WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Конструирование идентичности студенческой молодежи в поле различных социальных практик

На правах рукописи

Передерий Вероника Анатольевна

КОНСТРУИРОВАНИЕ ИДЕНТИЧНОСТИ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ В ПОЛЕ

РАЗЛИЧНЫХ СОЦИАЛЬНЫХ ПРАКТИК

Специальность 22.00.04 – Социальная структура,

социальные институты и процессы

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

Краснодар

2009

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Кубанский государственный университет» на кафедре социологии

Научный руководитель: доктор социологических наук, профессор

Петров Владимир Николаевич

Официальные оппоненты: доктор социологических наук, профессор

Касьянов Валерий Васильевич

Администрация Краснодарского края

доктор социологических наук

Хагуров Темыр Айтечевич

Краснодарский филиал Международного

университета в Москве

Ведущая организация: Ставропольский государственный университет.

Защита состоится «16» января 2009 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета ДМ 203.017.01 по философским и социологическим наукам в Краснодарском университете МВД России (350005, г. Краснодар, ул. Ярославская, 128, зал заседаний диссертационного совета).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Краснодарского университета МВД России (350005, г. Краснодар, ул. Ярославская, 128).

Автореферат разослан « 15 » декабря 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат социологических наук С.Г. Черников

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Актуальность выбранной темы диссертационного исследования определяется современным состоянием научного и, в частности, социологического знания о феномене идентичности. Проблематика изучения идентичности заключает в себе описательные социокультурные характеристики личности, социальных групп и служит основой для понимания и разъяснения механизмов структуры личности, индивидуального, группового сознания и поведения. Исследование идентичности является сложным, трудоёмким и относительно новым процессом в научном познании жизненного мира человека.

Трансформационное состояние российского социума на рубеже ХХ–ХХI вв. обусловило необходимость научного осмысления проблемы самоопределения личности в новой социальной ситуации. Современные идентификационные процессы детерминируются распадом «бывшего» советского идентификационного пространства, реорганизацией социально-экономических и политических структур, усложнением и модификацией стратификационной и нормативно-правовой системы. В этих условиях прежние идентификационные категории теряют смысловую значимость, другие, наоборот, приобретают свою привлекательность. В настоящее время российское общество представляет собой многоуровневое социальное пространство с разнообразными моделями идентификационных стратегий, где индивиду предоставляется широкий выбор идентификационных ориентиров.

В социальных и гуманитарных науках изучение проблемы идентичности остается одним из востребованных теорией направлений, несмотря на многочисленные разработки зарубежных и отечественных ученых. Проводятся эмпирические исследования в области гражданской, социокультурной, этнической, политической и территориальной идентичности. Современные попытки осмысления молодежной тематики включают в себя теоретические дискуссии вокруг проблемы формирования и развития форм идентичности студенческой молодежи. Тем не менее, данная проблематика содержит в себе некое противоречие, связанное с трудностями дифференциации различных типов идентичности студенчества. Неоднозначность заключается в наличии, с одной стороны, отвлечённо-абстрактного аспекта идентичности (с неясностью вопроса о том, каким образом тот или иной вид идентичности студенческой молодежи становится доминантным), с другой стороны, инструментального (обязывающе-принудительного). В условиях нестабильного, быстро дифференцируемого общества всё большую значимость приобретает идентичность инструментального плана, что и обусловило необходимость её изучения. Недостаточно изучены механизмы конструирования идентичности молодежи в поле социальных практик. Это вызывает потребность в более глубоком исследовании структуры и механизмов формирования идентичности студенчества посредством реализации социальных практик.

Степень научной разработанности темы. Идентичность является многоаспектным понятием со сложной внутренней структурой и неоднозначным содержанием. Её осмысление и объяснение служит ключевым моментом в современном социогуманитарном знании.

Проблема идентичности проработана в лоне философии, где идентичность «Я» обусловлена темпоральностью, «вненаходимостью», семиотической заданностью. В данном аспекте личность рассматривается в социокультурном контексте, совместном диалоге с «Другим» (Г.В.Ф. Гегель, Э. Гуссерль, М. Хайдеггер)[1]. В психологическом русле проблема идентичности разрабатывалась в психоаналитическом направлении (З. Фрейд)[2], личностно-индивидуальном направлении (М.М. Бахтин, А. Маслоу, В. Франкл), социально-психологическом направлении (Г.М. Андреева, В.Н. Павленко, Д. Тернер, Г. Тэджфел), в направлении возрастных кризисов развития личности (И.С. Кон, Дж. Марсия, Э. Эриксон[3] ).



В современных условиях глобализации общественных процессов проблема идентичности приобрела не только теоретическое, но и практическое значение. Весомый вклад в разработку данной проблематики внесли зарубежные авторы: П. Бергер, Т. Лукман, Ю. Хабермас, А. Шюц[4], среди отечественных авторов можно назвать Ю.Г. Волкова, Е.Н. Данилову, Т.З. Козлову, В.А. Ядова[5]. Идентичность как социальный процесс рассматривается в исследовательских работах современных социологов, психологов, философов и политологов. Исследованием проблемы поликультурных оснований формирования общероссийской идентичности занимаются В.П. Гриценко, Н.Г. Денисов, В.Е. Науменко[6]. Значительное внимание уделяется вопросам самоидентификации, самоопределения и адаптации личности (О.Н. Дудченко, Л.Г. Ионин, С.Г. Климова[7], А.В. Мытиль), профессионального самоопределения (М.М. Абдуллаева, Д.А. Леонтьев, Н.С. Пряжников, Е.В. Шелобанова). Проблема многоуровневой идентичности осмысливается в контексте радикальных изменений в России и активизирующегося в ней процесса глобализации (З.А. Жаде, Е.С. Куква, С.А. Ляушева, А.Ю. Шадже)[8]. Идеи о формировании и конструировании механизмов идентификации в области социальной идентичности развивают Ю.Н. Козырев, П.М. Козырева, Н.Н. Корж, Н.М. Лебедева, С.Г. Спасибенко[9]. В работах российских ученых отражены области социокультурной идентичности (О.И. Карпухин, Ф.К. Кессиди, О.Н. Козлова), гендерной идентичности (Н.С. Бурлакова, В.В. Знаков, Ф. Лэонтиу, Е.Т. Соколова), территориальной идентичности (Ю.Л. Качанов, Н.А. Шматко).

