WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Межгосударственные миграционные процессы на современном этапе развития общества (на материалах республики бурятия и монголии)

На правах рукописи

БРЕСЛАВСКАЯ Татьяна Сергеевна

МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫЕ МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ

НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА

(НА МАТЕРИАЛАХ РЕСПУБЛИКИ БУРЯТИЯ И МОНГОЛИИ)

Специальность 22.00.04 – социальная структура,

социальные институты и процессы

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

Улан-Удэ – 2009

Работа выполнена на кафедре философии

ГОУ ВПО «Бурятский государственный университет»

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

Осинский Иван Иосифович

Официальные оппоненты: доктор социологических наук,

профессор

Чукреев Петр Александрович

кандидат социологических наук

Гунтыпова Эржена Саяновна

Ведущая организация: Институт монголоведения,

буддологии и тибетологии

Сибирского отделения

Российской академии наук

Защита диссертации состоится 16 июня 2009 г. в 15.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.022.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Бурятском государственном университете по адресу: 670000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24 «а», конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Бурятского государственного университета.

Автореферат разослан «15» мая 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор философских наук, доцент А.М. Кузнецова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Миграция населения – одно из сложных социально-демографических явлений. На современном этапе она стала важным фактором преобразования и развития общества. Под воздействием миграционных процессов меняются социальная структура, этнический состав, размещение и расселение населения. На миграционное поведение людей оказывает влияние целый комплекс причин межнационального, политического, экономического и социального характера.

Миграция сказывается на облике изучаемого региона (в данной ситуации рассмотрена Монголия, а также Республика Бурятия как субъект Российской Федерации). Во-первых, мобильность населения влияет на экономику, в частности на наполняемость товарного рынка, которая в том числе обеспечивается за счет мигрантов. Во-вторых, увеличение количества использования иностранной рабочей силы способствует преодолению дефицита трудовых ресурсов в Республике Бурятия. В свою очередь, в Монголии существует спрос на квалифицированных российских специалистов. В-третьих, миграция предопределила новый виток межгосударственных отношений Монголии и России, в 2000 и 2006 гг. были подписаны Улан-Баторская и Московская декларации, которые облегчили перемещение граждан между двумя государствами. При анализе проблемы только с позиций принимающей страны формируется неполная картина миграции, поэтому в исследовании мы рассматриваем двусторонний процесс миграционного обмена в регионе. Отсюда и особенность проблематики, которая заключается в соотношении «въезда» и «выезда» из страны.

Исторически сложилось так, что Монголия и Республика Бурятия - это два культурно и этнически близких региона. Это налагает отпечаток на миграционный поток между ними, соответственно, возрастает потребность в многоаспектном изучении механизмов и тенденций межгосударственной миг­рации.

Степень научной разработанности проблемы. Вопросы, связанные с миграцией, привлекают внимание представи­телей многих отраслей научного знания. Ее изучают социологи, демографы, социальные антро­пологи, историки, политологи, правоведы и социальные психологи. До середины XIX в. исследования по миграции носили прикладной характер, теоретическое изучение началось в конце XIX в. «Законы миграции» Э. Равенштейна[1] - одна из первых работ в этой области. Автором впервые была дана классификация миграции населения в зависимости от типа пересекаемых границ, времени пребывания в месте въезда, способа реализации перемещения, причин переселения социальных групп, участвующих в миграционном процессе. Со времен Э. Равенштейна область исследований данного феномена значительно расширилась. Миграция стала пониматься как явление, давно перешагнувшее рамки «простого» перемещения людей из одного региона в другой, и описываться как комплексный процесс, включающий в себя многочисленные аспекты: исторические условия, характер, длительность, мотивы перемещения, адаптацию новоселов. К проблеме, с точки зрения перемещения рабочей силы, обращались К. Маркс, Ф. Энгельс[2]. Вопросы миграции, связанные с экономическими и демографическими проблемами, освещались А. Роджерсом[3]. Основы социологических подходов к изучению миграционных процессов заложены в трудах М. Вебера, Г. Зиммеля, Т. Парсонса[4]. Среди крупных работ в области социологии миграции можно назвать труд У. Томаса и Ф. Знанецкого «Польский крестьянин в Европе и Америке»[5].

В отечественной социологической литературе в конце XIX-начале XX в. до использования термина «миграция» употреблялись понятия «переселение», «колонизация». Миграционные процессы в 1920-1930-е гг. рассматривались как «…всякого рода массовые по своим размерам и…устойчивости передвижения…народов или частей населения…не только выходящие за пределы данной страны, но и совершающиеся в пределах одной и той же страны или государства»[6]. 1930-1950-е гг. в СССР были временем, когда исследованием миграции населения специально не занимались. В 1960-1980-е гг. темой изучения была миграция из села в город, ее роль в процессах урбанизации, а также вопросы моделирования и управления миграциями в контексте социально-экономической политики страны. В основном этим занимались эконом-географы, экономисты и демографы. Наряду с понятием «миграция населения» употреблялись термины «территориальное перераспределение рабочей силы», «территориальное движение», «механическое движение» населения. Всплеск миграционных исследований в СССР наблюдается с конца 1980-х гг. В 1990-е гг. произошел перелом в исследовательских направлениях. Он затронул актуальные акценты, методы, территориальный охват исследований. Сменилась тематика публикаций - с сельско-городской и маятниковой миграции на вынужденную, репатриационную, этническую. Стали изучаться проблемы общих тенденций демографических процессов и миграционной политики новых государств.



