WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Запросы россиян к государству на сокращение социальн ого неравенств а и социальную поддержку: факторы формирования и межстрановые сравнения

На правах рукописи

Салмина Алла Александровна

Запросы РОССИЯН к государству на сокращение социальнОГО неравенствА и социальную поддержку: факторы формирования и межстрановые сравнения

Специальность 22.00.04 -

Социальная структура, социальные институты и процессы

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

Москва - 2011

Работа выполнена в федеральном государственном автономном учреждении высшего профессионального образования "Национальный исследовательский университет "Высшая школа экономики", на кафедре социально-экономических систем и социальной политики

Научный руководитель Доктор социологических наук,

профессор, заведующая кафедрой

социально-экономических систем

и социальной политики НИУ ВШЭ

Тихонова Наталья Евгеньевна

Официальные оппоненты: Доктор социологических наук,

Константиновский Давид Львович,

Институт социологии РАН

Кандидат экономических наук,

Хахулина Людмила Александровна,

"Левада-центр"

Ведущая организация Санкт-Петербургский государственный

университет

Защита состоится 16 сентября 2011 года на заседании диссертационного совета Д 212.048.01 в Национальном исследовательском университете "Высшая школа экономики" по адресу: 101000, Москва, ул. Мясницкая, д. 20, ауд. 309 в 15-00.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики".

Автореферат разослан « » июня 2011 года.

Ученый секретарь Рощина Я.М.

диссертационного совета к.э.н., доцент

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы

В современном виде нынешняя политика государства в сфере социальной поддержки и защиты населения в России была сформирована сравнительно недавно, в 90-е гг. XX в. Тогда произошел резкий переход от социалистической системы, при которой государство брало на себя ответственность практически за все сферы социальной политики, к резкому сокращению социальных расходов и уменьшению социальных обязательств государства до минимально возможных. Однако несмотря на общий ориентир на либеральную модель социальной политики, нельзя говорить о том, что на сегодняшний день в России уже сформировалась определенная ее модель. По поводу выбора наиболее подходящей для России политики в социальной сфере до сих пор ведутся дискуссии между сторонниками либерально ориентированной политики и более «мягких» ее моделей. При этом, если экономисты рассуждают о бюджетных ограничениях и институциональных возможностях, то социологи обращают большее внимание на положение и мнение самого населения, его потребности и проблемы, что крайне важно для легитимного в глазах россиян формирования основных направлений социальной политики.

В чем же специфика запросов россиян по отношению к социальной политике государства, в частности в сфере снижения неравенства и социальной поддержки населения? В чем их сходства и отличия с запросами населения других стран? Особенно важно это понимать сейчас, спустя два десятилетия после начала либеральных преобразований. Если в самом начале этих реформ еще можно было ссылаться на инерцию общественного сознания и на исторический опыт двадцатого столетия, в течение которого россияне успели привыкнуть к тому, что государство берет на себя ответственность за удовлетворение большинства социальных потребностей, то сейчас уже можно говорить о том, что у россиян сложилось новое представление о социальных функциях государства. От того, насколько принимаемые руководством страны решения соответствуют ожиданиям и запросам населения, во многом зависит успешность реализации социальной политики государства в целом. Этим диктуется необходимость определения специфики запросов россиян к государству в социальной сфере, в том числе - и в сравнении с другими странами.

Нельзя не учитывать и то, в каких условиях формировались эти запросы. Переход к рыночной экономике в 90-е гг. XX в. сопровождался бурным всплеском социального неравенства, и не только по доходу, но и в различных сферах жизни населения. Социальная политика российского государства и сегодня характеризуется ориентацией на адресную помощь беднейшим слоям населения с сохранением глубокого социального неравенства в стране в целом. Однако регулирование глубины неравенства является одной из важнейших функций, которое должно реализовывать социальное государство, каковым по Конституции является и Россия. По сравнению с другими европейскими странами, в России очень высокие показатели неравенства не только по доходу, но и по доступу к государственным социальным услугам (медицинская помощь, помощь семьям с детьми и пр.), и они продолжают увеличиваться (Г. Бесстремянная, А. Бурдяк, О. Кислицына, К. Муздыбаев, Л. Овчарова, Д. Попова, Н. Римашевская, О. Синявская, А. Суворов, С. Шишкин, О. Щепин). Нерешенность социальных проблем в стране и рост глубины неравенства вызывает рост социальной напряженности, что в итоге может привести к обострению социальных конфликтов в обществе. Эти риски резко возрастают в ситуации, когда существующее в стране неравенство воспринимается как нелегитимное.

С проблемой регулирования неравенства очень тесно связана политика государства в сфере социальной поддержки и защиты населения. По сути, меры социальной поддержки населения выполняют функцию компенсирования избыточного или нелегитимного социального неравенства. Поэтому очень важно понимать, какие запросы предъявляет население к государству в сфере социальной поддержки - как в целом, так и по отдельным ее направлениям (обеспечение занятости, здравоохранение, пенсионное обеспечение, защита семьи), насколько Россия уникальна в этом отношении по сравнению с другими странами, а также в какой степени эти запросы обоснованы. В этой связи представляется важным сравнение мнения россиян с мнением населения других европейских стран. Такое сравнение позволит более четко определить, ближе к каким странам находится Россия по характеру социальных запросов к государству ее граждан, а также опыт реализации какой из моделей социальной политики может оказаться для нее, с учетом данного обстоятельства, более полезен. Все вышесказанное определяет актуальность диссертационного исследования, посвященного изучению социальных запросов россиян к государству в сфере регулирования неравенства и социальной поддержки населения, их отличиям от других стран, а также факторам, в том числе связанным с групповой принадлежностью, определяющим это своеобразие.



Отдельное внимание в работе уделено влиянию структурной неоднородности на социальные запросы населения. С учетом сильной дифференциации доходов в России очевидно, что реализуемые программы социальной поддержки будут оказывать различное влияние на разные группы населения. Ключевым вопросом здесь является представление населения о том, как нужно распределять ресурсы между различными слоями общества. В этой связи особенно важен учет специфики запросов различных социальных групп населения к государству, того, насколько их групповые интересы совпадают, насколько они солидарны в вопросах формирования социальной политики в стране. В работе представлены результаты попытки ответить на вопрос, насколько выраженность социальных запросов россиян к государству определяется их «групповым эгоизмом», то есть, фактически, какой вклад в формирование социальных запросов россиян вносит фактор «собственного интереса». Для этого при анализе социальных запросов учтены различные основания социальной стратификации, такие как профессиональный статус, уровень дохода, образование и т.п. Помимо этого, отдельное внимание было уделено специфике социальных запросов в зависимости от классовой принадлежности. Конечной целью этого анализа является поиск возможности консенсуса между различными классами относительно наиболее подходящей для России модели социальной политики с учетом объективных возможностей российского государства в решении социальных проблем.

Степень научной разработанности проблемы

Мнение россиян о политике государства в сфере социальной поддержки и сокращения неравенства в последнее десятилетие изучалось рядом авторов (Е. Авраамова, М. Горшков, Н. Тихонова, Т. Малева и др.). Однако большинство исследований в этой области представляют собой либо анализ отношения россиян к различным социальным реформам и социальным проблемам, таким как неравенство, бедность, либо – анализ представлений о наиболее подходящей для России модели социальной политики государства и отдельных его направлениях. В то же время, практически нет комплексных работ по изучению социальных запросов россиян, в которых они были бы рассмотрены с учетом социальной неоднородности населения. Кроме того, на сегодняшний день практически не существует ни комплексных исследований запросов россиян к государству в сравнении с другими странами, ни исследований факторов, влияющих на формирование тех или иных запросов в рамках общей их системы.

