WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Индивидуальные адаптационные ресурсы как определяющий фактор управления процессом социальной адаптации женщин (на материалах читинской области)

На правах рукописи

ШАРОВА Татьяна Владимировна

ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ АДАПТАЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ

КАК ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ ФАКТОР УПРАВЛЕНИЯ

ПРОЦЕССОМ СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ ЖЕНЩИН

(на материалах Читинской области)

Специальность 22.00.08 – социология управления

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

Чита –2007

Работа выполнена на кафедре социологии и философии права ГОУ ВПО «ЧИТИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Научный руководитель доктор социологических наук, доцент

Романова Нелли Петровна


Официальные оппоненты: доктор педагогических наук, профессор

Эрдынеева Клавдия Гомбожаповна

кандидат социологических наук

Астраханцева Ольга Анатольевна

Ведущая организация Забайкальский государственный

гуманитарно-педагогический университет

им. Н.Г. Чернышевского

Защита диссертации состоится 14 ноября 2007 г. в 14 час. на заседании диссертационного совета К 212.299.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук при Читинском государственном универси-тете по адресу: 672039, г. Чита, ул. Александро-Заводская, 30, зал заседаний ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Читинского государственного университета по адресу: 672000, г. Чита, ул. Кастринская, 1.

Автореферат разослан 14 октября 2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор философских наук Васильева К.К.

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования. Социальное положение женщины всегда было предметом внимания и изучения научной общественности. Создающаяся в стране новая социальная среда выдвигает и новые требования к женскому социуму, изменяет диапазон социальных ролей, их содержание и место женщин в социальной структуре общества. В течение двух последних десятилетий исследование проблем социальной адаптации женщин к меняющейся среде жизнедеятельности превратилось в одну из ведущих тем отечественной социологии, экономики, демографии, политологии.

Основным условием преодоления кризисных процессов в обществе является выработка достаточно большим числом людей успешных моделей социально-экономического поведения, основанных на личностных профессионально-квалификационных и социальных ресурсах и учитывающих требования институциональной среды.

Социально-экономическая адаптация женщин характеризуется их способностью рационально и эффективно использовать имеющиеся индиви-дуальные адаптационные ресурсы, личностный потенциал для встраивания в сложившуюся хозяйственную ситуацию с целью реализации своих потребностей и интересов. Характер процесса адаптации наиболее значим для успешного выхода из состояния кризиса потому, что именно здесь осуществляется переход с макроуровня государственно-политических и социально-экономических задач на микроуровень к реальной деятельности каждого члена общества. Успех адаптации, вхождение все большего числа социальных групп населения и, в частности, женщин в этот процесс является наиболее важным показателем стабилизации общественного развития.

В зависимости от наличия, уровня и комбинации ресурсов женщины и пытаются выстраивать модели адаптационного поведения. Успешность ада-птации обеспечивается как степенью развития ресурсов, так и качеством внешней среды, востребующей или не востребующей людей, обладающих хорошим образованием, высоким профессионализмом и т.д. Таким образом, проблема состоит не только в наличии и развитости адаптационных ресурсов, но и в их «ликвидности».

В целом, актуальность диссертационного исследования определена как минимум следующими тремя обстоятельствами.

Во-первых, анализ структуры, объема и степени развития наличных адаптационных ресурсов женщин позволяет более эффективно осуществлять поиск новых и оптимальных путей использования человеческого капитала.

Во-вторых, немаловажный момент изучения процессов адаптации связан с изменением поведенческих стратегий, освоением новых ее моделей и способов, что делает возможным повышение адаптационных ресурсов и обе-спечивают более полную их реализацию в различных сферах деятельности.

В-третьих, вопросы социальной адаптации женщин охватывают широкое проблемное поле, а их конкретное содержание в решающей степени определяется направленностью и динамикой развития экономических и полити-ческих процессов, влекущих за собой все другие перемены.

Степень научной разработанности проблемы. В мировой науке накоплен значительный опыт изучения адаптации людей к меняющимся условиям их жизнедеятельности. В социологии основы изучения социальной адаптации связываются в первую очередь с работами таких авторов, как Л. Бристол, Д. Дьюи, Ф. Знанецкий, Р. Парк, Г. Спенсер, Г. Тард, У. Томас, Г. Чаттертон-Хилл. Особо важны труды классиков: М. Вебера, Э. Дюркгейма, Р. Мертона, Дж. Мида, П. Сорокина, Т. Парсонса, Э. Фромма.



В российской социологической науке социальными аспектами адаптации начали заниматься с середины 60-х гг. Исследования И.В. Бестужева-Лады, В.А. Ядова, Т.Н. Вершининой, И.А. Милославовой, Т.З. Козловой, В.Д. Шапиро, Л.Л. Шпака, Е.С. Маркаряна проводились на стыке демографии, социологии, социальной медицины и экономики. Наиболее активно социологическое изучение процессов социальной адаптации в 60-80-е гг. XX в. велось в рамках социологии труда. Основное внимание уделялось изучению профессиональных и производственных аспектов, особенностей и факторов трудовой адаптации.

Значительная часть исследований проводилась в рамках таких отраслей социологии, как социология молодежи и социология образования (И.С. Кон, В.Ф. Левичева, В.И. Чупров, А.В. Шарапов, В.Н. Шубкин и др.), социология личности (М.И. Бобнева, О.Н. Дудченко, А.Г. Здравомыслов, Я.Л. Коломинский, B.C. Магун, А.В. Мытиль, В.А. Ядов и др.).

В работах современных социологов выдвинут ряд фундаментальных положений о социальной адаптации в контексте модернизации российского общества: В.И. Бойко, З.Т. Голенковой, М.К. Горшкова, А.В. Дмитриева, Т.И. Заславской, В.А. Мансурова, Н.М. Римашевской, Ж.Т. Тощенко и др.

Общественная ситуация, возникшая в России в последние десятилетия, обусловила появление нового направления – изучение адаптивных процессов в бифуркационных, кризисных социальных системах. Эта проблема активно изучается Л.В. Бабаевой, Е.С. Балабановой, Л.В. Корель, О.Н. Бурмыкиной, Н.В. Паниной, В.О. Рукавишниковой, Л.А. Гордоном, Е.Н. Сметаниным, М.А. Шабановой и др. [1].

