WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Взаимосвязь жизнеспособности и социальной адаптации подростков

На правах рукописи

ЛАКТИОНОВА АННА ИГОРЕВНА

Взаимосвязь жизнеспособности и социальной адаптации

подростков

Специальность: 19.00.13 психология развития, акмеология

(психологические науки)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Москва – 2010

Работа выполнена в лаборатории психологии труда Института психологии

Российской академии наук

Научный руководитель: кандидат психологических наук

Махнач Александр Валентинович

Официальные оппоненты: доктор психологических наук

Татьяна Леонидовна Крюкова

кандидат психологических наук

Наталья Николаевна Толстых

Ведущая организация: Психологический институт

Российской академии образования

Защита диссертации состоится «30» декабря 2010 г. в 13.30 часов

на заседании диссертационного совета Института психологии РАН по адресу: 129366, г. Москва, ул. Ярославская, д. 13.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института психологии РАН

Автореферат диссертации разослан «___» ________ 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат психологических наук /Е.А. Никитина/

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Жизнеспособность стала объектом научного исследования сравнительно недавно, в семидесятых годах 20 века впервые прозвучал термин "неуязвимый" ребенок (Garmezy N., 1976). Этот термин, являлся ключевым для описания детей и подростков, выживающих в неблагоприятных условиях жизни. Термин «жизнеспособность» («resilience») впоследствии заменил термин «неуязвимость» так как он предполагает невосприимчивость к вредным воздействиям, которая не является точной характеристикой таких детей и подростков. Сегодня эта проблематика является одной из приоритетных в западной гуманистической и позитивной психологии (Charney D.S., 2004; Cicchetti D., Sroufe L.A., 2000; Kitano M., Lewis R., 2005; Kumpfer L.K., 1999; Luthar S.S, Cicchetti D., 2000; Masten A.S. Coatsworth J.D., 1998; Polk L.V.,1997; Rutter M., 1987, 1990; Ungar M., Clark S., Kwong W.M., Makhnach A., Cameron A., 2005; Werner E.E., 1993; и др.).

Изучение жизнеспособности подростка, выявление личностных и поведенческих характеристик, помогающих ему жить, делающих его сильным и стойким духом, позволит целенаправленно формировать эти качества, что очень важно не только для детей и подростков, живущих в сложных и даже экстремальных условиях. В рамках этого направления исследуются также средовые условия с целью изменения неблагоприятной для детей и подростков социальной действительности с помощью различных социальных программ, анализ полученных изменений позволяет максимизировать потенциал таких социальных вмешательств. Таким образом, развитие теории жизнеспособности может внести серьезный практический вклад в развитие общества.

Введение в научный оборот отечественной психологии этого термина представляет особый интерес, т.к. многие современные исследования в психологии, педагогике, психотерапии, философии, социологии и медицине стремятся базироваться на этом подходе (Ахиезер А.С., 1996; Ильинский И.М., 2001; Муздыбаев К., 2005; Мухина В.С., 1991; Назаретян А.П., 1999; Разумовский О.С., Хазов М.Ю., 1998; Рыльская Е.А., 2009; Сироткина И.Е., 2000; и др.).

Актуальность проблемы, недостаточная разработанность, а также высокая социальная значимость изучения и описания феномена «жизнеспособности», определили выбор темы, цели и задачи исследования, а также научную и практическую значимость данной работы.

Теоретическая гипотеза – существует взаимосвязь между жизнеспособностью подростка и его социальной адаптацией. Жизнеспособность обусловливается наличием факторов риска, которые связаны с определенными расстройствами социальной адаптации и защитными факторами (факторы жизнеспособности).

Объект исследования: жизнеспособность и социальная адаптация подростков с нормативным и девиантным поведением.

Предмет исследования: внешние и внутренние факторы жизнеспособности и социальной адаптации у подростков с нормативным и девиантным поведением.

Цель исследования. Изучить взаимосвязь между внутренними (личностными, поведенческими) и внешними (средовыми) факторами жизнеспособности подростков и их социальной адаптацией.

Исследовательские гипотезы:

1. Существует взаимосвязь между личностными и поведенческими характеристиками подростков и их жизнеспособностью. Предполагается что такие характеристики, как: эмоциональная регуляция и мотивация, уровень субъективного контроля, особенности самооценки, механизмы совладания и защитные механизмы, коммуникативные особенности – коррелируют с жизнеспособностью и принимают участие во всех механизмах адаптации.

2. Предполагается, что личностные и поведенческие характеристики адаптивных подростков и средовые условия их развития относятся к защитным факторам (факторам жизнеспособности). Личностные и поведенческие характеристики и средовые условия развития дезадаптивных подростков относятся к факторам риска, понижающим их жизнеспособность. Низкий уровень жизнеспособности дезадаптивных подростков определяется недостаточностью психологических и средовых ресурсов.



3. Жизнеспособность и социальная адаптация подростков определяется не только выраженностью оцениваемых свойств личности и факторами среды, но и изменением структуры взаимосвязей между этими характеристиками.

Задачи исследования. Для реализации поставленной цели и проверки гипотез предполагается решение следующих задач:

- исследовать взаимосвязи между жизнеспособностью подростков и уровнем их социальной адаптации / дезадаптации;

- провести сравнительный анализ выраженности личностных особенностей и средовых условий в двух группах подростков:

- оценить уровень субъективного контроля, эмоциональные характеристики, особенности самооценки, механизмы совладания и защитные механизмы, коммуникативные особенности и мотивационный компонент у подростков обеих групп;

- проанализировать выраженность жизнеспособности у подростков с разными типами социально приемлемого поведения;

- провести сравнительный анализ взаимосвязей личностных и поведенческих характеристик подростков и средовых условий (социум, культура, взаимоотношения) с жизнеспособностью и социальной адаптацией.

Теоретико-методологическую основу исследования составили: психология субъекта (А.В. Брушлинский, К.А. Абульханова, Л.И. Анциферова, А.Л. Журавлев, В.В. Знаков, Е.А. Сергиенко и др.); системный подход в изучении адаптации (Б.Г. Ананьев, С.Л. Рубинштейн, Б.Ф. Ломов, К.А. Абульханова, А.В. Брушлинский, Л.И. Анциферова, Д.Н. Завалишина, В.А. Барабанщиков; В.И. Медведев; Л.Г. Дикая); культурно-историческая концепция психического развития Л.С. Выготского; социокультурный (экологический) подход У. Бронфенбреннера.

Методы исследования: Для достижения поставленной цели, решения задач и проверки гипотез нами были использованы:

Методы сбора эмпирических данных (выборочное непосредственное и опосредованное наблюдение, экспертный опрос, тестирование, беседа, изучение документации); Для исследования жизнеспособности и социальной адаптации подростков были использованы: опросник «Шкала социально-психологической приспособленности» К. Роджерса, Р. Даймонда (адаптация Т.В. Снегиревой); тест CYRM (Child and Youth Resilience Measure, Шкала оценки жизнеспособности детей и молодежи); Тест мотивации достижений А. Мехрибиана (ТМД) (адаптация М.Ш. Магомед-Эминова); Методика диагностики стресс-совладающего поведения Д. Амирхана; Анкета для определения способов преодоления эмоционального дискомфорта А.Н. Фоминовой;

Методы статистической обработки данных: корреляционный и факторный анализ. Математико-статистическая обработка результатов проводилась с помощью пакета прикладных компьютерных программ универсальной обработки данных Microsoft EXCEL XP и пакета статистического анализа SPSS for Windows 13.0. Для установления достоверности различий использовались непараметрические критерии: U-Манна-Уитни.

Достоверность и обоснованность результатов и выводов проведенного эмпирического исследования обеспечена: 1) репрезентативностью группы обследованных респондентов; 3) применением адекватных задачам исследования психологических методов; 4) соблюдением требований к валидности и надежности используемых методик исследования; 5) использованием современных математико-статистических методов обработки и анализа данных; 6) применением адекватных критериев оценки достоверности полученных результатов; 7) высокой согласованностью и непротиворечивостью полученных результатов.

Характеристика выборки: В эмпирическом исследовании жизнеспособности и социальной адаптации подростков принимали участие учащиеся старших классов московских общеобразовательных школ и школы для детей с девиантными формами поведения (n=186). Из них: учащиеся 9-11 классов московских общеобразовательных школ (n=101); учащиеся специальной школы для детей с девиантным поведением (n=85). Всю группу 51.5% составляли девушки, 48.5% – юноши. Средний возраст участников – 16.1 (min-15, max-17 лет).

Научная новизна и теоретическая значимость работы.

1. Впервые в отечественной психологии дано теоретическое обоснование и проведено эмпирическое исследование жизнеспособности подростков с опорой на уже существующие теоретические подходы к изучению адаптации в отечественной и зарубежной психологии. Рассмотрены взаимосвязи между такими феноменами как жизнеспособность, социальная адаптация, регуляция и саморегуляция, контроль поведения, стили и стратегии совладающего поведения, жизнестойкость.