В то же время на Западе существует большое количество работ о факторах, определяющих отношение населения к политике государства в сфере регулирования неравенства и социальной поддержки (S. Bowles, M. Cousins, A. Derks, H. Gintis, S. Kumlin, C. Larsen, K. Linos, M. Shalev, R. Shapiro, G. Shaw, S. Svallfors, B. Veghte, M. West). В ранних работах в этом направлении социологических исследований в качестве главного фактора рассматривалась принадлежность к социальному классу (в таких исследованиях чаще всего сравнивают представления среднего и рабочего классов). Данные западных исследований свидетельствуют о различии запросов к государству в сфере социальной политики у представителей разных социальных классов (J. Edlund, S. Kumlin, K. Linos, S. Svallfors, M. West, E. Wright). В диссертации продолжено исследование в данном направлении и для выделения классов в ней использована схема стратификации Дж. Голдторпа (известная чаще как EGP-схема).

В последнее время круг факторов, рассматриваемых при анализе процесса формирования запросов населения к государству, был значительно расширен. В число таких факторов включаются теперь обычно различные объективные и субъективные характеристики населения, в частности, социально-демографические показатели (пол, возраст), показатели социально-экономического положения (уровень дохода, профессионально-должностные характеристики, уровень образования), а также факторы, связанные с ценностями и политическими ориентациями населения.

С учетом вышесказанного, цель диссертационного исследования была определена как выявление особенностей социальных запросов россиян к государству в сфере регулирования неравенства и социальной поддержки населения в сравнении с другими европейскими странами, а также определение ключевых факторов, предопределяющих специфику этих запросов.

Реализация поставленной цели предполагала решение ряда задач:

  1. на основе анализа существующих в современной социологии подходов к исследованию социальных запросов населения к государству разработать методологию измерения запросов населения к государству на сокращение неравенства и на ответственность государства в сфере социальной поддержки, а также систематизировать опыт изучения факторов, определяющих формирование этих запросов;
  2. выявить, является ли нынешний уровень неравенства в России нелегитимным в глазах населения и предъявляют ли россияне запрос на его уменьшение, а также каково их отношение к основным механизмам регулирования неравенства;
  3. определить с учетом структурной неоднородности населения степень выраженности запроса россиян на ответственность государства в сфере социальной поддержки населения, в том числе по отдельным ее направлениям;
  4. выделить страны (группы стран), от которых россияне не отличаются статистически значимо по характеру запросов к государству на сокращение неравенства и на ответственность государства в сфере социальной поддержки населения;
  5. выявить основные факторы, определяющие характер социальных запросов населения по отношению к государству в сфере регулирования неравенства и социальной поддержки в России и в других странах, в том числе - оценить влияние на социальные запросы фактора классовой принадлежности в России и в других европейских странах.

Объект и предмет исследования задаются его целью и задачами. Объектом исследования выступало население России в возрасте от 17 лет и старше. Предмет исследования – запросы россиян к государству в сфере регулирования неравенства и социальной поддержки населения и факторы их формирования, в частности, влияние на них классовой принадлежности, а также их особенности по сравнению с ситуацией в других европейских странах.

Теоретико-методологическая база исследования

Работа основывается на классическом подходе к определению неравенства через призму многомерной стратификации, заложенного М. Вебером и развитого в работах П. Сорокина и многих других авторов. В основе выработки методологии изучения запросов населения на сокращение неравенства и степень ответственности государства в сфере социальной поддержки лежали концепции социального государства и государства «всеобщего благосостояния», представления об основных социальных функциях, которые оно должно выполнять. При этом социальная роль государства оценена с точки зрения теории «государства благосостояния» и различных подходов к выделению моделей социальной политики, а частности подхода Г. Эспинг-Андерсена. При изучении факторов формирования социальных запросов к государству использовался подход М. Казинса, согласно которому выделяются группа факторов «собственного интереса» и группа факторов, связанная с культурой страны проживания. Для концептуализации и операционализации отдельных факторов в работе использовался также ряд других теорий, в частности, для определения фактора классовой принадлежности – подход к выделению классов по методологии Дж. Голдторпа (EGP-схема), для фактора, связанного с ценностями населения, - классификация ценностей Ш. Шварца.

Эмпирическая база исследования

Основой эмпирической базы исследования послужили, прежде всего, данные Европейского социального исследования (European Social Survey) за 2008 г. В последнее десятилетие это один из наиболее известных и уважаемых сравнительных проектов в области социальных наук в Европе. В рамках Европейского социального исследования за 2008 г. было опрошено население 28 стран, в том числе и России. В России выборка составляла 2400 человек и включала 150 городских и сельских населенных пунктов, расположенных во всех федеральных округах Российской Федерации. Для изучения отдельных блоков анализируемой проблематики привлекались также данные общероссийских исследований Института социологии РАН «Социальная политика и социальные реформы глазами россиян» и «Малообеспеченные в современной России: кто они? Как живут? К чему стремятся?», проведенных в 2006 и 2008 годах по общероссийской выборке (1750 и 1749 человек, соответственно), репрезентирующей население страны по регионам проживания, а внутри них – по полу, возрасту и типу поселения. Также для более глубокого понимания социальных запросов населения был проведен ряд интервью в г. Москва весной 2010 г. (60 интервью). Подробнее описание эмпирической базы приведено в разделе 1.3 диссертационного исследования. Помимо этого, для анализа объективной социально-экономической ситуации в различных странах и эффективности социальной политики их государств использовались статистические данные различных статистических служб, в частности ФСГС РФ, а также Всемирного банка, OECD, ООН и др.

Научная новизна диссертации

  1. Показана внутренняя неоднородность структуры запросов россиян на социальную ответственность государства в сфере социальной поддержки населения в зависимости от ее направлений. Установлено, что, как и в большинстве европейских стран, наиболее выражен у россиян запрос на предоставление государством бесплатной медицинской помощи и обеспечение достойного уровня жизни пенсионерам. Чуть менее важна для россиян поддержка со стороны государства семьи и наименее значима - помощь безработным.
  2. Выявлено, что для россиян характерны более низкие, чем у населения европейских стран с такой же глубиной неравенства и уровнем социально экономического развития, запросы на сокращение неравенства (по доходу), что позволяет говорить о более толерантном отношении россиян к неравенству.
  3. Подтверждено, что в России, как и в других европейских странах, в структуре факторов, влияющих на социальные запросы к государству, выделяются две группы факторов – (1) связанные с объективным положением населения в целом и отдельного человека в частности, то есть связанные с остротой индивидуальных проблем и, отчасти, с их нерешаемостью, и (2) факторы, связанные с культурными особенностями населения. При этом определено, что в России и в менее развитых странах Южной и Восточной Европы первая группа факторов является решающей.
  4. Выявлено ключевое различие в факторах формирования социальных запросов к государству в России от более развитых стран Западной и Центральной Европы, в которых совсем незначимо, в отличие от России, влияние опасений относительно ухудшения своего социально-экономического положения в будущем и менее выражено влияние ценности «безопасности» (в классификации ценностей Ш. Шварца). Отличает россиян от населения стран Западной и Центральной Европы также полное отсутствие влияния фактора классовой принадлежности (выделенной по схеме Дж. Голдторпа), которая в России не отражает различий в социальных запросах населения.