Исследование социально-психологических, статусных и социальных барьеров адаптации к рынку различных социальных групп проведены О.А. Хасбулатовой, М.А. Шабановой, О.В. Шарниной, Л.Г. Луняковой, О.Н. Бу-рмыкиной, Н.А. Нечаевой, Н.П. Романовой [2].

Региональные аспекты адаптации различных социальных групп населения рассматриваются в трудах забайкальских исследователей: Н.А. Лоншаковой, М.А. Полутовой (профессиональная адаптация выпускников технических вузов), А.А. Гераськовой (адаптация и социальная мобильность специалистов)[3], М.Г. Мелконян (адаптация военнослужащих, уволенных в запас), И.В. Романова (адаптация одиноких женщин к пострудовому периоду жизни ) [4].

Непосредственная проблематика диссертационного исследования, связанная с адаптационными ресурсами и стратегиями адаптации, восходит к трудам П. Бурдье [5] и П. Сорокина [6], разрабатывавшими проблемы социального капитала и его реализации. Современные западные концепции формирования человеческих ресурсов как капитала рассмотрел Р. Капелю-шников [7]. Социальный ресурс индивидов и групп как их капитал исследовал в своей работе В.А. Ядов [8]. Методологии анализа человеческого капитала посвящена работа А.И. Добрынина, С.А. Дятлова, С.А. Курганского [9].

Исследования социальных процессов в России, проводимые Н.Е. Тихоновой [10], базируются на том, что «капиталом можно считать любой ресурс, но лишь в том случае, если можно установить отчетливую связь между наличием этого ресурса и возрастанием других видов капитала, в первую очередь, – экономического». Она выделяет следующие виды ресурсов: экономический, квалификационный, социальный, властный, культурный, личностный, символический и биологический.

А.С. Готлиб [11], рассматривая социальный капитал личности, способный «работать» на успешность адаптации, выделяет три группы факторов, определяющих успешность-неуспешность социально-экономической адаптации: социальные, личностные и индивидуально-психологические.

Оценку наличных ресурсов адаптации провела Л.В. Корель [12]. Попытку количественной оценки нематериальных ресурсов предприняли Е.М. Авраамова и Д.М. Логинов [13].

Различными проблемами социально-экономической адаптации населения к новым условиям жизнедеятельности занимаются М.А. Шабанова (массовые адаптационные стратегии), Е.М. Авраамова с коллективом авторов (анализ адаптационных ресурсов) [14], Л.А. Беляева [15], Ю.А. Монахова (со-циальная адаптация экономически активных женщин в условиях рынка) [16].

Таким образом, приведенный обзор исследований показывает, что в социологической литературе проблема социальной адаптации представлена достаточно всесторонне. Вместе с тем, анализ публикаций по проблеме диссертационного исследования показывает, что, несмотря на значительный теоретический багаж и большой объем эмпирических исследований, процессы адаптации женщин к условиям трансформирующегося общества требуют постоянно нового, дополнительного осмысления. Научная мысль не всегда успевает отслеживать реально протекающие социальные процессы. Остаются неясные и дискуссионные вопросы относительно механизмов ре-ализации личностных и социальных ресурсов женщин. При всей значимос-ти упомянутых работ общая картина остается мозаичной и требует дальнейшего изучения.

Объектом диссертационного исследования являются адаптационные ресурсы женщин как совокупный показатель их способности к интегрированию в новую социально-экономическую среду, способности к продуктивной жизнедеятельности.

Предметом исследования являются содержание, структура и механизмы использования личностных ресурсов в процессе социальной адаптации женщин.

На основе анализа литературных источников по тематике диссертационного исследования, вторичного анализа выполненных социологических исследований, предваряющих эмпирическую часть диссертационной работы, была сформулирована исследовательская гипотеза:

в процессе социальной трансформации общества образуется значительный разрыв между кардинально меняющимися условиями жизни и возможностями основной массы женщин освоить новую жизненную реальность и адаптироваться к ней; неравенство адаптивного потенциала, неспособность его наращивать и поддерживать в актуальном состоянии приводит к значительной дифференциации женщин в стратегиях и степени их адаптации к новой социальной действительности.

Цель диссертационного исследования заключается в выявлении основных индивидуальных адаптационных ресурсов женщин Читинской области и определении степени их влияния на успешность процесса социально-экономической адаптации.

Предмет, цель и гипотеза исследования определили необходимость постановки и решения следующих задач:

исследовать региональную специфику социально-экономической адаптации городских и сельских женщин;

выявить структуру и объем наличных адаптационных ресурсов же-нщин, дифференцировать их по возрастным группам;

охарактеризовать составляющие адаптационного потенциала женщин различных возрастных групп;

выявить зависимость успеха адаптации женщин от уровня развития их адаптационных ресурсов;

выявить степень адаптированности женщин путем самооценки же-нщинами этого показателя, установить качественные градации адаптационного потенциала;

количественно оценить показатели психологического состояния женщин (уровни тревожности и депрессии);

определить роль личностных факторов и ресурсов женщин в формировании адаптационных стратегий.

Теоретико-методологическую основу исследования представляют фундаментальные труды классиков и работы современных авторов по проблемам социальной адаптации. В ряду первых стоят произведения М. Вебера, Э. Дюркгейма, Р. Мертона, П. Сорокина, Т. Парсонса. Автор опирался также на структурно-деятельностную концепцию трансформационного про-цесса Т.И. Заславской, социологический анализ социальных процессов в постсоветской России (Т.И. Заславская, А.Г. Здравомыслов, Н.И. Лапин, Ю.А. Левада), концепцию гендерной асимметрии российского общества, привлекая теоретические положения теории социальной структуры (стратификационный подход), понятия социального статуса и статусных позиций, социального ресурса и капитала личности, ценностных ориентаций и потребностей. В качестве прикладной использовалась методика расчета ада-птационного потенциала Е.М. Авраамовой  и Д.М. Логинова [17].





