WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Особенности трансформации визуального информационно-коммуникативного поля города

На правах рукописи

АХМЕДОВА ЛАУРА СЕРГЕЕВНА

ОСОБЕННОСТИ ТРАНСФОРМАЦИИ ВИЗУАЛЬНОГО ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАТИВНОГО ПОЛЯ ГОРОДА

18.00.01 – Теория и история архитектуры, реставрация и реконструкция

историко-архитектурного наследия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата архитектуры

Нижний Новгород - 2009

Работа выполнена в Самарском государственном архитектурно-строительном университете

Научный руководитель

кандидат архитектуры, доцент

Данилова Элина Викторовна

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор

Норенков Сергей Владимирович

кандидат архитектуры, доцент

Стадников Виталий Эдуардович

Ведущая организация:

«НИИТАГ» г.Москва

Защита состоится 2009 года в часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.162.07 при Нижегородском государственном архитектурно-строительном университете по адресу: 603950, г.Н.Новгород, ул.Ильинская, 65, корпус 5, аудитория 202

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородского государственного архитектурно-строительного университета.

Автореферат разослан ______ марта 2009 года

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат архитектуры, доцент Н.А.Гоголева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. В последние десятилетия стремительно меняется внешний облик городов мира, открывая себя влиянию новых технологий, стилистических поисков, архитектурных и градостроительных концепций. Из сфер искусства, науки и технологий в архитектурное пространство городов выходят предметные результаты творческой деятельности людей, создавая новые пространственные и структурные единства, обладающие качеством динамики, преобразующие архитектурный облик города и формирующие подвижные смысловые «поля» городской среды. В конце ХХ века в городах-мегаполисах формируется принципиально новая среда обитания – информационная, которая в управлении социальными общностями в архитектурном пространстве города может оказать стабилизирующее действие, создать благоприятную, толерантную среду обитания, стимулировать активность людей; но может воздействовать иначе – создавать среду конфликтную, агрессивную, угнетающую.

Архитектурные объекты, принадлежащие к средовым структурно-пространственным полям, объединяются общим признаком – в той или иной форме они содержат текстовую или иную визуальную информацию, взаимодействующую с архитектурным объектом, которая транслируется социуму для ориентации в сложноорганизованной среде мегаполиса. Эта информация проектируется архитекторами и дизайнерами, и заказ общества на нее велик. Среди архитекторов и дизайнеров, позиционирующих себя как новаторы, работающие с новыми технологиями, известны Р.Коолхас, С.Холл, З.Хадид, Ф.Мойзер, Д.Погаде, К.Янг и ряд других за рубежом и в России, к примеру - А.Асадов, И.Воскресенский, Д.Савельев; архитектурные бюро ОМА, инженерно-дизайнерские фирмы ag4, Meuser Architektur und Kommunikations-Design, ряд других. Все это свидетельствует о том, что явление использования информационной среды города как инструмента архитектурного и средового формообразования становится все более распространенным в России, а в мире – почти общепринятым. Следовательно, актуальность предпринятого автором исследования является достаточно высокой, очевидной.

Постановка проблемы исследования: Современная архитектурная наука представляют обширное знание архитектуры города с древнейших времен до современности. В то же время реализуемые на Западе новые технологии в архитектурном формообразовании создают впечатление чего-то абсолютно нового, не связанного с прошедшими эпохами развития городов и информационной ролью архитектуры. Автор по мере сил постарался доказать, что это не так. На многочисленных примерах истории архитектуры, градостроительства и дизайна в диссертации доказывается, что облик современного города, его высокотехнологичной архитектуры – продукт эволюционного исторического развития феномена – визуального информационно-коммуникативного поля городов.

Теоретическая база исследования: Информационная роль архитектурного объекта в городе освещалась в трактатах и трудах таких ученых архитекторов и градостроителей, как Витрувий, Л.Б.Альберти, Л. да Винчи, А.Палладио, Ф.Блондель, К.дю Кенси, Дж.Рескин, Г.Вельфлин, Г.Земпер, К.Зитте, Э.Э.Виоле-ле-Дюк, О.Шуази, З.Гидион, П.Ауд, К.Линч, Н.Певзнер, Л.Кан, У.Харди, Ч.Дженкс, К.Фремптон, Б.Чуми, А.Латур, другие. Ее затрагивают и отечественные ученые, исследующие современные проблемы архитектуры и градостроительства в эволюции их развития, – И.Азизян, С.Айдаров, Г.Айдарова, И.Бондаренко, Ю.Бочаров, А.Вайтенс, В.Владимиров, Ю.Волчок, А.Гельфонд, В.Глазычев, Э.Данилова, И.Добрицына, М.Золотарева, А.Иконников, Т.Каракова, Ю.Косенкова, Л.Коган, А.Кудрявцев, И.Лежава, В.Нефедов, С.Норенков, О.Орельская, А.Раппопорт, Т.Ребайн, Г.Ревзин, Т.Славина, И.Страутманис, В.Хайт, С.Хан-Магомедов, Н.Шукурова, Д.Швидковский, С.Шумилкин, З.Яргина и другие.



Вопросы взаимодействия архитектуры и информационных технологий исследуются в работах таких авторов, как Р.Курал, К.Курокава, Р.Вентури и Д.Скотт-Браун, А.-С. Шульц, Р.Клокер, Д.Кулиш, И.Воскресенский, А.Ефимов, А.Вергунов, Н.Лекарева, Е.Смоленская, В.Текутьев, ряда других.

