WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Влияние двуязычия на этноидентичность этнофоров и их представления о культурных ценностях этнических соседей в татарстане

На правах рукописи

Волчкова

Елена Эдуардовна

ВЛИЯНИЕ ДВУЯЗЫЧИЯ НА ЭТНОИДЕНТИЧНОСТЬ ЭТНОФОРОВ
И ИХ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЯХ ЭТНИЧЕСКИХ СОСЕДЕЙ В ТАТАРСТАНЕ

Специальность 19.00.05 – социальная психология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Самара – 2007

Работа выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования "Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет"

Научный руководитель: доктор психологических наук, профессор
Юсупов Ильдар Масгудович
Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор
Платонов Юрий Петрович
доктор психологических наук, профессор
Ярушкин Николай Николаевич
Ведущая организация: Ульяновский государственный университет

Защита состоится "29" мая 2007 г. в 12 часов на заседании диссертационного совета К 212.216.06 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата психологических наук при Самарском государственном педагогическом университете по адресу 443099, г.Самара, ул.М.Горького, 65/67.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Самарского государственного педагогического университета.

Автореферат разослан «26» апреля 2007 года.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат психологических наук, доцент Т.В.Семенова

Общая характеристика работы

Актуальность исследования. Татарстан относится к числу полиэтничных регионов России. В нем проживают представители 115 национальностей, среди которых русские и татары по переписи 2002 г. составляют 95%. Распад СССР и смена общественно-политического устройства актуализировали вопрос переоценки ценностей, декларировавшихся при социализме разными социальными слоями многонациональной республики.

Конституционально зафиксированное государственное двуязычие в Татарстане способствовало нейтрализации нараставшей в 1992 г. межэтнической напряженности. Республика не распалась на национальные образования. "Феномен Татарстана" привлек внимание многочисленных исследователей. Изучалась устойчивость межнациональных и межконфессиональных отношений в разных аспектах [Б.С.Алишев, 2000; А.В.Качкин, 1997; К.Каариай­нен, 1999; К.В.Коростелина, 1996; В.С.Мухина, 2002; Ю.П.Платонов, 2002; Л.В.Сагитова, 2001; Т.Г.Стефаненко, 1999; Д.Е.Фурман, 1987; В.В.Шарапов, 2005]. В то же время, влияние государственного двуязычия на осознание этнофором своей этнопринадлежности и ориентацию на национально-культур­ные ценности остается дискуссионным. Имеющиеся эмпирические сведения фрагментарны и случайны.

Проблема заключается в том, что этнофоры, социализировавшиеся в монолингвальной национальной среде, вынуждены ресоциализироваться и изменять свои устоявшиеся культурные ценности, оказавшись в урбанизированной билингвальной среде. Они испытывают внутриличностный конфликт, для нейтрализации которого ограничивают общение внутри своей диаспоры.

Объект исследования: этноидентичность этнофоров и их представления о культурно-ценностных ориентациях этнических соседей в Татарстане.

Предмет исследования: влияние билингвизма (двуязычия) на этно-идентичность и на взаимные представления русских и татар о культурных ценностях в Татарстане.

Цель исследования: определить влияние билингвизма на этноидентичность и на представления о культурно-ценностных ориентациях этнических соседей, проживающих в многоязычной среде.

Задачи исследования:

  1. Провести теоретический анализ и взаимосвязь психолого-философс­ких конструктов ценности, ценностных ориентаций и культурно-цен­ностных ориентаций личности.
  2. Эмпирически исследовать функциональные ценности разных социальных слоев русских и татар, проживающих в Татарстане.
  3. Эмпирически установить влияние этнического самоопределения этих народов на их культурно-ценностные ориентации.
  4. Провести сравнительно-сопоставительный анализ культурно-ценност­ных ориентаций этнофоров, прошедших социализацию в би- и монолингвальной среде.

Гипотеза исследования: многоязыковая социальная среда расширяет представления о культурно-ценностных ориентациях проживающих в ней этнофоров и обостряет рефлексию их этнической принадлежности (этно-идентичности).



Методологическую основу исследования составили:

- концепция культурных синдромов (аллоцентризма – идеоцентризма) в этноаффилиативных тенденциях этнофоров [H.Triandis, 1985, 1986; T.J.Scheff, 1994];

- обоснованные индикаторы групповой сплоченности [Г.М.Андреева, 1997; А.И.Донцов, 1979] в контексте межэтнических отношений;

- концепции национального самосознания [Л.И.Дробижева, 1985], этноидентичности и культурных границ [В.А.Тишков, 1997], межэтнической напряженности [Г.У.Солдатова, 1998];

- философско-психологические взгляды на функции ценностей в психоаналитическом [З.Фрейд, 1991; Э.Фромм, 1993] и гуманистическом направ­лениях [К.Kluckhohn, 1951; M.Rokeach, 1973; S.H.Schwartz, 2001; Б.С.Али­шев, 2000; В.М.Бызова, 1998; Н.А.Журавлева, 2006; Н.М.Лебедева, 2000; С.В.Лурье, 1989; Ю.А.Шерковин, 1987; М.С.Яницкий, 2000 и др.]