Диссертационное исследование построено на деятельностно-активи-стском, структурно-функциональном и системном анализах, историко-соци-ологическом подходе. В основе деятельностно-активистского подхода лежит идея о наличии динамических связей в системе «адаптант-социальная среда». При этом деятельность рассматривается как важнейший системообразующий фактор. Диссертация основывается на общенаучных принципах познания общественных явлений: анализе, синтезе, типологизации, аналогии и сравнении.

Получение эмпирических данных базировалось на комплексе методов, включающем собственно социологические методы (количественные и качественные) получения информации: анкетирование, полуформализованное и нарративное интервью, а также методы социальной психологии и психологии личности.

Информационную базу исследования составили материалы государственной и региональной статистики, результаты эмпирических и теоретико-прикладных исследований в области социологии, социальной психологии и психологии личности, а также газетная и журнальная публицистика, материалы из сети Интернет, личные наблюдения автора.

Эмпирическую базу исследования составили материалы прикладных социологических исследований, проведенных в 2006 – 2007 гг., в которых автор выступал в качестве непосредственного исполнителя.

По разработанной автором анкете опрошена выборочная совокупность женщин в количестве 626 чел., сформированная на основе непропорционального стратифицированного отбора. В процессе анализа генеральной совокупности был обоснован выбор двух признаков, которые тесно связаны и определяют суть изучаемого процесса. В качестве таких признаков были приняты: 1) возраст как интегральный показатель социальной зрелости (5 градаций); 2) тип поселения (2 градации – город/село).

Значительный эмпирический материал собран в процессе анализа материалов справочно-информационных периодических изданий.

Научная новизна. В диссертационной работе на основе системного социологического исследования получены следующие научно обоснованные положения, обладающие новизной:

– получено количественное распределение основных составляющих адаптационного потенциала по возрастным группам городских и сельских женщин Читинской области: средние значения у городских женщин активного трудового возраста – 3,2…3,6 балла, у сельских – 1,8…2,6 балла (по пятибалльной системе оценки);

– осуществлена возрастная и количественная дифференциация высокоразвитых ресурсов в структуре адаптационного потенциала городских же-нщин;

– выявлено, что модальные значения адаптационного потенциала городских женщин (40 %) составляют 9…11 баллов; сельских (56 %) – 5…7 баллов;

– установлено, что преобладание в структуре адаптационного потенциала городских женщин низкоразвитых образовательного и профессиона-льно-квалификационного ресурсов значительно сужает возможности достижения среднего уровня адаптированности и не позволяет его преодолеть;

– определены доминирующие стратегии адаптации женщин к новым условиям жизнедеятельности; установлено, что конструктивные методы адаптации используют только около 20 % женщин, остальные исповедуют тактику защитного, избегающего поведения.

Достоверность и правомерность полученных результатов обеспечена представительностью выборки и её репрезентативностью, которая, в свою очередь, подтверждается объемом и многомерностью выборки: в областном центре она была районирована по типичным микрорайонам города (производственно-рабочий, жилищно-бытовой, административно-уп-равленческий), в сельской местности – по районам типичным по экономическому развитию и хозяйственной ориентации.

Правомерность сформулированных выводов в определенной мере подтверждается мнением экспертов, в качестве которых выступили ведущие специалисты в сфере социального развития Читинской области. Задача экспертов заключалась в формировании непредвзятой взвешенной оценки интересующих исследователя факторов. Концептуально она совпала с основными выводами диссертационного исследования.

Научно-практическая значимость работы состоит в том, что результаты диссертацион­ного исследования могут быть использованы при совер­шенствовании теории социальной адаптации, а также для корректировки и совершенствования социальной политики на региональном уровне.

Полученные результаты и сделанные выводы могут по­служить основой для разработки программ решения широкого круга социальных женских проблем в Читинской области, основанных на отношениях социального па-ртнерства и социально-экономического взаимодействия.

Практическая значимость исследования заключается в привлечении научного внимания к проблемам обширной социальной общности женщин и фор­мировании конструктивного отношения к их решению. Основные результаты и выводы работы имеют прак­тическое значение для всего общества в целом, для законода­тельных и исполнительных властных структур, определяющих ход дальнейшего развития Читинской области, а также и для самих женщин – в осоз­нании своего места и роли в обществе.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Важнейшая сущностная характеристика социально-экономической адаптации женщин Читинской области состоит в том, что ее успешность в решающей степени зависит от наличия высокоразвитых адаптационных ресурсов, целенаправленных усилий по их актуализации и развитости достижительной мотивации. Региональная специфика, определяемая слабым экономическим состоянием Читинской области, усложняет процесс социально-экономической адаптации большинства женщин.

2. Количественное распределение основных составляющих адаптационного потенциала городских женщин Читинской области показывает, что при общей средней оценке в пределах 3,2…3,6 баллов (по пятибалльной шкале) более развитыми являются образовательные, профессиональные и инфомационно-культурные ресурсы, менее развитым оказался капитал социальных связей; у жительниц села при общей оценке в пределах 1,8…2,6 баллов менее развитым оказался инфомационно-куль-турный ресурс.

3. Возрастная и количественная дифференциация высокоразвитых ресурсов в структуре адаптационного потенциала городских женщин показывает, что в возрасте активной трудовой деятельности 40 % женщин не имеют ни одного высокоразвитого ресурса, около одной трети женщин имеют один высокоразвитый ресурс, 15 % – два и лишь около 12 % – три-четыре. В старшем возрастном диапазоне эта тенденция проявляется более ярко.

4. Адаптационный потенциал городских женщин описывается нормальным законом распределения, его модальные значения лежат в пределах 9…11 баллов (более 40 % женщин); адаптационный потенциал сельских женщин описывается логнормальным законом распределения – оно смещено в область пониженных значений, модальное значение лежит в пределах 5…7 баллов (около 56 % женщин).

5. Реализуемость образовательного и профессионально-квалификаци-онного ресурсов городских женщин показывает, что низкое (1…2 балла) развитие образовательного ресурса основной массы женщин значительно сужает возможности достижения среднего уровня адаптированности и пра-ктически не позволяет его преодолеть. Высокий уровень развития образовательного ресурса практически в половине случаев гарантирует достижение среднего уровня адаптированности. Пороговым значением профессионально-квалификационного ресурса является значение «3 балла».