Информационное поле города как проявление законов синархии и управления массовым сознанием рассматривается в исследованиях философов - М.Хайдеггера, М.Фуко, М.Кагана, Г.Померанца, Ю.Борева, В.Бычкова, Б.Земляного, Е.Крашенинниковой, С.В.Норенкова, других.

Автор также опирался на труды ученых-инженеров, архитекторов, светодизайнеров, изучающих новые технологии в области создания комфорта городской среды – В.Келера, В.Лукхардта, Х.Божкова, Г.Папагалова, Л.Орловой, В.Филина, Н.Щепеткова и других ученых.

Цель исследования: выявить особенности исторической эволюции визуального информационно-коммуникативного поля в архитектурной среде города на основе его типологических, ментальных и архитектурно-пространственных характеристик.

Задачи исследования заключаются в следующем:

- изучить историческую эволюцию текста и знака в архитектуре как средства передачи информации и средства художественной выразительности;

-обосновать исторические этапы формирования визуального информационно-коммуникативного поля архитектурной среды города в зависимости от этапов социально-экономического развития общества;

- выявить особенности трансформации визуального информационно-коммуникативного поля в архитектурной среде города на этапе перехода от индустриального к постиндустриальному городу в контексте развития информационных технологий в архитектурном формообразовании объекта.

Объект исследования: визуальное информационно-коммуникативное поле современного города как архитектурно-пространственный феномен.

Предмет исследования: исторические архитектурные закономерности формирования и трансформации информационного поля города и его типологические, ментальные (сущностные) и архитектурно-пространственные характеристики.

Границы исследования – процесс зарождения и развития информационного поля городской среды рассмотрен на примерах древнего, европейского, русского и американского городов в соответствии с хронологией развития фаз информационного обмена – от устно-письменной фазы (2 700 лет до н.э.) до электронной (начало ХХI века).

Гипотеза исследования заключается в том, что информационная функция изображений, знаков и текста в структуре архитектурного объекта с древности влияет на формирование облика города и, отражая социальные, идеологические, навигационные, коммерческие задачи развития сообщества, активно участвует в изменении как собственно архитектурного объекта, так и самого облика (образа) города, на современном этапе выходя в открытое городское пространство и формируя новый архитектурно-пространственный феномен – визуальное информационно-коммуникативное поле города.

Методологическая основа работы: системный подход и историко-эволюционный метод выявления закономерностей трансформации визуального информационно-коммуникативного поля архитектурной среды города в сочетании с графоаналитическим методом моделирования его архитектурно-пространственных характеристик.

Методика исследования: основана на комплексном изучении текстового, графического, иллюстративного материала в отечественных и зарубежных архитектурно-строительных изданиях, включая периодическую печать. В исследовании также используются визуальные и фотометрические методы изучения архитектурной среды, сравнительный анализ внутренней структуры и конструктивных особенностей объектов визуального информационно-коммуникативного поля на основе фотоизображений, чертежей и 3-Д моделей архитектурной среды города.

Научная новизна исследования в том, что в нем впервые на многочисленных зарубежных и российских примерах показано становление и трансформация визуального информационно-коммуникативного поля города в его архитектурно-пространственных параметрах и элементах; выявлена роль текстового и знакового слоя в формообразовании архитектурного объекта и городского пространства; определены тенденции изменения визуального поля городов в контексте развития информационных технологий в постиндустриальном обществе на современном этапе.

Научное и практическое значение работы: проведенное исследование расширяет научное знание о новых направлениях развития современной высокотехнологичной архитектуры; показывает значение информационной роли архитектурного объекта на пути трансформации его в визуальное информационно-коммуникативное поле городской архитектурной среды. Вводится и расшифровывается новая терминология, формирующая словарь новейшей высокотехнологичной архитектуры. Полученные результаты позволяют выявить значение формообразующей роли информационных технологий в новейшей архитектуре ХХ1 века. Отдельные фрагменты исследования могут найти применение в учебных лекционных курсах.

Для теории впервые вводится понятие визуальное информационно-коммуникативное поле города как архитектурно-пространственный феномен, определяемый взаимодействием сложнодифференцированных потоков социальной, идеологической, навигационной, коммерческой информации, визуально выражающий в городской архитектурной среде уровень развития сущностных сил общества.

На защиту выносятся результаты исследования, раскрывающие теоретическое содержание эволюции текста, знаков и изображений в архитектуре на историческом пути их трансформации в визуальное информационно-коммуникативное поле городской среды:

1. Закономерности проявления взаимодействия текста и знака в архитектуре на каждом этапе исторического развития;

2. Исторические этапы формирования информационно-коммуникативного поля города в связи с социально-экономическим развитием общества;

3. Типы художественных образов города на основе эволюции его визуального информационно-коммуникативного поля;

4. Особенности современного визуального информационно-коммуникативного поля в архитектурной среде во взаимосвязи с развитием высокотехнологичного архитектурного объекта в городе-мегаполисе.

Апробация и внедрение результатов исследования выполнены в научных публикациях (всего 11, из них 2 – в изданиях, рекомендованных ВАК РФ), а также путем участия в 7 научно-технических конференциях – в СГАСУ в 2006, 2007, 2008 годах; во Всероссийской научно-практической конференции ««Конкурсы в профессии архитектора», Самара, 2007; международной конференции «Инновационные методы в архитектурном образовании», Самара, 2008; международной конференции «Архитектура и туризм–2008», Самара, 2008; Х1 международной конференции «Архитектор. Город. Время» Санкт-Петербург, 2009. Результаты апробированы в учебном процессе по специальности «архитектура» и «дизайн».