Методы исследования:

  1. Теоретико-психологичексий анализ философской, исторической, антропологической, социально-психологической, этносоциальной литературы по проблеме ценностей, ценностных ориентаций, взаимосвязи с культурно-ценностных ориентаций с этноидентификацией этнофоров.
  2. Кросскультурное исследование культурно-ценностных ориентаций и этноидентичность русских и татар, проживающих в многоязычной среде (на примере РТ).
  3. Эмпирические методы – шкалированные опросники, математико-статистическая обработка первичных данных с применением программного пакета "Statictica 6.0" 2002 г.

Научная новизна:

  1. Установлено влияние многоязычия на формирование представлений о культурных ценностях этнического соседа и на этническую самоидентификацию.
  2. Выявлено, что территориально-экономические условия социализации определяют представления как о культурно-ценностных ориентациях, так и этноидентичность самого этнофора.
  3. Обнаружено, что билингвальная языковая среда, в которой социализировались этнофоры, сокращает межэтническую дистанцированность.

Теоретическая значимость:

  1. Полученные эмпирические результаты исследования социальных слоев би- и монолингвальных этнофоров конкретизируют источник межэтнической напряженности в концепции Г.У.Солдатовой: это сельские эмигранты, обозначающие себя интеллигенцией в первом поколении.
  2. Эмпирически подтверждено влияние языковой среды раннего онтогенеза на представления этнофоров об этноидентичности и культурных границах этнического соседа.

Практическая значимость:

  1. Эмпирически полученные результаты заслуживают пристального внимания со стороны средств массовой информации при разработке и реализации концепции национальной политики как среди народов Среднего Поволжья, так и в Российской Федерации в целом.
  2. При составлении учебных программ в образовательных учреждениях, учитывающих региональный и федеральный компоненты по гуманитарным дисциплинам.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Социализация этнофора в разноязыковой среде расширяет круг его ценностных ориентаций и тем самым предопределяет представления этнических соседей друг о друге.
  2. Первичная социализация этнофора в языковой среде, являющейся носителем национальной культуры, предопределяет его этническую самоидентичность в будущем.

Достоверность результатов исследования установлена по статистическому критерию Манна-Уитни.

Апробация и внедрение результатов исследования: материалы диссертации докладывались на научных форумах: Всероссийская научно-прак­тическая конференция "Национально–региональный компонент стандарта профессионального образования в условиях национальной республики" (Казань, 22 сентября 2002); IV Всероссийская конференция по исторической психологии российского сознания "Ментальность российской провинции в настоящем и будущем" (Самара 1-2 июля 2004); IV Международная научно-практическая конференция "Реальность этноса-2002. Образование и проблемы межэтнической коммуникации" (СПб, апрель 2002); I форум молодых ученых и специалистов Республики Татарстан; IV научная конференция молодых ученых и специалистов (Казань 2001); Международно-практическая конференция "Этническое самосознание и кросскультурное взаимодействие народов Поволжья" (Казань 2003); V международная научно практическая конференция студентов и аспирантов "Психология XXI века", (СПб, 2002).

Структура работы: диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, список литературы из 112 наименований, из них 27 на иностранных языках и приложения общим объемом 123 стр.

Основное содержание работы.

Во введении обоснована актуальность исследования, определены его предметы, цели, задачи, сформулирована гипотеза, характеризуются методы исследования, новизна, теоретическая и практическая значимость, выдвинуты положения, выносимые на защиту.

В первой главе "Генезис представлений о ценностях и этноидентичности" приводится анализ существующих философских, социальных, психологических подходов к проблемам понимания ценностей, ценностных ориентаций, культуры в целом и их связи с культурно-ценностными ориентациям личности. Так же представлен теоретический анализ развития представлений об этноидентичности.

Параграф 1.1. "Развитие представлений о ценностях в философии" посвящен рассмотрению теоретических исследований значения "ценность" в различных философских школах. Анализ литературы показал, что изначально понятие "ценность" было введено в античной философии. Античные философы рассматривали "ценность" как добродетель, как некие душевные качества личности [Аристотель, 1989; Г.П.Выжлецов, 1995; Д.Лаэртский, 1986]; ценность как стоимость [И.Кант, 1985]

Вплоть до XVII-XVIII веков не было психологических теорий, определяющих феномен "ценности", а философы отождествляли ценности с их стоимостью и значимостью. [Т.Гоббс, Дж.Локк (Г.П.Выжлецов 1996)]

В последующем, проблема ценностей приобрела более психологический смысл. [В.Франкл, 1990, Ж.-П.Сартр, 1989]. Наибольший интерес с социально психологической позиции представляют идеи Парсонса о культурном аспекте ценностей. [T.Parsons, 1964].

В параграфе 1.2. "Психологическая природа ценностей" рассматривается понятие "ценность", функции ценностей в рамках различных психологических школ. Существует несколько подходов.

Бихевиористское направление не рассматривало ценности в сфере научного изучения человеческой природы. Рассматривалась проблема межгрупповых конфликтов и бихевиористы вывели ее в дельнейшем на социальный уровень, рассматривая ее не как функцию взаимоотношений между отдельными индивидами, а как функцию межгрупповых, в том числе и этнических, отношений.

Психоаналитическое направление – ценности как бессознательные образования, выполняющие функции контроля и регуляции деятельности и мыслей человека [З.Фрейд, 1991]. Ценности являются мотивами человеческой деятельности и выражаются в специфических формах отношения человека к миру [Э.Фромм, 1993].

В гуманистическом направлении – функции ценностей представлены в разных аспектах.