Апробация и практическая реализация результатов исследования. Основные идеи, теоретические положения и результаты исследования диссертации отражены в опубликованных работах и выступлениях на научно-практических конференциях: Всероссийской научно-практической конференции (Третьи Забайкальские социологические чтения) «Качество жизни: региональные аспекты социальных процессов» (Чита, 2006); Межрегиональной научно-практической конференции «Актуальные проблемы борьбы с преступностью в сфере экономических преступлений» (Чита, 2006); Научно-практической конференции «Неделя науки» (Чита, 2007); Международной научно-практической конференции «Проблемы теории и практики разведывания, раскрытия и профилактики преступлений в Сибирском Федеральном округе ЧССШМ МВД России» (Чита, 2007).

Диссертация обсуждалась на кафедре социологи и философии права ЧитГУ, где были отмечены актуальность исследования, его новизна и пра-ктическая значимость.

Отдельные положения исследования опубликованы в восьми печатных работах, одна из которых в реферируемом издании (Вестник БГУ).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих 6 параграфов, заключения, библиографического списка из 146 наименований.


2. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во Введении обосновывается актуальность исследуемой проблемы, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, формули­ру-ются гипотеза и положения, выносимые на защиту, излагаются теоре­тико-методологические основы и характеризуются источники исследования, определяется научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, приводятся сведения об апробации.

В первой главе «Теоретико-методологические основы исследования адаптации женщин в изменяющейся социальной среде» обосновывается теоретическая база исследования, использующая основные теоретические представления о социальной адаптации; анализируются основные подходы к изучению проблем социальной адаптации, базовые для данной работы понятий «адаптация», «социальная адаптация», «социальный капитал», «ресурсы»; исследуются адаптационные ресурсы женщин и особенности их социальной адаптации.

В параграфе 1.1. «Социальная адаптация как феноменологическая категория» предмет исследования на общетеоретическом уровне анализа определяется в контексте исторических закономерностей развития и функционирования общества. Категория «социальная адаптация» рассматривается в понимании основоположников социологии Т. Парсонса, Р. Парка, Г. Спенсера, М. Вебера, Э. Дюркгейма, Дж. Мида, П. Сорокина. Современная трактовка развития социальных процессов, кроме традиционной эволюционной, рассматривает возможность и бифуркационного развития, суть которого составляют неравновесность, нестабильность, открытость внешним воздействиям, кризисность (Л.В. Бабаева, Е.С. Балабанова, Л.В. Корель). Современный этап развития российского общества в большей степени отвечает бифуркационному ходу развития, характеризующемуся большим числом социально-значимых инновационных изменений в единицу времени. Адаптивная нагрузка, приходящаяся на субъект адаптации, в этом случае может быть экстремальной и даже превышать порог его адаптивных возможностей.

Социальная адаптация в современной России представляет собой процесс взаимодействия индивида (группы) с кардинально изменяющейся социальной средой, в ходе которого постоянно согласуются требования и ожидания обеих сторон.

За все время, предшествующее двум последним десятилетиям, менталитет россиян формировался в условиях, при которых такие, к примеру, социальные явления, как конкуренция и безработица, были достаточно абстрактны. В результате люди в своем большинстве оказались психологически не готовы к адекватному реагированию на негативные социальные процессы. Экономические реформы обрушились настолько стремительно, что многие до настоящего времени как бы продолжают жить в несуществующем социуме, что тормозит формирование и развитие адаптивного механизма.

Под адаптивным механизмом обычно понимается совокупность средств, с помощью которых приводится в действие и самореализуется адаптационный потенциал субъекта для восстановления нарушенного равновесия в системе «адаптант – адаптирующая среда».

Включение адаптивного механизма наступает при возникновении ада-птивной ситуации. Последняя возникает под влиянием двух обстоятельств:

– во-первых, таких изменений в среде, которые делают невозможным для субъекта адаптации в новых условиях достижения старых жизненных целей и ориентиров старыми (прежними) средствами;

– во-вторых, таких изменений в субъекте адаптации, которые делают невозможными для него достижение его новых целей в старых условиях среды. Внутренняя напряженность, присущая субъекту в момент обнаружения этих несоответствий (рассогласований), вынуждает его начать поиск выхода из дискомфортной среды.

Суть происходящих в течение ряда лет социально-экономических про-цессов в России, определяющих фон социальной адаптации, заключается в следующем. Прежде всего, изменяются модели и регуляторы социальной деятельности. Доминировавшие ранее ожидания решения основных социально-экономических проблем со стороны государства сменяются существенно большей ориентацией населения на собственные силы и возможности. Жестко заданные и ограниченные типы социально-экономического поведения уступают место разнообразию типов социального действия. Наблюдается резкое расширение степени свободы человека, переход от жесткой системы общественных отношений с сильным социальным контролем к ситуации, когда практически отсутствует привычное давление власти.

Меняется сам механизм макросоциализации – формируется социальное действие, основанное на рационализации индивидуальных и общественных потребностей. В то же время при отсутствии адекватной системы законодательства и «размывания» нравственных оценок наблюдается взрывоопасное увеличение социальной девиации (преступность, наркомания, проституция и т.п.).

В параграфе анализируются внутренние и внешние факторы, способствующие и тормозящие процесс социальной адаптации женщин, а также её психологические механизмы.

Таким образом, феномен социальная адаптация личности  заключается в многогранности процесса активного развития индивидуума, который осуществляется в объективно-субъективной форме. В его основе лежат активное и пассивное приспособление, взаимодействие с существующей социальной средой, а также способность изменять и преобразовывать саму личность на основе познания биологических, физиологических и психологических механизмов развития.

В параграфе 1.2. «Адаптационные ресурсы женщин как объект социального управления» определяется, что основным условием стабилизации российского общества и перехода его в стадию устойчивого развития является успешная социально-экономическая адаптация населения, предполагающая выработку достаточно большим числом людей продуктивных моделей социально-экономического поведения, основанных на реализации индивидуальных адаптационных ресурсов. Задача адаптации, таким образом, связана с мобилизацией всех имеющихся индивидуальных ресурсов.