Положения, выносимые на защиту





  1. Россияне в настоящее время предъявляют высокий запрос к государству на снижение неравенства (по доходу), нынешний уровень которого является нелегитимным в восприятии большинства из них. При этом россияне не являются сторонниками уравнительности в доходах. Снижение неравенства для них - не выравнивание всех по доходу, а предоставление равных возможностей для реализации собственной активности в решении своих проблем, снижение неравенства в возможности зарабатывать. Это отражает роль неклассовых факторов (регион проживания, тип поселения, отрасль занятости и т.д.) в формировании неравенства по доходам.
  2. Социальные запросы россиян к государству в сфере социальной поддержки, как и у населения других европейских стран, неоднородны и степень выраженности этих запросов различается в зависимости от направлений поддержки. Выделяются социальные функции, реализация которых строго закреплена в общественном сознании за государством, независимо от страновой принадлежности – это обеспечение всем бесплатной медицинской помощи и обеспечение достойного уровня жизни пенсионерам, запрос на которые выражен в России наиболее сильно. Менее, чем эти функции, важны для россиян и населения других стран помощь со стороны государства семье и наименее значима - помощь безработным.
  3. В основе толерантности россиян к неравенству и представлений об адресной социальной помощи лежат представления о «заслуживающих» и «не заслуживающих» помощи от государства – социальная политика государства, по их мнению, должна быть направлена на помощь тем группам населения, которые не могут самостоятельно решить свои проблемы, но выполняют при этом важные для общества функции (растят детей, работают, платят налоги и пр.). Тем самым наиболее предпочтительной для россиян является не адресная помощь беднейшим, а так называемая категориальная адресная помощь.
  4. Как в отношении запроса россиян на сокращение неравенства в стране, так и в отношении запроса на степень ответственности государства в сфере социальной поддержки, фактор «собственного интереса», хотя и оказывает значимое влияние, но все же это влияние не определяющее. Независимо от собственного экономического статуса и принадлежности к потенциальным получателям социальной помощи, россияне предъявляют запрос на высокую степень социальной ответственности государства в сфере социальной поддержки. И хотя более высокие запросы на уменьшение глубины неравенства предъявляют относительно менее состоятельные группы населения, все же можно говорить о том, что нынешнее социальное неравенство в России воспринимается болезненно всеми слоями населения независимо от уровня их материального благополучия. Высокий запрос россиян на сокращение неравенства и социальную поддержку как населения в целом, так и отдельных его групп, сильнее связан с негативной оценкой ими степени эффективности реализации современным российским государством своих основных социальных функций.
  5. Запросы россиян на ответственность государства в сфере социальной поддержки такие же, как у жителей ряда стран Южной и Восточной Европы, хотя и выше, чем у населения стран Западной Европы и наиболее развитых посткоммунистических стран Центральной Европы. Сходство россиян с населением стран Южной и Восточной Европы, и вместе с тем их отличие от населения стран Западной и Центральной Европы проявляется и в факторах формирования этих запросов.
  6. Главными детерминантами запросов россиян на сокращение неравенства, и, особенно, на ответственность государства в сфере социальной поддержки населения, являются показатели, отражающие объективное положение в них населения в целом и каждого конкретного человека в частности - оценка положения социально уязвимых групп, собственный уровень доходов, распространенность опасений относительно ухудшения своего социально-экономического положения в будущем. То есть социальные запросы россиян к государству связаны с объективно низким уровнем социальной защищенности населения.
  7. В России, как и в странах Южной и Восточной Европы, и в отличие от стран Западной и Центральной Европы, незначимо влияние на социальные запросы населения к государству фактора классовой принадлежности (выделенной по схеме Дж. Голдторпа).

Теоретическая и практическая значимость исследования

Отдельным направлением анализа в работе выступает выявление специфики, сходств и различий запросов россиян к государству в сфере сокращения неравенства и социальной поддержки по сравнению с другими европейскими странами, в том числе с постсоветскими странами Центральной и Восточной Европы. Сравнительный анализ запросов населения к государству в странах с разными моделями социальной политики, разными культурными особенностями и своеобразием путей исторического развития позволяет не только выделить группы стран со схожими запросами, но и глубже понять, что стоит за спецификой этих запросов. Все вышесказанное обуславливает теоретическую значимость работы, которая не только способствует более глубокому пониманию процесса взаимодействия государства и общества в сфере социальной политики, но и помогает получить более полное представление о положении и особенностях мировоззрения ряда социальных групп российского общества, под новым углом зрения рассмотреть и оценить ситуацию с социальными неравенствами в нем.

Кроме того, если мы будем знать, какие факторы влияют на формирование тех или иных запросов в разных странах, как связана эта проблема со спецификой социальной структуры общества, то яснее станут вектор и перспективы дальнейших изменений политики государства в сфере сокращения неравенства и социальной поддержки в России. С учетом активно ведущегося в последние годы реформирования социальной политики российского государства, это определяет практическую значимость диссертационного исследования, призванного внести свой вклад в определение характера социальных запросов россиян к государству в сфере социальной поддержки населения и регулирования неравенства.

Апробация результатов исследования

Результаты, полученные в рамках исследования, были представлены на:

  1. Сорокинских чтениях (МГУ, 2009 г.). Тема доклада – «Социальное обеспечение и социальная помощь населению: важность учета общественных представлений (межстрановой анализ)».
  2. Всероссийской междисциплинарной научной конференции с международным участием «Тринадцатые Вавиловские чтения: Глобализация. Глобалистика. Потенциалы и перспективы России в глобальном мире», в г. Йошкар-Ола (респ. Марий Эл) 26-29 ноября 2009 г. Тема доклада - «Важность общественных представлений в формировании программ социального обеспечения. Особая роль среднего класса».
  3. Конференции «The 2nd International Conference on Legislative Studies», Хельсинки, Финляндия, 1-2 марта 2010 г. Тема доклада – «The Role of the Middle>
  4. Международном научном форуме «ЛОМОНОСОВ – 2010», в МГУ 12-15 апреля 2010 г. (Москва). Тема доклада – «Представления среднего класса и низших слоев населения о социальной политике: поиск консенсуса».
  5. Шестой Международной межвузовской научной конференции «Россия и современный мир: проблемы политического развития», в Институте бизнеса и политики, 15-17 апреля 2010 г. (Москва). Тема доклада – «Социальное обеспечение и социальная помощь населению: запрос со стороны среднего класса (межстрановой анализ)».
  6. Восьмой Международной научной конференции «Государственное управление в XXI веке: традиции и инновации», в МГУ 26-28 мая 2010 г. (Москва). Тема доклада – «Роль среднего класса в формировании социальной политики: межстрановой анализ».
  7. Пятой международной конференции «Conference on Interdisciplinary Social Sciences», (Cambridge, UK, 2-5 August 2010). Интернет-ссылка:http://thesocialsciences.com/conference-2010/sessions/ Тема доклада – «The Role of the Middle>
  8. Международной конференции «Социальная политика в контексте трансформаций российского общества: реформы и повседневность» (при поддержке Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров, Программы поддержки высшего образования HESP Regional Seminar for Excellence in Teaching, RESET) в НИУ ВШЭ 4-5 февраля 2011 г. (Москва). Тема доклада – «Специфика среднего класса как объекта социальной политики (межстрановой анализ)».
  9. Научном семинаре кафедры социально-экономических системы и социальной политики НИУ-ВШЭ, 1 марта 2011 г. Тема доклада – «Установки россиян к государству в сфере социальной политики: базовые функции государства, проблема социального неравенства и факторы формирования этих установок (межстрановой анализ)».