Научные представления о функциях ценностей представлено в табл.1

В теоретическом анализе установлено, что ценности – абстрактный и общий принцип схем поведения человека в рамках определенной культуры или общества, вокруг которых могут интегрироваться индивидуальные и социальные цели. Ценности можно определить как функциональные связи между человеком и окружающим его миром. В психологическом аспекте они проявляют себя в восприятии и оценке событий, в отношениях, в мышлении и принятии решений, в чувствах, в мотивах и действиях, – во всех без исключения формах психической жизни. [М.Г.Рогов, Б.С.Алишев, 2000].

В настоящем исследовании ценности рассматриваются как регуляторы во взаимодействии человека с окружающей действительностью (ценности в субъект–объектных отношениях). На основе ценностей осуществляется выработка жизненной позиции и программ жизнедеятельности, создание образа будущего, перспективы развития личности.

Таблица 1

Научные представления о функциях ценностей

Аспект мотивации Установка, аттитюд Продукт жизнедеятельности, социальное явление Общест­венные идеалы, убеждения Атрибут
абстракт­ного
Личност­ные ценности
Г.Мюррей [1986], А.Маслоу [1982], ККлакхон [1952], Ю.А.Шерко­вин [1987], А.Г.Асмолов [1989], В.М.Бызова [1998], Н.М.Лебедева [2000], Д.А.Леонтьев [2003], S.H.Schwartz [2001]. Ю.А.Шерко­вин [1986], У.Томас, Ф.Знанец­кий [1996], Д.Н.Узнадзе [1975], И.Н.Истомин [2000], С.Шварц [2001], П.С.Прагна­швили [1998], С.В.Лурье [1989], Шварц, Билски [1987], С.Яницкий [2000], Г.Оллпорт [1997], Ф.Василюк [1998], E.Spranger [2004], C.W.Morris [1994] А.И.Донцов [2001], Д.А.Леонтьев [2001], Ajzen, Fishbein [1998] M.Rokeach [1986], Б.С.Алишев [2000], М.Ярошевс­кий, А.В.Петровс­кий [2001]. М.Рокич [1989], Д.А.Леонтьев [2002], О.Г.Дробниц­кий [1990], M.Rokeach [1972], Н.И.Истомин [2001], S.H.Kluckhon [1962], S.H.Schwartz, W.Bilsky [1987], А.В.Петровс­кий, М.Г.Яро­шевский [2001]. Дж.Дьюи [1997], С.Л.Рубин­штейн [2001], У.Томас, Ф.Знанецкий [2002], К.А.Абуль­ханова-Славская [1999], Я.Гудечек [1997], С.С.Бубнова [1998]. У.Томас, Ф.Знанец­кий [1978], М.И.Боб­нева, С.С.Буб­нова [1987], В.М.Бы­зова [1998], M.Ro­keach [1986], Schwartz [2001].




У ценностей выделяется главная функция – создание упорядоченной, стабильной картины мира, имеющей значение для человека. В ценностях резюмируется весь жизненный опыт личности; это компонент структуры личности, вокруг которого вращаются помыслы и чувства человека и с точки зрения которой решаются многие жизненные вопросы.

Существует множество подходов к структурированию и классификации ценностей:

  1. "предметные" ценности, которые выступают как объекты направленных на них потребностей, и ценности сознания или ценностные представления [О.Г.Дробницкий, Д.А.Леонтьев, 1992].
  2. "сферные" ценности – ценности человеческой деятельности [Г.Ри­керт 1998, М.Шелер, 1994, Э.Шпрангер, 1982].
  3. Третий тип классификаций основан на выделении иерархических слоев или уровней ценностей.
  4. Четвертый тип представляет собой классификацию, основанную на выделении двух классов ценностей: "базовые" и "оперативные" ценности [S.J.Morris, 1956].

М.Рокич приводит общее разделение ценностей на основе традиционного противопоставления ценностей – целей (терминальные ценности – ценности жизнедеятельности) и ценностей – средств (инструментальные ценности – принципы жизнедеятельности). [M.Rokeach, 1973]. Также различаются ценности в зависимости от направленности на личностное развитие или на сохранение гомеостаза – ценности высшие (ценности развития) и низшие ценности (регрессивные ценности – ценности сохранения) [А.Маслоу, 1982]. Анализ существующих подходов показывает, что реальная классификация ценностей не линейная, а многомерная (табл.1).

Параграф 1.3. "Ценностные ориентации (ЦО)" посвящен исследованию проблемы ценностных ориентаций личности. Так же как ценности они не имеют единого определения. Одни исследователи понимают их как социальную установку личности на те или иные ценности; как выражение направленности интересов субъекта на ту или иную сферу деятельности. [Н.И.Кро­невельд, 1971]; ценностные ориентации как субъективная концепция ценностей или разновидностей аттитюдов, занимающих высокое положение в регуляции деятельности личности [К.Kluckhon, 1963]; как система, определяющая поступки и взаимоотношения людей [А.Г.Спиркин, 2000]; ЦО как отражение направленности личности, составляющее ее отношение к окружающему миру (регулирующая функция ЦО).