Адаптационные ресурсы выступают в качестве внутреннего капитала человека. Такое определение возможно на основе расширительной трактовки понятия «капитал», позволяющего относить к нему не только материальные, но и нематериальные активы (социальный капитал). Человеческие ресурсы – «форма капитала, потому что они являются источником будущих заработков или будущих удовлетворений, или того и другого вместе» [18]

.

Традиционно исследованием социального капитала занимаются социальные философы, социологи и политологи. Наиболее известными авторами, разрабатывавшими проблемы социального капитала, являются П. Бурдье и П. Сорокин, К. Чарльз и П. Клайн. Последние определяют социальный капитал как товар.

До настоящего времени не сложилось общепринятой классификации адаптационных ресурсов (факторов). Однако большинство исследователей склонны выделять среди них две основные группы ресурсов: материальные и нематериальные. Нематериальными адаптационными ресурсами следует считать те, которые не могут быть «отчуждены» никакими социальными экспериментами – это достигнутый уровень образования, культуры, профессиональной квалификации, а также выстроенные человеком социальные связи. А.С. Готлиб, рассматривая социальный капитал личности, способный «работать» на успешность адаптации, выделяет три группы факторов, определяющих успешность-неуспешность социально-экономической адаптации: социальные, личностные и индивидуально-психологические.

В параграфе рассматриваются адаптационные ресурсы женщин в аспекте объекта социального управления. В основе любой концепции улучшения положения женщин должно лежать не представление о том, что плохо в нынешнем положении женщины и какие изменения мы хотели бы видеть, а понимание причин нынешнего неблагоприятного положения женщин и реальных возможностей, механизмов и рычагов их устранения или смягчения последствий.

Новая государственная социальная политика должна обеспечить женщине свободу выбора в сфере труда, предпринимательской деятельности, социальной и духовной жизни. Она должна гарантировать достоинство женщины и обеспечить социальный контроль за проведением этих необходимых мер.

В сфере государственной политики содействия женской занятости можно выделить два направления:

– прямая компенсация неблагоприятного положения женщин;

– меры по повышению объективной конкурентоспособности женщин на рынке труда.

Тематика диссертационного исследования обязывает нас исследовать второе направление, т.е. рассмотреть меры по повышению объективной ко-нкурентоспособности женщин на рынке труда, которые в той или иной степени связаны с актуализацией личностных ресурсов женщин.

Очевидно, что финансовые возможности государства сегодня достаточно ограничены. Поэтому шансы на успех будет иметь только такая политика, которая максимально ориентирована на возможности косвенной помощи, гораздо менее дорогостоящей. Шансы на успех будут иметь, прежде всего, такие меры, которые помогают женщинам, одновременно содействуя общему прогрессу экономики через развитие сферы малого и среднего бизнеса. По нашему мнению, одной из форм профессиональной адаптации женщин на рынке труда является социальное обучение, позволяющее им с максимальной эффективностью использовать свой личностный ресурс. Причем оплата за обучение новой профессии (переквалификацию, повышение квалификации) может быть частично распределена и на будущий трудовой период.

Определенный эффект могут дать профессиональные клубы для обмена опытом, информационные и консультационные центры. В связи с этим возрастает роль женских общественных организаций. Важную роль в этом случае могут сыграть женщины, уже достигшие успеха в сфере бизнеса. Ретрансляция этими женщинами своего опыта «вживую» может оказаться эффективнее профессиональной консультации.

Очень важны мероприятия по корректировке психологического состояния женщин (здесь мы рассматриваем здоровье как личностный ресурс). Опыт женских общественных и профессиональных организаций ока-зывается полезным для снятия социальной и психологической напряженности в связи с конфликтами на работе и в быту, потерей работы и другими стрессогенными ситуациями.

Управление адаптационными ресурсами в современных условиях не мыслится без информатизации общества, не только в плане распространения компьютеров, но также и внедрения единой компьютерной сети, позволяющей почерпнуть необходимую информацию, а также стать средой для дистанционного обучения.

Управление социальной адаптацией женщин должно входить в сферу компетенции конкретных социальных служб (службы занятости, министерства труда и социального развития) и организаций по поддержке малого и среднего бизнеса (комитета по поддержке малого и среднего бизнеса). Этим организациям совместно необходимо разработать и принять программу, которая должна реализовываться при поддержке местных органов путем комплексного использования их ресурсов, как финансовых, так и остальных.

Конкретную работу по выполнению этой программы необходимо осуществлять с учетом особенностей региона на местном уровне, наиболее приближенном к реальным условиям, иначе она будет носить формальный и малоэффективный характер. Ключевыми моментами программы должны стать мероприятия по социально-психологической реабилитации женщин, формированию деловых навыков, достижительной мотивации, готовности к жизнедеятельности в условиях конкуренции, т.е. гендерно-ориентиро-ванные методики профессиональной и психологической подготовки.

В параграфе 1.3. «Особенности социальной адаптации женщин» раскрывается состояние адаптированности женщин к жизни в новых социально-экономических условиях, устанавливается роль личностных факторов и ресурсов в ее эффективности.

Изменения, происходящие в обществе, требуют соответствующих изменений личностных особенностей женщин, их эмоционального состояния, ценностных ориентаций, потребностей. Чтобы стать участником новых общественных отношений, им необходимо пройти фазу внутренней перес-тройки, т.е. адаптироваться к новым жизненным условиям.

В условиях социальной трансформации общества процесс социальной адаптации женщин предполагает три составляющих: первая – своего рода постоянно присутствующий адаптационный фон, сопровождающий все остальные составляющие и связанный с заметно пониженным социальным статусом женщины относительно мужчин, вторая – это адаптация к практически всегда негативным воздействиям формирующейся рыночной среды, и третья, определяемая бифуркационным ходом развития сегодняшнего российского общества. Все эти составляющие общей адаптации, воздействующие одновременно, значительно осложняют процесс социальной адаптации женщин.

