WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Образ благотворительности в информационном пространстве российских средств массовой коммуник а ции

На правах рукописи

Тупаева Агния Сергеевна

ОБРАЗ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ

В ИНФОРМАЦИОННОМ ПРОСТРАНСТВЕ

РОССИЙСКИХ СРЕДСТВ МАССОВОЙ КОММУНИКАЦИИ

Специальность 22.00.06 – Социология культуры

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

Майкоп

2013

Диссертация выполнена на кафедре государственного, муниципального управления и социологии ФГБОУ ВПО «Казанский национальный исследовательский технологический университет»

Научный руководитель: Зинурова Раушания Ильшатовна

доктор социологических наук, профессор

Официальные оппоненты: Шадже Асиет Юсуфовна

доктор философских наук, профессор,

ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный

университет», профессор кафедры философии и социологии, г. Майкоп

Янкина Ирина Анатольевна

доктор социологических наук, доцент,

НОУ ВПО «Таганрогский институт управления

и экономики», зав. кафедрой государственного

и муниципального управления и экономики,

г. Таганрог

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Казанский государственный

энергетический университет»

Защита состоится «26» апреля 2013 г. в 10.00 на заседании диссертационного совета Д 212.001.05 при ФБГОУ ВПО «Адыгейский государственный университет»: 385000, г. Майкоп, ул. Первомайская, 208, конференц-зал.

С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в научной библиотеке Адыгейского государственного университета. Текст автореферата опубликован на сайте Высшей аттестационной комиссии (ВАК) http://www.vak2.ed.gov.ru/ и на сайте ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет» http://www.adygnet.ru/ «25» марта 2013г.

Автореферат разослан «25» марта 2013 г.

Ученый секретарь диссертационного совета С.А. Ляушева

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Институт благотворительности выполняет в обществе социально-важную функцию социальной защиты тех слоев населения, которым не может помочь в полной мере государство, но которые остро нуждаются в помощи. Также благотворительность входит в систему воспитания подрастающего поколения, что способствует гуманизации общества и улучшению социально-психологического климата в обществе.

Благотворительность становится одним из многих социальных институтов нашего современного общества, имеющим свою структуру, функции и механизмы развития. За последние годы количество благотворительных фондов увеличилось на 58% (5704 на 1.01.2011 по сравнению с 3314 на 01.01.2008)[1].

Согласно Мировому рейтингу благотворительности, проведенного международной организацией CAF в 146 странах мира в 2012 г. 20% населения мира занимались волонтерской деятельностью, 30% – делали благотворительные пожертвования и 45% оказывали непосредственную помощь нуждающимся. Россия в данном рейтинге занимает 127 место (это на 11 позиций выше по сравнению с 2010 г.). По результатам исследования 29% населения в нашей стране оказывает непосредственную помощь нуждающимся (29% – 2010 г.), 7% – жертвуют деньги через благотворительные организации (6% – 2010 г.) и 17% – занимаются волонтерской деятельностью (20% – 2010 г.).[2]

Все положительные тенденции по распространению идей добровольной помощи в обществе и развитию благотворительной деятельности существуют на фоне негативных стереотипов, сложившихся еще в советский период российской истории и обусловленных патернализмом советских граждан. Суть таких стереотипных тезисов состоит в том, что «благотворительности не существует», «всем нуждающимся может помочь государство», «благотворительностью занимаются лишь богатые люди, для того, чтобы замолить грехи». Средства массовой информации также не в полной мере способствуют развитию благотворительности в обществе в силу отсутствия целенаправленной политики в этой области и низкого уровня владения и применения специальных информационных технологий.

Актуальность исследования транслируемой благотворительной деятельности и образа благотворительности в информационном пространстве состоит в том, что

во-первых, благотворительность в современном обществе выполняет социально-значимую функцию по социальной защите категорий населения, попавших в трудную жизненную ситуацию, крайне нуждающихся в помощи, но которым государство не может помочь в полной мере;

во-вторых, сам процесс благотворительности и возможность участия в нем способствуют гуманизации общества и улучшению социально-психоло-гического климата в России;

в-третьих, благотворительность и лучшие примеры милосердия выступают как составная часть общечеловеческой морали и объединяют на ценностной основе все распространенные религиозные культуры российского общества;

в-четвертых, творение добра есть технология и механизм социально-педагогической системы воспитания как формальной (система образования) так и неформальной (народной педагогики);



в-пятых, средства массовой информации как эффективный институт социализации формируют образцы социальной практики в российском обществе, в том числе и примеры благотворительного поведения;

в-шестых, благотворительность – это эффективный способ решения социальных проблем, что требует должного внимания по отношению к данному феномену со стороны общественности.

В связи с вышеприведенными аргументами исследование образа благотворительности, сконструированного в информационном поле средств массовой информации, становится крайне актуальным, теоретически и практически значимым.

Изучение сложившегося образа благотворительности в информационном пространстве, анализ знаний о благотворительном секторе, интерпретация эмоций-отношений и выявление участия общественности в благотворительной деятельности представляется сегодня одним из наиболее актуальных предметов научного анализа в социологической науке.

Степень научной разработанности проблемы. Многоаспектность поставленной научной проблемы обусловила широкий поиск и анализ научной литературы по данной проблематике. В социологической литературе отсутствуют специальные исследования, объектом которых являются образ благотворительности как феномена. Вместе с тем, имеются работы, посвященные отдельным проблемам благотворительности, которые осуществляют специалисты из разных областей знания. Можно выделить четыре основные группы исследовательского интереса.

В первую группу исследований объединим работы, в которых рассмотрены общие вопросы благотворительности в рамках социологии. Среди них выделим несколько направлений:

• анализ теоретических основ благотворительности (Р.Апресян, Дж. Бредли, М. Дмитриева, Е. Красноперова, А. Линденмайер, П. Лофарг, Д'Оссонвиль, Д. Рэнсел, Э. Мюнстерберг, Э. Фомин, Г. Шмоллер и др.)[3] ;

  • анализ конфессиональных направлений развития благотворительности (П. Георгиевский, П. Дерябин, А.Забелин, В.Ключевский, М. Мчедлов, И. Петропавловский и др.)[4] ;
  • анализ особенностей зарождения и возникновения благотворительности в России (П. Власов, Е. Дегальцев, П.Лыкошин, Е.Максимов, М. Мчедлов, П. Нещеретний, Г. Ульянова, М.Фирсов, Е.Харькова, Л. Хорева, Я. Щапова и др.)[5] ;

• исследование благотворительности как социального института (Ю.Зеликова, И. Модель, Б. Модель, Л. Темникова, Е. Чикадзе, Э.Фомин и др.)[6] ;

  • исследование благотворительности как социальной деятельности (Р. Апресян, Л. Бадя, Н. Беляева, А. Вербицкий, Н.Исакова и др.)[7] ;
  • изучение различных форм благотворительности, например частной благотворительности (А. Боханов, П. Бурышкин, П. Власов, Н.Думова, А. Фролов, В. Скубневский, А.Старцев и др.)[8].

Во вторую группу объединим работы, посвященные исследованию благотворительности в системе социальной работы. Становление социальной работы как науки, и влияние благотворительности на данный процесс изучали А.И.Кравченко, А. И., Фирсов, Е.И. Холостова и др.[9] Исторические аспекты развития благотворительности в русле социальной защиты и превращение социальной работы в профессиональную сферу, рассматривали такие практики, как Н.В. Занозина, Т.Б. Кононова, Е.И.Холостова[10].