Социологический подход к проблеме молодёжной идентичности находит своё отражение в работах И.С. Кона, В.Т. Лисовского[10], Б.А. Ручкина. Уделяется внимание изучению процесса идентификации молодежи в социальных практиках (А.В. Петров), исследованию особенностей духовных ориентиров современной российской молодежи (М.Ю. Попов) и месту молодежи в постоянно меняющемся российском обществе (Ю.А. Зубок, В.И. Чупров). Исследуются новые типы молодежных солидарностей, в которых основной акцент делается на неформальных объединениях молодежи (В.С. Магун, Е.Л. Омельченко[11] ). Изучаются различные аспекты идентичности студенческой молодежи: экономическая идентичность и вопросы ориентации студенчества в условиях рыночной экономики (Д.Л. Константиновский[12], А.В. Меренков, В.А. Хащенко, Т.В. Хриенко), гражданская идентичность (В.А. Прохода, В.В. Рязанцев), этническая самоидентичность (В.Ю. Хотинец), политическая идентичность (А.Е. Иванов, В.В. Касьянов, М.Ю. Несмелова) и социальная идентичность студенчества (Н.И. Иванова).

В последние годы наблюдается широкий спектр диссертационных исследований, связанных с проблемой идентичности (А.Г. Кузнецов, С.А. Пахоменко, А.Г. Русанова, Т.А. Фомина[13], М.А. Шаткин). На сегодняшний день недостаточно внимания уделяется исследованию основополагающих видов идентичности студенческой молодежи, способам поведения и выработке стратегий в основных областях жизнедеятельности студенчества. В данной работе предпринимается попытка комплексного анализа теоретико-методологических позиций, участвующих в междисциплинарном дискурсе феномена идентичности, производится исследование идентичности в поле различных социальных практик студенческой молодежи.

Цель диссертационной работы заключается в социологическом исследовании процесса формирования и конструирования идентичности студенческой молодежи посредством её самореализации в социальных практиках.

Данная цель конкретизируется посредством решения следующих задач:

- исследовать идентичность как социальный процесс, представить междисциплинарный подход к изучению идентичности;

- проанализировать социологическое понимание и различные трактовки феномена идентичности;

- определить основные теоретико-методологические подходы к анализу содержания «социальных практик»;

- систематизировать представления о студенческой молодежи как о субъекте социальных практик, исследовать области реализации социальных практик;

- провести эмпирическое исследование с целью выявления механизмов формирования и основных видов идентичности студенчества при помощи количественных методов;

- разработать типологию идентичности студенчества.

Объект исследования – идентичность студентов вузов, рассматриваемая как многоаспектный социальный процесс.

Предмет исследования – источники, механизмы формирования и практической реализации типов и видов идентичности студенчества.

Гипотеза диссертационного исследования. На формирование идентичности студентов в равной степени оказывают влияние как объектные (гендерные различия, курс обучения студентов и направленность факультета вуза), так и субъектные факторы. Включенность студенчества в конкретные социальные практики (профессионально-трудовые и учебно-образовательные) оказывает решающее влияние на формирование идентичности по принципу доминирования периферии и её типы.

Теоретико-методологические основы исследования. На различных этапах данного исследования использованы общие методы научного познания: сравнение, анализ и синтез; в качестве конкретных методов в работе применены количественные методы социологии: метод анкетного опроса, метод незаконченных предложений, тест М. Куна и Т. Макпартленда «Кто Я?» с применением табличных методов анализа данных. Произведён глубинный анализ источников: нормативно-правовых актов, монографий, научных статей и публикаций, помогающих в раскрытии проблемы феномена идентичности, выстраивании перспектив практического применения результатов исследования.

В качестве теоретико-методологической базы исследования идентичности как социального процесса послужили: структурно-функциональный подход (Э. Дюркгейм, Т. Парсонс), феноменологический подход (П. Бергер, Т. Лукман, А. Шюц), теория символического интеракционизма (Ч.Х. Кули, Дж.Г. Мид). В диссертации использованы психоаналитические идеи (З. Фрейд), концепция кризиса идентичности (Дж. Марсиа), эпигенетическая концепция (Э. Эриксон), теории социальной идентичности (Г. Тэджфел) и группового поведения (Дж. Тернер). Кроме того, использовались теоретические разработки отечественных ученых в области проблем идентификации: Ю.Г. Волкова, Е.Н. Даниловой, С.Г. Климовой, Т.З. Козловой, В.А. Ядова.

Анализ феномена идентичности в поле социальных практик задается парадигмальными рамками концепции «габитуса», идеями гибкой подвижной идентичности, фрагментарности субъекта (П. Бурдье), постструктурализма (М. Фуко), концепции индивидуализации и рефлексивности (Э. Гидденс). Использованы разработки отечественных социологов: идеи о многообразии практической парадигмы в социальных науках (В.В. Волков), специфики юношеского возраста (И.С. Кон), особенности социализации советской молодежи (В.Т. Лисовский), характеристики российского студенчества (Д.Л. Константиновский, Д.В. Ольшанский).

Эмпирическая база исследования основана на результатах авторского социологического исследования среди студентов г. Краснодара (на базе Кубанского Государственного Университета и Кубанского Государственного Аграрного Университета), проведенного с октября 2006 г. по апрель 2008 г.

