Добрякова, М. Кастельс, И.Кокарев, Н.М. Коркунов, Н. Луман, Т. Парсонс, В. Пылин, А. Токвиль, Ф. Теннис, и др[2].), «индивид – социальная общность» (Г.Е. Зборовский, Дж. Хиллери, Л. Шноре, В.А. Ядов и др[3].). Большую роль в исследованиях сообществ сыграли организаторы и представители Чикагской школы социальной экологии Р. Парк, Р. Маккензи, Э. Берджесс, Л. Вирт, и др[4]. Аспекты, связанные с исследованием городской среды и городских сообществ, освещались в трудах различных представителей городской социологии: В. Зомбарта, М. Вебера, Э.Дюркгейма, Г. Зиммеля, П. Мерлена, О.М. Роя, Ф. Тенниса.[5]

Пространственно-временные аспекты функционирования и развития сообществ нашли свое отражение в работах отечественных и зарубежных авторов: А. Ахиезера, П. Бурдье, В. Глазычева, Г. Гусейнова, Н. В. Дулиной, Г.М. Заболотной, А.Ю. Завалишина, Н.Л. Кондратьев, Н. Лумана, Ч. Лэндри, Р.Д. Макензи, Р. Макинтайра, П. Мерлена, А.М. Мостепаненко, В.А. Писачкина, И. П. Рязанцева, О.Е. Трущенко, А. Ф. Филиппова, А.И. Хабибуллина и др. [6]

Тема гражданского общества является одной из важнейших современных политических и историко-социологических идей. К перечню ученых, которые в разные исторические периоды исследовали проблемы становления и развития гражданского общества, следует отнести Аристотеля, И. Ахиезера, А. Галкина, Г. Гегеля, А. Грамши, Т. Гоббса, Г.Г. Дилигенского, Т.И. Заславскую, И.Е. Кокарева, И.И. Кравченко, Ю. Красина, М. Либоракину, Дж. Локка, Н. Макиавелли, М.К. Мамардашвили, Б.Н. Миронова, В. Острома, Ж.Ж. Руссо, А.И. Солженицына, А. Токвиля, Ю. Хабермаса, и многих других [7].

Для раскрытия и обоснования системных характеристик местных сообществ и муниципальной системы применяются различные аспекты системного подхода. Традиция социологических исследований именно социальных систем берет свое начал в трудах Т. Парсонса[8]. Системно-аналитическое направление нашло свое отражение в работах П.К. Анохина, В.Г. Афанасьева, Л. Берталанфи, И.В. Блауберга, Дж. ван Гига, А. Кетле, Г. Спенсера, К. Тахтарева, А.И. Уемова и ряда других[9]. Системно-кибернетическое представление муниципальной системы основывается на исследованиях С. Бира, Н. Винера, Дж. Форрестера, Р. Эшби и др.[10] Содержание социально-поведенческих аспектов и их взаимосвязь с сопутствующими категориями социального действия и социальной деятельности исследовали такие ученые как Г. Беккер, М. Вебер, Дж. Ван Гиг, Э. Гидденс, А.Завалишин, Л. Мизес, Т. Парсонс, И.П. Рязанцев, Ю. Хабермас, П. Штомпка, и др.[11]

К авторам, которые отражали в своих трудах исторические и современные вопросы состояния и развития общества и сообществ, процессы организации и самоорганизации граждан, относятся И. Ахиезер, З. Бауман, И.Д. Беляев, М. Вебер, Т.И. Заславская, И. Клямкин, И.Е. Кокарев, Т. Кутковец, Б.Н. Миронов, А.И. Солженицын, М. Хальбвакс, Е.С. Шомина и другие[12]. Поскольку самоорганизационный механизм местных сообществ базируется на синергетической концепции, следует выделить ученых, развивавших и развивающих данное научное направление, в том числе и его социальный аспект (В.В. Василькова, М.С. Ельчанинов, В.Л. Романов, Г.И. Рузавин[13] ): А.А. Богданов, Е.Н. Князева, С.П. Курдюмов, Г.Г. Малинецкий, В.П. Милованов, Г. Николис И. Пригожин, Г. Хакен и др. [14]

Вопросы общественного самоуправления в муниципальном образовании поднимались также нечасто в отечественной социологической практике. В разное время некоторыми аспектами общественного самоуправления занимались Т.Т. Авдеева, В.П. Безобразов, А.И. Васильчиков, Л.А.Велихов, О. И. Генисаретский А.Д.Градовский, Н.М. Коркунов, Н.И. Лазаревский, Ю.В. Филиппов, А.И. Черкасов, Б. Н. Чичерин, А.Н. Широков, Е. Шомина, Е.С. Шугрина, С.Н. Юркова и многие другие[15]. Среди зарубежных авторов отметим Г. Еллинека, В.Острома, О. Оффердала, А. Токвиля и др[16]. Особое внимание социальным аспектам самоуправления и вопросам взаимоотношений власти и местного сообщества уделяют такие авторы как В.В. Вагин, В.Л. Глазычев, З.Т. Голенкова, И.М. Модель, Б.С. Модель, В. Пылин, Р.В. Рывкина, Г.В. Цветкова и др.[17]

Общие аспекты темы социального управления отражаются в трудах Л. Карапетяна, А. Кетле, В. Острома, А. И. Пригожина, К. Тахтарева и ряда др[18]. Помимо социально-управленческих механизмов, определяющих проблемы текущего ситуативного подхода к жизнедеятельности муниципального образования, проблемная ситуация обозначается дисфункциональными тенденциями его социально-экономического развития, обусловленных рядом складывающихся противоречий. Главными составляющими существующих и исследуемых противоречий во взаимоотношениях органов власти и местных сообществ являются уровень доверия (Г. Кертман, А. Селигмен, Ф. Фукуяма, П. Штомпка и др[19].) и баланс интересов (А.Г. Здравомыслов, О.М. Рой, А.Т. Ханипов, П. Штомпка и др[20].) данных субъектов социального управления муниципальной территорией. Из этого складывается прямая зависимость собственно роста гражданской активности и ускорения гражданских общественных процессов. Состояния противоречий, в которых «существует» муниципальное образование, анализируются на основе гомеостатических процедур, которые недавно стали использоваться для саморегулирования социальных систем. Гомеостатический подход рассматривается в работах В. Астафьева, Н. Винера, Ю.М. Горского, В.И. Разумова, А.М. Степанова, А.Г. Теслинова и ряда других авторов[21].

Можно констатировать, что, несмотря на традиционно пристальное внимание ученых к проблеме социально-экономического развития сообществ в условиях городской среды, поставленные вопросы требуют проведения новых научных исследований, изучающих специфику поведения местных сообществ в границах муниципального территориального пространства и современных условиях гражданского общества. В данном исследовании местное сообщество с логической последовательностью рассматривается, во-первых, как самоорганизационная и самоуправленческая основа гражданского общества, во-вторых, как особенный субъект социального управления и социального регулирования данного муниципального пространства. Поэтому актуальность, теоретическая практическая значимость, недостаточная разработанность основных тематических вопросов, позволили сформулировать проблему исследования, которая заключается в социологической интерпретации территориальных поведенческих установок местных сообществ.

Цель диссертационного исследования состоит в комплексном теоретическом и методологическом обосновании поведения местных сообществ в условиях формирующегося гражданского общества.

Достижение поставленной цели исследования обеспечивается решением следующих задач:

- на основе обобщения отечественных и зарубежных источников вывести категориальный аппарат исследования современных местных сообществ, сформулировать их системную характеристику и систематизировать поведенческие процессы местных сообществ, протекающих в муниципальном образовании,

- исследовать пространственные и темпоральные характеристики муниципальной системы в отображении социальных условий жизнедеятельности местных сообществ и функций жизнеобеспечения, выполняемых органами муниципальной власти,

- обосновать качество жизни местных сообществ как поведенческую доминанту самоорганизационных и самоуправленческих процессов, а также факторы, определяющие экономическую (муниципальная собственность) и политическую (социальная власть) основу поведенческих практик в режиме жизнеобеспечения муниципального образования,

- на основе анализа тенденций развития территориального общественного самоуправления смоделировать самоорганизационное поведение местных сообществ в социально-синергетической парадигме; исследовать самоуправленческую активность местных сообществ,

- исследовать влияние стимулирующих источников поведения на взаимодействие органов власти и местных сообществ, а также закономерности отражения данных факторов в системе социального управления и регулирования,

- разработать динамическую модель социального управления муниципальной системой на основе взаимодействия ее административной и общественной подсистем,

- исследовать природу социального регулирования муниципальной системы в модельной гомеостатической практике.

Объектом исследования выступают местные сообщества как участники управления социальными процессами на территории муниципального образования.

Предмет исследования: поведение местных сообществ в системе управления социальными процессами на территории муниципального образования.

Основная гипотеза исследования заключается в предположении о том, что активное поведение местных сообществ способствует организации эффективного социального управления муниципальным образованием и является детерминантой его устойчивого социально-экономического развития.

Гипотезы-следствия

1. Самоорганизационное и самоуправленческое поведение местных сообществ позволяет им сформировать статус субъекта социального управления и осуществлять взаимодействие с органами власти в муниципальном образовании на основе социального партнерства.

2. Реализация местными сообществами функций субъекта социального управления и регулирования способствует устойчивому равновесию муниципального образования.

Теоретико-методологическая основа исследования. В качестве теоретической основы в работе используются труды отечественных и зарубежных ученых, которые изучали сущность и жизнедеятельность местных сообществ. Методологическая база исследования содержания местных сообществ и их территориально-временного контекста исходит из принципов и методов системного подхода, позволяющего выделить иерархическую комбинацию различных по структуре и набору компонентов систем. Также в основу исследования поведения местных сообществ положены синергетический, кибернетический, гомеостатический подходы с дополнением некоторых экономических, политических, информационных компонентов, позволяющих раскрыть сложность поведенческих установок местных сообществ в рамках муниципального образования.

Методы и эмпирическая база исследования. Эмпирические методы представлены совокупностью количественных и качественных методов. Количественная методическая база состоит из экспертных и массовых анкетных опросов, а также включает вторичный анализ социологической информации, анализ и контент-анализ документов, данных Интернет-порталов муниципальных образований и субъектов РФ, сайты органов ТОС. Качественные методы включают в себя, теоретический анализ социологических концепций, которые содержат разные аспекты поведения местных сообществ. В качестве общенаучных методов использовались методы сравнительного и корреляционного анализа, а также системный и логико-исторический подход.

Информационной базой послужил ряд социологических исследований, проведенных автором в 1999 – 2008 гг. в г. Омске и Омской области в рамках Центра исследований государственного и муниципального управления (руководитель – д.с.н., профессор Рой О.М.). Исследования были проведены в виде: экспертных опросов председателей комитетов ТОС г. Омска (декабрь 1999г. N = 68[22] ; апрель-май 2006г.; N = 65[23] ), экспертных опросов специалистов муниципальных администраций г. Омска и Омской области (май 2006г. N = 455[24] ), анкетирования членов местных сообществ г. Омска (октябрь-ноябрь 2007г., октябрь-ноябрь 2008г., N = 1970). Результаты исследования позволили провести сравнение динамики социальных изменений самоорганизационных тенденций в структурах территориального общественного самоуправления, произошедшие за 7 лет (данные 1999г. и 2006г.), и дать объективную оценку данным процессам со стороны специалистов муниципальных администраций. Целью исследования членов местных сообществ в 2007-2008 гг. явилась необходимость субъективной текущей оценки состояния общественного и местного самоуправления в муниципальном образовании, что позволило провести качественное сравнение экспертных и общественных мнений.