Структура и объем работы

Диссертационная работа состоит из введения, четырех глав, заключения, списка литературы и приложений и выглядит следующим образом:

Введение

Глава 1. Теоретические, методологические и методические основания исследования

    1. Теоретические подходы к анализу социального неравенства в контексте функций социальной политики государства

1.2. Опыт изучения социальных запросов населения к государству и факторов их формирования

1.3. Эмпирическая база, методика и методология исследования

Глава 2. Социальные запросы россиян к государству: общая характеристика

2.1.Острота проблемы социального неравенства в общественном сознании в современной России

2.2. Задача снижения социального неравенства и государственная политика социальной поддержки населения

2.3. Оценка россиянами эффективности социальной политики государства и их запрос на социальную поддержку населения

Глава 3. Социальные запросы к государству в России и в других странах

3.1. Выраженность и иерархия запросов на сокращение неравенства и социальную поддержку в России и в других странах Европы

3.2. Роль государства в сфере социальной поддержки в представлении населения различных европейских стран и России

Глава 4. Факторы формирования социальных запросов населения к государству

4.1. Теоретическая модель детерминации социальных запросов к государству: «собственный интерес», успешность реализации государством своих социальных функций и культура как возможные детерминанты социальных запросов населения к государству

4.2. Формирование социальных запросов к государству в сфере социальной поддержки и сокращения неравенства в России и в других странах: результаты регрессионного анализа

Заключение

Список литературы

Приложения

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность изучения специфики запросов россиян к государству в сфере сокращения неравенства и ответственности государства за социальную поддержку населения и факторов их формирования; сформулированы цель, задачи исследования, определены объект и предмет изучения; описана научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, а также представлена его эмпирическая база.

В первой главе «Теоретические, методологические и методические основания исследования» - обосновываются теоретические основания изучения социального неравенства и политики государства в сфере социальной поддержки населения, рассматриваются эмпирические исследования социальных запросов населения к государству в различных странах и факторов их формирования.

1.1. В первом параграфе главы рассмотрены ключевые понятия, лежащие в основе работы, и представлено теоретическое обоснование их применения. Даны определения ряду понятий, тесно связанных с функциями государства по сокращению неравенства и социальной поддержке населения. Показано, что сокращение неравенства является важнейшей функцией социального государства, каковым по Конституции является Россия. Обоснована необходимость рассмотрения, в соответствии с концепцией множественной стратификации, не только неравенства по доходу, но и других форм неравенства, в том числе и неравенства в доступе к различным социальным услугам.

Подробно рассмотрен один из ключевых механизмов перераспределения доходов населения и сокращения тем самым неравенства – политика государства в сфере социальной поддержки и отдельные ее направления – в сфере здравоохранения, пенсионного обеспечения, политики в сфере занятости и в отношении семьи. Показано, что основные функции государства в сфере социальной поддержки, их выраженность и роль государства в регулировании социального неравенства различаются в разных странах в зависимости от доминирующих в них моделей социальной политики.

В этой связи рассмотрена классификация моделей социальной политики в «государствах благосостояния» Эспинг-Андерсена (неолиберальная, социал-демократическая и корпоративная). Описаны сходства и отличия этих моделей и показано, что Россию по характеру социальной политики нельзя однозначно отнести к какой-либо из моделей государств благосостояния Эспинг-Андерсена.

1.2. Второй параграф главы посвящен изучению опыта предыдущих исследований запросов населения к государству в сфере сокращения неравенства и социальной поддержки, а также факторов их формирования. Приведены теоретические и эмпирические основания использования для описания отношения людей к социальной политике государства понятия «социальные запросы» и на основе данных предыдущих исследований представлено обоснование его операционализации в диссертационном исследовании, в частности, продемонстрировано, что в большинстве западных работ для операционализации социальных запросов населения к государству используются представления граждан о степени ответственности государства в реализации тех или иных социальных функций.

Показано, что результаты исследований запросов россиян и населения других стран к государству в сфере сокращения неравенства и социальной поддержки хотя и противоречивы, но по большей части все же совпадают, взаимодополняя друг друга. Рассмотрены исследования запросов к социальной политике государства в пост-коммунистических странах Центральной и Восточной Европы, и, отдельно, в России. Показано, что социальные запросы россиян к государству, в отличие от западных стран, гораздо слабее изучены, как и факторы, влияющие на запросы к государству в сфере сокращения неравенства и социальной поддержки, хотя в последние два десятилетия (начиная с середины 90-х гг. XX в.) основное внимание исследователей социальных запросов к государству на Западе было сосредоточено именно на факторах их формирования. 1.3. В третьем параграфе главы подробно охарактеризована эмпирическая база исследования и ее особенности, позволяющие решить поставленные в рамках исследования задачи. Представлено описание методологии построения показателя запросов населения на ответственность государства в сфере социальной поддержки населения (многомерного индекса «Запрос на степень ответственности государства за решение ключевых задач социальной поддержки»[1] ). Обоснована также операционализация и использование индикатора для запроса на сокращение неравенства по доходу в стране. Описано построение других используемых в работе многомерных индексов (индекс «Оценка населением вероятности ухудшения своего положения в будущем»[2], индекс «Оценка положения социально уязвимых групп населения»[3] ). Даны описания методологии выделения ценностей Ш. Шварца и выделения социальных классов на основе EGP-схемы (схемы Голдторпа), которые использовались в работе в качестве вспомогательных при анализе факторов, влияющих на социальные запросы населения к государству. Указаны также основные статистические методы анализа данных.

Вторая глава диссертации – «Социальные запросы россиян к государству: общая характеристика» - посвящена выявлению особенностей их запросов на сокращение неравенства и социальную поддержку населения, их представлениям о том, какой должна быть социальная политика в стране. При этом в работе учитывались такие функции государства в сфере социальной поддержки населения, как: регулирование занятости и поддержка безработных, доступность медицинской помощи, а также забота о пожилых и поддержка семей с детьми. Особое внимание уделено оценке населением успешности выполнения государством соответствующих социальных функций.

В первом параграфе рассмотрено отношение россиян к проблеме неравенства по доходу, их запрос на его сокращение, а также то, какие механизмы респонденты предлагают для решения этой проблемы. Выявлено, что нынешняя глубина неравенства является нелегитимной – почти три четверти россиян предъявляют запрос на ее сокращение. Существующий в стране уровень неравенства представляется несправедливым всем группам населения независимо от их дохода, хотя запросы разных групп значимо различаются – чем выше уровень дохода, тем менее выражен запрос на уменьшение неравенства в стране (среди респондентов, не испытывающих материальных трудностей, предъявляют запрос на сокращение неравенства 60%, а среди респондентов с плохим материальным положением эта доля вырастает до 81%).

На данных глубинных интервью проанализированы также причины специфики запросов сторонников и противников сокращения неравенства в России. Показано, что сторонники уменьшения неравенства исходят главным образом из представлений о справедливости и о легитимном уровне неравенства. При этом под снижением неравенства россияне понимают, прежде всего, не выравнивание всех по доходу, а предоставление всем равных возможностей для заработков, снятие структурных ограничений в этой области. Россияне не являются, однако, сторонниками уравнительности в доходах, проявляя нетерпимость лишь к чрезмерным проявлениям неравенства и непрозрачности его оснований.