Данные получены с использованием методов анкетного опроса (табличного варианта анкетирования «Анкета идентификационных предпочтений студенчества» и классического варианта «Анкета по выявлению включенности студентов в различные социальные практики» с выборкой, состоящей из 710 респондентов), незаконченных предложений (выборка 710 респондентов) и теста «Кто Я?» (выборка 120 респондентов). В диссертации проведён вторичный анализ результатов социологических исследований Аналитического Центра Юрия Левады, ВЦИОМ по проблеме исследования современной молодёжи, который послужил обоснованием для теоретических выводов в исследовании.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в следующем:

- на основе проведённого анализа теоретико-методологических подходов к исследованию феномена идентичности уточнено содержание понятия «идентичность» с позиций его междисциплинарного определения как социального процесса;





- систематизированы теоретико-методологические подходы социологического понимания идентичности в трёхвекторном теоретическом осмыслении: структурном, коммуникативном и феноменологическом, с определением социокультурных и социологических характеристик идентичности как социального процесса;

- выявлены общие критерии в подходе к пониманию «практик» представителями различных теоретических концепций, определены структура, функции, условия формирования и существования социальных практик;

- объяснена специфика образовательных, трудовых, политических, культурно-досуговых и субкультурных практик, включенность в которые на принципах интерактивного «субъект – субъектного» взаимодействия обеспечивает формирование идентичности студенческой молодежи;

- определены источники, выступающие основой процесса формирования идентичности студенчества, выявлена структура идентичности студенческой молодежи соотносительно основных областей жизнедеятельности;

- выявлены тенденции развития идентификационных стратегий студенческой молодежи, разработана обобщенная типологизация идентичности в зависимости от области социальных практик.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Идентичность – ключевое понятие ряда междисциплинарных концепций, имеющих в качестве предмета изучения анализ взаимоотношений «личность – группа – общество». В междисциплинарном понимании идентичности обнаруживается сходство и осознание этого феномена как единство форм рациональности, нравственности и культурности. Дисциплинарное размежевание происходит по линии различий в объяснении идентичности как социального процесса, посредством которого происходит формирование и развитие целостной личности, обеспечивается её интеграция с социальным окружением.

2. В социологическом понимании идентичность находит своё воплощение в социокультурных характеристиках (нормах, идеалах, ценностях, образцах поведения, социальном статусе и ролях). Она является необходимым условием дифференциации и создания солидарных отношений социальных групп и общностей посредством коммуникации, межличностного взаимодействия и институализированного поведения.

3. Среди общих черт в подходе к пониманию «практик» представителями ряда теоретических концепций следует выделять типичность, интерсубъективность, содержательность, предсказуемость и прогнозируемость социальных действий. Социальные практики через социальные институты воздействуют на систему социальных отношений, воспроизводят и конструируют основные способы социального существования, создают условия для самореализации и самовыражения личности, обеспечивают удовлетворение потребностей и достижение целей членов социальных групп и организаций.

4. У современного студента, участвующего на принципах «субъект–субъектного» взаимодействия во множественных социальных практиках (образовательных, профессиональных, политических, культурно-досуговых), происходит формирование как специфической идентичности, так и ее интегрированного результата профессионально-образовательного характера, расширяются сфера общения и социальные связи студенчества, накапливается опыт, происходит приспособление к условиям российского общества в практическом смысле.

5. Система идентификационных стратегий студенчества представлена семейной, гендерной, этнической, территориальной, профессиональной и образовательной видами идентичности. В процессе интеграции различных видов идентичности происходит их объединение в единую, целостную систему. Множественная идентификация студенчества выстраивается благодаря ближайшему окружению, агентам социализации, сети социальных институтов, СМИ, Интернету, социальной деятельности, соотнесения с ценностями и ориентирами общества. Данные механизмы идентичности находятся в сфере влияния дискурса, задаваемого политическими силами и государственной властью.

6. В результате авторского социологического исследования выявлен ряд особенностей в формировании и реализации идентичности студентов в поле различных социальных практик. Так, в частности, установлен трёхвекторный временной аспект идентичности студенчества, состоящий из прошлого, настоящего и будущего «Я – студента». Ведущее значение у студентов всех курсов занимает реальная идентичность, следующая по значимости – перспективная идентичность, и наименее значимая – ретроспективная идентичность. В ходе исследования выявлены сходные черты в идентичности студентов, обобщение которых позволяет сконструировать следующие типы: «Семьянин», «Ботаник», «Специалист», «Патриот», «Правозащитник», «Общественник», «Вероисповедатель», «Боец», «Неформал», «Хакер», «Прожигатель жизни». Анализом зафиксирован тот факт, что ведущими практиками студенческой молодежи являются досуговые (акцент на спорте), трудовые (акцент на профессии), идеологические (акцент на любви к Родине) и семейные практики (акцент на семейно-родственных отношениях). Это позволяет определить в качестве доминантных типы идентичностей – «Боец», «Специалист», «Патриот», «Семьянин» – как определяющие жизнедеятельность личности студента.

Научно-практическая и теоретическая значимость работы определена сформулированными в ней положениями и выводами, которые способствуют развитию теоретического социологического понимания процесса идентичности, позволяют адекватно оценивать тенденции формирования и развития идентичности в поле различных социальных практик студенческой молодежи.

Результаты исследования могут быть использованы в работе молодежных организаций и движений, региональными и местными органами власти для изучения вопросов самоопределения студенчества, построения и выработки организационных форм и механизмов социального развития молодежи, что является важным для концептуального обеспечения системы управления молодежной политикой.

Материалы диссертационного исследования могут найти применение при чтении курсов ряда учебных дисциплин в системе высшего образования: по общей социологии, социологии молодежи, социологии политики, социологии образования, социологии культуры, социальной психологии, спецкурсов по проблемам молодежной политики. Данные авторского социологического исследования имеют значение для воспитательной и кураторской работы среди студентов высших учебных заведений. Полученные эмпирические результаты значимы для самой молодежи в формировании ею жизненных позиций, нравственных и идейных убеждений, потребности к обеспечению единства сознания, чувств и деятельности.