Интерес к постсоветскому пространству и сегодня остается высоким. Крупные работы в этой области принадлежат Г.С. Витковской, Л.М. Дробижевой, Ж.А. Зайончковской, Т.И. Заславской, В.И. Мукомелю, Л.Л. Рыбаковскому[7]. Исследованию общей характеристики миграционных процессов посвящены труды А.Г. Вишневского, Д.В. Драгунского[8] и др. Последствия вынужденной миграции, проблемы адаптации мигрантов, факторы миграции рассмотрены Н.М. Лебедевой, Е.А. Назаровой, С.В. Рязанцевым, В.А. Тишковым[9].

В Сибири и на Дальнем Востоке разные аспекты миграции изучают Н.Н. Аблажей, К.В. Григоричев, Э.С. Гунтыпова, И.А. Лукашин, К.Б-М. Митупов, Ю.Б. Рандалов, Н.П. Рыжова, П.А. Чукреев, Б.В. Хараев[10] и др. Особое внимание уделено миграции по направлению из Китая в Россию В.И. Дятловым, Н.Ж. Шармашкеевой[11].

Сотрудниками Министерства труда и социального развития Республики Бурятия проводилось комплексное социологическое исследование отрицательной миграции в Бурятии, вызванное как решением прикладных задач государственного управления, так и научной актуальностью проблемы. К научно-исследовательским центрам, изучающим миграционную проблему, относится сектор социологии Бурятского научного центра СО РАН под руководством Ю.Б. Рандалова и социологическая лаборатория БГУ (руководитель А.Л. Цыденова).

Ученые используют широкий спектр подходов и стараются выработать общий междисциплинарный подход к изучению миграции. На это направлены усилия разных специалистов. Российско-монгольские отношения, исторические этапы их развития, политико-экономическая, и культурная деятельность русских и бурят в Монголии, отдельные аспекты адаптации монгольских мигрантов в России и ряд других смежных вопросов отражены в исследованиях Б.В. Базарова, Ц. Баатара, Ц. Батбаяра, Д.Ц. Бороноевой, В.Ц. Ганжурова, В.Д. Дугарова, Н.Е. Единарховой, А.С. Железнякова, Е.И. Лиштованного, А.В. Михалева, В.А. Родионова, Ц. Цэцэнбилэг, Ш.Б. Чимитдоржиева, Г.С. Яскиной[12] и др. Проблема межгосударственной миграции в регионе изучена недостаточно.

Цель исследования: выявить характерные черты, закономерности развития межгосударственных миграционных процессов на современном этапе развития российского и монгольского обществ (на материалах Монголии и Республики Бурятия).

В соответствии с поставленной целью в ходе исследования решались следующие задачи:

  • уточнить понятие «миграция» в современном обществоведении;
  • установить причины и факторы миграционных процессов в изучаемом регионе в условиях трансграничья;
  • определить социальный состав мигрантов в России и Монголии;
  • выявить особенности миграции монгольских граждан в Республику Бурятия и российских граждан в Монголию;
  • осуществить анализ современного состояния социальной адаптации мигрантов в социокультурной среде Монголии и Республики Бурятия;
  • дать оценку отношению российского и монгольского сообществ к мигрантам.

Объектом исследования являются межгосударственные миграционные процессы на современном этапе развития российского и монгольского обществ (на материалах Республики Бурятия и Монголии).

Предметом исследования являются характер и особенности миграции между Монголией и Россией.

Гипотеза исследования. Межгосударственные миграционные процессы между Российской Федерацией (Республика Бурятия) и Монголией характеризуются увеличением численности мигрантов. Данная тенденция сохраняет устойчивость в плане выбранных миграционных стратегий (образование, культура и экономика). Доминирующими являются перемещения мигрантов для получения образования и поиска работы. Переезды на постоянное место жительства не являются преобладающими. Наиболее привлекательными местами расселения мигрантов являются крупные населенные пункты (города). Процесс адаптации различных категорий мигрантов протекает неодинаково, зависит от причин переезда, степени удовлетворенности предполагаемых ожиданий и их собственных желаний.

Теоретическая и методологическая основа исследования. Исследование опирается на системное представление об обществе и функциональности его институтов (М. Вебер, Э. Гидденс, Г. Зиммель, Т. Парсонс). Автор ориентируется на философские и общенаучные подходы (анализ, синтез, обобщение, аналогия, классификация, диалектический, структурно-функциональный, исторический методы), а также на эмпирические методы (наблюдение, анкетирование, глубинное неформализованное интервью, описание, сравнение).

Эмпирическая база исследования представлена материалами Национального архива Республики Бурятия, архивами Управления Федеральной миграционной службы России по Республике Бурятия, данными Госкомстата РБ, материалами периодической печати Бурятии и Монголии, федеральными нормативными документами и аналитическими материалами органов государственной власти, прикладными социологическими исследованиями, проведенными на территории Республики Бурятия и Монголии.

Автором в 2006-2008 гг. было проведено социологическое исследование с общей выборочной совокупностью 620 человек. Выборка респондентов осуществлялась по возрасту, семейному положению, социальному происхождению, образованию, профессиональному признаку, полу, национальности. В ходе социологического исследования были получены следующие данные:

  • генеральная совокупность изучаемой группы (российских мигрантов) в исследуемый период в Монголии составила 3180 человек, выборка составила 402 респондента. Генеральная совокупность изучаемой группы (монгольских мигрантов) в России составила 1368 человек, опрошено 218 респондентов;
  • диссертантом была осуществлена гнездовая выборка. Исследование проводилось в Монголии (г. Улан-Батор) и Республике Бурятия (г. Улан-Удэ, г. Кяхта). В г. Улан-Батор проживает большая часть населения страны и 90% иностранцев. На территории Улан-Удэ находится значительная часть организаций и предприятий, привлекающих иностранную рабочую силу, большинство высших, средних специальных и средних учебных заведений. Город Кяхта определен для изучения повседневных практик населения в приграничных условиях.