2. Выделены личностные характеристики, связанные с жизнеспособностью и социальной адаптацией подростков: эмоциональная регуляция и мотивация, уровень субъективного контроля, особенности самооценки, механизмы совладания, коммуникативные особенности.

4. Показано, что жизнеспособность и социальная адаптация подростков определяется не только выраженностью оцениваемых свойств личности и факторами среды, но и изменением структуры взаимосвязей между этими характеристиками.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Жизнеспособность подростков положительно связана с социальной адаптацией и отрицательно с социальной дезадаптацией и является важным ресурсом развития.

2. Жизнеспособность - это индивидуальная способность человека к социальной адаптации и саморегуляции, механизм управления собственными ресурсами (эмоциональная, мотивационно-волевая, когнитивная сферы) в контексте социальных, культурных норм и средовых условий;

3. Личностные, поведенческие характеристики и средовые условия (взаимоотношения, социум, культура), оказывающие влияние на формирование жизнеспособности подростков, составляют единую систему социальной адаптации.

3. К личностным свойствам, связанным с жизнеспособностью, относятся: эмоциональная регуляция и мотивация, уровень субъективного контроля, особенности самооценки, механизмы совладания и защитные механизмы, коммуникативные особенности подростков.

4. Жизнеспособность и социальная адаптация подростка определяется не только выраженностью оцениваемых свойств личности и факторами среды, но и изменением структуры взаимосвязей между этими характеристиками.

5. Низкий уровень социальной адаптации дезадаптивных подростков определяется низким уровнем их жизнеспособности, и, как следствие - отсутствием ресурсов для социальной адаптации, а также неэффективностью проксимальных процессов.

Апробация результатов работы. Основные идеи, положения, результаты и выводы исследования отражены в публикациях автора и докладывались на международных конференциях: Pathways to Resilience, An International Conference, Галифакс, Канада, 2005; Всероссийской конференции «Пути решения проблемы сиротства в России», 2006; Юбилейной общероссийской научной конференции ИП РАН «Тенденции развития современной психологической науки», Москва, 2007; Всероссийской научно-практической конференции «Ребенок в обществе», Москва, 2007; 1 Международной научно-практической конференции «Психологические проблемы семьи и личности в мегаполисе», Москва, 2007; Второй всероссийской научно-практической конференции по психологии развития «Другое детство», Москва, 2009; в лаборатории психологии труда ИП РАН (2005-2010).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка (241 источник, в том числе 90 на иностранных языках) и 2 приложений. Объем основного текста составил 183 листа. Содержание текста проиллюстрировано 16 таблицами и 12 рисунками.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении отражается актуальность темы, выделены цель, задачи, предмет и объект исследования, сформулированы гипотезы и положения, выносимые на защиту, обосновывается научная новизна и практическая значимость работы.

Глава 1 «Теоретико-методологические основы изучения жизнеспособности субъекта» состоит из шести параграфов и посвящена теоретическому анализу научной литературы по проблемам изучения жизнеспособности субъекта.

В первом параграфе рассмотрены дефиниции понятия «жизнеспособность», представлен литературный анализ отечественных и зарубежных источников.

В российскую психологию понятие жизнеспособности было введено Б.Г. Ананьевым (Ананьев, 1968), рассматривающим ее в числе основных потенциалов развития, в качестве общей способности человека к эффективному функционированию, соотносящейся с высоким уровнем жизненных функций. Исследования последних двух десятилетий направлены на теоретическое осмысление понятия (А.С. Ахиезер, И.М. Ильинский, О.С. Разумовский, Е.А. Рыльская, М.Ю. Хазов, E.E. Werner, M. Rutter, S.S. Luthar, S.G. Millstein, A.C. Petersen, E.O. Nightingale, M. Ungar, G.E. Vaillant, A.E. Kazdin, L. Holland, M. Crowley, M.A. Zimmerman, R. Arunkumar, S.K. Hamill, M. Kitano и др.).

Однозначное определение жизнеспособности на сегодняшний день отсутствует. В данной работе жизнеспособность определяется как индивидуальная способность человека к социальной адаптации и саморегуляции, как механизм управления собственными ресурсами (эмоциональная, мотивационно-волевая, когнитивная сферы) в контексте социальных, культурных норм и средовых условий. Жизнеспособность не является только врожденным качеством или только продуктом окружающей среды. Наличие врожденных качеств и влияние среды можно разделить лишь условно.

Мы подходим к изучению феномена жизнеспособности с точки зрения системно-субъектного подхода в психологии. В историческом ракурсе субъектный подход обосновал С.Л. Рубинштейн. Согласно теории С.Л. Рубинштейна (Рубинштейн, 1922), действительность выступает через призму возможностей и отношений к ней субъекта, а не противостоит ему в существующей дихотомии субъект-объект. Человек как субъект, согласно А.В. Брушлинскому, социален по своей природе, так как его жизнедеятельность осуществляется в обществе, во взаимодействии с другими людьми. Не только социум влияет на человека. Но и человек, как член общества – на это последнее (Брушлинский, 2006). Существуют два противоположных подхода, связанных с представлениями о критериях субъектности. Один подход – акмеологический (К.А. Абульханова, А.Г. Асмолов, А.Л. Журавлев, В.В. Знаков, В.А. Петровский, З.И. Рябикина и др.). Второй – эволюционный, согласно ему происходит постепенное развитие человека как субъекта (Л.И. Божович, В.Н. Слободчиков, А.Ш. Тхостов, В.В. Селиванов, Е.А. Сергиенко). С точки зрения этого подхода центром концептуальной схемы психологии является человек как субъект деятельности, общения, переживания. Именно субъект на каждом этапе своего развития выступает как носитель системности, раскрывающейся во взаимодействии с миром. Системно-субъектный подход, рассматривающий развитие системной организации субъекта, детерминант его развития, позволяет нам подойти к изучению жизнеспособности подростков.

Еще одним теоретическим подходом к изучению жизнеспособности является культурно-историческая концепция Л.С. Выготского (Выготский, 1984) о становлении высших психических функций, которые опосредуются культурно-специфическим знаком-средством и социокультурный (экологический) подход У. Бронфенбреннера (Bronfenbrenner, 1979). У. Бронфенбреннер, использовавший системно-структурный подход для выявления закономерностей развития в каждом возрасте, характеризует процесс развития как открытую динамическую систему, компоненты которой реципроктны. Человек – это биопсихологическая система, а его окружение – социо-экономико-политическая система. Для хорошего развития требуется, чтобы обе системы были комплиментарны (Bronfenbrenner, 1994). Определяя характеристики биоэкологической модели, У. Бронфенбреннер, С. Сеси (Bronfenbrenner, Ceci, 1994) выдвинули предположение о наличие проксимальных процессов, под которыми они понимают психологические механизмы, действующие в зоне ближайшего развития и доступные эмпирической проверке. Проксимальные процессы являются «главными моторами» эффективного развития, они постоянно меняются как совместная функция характеристик развивающейся личности и ее окружения.

Исходя из нашего определения жизнеспособности и теоретико-методологической основы исследования, мы, изучаем жизнеспособность подростков, рассматривая взаимовлияние их личностных и поведенческих характеристик и средовых условий.

Во втором параграфе рассматривается отличие термина «жизнеспособность» от терминов «адаптация», «социальная адаптация», «регуляция», «саморегуляция», «контроль поведения», «защитные механизмы», «совладание с трудными жизненными ситуациями», «жизнестойкость».

В отечественной психологии глубоко изучены такие близкие к «жизнеспособности» понятия как: адаптация и психическая регуляция индивида (Б.Г. Ананьев, С.Л. Рубинштейн, Б.Ф. Ломов А.В. Брушлинский, В.А. Бодров, В.И. Медведев, К.А. Абульханова-Славская, Л.И. Анциферова, Д.Н. Завалишина, В.А. Барабанщиков, О.А. Конопкин, В.И. Моросанова, Л.Г. Дикая, Ф.Б. Березин, Л.А. Китаев-Смык и др.); саморегуляция психического состояния (Л.Г. Дикая, Е.П. Ильин, В.И. Моросанова, Р.Р. Сагиев, А.Н. Осницкий, В.И. Рождественский и др.); стили и стратегии совладающего поведения, ресурсы (Л.И. Анцыферова, С.К. Нартова-Бочавер, В.А. Бодров, Р.М. Грановская, И.М. Никольская, А.В. Махнач, Т.Л. Крюкова, Н.А. Сирота, В.М. Ялтонский и др.). В последние годы плодотворно разрабатывается концепция контроля поведения (Е.А. Сергиенко, Г.А. Виленская, Ю.В. Ковалева и др.) и жизнестойкости (Д.А. Леонтьев, С.А. Богомаз, Т.Е. Левицкая).

Рассмотрим соотношение этих понятий. Жизнеспособность представляет потенциал, предпосылку к развитию и адаптации, оказывающие влияние на развитие регуляции и саморегуляции, а также на психологический уровень регуляции поведения - контроль поведения, который определяет не только типы стратегий совладания, но и виды предпочитаемых психологических защит. Стратегии совладания связаны с наличием у субъекта такой характеристики, как жизнестойкость. Регуляцию, саморегуляцию, контроль поведения, механизмы совладания и защитные механизмы, жизнестойкость, мы можем отнести к механизмам адаптации. Жизнеспособность, регуляция, саморегуляция, контроль поведения, копинг, защиты и жизнестойкость, оказывают влияние на процессы адаптации и социальной адаптации.