Апробация результатов диссертации. Основные положения, отдельные результаты и выводы диссертационного исследования докладывались и обсуждались на Международной научно-практической конференции «Русская культура в системе ценностных ориентаций современного глобализированного мира» (Краснодар, КГАУ, ноябрь 2006); на Международной научно-практической конференции, посвященной десятилетию кафедры социологии и социальной работы «Социальные процессы в современном региональном сообществе» (Ставрополь, Северо-Кавказский государственный технический университет, апрель 2008); на Международной научной конференции «Русская культура, её смыслы и ценности в свете современных российских реалий» (Краснодар, Куб ГАУ, апрель 2008); на XIV-ой Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2008» (Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова, апрель 2008); на XIV Межрегиональной научно-практической конференции «Российское общество: историческая память и социальные реалии» (Сочи, октябрь 2008); на Всероссийской научно-практической конференции «Социология села: теоретическая и практическая проблематика» (Краснодар, Кубанский госагроуниверситет, ноябрь 2008).

Материалы исследования были отражены в восьми научных публикациях общим объемом 2,3 п.л., в том числе в двух статьях, опубликованных в изданиях, включенных в перечень ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации.

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, трёх глав (шести параграфов), заключения, библиографии и девяти приложений. Список литературы включает 207 наименований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «Введении» обосновывается актуальность темы диссертации, описана степень её научной разработанности, определяются объект и предмет, цель, задачи и гипотезы исследования, излагаются основные положения, выносимые на защиту, аргументируется научная новизна, освещаются теоретическая и практическая значимость исследования, раскрывается апробация работы.

Первая глава «Теоретико-методологические основы исследования идентичности» посвящена анализу изучения идентичности как социального процесса в плане междисциплинарного подхода, определению методологических особенностей, теоретическому осмыслению и прикладному исследованию феномена идентичности.

В первом параграфе «Идентичность как социальный процесс. Междисциплинарный подход к исследованию идентичности» автором систематизируется многообразие зарубежных и отечественных трактовок идентичности как социального процесса, уточняется содержание понятия «идентичность» с позиций междисциплинарного подхода, раскрываются механизмы формирования, сущность, структура, формы и функции идентичности.

На основе анализа теоретических предпосылок междисциплинарного дискурса об идентичности диссертант подчеркивает сложность и многоаспектность феномена идентичность, в котором проявляются единство сознательного и бессознательного, эмоционального и рационального, личностного и социального. Отмечается, что идентичность лежит в основе возникновения и формирования различного рода социальных групп в обществе, является универсальной характеристикой социального существования и взаимодействий индивида.

Среди основных показателей объяснения идентичности как социального процесса в плане междисциплинарного подхода диссертант выделяет: соответствие и взаимное признание (Ю. Хабермас); осознание личностью своей принадлежности к группе/общности (В.А. Прохода и В.В. Рязанцев); соотнесение личных интересов индивида с интересами различных социальных общностей; познание окружающего социального мира (Г.М. Андреева); целостность и определенность личности, обеспечивающие сходство с одними и отличие от других (Н.И. Иванова); ощущение единства и неразрывности с социальным окружением (А.И. Ковалева и В.А. Луков); формирование системы личностных смыслов (В.А. Ачкасов); овладение деятельностью, усваивание и преобразование социальных норм и ценностей.

По мнению диссертанта, общей линией в развитии исследовательских подходов к анализу теоретико-методологических аспектов идентичности является её понимание как открытой, видоизменяющейся и подвижной системы, где единым критерием выступает соотношение психологических, социальных и культурных параметров, принимаемых как соответствие, либо как расхождение во внутренних запросах и мотивации личности. Понятия «Я», «Мы» и «Другие» выступают объединяющим фактором для междисциплинарного подхода к исследованию идентичности с сохранением условных границ разделения научных областей знания. В социально-философских и психологических аспектах автором выявлены отличия, заключающиеся в различном акценте её осмысления и объяснения (табл. 1).

В психологическом русле идентичность рассматривается как механизм преодоления человеком своего одиночества, сохранение индивидом на протяжении жизни единства «Я», своей «самости». Внимание психологов направлено на изучение механизмов человеческой деятельности, внутригрупповые отношения. Объяснение идентичности происходит в рамках процесса «имитации» и «подражания».

Таблица 1

Особенности междисциплинарного понимания идентичности

Философское знание Психологическое знание
Означает: 1) единство личности, особый смысл «Я», неотделимый от бытия; 2) познание социального мира рядом с «Другими»; 3) единое пространство «Я» и «Другого», сопряженного с интенциональностью; 4) один из механизмов субъективного опыта и жизненного мира личности; 5) основание сущего, всеобщность бытия. Выражен терминами: осознание, близость, распознание, уподобление, сопряженность, синтез, «сопринадлежность», единство, «сопричастность». Означает: 1) устойчивое представление о себе, соотнесенность с самим собой; 2) процесс организации жизненного опыта в индивидуальное «Я»; 3) способность проецирования внутреннего мира на других людей; 4) чувство собственной индивидуальности и неповторимости; 5) сложное личностное образование. Выражен терминами: тождественность, имитация, подражание, причисление, самосохранение, самоутверждение, слияние.

В философском подходе под идентичностью понимают один из механизмов субъективного опыта и жизненного мира личности, посредством которого объясняется всеобщность бытия, основание сущего.

Подводя итоги данного параграфа, диссертант подчеркивает, что в междисциплинарном понимании идентичность следует рассматривать как многоаспектный социальный процесс, выраженный посредством близости и единения представлений, размышлений, взглядов, чувств, принципов, действий и взаимодействий индивидов, складывающийся в результате предпосылок, имеющих трансляционный (через опыт), стихийный (при общении, знакомствах), осознанный (путём осмысливания) и интуитивный (путем чувств) характер.