Научная новизна:





  • уточнены теоретико-методологические подходы к исследованию миграции как социального явления;
  • определены факторы и причины миграционных процессов в изучаемом регионе;
  • исследована специфика межгосударственной миграции населения в условиях трансграничья (на примере России и Монголии);
  • раскрыты функции и культурная обусловленность этнодифференцирующих границ, механизмы их устойчивости и трансформации в современных условиях;
  • выявлена система воспроизводства социальных групп в контексте миграционных процессов;
  • на основе социологических исследований проведен сравнительный анализ социального состава российских и монгольских мигрантов;
  • данное диссертационное исследование является одной из первых попыток социологического изучения миграции между Россией и Монголией.

Теоретическое и практическое значение диссертационной работы состоит в возможности использования ее положений и выводов для дальнейшего изучения миграционной ситуации в Республике Бурятия и при написании более крупных обобщающих трудов, посвященных проблемам миграции. Результаты исследования могут быть использованы при разработке миграционной политики в регионе. Материалы диссертационной работы могут быть востребованы в органах миграционного контроля, а также при разработке учебных курсов по этносоциологии и социологии миграционных процессов.

В соответствии с поставленной целью и задачами диссертационного исследования на защиту выносятся следующие положения:

  • миграционные стратегии в условиях увеличения межгосударственных миграционных потоков между Россией и Монголией остаются неизменными[13]
  • ;
  • миграционные процессы в своем развитии определяются комплексом факторов, одни из которых характерны для изучаемого региона на протяжении всей истории (учебные, социально-экономические и пр.), другие возникли на современном этапе под воздействием ряда условий: урбанизации, экологических проблем и пр.;
  • основными причинами межгосударственной миграции являются низкий уровень жизни мигрантов, стремление найти работу, получить образование, изменить свой статус, желание получить доступ к социальным преференциям в принимающем государстве;
  • особенностью межгосударственной миграции в регионе является господство определенных стратегий адаптации: аккомодации, заключающейся в сохранении этноменьшинствами приверженности своей культуре и параллельной интернализации других культурных атрибутов, и репатриации - изначальной ориентации на возвращение в страну исхода.

Апробация диссертационного исследования. Основные положения данной работы нашли отражение в докладах, представленных на конференциях и круглых столах: «Егуновские чтения-2004», Улан-Удэ, 3 июня 2004 г.; «Народы России, Сибири и стран Востока: история и современность», Иркутск, 18-19 ноября 2004 г.; «Батуевские чтения», Улан-Удэ, 26 апреля 2005 г.; «Использование иностранной рабочей силы в Республике Бурятия: проблемы и перспективы», Улан-Удэ, декабрь 2005 г.; «Социально-стратификационная дифференциация российского общества», Улан-Удэ, 25-26 мая 2006 г.; «Молодежь в условиях социально-экономической трансформации общества», Улан-Удэ, 15-16 февраля 2007 г.; «Ежегодная конференция сотрудников, преподавателей, аспирантов БГУ», Улан-Удэ, 22-23 января 2009 г. Основные положения диссертации отражены в 12 научных статьях, 3 из которых опубликованы в издании, рекомендованном ВАК.

Структура работы. Данная диссертационная работа состоит из введения, двух глав, пяти параграфов, заключения, списка литературы и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы диссертации, проанализирована степень изученности проблемы, определены объект, предмет, цели и задачи исследования, сформулирована гипотеза. Представлено описание эмпирической базы исследования, раскрыта научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, указаны результаты ее апробации и структура.

Первая глава «Теоретико-методологические основы изучения межгосударственных миграционных процессов на современном этапе развития российского и монгольского обществ» посвящена анализу терминов «миграция», «миграционные процессы», «трансграничье». Также мы рассмотрели методологию социологического исследования миграции. Первая глава «Теоретико-методологические основы изучения миграционных процессов» посвящена анализу понятий «миграция», «миграционные процессы в условиях трансграничья» в социологическом измерении.

В первом параграфе «Миграция как специфическое социальное явление» даются методологическое обоснование и концептуальные подходы к определению терминов «миграция», «миграционные процессы».

Необходимость изучения миграции населения специалистами разных областей знания обусловлена многоаспектностью и сложностью самого объекта исследования, поэтому автором рассматриваются различные позиции, касающиеся мобильности населения. В переводе с латинского языка (migration) миграция означает перемещение, переселение. Термин «миграция населения» для характеристики территориальной мобильности населения приобрел обобщающий характер и отождествляется с понятием «миграционное движение»[14]. В основе определения миграции населения лежит перемена места жительства на определенный промежуток времени.

Л.Л. Рыбаковский рассматривает миграцию в двух аспектах:

  • миграция – это переселение, то есть законченный вид территориального перемещения, завершающегося сменой постоянного места жительства;
  • миграция – перемещение, то есть любое территориальное перемещение, совершающееся между разными населенными пунктами одной или нескольких административно-территориальных единиц независимо от продолжительности, регулярности и целевой направленности»[15].

В настоящее время в социологии утвердилось следующее определение понятия «миграции населения» - перемещение людей через границы тех или иных территорий с переменой места жительства навсегда или на более или менее длительное время»[16].

