WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Взаимосвязь синдрома эмоционального выгорания и стратегий преодоления стресса у социальных работников

На правах рукописи

Асеева Инна Николаевна



Взаимосвязь синдрома эмоционального выгорания и стратегий преодоления стресса у социальных работников



19.00.05 – социальная психология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Самара 2007

Работа выполнена на кафедре общей и прикладной психологии ГОУ ВПО

«Самарский государственный педагогический университет»

Научный руководитель: кандидат психологических наук,

доцент Пронин Сергей Павлович




Официальные оппоненты:


доктор психологических наук, профессор Орел Валерий Емельянович, профессор кафедры психологии труда и организационной психологии факультета психологии Ярославского государственного университета.

кандидат психологических наук Шейнис Михаил Юрьевич, главный таможенный инспектор (психолог) Самарской таможни.

Ведущая организация Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского.



Защита состоится 14 ноября 2007 года в 14 часов на заседании диссертационного совета К 212.216.06 при ГОУ ВПО «Самарский государственный педагогический университет» по адресу: 443099, г. Самара, ул. М.Горького, 65/67.

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке ГОУ ВПО «Самарский государственный педагогический университет» или на сайте http://www.sgpu.info

Автореферат разослан «13» октября 2007г.

Ученый секретарь диссертационного совета Т.В. Семенова



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность диссертационного исследования определяется современной социально-экономической и политической ситуацией в стране, которая характеризуется возникновением общественно-исторических условий, порождающих широкий спектр принципиально новых стрессовых ситуаций в общественном, групповом и индивидуальном бытии, в частности, в профессиональной деятельности личности. Резкое увеличение социальной напряженности в обществе приводит к увеличению числа индивидов и групп, находящихся в состоянии социально-психологической дезадаптации.

Таким образом, в отечественной психологии возникает потребность в исследовании природы факторов социального дистресса. В зарубежной психологии вопросами поведения и переживаний личности в трудных, стрессовых, экстремальных ситуациях интенсивно занимаются представители социальных наук, в том числе, и различные направления психологической науки. Одним из приемов психологической защиты в стрессовых ситуациях, дезадаптации в профессиональной деятельности выступает синдром «эмоционального выгорания».

Эмоциональное выгорание представляет собой приобретенный стереотип эмоционального, чаще всего профессионального, поведения. «Выгорание» отчасти функциональный стереотип, поскольку позволяет человеку дозировать и экономно расходовать энергетические ресурсы. В то же время, могут наступать его дисфункциональные следствия, когда выгорание отрицательно сказывается на исполнении профессиональной деятельности.

Специфика данного синдрома, особенности его проявления и развития изучались многими авторами и описаны в различных терминах (В.В. Бойко, 1996; Н.Е. Водопьянова, 1997; К. Маслач, 1982; В.Е. Орел, 2001; Т.И. Ронгинская, 2002; Т.В. Форманюк, 1994) и с разных позиций, но, несмотря на большое количество исследований в зарубежной и отечественной психологической науке синдрома эмоционального выгорания проблемам взаимосвязи поведения преодоления и эмоционального выгорания посвящено скромное количество исследований.

Можно отметить недостаток методического инструментария для изучения феноменологии поведения преодоления и незначительное число работ, посвященных изучению феномена «выгорания» в профессиональной деятельности социальных работников, особенно в контексте динамики синдрома, что свидетельствует о недостаточном внимании, уделяемом исследователями разработке данной проблемы. До настоящего времени данный феномен рассматривался в основном применительно к представителям других социономических профессий (в частности, «помогающих»): врачей, психологов, психотерапевтов, юристов, учителей.

Все многообразие причин, детерминирующих профессиональные деструкции или синдром эмоционального выгорания, приводит к поведению либо в форме психологической защиты от неприятных переживаний, либо в виде конструктивной активности личности, направленной на разрешение проблемы.

В связи с изучением того, как люди справляются со стрессовыми ситуациями на повседневном уровне, а также в экстремальных условиях, Р. Лазарусом и С. Фолкманом было введено понятие «coping behavior» (поведение преодоления), которое использовалось для описания характерных способов поведения человека в разных ситуациях. Первоначально это понятие определялось как сумма когнитивных и поведенческих усилий, затрачиваемых человеком для ослабления влияния стресса. Современный подход к изучению механизмов формирования совладающего поведения учитывает следующее положение: человеку присущ инстинкт преодоления, одной из форм проявления которого является поисковая активность, обеспечивающая участие стратегий во взаимодействии субъекта с различными ситуациями.