Следует различать термины «жизнеспособность» (resilience) и «жизнестойкость» (hardiness), которую определяют как особый паттерн установок и навыков, позволяющих превратить изменения, в возможности личности (Maddi, Khoshaba, 1994). Термин «жизнестойкость» используется в контексте проблематики совладания со стрессом, подчеркивает наличие аттитюдов, мотивирующих человека преобразовывать стрессогенные жизненные события (Леонтьев, 2002). Разводя понятия «resilience» и «hardiness», первое характеризуют как проблему, точнее проблемную область, а второе, как конкретный вариант подхода к решению этой проблемы, т.е. ее механизм (Maddi, Khoshaba, 2005, цит. по: Леонтьев, Рассказова, 2006).

В третьем параграфе рассматривается взаимосвязь жизнеспособности и социальной адаптации индивида (Luthar, 2000; Rutter, 1987; Jacelon, 1997; Kumpfer, 1999; Woodgate, 1999; Polk, 1997). По мнению М. Раттер (Rutter 1987), личностные черты, связанные с жизнеспособностью и защитные факторы окружающей среды обеспечивают почву для развития и совершенствования адаптивных процессов.

Это позволяет подойти к эмпирическому изучению жизнеспособности, связав ее с социальной адаптацией индивида, под которой понимают процесс включения личности во взаимодействие с социальной средой, предполагающий ориентировку в ней, осознание проблем, возникающих в ходе этого взаимодействия, и нахождение путей их разрешения, выбор наиболее адекватной для нее деятельности в данных условиях с целью достижения соответствия между собой и социальной средой (Миллер, 2007). В работе социальная адаптация рассматривается как результат активного приспособления индивида к условиям социальной среды (Медведев, 2003, Реан, 2008).

При анализе причин отклонения в процессе социальной адаптации следует учитывать как внешние факторы, так и внутренние условия (Сергиенко, 2007). Эти факторы являются факторами риска и коррелятами, которые связаны с определенными расстройствами адаптации. Нарушения адаптации возникают не у всех индивидов, подвергшихся риску; поэтому должны быть выявлены как факторы, делающие их более уязвимыми (факторы риска), так и факторы, защищающие их (факторы жизнеспособности).

В работе факторы риска и факторы жизнеспособности рассматриваются в рамках двух контекстов: 1) психологический - личностные и поведенческие характеристики индивида; 2) средовый: взаимоотношения (включает характеристики отношений со сверстниками, членами семьи, отношение к родительской заботе, оценку конфликтных / теплых отношений с родителями, сверстниками); социум (оценка отношения к школе, досуг, ощущения безопасности, возможности получения образования); культура ( принятие / отторжение традиций, культуры, отношение к молодежным движениям).

В четвертом параграфе описываются особенности жизнеспособности подростков. Исследуемая возрастная группа (15-17 лет) относится к старшему подростковому возрасту согласно периодизации Д.Б. Эльконина (1989). В подростковом возрасте совершается новый этап в развитии личности как субъекта. Так, В.И. Слободчиков, Е.И. Исаев (Слободчиков, Исаев, 2002) подростковый возраст относят к третьей ступени – персонализации, на этом этапе человек впервые осознает себя автором собственной биографии, принимая персональную ответственность за свое будущее, уточняя границы идентичности. На данной ступени важнейшей детерминантой развития субъектности становиться общественный взрослый (Сергиенко, 2009). По мнению В.В. Селиванова возрастной период от 12 до 17 лет относит к стадии противоречивой субъектности (Селиванов, 2009). Этот период характеризуется отсутствием внутренней психологической определенности, разноплановостью и разнородностью психики.

В пятом параграфе описывается взаимосвязь средовых условий (взаимоотношения, социум, культура) с жизнеспособностью подростков. Показано, что социально поддерживающая среда, безоговорочно принимающая ребенка как личность, относится к одному из важнейших аспектов развития жизнеспособности ребенка (Ваништендаль, 1998).

В качестве средовых условий взаимоотношений рассматриваются два межличностных аспекта развития индивида: семья и группа сверстников (В.Н. Дружинин, Э.Г. Эйдемиллер, В.В. Юстицкий, J.B. Reid, L.D. Eron, T.J. Dishion, D.C. French, G.R. Patterson и др.). Показано, что они служат фактором социализации индивида. Отношения с родителями важны для раннего развития, но в дальнейшем более значимой оказывается роль сверстников (Pervin, John, 1997). Влияние сверстников на расстройство адаптации – важный фактор, если оно возникает в подростковом возрасте, влияние родителей - более важный фактор, если расстройство возникает в детстве (Венар, Кериг, 2004).





Подчеркивается важность влияние социума на развитие подростков (Л.С. Выготский, П.Я. Гальперин и др.). Подростковый возраст опасен возможностями развития асоциального поведения, причинами которого являются: 1. разрыв связей с обществом или недостаточность этих связей; 2. недостаточное чувство собственной принадлежности к обществу (в старшем подростковом возрасте в норме происходит разрыв некоторых социальных связей, формирование новых способов самоутверждения) (Шнейдер, 2005).

Процесс вхождения подростка в культуру проходит через единый механизм идентификации и обособления (Мухина, 1999). Отмечается необходимость рассмотрения особенности молодежной субкультуры в ее соотношении с культурой взрослых. При этом молодежная субкультура является как усвоением культуры, созданной прошлыми поколениями, так и созданием собственной возрастной субкультуры, обособлением от культуры взрослых ( Кон, 1989; Обухов, 2009).

В шестом параграфе рассматривается взаимосвязь личностных и поведенческих характеристик с жизнеспособностью подростков.

Особенности личности оказывают влияние на жизнеспособность индивида и особенности течения адаптационного процесса (В.И. Медведев, E.J. Antony, R. Epstein, S.R. Baumgardner, A.S. Masten, L. Robins, J.R. Rosenbith, M.J. Findley, M. Rutter и др.). Выделены следующие личностные и поведенческие характеристики: способы эмоциональной регуляции, мотивация достижений, уровень субъективного контроля, особенности самооценки, механизмы совладания (разрешение проблем, поиск социальной поддержки, избегание), способы эмоциональной регуляции, доминирование и зависимость (P.A. Wyman, P.J. Hamill, М. Rutter, D.S. Charney, J. Pinkerton, P. Dolan и др.). Под способами эмоциональной регуляции, понимается взаимодействие индивида с окружающей средой на разных уровнях активности, определяющее строение аффективной системы, в которой отдельные уровни избирательно реагируют на определенные классы средовых воздействий. Рассматриваются: 1) уровень оценки интенсивности средовых воздействий ему соответствует способ эмоциональной регуляции - пассивное принятие; 2) уровень аффективных стереотипов - удовлетворение соматических потребностей; 3) уровень аффективной экспансии – активная адаптация; 4) уровень аффективной коммуникации – взаимодействие с другими (Лебединский, Бардышевская, 2003).

В заключение первой главы подводятся итоги: Жизнеспособность – предпосылка к развитию и адаптации. Чтобы исследовать жизнеспособность подростка нам следует выделить факторы, делающие их более уязвимыми (факторы риска), и факторы, которые защищают их (факторы жизнеспособности). Факторы риска и защитные факторы (факторы жизнеспособности) рассматриваются в рамках психологического и средового контекста развития и не отдельное влияние каждого из них, а именно их взаимообусловливающее единство.

Подростковый возраст относят к кризисным периодам развития индивида. Одновременно этот период развития индивида является сензитивным по отношению к средовым воздействиям, так как именно в этот период происходит активное формирование личности как субъекта, поэтому изучение проксимальных процессов представляется очень важным.

Исходя из всего вышесказанного, мы, изучаем проксимальные процессы, происходящие в окружении подростка, их воздействие на его жизнеспособность и социальную адаптацию, рассматривая взаимосвязи между личностными и поведенческими характеристиками и средовыми условиями.

Глава 2 «Организация эмпирического исследования жизнеспособности и социальной адаптации подростков» посвящена описанию и обоснованию методической организации исследования.

В первом, втором и третьем параграфе приводятся план и организация эмпирического исследования, состоящий из подготовительного и основного этапов, описываются методы и методики исследования, обосновывается их выбор и требования к методикам и показателям оценки жизнеспособности.

Подготовительный этап эксперимента заключался в адаптации теста CYRM (Child and Youth Resilience Measure, Шкала оценки жизнеспособности детей и молодежи) и подборе стандартизированных методик для решения задач исследования. Основной этап исследования заключался в проведении тестирования с использованием стандартизированных методик (см. табл. 1), разделении на группы и математической обработке данных.

В четвертом параграфе описывается выборка респондентов.

В пятом параграфе приводится общая схема эксперимента.