Научная новизна исследования.

1. Доказана роль активного поведения местных сообществ в процессе формирования гражданских общественных отношений и взаимодействия с органами муниципальной власти. Активное социальное поведение местных сообществ обусловлено множеством факторов, характеризующих последовательность активизации гражданского начала в местных сообществах. Это определило стратегию исследования социального поведения местных сообществ, выстроенную на основе логического развития процессуального (динамического) ряда: самоорганизация - самоуправление - социальное управление - социальное регулирование как элемент управленческого механизма. Самоорганизационный и самоуправленческий типы поведения формируются внутренними социальными процессами, протекающими на локальной территории проживания местных сообществ. Социально-управленческое и регулирующее поведение имеет внешний характер проявления, реализуясь комплексно во взаимосвязи с органами муниципальной власти в пространстве муниципального образования.

2. Развита и обоснована теоретико-понятийная база местных сообществ и их поведения. Во-первых, уточнена социально-терминологическая сущность местного сообщества. Местное сообщество имеет исторические аналоги с категориями общины и социальной общности. Обобщив терминологические и сущностные позиции, было предложено определение местного сообщества. Современное местное сообщество представляет объединение и взаимодействие граждан определенного пространства (социальных акторов), способных как социально-экономический и социально-политический участник социального управления самостоятельно и сообща принимать решения по повышению качества собственной жизни на основе совместных целей, ценностей и интересов. Во-вторых, разработан понятийно-категориальный аппарат теории социального поведения местных сообществ, включающий понятия «самоорганизационное поведение», «самоуправленческое поведение», «социально-управленческое поведение», «регулирующее поведение», которые характеризуют каждый вид социального поведения, исходя из последовательного развития деятельностной активности местных сообществ. В-третьих, разработка теории социального поведения местных сообществ проведена на основе теории социального действия, методологии структурного функционализма и деятельностно-активистского подхода как наиболее оптимальных для анализа поведенческих аспектов местных сообществ.

3. Обоснована системная концепция местного сообщества, определившая выработку ступенчатой типологии местных сообществ на основе критериев пространственного объема, типа муниципального образования, степени локализации территории муниципального образования. В качестве социальной системы местное сообщество представляет собой открытую территориальную целостность, выступающую в форме когерентных элементов, связи и отношения между которыми регулируются социальными нормами и ценностями в процессе совместной жизнедеятельности. В работе выведены формализованные (органы территориального общественного самоуправления) и неформализованные (индивиды) системные элементы местных сообществ на основе критерия членства в местных сообществах, Членство в местных сообществах имеет определенную степень организационной упорядоченности, обусловленное тем, что социальная форма, представляет собой некое динамичное образование, стихийно или искусственно обусловленное системой социальных отношений.

4. Исследована трансформация муниципального образования в муниципальную систему, позволяющая обосновать сложность процессов, протекающих на муниципальном уровне и раскрыть комплексный характер различных видов социального поведения местных сообществ. Предложено под муниципальной системой понимать социальную систему, которая образуется состояниями социального взаимодействия между органами власти и местными сообществами на основе ресурсного и нормативно-культурного обеспечения социально-экономических и политических процессов, протекающих в пространственном окружении и имеющих определенную временную протяженность. Муниципальная система выступает как внешняя среда жизнедеятельности местных сообществ, которые, как социальные системы малого порядка встраиваются в социальную систему большего порядка (муниципальную систему). Это позволяет определять и объяснять социально-управленческое и регулирующее поведение местных сообществ с точки зрения их влияния на социально-экономические процессы в границах муниципальной системы.

5. Разработана дескриптивная модель самоорганизационного поведения местных сообществ, выступающего в качестве детерминирующей основы самоуправленческого поведения сообществ. Самоорганизация местных сообществ предопределяет формирование активного гражданского начала и способствует его дальнейшему развитию. Разработка модели проведена на основе введения в исследовательское поле социальной синергетической парадигмы, которая отражает логику и природу социальной самоорганизации местных сообществ. Выделена роль информационной составляющей самоорганизационного поведения, которая является ускорителем и регулятором энтропийных процессов, протекающих в местных сообществах.

6. Актуализирована роль доверия и совокупного интереса как стимул-факторов социально-управляющего и регулирующего взаимодействия местных сообществ с органами местного самоуправления в муниципальной системе. Выделено два уровня доверия: горизонтальное (доверие членов местных сообществ друг к другу) и вертикальное (доверие местных сообществ к органам власти). Уровень взаимного доверия любого уровня и баланс индивидуальных и территориальных интересов определяют возможность организации процессов социального управления и регулирования муниципальной системы на основе формирования партнерских отношений между органами местного самоуправления и местными сообществами.

7. Разработана динамическая модель социального управления муниципальной системой на основе системно-кибернетического принципа «субъектно-субъектно» ориентированных взаимосвязей местных сообществ и органов местного самоуправления, включающую их «субъектно-объектное» управляющее воздействие на муниципальную экономику и муниципальное хозяйствование. «Субъектно-субъектное» восприятие вытекает из самоорганизации местных сообществ при совпадении границ объекта и субъекта управления в лице местных сообществ, а также понимания того, что органы муниципальной власти являются членами различных местных сообществ. Параметры интегрирования объекта в субъект управления подчеркнули сложность социального управления муниципальной системой. Доказана необходимость гармонизации отношений местных сообществ и органов местного самоуправления для разработки и проведения эффективной социальной политики на территории муниципальной системы.

8. Разработан социальный гомеостат муниципальной системы, обосновано его применение в контексте участия местных сообществ в социальном регулировании процессов социально-экономического развития муниципальной системы. Это обусловлено необходимостью достижения и соблюдения устойчивого равновесия взаимоотношений органов местного самоуправления и местных сообществ в состоянии социального партнерства. Доказано, что такое состояние становится возможным при использовании механизма социальной регуляции на основе социального гомеостата при разрешении различных противоречий, главным из которых является конкуренция. Этим обеспечивается социально-экономическое развитие муниципальной системы.

Теоретическая значимость исследования. Выдвинутые концепции и теоретические положения позволяют конкретизировать и систематизировать знания в области исследования поведенческих особенностей местных сообществ в условиях гражданского общества, развивают категориальный аппарат и социологический инструментарий исследования данной области.

Практическая значимость исследования. Практическое значение исследования обусловлено следующими моментами: разработанные и предложенные модели и схемы взаимодействия могут быть использованы органами власти и их структурными подразделениями, руководителями территориальных общественных организаций при разработке совместных концепций и программ социально-экономического развития муниципальной системы в целом и ее локальных территорий в частности, проектов взаимодействия по проблемам гражданского общества и комплексного развития муниципального хозяйства. Данные и результаты диссертации могут быть использованы при разработке учебно-образовательных программ дисциплин «Основы гражданского общества», «Территориальное общественное самоуправление», «Исследование социально-экономических и политических процессов», «Экономика муниципального хозяйства», «Социология местных сообществ».





Положения, выносимые на защиту:

1. Местные сообщества имеют сложную сущностную природу и многокомпонентную собственную структуру, не позволяющую воспринимать данного социального субъекта однозначно. Воздействие временных и пространственных факторов на сущностное содержание местного сообщества влияют на его поведенческие установки. Зависимость гражданских общественных процессов от социального поведения местных сообществ имеет естественно-логический ракурс.

2. Местные сообщества представляют собой социально-системную сущность, которая интегрирована в муниципальную систему. Взаимоотношения двух социальных систем образуют дихотомию системного и средового пространства, определяемую типологией местных сообществ, степенью их формализации (индивиды и территориальное общественное самоуправление), вопросами качества жизнедеятельности. Данный ракурс системно-средового соотношения обусловил проведение классификации местных сообществ на основе критерия внутренней локализации пространственного объема муниципальной системы и частичной привязки к типам муниципальных образований.

3. Муниципальная система, как пространственно-временная целостность, обеспечивающая устойчивость социальных практик, относится к классу социальных систем. Необходимость и возможность данного представления обусловлены категорией муниципального образования, которое имеет формально-юридический статус и административно-территориальную природу сущностного выражения, и в силу таких характеристик не позволяет рассматривать динамику управляющих взаимосвязей всех субъектов. Субъектная структура муниципальной системы заключается в функциональной взаимосвязи двух подсистем: административной (органы местной власти) и общественной (местные сообщества).

4. При определении функциональных возможностей местных сообществ в социальном управлении и регулировании развития и устойчивости муниципальной системы одним их важнейших условий выступает состояние социальной (социальная власть) и экономической (муниципальная собственность) основы данного процесса. Муниципальная собственность создает ресурсную базу, на которую опирается организация власти всех участников как административной подсистемы), так и общественной. Социальная власть выступает в качестве легитимной основы социального управления и регулирования, которая базируется на свободе реализации членами местных сообщества собственных гражданских прав и инициатив, защиты индивидуальных и коллективных интересов, определения вектора собственной жизнедеятельности.

5. Поведение местных сообществ в муниципальной системе характеризуется разноуровневыми формами выражения, позволяющими исследовать процесс интеграции местных сообществ в муниципальную систему. Поэтому методологическая основа поведения местных сообществ имеет комплексную природу, учитывая особенности каждых подходов и концепций. С учетом конструктивных возможностей анализа поведенческих установок в работе на каждом исследовательском этапе были использованы теория социального действия; теория структурного функционализма; теория социальных изменений; деятельностно-активистский подход; концепция социальной синергетики; кибернетический и гомеостатический подходы. Это позволило выстроить вектор поведения местных сообществ в логическом движении от внутренних социальных действий и взаимодействий до внешних - при взаимодействии с административной подсистемой и объектами муниципального хозяйства.

6. Самоорганизационные и самоуправленческие поведенческие процессы, определяющие характер внутренних социальных действий и взаимодействий, поступков и отдельных актов членов местных сообществ детерминируются качеством их жизни. Причем качество жизни выступает с одной стороны, как объект самоорганизационного поведения, с другой стороны, как «генератор» самоорганизационного потенциала местных сообществ.

7. Самоуправленческое поведение обусловлено самоорганизационной активностью местных сообществ, а также совокупностью индивидуальных и общественных интересов и потребностей, формируемых индивидами и органами ТОС в режиме ежедневной социальной практики зависящими от степени устойчивости и социально-экономического развития муниципальной системы.

8. Внешняя реализация поведенческих установок местных сообществ обусловлена субъектно-субъектным подходом к социальному управлению муниципальной системой. Социальное управление основано на самоуправленческой составляющей комплексного поведения местных сообществ, определяется уровнем выстраиваемых доверительных отношений административной и общественной подсистем, соблюдением баланса индивидуальных, общественных и муниципальных интересов в управленческих процессах.