В ходе анализа отношения россиян к различным механизмам сокращения неравенства показано, что существующую в стране систему социальной помощи в виде социальных пособий, льгот и услуг россияне, независимо от их уровня дохода, считают неэффективной и для решения проблемы неравенства (49%), и для помощи тем, кто действительно нуждается в этой помощи (67%). Эта позиция во многом обусловлена объективно и объясняется очень низким уровнем расходов на социальную помощь в России (уровень социальных расходов в России в 2007 г. – 8,9% ВВП, в странах ЕС – 26%).

На данных интервью были определены механизмы, которые россияне предлагают для сокращения неравенства. В целом, наиболее эффективным таким механизмом россияне считают не просто увеличение социальных пособий, а деятельность государства по формированию определенной институциональной среды, способствующей самостоятельному решению людьми своих проблем. Одним из важнейших механизмов сокращения неравенства является в их глазах и прогрессивная шкала налогообложения, число сторонников которой в России больше (51%), чем плоской (41%). При этом даже среди россиян, не испытывающих материальных проблем, 39% поддерживают идею прогрессивной шкалы налогообложения. Анализ причин выбора россиянами прогрессивной шкалы налогообложения и ее роли в сокращении неравенства показал, что при обосновании своего выбора значительная часть противников плоской шкалы остается в рамках концепции «справедливости», ссылаясь на относительно низкие доходы большей части населения в России. Показано также, что хотя россияне и считают недостаточным нынешний объем социальной помощи, но при этом они пока не готовы финансировать за счет увеличения налогов рост социальных пособий, льгот и услуг, что во многом связано с их общим недоверием к государству. Собственная готовность платить налоги обусловлена для россиян убеждением в справедливости использования государством имеющихся средств, а также эффективностью и прозрачностью его перераспределительной деятельности.

Второй параграф главы посвящен анализу запроса россиян на ответственность государства в сфере социальной поддержки населения, в том числе по отдельным ее направлениям. Установлено, что для россиян характерны высокие запросы на степень ответственности государства в сфере социальной поддержки населения. Продемонстрировано, что в России существуют не только глубокие разрывы в доходах населения, но и сильные неравенства в доступе к различным социальным услугам для разных групп населения. Подробно рассмотрено, как эти неравенства, «задаваемые» принадлежностью к определенной социальной группе, проявляются в разной возможности семей устроить детей в детские дошкольные учреждения, в неравном доступе к качественным медицинским услугам представителей разных социальных групп и пр.

Показано, что запросы россиян на ответственность государства в сфере социальной поддержки населения неоднородны, и степень выраженности этих запросов различается в зависимости от направлений поддержки. Приоритетными направлениями социальной поддержки в глазах российского населения, как и в большинстве европейских стран, является пенсионная политика и обеспечение доступности услуг здравоохранения, социальные неравенства в которых выражены наиболее остро. На втором месте по значимости - помощь семье, в частности обеспечение ухода за детьми работающих родителей и предоставление оплачиваемого отпуска по уходу за больными членами семьи. Наименее важна с точки зрения россиян помощь безработным, особенно в виде пособий. Выявлено, что за этим стоит не только негативное отношение к безработным как к «лентяям и иждивенцам», но и общая установка россиян на приоритетность создания государством институциональных условий для возможностей самостоятельного решения населением своих проблем.

Выявлено, что независимо от принадлежности к потенциальным получателям социальной помощи и к социально незащищенным группам россияне предъявляют запрос на высокую степень социальной ответственности государства. При этом прослеживается общее недоверие россиян к государству, к тому, как оно распоряжается деньгами налогоплательщиков, и неодобрение действий Правительства в части того, как оно реализует ключевые социальные функции государства. Выявлено, что у россиян, особенно среди представителей молодежи и предпринимателей, постепенно формируется «психология ответственного налогоплательщика», при которой население платит налоги, но взамен ждет от государства ответственного выполнения своих основных социальных функций.

Показано, что в основе социальных запросов россиян лежат представления о «заслуживающих» и «не заслуживающих» поддержки группах населения. Говоря о предоставлении помощи различным социально уязвимым группам, россияне, главным образом, имеют в виду не беднейших, а те группы населения, которые не могут самостоятельно решить свои проблемы из-за отсутствия соответствующих институциональных возможностей и выполняют при этом важную для общества функцию (растят детей, работают, платят налоги и пр.), даже если объективно они не относятся к «самым бедным». В связи с этим можно говорить о том, что для России наиболее предпочтительной в рамках проводимой государством политики адресной социальной поддержки является не столько помощь беднейшим, сколько помощь определенным категориям населения, «заслуживающим» в глазах населения этой помощи. И в этом смысле корпоративная (согласно классификации Эспинг-Андерсена) модель социальной политики в России более перспективна, чем неолиберальная.

В третьем параграфе рассмотрена связь запроса на ответственность государства за социальную поддержку населения с оценкой успешности реализации государством своих социальных функций, в частности – оценкой респондентами положения социально уязвимых групп населения в их стране. Показано, что россияне оценивают как плохое положение таких групп населения, как пенсионеры (81%) и безработные (83%). Низко оценивают они также возможности россиян воспользоваться теми или иными услугами в сфере здравоохранения (54%), возможность для молодежи устроиться на работу (52%) и возможность родителей устроить детей в дошкольные детские учреждения (48%). Помимо того, что большинство россиян оценивают как низкий уровень жизни соответствующих социально уязвимых групп, они, по сравнению с населением западных стран, очень высоко оценивают долю этих групп в общей численности населения страны. Так, 54% россиян считают, что в России более 30% населения бедны, при том, что в Германии, например, так оценивают долю бедных всего 23% немцев.

Установлена статистически значимая связь запроса на поддержку государства с оценкой реальной ситуации в соответствующей сфере - чем хуже оценивается положение тех групп населения, на которые направлена социальная поддержка, тем, как правило, сильнее выражен запрос на эту поддержку со стороны государства. Но из этого правила есть исключения, касающиеся ситуации с безработными и с системой здравоохранения. Запрос россиян на высокую ответственность государства за доступность бесплатной медицинской помощи одинаково сильно выражен (около 80%) во всех группах независимо от их оценок состояния системы здравоохранения. В то же время, несмотря на то, что уровень жизни безработных россияне в массе своей считают очень низким, запрос к государству на улучшение положения безработных выражен гораздо слабее (49%), чем на доступность медицинской помощи (86%).

Показано, что в целом личный опыт и «собственный интерес», хотя и оказывают влияние на оценку населением степени успешности реализации государством различных направлений социальной поддержки и на формирование социальных запросов к государству, все же это влияние не определяющее. Независимо от «собственного интереса» у населения есть понимание, что в современной России большинство ее граждан не могут самостоятельно решить свои проблемы. В связи с этим, можно говорить о разрыве видения обществом и государством приоритетов и форм наиболее «правильной» в российских условиях модели социальной политики государства. Вытекающая из этого неудовлетворенность населения выполнением государством своих социальных функций, несмотря на ярко выраженный запрос на них, способна генерировать социальную напряженность в обществе.

Третья глава «Социальные запросы к государству в России и в других странах» посвящена сравнению запросов россиян к государству на сокращение неравенства по доходу и ответственность государства в сфере социальной поддержки с запросами населения других европейских стран.

В первом параграфе приведены результаты сравнения социальных запросов к государству россиян и населения других стран. Чтобы определить, от каких стран социальные запросы россиян к государству отличаются статистически значимо, был применен метод дисперсионного анализа Краскэла-Уоллиса. Анализ был проведен отдельно для запроса на сокращение неравенства, для запроса на ответственность государства в сфере социальной поддержки населения в целом (индекс «Запрос на степень ответственности государства за решение ключевых задач социальной поддержки») и по отдельным ее направлениям (обеспечение достойного уровня жизни людям в старости; обеспечение квалифицированной медицинской помощи тем, кто в ней нуждается; предоставление оплачиваемого отпуска людям, которые вынуждены ухаживать за заболевшими членами своей семьи; обеспечение ухода за детьми работающих родителей; обеспечение работой каждого, кто хочет работать; обеспечение достойного уровня жизни безработным).