Природа ценностных ориентаций и ее функции в психологии рассматриваются неоднозначно. ЦО тесно связаны с познавательными и волевыми процессами и регулируют направленность личности [М.С.Яницкий, 2001; А.И.Донцов, 1974; Л.И.Анцыферова, 1981; А.Г.Здравомыслов, 2000]; ЦО выступают как регуляторы активности личности [А.Г.Здравомыслов, 1986]; как регуляторы волевых процессов [Ш.А.Надирашвили, 1987]; как регуляторы мыслительных и познавательных процессов, играют роль в регуляции деятельности человека [О.К.Ти­хомирова, В.Е.Клочко, В.Ф.Сержантов, В.Д.Шад­риков, Е.А.Климов, 2000]: мотивационно-потребностная функция ЦО [А.Мас­лоу, 1999]; ЦО как мотивы поведения и формирующие склонности и характер. [Б.Г.Ананьев, 1977].

Личностные ценностные ориентации являются одновременно и источниками, и носителями значимых для человека смыслов. Д.А.Леонтьев [1996], В.А.Ядов [1994] рассматривают ценностные ориентации как регулятивные образования, как диспозиции. На основе нормативного подхода выявлено три основных уровня в системе ценностных ориентаций, рассмотренных С.С.Буб­новой [1995] и адаптированные Б.С.Алишевым [2000]: ценности–идеалы (фундаментальные, ценности-духовные, социальные, материальные, гуманистические); ценности-свойства личности-ценности жизнедеятельности; ценностные способы поведения и установленные в виде образов и установок.

Таким образом, теоретические концепции второй половины XX века рассматривают психологическую природу ценностей через введение тождественных понятий "ценностные ориентации" и "личностные ценности", которые различаются, по существу, лишь отнесением ценностей либо к мотивационной, либо смысловой сферам. Формирование ценностных ориентаций в значительной мере обусловлено индивидуальным опытом жизни человека и определяется теми жизненными отношениями, в которых он находится. [А.Г.Здравомыслов, 1994].

Параграф 1.4. "Культурно-ценностные ориентации" рассматривает ценности как элементы культуры, реализующиеся в ценностных ориентациях личности. Проанализированы культурологические подходы к изучению ценностных ориентаций личности в зарубежной и отечественной научной литературе. Культурологический подход к ценностным ориентациям обнаружил существование межэтнических и межкультурных различий в личности, так называемый "национальный характер", но этот подход не объясняет сущность, происхождение и динамику этих различий, не объясняет как ценности интроецируются личностью.

Основы этничности личности закладываются в семье. Она является той языково-культурной средой, в которой происходит усвоение человеком социального опыта, приобретение им социально значимых качеств. При этом язык выступает важнейшим средством социализации. Осознание этничности во многом определяется языковой культурой той общности, в которой происходит становление личности. Ситуация межэтнического общения в билингвальной среде расширяет возможности этнофора в приобретении знаний об особенностях своей и соседствующих культур, способствует развитию межэтнического понимания и формированию толерантных навыков межэтнического общения. Можно предположить, что отсутствие опыта межэтнического общения обусловливает, с одной стороны, меньшую предрасположенность к подобным контактам, с другой – меньший интерес к собственной этничности. Культурно-ценностные ориентации этнофора более многогранны, знания о различиях между группами приобретаются раньше, а этническая идентичность более четко осознается, если человек социализируется в полиэтничной среде.

В параграфе 1.5. "Развитие представлений об этноидентичности" анализируются подходы в понимании этнического самосознания и этноидентичности. Для нашего исследования важным является тот факт, что этническая идентичность более четко осознается, если человек живет в полиэтничной среде. В процессе социализации человек приобретает новые знания межэтнических различий и более четко определяет свою принадлежность к определенной группе.

Во второй главе представлены результаты эмпирического изучения взаимных представлений этнических соседей в Татарстане о культурных ценностях и их этноидентичности.

В обследовании приняли участие 821 человек (рис.1).

 Структура выборки обследованных В последующем анализировались-1

Рис. 1. Структура выборки обследованных

В последующем анализировались результаты анонимного опроса по методикам "Культурно-ценностный дифференциал" и "Этническая идентичность" (Солдатова Г.У., 1998).

Для ответов применялась шкала интервалов от 1 до 4.

В последующем коэффициент выраженности качества от 0 до 1 подсчитывался по формуле:

,

где – качество не выражено; – качество выражено слабо; – среднее выражение качества; – качество выражено в полной мере.

Обработанные результаты представлены в табл.2-6. Достоверность различий определялась по -критерию Манна-Уитни. Анализ результатов обследования проводился по следующим направлениям:

- влияние многоязычия на формирование культурно-ценностных ориентаций;

- влияние места проживания и социализации на ценности и межэтнические толерантные отношения с соседствующей нацией;

- влияние многоязыковой среды на межэтническую дистанцированность;

- влияние этноидентичности на культурно-ценностные ориентации личности.

Взаимные представления о культурно-ценностных ориентациях этнических соседей, проживающих на территории РТ, рассматривались по четырем типам ценностных ориентаций: ориентация на группу, ориентаций на изменения в обществе, направленность на межэтническое взаимодействие, ориентация на власть.

Из статистически обработанных эмпирических данных видно, что русская, так и татарская интеллигенция, социализировавшиеся в билингвальной городской среде, не ориентированы на ингрупповую сплоченность (табл.2). Им более свойственен идеоцентризм.

Таблица 2

по критерию Манна-Уитни Русские о татарах Татары о русских
Внутригрупповая поддержка – разобщенность Внутригрупповая поддержка – разобщенность
интеллигенты-билингвалы
достоверность 31 2 20 2

Примечание: во всех таблицах показатели могут принимать значения в диапазоне от 0 до 1.

Отмечается утрата общинности, традиционной для российской ментальности, клановой привязанности, забвение национальных традиций, снисходительное отношение к историческому прошлому (табл.3).