1. Заполнение каждым участником эксперимента (n=186) всей батареи тестов

Были получены данные: по показателям социальной адаптации/дезадаптации и жизнеспособности, оценки личностных и поведенческих характеристик, показателям средовых условий – для каждого участника.

Таблица 2.1. Цели, методы и методики эмпирического исследования, условное обозначение методик

Цель Метод Условное обозначение методик
Оценка жизнеспособности субъекта Тестирование Шкала оценки жизнеспособности детей и молодежи. Тест 1
Оценка средовых условий Тестирование; Наблюдение; Экспертная оценка; Полуструктурированная беседа; Изучение документов Шкала оценки жизнеспособности детей и молодежи. Тест 1
Оценка личностных характеристик субъекта Тестирование; Наблюдение; Экспертная оценка; Полуструктурированная беседа; Изучение документов Шкала оценки жизнеспособности детей и молодежи. Тест 1 Тест мотивации достижений А. Мехрибиана (ТМД). Тест 2 Шкала социально-психологическ. приспособленности К. Роджерса, Р. Даймонда. Тест 3
Оценка социальной адаптации субъекта Тестирование; Наблюдение; Экспертная оценка; Полуструктурированная беседа; Изучение документов Шкала социально-психологич. приспособленности К. Роджерса, Р. Даймонда. Тест 3
Оценка поведенческих характеристик субъекта Тестирование; Наблюдение; Экспертная оценка; полуструктурированная беседа; Изучение документов Методика диагностики стресс-совладающего поведения. Тест 4 Анкета для определения способов преодоления эмоционального дискомфорта. Тест 5

2. Разделение всех испытуемых на 2 группы: группа 1 «адаптивные подростки» (n=101) и группа 2 «дезадаптивные подростки» (n=85). Для распределения испытуемых по группам был использован показатель «Коэффициент социальной адаптации»: испытуемые со значением этого показателя выше 43 баллов были отнесены к группе «адаптивные подростки», остальные – составили группу «дезадаптивные подростки» (min = 15, max = 72 балла по этому показателю, стандартная ошибка среднего – 12.40).

3. статистическая обработка данных в двух группах, с целью выявления:

1) взаимосвязей между жизнеспособностью и социальной адаптацией/дезадаптацией;

2) феноменов, характеризующих особенности жизнеспособности и социальной адаптации в каждой группе.

Глава 3 «Сравнительное исследование особенностей жизнеспособности и социальной адаптации в группах адаптивных и дезадаптивных подростков, а также взаимосвязей между жизнеспособностью и социальной адаптацией» представлен анализ результатов эмпирического исследования.

3.1. Исследование взаимосвязей между жизнеспособностью, социальной адаптацией и социальной дезадаптацией.

I. При сравнении средних значений показателей (Т-тест, 95 % доверительный интервал для среднего значения) в двух группах было выявлено:

1. Взаимосвязь между степенью выраженности показателя социальной адаптации/дезадаптации и показателя жизнеспособности в обеих группах. Так в группе «адаптивные подростки» степень выраженности коэффициента социальной адаптации (тест 3), и коэффициента жизнеспособности (тест 1) выше, чем в группе «дезадаптивные подростки», а степень выраженности «коэффициента социальной дезадаптации (тест 3), наоборот выше в группе «дезадаптивные подростки» (см. табл. 2).

Таблица 3.1. Данные по показателям «Коэффициент социальной адаптации/дезадаптации» (тест 3), «Коэффициент жизнеспособности» (тест 1) в двух группах (значения среднего, стандартная ошибка среднего).

Показатель адаптивные подростки дезадаптивные подростки
Коэффициент социальной адаптации 52,47 ± 0,74 32,02 ±
Коэффициент социальной дезадаптации 12,28 ± 0,6 27,00 ±
Коэффициент жизнеспособности 131,8 ± 0,1 108,9 ±

Сравнивая между собой показатели, приведенные в таблице № 3.1, мы видим, что чем выше уровень жизнеспособности, тем ниже уровень социальной дезадаптации и тем выше уровень социальной адаптации в обеих группах.

II. Для исследования взаимосвязей между жизнеспособностью, социальной адаптацией и социальной дезадаптацией нами был проведен корреляционный анализ. Полученные данные (по коэффициенту ранговой корреляции Спирмена) подтвердили наличие взаимосвязи между всеми показателями. Отмечаются корреляционные связи между показателями «Коэффициент жизнеспособности» (тест 1) и «Коэффициент социальной адаптации» (тест 3): 0.6 - в группе «адаптивные подростки» и 0.4 - в группе «дезадаптивные подростки»; показателями «Коэффициент жизнеспособности» и «Коэффициент социальной дезадаптации» (тест 3): -0.4 в группе «адаптивные подростки» и -0,4 в группе «дезадаптивные подростки» (р 0.05).

    1. .Исследование взаимосвязей между жизнеспособностью, социальной адаптацией, личностными и поведенческими характеристиками и средовыми факторами.

С помощью корреляционного анализа была рассмотрена взаимосвязь между личностными и поведенческими характеристиками испытуемых и их социальной адаптацией/дезадаптацией и жизнеспособностью, а также взаимосвязь между средовыми условиями (взаимоотношения, социум, культура) и социальной адаптацией/дезадаптацией и жизнеспособностью подростков. Полученные данные (по коэффициенту ранговой корреляции Спирмена) выявили наличие взаимосвязи между выделенными нами показателями личностных и поведенческих характеристик и средовыми условиями и жизнеспособностью и социальной адаптацией у подростков.

Данные корреляционного анализа были подтверждены результатами факторного анализа и интерпретированы в разделах: 3.4.1. Характеристика группы «адаптивные подростки» по результатам факторного анализа; 3.4.2. Характеристика группы «дезадаптивные подростки» по результатам факторного анализа.

В исследовании было выявлено:

1. Наличие взаимосвязи между жизнеспособностью, социальной адаптацией и социальной дезадаптацией. Чем выше уровень жизнеспособности, тем ниже уровень социальной дезадаптации и тем выше уровень социальной адаптации.

2. К личностным свойствам, связанным с жизнеспособностью и социальной адаптацией подростков, относятся: эмоциональная регуляция и мотивация, уровень субъективного контроля, особенности самооценки, механизмы совладания и защитные механизмы, коммуникативные особенности (доминирование/зависимость в отношениях, принятие/непринятие других);

3.3. Сравнительная характеристика выраженности личностных особенностей и средовых воздействий в двух группах.

При сравнении средних значений показателей (Т-тест, 95 % доверительный интервал для среднего значения) в двух группах было выявлено:

1. Статистически значимые различия (р0.05) между степенью выраженности таких показателей личностных и поведенческих характеристик как: мотивация достижений, уровень субъективного контроля (локус контроля), уровень эмоционального комфорта/дискомфорта, особенности самооценки, механизмы совладания и защитные механизмы, коммуникативные особенности (доминирование/зависимость в отношениях, принятие/непринятие других) в двух группах (см. табл.3.3).

Таблица 3.3 Данные по показателям личностных и поведенческих характеристик, в двух группах (значения среднего, стандартная ошибка среднего).

Показатель Адаптивные подростки Дезадаптивные подростки
Мотивация достижений, тест 2 134,29 ± 1,9 117,78 ± 1.8
Принятие себя, тест 3 14,6 ± 0,2 8 ± 0,3
Непринятие себя, тест 3 1,6 ± 0,1 5,5 ± 0,1
Принятие других, тест 3 9,8 ± 0,2 6,5 ± 0,2
Непринятие других, тест 3 2 ± 0,1 4 ± 0,2
Внутренний локус контроля, тест 4 13,1 ± 0,3 8,4 ± 0.3
Внешний локус контроля, тест 4 4 ± 0,2 7,6 ± 0,2
Доминирование, тест 3 5 ± 0,2 3,1 ± 0,2
Зависимость, тест 3 2,8 ± 0,2 4,1 ± 0,2
Эмоциональный комфорт, тест 3 11,8 ± 0,3 5,9 ± 0,3
Эмоциональный дискомфорт, тест 3 3,2 ± 0,3 8 ± 0,2
Решение проблем, тест 4 26, 93 ± 0,6 23, 73 ± 0,5
Избегание, тест 4 18, 60 ± 0,5 21, 00 ± 0,6

2. Не выявлено статистических значимых различий по степени выраженности показателей способов преодоления эмоционального дискомфорта: показатели «Удовлетворение соматических потребностей», «Активная адаптация», «Взаимодействие с другими» и способом стресс-совладающего поведения: «Социальная поддержка». Этот факт можно объяснить тем, что потребность в оптимальной социальной адаптации в школе приводит подростка к выработке индивидуальных способов саморегуляции своего эмоционального состояния, которые зависят не только от его личностных особенностей, но и от возраста (Фоминова, 2002) (см. табл. 3.4).

Таблица 3.4. Данные по показателям личностных и поведенческих характеристик, в двух группах (значения среднего, стандартная ошибка среднего).