При изучении условий и факторов адаптированности женщин в период социальной трансформации общества основной акцент делался на оценке их жизненных ориентаций, ценностных устремлений, определении динамики поведения женщин на рынке труда, выяснении их социальных предпочтений и возможных средств самозащиты, выявлении установок на определенную модель социального поведения. Формирующееся адаптационное поведение зависит от того, как трудоспособные женщины оценивают свое экономическое положение, обстановку в стране, какими средствами намереваются обеспечить выживание и развитие себя и своих детей, какова степень их интернальности (опоры на собственные силы) и экстернальности (опоры на государство).

Все многообразие жизненных форм поведения в постсоветском кризисном обществе применительно к женщинам может быть представлено следующим образом: а) преобладанием в жизненной позиции активно-ини-циативного начала; б) пассивно-конформистским приспособлением к резко изменившимся в худшую сторону условиям своего повседневного существования; в) более или менее активным неприятием, отвержением новых социально-политических, экономических, социокультурных реалий; г) маргинализацией поведения и жизненных позиций.

Во второй главе «Адаптационные ресурсы женщин и их влияние на процесс социально-экономической адаптации» анализируются нали-чные адаптационные ресурсы женщин, устанавливается их влияние на эффективность адаптации, рассматриваются типы адаптационных стратегий.

В параграфе 2.1. «Методы и инструменты социологического анализа» обосновывается комплекс методов, который использовался для достижения цели диссертационного исследования.

Проектирование выборочной совокупности проводилось на основе анализа статистических данных по Читинской области.

Для реализации условия репрезентативности стратифицированной выборки был проведен анализ генеральной совокупности объекта исследования. В процессе анализа обоснован выбор двух признаков, которые тесно связаны и определяют суть изучаемого процесса и по которым контролировалась стратифицированная выборка. В качестве таких признаков были при-няты: 1) возраст, как интегральный показатель социальной зрелости (5 градаций); 2) тип поселения (2 градации – город/село).

Основным количественным методом получения социологической ин-формации был анкетный опрос. Анкета, построенная с учетом получения наиболее полной эмпирической информации, основывалась на выдвинутой гипотезе и поставленных задачах. Она включает в себя четыре взаимосвязанных блока, сфокусированных на выявлении индивидуальных качеств и личностных способностей женщин, способствующих их успешной социальной адаптации.

Изучение влияния отдельных ресурсов не дает полного понимания структуры адаптационного потенциала и возможности оценки его влияния на процесс формирования успешных моделей социально-экономического поведения. Для выявления условий их формирования нами использована методика расчета адаптационного потенциала, приведенная в работе Е.М. Авраамовой  и Д.М. Логинова [19].

В качестве качественных методов получения информации в диссертационном исследовании использовалась технология интервьюирования, представляющая собой сочетание нарратива и лейтмотивного интервью.

Важнейшей составляющей поведения женщин является их психологическое (эмоциональное) состояние, сформированное окружающей жизненной средой и обусловленное нарастающей новизной ситуации, постоянным возникновением новых, необычных реалий общественной жизни, обесцениванием прошлого жизненного опыта в совокупности с возрастны-ми изменениями базовых психологических про­цессов. Такое состояние женщин описывается психологическими показа­телями: чувством тревоги, упадническим настроением, кризисом социаль­ной идентичности.

В связи с этим мы посчитали необходимым получить определенные сведения о некоторых показателях, характеризующих психологическое состояние женщин. Для получения объективных показателей уровня тревожности и депрессии женщин использовалась методика сетевой компьютерной обработки результатов тестирования на профессиональном психоло­гическом сайте сети Интернет, впервые использованная Н.П. Романовой при социологических исследованиях для оценки этих показателей у одиноких женщин. По этой методике проведены выборочные оценочные исследования 12 городских женщин и 9 жительниц сельской местности.

Предложенный инструментарий социологического исследования позволил собрать необходимую первичную информацию, которая стала эмпирической базой диссертационного исследования.

В параграфе 2.2. «Структура, объем и дифференциация адаптационных ресурсов женщин» реализована попытка оценки комплексного показателя адаптации женщин. Под структурой адаптационных ресурсов в данном контексте мы понимаем названия и количество тех ресурсов, которые имеются в распоряжении женщин и использованы для расчета адаптационного показателя.

Согласно нашим расчетам, 54,9 % всех городских женщин могут быть отнесены к среднему и незначительно выше среднего уровню ресурсного потенциала, в то время как только 40,7 % жительниц села по этому показателю лишь незначительно превышают отметку слабого показателя.

Достаточно высоким уровнем образования и квалификации обладает четвертая часть городских женщин. К дефицитным ресурсам в первую очередь относится социальный капитал ресурс, который многими женщинами признается главным условием успешной адаптации. Однако развитыми социальными связями обладают менее 10 % женщин. Другим дефицитным ресурсом выступает культурно-информационный капитал, инновационные элементы которого, прежде всего, владение компьютером, рассматриваются сегодня как безусловное преимущество на конкурентном рынке труда.

Более удручающая картина по рассматриваемым составляющим ада-птационного показателя выявилась у сельских женщин. При общей средней оценке образовательного капитала у женщин активного трудового во-зраста 2,3 балла он поднят до такого уровня только за счет небольшого числа женщин, имеющих высшее и среднее специальное образование, основная масса коренных сельских женщин имеет образование ниже среднего и общее среднее. То же следует из анализа ответов относительно профессионального капитала. Капитал социальных связей сельских женщин основывается на более тесной родственной связи и взаимоподдержке.

Анализ полученных данных говорит о том, что даже относительно высокая обеспеченность ресурсами автоматически не приводит к успешной адаптации. Невысокая доля успешно адаптированных ставит проблему капитализации ресурсов, т.е. наличия возможностей их эффективной реализации в сложившейся институциональной среде. О том, что такая проблема существует и стоит достаточно остро, свидетельствует слабая адаптация более половины женщин, ресурсный потенциал которых оценен как средний, и тем более наличие среди них около 12 % женщин с практически отсутствующей адаптацией.