Таблица 3

по критерию Манна-Уитни Русские о татарах Татары о русских
Верность традициям – разрушение традиций Верность традициям – разрушение традиций
интеллигенты-билингвалы
достоверность 21 2 22 2

На то есть свои основания. Во-первых, декларировавшаяся в СССР идеологическая концепция о сформированной за годы социализма единой общности "советский народ" с нивелированием национально-культурных традиций для трех поколений россиян не прошла бесследно. Во-вторых, в урбанизированных условиях существования, которые навязывают быстрый и "жесткий" ритм жизни, постоянная борьба за социальное выживание в условиях мегаполиса, поддержание внутриэтничной сплоченности, следование национальным традициям отходит на второй план. Аллоцентризм с индикаторами клановости, коллективизма и внутриэтничной сплоченности подчинением этнофора своей ингруппе, приоритетами межпоколенных связей не наблюдается. Напротив, совместное проживание двух народов, имеющих глубокие исторические и культурные корни, а также многовековые традиции существенно влияют на кросскультурную оценку. Это выражается в соперничестве между соседствующими нациями, в отношении к власти и расхождении в ценностях и жизненных приоритетах (табл.4).

Таблица 4

по критерию Манна-Уитни Русские о татарах Татары о русских
Миролюбие-агрессивность Миролюбие-агрессивность
интеллигенты-билингвалы
достоверность 27 2 14 2
Мотивация достижения- соперничество Мотивация достижения- соперничество
интеллигенты-билингвалы
достоверность 26 2 28 2
Устремленность в прошлое- в будущее Устремленность в прошлое- в будущее
интеллигенты-билингвалы
достоверность 27 2 15 2

У татарской билингвальной интеллигенции в городах отмечается нежелание близких межэтнических связей. При внешней бытовой толерантности, миролюбии и сердечности к соседствующей аутгруппе (русским), татары дают им низкую оценку по показателям межэтнического взаимодействия, определяя их как эмоционально холодных к своему этническому соседу (миролюбие 0,4-агрессивность 0,2).

За этим скрывается непринятие традиций, ценностей и жизненного уклада русских, которые, по мнению татарской интеллигенции, инертны к прогрессивным общественным инновациям (устремленность в прошлое 0,3 – устремленность в будущее 0,4).

Татары же, по мнению русских, более склонны к риску, о чем свидетельствует стремительный взлет экономики и политики республики в постсоветский период.

Русские интеллигенты-билингвалы усматривают в своих этнических соседях стремление к преобразованию и нововведениям, реинкарнации своей национальной самобытной культуры (устремленность в прошлое 0,3-устрем­ленность в будущее 0,6).

Это прослеживается в конституциональном закреплении государственного двуязычия в Татарстане, во введении татарского языка в образовательные программы, в попытках перевода национальной письменности на латиницу, в названиях улиц и городских районов именами национальных героев, в предписаниях владеть двуязычием служащим медицинских, правоохранительных и административных учреждений.

В отличие от билингвальной интеллигенции, этнофоры, социализировавшиеся в монолингвальной среде (в основном, сельские жители Татарстана), более тяготеют к кросскультурному взаимодействию с соседствующим народом, при этом они тверже ориентированы на внутриэтничную сплоченность и традиционную национальную культуру (русские о татарах: внутригрупповая сплоченность 0,7 – разобщенность 0,5; верность традициям 0,8 – разрушение традиций 0,4; татары о русских: внутригрупповая сплоченность 1 – разобщенность 0,5; верность традициям 0,7 – разрушение традиций 0,1).

Русские и татарские этнофоры-монолингвалы субъективно не переживают внутренний дискомфорт при соприкосновении с обычаями и традициями этнического соседа в кросскультурном взаимодействии. Это проявляется в толерантных взаимоотношениях и комплементарности бытового уклада титульных народов Татарстана. Активное возрождение христианских и мусульманских ритуалов свидетельствует о тяготении русских и татар к своим национальным архетипам без конфронтационного соперничества. Связь с прошлым закреплена как в религиях, так и через сохранение национально-культурных ценностей в быту.

Монолингвальная интеллигенция эмоционально настроена на межэтническое общение с соседствующей нацией и более ориентирована на прогрессивные изменения в обществе, чем их городские коллеги (русские о татарах: толерантность 0,7 – интолерантность 0,3; открытость переменам 0,7 – замкнутость 0,2; татары о русских: толерантность 0,8 – интолерантность 0,3; открытость переменам 0,8 – замкнутость 0,2).

Эти тенденции, на наш взгляд, вызваны длительным проживанием в монолингвальной среде, которая при неразвитости коммуникаций искусственно самоизолирует сельское население от интенсивного кросскультурного взаимодействия. Как следствие, соседствующая нация представляется этнофору в идеализированном свете, что видно из более высоких оценок, приписываемых этническому соседу.

Аллоцентрические тенденции в ориентации на власть и на политические авторитеты наблюдаются у сельской монолингвальной интеллигенции по осям дисциплинированности и жесткости регулирующих запретных стандартов общества. Особенно бросается в глаза подчинение авторитетам среди представителей татарской интеллигенции (татары о русских: интеллигенты билингвалы: значимость авторитета 0,4 – недоверие власти 0,2; интеллигенты монолингвалы: значимость авторитета 0,6 – недоверие власти 0,5). Свидетельство тому – соблюдение этики внутриэтнической группы на бытовом уровне, почитание старших и высокостатусных лиц, распределение материальных благ и иерархия "почетных" мест на семейных встречах, собраниях, свадьбах и т.д. Возрождение обычаев свидетельствует о тяготении татар, прошедших социализацию в монолингвальной среде, к своему историческому прошлому.