Во втором параграфе «Теория социологического понимания идентичности» рассматривается специфика социологического подхода в исследовании идентичности. Объяснение процесса идентичности производится как в классическом социологическом осмыслении, так и с рассмотрением современных теоретико-прикладных концепций отечественной социологии.

Сосредоточение внимания на личностно-индивидуальной и социальной природе идентичности позволило диссертанту упорядочить разнообразие теоретико-методологических позиций, участвующих в социологическом дискурсе феномена идентичности. Диссертант выделяет три основополагающих вектора теоретического осмысления идентичности: структурно-функциональный (теории, помогающие выявить структуру идентичности), коммуникативный (теории, раскрывающие свойства идентичности, продуцируемые в ходе социального взаимодействия) и феноменологический (теории, позволяющие произвести анализ сущности идентичности).

Диссертант отмечает различные интерпретации идентичности, отраженные в трёхвекторном теоретическом осмыслении: «солидарность» (Э. Дюркгейм); «солидарное взаимодействие» или «генерализация Эго и Другого» (Т. Парсонс); чувство «симпатии» и межличностное взаимодействие «лицом к лицу» (Ч.Х. Кули); «социальный акт» (Дж.Г. Мид), «интерсубъективность» (А. Шюц); «интернализация» (П. Бергер и Т. Лукман). Представители данных социологических теорий рассматривали процесс становления индивида (этапы превращения из личностного «Я» в социальное «Я»), способы структурирования мира в человеческом сознании, основанные на социальном опыте и жизни индивида.

Отмечается, что в трёхвекторном теоретическом осмыслении анализ социальной системы производится с помощью таких социокультурных переменных, как: нравственность и мораль (Э. Дюркгейм), нормативные стандарты и образцы поведения (Т. Парсонс), межличностное взаимодействие и социальное сознание (Ч.Х. Кули), ценностное самоопределение, социальные роли и социальный статус (Дж.Г. Мид), коммуникации, культурный опыт и запас знаний (А. Шюц), интернализация языка (П. Бергер и Т. Лукман). Соответственно, идентичность происходит в рамках социального процесса, социальных систем, в культурном общении и межличностном взаимодействии людей, с трансляционной передачей социально-значимой информации. На основе анализа теоретических подходов к изучению феномена идентичности со стороны классических научных парадигм и современного осмысления данной проблематики социологическое понимание идентичности заключается в следующем: идентичность социальна по своему происхождению, является механизмом процесса социализации, отражением внутренних черт и качеств, воплощением социокультурных характеристик личности.

Подводя итоги данного параграфа, отметим, что идентичность определяется социокультурной ситуацией общества, находит своё выражение посредством коммуникаций, социального взаимодействия и институализированного поведения индивидов.

Подытоживая теоретические результаты данной главы, диссертант акцентирует внимание на том, что в социологическом аспекте идентичность имеет содержательный (заключает в себе описательные социальные и культурные характеристики личности/социальных групп), объяснительный (служит основой для понимания и объяснения механизмов структуры личности, индивидуального и группового сознания), обобщающий (связывает социокультурные явления между собой) и временный характер (в связи с изменениями, происходящими в обществе, претерпевает изменения содержание идентичности, видоизменяются её формы). Это позволяет диссертанту далее обратиться к рассмотрению проблематики изучения механизмов формирования и конструирования идентичности в практическом смысле, о чём и пойдёт речь в следующей главе данной работы.

Во второй главе «Социальные практики как механизм конструирования идентичности студентов» выделены общие черты в подходе к пониманию социальных практик со стороны представителей теоретических концепций, раскрываются структура и элементы социальных практик. Проанализированы основные практики студенческой молодежи (образовательные, профессиональные, политические, культурно-досуговые).

Первый параграф «Социальные практики: структура и элементы» посвящен анализу концептуализаций социальных практик, выявлению специфики черт, способов изменений практик, обозначены их роль и значение в обществе.

Диссертант выделяет единые критерии в подходах к пониманию социальных практик со стороны представителей теоретических концепций: социальная направленность; «экстериорность» (П. Бурдье); двойственный характер (являются одновременно основанием для сплоченности и солидарности, основой для дифференциации индивидов); подверженность изменениям; понимание и осмысливание сути проблем (М. Фуко); типичность и интерсубъективность (Ю. Хабермас); основанность на совместных действиях, культуре конкретного общества (Л. Витгенштейн); нацеленность на достижение общезначимых целей (А. Шюц); привычность и «повседневность» (В.В. Волков[14] ); содержательность; предсказуемость и прогнозируемость социальных действий (А.В. Петров[15] ).

Рассмотренные диссертантом теоретические концепции «практик» описывают и интерпретируют ряд социокультурных, языковых и поведенческих феноменов повседневной жизни индивидов, где социальные практики являются постоянными, типичными, понятными для всех коллективными действиями и взаимодействиями людей, служат объяснительными моделями индивидов, основанных на традиционных правилах, нормах и принципах конкретного общества. Разнообразные социальные практики, с одной стороны, подчеркивают склонности, увлечения и интересы индивидов; с другой – обусловливают целенаправленность, целесообразность и рациональность таких действий и поведения.

Среди основных элементов социальных практик диссертант выделяет: социальную среду; индивида/общность; коллективные согласованные действия и взаимодействия; систему определённых правил, процедур и моделей поведения; интенции, намерения и цели; средства, ресурсы, технологии; традиционный способ работы. В ходе рассмотрения структуры и основных элементов социальных практик определено значение практик в обществе: удовлетворение социобиологических и социокультурных потребностей индивидов; упорядочивание и воспроизводство способов существования и жизнедеятельности людей в системе социальных групп и организаций; реализация целей членов общества.

Подводя итоги данного параграфа, автор отмечает, что социальные практики выступают способом самовыражения, самоутверждения и самореализации личности. В этом смысле они понимаются как упорядоченные совокупности навыков целесообразной деятельности, помогающие личности функционировать и совершенствоваться в социальном качестве («программист», «студент», «товарищ», «верующий», «патриот»). Сочетание и согласование определенных умений и навыков индивидов, практических целей и задач образуют пространство целесообразной деятельности, позволяющее тому, кто в него вовлечен, ощущать себя близким и сопричастным к нему (то есть иметь идентичность).