Определить термин – это «значит выразить отличительные особенности его содержания так, чтобы пользоваться им для противопоставления аналогичным требованиям»[17]. Наряду с понятием «миграция населения» в социологической, экономической и демографической литературе часто используется понятие «миграционный процесс» - зафиксированная в пространстве и времени серия миграционных событий (прибытие, выбытие, переселение)[18]. Употребление понятий «миграция населения» и «миграционный процесс» для объяснения одного и того же явления допустимо, так как миграция населения предполагает территориальное перемещение не одного человека, а сумму таких перемещений.

На процесс формирования миграционной подвижности населения влияют социально-демографические характеристики потенциального мигранта (пол, возраст, национальность, семейное положение) и его миграционный опыт.

Классификация основных научных подходов в изучении миграции населения представлена в рамках экономической, социологической, демографической, географической, политической, исторической и других наук. Необходимость изучения миграции населения специалистами разных областей знания обусловлена многоаспектностью и сложностью самого объекта исследования.

Миграциология, как самостоятельное направление в изучении миграции, разработана Б.С. Хоревым, В.А. Ионцевым и др.[19]. Главная идея направления - разработка общей теории миграционной подвижности населения, базирующейся на комплексном подходе в ее изучении и законе подвижности населения. В соответствии с ним миграционное движение по мере общественного развития становится социально-экономической необходимостью.

Межгосударственная миграция определяется автором как передвижение населения через границы государств, не обязательно связанное с переменой места жительства на длительный срок, вызванное рядом причин объективного и субъективного характера. А мигрант - лицо, совершающее миграцию, переселение, передвижение, перемещение из одной страны в другую, а также прибывшее (выбывшее) на постоянное место жительства; на работу, независимо от ее продолжительности и характера; на учебу; в длительную командировку. Все члены семьи, прибывшие (выбывшие) с указанным лицом, также попадают под эту категорию.

Диссертант рассматривает миграцию населения как сложный по своей природе, многообразный по формам и последствиям социальный процесс, поэтому изучать ее целесообразно, используя различные методы. Так, процесс принятия решения (подготовительный этап миграции) в данной диссертации исследован анкетным опросом, то есть количественным социологическим методом. На втором этапе – собственно территориальное перемещение – использованы данные статистики и анкетный опрос. Третий этап – период адаптации на новом месте жительства – изучен методом глубинного неформализованного интервьюирования, то есть качественным социологическим методом.

В диссертации выявлены основные типы миграции в регионе:

  • по направлению - внешняя миграция в двух ее видах (эмиграция, иммиграция) для получения более полной картины межгосударственных миграционных потоков в регионе;
  • по временным признакам - эпизодическая миграция – это деловые, рекреационные и иные поездки, совершающиеся нерегулярно по времени, и необязательно по одним и тем же направлениям. Маятниковая миграция – ежедневные или еженедельные поездки населения от мест жительства до мест работы и обратно, расположенных в разных населенных пунктах. Два этих вида миграции характерны для изучаемого региона, что связано в первую очередь с безвизовым режимом для приграничных районов (Кяхта – Алтан-Булаг), а также с относительно недорогим проездом и небольшими временными затратами на переезд. Сезонная миграция – это перемещение главным образом трудоспособного населения к местам временной работы и жительства с сохранением возможности возвращения в места постоянного жительства. Тоже часто встречаемый вид миграции в регионе - рабочие командировки (т.н. вахты) преподавателей некоторых улан-удэнских вузов в филиалы своих образовательных учреждений в г. Улан-Батор. Временная миграция – миграция на определенный длительный срок (например, работа после окончания вузов по направлению, работа по договору, контракту). Постоянная или безвозвратная миграция – миграция в «строгом» значении этого слова. Население перемещается из одних населенных пунктов в другие с переменой постоянного места жительства. Данный вид миграции хотя и встречается в изучаемом регионе, но не является преобладающим.

Диссертационная работа опирается на анализ эмпирического материала, полученного автором в России (Республика Бурятия) и Монголии. В процессе изучения учитывались объективные характеристики мигранта (социально-демографический статус, пол, возраст, национальность, миграционная биография) и характеристики макро- и микросреды, его прошлой и настоящей жизнедеятельности. Анкета состояла из вопросов, которые касались следующих аспектов: социально-демографического, миграционного, адаптационного, социально-психологического и социально-политического. Обработка информации осуществлялась с помощью электронной системы SPSS. Кроме того, в диссертации использовался вторичный анализ эмпирических данных, соответствующий обозначенному предмету исследования.

Во втором параграфе «Характер миграционных процессов в условиях трансграничья» автором определяется общий характер миграционных процессов в условиях трансграничной зоны. Одной из форм межгосударственной миграции является трансграничная миграция – перемещение людей из одной страны в другую (через границы территорий государств), когда отпускающее и принимающее общества разделены не только территориально, но и политически, то есть принадлежат к разным государствам.

Приграничное сотрудничество – специфическая форма международного сотрудничества, и его особенностью в России является участие в нем как федерального правительства и региональных властей, так и органов местного самоуправления, организаций и граждан в пределах их компетенций.

Монголия является одним из соседних государств, с которыми Россию и Республику Бурятия в том числе связывают многовековые исторические, экономические и культурные отношения.

Демократизация внешнеэкономических связей привела к увеличению миграционных потоков между Россией и Монголией. Первоначальное развитие взаимоотношений характеризовалось стихийными процессами, отсутствовали надежные партнерские отношения. В 2000-е гг. стали развиваться отношения между министерствами и ведомствами Монголии и России, Монголии и Бурятии. Важную роль сыграло подписание в 2000 г. «Улан-Баторской декларации». В 2002 г. состоялись визиты министров экономики и финансов, торговли и промышленности В 2006 г. принята «Московская декларация». В начале 2008 г. в Улан-Баторе президент Монголии Намбарын Энхбаяр и президент Бурятии Вячеслав Наговицин обсудили важнейшие аспекты торгово-экономического сотрудничества и подписали план реализации программы приграничного сотрудничества до 2010 г. Проводимые регулярно встречи рядовых граждан в рамках «Дней экономики и культуры» также способствовали расширению знаний о соседнем регионе, что, несомненно, отражалось на сальдо миграции, чаще в сторону увеличения объема.