В-третью группу можно отнести труды социологов, которые исследовали влияние СМИ на общество и формировании в информационном пространстве тех или иных образов общественных явлений. В этом направлении работали представители различных социологических школ и теоретических течений: П Лазарсфельд, Т. Адорно, П. Шампань, Ю. Хабермас, Г. Дебор, Г. Маркузе, М. Хоркхаймер, Ч.Р. Миллс, А. Гоулднер, Р. Барт, Ж. Липовецки, Ж. Бодрийяр, Г. Дебор, П Лазарсфельд, Р. Мертон, П. Шампань, Л. Пэнто, Л.Бовоне, Э. Ноэль-Нойман, М. Шадсон, С. Коэн, Д. Мейнард и др.[11] Здесь и представители Франкфуртской школы, и неомарксисты, теоретики интеракционистского направления, и сторонники структурно-функциона­листской парадигмы и многие другие, кто внес свой особый вклад в изучение таких проблем, как роль средств массовой информации в социуме и важности установления повестки дня.

В четвертую группу отнесены работы, посвященные анализу феноменологического подхода, ставшего базовым для нашего исследования. Это работы Е.М. Бабосова, П.П. Гайденко, А.А. Грицанова, А.Н. Елсукова, Л.Г. Ионина, Ф.Коркюф, С.А. Кошарного, Б.С. Сивиринова и др.[12]. Особый интерес представляют работы Гуссерля, А.Шюца и Почепцова[13].

Конструкционисткая парадигма, являясь частью феноменологии, позволяет изучить феномены, образы которых представлены в медиа-пространстве. Процессы конструкции и деконструкции в социальной сфере стали предметом тщательного изучения конструкционистского направления в современном социогуманитарном знании. Базовые принципы этого подхода были сформулированы в трудах П. Бергера, Т. Лукмана, П. Бурдье[14]. Именно их теории легли в основу проведения практического диссертационного исследования.

Большое значение также имеют работы, касающиеся анализа качественных методов прикладного социологического исследования. Помощь в реализации данного исследования оказали работы С.А. Белановского, А.С. Готлиб, И.П. Кисилевой, Е.В. Масленникова, В.В. Чередниченко, В.А. Ядова, В.И. Ильина и др.[15]

Завершая обзор литературы, отметим, что выявление образа благотворительности в контексте феноменологической перспективы является малоизученным аспектом. Ввиду того, что проблема изучения образа благотворительности не стала темой специального исследования, восполнение указанного пробела представляется актуальным. Делая вывод, можно сказать, что на сегодняшний день отсутствуют работы, посвященные исследованию образа благотворительности в средствах массовой коммуникации и труды, выявляющие роль печатных изданий и общественности в данном процессе.

Объектом исследования является благотворительность как социальный феномен.

Предметом исследования является образ благотворительности в современном российском информационном пространстве.

Цель диссертационного исследования. Исходя из авторского замысла, целью данной работы является выявление образа благотворительности в российских информационно-аналитических средствах массовой информации.

Путь к достижению цели автор видит в решении следующих задач:

– определить адекватные теоретические подходы к выявлению образа благотворительности;

– изучить понятие «образ» в социологии и выявить понятие «образ благотворительности»;

– на основе теоретического анализа дать определение благотворительности как феномена современного российского общества;

– выявить место благотворительности в информационном пространстве СМИ с помощью анализа вторичных исследовании;

– на основе авторской разработанной методики исследования выявить образ благотворительности, транслируемый в российских печатных изданиях и экспертный образ.

Методологическая и теоретическая база исследования. В качестве теоретико-методологической основы исследования был выбран феноменологический подход. А как частное его проявление – конструкционистский подход – использован в целях определения образа благотворительности в информационном пространстве средств массовой информации. В процессе этого был сделан упор на труды известных конструкционистов: П. Бергера и Т.Лукмана, которые стали основой для методологии анализа образа благотворительности как порождения объективной, символической и субъективной реальности, изучения его особенностей и структуры.

В качестве основных социологических методов эмпирической части работы использовался вторичный анализ данных, представленных в прикладных исследованиях российских социологов, а также качественный контент-анализ печатных изданий, глубокое интервью с экспертами.

Эмпирическая база исследования. Источниковую базу составили:

- аналитические материалы о динамике благотворительности, опубликованные в российских и региональных периодических изданиях, научных трудах и статистических сборниках;

– интернет-сайты, посвященные проблемам в благотворительном секторе;

– массовые опросы общественного мнения, проведенные ВЦИОМ, ФОМ и др;

– исследования в области благотворительности (Т.Б. Журавлева, Е.Левшина, Н.Н. Михеева, В.И. Бахмин, исследовательская группа ЦИРКОН, возглавляемая Задориным);

– материалы авторского качественного контент-аналитического исследования, в котором эмпирическим объектом выступали статьи, опубликованные в таких печатных изданиях, как «Республика Татарстан», «Российская газета», «Вечерняя Казань», за два временных отрезка. Региональные печатные издания анализировались за 2006 год (Год Благотворительности в РТ) и 2010–2012 гг.; анализ «Российской газеты» проведен за 2007 год (Год Благотворительности в РФ) и 2010–2012 гг.;

– данные глубинное интервью с экспертами из числа представителей государственных служащих, академического сообщества, некоммерческих структур, предпринимателей и журналистов. Объектом эмпирического исследования стали 50 человек.

Репрезентативность исследования достигнута путем привлечения объемного и разнообразного источникового материала, опорой на научные (количественные и качественные) методы анализа.

Научная новизна и результаты исследования. Научная новизна определяется постановкой научной проблемы и результатами, полученными на теоретическом и эмпирическом уровнях:

– впервые дан комплексный анализ образа благотворительности с позиций феноменологической социологии;

– предложено авторское определение образа благотворительности в контексте методологии социального конструкционизма;

– создана структура образа благотворительности: как объективная реальность (знания), как символическая реальность (эмоции), как субъективная реальность (поведенческая составляющая образа благотворительности);

– разработана методика эмпирического социологического исследования образа благотворительности, базирующаяся на сочетании количественных и качественных методов;

–выявлен информационный образ благотворительности, конструируемый региональными («Республика Татарстан», «Вечерняя Казань») и федеральным («Российская газета») печатными изданиями; информационный образ изучался на следующих временных отрезках: Год благотворительности в РФ (2006 г.), Год благотворительности в РТ (2007 г.) и 2010-2012 гг.

– впервые предметом качественного социологического исследования стала риторика групп экспертов – представителей различных социальных групп: академического сообщества, государственных структур, бизнеса, некоммерческих организаций и журналистов; выявлена экспертная оценка образа благотворительности различных социальных групп (академическое сообщество, государственные структуры, бизнес, представители некоммерческих организаций и журналисты);





– образ благотворительности рассмотрен как социальный конструкт, а не как объективная реальность.

Положения, выносимые на защиту:

1. Эффективным и адекватным методологическим подходом исследования благотворительности как социального феномена является конструкционистский подход с пониманием благотворительности как образа в информационном пространстве российских средств массовой коммуникации.

2. С точки зрения феноменологии, благотворительность изучается как субъективное отношение к ценности оказания помощи на безвозмездной основе, которое является продуктом взаимосогласования смыслов и значений между действующими индивидами. С позиции конструкционистского подхода благотворительность – социальный конструкт, который оформляется за счет интеграции и переинтерпретации образа благотворительности самими заинтересованными в этом индивидами.