В каждой области жизнедеятельности индивида (семья, образование, работа, политика) обнаруживается стержень, раскрывающий внутреннее содержание и разъяснение того, как именно «быть сыном», «быть студентом», «быть инженером», «быть лидером».

Во втором параграфе «Студенческая молодежь как субъект социальных практик. Области и процессы реализации социальных практик студенчества» дано научное обоснование термина «студенчество», выявлены специфические особенности и основные области жизнедеятельности студенческой молодежи, выделены и детально рассмотрены основные социальные практики студенчества.

Несмотря на различия в социальном происхождении и материальных возможностях, диссертант определяет студенчество как определенную социально-демографическую группу с территориальным сосредоточением и возрастной однородностью, связанную учебно-образовательной деятельностью, успешно сочетающую профессиональную, идеологическую и культурно-досуговую сферы. Что вызывает общность интересов, групповое самосознание, формирует специфическую субкультуру и образ жизни студенческой молодежи.

Автор рассматривает студенческую молодежь как субъект различных социальных практик (социализационных, неформальных практик и практик, носящих девиантный характер). Многообразные виды деятельности студента взаимопересекаемы, взаимодополняемы, взаимопроникновенны, связаны между собой общественными отношениями. Благодаря множественности социальных практик, во время обучения в вузе у студентов происходит развитие многоуровневой идентичности. Практики детерминируют развитие той или иной идентичности через роли, ритуалы, символы, нормы и правила. Студент сам выбирает для себя тип идентичности и образ жизни, определяющий его дальнейшее развитие. Для успешного функционирования и взаимодействия в обществе студенческой молодежи как субъекту социальных практик необходимо научиться разбираться в том, как поступать в различных ситуациях и что может повлечь за собой то или иное социальное действие.

Жизненный мир студенческой молодежи расколот на множество фрагментов, является нестабильным, неустойчивым, подверженным изменениям. Идея фрагментарности социального бытия студенчества, поиск своего места в жизни, участие в социальных практиках характеризуют всевозрастающий социокультурный потенциал молодежи. Включенность в образовательные, профессиональные, политические, культурно-досуговые и субкультурные практики на принципах «субъект–субъектного» взаимодействия обеспечивает формирование целостной идентичности студенчества. Происходит профессионально-образовательная интеграция, расширяющая сферы общения, контакты и связи студенчества, приспособление к современным условиям российского общества в практическом смысле.

В данном параграфе диссертантом выявлены пять основных областей жизнедеятельности студенчества: семья (родственные, супружеские, сексуальные отношения и роли); учеба (образовательные взаимоотношения, роли и статусы); работа (деловые взаимоотношения, профессиональные роли); мировоззрение и идеологические установки (гражданский, политический, культурный и религиозный аспекты); досуг (увлечения, времяпровождение, здоровье). Таким образом, в ходе исследования определены основополагающие социальные практики в сферах жизнедеятельности студенческой молодежи, а именно: семейные, образовательные, трудовые, идеологические и культурно-досуговые.

В первой и второй главах диссертационного исследования были получены теоретические результаты по проблеме изучения процесса идентичности и социальных практик, что позволяет автору в следующей главе диссертации перейти к анализу практических результатов данного исследования.

В третьей главе «Результаты прикладного социологического исследования процесса формирования идентичности студенческой молодежи» произведен анализ данных авторского эмпирического социологического исследования по изучению идентификационных предпочтений студенчества в поле различных социальных практик.

Первый параграф «Особенности формирования идентичности в процессе социальных практик студенческой молодежи» рассматривает идентичность в плане многоаспектного социального процесса. В нём выделена структура (специфические особенности, черты и характер) идентичности студенчества, определены основные источники её формирования.

Диссертант отмечает, что к числу основных источников, выступающих основой для процесса формирования идентичности студенчества, относятся социобиологические, территориальные, экономические, политические, культурные и коллективистко-групповые индикаторы. Механизмами формирования идентичности выступают: студент как личность, семья, ближайшее окружение (друзья, товарищи по учёбе, люди близкие по интересам), агенты социализации, широкая сеть социальных институтов, СМК. Данные механизмы носят одновременно объективный и субъективный характер, служат материалом, консолидирующим студенческое сообщество.

В ходе проведенного диссертантом социологического исследования выявлено, что большинство опрошенных студентов обладают множественным характером идентичности. Молодые люди включены в значительное число социальных групп и общностей, что позволяет им одновременно использовать социальный опыт сразу нескольких социальных групп для успешного развития своей индивидуальности. Множественная система идентификационных представлений студенчества выстроена благодаря активной социальной деятельности и соотнесения с ценностями и ориентирами современного российского общества, представлена семейной, гендерной, этнической, территориальной, образовательной и профессиональной видами идентичности.

В результате обобщения личностных и социальных самоопределений опрошенных студентов выявлены четыре формы идентичности студенчества: завышенно-оценочная – самоопределения студентов в превосходной степени (7,6%); позитивно-оптимистичная – положительные самоопределения (43,7%); нейтрально-обыденная сдержанные и безучастные самоопределения (36,4%); негативно-отрицательная – пессимистические самоопределения студентов (12,3%). В распределении ответов студентов по самоотнесению с различными идентификационными категориями лидерские позиции устойчиво заняли позитивные социальные идентичности («Друзья» – 95,2%, «Товарищи по учёбе» – 82,0% и «Те, для кого семья в жизни главное» – 68,2%). Опрошенные студенты не ощущают чувства близости со следующими идентификационными категориями: «Неудачники» (68,5%), «Верующие в Бога» (48,3%), «Интересующиеся политикой» (45,1%). Высокий уровень интеграции различных форм идентичности студенчества оформляет их в единую целостную систему.