Исследование взаимосвязи синдрома эмоционального выгорания и копинг-поведения позволить спрогнозировать и предупредить программы мероприятий по профилактике синдрома и выработать наиболее благоприятные стратегии преодоления стрессовых ситуаций, неизбежно возникающих в ходе профессиональной деятельности.

Актуальность поставленной проблемы определила цель нашего исследования, выбор его объекта и предмета.

Объект исследования – синдром эмоционального выгорания и предпочитаемые стратегии преодоления стресса у социальных работников.

Предмет исследования – взаимосвязь синдрома эмоционального выгорания и предпочитаемых копинг-стратегий у социальных работников в зависимости от стажа и специфики деятельности.

Цель исследования заключается в изучении и описании взаимосвязи синдрома эмоционального выгорания и предпочитаемых копинг-стратегий у социальных работников в зависимости от стажа и специфики деятельности.

Гипотеза исследования – взаимосвязь синдрома эмоционального выгорания и предпочитаемых стратегий преодоления стресса у социальных работников определяются такими факторами как: стаж и вид профессиональной деятельности.

Исходя из общей цели и выдвинутой гипотезы, в исследовании решались следующие задачи:

- определить степень выраженности синдрома «эмоционального выгорания» у социальных работников, выполняющих патронажную и административную функции;

- выявить наиболее предпочитаемые стратегии поведения преодоления в сложных профессиональных ситуациях для обеих групп;

- исследовать взаимосвязь между степенью выраженности синдрома «эмоционального выгорания» и наиболее используемыми стратегиями поведения личности в сложной социально-психологической ситуации;

- на основе анализа взаимосвязей спрогнозировать модель дальнейшей динамики синдрома «эмоционального выгорания».

Теоретико-методологические основания исследования.

В качестве методологических предпосылок исследования выступили общетеоретические и экспериментальные подходы к изучению синдрома «эмоционального выгорания» в отечественной и зарубежной психологии (В.В. Бойко, Н.Е. Водопьянова, Н.В. Гришина, С. Джексон, Э.Ф. Зеер, К. Маслач, Л.М. Митина, В.Е. Орел, Т.И. Ронгинская, Е.С. Старченкова, Э.Э. Сыманюк, Т.В. Форманюк, Х.Дж. Фрейденберг), концепции профессионального становления личности (С.П. Безносов, Е.А. Климов, А.К.Маркова, Н.С. Пряжников, Е.Ю. Пряжникова, К.К. Платонов, Э.Ф. Зеер), концепции профессиональной социальной деятельности (Н.А. Аминов, Н.Ю. Васильева, Н.С. Данакин, И.М, Лаврененко, И.С. Мещанкина, Г.П. Филиппова, М.В. Фирсов, Т.Д. Шевеленкова, Н.Б. Шмелева), основные теоретические подходы к определению преодолевающего поведения и результаты экспериментальных исследований по данной проблеме (А. Адлер, Л.И. Анциферова, С.В. Ковалев, С.К. Нартова-Бочавер, W. Ensel, N. Haan, R. Lazarus, N. Lin, R.H. Moos, M.D. Rich, H. Thomae, S. Folkman).

Методы исследования. В ходе теоретического и методологического обоснования проблемы и проверки выдвинутой гипотезы исследования использовались теоретические методы аналитического исследования, позволяющие объяснить причинно-следственную связь изучаемых явлений, эмпирические методы диагностики (опросник MBI, методика диагностики уровня «эмоционального выгорания» В.В. Бойко, методика И. Г. Сизовой и С. И. Филипченковой «Методика диагностики когнитивно-поведенческих стратегий преодоления»), статистические методы обработки полученных данных (метод согласия частот, метод определения достоверности различий, корреляционный анализ, регрессионный анализ), обеспечивающие качественный и количественный анализ результатов. Вычисления производились с помощью статистических пакетов SPSS 11.5, Stadia 6.3. prof, пакет анализа Microsoft Excel.