3. Образ благотворительности является сложносоставной и гибкой структурой, в котором различаются три составляющие: знания, эмоции, поведение.

4. Специфика формирования образа благотворительности в глазах общественности под воздействием СМИ состоит в том, что тема благотворительности в информационном пространстве не является актуальной и носит периодический характер, то есть не получила легитимизации на аренах общественного мнения, а существующий образ в информационном пространстве нуждается в качественном формировании.

5. Авторская методика позволяет в достаточной степени раскрыть структуру и содержание образа благотворительности. Результаты эмпирического исследования, проведенного с использованием разработанной методики, состоят в том, что

– выявлен информационный образ, транслирующийся через печатные издания и образ экспертов, наиболее приближенный к идеальному;

– раскрыта трехзвенная структура образа благотворительности;

– выявлена зависимость образа благотворительности от государственного и общественного интереса;

– определен субъективный характер экспертного образа благотворительности, отражающий личное восприятие благотворительности экспертами и формирующий субъективные социальные представления;

– выявлены противоречия между информационным образом и мнением экспертов, что позволяет объяснить отсутствие полноценного и функционального образа благотворительности в средствах массовой коммуникации существованием противоречивого смысла благотворительности в общественном мнении;

6. Образ благотворительности является результатом коллективного истолкования повседневной жизни самих заинтересованных индивидов; его следует рассматривать как социальный конструкт, а не как объективную реальность.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Выдвинутые в диссертации теоретические положения представляют собой определенное приращение знания в области социологии культуры; они могут служить концептуальной основой для дальнейшей разработки конструкционистского подхода к изучению образа благотворительности. Основные положения диссертации могут быть востребованы в учебном процессе при разработке курсов по методологии социологического исследования, социологии социальной работы, социологии массовых коммуникаций. Они окажут помощь исследователям, работающим в смежных отраслях знания – социальным работникам, работникам некоммерческих организации, журналистам и др. Теоретические и практические выводы могут быть использованы представителями органов государственной власти и коммерческих структур для более эффективного взаимодействия с благотворительными организациями. Результаты диссертационного исследования представляют интерес для руководителей благотворительных организаций как рекомендации для формирования общественного интереса путем привлечения внимания на аренах печатных изданий. Из содержания диссертации можно извлечь практические рекомендации, полезные для разработчиков благотворительных концепций и доктрин.

Соответствие темы диссертации требованиям паспорта специальностей ВАК РФ. Диссертация соответствует области исследования специальности 22.00.06 – Социология культуры, особенно в таких ее пунктах как: 11. Культурная коммуникация. Современные коммуникативные технологии и их влияние на духовную жизнь общества; 13. Субъектная структура культуры общества.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации получили отражение в 20 научных публикациях, общим объемом 10,25 п.л., в том числе восьми статьях – в ведущих рецензируемых журналах, определенных ВАК РФ. Основные результаты работы докладывались и были обсуждены на ряде научных конференциях ФБОУ ВПО КНИТУ (2009–2013 гг.); на международных и всероссийских научных конференциях: III международная социологическая конференция «Продолжая Грушина» (Москва, 2013 г.), «Экономические и правовые аспекты регионального развития: история и современность» (Елабуга, 2010), «Взаимодействие институтов гражданского общества в реализации государственной молодежной политики» (Казань, 2012 г.); региональных научных конференциях: «V Адлеровские социологические чтения» (Альметьевск, 2010), «Полимодельность развития системы современного профессионального образования в условиях глобализации и интеграции» (Зеленодольск, 2012 г.).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и литературы (207 на­именований) и приложений.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы, характеризуется степень ее научной разработанности, определяются объект и предмет исследования, формулируются цель и задачи диссертации, анализируется ее источниковая и эмпирическая база, излагаются положения, выносимые на защиту, раскрываются методология, научная новизна и научно-практи­ческая значимость работы.

В первой главе «Теоретикометодологические основы исследования благотворительности в современном обществе» исследуются основные теоретические подходы к проблеме, выделяются и определяются основные понятия, формируется методологическая база для последующего эмпирического анализа.

В первом параграфе «Благотворительность в современной России как объект социологического исследования» содержится теоретический анализ и категориальная разработка понятия «благотворительность».

Благотворительность тесно связана с понятием «социальная работа». Благотворительность оказывала непосредственное влияние на становление социальной работы и как самостоятельной науки, так и профессиональной деятельности. Сферу взаимодействия социальной работы и благотворительности изучали следующие социологи и практики социальной сферы: О.В. Чернова, А. Кочетов, Т.Б. Кононова и др.[16]

Из многочисленных ракурсов рассмотрения темы благотворительности в различных сферах можно выделить три специфические группы исследований, каждая из которых объединена общим объектом. Разделяют работы, посвященные изучению взаимодействия благотворительности и государства. Благотворительность как элемент социальной политики рассматривали такие социологи, как. Е.А. Анисина, А.Н. Кочетов, Т. П. Ларионова. [17]

Особый интерес представляет социальная ответственность бизнеса, в которой важная роль отводится благотворительности. Крупные корпорации ежегодно включают в статью расходов суммы, которые идут на благотворительные нужды. Данную проблематику изучали С.А.Абакумов и др.[18] Благотворительная деятельность малого и среднего бизнеса исследуется достаточно часто, но при этом работы достаточно фрагментарны, ориентированы на особенности отдельных регионов и во многом отражают экономическую ситуацию в них. Чаще всего исследуется мотивация благотворительности бизнесменов: кому, на что и в каком виде и объеме они делают пожертвования.[19]

Также интересна роль третьего сектора – некоммерческих организаций - в жизни современного общества. Именно они свидетельствуют о росте гражданской активности граждан и становлению социально-ориентированного государства в России – О.А. Борис, А.И.Кузьмин.[20] Работ, посвященных деятельности организации третьего сектора как в историческом аспекте, так и на современном этапе достаточно много, но далеко не все они направлены на анализ деятельности НКО как посредника благотворительности.

В социологии существуют множество традиции рассмотрения благотворительности, среди которых можно выделить несколько направлений: структурно-функционализм, деятельностный и феноменологический подходы.

Традицией рассмотрения благотворительности в социологии является структурно-функционалистский подход (Э. Дюркгейм, Т.Парсонса, И.В. Антонович, Я. Щепанский, Р.Г. Апресян, М.Стрекаловская), согласно которому исследуемое нами явление имеет строгий набор структурных элементов и выполняет разнообразные функции в современном обществе. И ее реализация направлена на сохранение, воспроизводство и развитие общества.

В рамках институционализма как раздела структурно-функциональной парадигмы (И.М. Модель и Б.С.Модель, Г.А. Супруненко, П.В. Власов П.В.) под благотворительностью понимают «сознательно регулируемую и организованную форму деятельности массы людей, воспроизведение повторяющихся и наиболее устойчивых образцов поведения, привычек, традиций, передаваемых из поколения в поколение».[21]

В рамках деятельностного подхода (Э.А.Фомин и Е.Н.Чикадзе, Д.Берлингем), благотворительность рассматривается как «вид или виды индивидуальной социальной деятельности, которая является не просто результатом биологического рефлекса, а преднамеренной, целенаправленной, включающей в себя разумное целеполагание».[22] Делая вывод можно сказать, что благотворительность как деятельность – это такое действие человека или социальной системы, объектом которого являются другие социальные субъекты. Она представляет собой негосударственную добровольную безвозмездную деятельность в социальной сфере, направленную на поддержку отдельных лиц или организации, у которых по тем или иным причинам, не достает собственных ресурсов для полноценного функционирования. В этом процессе прослеживается конкретная цель и реальные достижимые задачи.