Показатели способов преодоления эмоционального дискомфорта, тест 5 и стресс-совладающего поведения, тест 4 Адаптивные подростки Дезадаптивные подростки
Удовлетворение соматических потребностей 8, 1 ± 0,2 8, 1 ± 0,3
Активная адаптация 7, 1 ± 0,2 7, 1 ± 0,1
Взаимодействие с другими 6, 7 ± 0,2 6, 3 ± 0,3
Пассивное принятие 7, 1 ± 0,2 7, 4 ± 0,2
Социальная поддержка. Стресс-совладающее поведение, тест 4 23,28 ± 0,7 22,90 ± 0,8

3. Были выявлены статистически значимые различия по показателям выраженности средовых воздействий в двух группах. Эти показатели (взаимоотношения, социум и культура), имеют значительно меньшую количественную выраженность в группе «дезадаптивные подростки» по сравнению с группой «адаптивные подростки» (см. табл. 3.5)..

Таблица 3.5. Сравнительная характеристика выраженности средовых воздействий (тест 1) в двух группах: «адаптивные подростки» и «дезадаптивные подростки» (значения среднего, стандартная ошибка среднего).

Показатель «Адаптивные подростки» «Дезадаптивные подростки»
Взаимоотношения 46,0 ± 0,6 40,02 ± 0,7
Социум 38,1 ± 0,6 32,7 ± 0,5
Культура 16,7 ± 0,4 15,1 ± 0,4

Таким образом:

1. Личностные и поведенческие характеристики, положительно связанные с жизнеспособностью и социальной адаптацией, имеют значительно меньшую выраженность в группе «дезадаптивные подростки» по сравнению с группой «адаптивные подростки»;

2. Личностные и поведенческие характеристики, отрицательно связанные с жизнеспособностью и социальной адаптацией, имеют большую выраженность в группе «дезадаптивные подростки» по сравнению с группой «адаптивные подростки»;

3. К причинам социальной дезадаптации подростков относим: недостаточную степень выраженности личностных и поведенческих характеристик, положительно связанных с жизнеспособностью и социальной адаптацией, и избыточную выраженность характеристик, связанных с ними отрицательно; отсутствие эффективной социальной поддержки; низкий уровень эффективности использования ресурсов среды.

3.4. Сравнительная характеристика особенностей жизнеспособности и социальной адаптации в двух группах: «адаптивные подростки» и «дезадаптивные подростки»

Факторный анализ представляющий особенности жизнеспособности и социальной адаптации в группах адаптивных и дезадаптивных подростков как многокомпонентную систему, был применен в нашем исследовании для преобразования исходного материала в более простое, информативно сжатое пространство независимых, наиболее значимых характеристик, названных главными компонентами и объясняющими значительную долю разброса исходных данных. В факторной матрице, составленной из показателей оценки социальной адаптации/дезадаптации, жизнеспособности, личностных и поведенческих характеристик и показателей средовых условий обнаружены некоторые особенности и тенденции расположения факторов в матрице.

3.4.1. Характеристика группы «адаптивные подростки» по результатам факторного анализа.

На основании критерия Кайзера характеристики группы «адаптивные подростки» рассматриваются в пространстве шести факторов: «Социальная дезадаптация» (14.95% объясняемой дисперсии); «Локус контроля» (12.09%); «Жизнеспособность» (9.95%); «Самооценка» (9.40%); «Отношение к другим людям» (8.95%); «Совладающее поведение» (8.00%). Решение с шестью компонентами (факторами) объясняет 63.34% общей дисперсии. Все переменные имеют нагрузки (0.3 и выше) на компоненту, что подтверждает хорошее качество решения факторного анализа (см. табл.6).

Таблица 3.9. Нагрузки показателей по шести факторам после варимакс-вращения (приведены показатели, факторная нагрузка которых превышает значение 0.3) в группе «адаптивные подростки».

Показатели 1 2 3 4 5 6
Коэффициент адаптации - 0,4 0,5 0,5 0,3
Коэффициент дезадаптации 0,8 - 0,4 - 0,3
Принятие себя 0,8
Непринятие себя - 0,7
Принятие других 0,9
Непринятие других - 0,8
Внутренний локус контроля 0,9
Внешний локус контроля 0,4 - 0,7
Эмоциональный комфорт - 0,6 0,3 0,3
Эмоциональный дискомфорт 0,7 - 0,3
Доминирование - 0,6 0,3 0,3
Зависимость 0,7
Социальная желательность
Мотивация достижений - 0,3 0,7
Пассивное принятие (способ эмоциональной регуляции)
Удовлетворение соматических потребностей (способ эмоциональной регуляции) - 0,3
Активная адаптация (способ эмоциональной регуляции) 0,7
Взаимодействие с другими (способ эмоциональной регуляции) 0,3 0,4 0,5
Решение проблем (механизм совладания) 0,4 0,8
Социальная поддержка (механизм совладания) 0,3 0,7
Избегание (механизм совладания) 0,7 - 0,3 0,5
Взаимоотношения - 0,3 0,7 0,3
Социум 0,7 - 0,4
Культура 0,4
Индивидуальные характеристики - 0,4 0,5 0,5 0,4
Коэффициент жизнеспособности - 0,4 0,9

Результаты факторного анализа, позволяют сделать следующие выводы:

Данные нашего исследования показали, что жизнеспособность в данной группе положительно связана с социальной адаптацией и отрицательно с социальной дезадаптацией. Это говорит о том, что жизнеспособность является важным ресурсом развития. Влияние жизнеспособности на социальную адаптацию показывается в работах ряда авторов (Luthar, 2000; Jacelon, 1997; Kumpfer, 1999; Woodgate, 1999; Polk, 1997). Жизнеспособность в этой группе положительно связана со средовыми условиями взаимоотношений и социума, а также с социальным стилем совладающего поведения «социальная поддержка» и со способом эмоциональной регуляции «взаимодействие с другими».

Таким образом, мы видим, что жизнеспособность этой группы определяется средовыми условиями и социальными стилями совладающего поведения и эмоциональной регуляции. Полученные данные, о воздействиях среды на развитие жизнеспособности индивида, согласуются с результатами других исследований (Ваништендаль, 1998; Муздыбаев, 2005; Osofsky 2000; Werner, 1993).

Уровень социальной адаптации/дезадаптации в этой группе связан со следующими личностными и поведенческими характеристиками: локус контроля, особенности самооценки; отношение к другим людям; копинговые стратегии и уровень эмоциональной регуляции.

Эти данные подтверждаются данными других исследований. Так, положительное влияние интернального локуса контроля на социальную адаптацию отмечается многими авторами (Муздыбаев, 1983; Быков, 2004; Реан, 1991, 2001; Крюкова, 2004; Ветрова, 2006; Сапоровская, 2003; Бодров, 2006 и др.). Внутренний локус контроля в группе адаптивных подростков положительное связан с уровнем социальной адаптации; с мотивацией достижений и с проблемно-ориентированным стилем совладания «решение проблем» По данным Т.Л. Крюковой, он является одним из предикторов выбора данного стиля совладания (Крюкова, 2008). Внешний локус контроля отрицательно связан с уровнем социальной адаптации, он также положительно связан со стратегией совладания «избегание», которую относят к непродуктивным (Сирота, Ялтонский, 1994, 1995; Rothbaum et al., 1982). Связь внешнего локуса контроля с копинговой стратегией «избегание» отмечается в ряде исследований (Rothbaum et al., 1982).

Роль копинговых стратегий в социальной адаптации выделяется рядом авторов (Крюкова, 2008; Бодров, 2006; Сирота, Ялтонский, 1998; Дозорцева, 2001; Либина, Либин, 1998; Сергиенко, 2007; Хазова, 2002; Compass, Phares, 1989; Frydenberg, 1997 и др.). Наше исследование показало, что с состоянием психоэмоционального напряжения адаптивные подростки справляются как с помощью продуктивных способов совладания («решение проблем» и «социальная поддержка»), так и с помощью непродуктивной стратегии «избегание». Это согласуется с выводами М.А. Холодной о том, что эффективное совладающее поведение предполагает способность использовать все стили совладания (Холодная, 2008). Полученные результаты подтверждают данные о том, что в подростковом возрасте отсутствует стабильный стиль совладающего поведения, а также тот факт, что большая часть копинг-стратегий имеет эмоциональную основу (Сергиенко, 2008). Это подтверждается значимыми связями между копинг-стратегиями и способами эмоциональной регуляции, которые мы наблюдаем в данной группе.