Показано, что статистически значимо не отличаются от россиян по запросу на сокращение неравенства население Израиля, Финляндии и Испании. Для сравнительного анализа выраженности социальных запросов к государству все страны были проранжированы по медиане, а также, для сравнения, - по среднему значению. Сравнение запросов россиян с населением других стран позволяет сделать вывод, что запрос на уменьшение неравенства по доходам в России ниже, чем даже в странах с еще более низким уровнем неравенства, то есть россияне более терпимо относятся к проблеме неравенства, чем население большинства европейских стран.

На основе объективной ситуации и взглядов населения различных стран показано, что, несмотря на всю остроту проблемы неравенства в России, большую ответственность ее население возлагает на государство в вопросах социальной поддержки, а не в уменьшении неравенства, хотя неравенство в России на фоне других стран очень глубоко. Таким образом, для россиян важно сейчас даже не столько снижение глубины неравенства само по себе, сколько возможность удовлетворения базовых витальных потребностей, обеспечение элементарного выживания, что и формирует у них высокий запрос на обеспечение социальной поддержки со стороны государства.

При помощи метода Краскэла-Уоллиса выявлено, что по запросу на ответственность государства в сфере социальной поддержки населения россияне статистически значимо не отличаются от населения Венгрии, Болгарии, Израиля, Испании, Украины и Греции. Подробно проанализированы в сравнении с другими странами запросы россиян по отдельным направлениям социальной поддержки и уровень развития соответствующих социальных услуг в разных странах. Установлено, что во всех случаях Россия оказывается в одной группе стран с Израилем и Испанией, а также, как правило, Венгрией и Болгарией.

На основе сравнения запросов населения к государству в странах с разными моделями «государств благосостояния» (Великобритания, Германия, Швеция) показано, что классификация моделей социальной политики Эспинг-Андерсена не отражает различий в реальных запросах населения на социальную поддержку и сокращение неравенства, хотя это не означает ее неэффективность при анализе моделей государственной социальной политики.

Чтобы выделить однородные по характеру запросов группы стран, а не просто показать, какие из них статистически значимо не отличаются от России, были проведены парные сравнения методом Краскэла-Уоллиса по индексу «Запрос на степень ответственности государства за решение ключевых задач социальной поддержки», результаты которого также описаны в данном параграфе. Выделенные в результате такого анализа группы стран были условно названы нами (1) страны Южной и Восточной Европы (Россия, Венгрия, Болгария, Украина, Испания, Израиль) и (2) страны Западной и Центральной Европы (Франция, Бельгия, Великобритания, Германия, Словакия, Чехия). Установлено, что Россия по типу социальных запросов населения к степени ответственности государства отличается от экономически более развитых посткоммунистических стран (Чехия, Словакия и, частично, Польша) и находится в одной группе со странами Южной (Испания, Греция) и Восточной (Венгрия, Болгария, Украина) Европы, а также Израилем.

Второй параграф посвящен сравнению иерархии функций государства в сфере социальной поддержки населения и степени выраженности запросов на них у россиян и населения выделенных групп стран. Россия сравнивалась как с группой менее развитых стран Южной и Восточной Европы в целом, куда она входила согласно использованной группировке, так и со странами Западной и Центральной Европы. Анализ показал, что иерархия функций государства в сфере социальной поддержки в представлении жителей России и стран Южной и Восточной Европы полностью совпадает. Интенсивность запросов также почти не отличается, за исключением функции «обеспечение достойного уровня жизни безработным», запрос на которую в России выражен слабее, чем в других странах этой группы.

У выделенных групп стран – стран Западной и Центральной Европы и стран Южной и Восточной Европы – есть как сходство, так и различия по запросам их населения на степень и характер ответственности государства в сфере социальной поддержки. У обеих групп стран одинаковый порядок ранжировки социальных функций государства в сфере социальной поддержки – наиболее важна помощь государства в обеспечении медицинской помощи и пенсий по старости, на втором месте – помощь семье и на последнем месте – помощь безработным. При этом интенсивность и выраженность запросов к государству в группах стран различается в зависимости от направления социальной поддержки. Например, если в России и в странах Южной и Восточной Европы обеспечение работой каждого, кто хочет работать, важнее, чем предоставление безработным достойных пособий по безработице, то в странах Западной и Центральной Европы эти функции государства получили одинаковую оценку.

Четвертая глава «Факторы формирования социальных запросов населения к государству» посвящена выявлению факторов, которые определяют специфику социальных запросов россиян к государству, а также сравнению этих факторов в России с ситуацией в других европейских странах.

4.1. В первом параграфе рассмотрена возможная максимально расширенная модель детерминации социальных запросов к государству и подробно проанализированы основные группы входящих в нее факторов – (1) факторы «собственного интереса»[4], (2) факторы, связанные с оценкой успешности реализации государством своих социальных функций, и (3) факторы, связанные с особенностями культуры страны, прежде всего – спецификой ценностей ее населения. Рассмотрена связь этих факторов с запросами на ответственность государства в сфере социальной поддержки не только в России, но и в двух анализировавшихся группах стран (страны Западной и Центральной Европы и страны Южной и Восточной Европы). Связь запроса на сокращение неравенства с этими факторами носит похожий характер, хотя и имеет некоторые различия, в частности, влияние всех факторов, связанных с объективной и субъективной оценкой положения населения и отдельных его групп (за исключением факторов образования, классовой принадлежности и возраста) для этого запроса слабее, чем для запроса на социальную ответственность государства в сфере социальной поддержки. Для дальнейшего построения регрессионной модели в каждой группе факторов были отобраны те факторы, которые сильнее коррелируют с социальными запросами, и проанализирован характер их взаимосвязи.

Показано, что из группы факторов, связанных с «собственным интересом», сильнее всего связаны с запросами к государству факторы, отражающие материальное положение респондентов (самооценка уровня дохода) и степень их социальной незащищенности, в частности, индекс «Оценка населением вероятности ухудшения своего положения в будущем». Это как раз те показатели, которые отражают социальные риски индивида и его возможности для самостоятельного снижения этих рисков и решения своих социальных проблем. Важную роль играют также такие факторы, как образование и профессия. Связь классов, выделенных согласно методологии EGP-схемы, с социальными запросами к государству оказалась очень слабой не только в России, но и в других группах стран Южной и Восточной Европы (коэффициент Спирмена - 0,053 и 0,057 соответственно при уровне значимости <0,001). Сильнее она в странах Западной и Центральной Европы (коэффициент Спирмена – 0,104 при уровне значимости <0,001). Слабо связаны с социальными запросами и демографические характеристики респондентов (пол и возраст).