В рамках феноменологического подхода (Э.Гуссерль, А. Шюц, Почепцов и др.) был сделан акцент на открытие смысла действия сквозь призму представлений, потребностей и интересов изучаемых людей, а не обнаружение причинно-следственных связей. В связи с этим, данный подход является основой нашей методологической базы, потому что основная цель: раскрыть образ и найти смысл в образе, исследовать смыслы.

Образ благотворительность в диссертации были выявлен и обозначен как субъективное отношение к ценности оказания помощи на безвозмездной основе (или отказа от них), являющиеся результатом взаимного согласования смыслов и значений между действующими индивидами. Это – социальный конструкт, который создается в результате интеграции и переинтерпретации образа благотворительности самими заинтересованными в этом индивидами. То есть это нормы и ценности, которые принуждаются. Это определение, под которым мы понимаем благотворительность.

Во втором параграфе «Образ благотворительности в СМК в контексте конструкционистского подхода» рассматриваются теоретические аспекты развития термина «образ», «имидж» (О.Конт, В.Скотт, П.А. Корнилов, Ю.А.Шогина, Е.Б. Перелыгина). Выявлены основные характеристики и отличительные особенности двух терминов. В соответствии с целями диссертационного исследования, термин «образ» полнее отражает наш предмет исследования. В связи с этим, в данной работе используется понятие образ благотворительности, который состоит из трех компонентов: когнитивного, аффективного и поведенческого.

Образ благотворительности субъективен, но объективность выражается в том, что представители одной социальной группы обладают схожими представлениями об образе благотворительности. Основные категории образа благотворительности и ее отдельных фрагментов схожи у представителей одной социальной группы. В то же время для отдельных индивидов существует возможность отклонения от общепринятого мнения в понимании благотворительности. Содержание образа благотворительности тесно связано с местом в социальной структуре, которое занимают группы и индивиды, включенные в процесс благотворительности, а также опытом и практиками взаимодействия с объектом образа, которые определяются их статусом.

Также рассматривают различные теории, изучающих влияние СМК на жизнь общества (М.Маклюен, Пол Ф. Лазарсфельд, К. Роберт, К. Мертон, А. Сикурель, С.Болл-Рокич,М. Де Флюэр, П. Бергер, Т. Лукман, М.Спектор, Дж. Китсьюз, Г. Блумер), среди которых был выделен конструкционистский подход, позволивший основать авторский подход к исследованию образа благотворительности на базе феноменологической социологии.

Применение методологии социального конструкционизма, разработанной П. Бергером и Т. Лукманом, придало особое направление исследовательскому интересу к образу благотворительности. Образ благотворительности рассматривается как результат объективной реальности: реальность данного феномена существует как уже заданная, независящая от индивида конструкция, являющаяся следствием существования в обществе явления благотворительности как объективной реальности, которая представлена в символических универсумах: социальных институтах, социальных ролях.

Но с другой стороны, образ благотворительности конструируется субъективными значениями. То есть данный образ такой, как его сконструировали различные заинтересованные группы людей в соответствии со своими субъективными мнениями.

Таким образом, с одной стороны объективно существующий феномен благотворительности и взаимоотношения в нем конструируют реальность в сфере оказания помощи конкретного индивида, но и сам индивид вносит свое субъективное мнение. В результате субъективная реальность может перетекать в объективную и наоборот.

Подход П. Бергера и Т. Лукмана помогает рассмотреть образ как результат коллективного истолкования повседневной жизни. Позиция активного действующего индивида, который определяет ситуацию и действует в соответствии со своими представлениями и системой ценностей – это и есть точка зрения, с которой рассматривается и изучается нами образ благотворительности. Наше исследование опирается на изучение типичных обыденных представлений по поводу оказания благотворительной помощи.

Структура образа благотворительности (когнитивный, аффективный и поведенческий компоненты) была подвергнута социально-конструк­ционистской интерпретации. На методологической базе социального конструкционизма П. Бергера и Т. Лукмана была разработана стратегия авторского социологического исследования. Она направлена на: анализ знаний о феномене благотворительности и его места в информационном пространстве; исследование отношения к образу в эмоциональном плане; изучение поведенческой составляющей благотворительности.

Вторая глава «Образ благотворительности в информационном пространстве» посвящена эмпирическому исследованию места благотворительности в информационном пространстве и анализу трех составляющих образа благотворительности.

В первом параграфе «Образ благотворительности в средствах массовой информации: результаты социологических исследований» был проведен вторичный анализ исследований, посвященных описанию роли в обществе, как самих средств массовой коммуникации, так и благотворительности в информационном пространстве. Актуальность авторского исследования «Образ современной благотворительности в прессе» заключается в том, что имеет смысл изучить влияние СМИ на социальные явления, в том числе и на феномен благотворительности. На данном этапе была поставлена задача: определить существующий информационный образ благотворительности. Метод сбора информации – контент-анализ и дискурс-анализ, которые помогли качественно оценить образ благотворительности, транслируемый печатными изданиями.

Объект исследования: публикации о благотворительности в региональных («Республика Татарстан», «Вечерняя Казань») и центральном («Российская газета») изданиях за два временных промежутка (2006 г. и 2010–2012 гг. для центральной прессы), (2007 г. и 2010–2012 гг. для региональной прессы).

Итак, проведенный анализ наводит на следующие заключения: пресса, создавая определенный образ благотворительности, в настоящее время пока не освещает тему благотворительности должным образом и во всей полноте. В анализируемых изданиях отсутствует четкое понимание благотворительности: наблюдается разброс в понимании целей, принципов и понятия данного феномена. На сегодняшний день в прессе проблеме благотворительности не уделяется должного внимания – если сравнивать с годом Благотворительности, то статей намного меньше – это свидетельствует о том, что данное явление не в должной мере заботит общественность. Важность и актуальность развития благотворительности несоизмеримы с тем, как часто эта тема поднимается в печати. В борьбе за общественное внимание тема благотворительности в силу своей неразвитости проигрывает многим другим социальным проблемам и явлениям. На сегодняшний день внимание к печатным изданиям снизилось, но, несмотря на это, именно они остаются главными конструкторами общественного мнения.[23]

В информационном пространстве существует несовпадения фокуса интересов СМИ и граждан, вследствие чего усиливаются социальные проблемы, снижается доверие к СМИ, возникает определенный информационный вакуум. Был проведен анализ многочисленных исследований общественных организации, на региональном и на федеральном уровне: Фонд «Общественное призрение» (2011 г.), Аналитический Центр Юрия Левады (2010 г.), Проектно-исследовательское бюро «Социальное действие» (2009 г.), АНО «Социологическая мастерская Задорина.[24]

Также анализу подверглись практические исследования отдельных социологов: В.В. Воробьев, Т.Б. Журавлева, Е. Левшина, Н.Н.Михеева, В.И. Бахмин. Был сделан вывод, что на сегодняшний день сконструированный образ благотворительности в СМИ выглядит следующим образом: нет осознанного понятия благотворительности со стороны государства и общественности; стереотипное понимание, как незаконной деятельности, создающей лишние проблемы; отсутствие­ конструкти­вного взаимодейс­твия между СМИ   и благотвори­тельными организаци­ями, отсутствие­ понятия «социальна­я реклама»; информация­ не анонсирующ­ая и бессистемн­ая.