Этапы исследования:

I этап теоретический (2004-2005 г.) теоретический анализ отечественной и зарубежной литературы по проблеме синдрома «эмоционального выгорания» и поведения преодоления, определение основной концепции и методологии исследования, определение цели, задач, экспериментальной гипотезы и методов исследования.

II этап эмпирический (2005-2006 г.) определение экспериментального плана исследования, подбор методик, адекватных целям и задачам исследования, формирование экспериментальной выборки, сбор эмпирических данных. Проведена математическая обработка полученных данных с помощью методов статистического анализа.

III этап аналитический (2006-2007 г.) анализ полученных результатов, осмысление выявленных тенденций и закономерностей, интерпретация полученных данных методами качественного и количественного анализа, окончательное литературное оформление диссертационного исследования.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

Уточнено понятие и содержание синдрома эмоционального выгорания для работников социальной службы. Показана специфика симптоматики эмоционального выгорания у социальных работников, в зависимости от особенностей профессиональной деятельности. Для социальных работников, выполняющих патронажные функции характерны симптомы, направленные на поддержание эмоционального равновесия. Для социальных работников, решающих административные задачи, наибольшее значение приобретают симптомы, связанные с изменением отношения к себе как профессионалу и личности.

Описана динамика синдрома у групп социальных работников. У социальных работников, выполняющих патронажные функции, происходит постепенное увеличение выраженности синдрома по мере увеличения стажа профессиональной деятельности с появлением первого пика на первом выделенном этапе от 4 до 10 лет, и второго на следующем этапе более 10 лет. Для социальных работников, решающих административные задачи, характерен пик на этапе от 4 до 10 лет профессиональной деятельности.

Изучены и описаны наиболее предпочитаемые копинг-стратегии поведения, детерминированные определенным уровнем синдрома эмоционального выгорания.

Установлена взаимосвязь между определенным уровнем выраженности синдрома эмоционального выгорания и наиболее предпочитаемыми стратегиями преодоления в зависимости от стажевой динамики и специфики профессиональной деятельности социальных работников. Социальные работники, занимающиеся административными вопросами, характеризуются взаимосвязью низкого, в основном, уровня выраженности синдрома эмоционального выгорания и меньшим количеством используемых стратегий преодоления, по сравнению с группой социальных работников, занимающихся патронажной деятельностью. Это объясняется тем, что в данной профессиональной деятельности меньше психологических ситуаций, ограниченных во времени и побуждающих человека к избирательной активности. По сути, это можно было бы назвать простым приспособлением по сравнению с экспериментальной группой, где дополнительные внутренние и внешние обстоятельства усложняют содержание поведения преодоления.

Разработана модель прогнозирования дальнейшей динамики синдрома эмоционального выгорания и детерминированного им поведения на основе полученных моделей регрессионного.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что полученные результаты исследования дополняют научные представления о механизмах развития синдрома эмоционального выгорания у социальных работников; получены новые данные о взаимосвязи между уровнем выраженности синдрома и наиболее предпочитаемыми копинг-стратегиями. Исследование расширило теоретическое представление о синдроме эмоционального выгорания у работников социальных служб в контексте специфики профессиональной деятельности – патронажной и административной.

Практическая значимость исследования состоит в том, что полученные данные могут быть использованы в целях прогнозирования, профилактики и коррекции синдрома эмоционального выгорания социальных работников как психологами, работающими в данных организациях, так и администрацией учреждений социальной помощи населению. Полученные модели взаимосвязей синдрома и наиболее предпочитаемых стратегий поведения преодоления в сложных профессиональных ситуациях могут быть учтены при адаптации и дальнейшем профессиональном росте социальных работников, для выработки наиболее продуктивных и благоприятных стратегии поведения личности в ситуациях, вызывающих психо-эмоциональное напряжение. Результаты исследования дают практическим психологам возможность проведения как консультационной, так и профилактической работы по предупреждению развития синдрома у специалистов сферы «человек-человек».