9. Процессы социального управления, осуществляющиеся в условиях постоянных субъектных и объектных противоречий - явление неустойчивое. Поэтому социальное регулирование муниципальной системой обусловлено необходимостью поддержания равновесия данной системы на основе гомеостатического аппарата с учетом прямого и косвенного взаимодействия всех субъектов друг с другом, а также их суммарного и единичного воздействия на объекты муниципального хозяйства.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования изложены в 49 публикациях, общим объемом 53,1 п.л., включая 3 монографии и 13 статей в рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК. Автор участвовал и докладывал отдельные положения и результаты диссертационного исследования на международных, всероссийских и региональных научных конференциях. Отдельные результаты исследования были получены автором в рамках научного гранта Фонда «Научный потенциал» № 56 от 30.12.2005 г., по итогам которого написана монография «Территориальное общественное самоуправление как форма самоорганизации местных сообществ». В 2011 г. в рамках исследовательского проекта Центра изучения социокультурных изменений Института философии РАН РФ отдельные положения диссертационного исследования (глава 10. Государственное и муниципальное управление) были изложены в коллективной монографии «Социокультурный портрет Омской области», выполненной при поддержке Российского гуманитарного научного фонда (грант № 08-03-00518а). Отдельные результаты диссертационного исследования были использованы автором при разработке учебных программ «Территориальное общественное самоуправление», «Исследование социально-экономических и политических процессов», «Экономика муниципального хозяйства», а также лекционных выступлений на курсах повышения квалификации и профессиональной переподготовки государственных и муниципальных служащих в Центре делового образовании Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского.

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, содержащих 12 параграфов, заключения, библиографии, включающей 407 наименований, 3 приложения. Общий объем диссертации составляет 431 с.

II. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ РАБОТЫ

Глава 1. Теоретические и методологические основы исследования местных сообществ в системе социального управления территорией.

1.1. Местные сообщества представляют активных субъектов гражданского общества. Индивиды основа гражданского общества и местных сообществ. Осмысление исторических и современных конструкций гражданского общества позволили сформулировать его определение, применяемое в данном исследовании. Гражданское общество понимается нами как коммуникационный процесс в виде институциональных ориентаций и социальных взаимосвязей между государством (органами власти) и гражданами (индивидами), проявляющийся в трех основных формах: информационной (проведение информационных конференций и круглых столов, мониторинг общественного мнения, работа СМИ); нормативно-ценностной (согласование нормативно-правовых актов власти с основными ценностями гражданского общества, которое, в свою очередь, функционирует в конституционном, правовом, нормативном поле; соблюдение социальных норм и правил поведения членов общества, принципов общественной солидарности); функциональной (гражданское участие в социальном управлении и общественном самоуправлении, разработка механизмов непосредственного участия граждан в местном самоуправлении, структурирование местных сообществ, создание различных форм местных сообществ). Такое теоретическое восприятие гражданского общества влечет за собой практическое осмысление гражданско-общественных отношений в виде специфических общественных институтов, таких как, например, организации местных сообществ, учитывая влияние индивидов в формировании коммуникационных процессов на муниципальной территории.

Это обусловлено тем, что гражданские процессы всегда сопровождаются ведущей ролью сообществ, в какой форме они не были бы представлены в историческом контексте. Поэтому в качестве социальной основы гражданского общества и местных сообществ обозначена совокупность цивилизованных, самодеятельных полноправных индивидов (граждан), от существенных характеристик которых зависит содержание и качество гражданского общества в целом и местного сообщества в частности. Учитывая консолидированный аспект индивидов в структуре местных сообществ, которые фокусируют на себе самую распространенную форму гражданского участия, социальной основой гражданско-общественных отношений становится самоорганизованное местное сообщество. Данная современная актуальность системы местных сообществ в гражданско-общественных отношениях обусловлена постепенным усилением индивидуалистического состояния общества, которое было стимулировано реформой системы общественных отношений начала 90-х годов XX века в России.

Сопутствующие противоречия гражданских процессов, определяющие сложность и длительность формирования и развития гражданского общества в России, связаны с неэффективностью социального управления органов власти, сложностью социального регулирования взаимоотношений муниципальной власти и местных сообществ в пространстве муниципальных образований. Данные проблемы, а также необходимость самостоятельного решения местными сообществами вопросов качества собственной жизнедеятельности определяет целесообразность исследования поведенческой модели встраивания в систему социального управления муниципальным образованием гражданской активности членов сообществ.

1.2. Возлагаемая на местные сообщества роль проводника гражданского общества объясняется терминологическим осмыслением данного социального конструкта. Сложность определения категории местного сообщества вытекает из исторически сложившихся сущностных противоречий, которые формируют данную дефиницию. Терминологический дискурс местного сообщества показал, что в большинстве случаях при отсутствии исследовательской необходимости глубоко подходить к определению сущности человеческого сообщества любого вида, как правило, применяют термин «общество». Но обратной связи - от общества к сообществу - никогда не бывает в данных понятиях. Происходит это из-за того, что категория общества является понятием большего логического объема, чем сообщество.

В российской практике самоуправления имеет место отражение общинных начал в местном сообществе, поскольку исторически российское государство является государством общинного типа. Современные местные сообщества существуют и проживают продолжительное время на определенной территории без специального внешнего управляющего воздействия со стороны публичной власти. Члены сообществ в определенной степени контактируют друг с другом в условиях собственной жизнедеятельности и стремятся поддерживать традиции и правила совместного проживания. В этом и состоит существенное сходство общины и местных сообществ. Сходство и отличие природы местного сообщества прослеживается и по отношению к социальной общности. Базовое понятие социальной общности редуцируется на сущностную основу местного сообщества, в которой следует выделять социальные и коммуникационные взаимосвязи индивидов, единство целей и интересов, средств их достижения, установление отношений друг с другом, только в отличие от «базовой» социальной общности, заданные влиянием локально-территориальных условий и качеством жизнедеятельности. Но принципиальным отличием местного сообщества от категории социальной общности или территориальной общности (территориального сообщества), являются его ярко выраженные социально-политические статусные (как гражданина, как избирателя) характеристики. В уточняющем сравнении с территориальной общностью следует отметить социологическое различие в понятиях места и территории, которые уточняют ареал расположения местных сообществ.

Применение категории местного сообщества и исследование процессов его развития в научной практике рассматривалось разными специалистами на основе экологического, социотехнического, деятельностно-активистского подходов, что позволило выявить природу активности местного сообщества в контексте современных научно-теоретических установок и территориальной характеристики сообществ в разрезе разных типов муниципальных образований. Обобщив терминологические и сущностные позиции, было сформулировано определение местного сообщества. Современное местное сообщество представляет объединение и взаимодействие граждан определенного пространства (социальных акторов), способных как социально-экономический и социально-политический участник социального управления самостоятельно и сообща принимать решения по повышению качества собственной жизни на основе совместных целей, ценностей и интересов.

1.3. Местное сообщество имеет социально-системную природу, которая характеризуется количественными (место и население) и качественными (социальная идентификация и социальное взаимодействие) параметрами. В контексте местного сообщества идентификация личности с сообществом позиционируется также через субъектное представление качественной характеристики местного сообщества; взаимодействие и коммуникационные связи членов местных сообществ имеют объектную проекцию. Общая совокупность индивидов территории отражает субъектную проекцию количественного аспекта, поскольку является главным социально-экономическим и социально-политическим участником социального управления территорией, а территория проживания – объектную проекцию: на нее направлено целевое управляющее воздействие индивидов.

Развивая мысль о природе местных сообществ, на основе различных исследовательских подходов обеспечено формирование концептуальной логики изучения, как самих местных сообществ, так и их поведения. В частности системно-социологические правила определили глубину и характер содержания местных сообществ, выявив их системную сущность, что в совокупности с качественным подходом позволили объяснить целевые ориентиры социально-экономического развития сообществ. Объем и интенсивность общения, возможность смены и перераспределения контактов, разнообразие социальных связей, степень концентрации информации и ее доступность, степень влияния и взаимодействия с внешней средой во многом позволяют определять содержание и функционирование местного сообщества в качестве социальной системы. Таким образом, местное сообщество в качестве социальной системы представляет собой открытую территориальную целостность, выступающую в форме когерентных элементов, связи и отношения между которыми регулируются социальными нормами и ценностями в процессе совместной жизнедеятельности. Совокупность эндогенных и экзогенных показателей (муниципальный бюджет, муниципальная и личная собственность, муниципальное хозяйство, органы местного самоуправления, общественные блага, жилье, формализованные организации местных сообществ и индивиды) позволяют рассматривать местное сообщество в контексте муниципальной окружающей среды и объяснять поведение, как самого местного сообщества, так и его членов.

Все характеристики местного сообщества позволили разработать двухступенчатую классификацию местных сообществ. На основе критерия первой ступени (пространственный объем муниципального образования) выделены местные сообщества муниципального типа и местные сообщества внутримуниципального типа. Вторая ступень классификации данных сообществ сформирована: в рамках местных сообществ муниципального типа (критерий – тип муниципального образования) - местные сообщества районного типа, местные сообщества городского или сельского типа. В объеме местных сообществ внутримуниципального типа (критерий - степень локализации территории муниципального образования) - местные сообщества окружного типа, местные сообщества локального типа, местные сообщества соседского типа.

Местное сообщество как социальная система не является инвариантным образованием. Поскольку в результате внутренних и внешних взаимодействий членов местного сообщества такая система имеет динамическую природу, подвержена постоянным инверсиям, которые имеют различную интенсивность выражения. Поэтому членство в местных сообществах имеет определенную степень организационной упорядоченности. Вследствие этого выделены формализованные (организации местных сообществ) и неформализованные (индивиды) социальные элементы местного сообщества. Связано это с тем, что социальная форма, представляет собой некое динамичное образование, стихийно или искусственно обусловленное системой социальных отношений.

Глава 2. Социальное поведение местных сообществ как предмет научных исследований: управленческий аспект.

2.1. Деятельная активность местных сообществ выражается в поведенческих установках местных сообществ в определенном территориальном пространстве. Введение в исследовательское поле категориальной цепочки (действие (акт) - социальное действие - поведение - социальное поведение - социальная деятельность) позволило развернуть теоретико-методологическую характеристику поведения местных сообществ. В данном исследовании действие является элементарной частицей человеческого поведения и лучше всего отражается в смысловом конструкте – акте (поступке) человеческой деятельности, характеризующимся каузальными зависимостями. Социальное действие актуализируется и в социальном поведении и социальной деятельности (жизнедеятельности). В тоже время для социального поведения установление каузальности действий, поступков и их диагностика осуществляется гораздо сложнее, чем для социальной деятельности. Социальное поведение определяем как комплексное явление, состоящее из совокупности внешне проявляемых и наблюдаемых социальных действий, лишь в определенной степени обусловленных причинно-следственной связью, которые совершают или не совершают (социальное бездействие) индивиды в отдельности и социальные общности в целом.

Социальное поведение местных сообществ обусловлено множеством факторов, характеризующих его содержательную и структурную особенность, и отражающих степень активизации гражданского начала в местных сообществах. Это определило стратегию исследования поведенческих установок местных сообществ, выстроенную на основе логического развития процессуального (динамического) ряда: самоорганизация - самоуправление - социальное управление - социальное регулирование как элемент управленческого механизма. Самоорганизационное и самоуправленческое поведение, обозначенное как внутреннее поведение местных сообществ, складывается под влиянием реализации функций социальной власти и собственника, которые наделяют местные сообщества мерой ответственности за качество собственной жизни, необходимостью соблюдения социальных норм и правил коллективной жизнедеятельности и общественной безопасности. Социально-управленческое и регулирующее поведение местных сообществ (соответственно, внешнее относительно их территориальной локализации поведение) связано с актуализацией их гражданского потенциала во взаимосвязи с органами власти и направленного на поддержание порядка и эффективности развития муниципальной территории. Стимулирующими такую активность местных сообществ являются факторы доверия к органам власти и совокупного с ним интереса.