Индивидуальный адаптационный потенциал характеризуется не то-лько тем, какие значения имеет каждый из адаптационных ресурсов, но и тем, насколько развита система адаптационных ресурсов в целом. Важной характеристикой адаптационного потенциала является число ресурсов, относящихся к высокоразвитым (максимальные и близкие к ним балльные оценки ресурсов) и низкоразвитым. Большее число высокоразвитых адаптационных ресурсов увеличивает адаптационные возможности женщин.

Почти половина опрошенных женщин не обладает ни одним высокоразвитым адаптационным ресурсом. Расширенная структура адаптационного потенциала (3…4 высокоразвитых ресурса) характерна лишь для 5 % выборки. Между тем, можно предположить, что именно они определяют преимущества в конкурентной среде и являются основой формирования эффективных адаптационных стратегий. В то же время, структура адаптационного потенциала лишь каждой десятой из опрошенных исключает наличие низкоразвитых ресурсов.

Поселенческая дифференциация (город-село) женщин показывает существенные различия возможностей развития адаптационных ресурсов в зависимости от типа поселения. В селах отмечено их наименьшее развитие. Кроме поселенческого фактора, вполне закономерно влияющего на полученную картину, в Читинской области большое влияние на выявленную ситуацию оказывает региональный аспект.

Распределение городских женщин по величине адаптационного потенциала показывает, что модальными значениями являются 9…11 баллов при максимальном значении 20 баллов. Таким ресурсным потенциалом обладают 40 % городских женщин. Модальные значения адаптационного потенциала сельских женщин смещены в область заметно более низких баллов – 5…7. Такой ресурсный потенциал имеют более 56 % сельских женщин. Из сказанного следует, что адаптационный показатель женщин характеризуется значительным дефицитом высокоразвитых ресурсов, особенно среди сельских жительниц Читинской области.

Таким образом, развитие адаптационного потенциала характеризуется значительной дифференциацией. Особенно это проявляется в разрезе поселенческих типов и возрастных различий женщин. Эта дифференциация характерна в целом для всей страны, однако региональный аспект делает ее более контрастной.

В параграфе 2.3. «Роль личностных факторов и ресурсов женщин в формировании адаптационных стратегий» показывается, что успешность социально-психологической адаптации как её важнейшая сущностная характеристика состоит в том, что она в решающей степени зависит от собственной активности и подготовленности человека, от его специальных целенаправленных усилий, личностных факторов и ресурсов.

Проблема социальной адаптации женщин в диссертационном исследовании содержательно пересекается с таким направлением, как исследование совладания (coping behaviour). Задача совладания с негативными жизненными обстоятельствами состоит в том, чтобы либо преодолеть трудности, либо уменьшить их отрицательные последствия, либо избежать эти трудности, либо просто терпеть их присутствие.

Процесс совладания с жизненными трудностями есть, по сути, процесс мобилизации личностных ресурсов и ресурсов среды и процесс оптимального их использования. Бесспорно, ресурсы индивида образуют реальный потенциал для совладания с неблагоприятными жизненными событиями. Даже простое их наличие обеспечивает адаптивную функцию: придает уверенность человеку, поддерживает его самоидентичность, подкрепляет самоуважение.

Успешность адаптации напрямую зависит от характера наличных и доступных ресурсов. Известно, что моральное состояние (например, оптимизм) и энергичность (запас жизненных сил) влияют на стойкость, а вера в свою результативность – на настойчивость при решении трудных жизненных проблем. Наличие же материальных средств (денег) открывает доступ к информационным, юридическим, медицинским и другим формам профессиональной помощи.

Одним из основных выводов диссертационного исследования является то, что соотношение конструктивных и неконструктивных способов адаптации женщин Читинской области составляет примерно один к трем, т.е. около 60 % женщин исповедуют тактику защитного, избегающего поведения. Как следует из опроса, значительное большинство женщин (58…67 %), по их собственной оценке, считает, что они ничего не могут сделать для повышения своего уровня жизни, повышения социального статуса, причем большинство даже не видит предпочтительного способа сделать это.

Установлено, что для женщин, избравших неконструктивные способы адаптации, свойственны пессимизм и выжидательная тактика с частыми обвинениями в адрес работодателей, служб занятости, государства в целом. Профессия не рассматривается ими ни как сфера приложения своих усилий, ни как инструмент интеграции в социальную структуру.

Материалы социологического опроса позволяют конкретизировать определенную группу неконструктивных способов, которую мы условно обозначали как стратегию «выживания». Можно выделить три доминиру-ющие формы таких стратегий. Первая – снижение потребительских стандартов до уровня, обеспечиваемого реальными доходами. Вторая стратегия – натурализация производства и потребления, расширение потребления продуктов собственного производства. Третья стратегия – интенсификация труда, отказ от выходных и отпусков – дополнительная (вторичная) занятость женщин.

Примерно третья часть женщин осуществляет (пытается осуществить) свою адаптацию через становление механизмов конструктивного поведения. При этом ими широко задействуются ресурсы своей межличностной сети, внутрисемейная консолидация, создание референтного круга общения, в котором культивируются взаимопомощь и разного рода обмены. Кроме того, активно создаются и используются индивидуальные ресурсы. Человека поддерживает уверенность в том, что определенные навыки, специальный опыт или другие индивидуальные характеристики, например, способность сходиться с людьми, быстрая обучаемость и др. являются его сильными, выигрышными качествами.

В Заключении к диссертационному исследованию отмечается, что в обществе определенно увеличивается численность женщин, которые важнейшим смыслом считают простую непритязательную жизнь, её основу со-ставляет удовлетворение витальных и материальных потребностей. Число женщин, значимый смысл жизни которых состоит в активной деятельности, в индивидуалистическом стремлении к успеху, к достижению результата, остается незначительным и определяется, в основном, их личностными качествами и наличными ресурсами.





3. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНО

В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ АВТОРА


1. Шарова, Т.В. Нематериальные ресурсы социально-экономической адаптации / Т.В. Шарова // Вестник Бурятского государственного университета. Серия 5:Философия, политология, социология, культурология. Вып. 13. – Улан-Удэ: Издательство Бурятского госуниверситета, 2007. С. 105- 113. (реферируемое издание).