Монолингвальная интеллигенция независимо от национальной принадлежности не проявляет межэтнической дистанцированности по отношению к соседствующей нации, а напротив, стремится поддерживать теплые межэтнические отношения с соседствующим этносом, по осям толерантность – интолерантность и эмоциональность в отношениях – миролюбие-агресивность (русские о татарах: толерантность 0,8 – интолерантность 0,3; миролюбие 0,8 – агрессивность 0,2; татары о русских: толерантность 0,8 – интолерантность 0,3; миролюбие 0,4 – агрессивность 0,3).

Анализ результатов обследования представителей рабочих (транспорта, торговли, производства), проживающих на территории республики Татарстана, показал:

Независимо от национальной принадлежности, среди рабочих не наблюдается яркой межэтнической дистанцированности, что говорит об отсутствии каких-либо межэтнических разногласий.

Русские рабочие билингвалы, проживающие в городской среде, относятся с некоторой осторожностью к представителям татарской нации. Они более дистанцированы во взаимодействии с татарами. Наблюдается тенденция к этноцентризму. Этому свидетельствует низкий показатель по осям ориентации на внутригрупповую сплоченность, хотя в общем отношения толерантные и не превышают нормы.

В отличие от русских билингвалов, проживающих в городе, русские сельские билингвалы более тяготеют к внутригрупповой сплоченности и межэтническому взаимодействию с соседствующей аутгруппой. Этому может свидетельствовать схожий характер деревенского уклада жизни и общие сельскохозяйственные интересы (табл.5).

Таблица 5

Ориентация на внутриэтническую сплоченность

по критерию Манна-Уитни Русские гор. о татарах Русские сельск. о татарах
Внутригрупповая сплоченность – разобщенность Внутригрупповая сплоченность – разобщенность
рабочие-билингвалы
достоверность 72 682

Таблица 5 (продолжение)

Ориентация на межэтническое взаимодействие

Русские гор. о татарах Русские сельск. о татарах
Толерантность – интолерантность Толерантность – интолерантность
рабочие-билингвалы
достоверность -32 762
Миролюбие – агрессивность Миролюбие – агрессивность
рабочие-билингвалы
достоверность 242 732

Примечание: статистических различий у сельских татар би- и монолингвалов с другими национальными выборками не обнаружено; поэтому они не включены в таблицы.

Русские рабочие, проживающие в селе и социализировавшиеся в монолингвальной среде, дистанцированы в общении с этническим соседом. Межэтнические отношения не выходят за рамки профессиональных (табл.6).

Таблица 6

Русские жители сёл о татарах

Толерантность – интолерантность Миролюбие – агрессивность Мотивация достижения – соперничество
рабочие-моно­лингвалы
достоверность 1302 1802 1552

Татары-рабочие, социализировавшиеся в монолингвальной среде, более открыты к позитивным межэтническим контактам с русским народом.

Трансформация этнической идентичности этнофоров оценивалась шкалированной методикой Г.У.Солдатовой (1998) по трем векторам: гипоидентичности (этнонигилизм, этническая индифферентность); гиперидентичность (этноэгоизм, этноизоляционизм, этнофанатизм) и позитивной этнической идентичности. Последняя характеризуется балансом взаимопринятия собственной и соседствующей общности, а потому приобретает статус "нормы".

Формула подсчета показателей этнической идентичности

где – число ответов в опроснике с приписанными баллами от 1 до 5;

– число опрошенных.

В результате обследования получены данные (рис.2), свидетельствующие о том, что национальные интересы этнофоров-татар, превалируют над интересами русских, что может вызвать напряженность в общении с представителями других этнических групп. Нужно отметить, что крайняя форма гиперидентичности больше всего также выражена у представителей городской монолингвальной интеллигенции (0,70). Этноформирующую идентичность и этнофанатизм в быту чаще всего обозначают как национализм. В сравнении с русскими, татары ярче манифестируют свою этническую принадлежность, которая более эмоционально выражается представителями гуманитарной интеллигенции.

 оказатели этноидентичности татарской интеллигенции Примечание:-34

Рис. 2 Показатели этноидентичности татарской интеллигенции

Примечание: показатели могут принимать значения в диапазоне от 0 до 1

Русское население Татарстана индифферентно к своему национальному обозначению независимо от происхождения, социализации и социального статуса. Статистически значимых различий в этнической самоидентификации между социальными слоями русских не обнаружено.

Безотносительно к социальным слоям, татары, прошедшие социализацию в монолингвальной среде и длительно проживающие в городских условиях, менее склонны идентифицировать себя как нация. Показатели этнической нормы высокие (0,38). Позитивная этническая идентичность для этнофоров-монолинг­валов, проживающих в городе, одновременно является условием их самобытного существования с тенденциями к межкультурному взаимодействию с территориально соседствующей нацией. Они отдают предпочтение национальным культурным ценностям, сохраняя при этом готовность к межэтническим контактам.