Данная стратегия обусловила выбор теоретико-методологической основы исследования поведения местных сообществ. Развитие исследовательской мысли исходит из сущности социального действия и поступков (актов) членов сообществ при постановке целей их развития, учитывая распределение статусных ролей и функций в структуре организаций местных сообществ. Это выражено через теорию социального действия, которая раскрывает содержательную основу исследования поведения местных сообществ при таких доминирующих факторах действия и взаимодействия индивидов между собой как мотивация и каузальность, ролевые позиции и правила. Индивидуальную и коллективную функциональность системно-структурных элементов местного сообщества позволила раскрыть методология структурно-функционального анализа. Смысловой нагрузке социального действия способствует непосредственное участие индивида в процессе принятия важных для него территориальных решений, обусловленных заданными параметрами функционирования и развития местного сообщества. Но данные условия не являются инвариантными, что определяет неустойчивое и неравновесное поведение местных сообществ в социальных процессах. Исследование таких обстоятельств осуществлено на основе теории изменений в развитии деятельностно-активистского подхода, который формулирует социальных субъектов в качестве активных деятелей в процессах совершенствования их жизнедеятельности и подводит к обоснованиям характеристики поведения местных сообществ как активных представителей гражданского общества в условиях последовательных и непрерывных изменений.

2.2. Определение характера и содержания поведения всех местных сообществ, их взаимоотношения друг с другом и органами власти через влияние пространственно-временных параметров. Основной пространственно-территориальной формой местного самоуправления, в рамках которой протекает жизнедеятельность местных сообществ, является муниципальное образование. С учетом влияния местного уровня управления и аккумуляции всех территориальных параметров поведения местных сообществ данный конструкт заменен категорией муниципальной системы. Под муниципальной системой автор предлагает понимать социальную систему, которая образуется состояниями социального взаимодействия между органами власти и местными сообществами на основе ресурсного и нормативно-культурного обеспечения социально-экономических и политических процессов, протекающих в пространственном окружении и имеющих определенную временную протяженность. Ее ролевое воздействие заключается в формировании внутреннего средового пространства для поведения местных сообществ, задавая возможности реализовывать гражданский потенциал индивидов в разрезе ценностей и паттернов их различного поведения. Социальное время как универсальный показатель позволило качественно соизмерять разнородные социальные процессы, протекающие в муниципальной системе, а категория социального пространства выступает как количественный показатель зонирования муниципальной системы. В исследовании в качестве муниципальной системы использован территориальный базис крупного города как территориально-концентрированной формы расселения индивидов. Такая модель муниципальной системы задана комплексом взаимодействий между категориями субъектов, осуществляющих социально-экономическую, хозяйственно-экономическую, политическую, культурную деятельность в муниципальном образовании согласно полномочиям и предметам ведении, а также социальным функциям и сложившейся социальной практикой.

Территориальное и функциональное своеобразие муниципальной системы зафиксировано в ее границах, отражая особенности объектного расположения, пересечения, наслоения, субъектного восприятия и понимания территории. Границы муниципальной системы определены как естественные, являющиеся условно гибкими, подвижными и текучими и независимыми от законодательных установок. Обеспечивая внутренние и внешние социальные процессы, муниципальная система представляет естественные границы своей организации в виде социальных и функциональных рамок. Социальная внешняя граница обеспечивает взаимодействие и взаимосвязь одной муниципальной системы с другими и окружающей средой. Социальная внутренняя граница определяет структурные формы жизнедеятельности определенной муниципальной системы. Функциональные границы показывают пределы распространения соответствующих внешних и внутренних функций муниципальной системы, главной из которых является функция социального управления. Совокупность социальных отношений и связей, пронизывающих муниципальную систему в различных проекциях, придает ей социально-организованный статус, в отличие от муниципального образования. Это позволило понять объектную и субъектную структуру территории муниципальной системы, выявить системно-структурные акции и интеракции, характер и вектор социального управления, возможности реализации регуляционной функции местных сообществ.

2.3. Собственность и власть как факторы, влияющие на качество поведения местных сообществ. Категория муниципальной собственности позволила выделить материальные диспозиции всех субъектов муниципальной системы. Экономический характер муниципальной собственности проявляется в процессе предоставления общественных благ и муниципальных услуг членам местных сообществ, а ее социальный аспект находит свое выражение в обеспечении необходимого уровня качества жизни в муниципальной системе. Категория муниципальной собственности определена как отношения между социальными субъектами муниципальной системы по совместному владению, распоряжению и пользованию муниципальным имуществом для обеспечения условий непрерывного воспроизводства этой системы. Муниципальная собственность влияет на социальные условия жизнедеятельности местного сообщества конкретного территориального образования. Для каждой муниципальной системы существует своя специфика использования собственности, исходя из возможностей правового, нормативного, экономического, социального, экологического, географического характера. Само же местное сообщество интегрирует в себе различные типы индивидуальной собственности, формируя социальный капитал, который является огромным резервом и импульсом территориального развития.

Реализация властных возможностей сообщества на местном уровне позволяет учитывать распределение социальных ролей в процессе взаимодействия индивидов с административными и общественными элементами муниципальной системой. Для осмысления данной позиции местная власть фиксируется через призму ее осуществления муниципальной системой, а значит, ее реализация становится возможной и на административном и на общественном уровне одновременно. Местная власть это социальный институт гармонизации территориальных интересов, основными функциями которого являются распределение ресурсов в муниципальной системе и поддержание в динамичном состоянии совокупность ценностей, характеризующей местное сообщество. На основе местной власти в данном исследовании обозначены и разведены категории муниципальной и социальной власти. Местную власть, осуществляемую органами местного самоуправления, выделили как муниципальную власть, а местную власть, которая производится общественным уровнем социального управления, как социальную власть. Главная проблема в соотношение муниципальной и социальной власти заключается в недопустимости патернализма.

Активное участие членов местного сообщества позволяет им выступать, с одной стороны, распорядителями и пользователями некоторыми объектами муниципальной собственности, с другой стороны, определять предвыборный политический климат в муниципальной системе. Этими обстоятельствами обусловлена процедура реализации социальной власти местных сообществ. Особенность реализации социальной власти местным сообществом отражает свобода волеизъявления, которая отражается через электоральное поведение неформализованных членов местных сообществ, и свобода их жизнедеятельности. В совокупности данные процессы усиливают сложность воплощения интерактивной цепочки с обратной связью «свобода - собственность – власть - управление» в режиме социальной практики. Этот логическая модель становится обоснованием социально-экономической и социально-политической основы поведения местных сообществ.

Глава 3. Самоорганизационное и самоуправленческое поведение местных сообществ.

3.1. Целевой базис социального поведения - качество жизни местных сообществ. Категория качества жизни местного сообщества и его членов раскрыта в данном исследовании в контексте социального управления в муниципальной системе и представляет собой комплексный интегральный показатель, объединяющий множество факторов и индикаторов, и непосредственно определяющий уровень удовлетворения многообразных и динамично меняющихся потребностей, как индивидов, так и местного сообщества в целом. В современном научном представлении данная категория становится целевым ориентиром в перечне критериев устойчивого развития территорий. Это обусловлено тем, что качественная оценка жизни местного сообщества определяет его жизнедеятельность, жизнеобеспечение и жизнеспособность как социального организма. Выделена прямая связь качества жизни местных сообществ со степенью удовлетворенности потребностей, имеющих для членов сообществ актуальность. Особенные позиции занимают потребности в анализе жизнедеятельности местных сообществ, что позволило зафиксировать их в качестве внутренней детерминанты любого вида деятельности и любой сферы жизнедеятельности.

Степень удовлетворения потребностей становится тем показателем, который характеризует уровень взаимоотношений местных сообществ с органами власти в муниципальной системе. Данная зависимость проистекает из качества организации процесса предоставления муниципальных услуг, отражающих характер и содержание потребностей и обусловленных реальной практикой хозяйственно-экономической деятельности органов муниципальной власти. Конечное выражение целеполагания деятельности местных органов власти заключается в обеспечении надлежащего качества жизни местных сообществ. Поэтому такой процесс формирования целевой установки имеет следующую логическую структуру: общественные блага, определяющие теоретическое наполнение социально-экономических потребностей местных сообществ - вопросы местного значения, определяемые сферой полномочий органов муниципальной власти и обеспечивающие легитимность потребностей - муниципальные услуги, отражающие содержание управленческого функционала органов власти и прикладной характер потребностей сообществ.

По данным проведенного в 2006-2008гг. исследования возможность решения проблем, связанных с качеством собственной жизни, члены местных сообществ видят в поддержке со стороны семьи и близких и собственных усилиях, не ориентируясь на помощь органов власти. Внешним фоном данного процесса становится социально-экономическое развитие муниципальной системы. Концептуально процесс улучшения качества жизни обусловлен паритетом интересов индивидов и органов власти, социальным равенством и справедливостью, возрождением полноценной жизнедеятельности на локальных территориях, налаживанию доверительных отношений местных сообществ и органов власти, содействием развитию гражданского общества. Поэтому в режиме ежедневной социальной практики улучшения собственной жизнедеятельности, определенное необходимостью защиты личных и общественных интересов возникает самоорганизационное и самоуправленческое поведение местных сообществ и индивидов.

3.2. Самоорганизационное поведение местных сообществ как ориентир социального взаимодействия в коллективном масштабе, направленный на их самосохранение и саморазвитие. Различные индивиды, социальные общности соотносятся с различными типами пространственных, временных, деятельностных связей: передачей информации, обменом товаров, результатами деятельности, энергоресурсами, обусловленными нелинейностью и открытостью, создавая при этом некое динамическое целое с внутренним согласованием составляющих его компонентов социума. Введение синергетической парадигмы в исследовательское поле при анализе равновесия и социальной самоорганизации местных сообществ, осуществляемых в контексте социального поведения, представляется нам весьма логичным и продуктивным подходом.

Синергетический эффект в отношении местных сообществ проявляется в возрастании эффективности поведения местных сообществ в результате интеграции, слияния отдельных частей (индивидов) в единую систему. Этому способствует феномен кумуляции индивидов в организациях местных сообществ, выражающийся в активизации их территориального поведения, а также многообразие форм организаций местных сообществ, формирующих единую систему самоуправления. Стоит подчеркнуть, что исследования, проведенные в г. Омске обозначили в качестве факторов, которые могут сплотить отдельных индивидов с другими людьми, общие проблемы и цели, жизненную необходимость, общие интересы и ценности. Аналогичные результаты показали исследования, проведенные ФОМ[25].

При формировании и аккумуляции гражданского потенциала социальная система - местное сообщество - становится самоорганизующейся, что обеспечивает процедуры согласования индивидуальных, общественных и муниципальных интересов, используя механизм территориального самоуправления. Категория самоорганизации местного сообщества представлена в качестве спонтанного внутреннего процесса, направленного на самосохранение сообщества (стабилизацию и улучшению его структуры) под нецеленаправленным воздействием элементов окружающей среды (муниципальной системы). Взаимодействие индивида с самоорганизующимся местным сообществом реализуется через точечное и хаотичное включение в сообщество, влияя каждый раз на изменения поля его возможных фазовых состояний. Самоорганизационное поведение местных сообществ определено как совокупность действий и поступков на основе детерминант равновесия и самосохранения сообщества и процесса саморазвития индивидов, сопровождаемых состоянием противоречия между факторами роста/развития и регулируемыми/нерегулируемыми ресурсными ограничениями. В качестве дополнительного компонента самоорганизационного поведения, который является ускорителем и регулятором энтропийных процессов в местных сообществах, выделена информация. Она определяет наличие информационно-энергетических взаимосвязей между структурными элементами данной системы, показывает данные отношения как процесс передачи информации сторонами взаимодействия друг другу и во внешнюю среду через фрактальный эффект. Применение системно-синергетических принципов и терминологии обусловило формирование дескриптивной самоорганизационной модели поведения местного сообщества, что в дальнейшем способствовало ее включению в анализ социально-управленческих процессов взаимодействия общественного и административного уровня муниципальной системы.