Выявлено, что в рамках трансграничной зоны как активные, так и пассивные практики населения выстраиваются на основе использования границы в качестве ресурса:

  • возможность трудоустройства в инфраструктуре границы (работа на таможне, в системе бытового обслуживания, транспортные перевозки и пр.);
  • безвизовый проезд для жителей приграничных населенных пунктов (Кяхта - Алтан-Булаг);
  • приграничная торговля и т.д.

Сегодня, в рамках приграничного сотрудничества решаются следующие задачи:

  • интенсифицируются связи между администрациями регионов и хозяйствующими субъектами;
  • значимыми являются проблемы взаимодействия двух стран, связанные с большой протяженностью границы;
  • наблюдается взаимная заинтересованность сторон в восстановлении и наращивании масштабов сотрудничества, повышении уровня развития приграничных территорий;
  • актуальными остаются интересы национальной безопасности, межгосударственные миграции, трансграничная туристическая индустрия.

Во второй главе «Межгосударственные миграционные процессы: причинно-факторный механизм и практики адаптации» проанализированы основные факторы межгосударственной миграции. Рассматриваются социальный состав российских и монгольских мигрантов, практики их адаптации в принимающем сообществе.

В первом параграфе «Факторы и причины межгосударственной миграции» выявляется причинно-факторный механизм миграционных процессов между Россией и Монголией.

Автор рассматривает факторы миграции во взаимосвязи с природой конкретных явлений и процессов. Влияние факторов и причин на миграцию населения – сложный процесс, поскольку наряду с объективным играет роль и субъективный фактор.

Все факторы миграции в изучаемом регионе разбиты на следующие группы:

  • учебные (получение образования);
  • социально-экономические (перемена места работы, отсутствие возможности трудоустройства, возможности заниматься индивидуально-трудовой деятельностью);
  • экологические (неудовлетворенность природно-климатическими условиями, экологией в стране исхода);
  • индивидуально-личностные (неустроенность быта, состояние здоровья, семейные обстоятельства).

Основные причины миграции россиян в Монголию: низкое материальное положение, стремление получить образование, создание семьи (брак), нестабильная экономическая обстановка в стране. Граждане Монголии основными целями своего переезда в Россию называют получение образования, поиск работы, занятие коммерческой деятельностью. В отличие от россиян у монголов в указанных ответах не был отмечен в качестве основной цели брак, хотя, судя по архивным документам, в 1990-е гг. такая причина переезда была достаточно распространенной.

В диссертации проанализированы причины внеэкономического характера миграции: национальные, культурные, религиозные, семейные. Причины экономического характера кроются преимущественно в различном экономическом уровне развития Монголии и России. Рабочая сила перемещается из страны с низким уровнем жизни в страну с более высоким уровнем, что обычно связано с межгосударственными различиями в размере заработной платы. Кроме того, важным экономическим фактором международной трудовой миграции является наличие высокого уровня нерегистрируемой безработицы. Это объясняется, в первую очередь, нестабильным состоянием рынка труда, демографическими процессами в обществе, урбанизацией.

Таким образом, с помощью миграции люди решают собственные проблемы (учатся, ищут лучшую работу, более комфортное место проживания и др.), а общество обеспечивает развитие городов, освоение новых районов, функционирование армии и другие потребности. Иными словами, миграция - это нормальный атрибут жизни общества.

Во втором параграфе «Социальный состав российских и монгольских мигрантов» выявлена социальная структура мигрантов в России и Монголии. Они были исследованы по таким признакам:

  • пол;
  • возраст (моложе трудоспособного, трудоспособный, старше трудоспособного);
  • образовательный уровень (высшее, среднее специальное, среднее образование);
  • этнический состав;
  • профессионально-квалификационной состав;
  • семейное положение.

Среди российских и монгольских мигрантов преобладает доля мужчин и молодежи в возрасте до 35 лет. Они составляют более 60% от общего числа мигрантов. Снижается мобильность после того как человек завершил образование, получил специальность, создал семью и устроился на работу. Люди в возрасте от 35 до 50 лет - это обычно маломобильный контингент (20% от общего числа мигрантов). В предпенсионном возрасте и после выхода на пенсию мобильность несколько повышается, так как многие переселяются к детям или в более благоприятные для жизни регионы. В миграционных процессах участвуют высококвалифицированные специалисты: россияне с высшим образованием – 37,5%, граждане Монголии - 20%. По этническому составу исследованы монголы, буряты, русские, армяне, татары. Часть студентов, а также молодые специалисты трудоустроились за рубежом, хотя и не все по своей специальности. Сферы применения труда специалистов-мигрантов разнообразны. Для российских граждан это по-прежнему образование, а также малый, средний, реже крупный бизнес. В сфере образования – это филиалы российских вузов, школы. Кроме того, железная дорога, горнодобывающая отрасль, торговля.

Для граждан Монголии в Республике Бурятия это строительство, работа по контракту в вузах и ССУЗах г. Улан-Удэ, сфера культуры и искусства, спорт, малый, средний и крупный бизнес, религия, оптовая и розничная торговля. В целом разнородность социального состава мигрантов влияет на восприятие ими окружающей действительности, что сказывается на процессе миграции.