Результаты обследования свидетельствуют о том, что сельские татары, социализировавшиеся в монолингвальной среде, ярче манифестируют свою национальную принадлежность. Безотносительно к социальному статусу сельские татары-монолингвалы склонны к этнической гиперидентиности, что выражено показателями этноэгоизма, этноизоляционизма и этнофанатизма (0,24-0,29). Это прослеживается в стремлении к сепаратизму татар-монолинг­валов, к их желанию сохранить самобытную культуру путем дистанцированности от соседствующих культур.

Вычисление корреляции этнической идентичности этнофоров с их культурно-ценностными ориентациями высветили "ядерные" показатели признаков культурного синдрома двух веками соседствующих этносов (рис.3-6).

Татарская интеллигенция отмечается выраженными связями признаков аллоцентрической культуры (рис.3).

, Корреляционные плеяды культурно-ценностных ориентаций с-35

,

Рис.3. Корреляционные плеяды культурно-ценностных ориентаций
с этноидентичностью татарской интеллигенции

В полученной констелляции центральным звеном выступает этноцентризм, который "притягивает" к себе показатели толерантности (уступчивость, открытость, взаимовыручка) и показатели коллективистских культур (уважение к власти, подчиненность традициям, законопослушность). Совокупность полученных положительных связей признаков можно интерпретировать как позитивный этноцентризм, а блок отрицательных связей – как национальная автономизация от соседствующих культур.

В контрасте с татарской интеллигенцией татары-служащие тяготеют к мажоритарной русской культуре: низкая национальная самоидентификация сочетается с позитивным отношением к аутгруппе (рис.4).

,, Корреляционные плеяды культурно-ценностных ориентаций с-38

, ,

Рис.4. Корреляционные плеяды культурно-ценностных ориентаций
с этноидентичностью татарских рабочих и служащих

Это вызвано объективной необходимостью сосуществования в едином экономическом пространстве с соседствующим народом, в котором национально-культурная ориентация не определяет успешность межэтнического взаимодействия. Интеллигенция же, являясь авангардом нации, ответственна за сохранение национальной культуры со всеми ее атрибутами и ценностями, что предопределяет ее дистанцированность от своих этнических соседей.

Русская интеллигенция
Татарстана
Русская интеллигенция
российского Северо-Запада
, Корреляционные плеяды культурно-ценностных ориентаций с-42

,

Рис.5. Корреляционные плеяды культурно-ценностных ориентаций с этноидентичностью русской интеллигенции Татарстана и Русской интеллигенции российского Северо-Запада

Русская интеллигенция (рис.5), проживающая на территории республики Татарстан, не склонна к яркой этноидентификации, предпочитая не выделяться на фоне этнических татар Татарстана. Она старается оставаться в тени, не манифестируя свою национальную принадлежность, оставаясь законопослушной и склонной к подчинению мажоритарной культуре Татарстана. Это объясняется многовековой ассимиляцией русских с татарами, проживающими в одном геополитическом и ландшафтном пространстве.

В контрасте с русскими РТ, в корреляционной плеяде русской интеллигенции, проживающей на территории российского Северо-Запада, главным связующим звеном является положительная гиперидентичность с индикаторами этнофанатизма, этноиндифферентности, этноизоляции. При яркой самоидентификации, склонной к национальному фанатизму, у представителей данной этногруппы сильно выражена внутригрупповая сплоченность, пересекающаяся с историческим прошлым и традиционализмом.

Русская интеллигенция российского Северо-Запада проживает в основном в монолингвальной среде РФ, где доминирует русская культура. Не имея тесных межэтнических контактов с татарами, они смутно представляют себе обобщенный образ этого этноса. При вынужденной автономизации у них ярче выражена собственная этноидентичность.

Что касается этнофоров производительного труда, то корреляционные плеяды этноидентичности у них не выстраиваются (рис. 6).

, орреляционные плеяды культурно-ценностных ориентаций с-45

,

Рис. 6 Корреляционные плеяды культурно-ценностных ориентаций
с этноидентичностью русских рабочих и служащих

Индикаторы этнической самоидентичности не связаны между собой или находятся в отрицательной связи. Для постоянного производственного взаимодействия с разными этническими группами их национальная принад­лежность значения не имеет. Интеллигенция же, являясь авангардом нации, чувствует и осознает свою ответственность за сохранение национальной культуры с ее ценностями и за принятие важных государственных решений.

Выводы

  1. Выдвинутая гипотеза исследование подтвердилась:

Спектр культурных ценностей этнофора тем шире, чем дольше он проживает в билингвальной этнической среде.

  1. Культурные ценности и ценностные ориентации полиэтнического населения Татарстана не гомогенны. Их гетерогенность детерминирована языковой средой, в которой проходил первичную социализацию (до 15-летнего возраста) этнофор; этнической самоидентификацией этнофора, его возрастом, местом проживания.
  2. Первичная социализация этнофора в монолингвальной среде наклады­вает отпечаток на его отношение к представителю соседствующего этноса: сельские эмигранты, переселившиеся в урбанизированную полиэтни­ческую среду и получившие гуманитарное образование в высшем учебном заведении, в культурной жизни склонны сокращать и ограничивать близкие отношения кругом своей этнической общности.
  3. Сельские жители, с детства социализировавшиеся в монолингвальной среде, более толерантны к своим иноязычным соседям, чем горожане, выросшие в идентичных монолингвальных условиях. Последние к представителям соседствующего народа относятся более настороженно.
  4. Русское население Татарстана, безотносительно к исследованным социальным слоям, индифферентно к своей этнической принадлежности. Свою национальную принадлежность наиболее настойчиво манифестируют две категории населения Татарстана: сельские татары и татары–эмигранты из села, обозначающие себя городской интеллигенцией в первом поколении.
  5. Представления о различиях между этническими культурами формируются у этнофора онтогенетически раньше, а этническая принадлежность (этноидентичность) осознается более четко, если субъект социализируется в многоязыковой среде.
  6. Ситуация межэтнического общения в билингвальной среде расширяет возможности индивида для познания особенностей своей и соседствующей культуры, способствует развитию межэтнического понимания, формированию навыков межэтнического общения и толерантности.
  7. Чем плотнее коммуникация в деятельности, общении и быту между этнофорами, проживающими на общей территории, тем выше их ассимиляционные тенденции даже без репродукции населения в межнациональных браках.