3.3. Самоуправленческое поведение формирует ежедневную функциональность самоорганизационного начала местных сообществ и их гражданский потенциал. Формализованный представитель общественного уровня муниципальной системы получил название органов территориального общественного самоуправления. В крупных городах основными социальными формами, призванными реализовать основополагающие принципы территориального общественного самоуправления стали орган, совет или комитет территориально-общественного самоуправления (ОТОС, СТОС или КТОС). Например, в городе Омске такой структурой стали комитеты ТОС. Каждое муниципальная система постепенно формирует структурную основу ТОС. В частности, в Омске количество КТОСов в округах города различно и суммарно включает в себя 76 структур. Ситуация по России отражает неравномерность становления и развития органов ТОС. В Сочи функционируют 56 Советов ТОС; в Перми – 90 структур ТОС; в Тюмени - 40 СТОС; в Новосибирске – 115 СТОС; в Екатеринбурге – 52 СТОС; в Самаре – 74 единицы ТОС; в Сургуте – 30 СТОС; в Саратове – 31 КТОС и т.д. На период первого квартала 2009г. структуры территориального общественного самоуправления функционируют в 64 субъектах РФ из 83, учитывая регистрацию Устава минимум одной структуры ТОС[26]. Зарегистрировано примерно 16 тыс. Уставов ТОС, из которых наибольшее количество в Краснодарском крае – более 25% от всех Уставов ТОС.

Исследования, проведенные в городе Омске в декабре 1999г., мае 2006г., в апреле-мае, октябре-ноябре 2007г., октябре-ноябре 2008г., позволили определить, что деятельность органов ТОС направлена на поиск оптимальных способов решения проблем членов сообществ, на совершенствование сложившейся системы общественных формирований. Руководители КТОСов всегда были заинтересованы в развитии территориального самоуправления и эффективном взаимодействии как с гражданами, так и органами власти. Следует выделить существенное изменение взглядов председателей КТОС за прошедшее время между исследованиями (с 1999 по 2006-2008 гг.) на суть взаимоотношений и возможности активного участия граждан. В ходе исследования было обнаружено, что в большинстве случаев отношения органов ТОС и граждан оцениваются как партнёрские, основанные на взаимопомощи, что привело к следующим выводам. В первую очередь формализованным и неформализованным единицам местного сообщества следует закрепить статус партнерства между собой, обеспечив консолидацию сил и возможностей в социальной практике общественного самоуправления на конкретном пространстве. Омские исследования разных лет прослеживают тенденцию к совершенствованию взаимодействия граждан и органов ТОС и нахождению баланса интересов, к усилению ролевых позиций формализованных структур в социальном управлении муниципальной системой. Намечен процесс встраивания ТОС в гражданское инициативное движение. Респонденты также обосновали необходимость заключения партнерских отношений и с органами власти в целях оптимизации не только самоуправленческих функций, но и социального управления муниципальной системой. Этим моментом комментируется факт возрастания требований данного социального института к качеству своей работы и проблемам, которые сопровождают деятельность ТОС. Также исследования в Омске выделили дифференциацию в оценке видов существующего участия членов местного сообщества в деятельности соответствующего КТОСа, и в потребности такого участия со стороны самого КТОСа.

Таким образом, кумуляция граждан на основе общественных инициатив является одной из возможных стратегий самоорганизации местного сообщества и его последующего самоуправленческого поведения. Отсюда определяем, что самоуправленческое поведение местных сообществ и их членов это самостоятельное управление качеством жизни внутри локальной территории, связанной с местом жительства, собственными силами и с учетом собственных возможностей в условиях муниципальной системы. Главной проблемой в реализации самоуправленческого поведения является факт низкой активности членов местных сообществ. Констатируется, что сознание членов местного сообщества еще осталось во многом на предметно-деятельном уровне, где главное внимание уделяется конкретным результатам деятельности именно органов ТОС, без собственного активного участия. Поэтому участие сообществ в самоуправленческой деятельности на собственной территории требует мотивации. Мотивирование самоуправленческого поведения местного сообщества имеет особое значение: если личные интересы индивида совпадают с общественными интересами, происходит постоянное развитие и укрепление позиций системы общественного самоуправления.

Глава 4. Социальное управление в контексте внешних поведенческих установок местных сообществ. 4.1. Доверие и интерес являются стимулами поведения местных сообществ при обеспечении взаимодействия административного и общественного уровня в условиях социально-экономического развития муниципальной системы. В исследовании категория доверия рассматривается под двойным углом: доверие индивидов друг к другу и к местному сообществу (горизонтальное доверие); а также доверие индивидов и местного сообщества в целом к органам власти (вертикальное доверие). Доверие местных сообществ не просто стимул, а стимул-фактор воспроизводства социального капитала гражданского общества. Связано это с тем, что горизонтальная проекция доверия влияет на самоорганизацию местного сообщества и позволяет формировать единство интересов и потребностей, культурное пространство, степень индивидуальной свободы. Результаты исследования в городе показывают, что успеха в жизни можно добиться при условии недоверия людям. Поэтому, к сожалению, респонденты в вопросах повседневной защиты собственных интересов и потребностей, а также обеспечения качества своей жизни в большей степени ориентируются на индивидуальные возможности и поддержку семьи. Помощь со стороны органов власти любого уровня они выделяют в последнюю очередь. Исследования ФОМ также отражают тенденцию, характеризующуюся осторожным отношением к людям[27]. Семейные ценности остаются доминантой в шкале социокультурных стандартов. По результатам исследования первое место в шкале ценностных приоритетов было отдано семье - 71%. Поэтому следует актуализировать совместные формы участия членов семей в развитии локальной территории, что должно способствовать построению доверительных отношений индивидов друг к другу. Данный социальный параметр усилит доверительные позиции местных сообществ по отношению к публичной власти. Это в свою очередь определяет эффективность самоорганизационного и самоуправленческого поведения и позволяет местным сообществам реализовываться как субъектно-управленческий потенциал.

Вертикальное доверие участвует в формировании информационно-кибернетической системы социального управления, обеспечивает гомеостатические воспроизводственные процедуры с целью гармонизации взаимоотношений и соблюдения баланса интересов и единства фоновых ожиданий. Социологические исследования 2006-2008гг. в г. Омске выявили существующую проблему доверия членов местного сообщества к органам власти различного уровня. Особо подчеркивается низкий уровень доверия к муниципальным органам власти, что свидетельствует о том, что местное сообщество непосредственно связывает качество своей жизни именно с действиями и функционированием органов местного самоуправления. Ощущение надежности и уверенности в завтрашнем дне члены местного сообщества определяют через социальную эффективность реализации муниципальных властных полномочий.

Другие результаты показали прямую зависимость степени доверия местным властным структурам от состояния предоставляемых ими муниципальных услуг, которые в свою очередь определяют необходимое качество жизнедеятельности членов местных сообществ. В настоящее время степень удовлетворенности качеством услуг оказываемых органами муниципальной власти имеет низкие показатели во всех сферах, поэтому большинство респондентов (87% опрошенных) отметили, что они доверяют и будут доверять органам местного самоуправления в том случае, если муниципальные услуги будут соответствовать социальным нормам качества жизни. По мнению респондентов, органы муниципальной власти не заинтересованы в выстраивании доверительных отношений с местным сообществом, поскольку практически не прислушиваются и к общественному мнению. Такое частное состояние дел подтверждается рядом других исследований (ИСПИ РАН, ГУ-ВШЭ, ФОМ, Ж. Тощенко).

Активное поведение местных сообществ реализуется в случае нахождения интереса в отдельных социальных действиях в пространственно-временном контексте. В муниципальной системе существует необходимость соблюдения баланса индивидуальных, территориальных (местных сообществ) и муниципальных (муниципальной системы) интересов. Фактор, определяющий соотношение территориальных и муниципальных интересов через восприятие их индивидами, это время. Интересы, которые имеют краткосрочный характер, как правило, легче воспринимаются и осознаются индивидами, чем долгосрочные, поскольку задаются социальными практиками и процессами жизнедеятельности, влияют напрямую на качество жизни местных сообществ и их членов. Долгосрочные цели присуще органам местного самоуправления, которые формируют программы, планы, прогнозы развития на основе обозначенных совместных интересов и вопросов местного значения. Наиболее реальное пересечение интересов местного сообщества и местного самоуправления осуществляется на основе среднесрочного периода деятельности, поскольку, с одной стороны, бюрократическая активность административного уровня требует для себя функциональный и временной задел, с другой стороны, местные сообщества ориентированы на такой период реальным сложившимся механизмом взаимоотношений с органами власти.

4.2. Местные сообщества это специфические участники социального управления, совмещающие интегративные роли управляющего (субъекта) и управляемого (объекта) в муниципальной системе. Интегрированное социальное управление в муниципальной системе представляет систематическое и специально организованное комплексное внутреннее воздействие на муниципальную систему со стороны органов местного самоуправления и местного сообщества по упорядочению и совершенствованию ее социально-деятельностной структуры для достижения поставленных целей и реализации муниципальных интересов. Автономное социально-управленческое поведение местного сообщества подразумевает оказание внешнего прямого или опосредованного воздействия местного сообщества на социально-экономическое развитие муниципальной системы через внутренний режим самоорганизации и самоуправления, выступающее в качестве инструмента реализации социальной политики на муниципальном уровне. Интегративная роль управляющего и управляемого разграничивается социально-поведенческим статусом местного сообщества. Социально-поведенческий статус местного сообщества это состояние его активности в определенный момент времени, обусловленное внешними и внутренними обстоятельствами (включая нормативно-правовые) и необходимостью/возможностью осуществления социальных действий.

Муниципальная система содержит в себе кибернетическую основу, определяющую соответствующие правила социального управления. Системно-кибернетический механизм социального управления позволяет построить социальные интеракции в муниципальной системе между административной и общественной подсистемами. Рассмотрение данной схемы (рис.1) характеризуется условностью, поскольку не включает в себя реальные объекты муниципальной системы (муниципальное хозяйство, муниципальную собственность) и показывает только природу субъектно-субъектных взаимоотношений. Характерной чертой таких связей является динамическое равновесие в функциональной структуре муниципальной системы, которое сопутствует реализации основополагающих действий по поддержанию и воспроизводству сложившейся системы социального управления.

Муниципальная система



И – индивиды; ТОС – органы территориального общественного самоуправления

Рис. 1. Системно-кибернетический механизм социального управления муниципальной системой

Динамическая модель социального управления отражает системно-кибернетический принцип «субъектно-субъектных» ориентированных взаимосвязей административного (органы муниципальной власти) и общественного (местные сообщества) уровней, включая их «субъектно-объектное» управляющее восприятие в направлении муниципального хозяйства и экономики. При совпадении границ объекта и субъекта управления в лице местного сообщества проявляется самоорганизационный эффект. При четком разделении рамочных оснований субъекта и объекта управления и фиксации движения управляющего начала - организационный.