Объем и структура диссертации. Диссертация состоит из двух томов: первый том включает текстовую часть (150 стр.) – введение, три главы, общие выводы, библиографический список (175 наименований, в том числе – 18 зарубежных и 15 сайтов Интернет); второй том включает 58 графоаналитических таблиц и приложения.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе «Архитектура информационного пространства исторического города» исследуется в историческом ракурсе роль текста, знаков и изображения в архитектуре как способа передачи информации, а образ города в историческом времени – через архитектуру, городское пространство, элементы среды, арт-дизайн, искусство – в цивилизационном контексте. В мире исторически выделились четыре субглобальные цивилизации: западная, арабская, индийская и дальневосточная. Все субглобальные цивилизации имеют (по Г.С.Померанцу) единый набор – это единая священная книга, единый язык этой священной книги, иногда два языка, которые понимаются элитой, и у них есть свой шрифт. И тогда возникает единое пространство информации. Границы Запада – это латиница (и кириллица), развившиеся от финикийского письма. Мир ислама – это арабская вязь. Дальневосточный мир характеризуется иероглифами. Индийская цивилизация – границы распространения шрифта деванагари.

Текст, письменность появляется как способ сохранения и передачи информации. Первые системы письменности складывались лишь с возникновением городов и государств. Информацию необходимо было привязать к месту, где она была актуальна (появились указатели, как правило, на столбах, надписи на стационарном архитектурном сооружении). Часть информации, наоборот, было необходимо передать на значительное расстояние и как можно скорее (появился жанр письма, возникла почта), третья часть информации имела целью передачу опыта, знаний (возникли книги, карты, чертежи), четвертая часть удовлетворяла потребности передать в удобной форме богатство, капитал (возникли деньги). В исторической последовательности рассматриваются изобразительные формы письменности; иероглифы, клинопись; шрифты на основе алфавита, который насчитывает четыре тысячелетия, начиная с первого буквенного алфавита, который появился около ХУ1 века до н.э. у семитских племен. Прямым предшественником латинского алфавитов является греческое капитальное письмо, появившееся в УШ веке до н.э., в свою очередь от усовершенствования финикийского письма. Его дальнейшее совершенствование прошло ряд этапов (образование законченной графической формы буквенно-звукового алфавита Древней Греции к 1У век до н.э.; формирование совершенного по своим художественно-графическим качествам маюскула - римского капитального шрифта к 1 век до н.э.; полное завершение формирования графики строчных букв каролингского минускула к УШ веку; создание гуманистического письма гуманистического минускула и гуманистического курсива к Х1У-ХУ векам; создание наборных шрифтов типа ренессанс-антиква к ХУ-ХУ1 векам; далее создание новых типов шрифтов на основе антиквы, появление гротеска (рубленого), египетского (брусковый) и других – к началу Х1Х века, дальнейшее развитие гротесков; возрождение старых форм наборных шрифтов; создание ленточной антиквы, антиквы-гротеска и других в ХХ веке; воспроизведение в цифровом виде имеющихся шрифтов и создание новых во второй половина ХХ века.

По способу построения, по форме, воспринимаемой визуально, искусство шрифта скорее относится к геометрическому орнаменту, к архитектуре. Именно с архитектурой и орнаментом тектонически, ритмически, композиционно связан шрифт, когда он размещен на фасадной плоскости здания, на гранях обелисков, во фрагментах поверхностей триумфальных арок и выходит в городское архитектурное пространство.

Как средство художественной выразительности тексты, знаки и изображения осуществляли функции передачи навигационной, социальной идеологической (властной) и коммерческой информации, визуально выражающейся в городской архитектурной среде. Анализируя навигационную составляющую архитектурного пространства, автор рассматривает по историческим эпохам знаки, архитектурные и ландшафтные навигационные ориентиры, развивавшиеся в соответствии с развитием дорожно-транспортной системы в пространстве расселения и в пространстве городов – постепенное насыщение и растущее многообразие дорожных и уличных указателей, формирование знаковых систем правил автомобильного движения. Выражением связности и передачи информации между населенными пунктами автором отдельно рассматривается история почты и формирование знаковой системы почтовой связи в исторических городах различного типа. Визуальные коммуникации рассматриваются автором как знаки, регулирующие поведение человека в городском пространстве по правилам, задаваемым самим социумом. Обозначение локаций, обозначение границ – развивались как знаковые и символические системы (геральдические) в зависимости от принадлежности городского пространства. Автором рассматривается формы взаимодействия текста и изображений с архитектурным объектом и городским пространством такие, как картуши, гербы, эмблемы, торговые марки, брэнды.