Основные положения диссертационного исследования отражены
в следующих публикациях:

I. Научные статьи:

а) опубликованные в ведущих российских периодических изданиях, рекомендованные ВАК РФ для публикации основных положений кандидатской диссертации:

  1. Волчкова, Е.Э. Культурно-ценностные ориентации интеллигенции Татарстана / И.М.Юсупов, Е.Э.Волчкова // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Специальный выпуск "Актуальные проблемы психологии". №3. – 2006 – С.268-272, 0.31 п.л.

б) опубликованные в российских и региональных периодических изданиях, межвузовских и вузовских журналах, сборниках:

  1. Волчкова, Е.Э. Многоязычие – этнопсихологический фактор форми­ро­вания межнациональных толерантных отношений (на примере старшеклас­сников в РТ) / Е.Э.Волчкова// Актуальные проблемы педагогики и психо­ло­гии: Сборник научных трудов молодых ученых и студентов Казан­ского государственного педагогического университета. Вып.7 / Под ред. Р.А.Ва­леевой. – Казань: КГПУ, 2004. – С.99-103, 0.31 п.л.
  2. Волчкова, Е.Э. Многоязычие – фактор формирования эмпатийной личности / Е.Э.Волчкова // Психологические исследования в педагогическом университете: Сб. статей. Вып.5 / Под ред. Л.Р.Фахрутдиновой, Д.В.Виль­кеева, И.М.Юсупова. – Казань: КГПУ. – Сб.5, 2004. – С.115-121, 0.43 п.л.
  3. Волчкова, Е.Э. Генезис теоретических представлений о ценностях в философии / Е.Э.Волчкова // Актуальные проблемы педагогики и психоло­гии: Сборник науч. тр. молодых ученых и студентов Казанского госу­дарственного педагогического университета. Вып.8 / Под ред. Р.А.Валеевой. – Казань: КГПУ, 2005. – С.11-15, 0.31 п.л.
  4. Волчкова, Е.Э. Эмпирическое изучение культурно-ценностных ориентаций основных народов Татарстана / Е.Э.Волчкова // Психология взаимоотношения этносов в условиях многонационального региона Татарстана / Под. ред. Л.Р.Фахрутдиновой, Д.В.Вилькеева. – Казань: Изд-во ТГГПУ, 2006. – С. 149-164, 0.93 п.л.
  5. Волчкова, Е.Э. Эмпирическое изучение этнической идентичности основных народов Республики Татарстан / Е.Э.Волчкова // Психология взаимоотношения этносов в условиях многонационального региона Татарстана / Под. ред. Л.Р.Фахрутдиновой, Д.В.Вилькеева. – Казань: Изд-во ТГГПУ, 2006. – С.165-183, 1.18 п.л.

II. Материалы научно-практических конференций:

  1. Волчкова, Е.Э. Многоязычие – как фактор, обусловливающий фор­ми­рование личности школьника в условиях многонационального региона России (на примере Татарстана) / Е.Э.Волчкова // I Форум молодых ученых и специалистов Республики Татарстан: IV Научная конференция молодых уче­ных и специалистов РТ. – Казань, 2001. – С. 22-24, 0.18 п.л.
  2. Волчкова, Е.Э. Многоязычная модель образования как условие раз­ви­тия толерантных школьников (на материале республики Татарстан) / Е.Э.Волчкова // "Реальность этноса": Образование и проблемы межэтничес­кой коммуникации": материалы IV научно-практической – СПб.: РГПУ, 2002. – С.322-323, 0.12 п.л.
  3. Волчкова, Е.Э. Многоязычие – этнопсихологический фактор форми­ро­вания межличностных толерантных отношений / Е.Э.Волчкова // Всерос­сийская научно-практическая конференция "Национально-регио­наль­ный ком­понент стандарта профессионального образования в условиях нацио­нальной республики". – Казань, 2002. – С.13-16, 0.25 п.л.
  4. Волчкова, Е.Э. Многоязычие – этнопсихологический фактор форми­ро­вания межнациональных толерантных отношений (на примере старшеклас­сников Республики Татарстан) / Е.Э.Волчкова // Международная научно-практическая конференция "Этническое самосознание и кросскуль­турное взаимодействие народов Поволжья – Казань, 2003. – С.43-45, 0.18 п.л.

ВОЛЧКОВА Елена Эдуардовна

ВЛИЯНИЕ ДВУЯЗЫЧИЯ НА ЭТНОИДЕНТИЧНОСТЬ ЭТНОФОРОВ
И ИХ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЯХ ЭТНИЧЕСКИХ СОСЕДЕЙ В ТАТАРСТАНЕ

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.