Модель социального управления строится на основе методологии Дж. Форрестера (рис. 2) как наиболее полно отражающей факторы управленческих взаимосвязей и характер обратных реакций субъектов управления. Все социальные системы, изменяющиеся во времени, могут быть представлены как конструкции только уровней и временных темпов (табл.2).

Рис. 2. Динамическая модель социального управления муниципальной системой

Таблица 2

Переменные и факторы модели социального управления

Уровневые переменные процесса Темповые факторы, влияющие на переменные
Хi + Хi -
Х1 Индивиды Увеличение активных членов сообщества Уменьшение активных членов сообщества
Х2 Муниципальные органы власти Усиление взаимодействия с местным сообществом Безразличие, отстраненность от территориальных проблем
Х3 Муниципальная собственность Приращение собственности Выбытие, приватизация собственности
Х4 Муниципальные услуги Рост объема и качества муниципальных услуг Уменьшение объема и низкое качество муниципальных услуг
Х5 Потребности Рост степени удовлетворенности потребностей Снижение удовлетворенности соответствующими потребностями
Х6 Доверие Рост доверия Снижение уровня доверия

Сложность представления социально-управленческого процессов в муниципальной системе определяется большим разнообразием структурных элементов, каждый из которых имеет собственные динамические законы функционирования, а также сложными схемами взаимодействия между данными элементами, имеющими лишь относительно постоянные по объему и качеству интеракции.

Исследования позволили раскрыть суть взаимосвязей между базовыми и вспомогательными переменными и силой влияния темповых факторов, отражая реальную социальную практику интеракций основных субъектов самоуправления. Поскольку к общественному мнению органы власти практически не прислушиваются, местные сообщества не торопятся участвовать в деятельности органов местного самоуправления. Омские респонденты (индивиды) не считают необходимым осуществлять свой вклад в жизнедеятельность города, поскольку это: «бессмысленно», «на это есть соответствующие административные структуры», «каждый должен заниматься своим делом».

Со своей стороны в данном вопросе, эксперты административного уровня также как и руководители КТОСов указывают на проблему пассивности мышления населения и потребительское отношение к общественным благам и органам власти[28]. В тоже время степень активности индивидов возрастает именно на локальной территории, на территории своего микрорайона. Личную поддержку функционирования именно ТОС выказали большинство членов местных сообществ. Причинами собственного участия в данной деятельности являются такие доминирующие точки зрения, как «мне небезразлично состояние нашего микрорайона», «принцип: один за всех и все за одного», «хочу, чтобы все изменилось к лучшему». Поэтому следует отметить определенный субъективизм административного уровня в оценке возможностей местного сообщества, что ведет к непониманию между двумя подсистемами, и трудностям формирования доверительных отношений именно с неформализованным представителем местного сообщества - индивидами.

Организационный порядок в муниципальной системе является величиной крайне неопределенной, а социальное управление и самоуправление осуществляется активно в условиях нестабильности. Поэтому в муниципальной системе существует необходимость в регулировании данных процессов, отражающих сущность поведенческих и структурных противоречий.

4.3. Устойчивое взаимодействие органов муниципальной власти и местных сообществ в состоянии социального партнерства возможно при использовании механизма социальной регуляции на основе социального гомеостата. Процесс взаимодействия местного сообщества с административным уровнем имеет разные точки соприкосновения: административная подсистема имеет организационную природу, общественная подсистема - самоорганизационную. Такое установление контактов создает неравновесность, которая способствует созданию новых структур местных сообществ. Регулирующее поведение обязательно имеет территориальную природу и обозначает статус местных сообществ как субъектов регуляционного механизма, обеспечивающих ритмично-фрагментарное воздействие на функциональность и структуру муниципальной системы с целью поддержания социального порядка в ней, ее относительного равновесия и самосохранения. Системная сложность регулирующего поведения самого сообщества определяется характером и разнообразием реакций на внешние воздействия со стороны средового пространства. Механизм саморегулирования социальной системы построен на основе модели социального гомеостата, который представляет совокупность ресурсов и инструментов социального управления и самоуправления системой, базирующаяся на внутреннем противоречии ее подсистем. Такие противоречия обусловлены различием и противоположностью целей подсистем, генерирующие их взаимную конкуренцию, и должны учитывать пространственно-временной фон своего выражения. Динамика гомеостатических преобразований выражена в виде ритмической цепочки событий и явлений: возбуждение (противоречие, раздражение) – изменение (конфликт, повреждение) – компенсация (адаптация, разрешение). В совокупности это раскрывает суть и последовательность действий регуляционного механизма.

Гомеостатические преобразовательные процессы в муниципальной системе возможны только благодаря регуляционному взаимодействию административной и общественной подсистем в увязке с объектами муниципальной хозяйственно-экономической деятельности на основе компенсации их противоречий. Такое взаимодействие генерирует потребность в формировании модели социального гомеостата, позволяющей раскрыть и объяснить саморегулирующий механизм муниципальной системы (рис.3).

Структура гомеостата включает три иерархических уровня, два из которых являются регуляторами-исполнителями, осуществляющие полномочия и функции органов власти (РИ1) и субъектов местного сообщества (РИ2), а третий уровень выполняет функцию регулятора-руководителя (РР) - муниципальная политика и экономика. Гомеостат имеет три контура управления: основной, адаптационный (гражданское общество) и защитный (компенсационный гомеостат). Локальная обратная связь 1 обеспечивает возможность органов власти осуществлять свои властные полномочия. Локальная обратная связь 2 отражает самоорганизационные потребности местных сообществ, возможности по осуществлению ТОС и реализации на местах социальных властных возможностей. Муниципальная система поддерживает гомеостазическое состояние, т.е. динамическое постоянство суммы локальных выходов (Y=Y1+Y2), которая соответствует заданию регулятора-руководителя, поступающему на вход (Y=X). Сигнал, который получает регулятор-руководитель посредством обратной связи =X-Y, воздействует на локальные входы административной и общественной подсистем через изменение их целей, чтобы обеспечивать 0. Суммарный выход Y муниципальной системы преобразуется в социально-экономическое развитие территории.

В социальной практике принцип социального гомеостазиса реализуется в том, что муниципальная система за счет внутренних ресурсов поддерживает свою жизнедеятельность, а в случае возникновения дисфункционального состояния система выживает за счет изменения целей и параметров состояния и функционирования своих подсистем. Поэтому анализ муниципальной системы как самообеспечивающей и саморегулирующей собственную жизнедеятельность системы должен быть направлен на исследование роли и функций ее субъектно-объектных компонентов, сосредоточенных на удовлетворение потребностей системы, а, следовательно, на сохранение гомеостазиса, выживания и развития.

НПБ

у у

Противоречия интересов

Низкий уровень доверия

Y1 Y2

Компенсационный гомеостат

к к

Локальная обратная связь 1 Локальная обратная связь 2

Y

Генеральная обратная связь

Рис. 3. Гомеостат муниципальной системы

Обозначения: НПБ - нормативно-правовая база, МС - муниципальная собственность, МХ - муниципальное хозяйство, П - потребности, ПМУ- получение муниципальных услуг, ВОУ- высший орган управления, К- контроль, У- управление, Блок МС - блок местных сообществ, Властный блок - органы местного самоуправления.

II. ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Монографии

1. Киселева А. М. Территориальное общественное самоуправление как форма самоорганизации местного сообщества. Монография. СПб.: Издательство «Инфо-Да», 2007. 192 с. (12 п.л.).

2. Киселева А.М. Поведение местных сообществ в структуре гражданского общества. Монография. М.: Информ-Знание, 2009. 240 с. (15 п.л.).

3. Киселева А.М. Государственное и муниципальное управление / Социокультурный портрет Омской области (коллективная монография) / Под ред. проф. В.С. Половинко. Омск: Изд-во ОмГУ, 2011. С. 454-542 (34,5/5,5 п.л.).

Статьи в рецензируемых журналах

  1. Киселева А.М. Проблемы гражданской активности членов местного сообщества // Личность. Культура. Общество. 2007. Т.9. Спец. вып. 1 (35). С. 192-202 (0,63 п.л.).
  2. Киселева А.М. Системный анализ местного сообщества // Личность. Культура. Общество. 2008. Т.10. Выпуск 2 (41). С. 288-294 (0,6 п.л.).
  3. Киселева А.М. Развитие территориального общественного самоуправления в крупном городе // Социологические исследования. 2008. № 10. С. 73-80 (0,5 п.л.).
  4. Киселева А.М. Информационная модель системы муниципального управления // Известия высших учебных заведений: Социология. Экономика. Политика. 2009. № 3. С. 90-94 (0,4 п.л.).
  5. Киселева А.М. Самоорганизация местных сообществ в синергетической парадигме // Личность. Культура. Общество. 2009. Т.11. Выпуск 3 (50). С. 409-414 (0,4 п.л.).

9. Киселева А.М. О роли индивидов в организации местных сообществ // Известия высших учебных заведений: Социология. Экономика. Политика. 2009. № 4. С. 26-29 (0,45. п.л.)

  1. Киселева А.М. Роль доверия местных сообществ в социально-управленческих процессах // Известия высших учебных заведений: Социология. Экономика. Политика. 2010. № 3. С.15-19 (0,4 п.л.).
  2. Киселева А.М. Местные сообщества в структуре муниципального хозяйства // Вестник Омского университета. Серия «Экономика». 2010. № 2. С.94-99 (0,4 п.л.).
  3. Киселева А.М. Проблема устойчивого равновесия муниципальной системы // Личность. Культура. Общество. 2011. Т.13. Выпуск 1 (61-62). С. 310-315 (0,5 п.л.).
  4. Киселева А.М. Активное социальное поведение местных сообществ // Научный вестник УрАГС. 2011. № 2 (15). С.184-191 (0,6 п.л.).
  5. Киселева А.М. Самоуправленческий потенциал местных сообществ // Омский научный вестник. 2011. № 4. (0,5 п.л.).
  6. Киселева А.М. Теоретико-методологические концепции исследования социального поведения местных сообществ // Вестник Омского университета. Серия «Экономика». 2011. № 3. (0,5 п.л.).
  7. Киселева А.М. К вопросу о поведении местных сообществ в муниципальной системе // Дискуссия. 2011. № 7. (0,63 п.л.).