По результатам теста «Кто Я?» лидирующая роль в идентификационной системе студенчества принадлежит социальной идентичности студентов (по роли и статусу в обществе). По количеству номинаций ведущее положение здесь заняли: идентификация с семьёй, с крупными общностями и идентичность, связанная с учёбой. Среди номинаций личностной идентичности доминирующее положение заняли: физические, психические и психологические, социокультурные и мировоззренческие характеристики.

В ходе обработки результатов анкетного опроса перевес в основополагающем векторе видов идентичности студенчества принадлежит личностной идентичности. Так, среди предложенного списка идентификационных категорий 16,1% опрошенных респондентов отнесли себя к «Студентам-индивидуалистам», в то время как «Студентом-общественником» считают себя 9,2% студентов. Из этого следует, что идентичность студенчества неопределённа, ситуативна, имеет плавающий неоформленный характер.

Выявлен ряд характерных особенностей идентичности студенческой молодежи: групповая общность и солидарность, специфический набор ценностей, норм поведения, ритуалы общения. Отмечены инструментальность, неустойчивость, гибкость и мобильность студенчества. Среди характеристик студентов младших курсов автором выделены заинтересованность в учёбе, склонность к инновациям, активность, развитость субъектного (личностного) типа идентичности. У студентов старших курсов выявлено повышение значимости объектной (социальной) идентичности, отмечена выработка собственных предпочтений и стереотипов в поведении, концентрация внимания на внутреннем мире, проявление интереса к профессиональной деятельности. Общей характеристикой, свойственной студентам всех курсов, является оптимистичность и ориентированность на успех в будущем.

На основе проведенного автором самостоятельного эмпирического социологического исследования, результаты которого отражены в данном параграфе, диссертант определяет структуру «Проективного Я» студенческой молодежи, состоящую из десяти показателей, в которую вошли: семейные, профессиональные, образовательные, общественные, коммуникативные, материальные, статусные, физиологические, досуговые и территориальные проекции.

Второй параграф «Типология и виды идентичности студенчества» посвящен выявлению особенностей в формировании и реализации идентичности студентов в поле различных социальных практик, нашедших своё выражение в типологии идентичности студенчества.

Диссертантом установлен трёхвекторный временной аспект идентичности студенчества, состоящий из прошлого, настоящего и будущего «Я – студента», где доминирующую роль у студентов всех курсов заняла реальная идентичность (59,0% самоопределений студентов). Особенностью временного аспекта идентичности студенчества является сочетание на первом курсе обучения в вузе ретроспективной, реальной и перспективной видов идентичности, на остальных курсах – перспективной и реальной.

Идентичность студенчества дифференцирована, у одних студентов преимущественным является акцент на семье, у других на профессии, у третьих – на учёбе, у четвертых – на политике. На основе эмпирических данных, полученных с помощью анкетного опроса, теста «Кто Я?» и метода незаконченных предложений диссертантом составлена обобщенная типологизация идентичности студенчества в зависимости от поля практик и признаков, которые в них зафиксированы (рис. 1).

Образовательные практики - Ученый тип «Ботаник» Трудовые практики - Профессиональный тип «Специалист»
Студенчество
Идеологические практики Досуговые практики
Гражданский тип «Патриот» Религиозный тип «Вероисповедатель» Политический тип «Правозащитник» Коллективистский тип «Общественник» Спортивный тип «Боец» Виртуальный тип «Хакер» Субкультурный тип «Неформал» Беспечный тип «Прожигатель жизни»

Рисунок 1. Типизация идентичности студенчества в зависимости от области социальных практик

Типология идентичности включила в себя сочетание личностного и социального «Я» студентов, где личностным «Я» выступили самоопределения, содержащие индивидуальные характеристики и стиль поведения студентов. Социальное «Я» включило в себя социальные самоопределения студентов, их соотнесение с социальными группами и общностями. Опрошенные студенты условно разделены на одиннадцать типологических групп идентичности. В зависимости от преобладающего акцента на том или ином типе социальных практик выстраивается соответствующая система доминирующего типа идентичности студента. Конструирование идентичности происходит в процессе практик выстраивания индивидом «своего социального пространства», «собственного мировоззрения», «своей картины мира» за счёт вектора, определяющего область жизнедеятельности молодого человека. В процессе идентичности студенчество посредством множественных социальных практик успешно овладевает различными видами социальной деятельности, усваивая при этом социальные роли, групповые ценности и нормы.

Среди выявленных типов идентичности студенчества превалирующими являются «Боец», «Специалист», «Патриот» и «Семьянин», на периферии остаются «Хакер», «Правозащитник», «Прожигатель жизни», «Ботаник», самыми малочисленными являются «Общественник», «Неформал», «Вероисповедатель».

Подводя итоги данного параграфа, диссертант отмечает, что построение идентификационных стратегий студенческой молодежи выражено через тенденции социальных практик. Одна из тенденций напрямую связана с ближайшим окружением, встречается в ежедневных постоянных практиках студенчества (студенческая жизнь, сферы общения). В основе другой тенденции находится обращение к более крупным солидарностям и общностям (ориентации на жизненные планы в перспективе, обретение социального статуса). Обе тенденции разделяют общую направленность – идентификационные ориентации студентов ориентированы на реализацию успешного будущего: расширение границ знаний, осваивание сфер общения, стремление к профессионализации.

Эмпирическое исследование выявило тот факт, что включенность студенчества в конкретные социальные практики действительно оказывает влияние на формирование идентичности. Тип отношений в данных сферах с другими людьми является преобладающим и связан с использованием инструментария, который обладает в первую очередь разрешающей способностью по отношению к сферам досуга и идеологии. В сфере семейных, образовательных и трудовых практик он также доказал свою работоспособность, но в тоже время следует искать новые методические подходы для усиления инструментально-дифференциального действия.