Позитивное влияние положительной самооценки на уровень социальной адаптации, уровень эмоционального комфорта согласуется с выводами других исследователей о том, что самооценка в значительной степени определяет социальную адаптацию индивида и воздействует на формирование его стиля поведения (связь с показателем «доминантность» тест 3) (Реан, 1993; Соколова, 1989 и др.). Самоуважение является важным ресурсом жизнеспособности и, как следствие социальной адаптации (Ваништендаль, 1998; Венар, Кериг, 2004; Kobasa, 1979; Werner, 1993; Luthar, 1993; и др.). Средовые условия взаимоотношений и культуры в этой группе положительно связаны с уровнем социальной адаптации. Полученные данные подтверждаются исследованиями, доказывающими, что в детерминации изменчивости большинства личностных характеристик наиболее мощным влиянием является индивидуальная среда. При этом родительско - детские взаимоотношения и общение с группой друзей и сверстников относятся к факторам индивидуальной среды, особо значимых для формирования личностных характеристик (Егорова и др. 2004). В свою очередь средовые условия социума положительно связаны с уровнем социальной дезадаптации, отрицательно сказываются на отношении к другим людям и способствуют возникновению доминантного поведения. В результате формируется личность, отличающаяся высокомерным, пренебрежительным отношением к людям, согласно Э. Берн «я-хороший – ты «плохой» (Берн, 1988). Полученные результаты подтверждают данные Бронфенбреннера о негативном влиянии большого города на социальное и эмоциональное развитие ребенка (Мэш, Вольф, 2007; Bronfenbrenner, 1975). Таким образом, социум способствует возникновению доминантного поведения и отрицательного отношения к другим людям, что в свою очередь, вызывает нарушения в социальной адаптации. Культурно одобряется положительное отношение к другим людям, связанное с состоянием эмоционального комфорта и относящееся к личностным характеристикам, положительно связанным с уровнем социальной адаптации.

3.4.2. Характеристика группы «дезадаптивные подростки» по результатам факторного анализа.

На основании критерия Кайзера характеристики группы «дезадаптивные подростки» рассматриваются в пространстве шести факторов: «Социальная адаптация» (15,8% объясняемой дисперсии); «Социальная дезадаптация» (14,4%); «Жизнеспособность» (11,1%); «Внешний локус контроля» (7,6%); «Совладающее поведение» (7,5%); «Зависимость» (7,45%).

Решение с шестью компонентами (факторами) объясняет 63.81% общей дисперсии. Все переменные имеют нагрузки (0.3 и выше) на компоненту, что также подтверждает хорошее качество решения факторного анализа (см. табл.7).

Таблица 3.13. Нагрузки показателей по шести факторам после варимакс-вращения (приведены показатели, факторная нагрузка которых превышает значение 0.3) в группе «Дезадаптивные подростки».

Показатель 1 2 3 4 5 6
Коэффициент адаптации 0,9
Коэффициент дезадаптации -0,3 0,7 0,4
Принятие себя 0,8 -0,3
Непринятие себя -0,7 0,4 0,3
Принятие других 0,5 - 0,5 0,4
Непринятие других 0,8 - 0,4
Внутренний локус контроля 0,6 0,4 - 0,5
Внешний локус контроля 0,8
Эмоциональный комфорт 0,5 - 0,5 0,5
Эмоциональный дискомфорт -0,3 0,8
Доминирование 0,3 -0,8
Зависимость 0,4 0,8
Уход
Социальная желательность 0,4 0,4
Мотивация достижений 0,4 - 0,3 - 0,3 - 0,3 0,3
Пассивное принятие (способ эмоциональной регуляции)
Удовлетворение соматических потребностей (способ эмоциональной регуляции)
Активная адаптация (способ эмоциональной регуляции) 0,3
Взаимодействие с другими (способ эмоциональной регуляции) 0,3 0,6
Решение проблем (механизм совладания) -0,4
Социальная поддержка (механизм совладания) 0,8
Избегание (механизм совладания) -0,5 0,8 -0,5
Взаимоотношения 0,6 -0,4 0,3
Социум -0,3 -0,3 0,8
Культура 0,8 - 0,3
Индивидуальные характеристики 0,5 -0,6
Коэффициент жизнеспособности 0,4 - 0,4 0,9

Результаты факторного анализа, позволяют сделать следующие выводы:

Жизнеспособность дезадаптивных подростков положительно связана с социальной адаптацией и отрицательно - с социальной дезадаптацией. Следовательно, она является важным ресурсом развития, что подтверждает теоретическую гипотезу нашего исследования. Это согласуется с данными других исследований (Jacelon, 1997; Luthar, 2000; Kumpfer, 1999; Polk, 1997; Woodgate, 1999).

Уровень социальной адаптации в группе «дезадаптивные подростки» связан со следующими индивидуальными характеристиками подростка: внутренний локус контроля, положительная самооценка, положительное отношение к другим людям, мотивация достижений, уровень эмоциональной регуляции, доминирование в отношениях, социальный способ эмоциональной регуляции «взаимодействие с другими». Такая личность является жизнеспособной и социально адаптированной. Эти личностные и поведенческие характеристики являются социально желательными. Но, при этом, они отрицательно связаны с условиями социума, который не способствует жизнеспособности и социальной адаптации в этой группе, а также развитию этих личностных и поведенческих характеристик.

Социум положительно связан с возникновением других личностных и поведенческих свойств, связанных с социальной дезадаптацией, к ним относятся: низкая самооценка, недостаточный уровень эмоциональной регуляции, копинговая стратегия избегание. Таким образом, средовые условия социума в этой группе связаны с социальной дезадаптации.

В данной группе не прослеживается взаимосвязь между средовыми условиями взаимоотношений и культуры и социальной адаптацией. Таким образом, уровень социальной адаптации «дезадаптивных подростков» связан только с их индивидуальными характеристиками. При этом, по данным сравнения средних значений показателей, личностные и поведенческие характеристики, положительно связанные с уровнем социальной адаптации, имеют значительно меньшую количественную выраженность в группе «дезадаптивные подростки» по сравнению с группой «адаптивные подростки». В свою очередь, характеристики, отрицательно связанные с уровнем социальной адаптации, в большей степени выражены в этой группе по сравнению с группой «адаптивные подростки». Следовательно, одной из причин возникновения социальной дезадаптации является недостаточная степень выраженности личностных и поведенческих характеристик, положительно связанных с уровнем социальной адаптации в изучаемых группах и избыточная выраженность характеристик, связанных с ним отрицательно, а также отсутствие взаимосвязи между средовыми условиями взаимоотношений и культуры и отрицательная взаимосвязь с условиями социума. В результате, мы наблюдаем в данной группе «низкую эффективность функционирования блока личностно-средовых ресурсов» (Сирота, Ялтонский, 1994, 1995), являющуюся причиной возникновения дезадаптивного поведения.

Возникновение социальной дезадаптации в этой группе связано с: негативным отношением к другим людям; низкой самооценкой; недостаточным уровнем эмоциональной регуляции; непродуктивной копинговой стратегией «избегание»; зависимостью в отношениях; и, как это ни парадоксально, с внутренним локусом контроля. По многочисленным литературным данным внутренний локус контроля является адаптивным свойством личности (Бодров, 2006; Быков, 2004; Ветрова, 2006; Крюкова, 2004; Муздыбаев, 1983; Реан, 1991, 2001; Сапоровская, 2003 и др.) И, действительно, в первом факторе, внутренний локус контроля связан с положительной самооценкой, и позитивным отношением к другим людям, а также с состоянием эмоционального комфорта и социальной адаптацией. Во втором факторе мы видим совсем другую картину: внутренний локус контроля заставляет всю ответственность за свои неудачи брать на себя, что сопровождается снижением самооценки и состоянием внутреннего дискомфорта. Как следствие возникает чувство собственной беспомощности, сопровождаемое состоянием зависимости и непродуктивной копинг-стратегией избегание. Личность не может пребывать постоянно в состоянии острого дискомфорта и дистресса и не может не искать выхода из сложившейся ситуации (Реан, 2001). Одним из способов справиться с такой ситуацией является обесценивание «других», как защитный механизм, которой не позволяет редуцировать эмоциональное напряжение и не приводит к повышению самооценки. В результате мы можем говорить о развитии индивида, по Э. Берну «я-плохой – «вы-плохие» (Берн, 1988), не сознающего собственной ценности и одновременно пренебрегающего ценностью других, совершающего поступки, опасные для него самого и окружающих: ему безразличны их последствия, т е. в этом случае мы имеем дело с девиантным поведением.

С уровнем социальной дезадаптации в этой группе отрицательно связаны: уровень жизнеспособности, средовые условия социума, положительная самооценка, положительное отношение к другим людям, уровень эмоциональной регуляция, мотивация достижений. В первом факторе мы видели отрицательную связь социума с уровнем социальной адаптации и жизнеспособности в изучаемой группе, здесь, мы наблюдаем противоположную картину. Из этого можно сделать вывод о важности социальных условий. Если социум способствует развитию жизнеспособности подростка, возникновению у него таких личностных и поведенческих характеристик, как положительная самооценка и позитивное отношение к другим людям, это влечет за собой развитие у такого подростка состояния эмоционального комфорта, развитие мотивации достижений и, как следствие всего этого его социальной адаптированности. И наоборот, если условия социума связаны с низкой самооценкой у подростка, негативным отношением к другим людям, это вызывает к жизни необходимость развития защитных механизмов, чрезмерность, которых (степень выраженности таких переменных, как внешний локус контроля и непринятие других) способствует возникновению социальной дезадаптации. Эти данные согласуются с положением Бронфенбреннера о том, что помощь на уровне макросистемы, стимулирующая и поддерживающая развитие ребенка, наиболее значительна, так как она способна воздействовать на все другие уровни экологических систем через родительские установки, государственные программы, СМИ, эксперименты (Bronfenbrenner, 1979).