Статьи в других изданиях

  1. Киселева А.М. К вопросу о генезисе систем местного самоуправления // Омский научный вестник. 1998. № 4 - сентябрь. С. 3-6 (0,4 п.л.).
  2. Киселева А.М. Муниципальное предприятие как элемент муниципального сектора экономики / Современные проблемы менеджмента: Сб. науч. тр. Омск: ОмГТУ, 1999. С.62-65 (0,4 п.л.).
  3. Киселева А.М. Проблемы инвестиционного менеджмента на муниципальном уровне // Проблемы развития экономики Омского Прииртышья в переходный период. Сб. науч. тр. по матер. межд. науч. конф., посвященной 45-летию филиала ВЗФЭИ в г. Омске. Омск: ВЗФЭИ, 1999. С.85-88 (0,4 п.л.).
  4. Киселева А.М. Финансовый менеджмент муниципальных предприятий / Управление на предприятии: Сб. науч. тр. Омск: ОмГТУ, 2000. С.42-46 (0,4 п.л.).
  5. Киселева А.М. Организация и рационализация условий труда в муниципальной системе / Региональные проблемы условий труда в экономике переходного периода: Сб. науч. тр. Омск: ОмГТУ, 2001. С.28-31 (0,4 п.л.).
  6. Киселева А.М. Местное самоуправление как основа социального управления на территории / Российская государственность и местное самоуправление. Сб. науч. тр. М.: МЭПИ, 2001. С. 27-31 (0,43 п.л.).
  7. Киселева А.М. Муниципальная собственность: организация и управление / Экономика и инновационная деятельность: Сб. науч. тр. Омск: ОмГТУ, 2001. С. 47-53 (0,4 п.л.).
  8. Киселева А.М., Рой О.М. Состояние и перспективы территориального общественного самоуправления в Омском регионе // Проблемы местного самоуправления. 2002. № 1. С.48-55 (0,5/0,2 п.л.).
  9. Киселева А.М. Система управления и распределения власти в условиях бюджетного федерализма / Омская область - пути и перспективы развития: Сб. науч. тр. Омск: Изд-во Администрации Омской области, 2002. С. 185-189 (0,4 п.л.).
  10. Киселева А.М. Муниципальное образование – территория социального управления / Местное самоуправление - механизм реализации конституционности России. М.: МЭПИ, 2002. С. 37-42 (0,6 п.л.).
  11. Киселева А.М. Социально-экономические факторы развития российского местного самоуправления / Экономика и труд: Сб. науч. тр. Вып. 6. Посвящается памяти проф. П.Е. Стрельца. Омск: ОмГУ, 2002. С.488-493 (0,4 п.л.).
  12. Киселева А.М. Социально-экономические факторы жизнедеятельности населения как условие саморазвития региона / Повышение качества жизни - основа устойчивого развития регионов: Сб. науч. тр. Омск: Изд-во Администрации Омской области, 2003. С.161-164 (0,43 п.л.).
  13. Киселева А.М. К вопросу о территориальных проблемах социально-экономического развития Севера // Северный регион: стратегия и перспективы развития: Сб. докл. по итогам межд. науч. конф., Ч.1. Сургут: Изд-во СурГУ, 2003. С.140-143 (0,4 п.л.).
  14. Киселева А.М. К вопросу о проблемах взаимоотношений местного самоуправления и территориального общественного самоуправления / Перспективы развития территориального общественного самоуправления в городе Омске. Сб. науч. тр. Омск: Изд-во Администрации г. Омска, 2004. С.50-53 (0,4 п.л.).
  15. Киселева А.М. Необходимость региональной диагностики для формирования социально - экономического развития северных территорий / Северная цивилизация: становление, проблемы, перспективы. Сб. науч. тр. Сургут, 10-11июня 2004 г. Сургут: Изд-во СурГУ, 2004. С.104-106 (0,4 п.л.).
  16. Киселева А.М. К вопросу о необходимости диагностики социально-экономического развития регионов // Вестник Омского университета. Серия «Экономика». 2004. № 2. С.44-47 (0,4 п.л.).
  17. Киселева А.М. Местное сообщество как социально-экономический субъект управления территорией / Становление и развитие рыночных отношений в регионе. Матер. межд. научно-практ. конф. 15 дек. 2005 г. Омск: Вестник Филиала ВЗФЭИ в г. Омске. С.95-98 (0,4 п.л.).
  18. Киселева А.М. Влияние органов ТОС на формирование гражданских инициатив / О роли органов территориального общественного самоуправления в развитии инициатив населения в решении вопросов местного значения. Сб. науч. тр. Омск: Изд-во Администрации г. Омска, 2006. С.34-36 (0,5 п.л.).
  19. Киселева А.М. Социальное партнерство органов муниципальной власти и территориального общественного самоуправления // Вестник Омского университета. Серия «Экономика». 2005. № 2. С.11-14 (0,4 п.л.).
  20. Киселева А.М. Местное сообщество как основа формирования гражданского общества в России // Вестник Омского университета. Серия «Экономика». 2007. № 1. С.11-14 (0,4 п.л.).
  21. Киселева А.М. Социальный аспект управления муниципальной собственностью // Собственность и государство (вопросы теории и практики): сб. тр. межд. научно-практ. конф. Пенза: АНОО «Приволжский Дом Знаний», 2007. С. 90-92 (0,5 п.л.).
  22. Киселева А.М. Гражданское общество как социально-экономический коммуникационный процесс между органами власти и местным сообществом / Двенадцатые апрельские экономические чтения. Сб. тр. межд. научно-практ. конференции. Т.II «Экономика. Образование». Омск: ОмГУ, 2007. С. 54-57 (0,43 п.л.).
  23. Киселева А.М. К вопросу о генезисе гражданского общества // Вестник Омского университета. Серия «Экономика». 2008. № 1. С.12-16 (0,4 п.л.).
  24. Киселева А.М. К вопросу о качестве жизни местного сообщества в муниципальной системе / Социальные проблемы развития экономики: сборник науч. тр. Омск: Изд-во ОмГТУ, 2008. С. 29-34 (0,4 п.л.).
  25. Киселева А.М. Роль местных сообществ в развитии общественного института самоуправления / Политика, экономика, социум: стратегические приоритеты развития и механизмы взаимодействия в современной России. Международная конференция, 26-27 ноября 2008 г. Секция 3,4. Екатеринбург: УрАГС, 2008. С.84-86 (0,4 п.л.).
  26. Киселева А.М. Российский исторический опыт как условие развития способностей местных сообществ к самоуправлению // Вестник Омского университета. Серия «Экономика». 2009. № 2. С. 30-34 (0,4 п.л.).
  27. Киселева А.М. Самоуправленческая основа местного сообщества/Социально-экономическая политика государства и возможности ее реализации в современных условиях: сб. тр. межд. научно-практ. конф. Пенза: АНОО «Приволжский Дом Знаний», 2009. С.72-75 (0,4 п.л.).
  28. Киселева А.М. Взаимодействие местных сообществ и органов местного самоуправления в структуре социального управления // Государство, политика, социум: вызовы и стратегические приоритеты развития. Международная научная конференция. Екатеринбург. 26-27 ноября 2009 г. Сб. статей. Часть 2. Екатеринбург: УрАГС, 2009. С. 207-210 (0,3 п.л.).
  29. Киселева А.М. Местные сообщества как субъекты формирования гражданского общества / Х Международная научная конференция ГУ ВШЭ по проблемам развития экономики и общества В 3 кн.: Том 3. М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2010. С.438-446 (0,6 п.л.).
  30. Киселева А.М. Социально-управленческое взаимодействие органов местного самоуправления и местных сообществ / Университеты России и их вклад в образовательное и научное развитие регионов страны: сб. науч. тр. Омск: Изд-во ОмГУ, 2010. С.87-91 (0,4 п.л.).
  31. Киселева А.М., Рой О.М., Евдокимова М.В. Объединение сельских поселений как способ оптимизации муниципально-территориального устройства // Муниципальная власть. 2010. № 4. С. 26-31 (1,0 / 0,5 п.л.).
  32. Киселева А.М. К вопросу об исследовании программ социально-экономических программ муниципальных районов Омской области / Современный менеджмент: условие и фактор модернизируемой экономики. Матер. межд. заочн. научно-практ. конф. Омск: Изд-во ОмГУ, 2010. С.177-181 (0,5 п.л.).
  33. Киселева А.М. Опыт взаимодействия местных сообществ с органами власти в сфере противодействия коррупции в омском регионе // Государство, политика, социум: вызовы и стратегические приоритеты развития. Международная конференция, 25-26 ноября 2010. Ч. 2. Екатеринбург: УрАГС, 2010. С. 231-235 (0,3 п.л.).

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

Киселева Альбина Мусаевна

Тема диссертационного исследования

Поведение местных сообществ в системе социального управления

муниципальным образованием

Научный консультант

Рой Олег Михайлович

Изготовление оригинал-макета

Киселева Альбина Мусаевна

Подписано в печать 01.07.2011 года

Тираж 100 экз. Усл. п.л. 2,0

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского

Издательство ОмГУ. Заказ №________

644077, Омск77, пр. Мира, 55а


[1] См.: Бауман З. Индивидуализированное общество. М., 2005; Бек У. Общество риска: на пути к другому модерну. М., 2000; Бергер П., Бергер Б., Коллинз Р. Личностно-ориентированная социология. М, 2004; Градовский А.Д. Сочинения. СПб., 2004; Коулмен Дж. Капитал социальный и человеческий//Общественные науки и современность. 2001.№ 3; Резник Ю.М. Человек и общество (опыт комплексного изучения)//ЛКО. 2000. Т.2. Вып.3; Рено А. Эра индивида. К истории субъективности. СПб, 2002; Тощенко Ж. Парадоксальный человек. М., 2008; Фирт Р. Структура и организация в малом сообществе//ЛКО. 2001. Т.3. Вып.4; Элиас Н. Общество индивидов. М., 2001; Фулье А. Современная наука об обществе. М., 2007.

[2] См.: Берк Э Правление, политика и общество. М., 2001; Вирт Л. Городское общество и цивилизация//ЛКО. 2006. Т.8. Вып.2; Гидденс Э. Устроение общества: Очерк теории структурации. М., 2005; Добрякова М.С. Исследование локальных сообществ в социологической традиции//Социологические исследования. 1999. №7; Кастельс М. Информационная эпоха: Экономика, общество и культура. М., 2000; Кокарев И. Е. Соседские сообщества: путь к будущему России. М., 2001; Коркунов Н.М. Русское государственное право. СПб., 1901; Луман Н. Общество как социальная система. М., 2004; Парсонс Т. Система современных обществ. - М.,1997; Пылин В.В. Местные сообщества как основа гражданского общества/Гуманитарные технологии и политический процесс в России. СПб., 2001; Теннис Ф. Общность и общество: Основные понятия чистой социологии. СПб.,2002; Токвиль А. Демократия в Америке. М., 1992.

[3] См.: Зборовский Г.Е. Общая социология. М., 2006; Hillery G.H. Definitions of Community: Areas of Agreement//Rural Sociology. 1955. V.20; Schnore L.F. Community//Sociology. N.Y., 1973; Ядов В.А. Социологическое исследование: методология, программы, методы. М., 2007.

[4] См.: Берджесс Э. Рост городов: введение в исследовательский проект//ЛКО. 2002. Т.4. Вып.1-2; Вирт Л. Избранные работы по социологии. М.,2005; Маккензи Р.Д. Экологический подход к изучению человеческого сообщества//ЛКО. 2001. Т.3. Вып.4; Парк Р. Экология человека//Теория общества: фундаментальные проблемы. М.,1999; Park R., Burdess E. Introduction to the Science of Sociology. Chicago and London, 1969.

[5] См.: Вебер М. История хозяйства. Город. М., 2001; Дюркгейм Э. О разделении общественного труда; Метод социологии. М.,1991; Зиммель Г. Большие города и духовная жизнь//Логос. 2002. № 3-4; Мерлен П. Город. Количественные методы изучения.М., 1977; Рой О.М. Управление городом: основы муниципального менеджмента. Омск, 2000; Теннис Ф. Общность и общество: Основные понятия чистой социологии. СПб.,2002.