Продемонстрировано, что из группы факторов, связанных с субъективной оценкой успешности реализации государством своих социальных функций, сильнее коррелирует с социальными запросами к государству оценка респондентами положения социально уязвимых групп населения (индекс «Оценка положения социально уязвимых групп населения»). Другие рассмотренные нами объективные показатели (ВВП на душу населения, доля социальных расходов в ВВП, коэффициент Джини, индекс развития человеческого потенциала, доля занятых в общей численности населения и др.) также свидетельствуют о том, что чем хуже реальная социальная ситуация в стране, тем более высокие запросы ее граждане предъявляют государству. Показано, что из группы факторов, связанных с культурными особенностями населения, сильнее всего коррелирует с социальными запросами распространенность ценностей безопасности и универсализма (в классификации Ш. Шварца). Из группы факторов, связанных с культурой, сильная корреляция прослеживается также с представлениями о легитимном уровне неравенства, но этот фактор мы не включили в основную модель, так как направление причинно-следственной связи в данном случае дискуссионно.

Выявлено, что характер взаимосвязи трех групп факторов – «собственный интерес», реальная ситуация в стране и особенности культуры – примерно одинаков во всех группах стран. Чем выше социальная незащищенность населения и чем хуже его материальное положение, чем хуже оно оценивает нынешнюю ситуацию в стране и чем более присущи, возможно в силу этого, населению ценности безопасности и универсализма, тем выше его запрос на социальную ответственность и поддержку со стороны государства. Тем не менее, между странами есть и ряд существенных различий по отдельным факторам. Так, например, статистически незначима связь различных социальных рисков, свидетельствующих о социальной незащищенности (индекс «Оценка населением вероятности ухудшения своего положения в будущем»), с социальными запросами населения в странах Западной и Центральной Европы, где эти риски более успешно нейтрализуются с помощью мер социальной политики государства.

4.2. Во втором параграфе представлены результаты регрессионного анализа влияния различных факторов на запросы населения к государству в сфере социальной поддержки и сокращения неравенства[5]. Было построено несколько порядковых регрессионных моделей[6] формирования запросов населения к государству в сфере социальной поддержки населения, включающих различный набор показателей.

Основная модель детерминации запросов на социальную ответственность государства включала такие факторы как: самооценка уровня дохода, образование, индекс «Оценка населением вероятности ухудшения своего положения в будущем», индекс «Оценка положения социально уязвимых групп населения», ценность «Безопасность». Проведенный регрессионный анализ показал, что построенная модель объясняет на выборке по России около 30% дисперсии (R=0,31). В расширенную модель помимо перечисленных вошли также объективные показатели реальной ситуации в стране (коэффициент Джини, доля занятых в общей численности населения). Ее объяснительная сила составила 32% (R=0,32). Кроме этих двух, в параграфе описаны и четыре модели с другими наборами переменных, которые использовались в анализе в качестве вспомогательных (классовая принадлежность, ИРЧП, индекс Джини, доля социальных расходов в ВВП).

Показано, что результаты, полученные с помощью построения регрессионных моделей, не только подтверждают выводы, изложенные в предшествующих главах и полученные с использованием других методов, но и способствуют более глубокому пониманию особенностей социальных запросов россиян. Так, установлено, что структура и характер влияния различных факторов на формирование запроса на социальную ответственность государства за социальную поддержку населения в России и в странах Южной и Восточной Европы полностью совпадают. Главными детерминантами запросов в этих странах являются показатели, отражающие уровень дохода населения и оценки респондентами вероятности ухудшения своего социально-экономического положения в будущем, а также успешность реализации государством своих социальных функций (в частности, оценки респондентами положения социально уязвимых групп населения в их стране). Принадлежность к материально обеспеченным и социально защищенным группам населения в большей степени чем, например, более высокая позиция в классовой иерархии, повышает вероятность того, что запросы конкретных респондентов на социальную ответственность государства и сокращение неравенства будут ниже. Кроме того, в России достаточно значимыми в формировании социальных запросов оказываются образование и профессиональный статус (а в случае стран Западной и Центральной Европы – еще и классовая принадлежность). Сильное влияние на социальные запросы к государству оказывают ценности безопасности и универсализма. Респонденты, которым присущи эти ценности, предъявляют более высокие требования к социальной ответственности государства.

Показано, что в целом модели влияния описанных факторов на социальные запросы населения к государству в России и в странах Западной и Центральной Европы совпадают, но при этом между ними есть и ряд существенных различий. К числу последних в России, в первую очередь, стоит отнести влияние на эти запросы распространенности опасений относительно ухудшения своего социально-экономического положения в будущем (в несколько меньшей степени оно прослеживается в странах Южной и Восточной Европы, и при этом оно совсем незначимо в странах Западной и Центральной Европы). Это связано с тем, что большинство жителей стран Западной и Центральной Европы гораздо меньше, чем, россияне, ожидают резкого ухудшения своего положения в будущем. С другой стороны, фактор классовой принадлежности оказывает значимое влияние на социальные запросы только в странах Западной и Центральной Европы, где, в отличие от России, жестче связь между классовой позицией и уровнем социальной незащищенности. Кроме того, для России характерна гораздо большая роль в числе детерминирующих социальные запросы населения к государству такого фактора как ценность безопасности, чем для стран Западной и Центральной Европы. Это значит, что в России запрос к государству во многом диктуется жесточайшей неуверенностью в возможности успешного самостоятельного выживания, и что именно эта неуверенность повышает социальные запросы россиян к государству.

Установлено также, что объективные показатели, отражающие социально-экономическую ситуацию в стране, например, уровень ВВП и отношение объема социальных расходов к ВВП, оказывают более слабое влияние на социальные запросы населения, чем факторы, связанные с индивидуальной ситуацией (положением и взглядами) респондентов. В целом групповая дифференциация населения внутри стран оказалась гораздо более значимой в формировании социальных запросов конкретных людей, чем дифференциация между странами по уровню их экономического и социального развития. Это значит, что хотя более высокий уровень социально-экономического развития и социальных расходов и понижает социальные запросы населения страны к государству, но в тоже время не оказывает на эти запросы определяющего влияния. Отдельно стоит отметить влияние на запросы в сфере социальной поддержки уровня неравенства в стране (индекс Джини) и отношение объема социальных расходов к ВВП. Чем глубже уровень неравенства по доходу в стране и ниже объем социальных расходов, тем выше запрос населения на социальную ответственность государства.

При построении моделей детерминации социального запроса населения к государству на сокращение неравенства по доходу использовался тот же набор факторов, что и для анализа факторов, детерминирующих их запросы на ответственность государства за социальную поддержку населения. Анализ был проведен отдельно на выборке по России, выборке по всем странам, включенным в наш анализ, а также, для сравнения, – выборке трех стран с разными моделями социальной политики (Великобритания, Германия, Швеция). Сравнение влияния различных факторов на запрос на снижение неравенства в России с наиболее типичными «государствами благосостояния» свидетельствует о том, что модели формирования запросов в этих трех странах отличаются от модели для России, но при этом такие же, как в других странах Западной и Центральной Европы.

Продемонстрировано, что на запрос на сокращение неравенства в России в целом влияют те же факторы, что и на запрос на степень социальной ответственности государства в сфере поддержки населения, хотя в последнем случае влияние большинства факторов, связанных с «собственным интересом» и оценкой реальной социальной ситуации в стране, сильнее.

В Заключении диссертационного исследования сформулированы его основные выводы, а также приводятся рекомендации по совершенствованию социальной политики государства с учетом специфики социальных запросов россиян в сравнении с другими странами и факторов их формирования.

Список публикаций по теме диссертации

Работы, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

        1. Салмина А.А. Общественное мнение и формирование государственной социальной политики: опыт Соединенных Штатов // Журнал исследований социальной политики, №4, 2010 г. – С. 481-494. (0,7 п.л.)
        2. Салмина А.А. Социальное обеспечение и социальная помощь: запросы среднего класса // Журнал «Социология», №2, 2010. – С. 122-135. (0,8 п.л.)
        3. Салмина А.А. Шкала налогообложения как механизм социальной политики государства: предпочтения россиян // Власть, № 7, 2010 г. – С. 98-102. (0,4 п.л.)