Причинами этого является стереотипизированное понимание благотворительности и недоверие к благотворительным организациям, вследствие их закрытости, и отсутствие прозрачности в их работе.

Во втором параграфе «Экспертная оценка образа благотворительности: опыт качественного исследования» был предпринят феноменологический анализ образа благотворительности в информационном пространстве.

На данном этапе было проведено глубинное интервью с экспертами, из числа представителей государственных служащих, академического сообщества, некоммерческих структур, предпринимателей и журналистов. Объектом эмпирического исследования стали 50 человек. При определении состава экспертной группы учитывалось, что в современном сообществе нет единства взглядов на феномен благотворительности. Последовательность вопросов была составлена по авторской методике, состоявшей из 3 блоков вопросов, направленных на выявление трех составных частей образа благотворительности: когнитивного (знаний), аффективного (эмоций), поведенческого.

Был разработан опросный лист для интервью и его план, предусматривающий примерную последовательность и формулировку вопросов в открытой форме. Для обеспечения максимально полного и точного донесения смысла сообщений от интервьюера использовалось записывающее устройство, что позволило в дальнейшем преобразовать язык интервьюера в соответствующий логике исследования текст.

Значимым результатом анализа экспертных интервью стало то, что каждый эксперт, как представитель той или иной социальной группы, выявляет важную роль других социальных групп в формировании адекватного образа благотворительности в информационном пространстве, чем его группа.

Основные выводы были сделаны на основе сравнительного анализа информационного образа и мнения экспертов об образе благотворительности в российских средствах массовой коммуникации.

В понимании благотворительности наблюдаются различия. В связи с тем, что газета «Республика Татарстан» и «Российская Газета» – правительственные газеты, то в них транслируется государственная благотворительность. «Вечерняя Казань» – общественное издание, в котором показываются такие стороны благотворительности, как показное меценатство и деятельность общественных движений. То есть в печати присутствует довольно узкое понимание благотворительности по сравнению с мнениями экспертов, которые выявили многосторонность понимания данного феномена. Это не только материальная помощь человеку, попавшему в трудную жизненную ситуацию, но и духовная и просветительская поддержка. Также в понятие благотворительности вкладывается воспитательный элемент (эксперты-чиновники). А представители бизнеса акцентируют внимание на правильной организации благотворительности.

Таким образом, можно отметить, что в понятие благотворительности разными группами экспертов вкладываются различные значения. Самое общее и универсальное, которое объединяет всех, это – помощь человеку, попавшему в трудную жизненную ситуацию. Такое понимание перекликается с понятием «социальная работа», которая входит в систему социальной защиты. Этот тезис о близости содержания понятий (помощь в тех сферах, до которых «не доходят руки») также подтверждает «Российская газета». Что касается целей, то печатные издания также довольно узко транслируют назначение благотворительности: реализация государственных интересов и как часть социальной сферы. Если сказать более конкретно, то благотворительность нужна для того, чтобы поддерживать мероприятия государства в социальной сфере, помогать регулировать социальные проблемы в обществе. Благотворительность не афишируется как отдельная, не зависящая от государства структурная единица общества, а идет во взаимосвязи с государством. Эксперты же выявили множество целей, которые больше обращены на улучшение социальной обстановки и процветание общества. Но каждый эксперт цель благотворительности видит в области своей профессиональной сферы:

– представители академического сообщества: для оздоровления, интеллектуального роста нации;

– представители бизнес-структур: для эффектной трансляции своей успешности;

– представители государственных структур: для помощи нуждающимся гражданам;

– представители благотворительных фондов: для процветания добровольчества и помощи человеку, оказавшемуся в трудной жизненной ситуации;

– представители журналистов: для улучшения социальной обстановки.

Принципы благотворительности, выявленные в процессе анализа СМИ, различаются в зависимости от типа печатного издания. Газета «Республика Татарстан» определяет такие как принцип необходимости, принцип выборочности – ориентация на социально-ориентированное государство. По причине того, что благотворительность рассматривается как помощь государству, поэтому принципы благотворительности схожи с принципами работы государства. В газете «Вечерняя Казань» сформулированы такие принципы как принцип простоты осуществления благотворительности, принцип адресности благотворительности, то есть превалируют личные принципы. «Российская Газета» транслирует принципы, связанные с международными стандартами.

Эксперты же выявили более конкретные принципы, и наиболее приближены к мнению газеты «Вечерняя Казань»: представители академического сообщества – принцип 10%, как элемент успешности; представители бизнеса – организационный принцип, принцип анонимности; представители государственных структур – принцип прозрачности, принцип анонимности; представители некоммерческих организаций – принцип анонимности, принцип выборочности, принцип адресности; представители журналистов – принцип снежного кома, принцип цепной реакции, принцип адресности, принцип принуждения или навязывания.

Таким образом, в транслируемом на сегодняшний день образе благотворительности превалируют общие и неоднозначные принципы, связанные с ориентацией печатного издания на ту или иную аудиторию. Эксперты же показывают множественность принципов, необходимых для построения образа в информационном пространстве.

Были обнаружены следующие ценности и приемы, с помощью которых формируетс­я образ благотвори­тельности в анализируемых изданиях: издание информации о прошедших благотворительных мероприятиях и статей о необходимости сбора денег на срочную помощь. В дополнение к вышеперечисленным образ благотворительности, по мнению экспертов, строится на разнообразных и эффективных приемах: мини-тренинги, проекты, рассказы о меценатах, информация о контактах нуждающихся, информация, содержащая мнение врачей, хорошие и яркие названия благотворительных мероприятий, новые конкурсы для привлечения спонсоров, круглые столы, оказание благотворительной помощи профессиональной деятельностью (адвокаты, прокуроры), дискуссия и обсуждение в прессе, авторитетное мнение политиков, деятелей культуры и социальной сферы. То есть идеальный образ в плане приемов намного многообразнее и шире, чем информационный.

Что касается ценностей благотворительности, то в печати они не были выявлены. Зато эксперты вывели множество ценностей, как положительных, так и отрицательных:

– «я в домике» – «Пусть это делают богатые и обеспеченные» (академическое сообщество);

–желание заниматься благотворительностью живет в общественности. «Струны милосердия есть у каждого» (представители некоммерческих организаций);

– имидж бизнесмена (10% от прибыли отдавать на благотворительность) – вселенский закон (представители некоммерческих организаций);

– интеллектуальное здоровье нации (представители академического сообщества);

– случайных людей в благотворительности нет (представители некоммерческих организаций);

– умение видеть человека, нуждающегося в помощи (представители академического сообщества);

– у каждого своя мера помощи (представители некоммерческих организаций).

Если анализировать проблемы современной благотворительности, то в газете «Республика Татарстан» не было выявлено освещения проблем, в «Российской Газете» и «Вечерней Казани» обозначены правовые проблемы, организационные проблемы (отсутствие взаимосвязи с государственными органами, отсутствие помощи некоммерческим организациям со стороны граждан, государственных органов). Но это довольно узкий пласт проблем, транслируемых в информационном пространстве, эксперты выявили значительно большее количество проблем:

– правовая проблема (неразвитость некоммерческих организаций);

– отсутствие общественного интереса и журналистов к благотворительности;

– отсутствие доверия к некоммерческим организациям.