Архитектурно-пространственное выражение идеологической функции власти в городах в историческом ракурсе до начала ХХ века рассматривается на примерах храмовой архитектуры и архитектуры дворцово-парковых комплексов как архитектурно-пространственное выражение потестарной (властной) функции. Эти общественно значимые постройки определяли символическое содержание городского строительного искусства. Идеологическая составляющая информации в историческом городе архитектонически проявлялась во всех пространственных искусствах – в архитектуре, в монументальном искусстве всех эпох, во всех связанных с ним текстах. Из особенностей организации потестарной функции в исторических городах можно в русле нашего исследования выделить несколько типов визуальных городских сред, чувственно воспринимаемых через организованное архитектурное пространство (древние деспотии через исторические графические реконструкции, художественные изображения на основе древнейших археологических раритетов - древние города; античные города (по руинам и дошедшим документам) – греческие республики (полисы) и римская империя; средневековый город (тройственная власть церкви, феодала и городского самоуправления, цеховых общин); капиталистический город (усиление власти производителей товаров, развитие индустрии, укрупнение капитала, его самодвижение и власть). В каждый из этих периодов визуальный образ города меняется с помощью особых средств – текстов, знаков и изображений, связанных с ритмикой архитектурных сооружений.

Исследуя трансформацию исторических текстовых и знаковых изображений в их связи с архитектурой можно выделить четыре линии развития: в контексте масштаба, в контексте формообразования, в контексте времени, в контексте содержания.

В контексте масштаба взаимодействия текстовых изображений и архитектурной плоскости в историческом городе (до начала ХХ века) наблюдается движение трансформации текстовых изображений – «элемент – деталь – объект», после рубежа Х1Х – начала ХХ века намечается выход текстов – в город (городское пространство). В контексте формообразования трансформации происходят по коду «плоскость-рельеф-объем-пространство». В контексте времени происходит развитие текстов «от статики – к динамике». В контексте содержания текстовых сообщений от древних сооружений до начала ХХ века код трансформации – это «память – образ – информация». На всех этапах развития взаимодействия текстовых сообщений с архитектурными объектами и с городской средой наблюдается единство принципов формообразования.

На рубеже Х1Х-ХХ веков созревают предпосылки трансформации исторического города в индустриальный. Это связано с развитием товарно-денежных отношений, рекламы, транспорта и транспортной системы городов, совершенствованием распространения различной информации, дальнейшим развитием почты, изменением монофункционального характера торговых улиц. В связи с бурным ростом населения городов и их территориальных размеров формируется фрагментарное восприятие картины мира, предпосылки будущего «коллажного» восприятия действительности.

Появление фотографии, кино, телеграфа, радио стимулируют ускорение передачи информации, изменение восприятия города. Происходит усложнение его архитектурной поверхности и структуры коммуникаций. Изобретение фотографии обуславливает уход искусства от мимесиса. Таким образом, его изобразительная составляющая теряет свою актуальность. Искусство пытается осознать себя как конструкт и способ создания новой реальности. Примером может служить живопись Ф.Деперо, наполненная энергичными диссонансными ритмами, коллажными «склейками» изображений различного масштаба, художественной выразительностью шрифтов, новыми образами города, разнородной и многокомпонентной среды конца Х1Х – начала ХХ века - города индустриального.

Во второй главе «Становление визуального информационно-коммуникативного поля индустриального города» исследуется трансформация визуального информационно-коммуникативного поля города в контексте индустриального развития на основе трех различных моделей городов – революционного города (Россия), тоталитарного города (СССР, Германия), коммерческого города (США). Характер визуального облика революционного города был обусловлен требованиями нового государства. Революционным правительством были определены задачи преобразования урбанистического пространства, которые заключались в разработке и реализации плана монументальной пропаганды, оформлении массовых праздников и городских пространств, создании новой государственной символики и средств массовой агитации. Художники и архитекторы авангарда в условиях нового социального заказа получили возможность масштабной реализации новаторских идей. В период с 1917 по 1921 годы были разработаны новые походы к проектированию визуального поля городской среды, изобретены новые типологические элементы, развиты методы реорганизации городского пространства. Учебные учреждения, такие, как Уновис, ВХУТЕМАС, ВХУТЕИН, стали экспериментальной лабораторией для развития производственного искусства. Короткий период (1921-1924) новой экономической политики (НЭП) обеспечил возможность для развития городской рекламы и графического дизайна, формальные достижения которых наряду с архитектурой и искусством, стали выдающимся вкладом российского авангарда в мировую профессиональную практику. Визуальное поле урбанистической среды революционного города создавалось при помощи различных художественно-архитектурных приемов, разработанных всеми стилистическими направлениями авангарда, что определило разнообразие творческих подходов, сформировавших новый облик города, доступность и ясность художественно-пластического языка и уникальность феномена массовой коммуникации в целом. Технические средства, которые применялись для реализации новых элементов урбанистического пространства, были недолговечными. Эфемерность поверхности среды революционного города, качество, которое обеспечило скорость трансформации внешнего облика города, также стало причиной его быстрого разрушения последующим тоталитарным режимом.