Средовые условия взаимоотношений социума и культуры положительно связаны с жизнеспособностью. Основной личностной характеристикой, отрицательно связанной с их жизнеспособностью, является негативное отношение к другим людям. Очевидно, что средовые влияния при этом будут редуцированны, так как негативное отношение к помогающим им людям не позволяет таким подросткам получить эту помощь в полном объеме. Как следствие – сниженный уровень жизнеспособности, о чем свидетельствуют результаты сравнении средних значений всех показателей (средний показатель жизнеспособности в этой группе меньше, чем в группе «адаптивные подростки»). Полученные нами данные подтверждают результаты других исследований о влиянии позитивных отношения с другими людьми в качестве ресурса жизнеспособности (Masten, Coatsworth, 1998; Robins, 1972; Rosenbith, Sims-Knight 1992; Rutter, 1990).

В четвертом факторе мы видим положительную взаимосвязь между показателями внешнего локуса контроля и эмоционального комфорта. Наличие внешней экстернальности, позволяющей поддерживать эмоциональный комфорт, снимает с индивида ответственность за происходящее и отражает тенденцию к пассивному решению проблем («решение проблем» тест 4, отрицательно связанный с показателем внешнего локуса контроля). Это приводит к возникновению девиантного поведения в группе, например, под воздействием человека, являющегося лидером, примером для подростка и оказывающего для него «социальную поддержку» (Реан, 2001). Внешний локуса контроля также играет в данном случае роль защитного механизма, который, снимая ответ­ственность с личности за неудачи, позволяет ей адаптироваться к постоянным внешним негативным оценкам. Все это дает возможность сохранять эмоциональный комфорт. Такое поведение является защитным (Реан, 1994, 2001), на это указывает отрицательная связь всех вышеперечисленных переменных с показателем «мотивация достижений» и отсутствие связи с коэффициентом жизнеспособности и социальной адаптации. Таким образом, дезадаптивные подростки достигают эмоционального комфорта с помощью защитной экстернальности. Продуктивная копинг-стратегия «решение проблем» хотя и связана со снижением уровня социальной дезадаптации, не способствует достижению эмоционального комфорта.

В данном факторе прослеживается также отрицательная взаимосвязь между средовыми условиями взаимоотношений, внутренним локус контролем, уровнем мотивации достижений и продуктивной копинг-стратегией «решение проблем» с уровнем социальной дезадаптации. Полученные нами результаты, подтверждают данные исследований о влиянии индивидуальной среды на изменчивость показателей интернальности, мотивации достижений и копинговых стратегий (Егорова и др., 2004).

Важным является тот факт, что способы эмоциональной регуляции и совладания не связаны в этой группе, в отличие от группы «адаптивные подростки» с состоянием эмоционального комфорта, т.е. они не достигают своей основной цели. Более того, копинг-стратегия «избегание» связана у них с состоянием эмоционального дискомфорта. В этой группе работают механизмы защиты (защитная экстернальность и обесценивание других) с помощью которых такие подростки пытаются сохранить состояние эмоционального комфорта. Таким образом, мы можем говорить о «низком функциональном уровне копинг – поведения в этой группе и псевдокомпенсаторном, защитном характере поведенческой активности» (Сирота, Ялтонский, 1994, 1995).

Способ эмоциональной регуляции «взаимодействие с другими» способствует в этой группе достижению эмоционального комфорта (см. 1 фактор). Но, этот способ эмоциональной регуляции «работает» при условии, что подросток позитивно относится к тем, чью помощь он принимает (см. 1 фактор), только в этом случае мы наблюдаем у них позитивное отношение к себе, наличие мотивации достижений и внутреннего локуса контроля, все вышеперечисленное способствует социальной адаптации и препятствует возникновению социальной дезадаптации. В результате, мы видим, что помочь этим подросткам могут только те люди, к которым они сами относятся позитивно, в противном случае помощь не будет действенной, недаром, в 3 фактор «жизнеспособность», средовые условия культуры, социума и взаимоотношений (тест 1) вошли, но индивидуальные характеристики испытуемых не дают возможности воспользоваться этими ресурсами среды (показатель «индивидуальные характеристики» тест 1 отрицательно связана со всеми вышеперечисленными показателями). И именно негативное отношение к другим людям и мешает им получать эту помощь. Эту же картину мы видим и в 5 факторе - отрицательная связь между показателями «взаимоотношения», «взаимодействие с другими», «социальная поддержка» и «мотивация достижений» говорит о том, что в этой группе мы наблюдаем «неэффективность социальной поддержки» в этой группе испытуемых (Сирота, Ялтонский, 1994, 1995).

Таким образом, мы видим, что защитное обесценивание других делает личность этих подростков нежизнеспособной, а вместе с защитным экстернальным локусом контроля они являются в этой группе серьезными препятствиями для социальной адаптации.

3.4.3. Сравнительная характеристика особенностей жизнеспособности и социальной адаптации в двух группах: «адаптивные » и «дезадаптивные » подростки

Сравнительная характеристика особенностей «жизнеспособности» в двух группах показывает, что:

1. Жизнеспособность подростков в обеих группах положительно связана с социальной адаптацией и отрицательно - с социальной дезадаптацией. Следовательно, она является важным ресурсом развития, что подтверждает теоретическую гипотезу нашего исследования.

2. Жизнеспособность в группе дезадаптивных подростков в большей степени, чем в группе адаптивных подростков связана с личностными и поведенческими характеристиками, это объясняется отсутствием эффективной социальной поддержки и низким уровнем эффективности использования ресурсов среды.

3. В группе адаптивных подростков личностные и поведенческие свойства, положительно связанные с жизнеспособностью, выражены в большей степени, чем у дезадаптивных. Личностные и поведенческие характеристики, отрицательно связанные с жизнеспособностью в большей степени выражены в группе дезадаптивных подростков.

4. Личностные и поведенческие характеристики адаптивных подростков относятся к защитным факторам (факторам жизнеспособности). Личностные и поведенческие характеристики дезадаптивных подростков относятся к факторам риска, понижающим их жизнеспособность.

4. В группе дезадаптивных подростков низкий уровень жизнеспособности определяется недостаточной степенью выраженности личностных и поведенческих характеристик, положительно связанных с жизнеспособностью, и избыточной выраженностью характеристик, связанных с ней отрицательно; отсутствием эффективной социальной поддержки; низким уровнем эффективности использования ресурсов среды.

Сравнительная характеристика особенностей «социальной адаптации» в двух группах показывает, что:

1. В группе адаптивных подростков личностные и поведенческие свойства, положительно связанные с социальной адаптацией, выражены в большей степени, чем у дезадаптивных. Личностные и поведенческие характеристики, отрицательно связанные с социальной адаптацией в большей степени выражены в группе дезадаптивных подростков.

2. Группа адаптивных подростков характеризуется эффективным копинг-поведением.

3. Группа дезадаптивных подростков характеризуется неэффективным копинг-поведением, интенсивным использованием интрапсихических форм преодоления стресса (защитных механизмов): обесцениванием других и внешней экстернальностью.

4. Социальная адаптация адаптивных подростков положительно связана со средовыми условиями взаимоотношений и культуры. Группа характеризуется эффективным использованием средовых ресурсов

5. Уровень социальной адаптации дезадаптивных подростков зависит только от их личностных качеств, при этом характеристики, отрицательно связанные с социальной адаптацией выражены в этой группе в большей мере, чем характеристики, связанные с ней положительно. Этим объясняется низкий уровень социальной адаптации в группе дезадаптивных подростков.

6. Средовые условия социума отрицательно связаны с социальной адаптацией в обеих группах, при этом, в группе адаптивных подростков, они связаны с возникновением отрицательного отношения к людям, а в группе дезадаптивных подростков – с низкой самооценкой, отрицательным отношением к другим людям, копинговой стратегии «избегание».

7. В группе дезадаптивных подростков проксимальные процессы не эффективны. Недостаточность влияний среды и неэффективное использование средовых ресурсов взаимообусловлено: избыточной выраженностью характеристик, оказывающих негативное влияние на социальную адаптацию, неэффективностью копинг-поведения, интенсивным использованием интрапсихических форм преодоления стресса (защитных механизмов): обесцениванием других и внешней экстернальностью.

8. Эффективность проксимальных процессов в группе адаптивных подростков взаимообусловлена положительной связью со средовыми условиями взаимоотношений и культуры, преобладанием внутренней экстернальности, высоким или средним уровнем мотивации достижения, уровнем эмоциональной регуляции, позволяющим редуцировать психоэмоциональное напряжение и эффективным копинг-поведением.

Таким образом, низкий уровень социальной адаптации дезадаптивных подростков определяется низким уровнем их жизнеспособности, и, как следствие - отсутствием ресурсов для социальной адаптации, а также неэффективностью проксимальных процессов.

В Заключении обобщаются основные результаты исследования, подводятся итоги, формулируются содержательные выводы.