Что касается качества информации, то анализ печатных изданий подтвердил мнение экспертов о том, что статьи в большинстве своем информационные, мал процент материала, связанный с аналитикой и анализом проблем в сфере благотворительности. Но также были выявлены и другие признаки: бессистемности, отсутствие персонализированности, эпизодичности, отсутствие организационных моментов, запоздалость и др.

Количество информации. Спад количества информации на сегодняшний день по сравнению с Годом Благотворительности также подтверждает анализ печатных изданий в региональной прессе: в два раза меньше статей за изучаемые периоды – 2007 и 2010 гг. А в «Российско­й газете» данная тенденция не наблюдаетс­я, что   свидетельс­твует об ориентации­ региональн­ой прессы на общественн­ый диссонанс при освещении благотвори­тельности,­ то есть в 2010- 2012 гг. не было общественн­ого и государств­енного интереса.

Эксперты также подтверждают данную точку зрения и характеризуют материал о благотворительности: информация периодическая, нет системной подачи материала, то есть статьи приурочены либо к памятным датам, либо к праздничным датам.

Объектами благотворительности в изучаемых печатных изданиях в Годы Благотворительности (2006 и 2007 гг.) стали дети, а в более поздний период – 2010-2012 гг – дети и пожилые люди. Эксперты не поддержали тему «пожилых», зато все в один голос заявили о «детской благотворительности».

Что касается субъектов благотворительности, транслируемых в печати, то по результатам анализа газеты «Республика Татарстан» одинаковое внимание уделяется трансляции благотворительной деятельности как некоммерческих организаций, так и частных лиц. Эту точку зрения подтвердили эксперты академического сообщества, государственных структур. Их смыслы совпадают с тем образом-благотворителя, который транслируется в региональном правительственном издании. А для «Российской газеты» – это государство. Эту мысль подтвердили представители академического сообщества и некоммерческих организаций. Можно сделать вывод, что и на сегодняшний день государство в какой-то мере пытает удержать тему благотворительности в своих руках. Общественная газета освещает больше о деятельности частных лиц, эту мысль поддержали все эксперты. Никто, кроме самих представителей бизнеса не выразил мнение, что в печати выходит материал, о благотворительности коммерческих структур.

Таким образом, образ – благотворителя – частного лица, транслируемый в газете «Вечерняя Казань», поддерживается всеми экспертами. Образ благотворителя-предпринимателя не самый ярко освещаемый в печати.

Что касается видов благотворительности, то можно резюмировать, что в информационном пространстве конструируется «организационная благотворительность». Это тоже подтвердили и результаты дискурс-анализа: в основном публикации связаны с организационным видом благотворительности: добровольное участие в мероприятиях, открытие центров, фондов, экскурсии, уборка помещении, перевозка, аукцион. Общественные газеты конструируют «организационную благотворительность», направленную на пострадавших от природных катаклизмов, а правительственные издания больше пишут об организационной помощи пожилым и домам престарелым.

Отношение. В анализируемых региональных печатных изданиях благотворительность освещается в положительном аспекте, а в «Российской газете» - в нейтральном. Можно сказать, что в газете «Республика Татарстан» существует положительное отношение к благотворительности. Эксперты все единогласно выразили положительное отношение к благотворительности.

Таким образом, образ благотворительности в информационном пространстве является конструктом усилий многих субъектов и зависит от общественного и государственного интереса. Эксперты показывают тот образ, который наиболее приближен к идеальному.

В заключении подводятся итоги и в соответствии с целью излагаются основные выводы диссертации, фиксируется личный вклад автора в достижение поставленной цели.

Автор фиксирует, что феноменология наиболее удачно описывает существующие феномены, рассматривает их как конструкты в рамках своего частного направления – конструкционизма, ставшего основным методологическим подходом исследования образа благотворительности в информационном пространстве. Образ благотворительности рассмотрен как результат переинтерпретации смыслов различными индивидами и группами.

Для описания феномена благотворительности в информационном пространстве выбрана категория «образ», вторичная по отношению к предмету. Он обладает устойчивостью и ясной структурой в составе трех компонентов: когнитивный, аффективный и регулятивный.

Образ благотворительности в современной России зависит от государственного и общественного интереса, который проявляется в эпизодическом заострении внимания к проблемам нуждающихся в связи с праздничными датами и в случае острой необходимости.

Авторская методика позволяет в достаточной степени раскрыть структуру и содержание образа благотворительности. Результаты эмпирического исследования, проведенного с использованием разработанной методики, состоят в том, что выявлен информационный образ, транслирующийся через печатные издания и образ экспертов, наиболее приближенный к идеальному; раскрыта трехзвенная структура образа благотворительности; выявлена зависимость образа благотворительности от государственного и общественного интереса; определен субъективный характер экспертного образа благотворительности, отражающий личное восприятие благотворительности экспертами и формирующий субъективные социальные представления.

Выявленные противоречия между информационным образом и мнением экспертов позволяют объяснить отсутствие полноценного и функционального образа благотворительности в средствах массовой коммуникации существованием противоречивого смысла благотворительности в общественном мнении. В связи с данными выводами дальнейшее развитие исследовательской работы может идти по пути выявления образа благотворительности в общественном сознании и его ориентированности на экспертный или информационный образ.

III. Основные публикации по теме диссертации

Публикации в изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссии РФ:

  1. Тупаева, А.С. Благотворительность как социальный институт: социологическая концептуализация / А.С.Тупаева // Вестник университета Российской академии образования. 2009. – № 5. – 0,5 п.л.
  2. Тупаева, А.С. Реализация социальных проектов предприятий нефтехимического комплекса России / А.С. Тупаева // Вестник Казанского технологического университета; Федеральное агентство по образованию, Казан. гос. технол. ун-т. – Казань: КГТУ, 2010. – № 9. – 0,5 п.л.
  3. Тупаева, А.С. Конструирование образа благотворительной деятельности предприятии нефтехимического комплекса России / А.С. Тупаева // Вестник Казанского технологического университета; Минобр науки России, Казан. гос. технол. ун-т. – Казань: КГТУ, 2011. № 3. – 0,5 п.л.
  4. Тупаева А.С. Феномен благотворительности и образ меценатства в средствах массовой информации/ А.С. Тупаева // Вестник Казанского технологического университета; Минобр науки России, Казан. гос. технол. ун-т. – Казань: КГТУ, 2011. № 14. – 0,5 п.л.
  5. Тупаева А.С. Автостереотипы татарской и русской этнических групп студентов КНИТУ / А.С.Тупаева, Р.И. Зинурова // Вестник Казанского технологического университета; Федеральное агентство по образованию, Казан. гос. технол. ун-т. – Казань: КГТУ, 2012. – № 7. – 0,5 п.л.
  6. Тупаева, А.С. Благотворительность и ее образ глазами общественности Республики Татарстан / А.С.Тупаева // Вестник экономики, права и социологии, 2012. – № 1. – 0,5 п.л.
  7. Тупаева, А.С. Феномен благотворительности в информационном пространстве региональных изданий: опыт освещения газеты «Вечерняя Казань» / А.С. Тупаева // Вестник Казанского технологического университета; Минобр науки России, Казан. гос. технол. ун-т. – Казань: КГТУ, 2012. № 18. – 0,5 п.л.
  8. Тупаева, А.С. Современный образ благотворительности в федеральной прессе: опыт освещения печатного издания "Российская газета" / А.С. Тупаева // Вестник Казанского технологического университета; Минобр науки России, Казан. гос. технол. ун-т. – Казань: КГТУ, 2013. № 16. – 0,5 п.л.