В третьем параграфе «Социальная адаптация мигрантов в России и Монголии» раскрывается сущность адаптивных практик мигрантов в принимающем сообществе.

Социальная адаптация – процесс приспособления человека к новым для него условиям жизни. Включает приспособление к социально-демографической, социально-экономической, природно-климатической, географической средам.

Нами были выделены индикаторы адаптации мигрантов:

  • психологическая удовлетворенность адаптанта своим положением в принимающем государстве. Удовлетворены своим переездом 57,1% россиян, комфортнее - мигрантам-бурятам (69,7%). Не устраивают условия жизни - 24% мигрантов, среди них большинство русских респондентов. Затруднились с ответом 18,9% опрошенных граждан. 61,1% россиян указали, что отказ от российского гражданства не является основной миграционной стратегией. Как показывает практика, те, кто затруднились с ответом (28,8%), не меняют гражданство. Удовлетворенность переездом в Республику Бурятия высказали 34,7% опрошенных граждан Монголии. Не устраивает новое место жительства 39,2% респондентов. Затруднились с ответом 26,1% граждан. Те граждане, которых устраивает жизнь в России, на вопрос «Хотели бы вы остаться на постоянное место жительства в принимающей стране?», ответили следующим образом: 35% - да, 39% - нет, 26% - затруднились ответить (Россия не является страной, приоритетной для постоянного места жительства);
  • освоение ценностей, норм, стандартов поведения и традиций принимающего сообщества. Говоря о социокультурной адаптации российских и монгольских граждан, можно сказать, что ими были выбраны следующие стратегии адаптации – аккомодация и репатриация. Для выходцев из Бурятии азиатская культура - это часть повседневности, с которой они сталкивались в России. Кроме того, на монгольском рынке работает немало российских фирм. В целом Монголия, по описанию российских мигрантов, напоминает ближнее зарубежье (СНГ). Это связывают с сохранением в Монголии устойчивой пророссийской культурной доминанты. Граждане Монголии также воспринимают Бурятию как родственный регион;
  • обретение приемлемого жилья и работы. Чаще всего мигранты арендуют квартиры или проживают в общежитии (студенты). Что касается работы, то не все трудятся по специальности, часто на первое место выходит заработная плата, а не статус;
  • овладение другим языком. Среди монголов больше тех, кто знает русский язык, чем русских, знающих монгольский язык. Отдельно следует заметить, что родственность бурятского и монгольского языков снижает лингвистический барьер между мигрантами и принимающим сообществом;
  • приспособление к новой природно-экологической среде. Проблемы с экологией, наверное, есть на сегодняшний день во всем мире, но все же в Бурятии, по мнению монголов, состояние окружающей среды гораздо лучше, чем в Монголии, особенно в Улан-Баторе. Россияне с этой точкой зрения согласны;
  • паритетное общение и взаимодействие с представителями принимающего большинства. Мы выяснили, что проблемы межнационального характера встречаются как в Монголии, так и в России. Чаще всего на это влияет ряд факторов: индивидуально-личностные черты адаптантов (возраст, уровень образования, профессиональная подготовка, коммуникабельность, ценностные ориентации, мотивация, самооценка, жизненный опыт), культурная дистанция, макросоциальные факторы (политическая и социально-экономическая ситуации в принимающей стране и мире, характер миграционной политики властей, правовой статус мигрантов, наличие/отсутствие общественных организаций, объединений соотечественников, масштабы их деятельности, уровень коррупции и преступности, безопасность мигрантов).

Большую помощь в адаптации оказывает российское посольство, через него россияне решают все основные правовые вопросы, причем большинство опрошенных респондентов дало высокую оценку его работе. Большую роль играет Российский центр науки и культуры, на базе которого проходят выставки, концерты и конференции, посвященные российско-монгольскому сотрудничеству. Общество российских граждан, постоянно проживающих в Монголии, – общественная неправительственная организация - выполняет следующие функции: объединение российских соотечественников в Монголии, защита их прав и интересов, продвижение русского языка и культуры, право представлять интересы российских граждан в официальных структурах Монголии и России.

Миграция российских граждан в Монголию имела как положительные (улучшение материального положения, повышение образовательного, культурного уровня), так и отрицательные стороны (ухудшение здоровья, нехватка времени для занятия домом, семьей, сужение круга общения). В целом можно констатировать тот факт, что для социализации в Монголии созданы благоприятные условия.

Гражданам Монголии в процессе социализации неоценимую помощь также оказывают официальные структуры. В 2004 г. было создано Общество граждан Монголии в Республике Бурятия при поддержке Генерального консульства Монголии в г. Улан-Удэ. Основные цели Общества: юридическая защита граждан Монголии, помощь в трудоустройстве, продвижение культуры, представление интересов своих граждан в официальных структурах.

Большое внимание изучению миграционных процессов уделяется Правительством Республики Бурятия, им утвержден ряд важных нормативных актов по урегулированию как концептуального, так и оперативного уровня. Проведен ряд мероприятий, направленных как на теоретическое изучение миграционных процессов в республике, так и на практическую разработку стратегии по управлению и регулированию миграции, содействию социально-экономической и психологической адаптации мигрантов, созданию благоприятного экономического климата в Республике Бурятия.

Каждая адаптация обогащает опыт человека, делает его более социализированным. Те, кто уже не раз менял место жительства, отмечают, что полученный ранее опыт помогает им справиться с возникающими проблемами и процесс освоения на новом месте занимает меньше времени.

В заключении обобщены итоги диссертационного исследования и сформулированы основные выводы.