Тоталитарный город исследуется автором на примере советского города 1930-50-х и нацистских городов периода III Рейха. Процессы индустриализации менее развитых стран, к которым относились СССР и Германия того времени, проходили посредством масштабной перестройки промышленного производства в условиях диктата государственной власти. Этот процесс отразился на изменяемом визуальном информационно-коммуникативном поле городов тоталитарных государств. Архитектура стала главным инструментом воплощения тоталитарного режима, обеспечивая функции информации, навигации и визуальной коммуникации. Для тоталитарных стран характерен возврат к классической традиции, иерархическим и симметричным системам. Принципы классической системы также проявляются и в масштабном урбанистическом планировании, зонирования города с выделением презентативных зон, и в строительстве монументальных знаковых сооружений - символов государственной власти. В качестве прототипов используются образцы архитектуры Древней Греции, Рима (Германия), Возрождения (СССР). Здания и сооружения оформляются богатым декором, выполненным из дорогостоящих и долговечных материалов, тем самым, заменяя динамичное текстовое информационное поле. Реклама, как одно из главных визуальных качеств архитектурной среды общества, в котором развиваются традиционные торгово-рыночные отношения, отсутствует во внешнем облике тоталитарного города. Художественный язык обедняется, становится маловыразительным, усиливая анонимность авторства и акцентируя роль государственного управления искусством и архитектурой. Образ тоталитарного города узнаваем, благодаря унификации средств визуального информационно-коммуникативного поля, его монохромной и стерильной среды, являющейся идеальным фоном для государственной символики. Визуальные поля тоталитарных городов в течение всего ХХ века идентичны вне зависимости от географии и времени, и сегодня их характерные черты можно увидеть на фотографиях Пхеньяна, столицы Северной Кореи, Лаоса и Пекина, а также на территориях бывшего постсоциалистического пространства.

Визуальное информационно-коммунистическое поле коммерческого города анализируется автором на примере американской урбанистической модели. Сложившуюся урбанистическую культуру США характеризует высокоразвитая система транспортных коммуникаций, которая стала основой для создания метрополий. Торговля и промышленное развитие определили активный рост американских городов и систему урбанистического планирования, основанную на планировочной сетке и свободной застройке кварталов. Увеличение плотности и повышение ценности городских земель привели к появлению небоскребов, новых символов индустриальной эпохи, олицетворяющих власть капитала. В США была разработана эффективная система навигации, включающая дорожные знаки и указатели различных типов. Развитие транспортной инфраструктуры и рынка определили новые типы рекламных носителей-биллбордов, расположенных по сторонам дороги. Придорожный рекламный щит стал прообразом архитектуры, обозначенной Р. Вентури как «декорированный сарай», в которой плоскость фасада несет главную информационную и знаковую нагрузку. Фасад стал элементом новой мегатекстуры города, разрушив единство формы и функции архитектурного объекта. Мегатекстура коммерческого города сформирована большим количеством рекламных носителей, постоянно совершенствующихся в контексте технологического прогресса. Система дорожных знаков и указателей на американских дорогах послужила основанием для разработки навигационных и информационных систем в больших общественных зданиях, объектах транспортной инфраструктуры, торговых моллах и офисных зданиях. Важным элементом наряду с «главной улицей» в американской модели коммерческого города является «стрип» - полоса, символ транспортного и коммерческого развития. В отличие от главной улицы, соответствующей центральной оси планировочной сетки, расположение «стрип» определяется системой скоростных магистралей, соединяющей главные узлы транспортной инфраструктуры мегаполиса. Стрип представляет собой новый визуальный тип урбанистического пространства, в котором регулярный порядок определяется транспортной инфраструктурой, а здания, знаки и символы составляют свободно трансформируемую структуру, или по определению Вентури, мегатекстуру.

Таким образом, индустриальный город развивался на основе трех основных моделей - революционного, тоталитарного и коммерческого города, каждый по отдельности из которых, а также их смешанные модели, сформировали визуальное информационно-коммуникативное поле индустриального урбанистического окружения.

В третьей главе «Постиндустриальный город: архитектура медиполя» автор проводит исследование постиндустриального пространства, которое сегодня формируется в развитых странах. Развитие науки и техники в ХХ веке, особенно во второй его половине, появление новых компьютерных технологий, мировой сети Интернет определили новые экономические отношения. Международное разделение труда привело к созданию транснациональных корпораций, устанавливающих множество коммуникаций за пределами государственных границ. Цифровые технологии изменяют сегодня не только систему производства, торговли и коммуникаций, но и само визуальное информационно-коммуникативное поле постиндустриального города, в котором доминируют глобальные финансовые и информационные потоки. В разнородном информационном слое городской среды автор выделяет несколько основных признаков, которые указывают на современную трансформацию урбанистической среды, и выявляет тенденции, которые активно влияют на формирование образа будущего глобального постиндустриального города: развитие медиатектуры городской среды; становление новых художественных и социальных практик; распространение граффити как способа самоидентификации и коммуникации жителей города; а также новый этап развития систем навигации и ориентации в постиндустриальном пространстве. Распространение коммерческой рекламы в пространстве города, которая покрывает сегодня до 80 % фасадных плоскостей в центральных и коммерческих районах городов, является сегодня проблемой, требующей решения не только путем регулирования и контроля. Медиафасад - новое технологическое изобретение, применяющееся сегодня в проектировании и строительстве архитектурных объектов, является концептуальным и технологическим преемником светодиодных экранов, которые получили большое распространение в конце ХХ века. Архитектура и медиадисплей дополняют друг друга и воспринимаются как единое целое – здание превращается в живой организм. Архитектурный объект приобретает новый образ, и этот образ становится частью урбанистической культуры в целом. Совокупность медиафасадов на протяженном отрезке городского пространства формирует концепцию медиаулицы, которая сегодня реализуется в развитых странах. Автор выделяет три типа содержания медиафасадов – реактивные, реагирующие на изменения во внешней среде, автоактивные, не зависящие от внешней среды и интерактивные медиафасады, которые отражают взаимодействие внутреннего пространства здания и его внешнего урбанистического окружения. Это взаимодействие рождает новое понятие – интерьеризация городского пространства. Медиафасады являются продуктом коллективного творчества архитекторов (Х.Ян, архитектурное бюро Kiehues+Kiehues, Р.Коолхаас), инженеров (С. Балмонд и Arup), специалистов по компьютерным технологиям. Пилотная роль в разработке концепции медиатектуры принадлежит компании «ag 4» (Германия). Проектирование медиапрограмм позволяет реализовать взаимодействие зданий друг с другом, обеспечивая новое взаимосвязанное пространство. Такой подход позволяет говорить о становлении культуры целостного городского программирования и регулирования информационных потоков в городской среде. Медиализация зданий и урбанистической среды определяют новое свойство городской ткани и поверхности - медиатектуру. Отличие медиатектуры от мегатекстуры обусловлено взаимодействием информационных и строительных технологий, что позволяет автору сделать вывод о радикальной трансформации самой профессиональной практики архитекторов и изменяющейся природе архитектурного объекта.