Публикации в других научных изданиях:

  1. Тупаева, А.С. Благотворительность как социальный институт / А.С. Тупаева // «Дни науки» КГТУ: сборник статей и сообщений конференции молодых ученых, аспирантов и студентов: в 2-х ч. Вып. XIII. Ч. I. – Казань: Изд-во Казан. гос. технол. ун-та. – 2009. – 0,5 п.л.
  2. Тупаева, А.С. Зарубежный опыт благотворительности (на примере США) / А.С. Тупаева // «Дни науки» КГТУ: сборник статей и сообщений конференции молодых ученых, аспирантов и студентов: в 2-х ч. Вып. XIII. Ч. I. - Казань: Изд-во Казан. гос. технол. ун-та. – 2009. – 0,5 п.л.
  3. Тупаева, А.С. Взаимодействие государства и института благотворительности в реализации государственной молодежной политики / А.С. Тупаева // Взаимодействие институтов гражданского общества в реализации государственной молодежной политики: Материалы Всерос. научно-практ. конф., г.Казань, 10-11 декабря 2009 г. / М-во спорта, туризма и мол. политики РФ; Мол. общ. Палата при Гос. Думе РФ; М-во по делам молодежи, спорту и туризму РТ: Под ред. М.М. Бариева. – Казань: РЦМИПП. – 2010. – 0,5 п.л.
  4. Тупаева, А.С. Место благотворительности в системе духовно - нравственных ценностей современного человека / А.С. Тупаева // Системный подход в вопросах формирования молодежной политики со стороны общества и государства: труды Всероссийской научно-практической конференции, Свободный, 25 - 26 марта 2010 г.; под. ред. В.В.Рожковой. В 2т. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2010. – Т.2. – 0,5 п.л.
  5. Тупаева, А.С. Теоретико-практические аспекты конструирования образа благотворительности в средствах массовой информации / А.С. Тупаева // «V Адлеровские социологические чтения»: Сборник материалов республиканской конференции. – Альметьевск: Типография АГНИ, 2010. – 0,5 п.л.
  6. Тупаева, А.С. Образ благотворительности в СМИ как актуальная проблема гуманитарной науки / А.С. Тупаева // Экономические и правовые аспекты регионального развития: история и современность: материалы II Всероссийской научно-практической конференции. – Елабуга: Изд-во ЕГПУ, 2010. – 0,5 п.л.
  7. Тупаева, А.С. Образ благотворительности в региональной прессе Республики Татарстан / А.С. Тупаева // Проблемы функционирования и развития территориальных социально-экономических систем: Материалы IV Всероссийской научно-практической internet-конференции. В 2-х частях. Часть I. – Уфа: ИСЭИ УНЦ РАН, 2010. – 0,5 п.л.
  8. Тупаева, А.С. Инновации в сфере благотворительности/ А.С. Тупаева // Регионы России: инновационные процессы в системе социального управления: сборник научных статей и сообщений / сост. и отв. редакторы Л.А. Бурганова, А.Р. Тузиков; М-во образ. И науки РФ, Казан. гос. технол. ун-т. – Казань: КГТУ. – 2011. – 0,5 п.л.
  9. Тупаева, А.С. Инновации и благотворительность: перспективы развития/ А.С. Тупаева // Актуальные проблемы перехода на многоуровневую систему образования, обусловленные разработкой стандартов третьего поколения: материалы отчетной научно-методической конференции / М-во образ. и науки РФ, Казан. гос. технол. ун-т. – Казань : КГТУ, 2011. – 0,5 п.л.
  10. Тупаева, А.С. Влияние сконструированного образа благотворительности в СМИ на существующий социальный институт меценатства / А.С. Тупаева // Материалы научной сессии, 2-5 февраля 2011 г. – Казань. – 2011. – 0,5 п.л.
  1. Тупаева, А.С. Стереотипы студентов татарской и русской этнических групп в современном вузе // Полимодельность развития системы современного профессионального образования в условиях глобализации и интеграции: апреля Материалы регионального научно-практического семинара. 18 апреля 2012 г., г. Зеленодольск. – Казань: Изд-во "Печать-Сервис XXI век, 2012. – 0,5 п.л.
  2. Тупаева А.С. Программы государственной поддержки бизнеса: Грант "Социальный бизнес" в РТ / А.С.Тупаева //В сб. материалов Международной научно-практической конференции V-е «Нугаевские чтения». – Казань, 2012. Т.1 – 0,75 п.л.

Тупаева Агния Сергеевна

ОБРАЗ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ

В ИНФОРМАЦИОННОМ ПРОСТРАНСТВЕ

РОССИЙСКИХ СРЕДСТВ МАССОВОЙ КОММУНИКАЦИИ

Специальность 22.00.06 – Социология культуры

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

Подписано в печать 23.03.2013 г.

Формат 60х84/16

Гарнитура Таймс. Бумага офсетная №1

Печать RISO. Уч.-изд.л.1,2

Тираж 100 экз.

ЦЕНТР ПЕЧАТИ "Линк"

Казань, ул. Карла Маркса, 53


[1] Число общественных объединений и организаций, зарегистрированных в Российской Федерации, на 1 января 2011 г. // Россия в цифрах. Краткий статистический сборник. М., Росстат, 2012, С.511, [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.gks.ru/bgd/regl/b11_11/Main.htm, свободный

[2] Мировой рейтинг благотворительности 2011 [Электронный ресурс]. - Режим доступа:http://philanthropy.ru/wp-content/uploads/2011/12/World_Giving_Index_2011_rus2.pdf, свободный

[3] Апресян, Р.Г. Дилеммы благотворительности / Р.Г.Апресян // Общественные науки и современность. 1997. - № 6.

[4] Георигиевский, П. Призрение бедных и благотворительность/ П.Георгиевский. - СПб, 1894. С.67; Ключевский В. О. «Добрые люди Древней Руси» / Ключевский В. О. Исторические портреты. Деятеля исторической мысли. Москва, 1990, С. 77–94; Мчедлов М.П. Диалектика взаимодействия социальных и культурно-религиозных идентичностей // Россия реформирующаяся. Ежегодник / Отв. Ред. М.К. Горшков. - Вып.6. - М.: Институт социологии РАН, 2007. С. 356-369

[5] Власов П. В. «История благотворительности в России //Помоги ближнему!», Благотворительность вчера и сегодня /Ред. В. В. Меньшиков. Москва, 1994, С. 19–65.; Дегальцева Е.А. Общественная благотворительность в Западной Сибири в XIX - начале XX в. // Благотворительность в России. 2003/2004 : Исторические и социально-экономические исследования / Под общ. ред. О. Л. Лейкинда. СПб.: Изд-во им. Н.И. Новикова, 2004 - C. 72-91.; Максимов Е. Д. «Очерки частной благотворительности в России», СПб., 1898.; Фирсов М.В. История социальной работы в России : Учеб. пособие для студентов вузов. - М. : Гуманит. Изд. центр ВЛАДОС, 1999; Щапов Я.Н. Благотворительность в дореволюционной России: национальный опыт и вклад в цивилизацию // Россия в XX веке. М., 1994. С. 81–88.