В приложениях приводятся дополнительные материалы, иллюстрирующие эмпирическую базу диссертации.

Основные положения и выводы, содержащиеся в диссертации, изложены в следующих публикациях автора.

Статьи в научных журналах, рекомендованных ВАК:

  1. Бреславская Т.С. Структуры международной миграционной мобильности населения приграничных регионов России в 2000-е годы (на материалах Республики Бурятия) / Т.С. Бреславская // Вестник БГУ. Сер. Философия, социология, политология, культурология. Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2007. Вып.9.-С. 112-116.
  2. Бреславская Т.С. Динамика роста удельного веса иностранных рабочих в социальной структуре Бурятии / Т.С. Бреславская // Вестник БГУ. Сер. Философия, социология, политология, культурология. Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2008. Вып.6.-С. 129-131.
  3. Бреславская Т.С. Основные условия формирования межгосударственных миграционных процессов (на примере России и Монголии) / Т.С. Бреславская // Вестник БГУ. Сер. Философия, социология, политология, культурология. Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2009. Вып.6-2.-С. 121-126.

Статьи в научных журналах и сборниках:

  1. Бреславская Т.С. Монголы в Улан-Удэ: кейс-стади / Т.С. Бреславская // Вестник международного центра азиатских исследований. – М.; Иркутск, 2004.- №12. Кн.1. - С.132-135.
  2. Бреславская Т.С. Монголы в Улан-Удэ на рубеже ХХ-ХХ1 вв. / Т.С. Бреславская // Бурятия: проблемы региональной истории и исторического образования: материалы науч.-практ. конф. «Егуновские чтения».– Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2005.- Вып. 2.– С.226-229.
  3. Бреславская Т.С. Проблема транзитной миграции на примере Бурятии / Т.С. Бреславская // Актуальные проблемы истории и культуры народов Азиатско-Тихоокеанского региона: материалы науч.-практ.конф.- Улан-Удэ: ИПК ВСГАКИ, 2005.- С.352-356.
  4. Бреславская Т.С. Трудовая миграция как фактор развития неформальной экономики в Бурятии (анализ рисков) / Т.С. Бреславская // Использование иностранной рабочей силы в Республике Бурятия: проблемы и перспективы (материалы круглого стола). – Улан-Удэ, 2005.- С. 21-24.
  5. Бреславская Т.С. Монголы в пространстве современного Улан-Удэ: этнографический очерк / Т.С. Бреславская // Народы Внутренней Азии: этносоциальные процессы в геополитической и цивилизационной динамике: материалы междунар. науч.-практ. конф. «Егуновские чтения».– Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2006. - Вып. 3. – С. 123-127.
  6. Бреславская Т.С. Иностранные рабочие в социальной структуре Бурятии / Т.С. Бреславская // Социально-стратификационная дифференциация российского общества: материалы междунар. науч.-практ. конф (25-26 мая 2006 г.): в 2 т. -Т.1. – М.; Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2006.– С. 189-192.
  7. Бреславская Т.С. Монголы о Бурятии: дискурс пространства и повседневные практики / Т.С. Бреславская // Монголия-Бурятия: геокультурные образы пространства. Исследовательский альманах. – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2006.– С. 93-104.
  8. Бреславская Т.С. Приграничное сотрудничество Бурятии через призму миграционных потоков / Т.С. Бреславская // Молодежь в условиях социально-экономической трансформации общества: материалы регион. науч. конф. с междунар. участием – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. ун-та, 2007. – С. 145-148.
  9. Бреславская Т.С. Миграционные процессы в условиях трансграничья на современном этапе развития общества / Т.С. Бреславская // Философия и современность: сб.ст. - Улан-Удэ: Изд-во Бурят. ун-та, 2009.-С.173-179.

Подписано в печать 13.05.09. Формат 60 х 84 1/16.

Усл. печ. л. 1,4. Тираж 100 экз. Заказ № 440.

Издательство Бурятского госуниверситета

670000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24 а


[1] Ravenstein E.G. The laws of migration // I. Journal of the Royal Statistical Society. - № 48. June 1885. - P. 167-227.

[2] Маркс К. Капитал // Маркс К. и Энгельс Ф. Сочинения.- Изд.2. -Т.23.-1952.

[3] Rogers A., Vertovec S. The urban context. Ethnicity, social networks and situational analysis.-Oxford, 1995.

[4] Вебер М. Избранные произведения. М., 1996; Зиммель Г. Социальная дифференциация: социологическое и психологическое исследование // Тексты по истории социологии XIX - XX веков. - М.,1994; Парсонс Т. Структура социального действия. -М., 2000.

[5] Thomas W., Znaniecki F. The Polish peasant in Europe and America. -N.Y., 1972.

[6] Гримм Э.Д. Основные типы миграционно-колонизационных процессов, их происхождение и характер // Труды института / Государственный научно-исследовательский институт. – 1924. – Т.1. – С. 40-41.

[7] Витковская Г.С. Российские диаспоры в странах Центральной Азии: миграционный потенциал // Социологические исследования.- 2000.- №2 – С. 45-53; Дробижева Л.М. Этничность в современном обществе. Этнополитика и социальные практики в Российской Федерации // Мир России-2001.-Т.10.-№2.-С.167-180; Зайончковская Ж.А. Демографическая ситуация и расселение. - М., 1991; Заславская Т.И. Методологические проблемы исследования и моделирования мобильности трудовых ресурсов. М., 1968; Мукомель В.И. Миграционная политика России: постсоветские контексты. - М., 2005; Рыбаковский Л.Л. Миграция населения: стадии миграционного процесса. -М., 2001.