Медиафасады, благодаря возможности программирования, активно применяются и в развитии новых художественных и социальных практик, применяющих информационные технологии и оказывающих воздействие на формирование среды постиндустриального города. Монументальное искусство, развитое в историческом и индустриальном городе, заменяется новыми типами общественного искусства, которое обозначается термином «паблик арт». Этот термин подразумевает формальное и содержательное разнообразие произведений искусства, которые планируются и реализуются в общественном пространстве для активизации коммуникаций в городской среде. Отличительной особенностью общественного искусства является его регулируемое и планируемое производство, многообразие форм, уход от монументальности, интеграция методов рекламы, архитектуры, дизайна, компьютерных технологий при разработке объектов, обращение к публике и доступность для широкой аудитории. Интерактивность паблик арт и его разнообразные реализации делают его важной составляющей визуального информационно-коммуникативного поля постиндустриального города. Формы паблик арт варьируются от городских скульптур, инсталляций, часто объединяемых с элементами городского дизайна, архитектурой и ландшафтом (Фонтан Стравинского Тэнгли в Париже) до инсталляций и акций, объединяющих искусство с развивающимися коммуникативными системами и современными технологическими средствами. Таким образом, паблик арт является новым инструментом партисипации и социальных коммуникаций в урбанистическом пространстве. Общественное искусство финансируется из бюджета муниципалитетов, политика которых строится на отчислении 1 % для искусства от стоимости строительства городских объектов, что указывает на его значимую роль в формировании пространства постиндустриального города. Медиаэкраны, транслирующие культурные события и музейные коллекции (Кунстхаус в Граце, Schaulager в Базеле), также становятся средствами урбанистического коммуникационного обмена. Новые социальные проекты направлены на взаимодействие и объединение через процесс общения разных слоев населения, создают возможность для самоидентификации горожан, для диалога между властью и всеми жителями города. Это позволяет отслеживать изменения настроения в обществе, учитывать мнение горожан в процессе социальных, экономических и урбанистических трансформаций. Современные технологические средства коммуникаций, такие как мобильные телефоны, базы данных, разнообразные дисплеи и мониторы, интернет являются инструментами для реализации подобных проектов. Формы коммуникаций, развитые в сети Интернет - социальные сети, чаты, форумы - становятся моделями для их реализации в городском пространстве («Телефон Агоры» К. Добсона, «Мигающие огни» Т. Притлова, «Интерактивное городское пространство» М. Виленда и Р. Крузе). Медиапроекты в пространстве города способствуют реализации продвижения интерактивного обмена, формирования общественной сферы и рефлексии общества, обеспечения социального взаимодействия и интеграции локальных сообществ, поддержки процессов соучастия в создании общественного пространства, продвижения культуры и изменения потребительской идеологии.

Постиндустриальный город является пространством коммуникаций различных участников урбанистического развития, и это многообразие всех его аспектов изменяет образ городской среды и архитектуры в целом. Граффити, покрывающие поверхности современного города, распространены в урбанистическом окружении по всему миру и представляют собой значимую часть визуального поля города. Термин «граффити» обозначает название изображений или надписей, любым способом нанесенных на поверхности зданий. Граффити, рассматриваемое ранее как акт вандализма, сегодня часто трактуется как уличное искусство, в основе которого лежит стремление горожан к самоопределению и самовыражению. Автор полагает, что граффити можно закономерно ставить в ряд со всеми другими элементами урбанистической культуры, которая складывалась в течение всего исторического периода. Некоторые из видов объектов, созданные граффитчиками, представляют собой сегодня городские ориентиры и памятные места (станция метро Ислингтон в Лондоне, стена Виктора Цоя в Москве). Граффити является продуктом коллективного и индивидуального творчества авторов, чьи работы выставляются в галереях (Корнбред, Кул Ирл, Топкет). Содержание и характер граффити рассматривается также как индикатор социальных настроений, что определяет возможность применения граффити в качестве средства для предотвращения более агрессивных и жестких форм социальных конфликтов. Информационные технологии определяют сегодня появление новых форм граффити, которые используя пространство и поверхность архитектурных объектов, предоставляют горожанам новые формы самоидентификации, и, в свою очередь, оказывают влияние на архитектуру (здание KPN Р.Пьяно в Роттердаме совместно Лабораторией граффити, Плейнмузеум в Париже).