Подытоживая практические результаты исследования идентичности студенческой молодежи в поле различных социальных практик, нашедшие своё отражение в данной главе, автором выделены основные социальные практики студенчества (семейные, трудовые, образовательные, идеологические, культурно-досуговые), представляющие единое пространство для студенческой молодежи с внутренне-личностным различием в каждой области жизнедеятельности молодых людей.

На основании динамично взаимодействующих социальных практик выявлена модель идентичности студенчества – сплав социального «Я» (образа жизни, сфокусированного на одной из близких и разделяемых молодым человеком сфер жизнедеятельности) и личностного «Я» (с его уникальным биологическим, психологическим и социокультурным содержанием), подкреплённые направленностью жизненных целей и надеждами на их реализацию в будущем. Формирование и развитие процесса идентичности современного студенчества в поле различных социальных практик является определяющим фактором образа жизни студента, стиля его размышлений, совместной жизнедеятельности и межличностных отношений.

В «Заключении» диссертации формулируются общие выводы исследовательской работы, намечены направления для дальнейшего изучения проблемы.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

1. Передерий В.А. Идентичность как междисциплинарная проблема // Социально-гуманитарные знания. 2007. № 12. (0,3 п. л.)

2. Передерий В.А. Идентичность: теоретико-историческое измерение. Социально-гуманитарные знания. 2008. № 4. Доп. выпуск. (0,3 п. л.)

3. Передерий В.А. Влияние ценностей на процесс самоидентификации молодежи // Русская культура в системе ценностных ориентаций современного глобализированного мира: материалы Международной научно-практической конференции (Краснодар, ноябрь 2006 г.). Краснодар, 2007. (0,3 п. л.)

4. Передерий В.А. Семья глазами студенческой молодежи. Социальные процессы в современном региональном сообществе: сборник материалов Международной научно-практической конференции (Ставрополь, 4 апр. 2008 г.) / Под общей ред. проф. В.К. Шаповалова; Северо-Кавказский государственный технический университет. Ставрополь, 2008. (0,2 п. л.)

5. Передерий В.А. Социокультурный аспект идентификации студенчества // Русская культура, её смыслы и ценности в свете современных российских реалий: материалы Международной научной конференции. Краснодар, 2008. (0,4 п. л.)

6. Передерий В.А. Политические предпочтения студенческой молодежи // Материалы докладов XV Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» / Отв. ред. И.А. Алешковский, П.Н. Костылев, А.И. Андреев. М., 2008. Секция «Социология молодежи». (0,2 п. л.)

7. Передерий В.А. Области и процессы реализации социальных практик студенческой молодежи // Российское общество: историческая память и социальные реалии: материалы Межрегиональной научно-практической конференции. XIV Адлерские чтения – 2008 / Адм. Краснодарского края и др. Краснодар, 2008. (0,2 п. л.)

8. Передерий В.А. Идентичность сельского студенчества // Социология села: теоретическая и практическая проблематика: материалы Всероссийской научно-практической конференции (13–14 ноября 2008 г.). Краснодар, 2008. Т. 1. (0,4 п.л.)


[1] Хайдеггер М. Тождество и различие: пер. с нем. / Перевод А. Денежкина. М., 1997.

[2] Фрейд З. По ту сторону наслаждения; Я и Оно; Неудовлетворенность культурой. СПб., 1999.

[3] Эриксон Эрик Г. Детство и общество. СПб., 2000.

[4] Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности: Трактат по социологии знания / Пер.с англ. Е. Руткевич. М., 1995; Хабермас Ю. Вовлечение другого. Очерки политической теории / Пер. с нем. Ю.С. Медведева, под ред. Д.В. Скляднева. СПб., 2001; Шюц А. Смысловая структура повседневного мира: очерки по феноменологической социологии / Пер.с англ. А.Я. Алхасова, Н.Я. Мазлумяновой. М., 2003.

[5] Волков Ю.Г. Российская идентичность: особенности формирования и проявления // Социологические исследования. 2006. № 7; Данилова Е.Н. Идентификационные стратегии: Российский выбор // Социологические исследования. 1995. № 6; Козлова Т.З. Самоидентификация некоторых групп по тесту «Кто Я?» // Социологические исследования. 1995. № 5; Ядов В.А. Социальная идентификация в кризисном обществе // Социологический журнал. 1994. № 4.

[6] Поликультурные основания формирования общероссийской идентичности: матер. Всерос. науч-практ. конф. с междунар. участием / ред. колл. Н.Г. Денисов и др. Краснодар, 2008.

[7] Ионин Л.Г. Идентификация и инсценировка // Социологические исследования. 1995. № 4; Климова С.Г. Критерии определения групп «Мы» и «Они» // Социологические исследования. 2002. № 6.

[8] Жаде З.А., Куква Е.С., Ляушева С.А., Шадже А.Ю. Многоуровневая идентичность. М.; Майкоп, 2006.

[9] Козырев Ю.Н., Козырева П.М. Дискурсивность социальных идентичностей // Социологический журнал. 1995. № 2; Спасибенко С.Г. Социальная идентичность человека // Социально-гуманитарные знания. 2000. № 1.

[10] Лисовский В.Т. Советское студенчество: Социологические очерки. М., 1990.

[11] Омельченко Е.Л. Идентичности и культурные практики российской молодежи на грани XX–XXI вв. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора социологических наук. Москва, 2005.

[12] Константиновский Д.Л., Чередниченко Г.А., Вознесенская Е.Д. Российский студент сегодня: учеба плюс работа. М., 2002.

[13] Фомина Т.А. Социокультурная самоидентификация современного российского студенчества: региональный аспект: автореферат диссертации на соискание степени кандидата социологических наук. Ставрополь, 2007.

[14] Волков В.В. О концепции практик(и) в социальных науках // Социологические исследования. 1997. № 6. С. 9–23.

[15] Петров А.В. Социальные практики молодежи: механизмы структурирования и идентификации // Вестник Московского Университета. Сер. 18. Социология и политология. 2006. № 3. С. 123–134.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.