Другие работы, опубликованные автором по теме диссертации:

  1. Салмина А.А. Важность общественных представлений в формировании программ социального обеспечения. Особая роль среднего класса // Глобализация. Глобалистика. Потенциалы и перспективы России в глобальном мире. Тринадцатые Вавиловские чтения: материалы постоянно действующей Всероссийской междисциплинарной научной конференции с международным участием: в 2 ч. / под общ. ред. проф. В.П. Шалаева. – Йошкар-Ола: Марийский государственный технический университет, 2010. – Ч.1. – С. 132-133. (0,1 п.л.)
  2. Салмина А.А. Интересы среднего класса в формировании социальной и экономической политики в России // «Социально-гуманитарное знание и общественное развитие», всероссийская (заочная) науч.-практическая конф. (2009; Саранск). Всероссийская научно-практическая конференция «Социально-гуманитарное знание и общественное развитие», 12 нояб. 2009 : [материалы] / редкол.: Е.А. Мартынова (отв. ред.) [и др.]; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 2010. – С. 63-71. (0,5 п.л.)
  3. Салмина А.А (в соавторстве с Григорьевым Л.М.). Потребительское поведение и социально-экономическое положение домохозяйств в условиях кризиса // Российские регионы: экономический кризис и проблемы модернизации / Под ред. Л. М. Григорьева, Н. В. Зубаревич, Г. Р. Хасаева. – М.: ТЕИС, 2011. – С. 209-234. (1,0 п.л., лично автором – 0,5 п.л.)
  4. Салмина А.А. Представления среднего класса и низших слоев населения о социальной политике: поиск консенсуса // Материалы Международного научного форума «ЛОМОНОСОВ – 2010». – М.: МАКС Пресс, 2010. ISBN: 978-5-317-03197-8 (0,1 п.л.)
  5. Салмина А.А. Роль среднего класса в формировании социальной политики: межстрановой анализ // Государственное управление в XXI веке: традиции и инновации. Материалы 8-й международной конференции факультета государственного управления МГУ имени М.В. Ломоносова; 26-28 мая 2010 г.: В 3 ч. Часть 1 / Отв. ред. И.Н. Мысляева. – М.: Издательство Московского университета, 2010. – С. 434-441. (0,6 п.л.)
  6. Салмина А.А. Система социальной поддержки и социальной помощи населению: классовый подход // Актуальные проблемы социальной работы XXI века: материалы межрегиональной научно-практической конференции / Под общ. ред. В.Н. Пушиной. – Иваново: Иван. гос. ун-т, 2010. – С. 165-167. (0,1 п.л.)
  7. Салмина А.А. Социальное обеспечение и социальная помощь населению: запрос со стороны среднего класса (межстрановой анализ) // Россия и современный мир: проблемы политического развития. Тезисы VI Международной межвузовской научной конференции. Москва, 15-17 апреля 2010 г. / Под ред. Д.В. Васильева, В.А. Курициной. – М.: Институт бизнеса и политики, 2010. - С. 140-141. (0,1 п.л.)
  8. Салмина А.А. Социальные проблемы глазами среднего класса: отношение к неравенству и механизмы перераспределения // Средний класс после кризиса: экспресс-анализ взглядов на политику и экономику / Григорьев Л.М. (науч. ред.), Макаренко Б.И., Салмина А.А., Шаститко А.Е. - М.: МАКС Пресс, 2010. – С. 67-91. (1,4 п.л.)

Лицензия ЛР № 020832 от 15 октября 1993 г.

Подписано в печать 10 июня 2011 г. Формат 60х84/16

Бумага офсетная. Печать офсетная.

Усл. печ. л. 1.

Тираж 100 экз. Заказ № 70

Типография издательства НИУ ВШЭ, 125319

г. Москва, Кочновский пр-д, д.3.


[1] Индекс «Запрос на степень ответственности государства за решение ключевых задач социальной поддержки» рассчитывался путем суммирования степени согласия респондентов с рядом высказываний, отражающих степень ответственности государства за реализацию ряда задач по социальной поддержке населения («обеспечение работой каждого, кто хочет работать»; «обеспечение квалифицированной медицинской помощи тем, кто в ней нуждается»; «обеспечение достойного уровня жизни людям в старости»; «обеспечение достойного уровня жизни безработным»; «обеспечение ухода за детьми работающих родителей»; «предоставление оплачиваемого отпуска людям, которые вынуждены временно ухаживать за заболевшими членами семьи»). При построении индекса в качестве весов использовались факторные нагрузки.

[2] Индекс построен путем суммирования ответов респондентов на следующие вопросы (каждой переменной при суммировании присваивался вес, соответствующий факторным нагрузкам): «Насколько вероятно, что в следующие 12 месяцев Вы останетесь без работы и не сможете найти другую работу, по меньшей мере, 4 недели?», «Насколько вероятно, что в следующие 12 месяцев Вы будете вынуждены перейти на сокращенный график работы, потому что должны будете ухаживать за кем-то из членов семьи?», «Насколько вероятно, что в следующие 12 месяцев Вы будете переживать периоды, когда Вам будет не хватать денег на товары и услуги первой необходимости?», «Насколько вероятно, что в следующие 12 месяцев Вы не сможете получить необходимую медицинскую помощь, если она Вам потребуется?» Респондентам предлагалось выбрать вариант от 1 – очень вероятно до 4 – совсем невероятно.

[3] Для построения индекса использовался ряд переменных, представлявших собой оценки респондентами материального положения различных групп населения - пенсионеров, безработных, а также возможности трудоустройства для молодежи и возможность устроить детей в детский сад. Вопросы анкеты при этом звучали следующим образом: «Каково, на Ваш взгляд, материальное положение пенсионеров в нашей стране?», «Каково, на Ваш взгляд, материальное положение безработных в нашей стране?», «А как Вы в целом оцениваете возможности для работающих родителей устроить детей в детские сады, группы продленного дня и тому подобные детские учреждения за приемлемую цену?», «А как Вы в целом оцениваете возможности молодежи в России устроиться на работу после окончания учебы?» Можно было выбрать вариант ответа от 0 до 10, где 0 означал очень плохое положение или возможности, а 10 - очень хорошее.

[4] «Собственный интерес» предполагает, что люди поддерживают те направления реформ социальной политики, которые улучшают их личное положение. Это понятие применяется к различным индивидуальным характеристикам, например, при объяснении, почему представители женского пола, индивиды с более низкими доходами, профессионально-должностным статусом и образованием предъявляют более высокие социальные запросы к государству. Но наиболее часто к фактору собственного интереса относят принадлежность к социально-незащищенным группам населения (пенсионеры, инвалиды, многодетные семьи и пр.).

[5] В случае выявления факторов, влияющих на социальные запросы населения к государству в сфере социальной поддержки, в качестве зависимой переменной в регрессионной модели выступал индекс «Запрос на степень ответственности государства за решение ключевых задач социальной поддержки», а в случае выявления факторов, влияющих на социальные запросы к государству на сокращение неравенства, - степень согласия с высказыванием «Правительство должно принять меры для уменьшения разницы в доходах между людьми».

[6] В отношении индекса «Запрос на степень ответственности государства за решение ключевых задач социальной поддержки», используемого в качестве зависимой переменной, также была проведена классическая линейная регрессия с фиктивными переменными.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.