Городская среда сегодня становится все более насыщенной различными текстами, изображениями и знаками. Развивающиеся транспортные системы, усложняющаяся структура самого города, постоянные процессы миграции определяют необходимость в разработке новых подходов к решению проблем навигации и ориентации в урбанистическом пространстве. Кроме разделения потоков информации, существует необходимость и в ясном прочтении многочисленных посланий и знаков. Процессы глобализации определяют требования к стандартизации знаковых систем, в частности дорожных знаков и знаков, размечающих пространство объектов, принадлежащих транспортной системе: аэропортов, железнодорожных вокзалов, терминалов, портов. Увеличивающиеся потоки туризма и доступность путешествий для большого количества жителей развитых стран также требуют новой организации информационной системы города в целях обеспечения ориентации и легкости перемещения. Альтернативой «знаковой» архитектуре является архитектура, где знаковый слой становится не просто необходимым дополнением к самому объекту, но и где информационная система является интегральной частью всего здания или фрагмента городской среды в целом. Сегодня этот подход, определяемый многими теоретиками и практиками архитектуры, как «новая функциональность», получает множественное развитие. Разработка систем информации и навигации становится неотъемлемой частью архитектурного проектирования. Текст и знаки в архитектуре сегодня являются средствами художественной выразительности и функциональной программы объекта. Этот подход в первую очередь получил свое развитие в объектах транспортной системы, среди которых можно выделить аэропорты, являющиеся новой формой созданного технологическим прогрессом ландшафта современной цивилизации. Огромные аэропорты, такие как голландский Сшхипол между Амстердамом и Роттердамом, аэропорт Франкфурта-на Майне, аэропорт Барселоны, московский аэропорт Шереметьево-2, представляют сегодня высокоразвитые урбанистические транспортные узлы, в которых легко ориентироваться без знания языка, благодаря развитым системам визуальной коммуникации. Среди стран, которые выделяются сегодня современным развитием информационных и коммуникационных систем, - северные европейские страны, где преобладает промышленное производство в отличие от ориентированных на сельское хозяйство, южных стран, а также страны, через которые проходят ключевые международные транспортные маршруты, как например, Нидерланды. Но главным центром развитием информационных, коммуникационных и навигационных систем сегодня является Германия, сформировавшая сегодня новую модель визуального информационно-коммуникативного поля постиндустриального урбанизма. Уникальность ситуации в Германии была определена задачами интеграции разнородных территорий в единую новую урбанистическую систему в короткие сроки. Это территориальное единство также потребовало создания единого визуального поля и равных стандартов в информационном развитии страны, что способствовало развитию современной системы визуальных коммуникаций на основе разработке новых типологий и новых подходов к архитектурному и градостроительному проектированию.

Системы навигации и ориентации являются жизненно необходимыми для эффективного функционирования современных урбанистических систем. Творческие подходы к формированию навигационных и информационных систем сегодня определяют разработку новых средств художественной выразительности в архитектуре. Функциональная задача разметки пространства сегодня реализуется посредством новых оригинальных решений, обогащающих художественную ценность объекта. Такие архитекторы как Ж. Нувель, Г. Имери, Ж. Герцог, З. Хадид демонстрируют подход к интеграции информационных систем и архитектуры, который определяет сегодня появление новой постиндустриальной эстетики и нового использования шрифта как средства художественной выразительности и части функциональной программы в архитектуре. Информационные технологии трансформируют природу архитектурного объекта и урбанистического пространства, изменяя и само визуальное пространство города, которое можно определить сегодня как медиаполе.

Таким образом, автору удалось решить важную для архитектурной науки задачу – выявить особенности трансформации визуального информационно-коммуникативного поля города.

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ И РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ:

1. Город и письменность, как способ передачи информации, – два важнейших фактора, которые породили цивилизацию в ее историческом развитии от времен устно-письменной фазы (2 700 лет до н.э.) до настоящего времени – эпохи цифровых технологий и медиакоммуникаций. Информационная функция города, развивалась в историческом городе в тесной взаимосвязи с развитием властной потестарной функции, влияя на формирование городской среды. В исследовании установлено, что развитие информационного поля города, сформированного текстами, знаками и изображениями, представленными на различных уровнях взаимодействия с городской средой, привело не только к изменению урбанистического пространства, но и к трансформации самой архитектуры. Процесс трансформации визуального поля в урбанистическом пространстве характеризуется количественным и качественным развитием систем навигации, ориентации и коммуникации. Количественное развитие элементов визуального поля определяет насыщенность городской ткани, а их качественное развитие обеспечивает появление новых свойств архитектурного объекта.

2. Исследуя трансформацию исторических текстовых и знаковых изображений в их связи с архитектурой можно выделить четыре аспекта развития: в контексте масштаба, в контексте формообразования, в контексте времени, в контексте содержания. В контексте масштаба взаимодействие текста и поверхности архитектурного объекта выявлено распространение текста на уровне элемента архитектурного объекта, детали, объекта и города. Анализ взаимодействия текста и архитектурного объекта в контексте формообразования выявляет стадии трансформации от плоскости в пространство, через рельеф и объем. В контексте времени происходит развитие текстов от статики к динамике. В контексте содержания роль текста изменяется от функции памяти к функциям образа и информации. На всех этапах исторической эволюции шрифт является средством художественной выразительности в архитектурном объекте.