Выводы

1. Жизнеспособность подростков положительно связана с социальной адаптацией и отрицательно с социальной дезадаптацией и является важным ресурсом развития.

2. Выделены личностные, поведенческие характеристики и средовые условия (взаимоотношения, социум, культура), оказывающие влияние на жизнеспособность подростков, и связанные в единую систему адаптации: эмоциональная регуляция и мотивация, уровень субъективного контроля, особенности самооценки, механизмы совладания и защитные механизмы, коммуникативные особенности.

4. Установлено, что личностные и поведенческие характеристики адаптивных подростков и средовые условия их развития относятся к защитным факторам (факторам жизнеспособности). Личностные и поведенческие характеристики и средовые условия развития дезадаптивных подростков относятся к факторам риска, понижающим их жизнеспособность. Низкий уровень жизнеспособности дезадаптивных подростков определяется недостаточностью психологических и средовых ресурсов.

5. Жизнеспособность и социальная адаптация подростка определяется не только выраженностью оцениваемых свойств личности и факторами среды, но и изменением структуры взаимосвязей между этими характеристиками. Например: способы эмоциональной регуляции не различаются в рассматриваемых группах подростков по степени выраженности, однако группа адаптивных подростков характеризуется наличием значимых связей между копинг-стратегиями, способами эмоциональной регуляции и уровнем эмоционального комфорта. В группе дезадаптивных подростков способы эмоциональной регуляции и совладания не связаны с состоянием эмоционального комфорта, это свидетельствует о том, что они не позволяют редуцировать психоэмоциональное напряжение, что негативно сказывается на уровне их жизнеспособности и социальной адаптации.

6. Сравнивая особенности жизнеспособности в обеих группах, отмечаем:

а) В группе адаптивных подростков личностные и поведенческие свойства, положительно связанные с жизнеспособностью, выражены в большей степени, чем у дезадаптивных подростков. Жизнеспособность этой группы определяется также средовыми условиями социума, и взаимоотношений, а также эффективным использованием средовых ресурсов и социальных способов совладания и эмоциональной регуляции.

б) В группе дезадаптивных подростков низкий уровень жизнеспособности определяется недостаточной степенью выраженности личностных и поведенческих характеристик, положительно связанных с жизнеспособностью, и избыточной выраженностью характеристик, связанных с ней отрицательно; отсутствием эффективной социальной поддержки; низким уровнем эффективности использования ресурсов среды.

7. Сравнивая особенности проксимальных процессов в двух группах, отмечаем:

а) В группе дезадаптивных подростков проксимальные процессы не эффективны. Недостаточность влияний среды и неэффективное использование средовых ресурсов взаимообусловлено: избыточной выраженностью характеристик, отрицательно связанных с социальной адаптацией, неэффективностью копинг-поведения, интенсивным использованием интрапсихических форм преодоления стресса (защитных механизмов): обесцениванием других и внешней экстернальностью.

б) Эффективность проксимальных процессов в группе адаптивных подростков взаимообусловлена положительной связью со средовыми условиями взаимоотношений и культуры, преобладанием внутренней экстернальности, высоким или средним уровнем мотивации достижения, уровнем эмоциональной регуляции, позволяющим редуцировать психоэмоциональное напряжение и эффективным копинг-поведением.

8. Низкий уровень социальной адаптации дезадаптивных подростков определяется низким уровнем их жизнеспособности, и, как следствие - отсутствием ресурсов для социальной адаптации, а также неэффективностью проксимальных процессов.

Основное содержание работы отражено в следующих публикациях:

Публикации в изданиях, рекомендованных в ВАК:

  1. Лактионова А.И., Махнач А.В. Факторы жизнеспособности девиантных подростков. // Психол. ж. 2008. - Т. 29. - № 6. - с. 39-47.
  2. Лактионова А.И. Жизнеспособность и ее место в системе психологических понятий. // Вестник МГОУ, серия «Психологические науки», 2010. - № 3, - с. 11-15.

Публикации в других изданиях:

  1. Махнач А.В., Лактионова А.И. Жизнеспособность российских подростков-сирот. // Пути решения проблемы сиротства в России. Всероссийская конф. Сб. тез. - М., 2006. - с. 213-216.
  2. Махнач А.В., Лактионова А.И. Жизнеспособность подростка: понятие и концепция. Психологическая адаптация и социальная среда: современные подходы, проблемы, перспективы. - М.:. Изд-во «Институт психологии РАН», 2007. - с. 290-312.
  3. Лактионова А.И. Понятие «жизнеспособность» и его отличие от терминов «совладание с трудными жизненными ситуациями» и «жизнестойкость». // Психология совладающего поведения. Мат-лы междунар. науч-практ. конф. - Кострома, 2007. - с. 44-45.
  4. Лактионова А.И. Сравнительная характеристика факторов, влияющих на жизнеспособность подростков. // Тенденции развития современной психологической науки. Тез. юбилейной науч. конф., Ч. 1. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2007. - с. 257-259.
  5. Лактионова А.И., Махнач А.В. Влияние факторов жизнеспособности, на социальную адаптацию подростков. // Ребенок в современном обществе. / ред. Л.Ф. Обухова, Е.Г. Юдина. - М., 2007. - с. 184-191.
  6. Лактионова А.И., Махнач А.В. Индивидуально-личностные факторы, повышающие жизнеспособность подростков. // Мат-лы IV съезда. Рос. психол. об-ва. Т. II. - Ростов-на-Дону, 2007. - c. 263-264.
  7. Лактионова А.И., Махнач А.В. Особенности жизнеспособности подростков: сирот и учащихся общеобразовательных школ. // Психологические проблемы семьи и личности в мегаполисе. Мат-лы 1 междунар. науч.-практ. конф. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2007. - с. 22-25.
  8. Махнач А.В., Лактионова А.И., Унгар М. Жизнеспособность подростка: международное исследование. // Психологические проблемы семьи и личности в мегаполисе. Мат-лы 1 междунар. науч.-практ. конф. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2007. - с. 29-32.
  9. Лактионова А.И., Махнач А.В. Жизнеспособность подростков-сирот как условие их социальной адаптации. // Опыт создания и развития эффективных видов поддержки детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей и лиц из их числа в период жизнеустройства. Междунар. конф. - М.: Благотворительный фонд «Женщины и дети прежде всего», 2008. - с. 110-118.
  10. Лактионова А.И., Махнач А.В. Жизнеспособность подростков-сирот. Проектная деятельность детей как ресурс развития жизнестойкости. - М.: Благотворительный фонд «женщины и дети прежде всего», 2009. - с. 6-33.
  11. Лактионова А.И., Махнач А.В. Влияние личностных и средовых характеристик на жизнеспособность и социальную адаптацию старшеклассников. // Вторая всероссийская науч.-практ. конф. по психологии развития «Другое детство». - М., 2009. - с. 216-218.
  12. Лактионова А.И., Махнач А.В. Жизнеспособность как фактор адекватного профессионального самоопределения и социализации. // Социальная психология труда: теория и практика. / Отв. ред. Л.Г. Дикая, А.Л. Журавлев. – М.: Изд-во «Институт психологии РАН», - 2010 (Труды Института психологии РАН), с. 457-474.
  13. Laktionova A.I. Forming and development of counselors’ professionally necessary personality traits. // XIV IFTA World Family Therapy Congress. Istanbul, Turkey, 2004. p. 160.
  14. Makhnach A.V., Laktionova A.I. Social and cultural roots of Russian youth resilience: Interventions state, society, family. // Handbook for Working with Children and Youth. Pathways to Resilience Across Cultures and Contexts. / Ed. M. Ungar. Thousands Oaks-L.-New Delhi: Sage Publications, 2005. p. 371-387.
  15. Makhnach A., Laktionova A. Social and Cultural Roots of Russian Youth Resilience: Interventions by the states, society and the family. // Pathways to Resilience. An International Conference. Halifax, Canada. 2005. p. 21.
  16. Laktionova A.I. Improving resilience of children at risk: Assistance to Russian orphans. // AFTA-IFTA The International conference on family therapy, Washington, D.C., 2005. p. 101.
  17. Laktionova A.I., Makhnach A.V. Resilience: Russian adolescents’ individual and social factors. // XV IFTA World Family Therapy Congress. 2006. Reykjavk. p. 88-89.
  18. Makhnach A.V, Laktionova A.I. Studying resilience of Russian adolescents. // XV IFTA World Family Therapy Congress. 2006. Reykjavk. p. 88.
  19. Laktionova A., Makhnach A. Resilience among Russian youth. [Электронный ресурс]: XXIX Congress of Psychology. - Berlin, 2008. - 1 эл. опт. диск (CD-ROM).
  20. Makhnach A., Laktionova А. Community and Individual aspects of Russian youth resilience. [Электронный ресурс]: XXIX Congress of Psychology. - Berlin, 2008. - 1 эл. опт. диск (CD-ROM).
  21. Laktionova A. The influence of personal and environmental characteris­tics on resilience of the adolescents. // Pathways to Resilience II: The Social Ecology of Resilience. Halifax, Canada, 2010. p. 106.


 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.