[8] Вишневский А.Г. Распад СССР: этнические миграции и проблема диаспор // ОНС.- 2000.-№3. - С.115-130; Драгунский Д.В. Навязанная этничность // ПОЛИС.-1993.- №5.- С.24-30.

[9] Лебедева Н.М. Социальная психология этнических миграций. - М., 1993; Назарова Е.А. Особенности миграции // Социс.-2000.-№ 7.- С.106-111; Рязанцев С.В. Социально-экономическая адаптация этнических мигрантов // Социально-экономические проблемы современного системного кризиса России: материалы XLIV науч.-метод. конф.-Ставрополь,1999.-С.108-114; Тишков В.А. Реквием по этносу. - М.,2004.

[10] Аблажей Н.Н. Эмиграционные процессы в восточных районах России в первой трети ХХ в. // Этносоциальные процессы в Сибири. - Новосибирск, 2001. – Вып. 4. – С. 60-65; Григоричев К.В. Границы Казахстана: сценарии развития // Мигранты и диаспоры на Востоке России: практики взаимодействия с обществом и государством – М., Иркутск, 2007. - С.18-32; Гунтыпова Э.С. Миграция населения в новых социальных условиях (на примере Республики Бурятия) // Вторые Забайкальские социологические чтения: материалы конф.- Ч.1. - Чита, 2004.-С. 141-147; Лукашин И.А. Особенности миграционных процессов в современном российском обществе: региональный аспект (на материалах Читинской области): дис. … канд. социол. наук. - Улан-Удэ, 2007.-161с.; Митупов К.Б-М. Диаспоры Бурятии // Использование иностранной рабочей силы в Республике Бурятия: проблемы и перспективы (материалы круглого стола). – Улан-Удэ, 2005.- С. 45-50; Рандалов Ю.Б., Хараев Б.В., Чукреев П.А. Миграционные настроения сельских жителей: действующие факторы и тенденции (по материалам социологических исследований в Республике Бурятия). – Улан-Удэ, 2005; Рыжова Н.П. Приграничная «народная торговля» в Благовещенске как форма китайско-российского симбиоза // Диаспоры.- 2003. -№2.-С.88-126; и др.

[11] Дятлов В. Китайцы в Иркутске // Миграция.-1997. №3-С.8-12; Шармашкеева Н. Повседневные практики китайских посредников в Республике Бурятия // Мигранты и диаспоры на Востоке России: практики взаимодействия с обществом и государством. - М.; Иркутск, 2007.- С.131-144.

[12] Базаров Б.В. Чингисхан и исторические проблемы монголосферы // Чингисхан и судьбы народов Евразии: материалы междунар. науч. конф. – Улан-Удэ, 2003.- С.24-36; Baatar Ts. The Chinggis heritage in the USA: Mongolian Americans in the XX-th. Century. – UB,2001; Батбаяр Ц. Наследие Чингисхана и геополитика современной Монголии // Чингисхан и судьбы народов Евразии: материалы междунар. науч. конф. – Улан-Удэ, 2003.- С. 167-173; Бороноева Д.Ц. Этническая идентичность современных монгольских мигрантов в Японии // Чингисхан и судьбы народов Евразии: материалы междунар. науч. конф. – Улан-Удэ, 2003.- С. 391- 401; Ганжуров В.Ц. Россия-Монголия (На трудном пути реформ). - Улан-Удэ. - 1997; Дугаров В.Д. Место Бурятии в трансграничных «коридорах», обсуждение вопроса в общественной и научной мысли // Россия (Восточная Сибирь) – Монголия – Китай – евразийский трансграничный коридор: материалы междунар. науч.-практ. конф. – Иркутск; М., 2002. -С. 80-88; Единархова Н.Е. К истории русских в Монголии // Вестник центра «Москва – Улаанбаатар».- 2008.- июнь №6-7.-С. 8; Железняков А.С. Монгольская геополитика и фактор России (по данным социол. опроса) // Гуманитарные исследования. -Улан-Удэ.-2007.-№1.-С.15-18; Лиштованный Е.И. Монголия в истории Восточной Сибири (XVII-XX вв.). - Иркутск, 2001; Михалев А.В. Русские старожилы в Монголии: сообщество в зеркале региональной прессы // Мигранты и диаспоры на Востоке России: практики взаимодействия с обществом и государством. – М.; Иркутск, 2007. -С.263-274; Родионов В.А. Россия и Монголия: новая модель отношений в начале ХХI в.- Улан-Удэ, 2009; Цэцэнбилэг Ц. Проблемы модернизации монгольского общества. – Улан-Батор, 2002; Чимитдоржиев Ш.Б. Кто мы – бурят-монголы?- Улан-Удэ, 2004; Яскина Г.С. Монголия и внешний мир. – М., 2002; и др.

[13] Основными стратегиями миграционных потоков между Монголией и Россией (Республика Бурятия) являются образование, экономика и культура.

[14] Миграция населения // Теория и практика исследования. – М., 2001. – Вып. 1.- С. 26-30.

[15] Рыбаковский Л.Л. Миграция населения: прогнозы, факторы, политика. - М.,1987. – С. 12.

[16] Энциклопедический словарь / гл. ред. Г.Г. Меликьян. – М.,1994. – С.55.

[17] Джинн К. Логика в статистике. – М., 1973. – С.12.

[18] Рыбаковский Л.Л. Миграция населения: прогнозы, факторы, политика.- М.,1997.- С. 21.

[19] Миграциология / М.Б. Денисенко, В.А. Ионцев, Б.С. Хорев. – М., 1989.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.