3. В исследовании выявлены основные этапы трансформации визуального информационно-коммуникативного поля архитектурной среды города. Первый этап, определяемый развитием классической ордерной системы, характеризуется единством приемов формообразования элементов визуального информационно-коммуникативного поля города и архитектуры. На втором этапе, связанном с индустриальным развитием общества, формируются различные модели визуального поля, что обусловлено противоречиями и контрастами процесса индустриализации в разных странах. На современном этапе трансформация визуального информационно-коммуникативного поля определяется развитием цифровых технологий, постиндустриального общества, что приводит к появлению новой модели урбанистического пространства – медиагорода, отдельные фрагменты которого существуют во всех современных развитых районах.

4. Визуальное информационно-коммуникативное поле города складывается на основе систем ориентации, навигации, информации и коммуникации. Преобладание или отсутствие тех или иных компонентов определяет характер урбанистической среды, разнообразие информационных потоков, возможности ориентации и навигации в пространстве города. Для исторического города характерно эволюционное развитие всех компонентов визуального поля, их органичное взаимодействие с архитектурной средой. Визуальное поле революционного города не связанно с урбанистическим окружением, и представляет собой поверхностный слой, вступающий в конфликтные отношения с историческим городом и определяющий пространство для формальных экспериментов. Тоталитарные режимы, вне зависимости от временного и географического фактора, обращаются к классической традиции, жесткому регулированию информационного поля, что приводит к стерильности урбанистического пространства, усиливая знаковое значение архитектуры. Визуальное поле коммерческого города формируется рекламой и рекламными носителями, которые, и характеризуется новым свойством городской ткани - мегатекстурой. Для большинства городов наблюдается сосуществование различных моделей визуального поля в едином урбанистическом пространстве.

5. В исследовании выявлены следующие тенденции трансформации визуального информационно-коммуникационного поля города в контексте постиндустриального развития на современном этапе:

- медиафасады, структурные элементы архитектурного объекта, определяют новое качество архитектуры – медиатектуру, которое, в свою очередь, оказывает влияние на трансформацию визуальных и содержательных характеристик современного образа города;

- взаимодействие информационных технологий, архитектуры и искусства приводит к появлению их новых форм и последующему развитию различных художественных и социальных коммуникативных систем в общественных местах города;

- ориентация в сложной урбанизированной среде обеспечивается навигационными системами в виртуальном и реальном пространстве архитектурных объектов и городской среды, создавая единую информационную систему.

Исследование показало, что в постиндустриальных городах сегодня формируется глобальное урбанистическое медиаполе, изменяющее пространство города и, в конечном, счете, саму архитектуру.

Список публикаций по теме диссертации:

  1. АхмедоваЛ.А. Столица, «полустолица» и периферия / Л.А.Ахмедова

//Актуальные проблемы в строительстве и архитектуре. Образование. Наука. Практика: материалы 64-й Всероссийской научно-технической конф-ции по итогам НИР университета за 2006 год – Самара, 2007- с.100

  1. Ахмедова Л.А. Нью-Йорк – американский финт /Л.А.Ахмедова// журнал И-Здание. - N 4, 2007 – Самара. - с.204-205
  2. Ахмедова Л.А. Проблемы комфортности среды жизнеобеспечения человека в крупнейших мегаполисах средствами информационных знаковых систем / Л.А.Ахмедова // Нормативное, правовое и информационное обеспечение регулирования градостроительной деятельности: Владимировские чтения. Самарск.гос.арх.-строит.ун-т. – Москва – Самара, 2007. – с.123-128
  3. Ахмедова Л.А. Немой город и визуально – коммуникационная архитектура/Л.А.Ахмедова// журнал А.С.С. – Проект Волга № 14 – 15, 02.2008. - 58 – 60с.
  4. Ахмедова Л.А. Самарский словарь/Л.А.Ахмедова // Вестник СГАСУ, выпуск 4 - Самара. -2007, с. 153-157
  5. Ахмедова Л.А. Медиа-фасад – новая функция архитектуры/Л.А.Ахмедова // Материалы 65– й Всероссийской юбилейный научно – технической конференции по итогам НИР университета за 2007год / СГАСУ - Самара, 2008. – с.225-226
  6. Ахмедова Л.А.* Учет принципов видеоэкологии в организации пространства в градостроительстве с помощью приемов городской колористики/Л.А.Ахмедова//Вестник МАНЭБ-№7– СПб. 2008.- с.25-29
  7. Ахмедова Л.А. Актуальные проблемы в архитектурно-ландшафтном проектировании для целей регионального туризма/Л.А.Ахмедова// сборник материалов международной конференции «Архитектура и туризм – 2008» - Самара, 2008, - с.29-33
  8. Ахмедова Л.С. Влияние форм массовой культуры на образы городской архитектурной среды (на примере городов СССР и США) /Л.С.Ахмедова// сборник материалов международной научной конференции «Инновационные методы и технологии в высшем архитектурном образовании», - Самара, 2008, с.24-30
  9. Ахмедова Л.С. Трансформация образа города в контексте развития информационного поля городской среды/Л.С.Ахмедова//Материалы Х1 международной научной конференции «Архитектор. Город. Время.» - СПб,2009.-с.67-74
  10. Ахмедова Л.С.* Особенности формирования нового образа города в контексте развития информационного поля городской среды /Л.С.Ахмедова//Приволжский научный журнал. 2009, -N 1- Нижний Новгород, 2009. – с.109-116

* Статьи, опубликованные в изданиях, утвержденных ВАК РФ



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.