2. Романова, Н.П. Теоретические основания социальной адаптации в современном российском обществе / Н.П. Романова, Т.В. Шарова // Вестник ЧитГУ, приложение «Аспирант», 2007. – № 1(2). – С. 89-98.

3. Романова, Н.П. Женское лидерство: учеб. пособие / Н.П. Романова, Т.В. Шарова. – Чита: ЧитГУ, 2007. – 115 с.

4. Шарова, Т.В. Теоретико-социологические аспекты социальной ада-птации: научное издание / Т.В. Шарова. – Чита: ЧитГУ, 2005. – 80 с.

5. Шарова, Т.В. Социальная мобильность: научное издание / Т.В. Шарова. – Чита: ЧитГУ, 2006. – 64 с.

6. Шарова, Т.В. Особенности женского вопроса в России / Т.В. Шарова // Актуальные проблемы борьбы с преступностью: материалы межрегиональной научно-практической конференции. – Чита: ЧитГУ, 2006. – С. 186-191.

7. Шарова, Т.В. Модели адаптационного поведения в постсоветском обществе / Т.В. Шарова // Неделя науки: материалы научно-практической конференции Ч.2. – Чита: ЧитГУ, 2007. – С. 55-61.

8. Шарова, Т.В. Демографическая проблема в России: гендерный аспект / Т.В. Шарова // Проблемы теории и практики расследования, раскрытия и профилактики преступлений в сибирском федеральном округе: сборник тезисов докладов межрегиональной научно-практической конференции. – Чита: ЧитГУ, 2007. – С. 185-189.





















Сдано в производство 10.10.07

Уч.-изд. л. 1,5 Усл. печ. л. 1,4

Тираж 100 экз. Заказ №

Читинский государственный университет

672039, Чита, ул. Александро-Заводская, 30


1 Бабаева Л.В. Женщины России в условиях социального перелома: работа, политика, повседневная жизнь. Российский общественный научный фонд. Научные доклады. 2000; Балабанова Е.С. Социально-экономическая зависимость и социальный паразитизм: стратегии негативной адаптации//Социс.- 1999.- №4.- С.46-57; Корель Л.В. и др. Человек и рынок: проблемы социальной адаптации// Социологические аспекты перехода к рыночной экономике.- Новосибирск ИЭОПП СО РАН, 1994.-С.56-62; Бурмыкина О.Н., Нечаева Н.А. Социокультурные аспекты адаптации населения к рыночной экономике. СПб: СПб филиал Института социологии РАН, 1998; Гордон Л.А. Социальная адаптация в современных условиях //Социологические исследования, 1994 г., N 8,9; Сметанин Е.Н. Адаптация населения к современной экономической ситуации.// Социологические исследования, 1995 г., N 4; Шабанова М.А. Социальная адаптация в контексте свободы //Социологические исследования, 1995 г., N 9.

[2] Хасбулатова О.А., Егорова Л.С., Досина Н.В. Социальное настроение и ценностные ориентации женщин и мужчин России (По материалам мониторинга 1991-2000 гг.); Лунякова Л.Г. О современном уровне жизни семей одиноких матерей//Социс.-2001.- № 8.- С.86-95; Романова Н.П. Социальный статус одиноких женщин. – Чита: ЧитГУ, 2006. – 369 с.

[3] Романова И.В., Лоншакова Н.А., Полутова М.А., Гераськова А.А. Социальная адаптация различных социальных групп общества. – Чита: ЧитГТУ. 2001. -290 с.

[4] Романова И.В. Адаптация одиноких женщин к посттрудовому периоду жизни. - Чита: ЧитГУ, 2004. -189 с.

[5] Бурдье П. Социальное пространство и генезис классов // Социология политики. - М., 1993. С. 299.

[6] Сорокин П. А. Человек. Цивилизация. Общество. -М., 1992. С. 373–374.

[7] Капелюшников Р. Современные западные концепции формирования рабочей силы. -М.: Наука, 1983.

[8] Ядов В.А. Социальный ресурс индивидов и групп как их капитал: возможность применения универсальной методологии исследования реального расслоения в российском обществе // Кто и куда стремится вести Россию? / Под общ. ред. Т.И. Заславской. -М.: МВШСЭН, 2001. С. 310-318.

[9] Добрынин А. И., Дятлов С. А., Курганский С. А. Человеческий капитал (методологические аспекты анализа). -СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 1999.

[10] Тихонова Н.Е. Трансформационные процессы в сознании россиян: аксиологический аспект // Трансформационные процессы в России и их отражение в массовом сознании. -М, 1996.

[11] Готлиб А.С.Социально-экономическая адаптация россиян: факторы успешности–неуспешности // Социологические исследования. 2001. № 7. С.53.

[12] Корель Л. В. Социология адаптаций: этюды апологии. -Новосибирск: ИЭОПП СО РАН, 1997.

[13] Авраамова Е.М, Логинов Д.М Социально-экономическая адаптация: ресурсы и возможности // Общественные науки и современность. 2002, № 5.- С. 24-34.

[14] Адаптационные стратегии населения: 10 лет исследований / Под ред. Авраамовой Е.М.-С.-Пб.,2004.-196с.

[15] Беляева Л.А. Стратегии выживания, адаптации, преуспевания // Социологические исследования. 2001. № 6. -С. 44-53.

[16] Монахова Ю.А. Социальная адаптация экономически активных женщин в условиях рынка // Женщины. История. Общество / ТвГУ. -Тверь, 1999. -С 186-190.

[17] Аврамова У.М., Логинов Д.М. Адаптационные ресурсы населения: попытка количественной оценки // Экономические и социальные перемены. Мониторинг общественного мнения. 2002. № 3. С. 13-17.

[18] Капелюшников Р. Современные западные концепции формирования рабочей силы. М.: Наука, 1981.

[19] Аврамова Е.М., Логинов Д.М. Адаптационные ресурсы населения: попытка количественной оценки // Экономические и социальные перемены. Мониторинг общественного мнения. 2002. № 3. С. 13-17.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.