[6] См.: Ахиезер А. Российское пространство как предмет осмысления//Отечественные записки. 2002. №6(7); Бурдье П. Социология социального пространства. СПб.,2005; Глазычев В.Л. Социально-экологическая интерпретация городской среды. М., 1984; Гусейнов Г. Пространство//Отечественные записки. 2002. №6(7); Дулина Н. В. Город в трансформирующемся обществе: методология и практика исследования. Волгоград, 2006; Заболотная Г.М. Социально-политическое пространство региона: социологический анализ. Дис….докт. социол. наук. Тюмень, 2003; Кондратьев Н.Л. Основные учения о законах развития общественной жизни//Избранные сочинения. М.,1993; Луман Н. Мировое время и история систем: об отношениях между временными горизонтами и социальными структурами общественных систем//ЛОГОС. 2004. Вып.5; Лэндри Ч. Креативный город. М., 2006; Маккензи Р.Д. Экологический подход к изучению человеческого сообщества//ЛКО. 2001. Т.3. Вып.4; Макинтайр Р. Местная община как фактор социально-экономического возрождения страны//Проблемы теории и практики управления. 2003. №1; Мерлен П. Город. Количественные методы изучения. М.,1977; Мостепаненко А. Пространство – время и физическое познание. М., 1979; Писачкин В.А. Социология жизненного пространства. Саранск, 1997; Рязанцев И. П., Завалишин А.Ю. Территориальное поведение россиян (историко-социологический аспект). М., 2006; Трущенко О.Е. Престиж центра: Городская социальная сегрегация в Москве. М., 1995; Филиппов А.Ф. Социология пространства. СПб., 2008; Хабибуллин А.И. Управление территориальными структурами города: институциональный аспект. Саратов, 2000.

[7] См.: Аристотель Политика. М., 2005; Ахиезер И., Клямкин И., Яковенко И. История России: конец или новое начало? М., 2005; Гегель Г.В. Философия права.- М.,1990; Гоббс Т. Левиафан. М., 2001; Грамши А. Избранные произведения. М., 1980; Дилигенский Г.Г. Существует ли в России гражданское общество?//Поговорим о гражданском обществе. М., 2001; Заславская Т.И. Социентальная трансформация российского общества: деятельностно-структурная концепция. М., 2002; Кокарев И.Е. На пути к гражданскому обществу. М., 2005; Красин Ю., Галкин А. Гражданское общество: путь к стабильности//Диалог. 1992. №3; Либоракина М. Сильное государство невозможно без сильного гражданского общества//Гражданское общество и государство.М.,2005; Локк Дж. Два трактата о правлении/Сочинения: В 3 т. М., 1985; Мамардашвили М.К. Сознание и цивилизация: тексты и беседы М., 2004; Макиавелли Н. Государь. М., 2003; Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – начало XX в.): В 2 т. СПб., 2003; Остром В. Смысл американского федерализма: что такое самоуправляющееся общество. М., 1993; Руссо Ж.Ж. Об общественном договоре. М.,1998; Солженицын А.И. Как нам обустроить Россию: Посильные соображения. Л., 1990; Токвиль А. Демократия в Америке. М.,1992; Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность. М.,1992.

[8] Парсонс Т. О социальных системах. М. 2002.

[9] См.: Анохин П.К. Философские аспекты теории функциональной системы/Избранные труды. М.,1978; Афанасьев В.Г. Системность и общество. М.,1980; Берталанфи Л. Общая теория систем: Критический обзор//Исследования по общей теории систем. М.,1969; Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. М., 1973; Гиг Дж. ван Прикладная общая теория систем: в 2 кн. М.,1981; Кетле А. Социальная система и законы ею управляющие. СПб.,1866; Спенсер Г. Основания социологии: в 2 т. СПб.,1876-1877; Тахтарев К.М. Социологические труды. СПб., 2006; Уемов А.И. Системный подход и общая теория систем. М.,1978.

[10] См.: Бир С. Мозг фирмы. М., 2005; Бир С. Кибернетика и менеджмент. М., 2006; Винер Н. Кибернетика, или управление и связь в животном и машине. М., 1983; Форрестер Дж. Мировая динамика. М., 1978; Эшби Росс У. Введение в кибернетику. М., 2005.

[11] См.: Беккер Г. С. Человеческое поведение: Экономический подход: М:,2003; Вебер М. Основные социологические понятия//Западноевропейская социология ХIX - начала ХХ веков. М., 1996; Гиг Дж. Прикладная общая теория систем: Кн. 1. М., 1981; Гидденс Э. Устроение общества: Очерк теории структурации. М., 2005; Рязанцев И. П., Завалишин А.Ю. Территориальное поведение россиян (историко-социологический аспект). М., 2006; Мизес Л. Человеческая деятельность: Трактат по экономической теории. М., 2000; Парсонс Т. О структуре социального действия. М., 2000; Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие. СПб.2000; Штомпка П. Социология: Анализ современного общества. М., 2005.

[12] Ахиезер И., Клямкин И., Яковенко И. История России: конец или новое начало? М., 2005; Бауман З. Текучая современность. СПб., 2008; Беляев И.Д. Земский строй на Руси. СПб., 2004; Вебер М. Избранное. Образ общества. М., 1994; Заславская Т.И. Современное российское общество: Социальный механизм трансформации. М., 2004; Кокарев И. Е. Соседские сообщества: путь к будущему России. М., 2001; Кутковец Т., Клямкин И. Русская самобытность. М., 2000; Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – начало XX в.): В 2 т. СПб., 2003; Солженицын А.И. Что нам под силам//Аргументы и факты. №5. 2008; Хальбвакс М. Социальные классы и морфология. М., 2000; Шомина Е.С. Жители и дома. М., 1999.

[13] См.: Василькова В.В. Порядок и хаос в развитии социальных систем: синергетика и теория социальной самоорганизации. СПб., 1999; Ельчанинов М.С. Социальная синергетика и катастрофы России в эпоху модерна. М., 2005; Романов В.Л. Социальная самоорганизация и государственность. М., 2003; Рузавин Г.И. Самоорганизация и организация в развитом обществе//Вопросы философии. 1995. №8.

[14] См.: Богданов А.А.Тектология. Всеобщая организационная наука. М., 2003; Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Основания синергетики. Синергетическое мировидение. М., 2005; Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г. Синергетика – теория самоорганизации. Идеи, методы, перспективы. М., 1983; Милованов В.П. Синергетика и самоорганизация: экономика, биофизика. М., 2005; Николис Дж. Динамика иерархических систем. Эволюционное направление. М., 1989; Пригожин И., Николис Г. Познание сложного. М., 2008; Хакен Г. Синергетика: Иерархии неустойчивости в самоорганизующихся системах и устройствах. М., 1985; и др.

[15] См.: Безобразов В.П. Избранные труды. М., 2001; Васильчиков А.И. О самоуправлении: Сравнительный анализ русских и иностранных земских и общественных учреждений. СПб., 1869-1871; Велихов Л.А. Основы городского хозяйства. Общее учение о городе, его управлении, финансах и методе хозяйства. М.-Л., 1928; Генисаретский О. Организация территориального, общественного и гражданского самоуправления в городе//www.procept. ru/ publications/organizatsia_samoupravlenia.html; Градовский А.Д. Сочинения. СПб., 2004; Коркунов Н.М. Русское государственное право. СПб., 1901; Лазаревский Н.И. Автономия. СПб, 1906; Черкасов А.И. Сравнительное местное управление: теория и практика. М., 1998; Чичерин Б.Н. Собственность и государство. СПб., 2005; Широков А., Юркова С. Организационные формы участия населения в осуществлении местного самоуправления//Муниципальная власть. 2004. №5; Шомина Е.С. Уроки демократии по месту жительства (Граждане Великобритании в борьбе за достойное жилье). М., 2001; Юркова С.Н., Широков А.Н. ТОС//Городское управление. 1997. №6.

[16] См.: Еллинек Г. Общее учение о государстве. СПб., 2004; Остром В. Демократия и самоуправление//Государство и право.1994. №4; Токвиль А. Демократия в Америке. М., 1992.

[17] См.: Вагин В.В. Городская социология. М., 2000; Глазычев В.Л. Социально-экологическая интерпретация городской среды. М., 1984; Голенкова З.Т., Витюк В.В., Гридчин Ю.В. Становление гражданского общества и социальная стратификация//Социологические исследования. 1995. №6; Модель И.М., Модель Б.С. Власть и гражданское сообщество России: от социального взаимодействия - к социальному партнерству. Екатеринбург, 1998; Пылин В.В. Народовластие в системе местного самоуправления. СПб., 1998; Рывкина Р.В. Социология российских реформ. М., 2004; Цветкова Г. Социальное управление на муниципальном уровне // Экономист. 1999. №7.

[18] См.: Карапетян Л. Концептуальные вопросы социального управления//Проблемы теории и практики управления. 1999. № 5; Кетле А. Социальная система и законы ею управляющие. СПб., 1866; Остром В. Смысл американского федерализма: что такое самоуправляющееся общество. М., 1993; Пригожин А.И. Современная социология организаций. М., 1995; Тахтарев К.М. Социологические труды. СПб., 2006.

[19] См.: Кертман Г. Межличностное доверие в России//Социальная реальность. 2006. №4; Селигмен А. Проблема доверия. М., 2002; Фукуяма Ф. Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию. М., 2004; Штомпка П. Социология социальных изменений. М., 1996.

[20] См.: Здравомыслов А.Г. Потребности. Интересы. Ценности. М., 1996; Рой О.М. Управление городом: основы муниципального менеджмента. Омск, 2000; Ханипов А.Т. Интересы как форма общественных отношений. Новосибирск, 1987; Штомпка П. Социология. Анализ современного общества. М., 2005.

[21] Астафьев В.И., Горский Ю.М., Поспелов Д.А. Модели гомеостатики в искусственном интеллекте//Технич. кибернетика. 1992. №5; Винер Н. Индивидуальный и общественный гомеостазис//Общественные науки и современность. 1994. № 6; Горский Ю.М. Основы гомеостатики. Гармония и дисгармония в живых, природных, социальных и искусственных системах. Иркутск, 1998; Разумов В.И. Использование принципа внутреннего противоречия в моделировании систем гомеостатического типа//Методология и методика естественных наук: Сб. науч. трудов. Омск, 1997; Степанов А.М. Основы медицинской гомеостатики (лекции по теории и практике биоинформационных коррекций). М., 1993; Теслинов А.Г. Развитие систем управления: методология и концептуальные структуры. М., 1998.

[22] Киселева А.М. Социальные формы местного самоуправления в переходный период. Дисс. на соиск. науч. ст. канд. соц. наук. Омск: ОмГТУ, 2000г. 192 с.

[23] Исследования проведены в рамках научного гранта Фонда «Научный потенциал» № 56 от 30.12.2005 г.

[24] Там же.

[25] Гражданское общество современной России. Социологические зарисовки с натуры. М., 2008. С.296.

[26] Стенограмма парламентских слушаний Комитета по вопросам местного самоуправления на тему «Вопросы организации и деятельности ТОС» 02.06.2009 г. URL: www.duma.gov.ru/localcom/docs/meropriyatiya/2009-06-02_slushaniya_stenogramma.htm.

[27] Межличностное доверие и взаимопомощь в российском обществе. 26-27 апреля 2008 г. URL: www. fom.ru.

[28] Экспертные опросы председателей комитетов территориального общественного самоуправления города Омска (апрель-май 2006г., n = 65), специалистов муниципальных администраций г. Омска и Омской области (май 2006г., n = 455), анкетирование членов местных сообществ (октябрь-ноябрь 2007 г., октябрь-ноябрь 2008 г., n = 1970).



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.