[6] Модель И.М. Благотворительные общественные объединения в институциональном поле гражданского общества / И.М. Модель, Б.С. Модель // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. Вып.3. – Екатеринбург: УрО РАН, 2002. – С.129-140; Фомин, Э. А. Благотворительность как социокультурный феномен в России / Э.А. Фомин, Е.З. Чикадзе. - СПб.: Питер, 2009.- 155 с.

[7] Апресян Р.Г. Дилеммы благотворительности // ОНС: Общественные науки и современность. М. 1997 - №6 - C. 56-67.; Бадя, Л.В. Благотворительность и нищенство в России: Краткий исторический очерк / Л.В. Бадя. – М., 1993. – С. 3-4; Вербицкий А. Эта выгодная благотворительность / А.Вербицкий // Вестник благотворительности, 1996, №5 (27), [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.wildfield.ru/club/c06a104.htm, свободный

[8] Боханов А. Н. Коллекционеры и меценаты в России. М., 1989; Бурышкин П.А. Москва купеческая: записки. М.: Столица, 1990; Власов П. В. История благотворительности в России. Помоги ближнему! // Благотворительность вчера и сегодня /Ред. В. В. Меньшиков. Москва, 1994, С. 19–65; Думова Н.Г. Московские меценаты.- М.: Молодая гвардия, 1992.; Старцев А.В. Меценаты штрихи к социальному портрету // Милосердие. 2000. №1.С.9-13.

[9] Кравченко А.И. Социальная работа: учебник / А. И. Кравченко. - М. : ТК Велби; Проспект, 2008. – 416 с.; Фирсов, М. В. История социальной работы: учебное пособие / М. В. Фирсов. - М. : Академ. Проект, 2004. – 608 с.

[10] Занозина, В. Н. Благотворительность и милосердие в Санкт-Петербурге: Рубеж XIX – XX веков / В. Н. Занозина, Е. А. Адаменко. - СПб. : Лики России, 2000. – 248 с.; Кононова, Т. Б. Очерки истории благотворительности: учебное пособие / Т. Б. Кононова. - М. : Дашков и К, 2005. – 340 с.; Холостова, Е. И. Генезис социальной работы: учебное пособие / Е. И. Холостова. - М. : Дашков и К, 2006. – 232 с.

[11] Лазарсфельд, П.Ф. Наркотизирующая дисфункция средств массовой коммуникации / П.Ф. Лазарсфельд, Р.К.Мертон // Средства массовой коммуникации и социальные проблемы: Хрестоматия. - Казань, 2000. - С. 186 - 196.; Мертон, Р. Социальная теория и социальная структура / Р.Мертон //Социологические исследования. –1992.–№2–4. – С.14-35

[12] См.: Гайденко, П.П. Научная рациональность и философский разум в интерпретации Эдмунда Гуссерля / П.П. Гайденко // Вопросы философии. – 1992. – № 7; История социологии: Учеб. пособие / А.Н. Елсуков, Е.М. Бабосов, В.А. Грицанов и др. – Минск, 2000; Коркюф Ф. Новые социологии / Ф. Коркюф. – М.: Институт экспериментальной социологии; СПб., 2002; Сивиринов Б.С. О феноменологической интерпретации социальной реальности / Б.С. Сивиринов // Социол. исслед. – 2004. – № 8 и др.

[13] Гуссерль, Э. Идея феноменологии / Э. Гуссерль – СПб., 2001. – 189 с.; Почепцов, Г.Г. Имиджеология / Г.Г.Почепцов. Киев, 2001. –231 с.; Щюц, А. Смысловая структура повседневного мира. Очерки по феноменологической социологии / А. Щюц. – М., 2003. – 187 с.

[14] Бергер, П. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания / П. Бергер, Т. Лукман. - М. : Медиум, 1995. - 323 с.; Бурдье, П. Социальное пространство и генезис "классов"/ П.Бурдье // Социология политики / пер. с фр. под ред. Н. А. Шматко. - М.: Socio-Logos, 1993. – 345 с.

[15] См.: Белановский С.А. Глубокое интервью / С.А. Белановский. – М.: Никколо Медиа. – М, 2001; Готлиб А.С. Качественное социологическое исследование: познавательные и экзистенциальные горизонты / А. Готлиб. – Самара: Универс–групп, 2004; Кисилева И.П. Информативно-целевой анализ текста свободного интервью / И.П. Кисилева // Социол. исслед. –1994. – №3; Ядов В.А. Стратегия социологического исследования. Описание, объяснение, понимание социальной реальности / В.А. Ядов. – М., 2003; Ильин, В.И. Драматургия качественного полевого исследования / В.И. Ильин. - СПб.: Интерсоцис, 2006. - 256 с.

[16] Чернова, О. В. Социальная политика государства и благотворительность в изменяющейся России / О. В. Чернова // Государственная власть и местное самоуправление. - 2007. - № 1. - С. 32-36; Кочетов, А. Благотворительность и социальная защита: историческая преемственность / А. Кочетов, Н. Крюков // Власть. - 2003. - № 1. - С. 73-78

[17] Абакумов С.А. Благотворительность как инструмент решения социальных проблем // Нац. проекты. - 2006. - N 5. - C.23-24.; Анисина Е.А. Государственная политика в сфере меценатства // Обсерватория культуры. - 2009. - N 2. - С.46-51.; Кочетов А.Н. Благотворительность и социальная защита: историческая преемственность // Власть. - 2003. - N 1. - С.73-78; Ларионова Т.П. Социальные характеристики благотворительной деятельности в Татарстане // Социол. исслед. - 2009. - N 10. - С.40-47.

[18] Абакумов С.А. Благотворительность как инструмент решения социальных проблем // Нац. проекты. - 2006. - N 5. - C.23-24.;

[19] Абакумов, С.А. Милое сердцу творенье или благотворительность - эффективный социальный инструмент гражданского общества (исторические ретроспективы и современное состояние благотворительности в государстве и обществе) / С.А.Абакумов. – М. 2008. С.78

[20] Борис О.А. Развитие благотворительной деятельности компаний как фактор улучшения финансирования НКО / Борис О.А., Парахина В.Н. // Некоммерческие организации в России. - 2010. - N 6. - С.28-35.; Паттен М. НКО и фонды как благотворительные институты / Паттен А., Кузьмин А.И., Балакирев В.П. // Благотворительность в России. Исторические и социально-экономические исследования. – СПб., 2007. 345 с.

[21] Осипов Г. В., Кравченко А. И. Институциональная социология//Современная западная социология. Словарь. М., 1990. С. 118

[22] Благотворительность и милосердие: Сборник научных трудов / ред. В.Н. Ярская. – Саратов: Изд-во Поволжского филиала Российского учебного центра, 1997. – 240 с.

[23] СМИ: общее доверие и оценка // Материалы Фонда «Общественное мнение», 2009 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://bd.fom.ru/report/map/d091211, свободный; Современное российское телевидение и другие СМИ // Материалы Аналитического Центра Юрия Левады (Левада-Центр), 2010 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.levada.ru/11-10-2007/sovremennoe-rossiiskoe-televidenie-i-drugie-smi, свободный

[24] Воробьев, В.В. Отражение в информационном поле России проблем ее граждан итоговые результаты исследования / В.В.Воробьев, О.Я. Дымарская, С.В. Творогова// Итоговые результаты исследования, М. 2010. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://socaction.ru/downloads/analytics/2010%20Otrazhenie%20problem_Itog.%20rezult., свободный



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.