Надежность и достоверность результатов, полученных в процессе исследования обеспечены обоснованностью методологии исследования, её соответствием поставленной проблеме; осуществлением исследований на достаточно высоком теоретическом и практическом уровне; применением комплекса методов и инструментов, адекватных предмету и задачам; продолжительностью экспериментальной работы и возможностью её повторения; репрезентативностью объёма выборки и значимостью экспериментальных данных и тенденций.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения и результаты исследования обсуждались на Международной научно-практической конференции «Практическая психология: от фундаментальных исследований до инноваций» (Тамбов, 2007), на IV Российской научно-методической конференции «Учебный, воспитательный и научный процессы в вузе» им. М.Д. Челышова (Самара, 2006), на межвузовских обсуждениях научных трудов, посвященных проблемам социальной психологии личности (Саратов, 2006-2007), а также были представлены в специальном выпуске Известий Самарского научного центра Российской академии наук «Актуальные проблемы психологии» (Самара, 2006), на международных интернет-конференциях по проблеме синдрома эмоционального выгорания.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Комплекс симптомов эмоционального выгорания и степень выраженности синдрома эмоционального выгорания зависят от длительности и интенсивности эмоционального контакта с людьми в ходе профессиональной деятельности социальных работников.
  2. В зависимости от стажа и вида осуществляемой деятельности степень выраженности синдрома имеет различный профиль динамики, детерминированный интенсивностью и длительностью контакта с людьми, выраженный как в качественных различиях, так и статистически достоверных различиях.
  3. Уровень и компоненты синдрома эмоционального выгорания определяются различными копинг-стратегиями поведения, наиболее предпочитаемыми в сложных психо-эмоциональных ситуациях. Чем разнообразнее содержание синдрома эмоционального выгорания, обусловленного постоянным контактом с людьми, тем шире круг предпочитаемых стратегий по предотвращению трудных ситуаций.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка литературы, включающего 173 наименования, приложений, иллюстрирована 22 таблицами и 6 рисунками.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы исследования; сформулированы цель, задачи, гипотеза исследования; определены объект и предмет исследования; описаны теоретические и методологические основы и методы исследования; показаны научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, сформулированы положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Теоретические аспекты изучения проблемы синдрома эмоционального выгорания и поведения преодоления в стрессовых ситуациях» посвящена обзору теоретических и исследовательских работ, касающихся различных аспектов изучаемой проблемы. Анализируются понятие и сущность синдрома эмоционального выгорания в концепциях отечественных и зарубежных авторов (С.Е.Джексон, К. Кондо, Л.В. Куликов, М.П. Лейтер, К.Маслач, Е.Махер, О.А. Михайлова, В.Е. Орел, А. Пайнс, Т.И. Ронгинская, Т.В. Форманюк, Х.Д. Фрейденрберг). Описано все многообразие симптомов, присущих синдрому эмоционального выгорания, фазы его развития и факторы, детерминирующие появление синдрома. Подводя итог теоретическому обзору работ по исследованию синдрома «эмоционального выгорания», как отечественных, так и зарубежных, можно отметить отсутствие единого понимания сущности данного феномена, факторов, влияющих на его возникновение и развитие, механизмов преодоления и профилактики.

На данном этапе изучения синдрома «эмоционального выгорания» большинство авторов рассматривает его либо как долговременную стрессовую реакцию или синдром, возникающий вследствие продолжительных профессиональных стрессов средней интенсивности, хотя некоторые исследователи выдвигают другую точку зрения - синдром эмоционального выгорания можно рассматривать как психологический механизм защиты на избранные психотравмирующие воздействия.

В самом общем понимании, эмоциональное выгорание - это комплекс симптомов, включающих как психологические, так и физиологические составляющие, как реакция на психотравмирующую, чаще профессиональную, ситуацию.

Существует проблема интерпретации зависимости личностных, организационных и социально-психологических факторов и эмоционального выгорания, поскольку многочисленные исследования не дают определенных результатов, а иногда даже довольно противоречивы.

Наиболее оптимальным подходом будет индивидуальный подход к каждой профессиональной деятельности, входящей в «группу риска» по формированию синдрома эмоционального выгорания.

Раскрыта специфика проявлений синдрома эмоционального выгорания в профессиональной деятельности социальных работников, поскольку им приходится реализовывать свою профессиональную деятельность в разнообразных условиях, не всегда положительно влияющих на личность и ее психо-эмоциональное состояние. Здесь и проблема профессионально важных качеств работника как личности, реализующейся в профессии, и взаимодействие с конкретными личностями и семьями, чьи возможности ограничены бедностью или инвалидностью, проблема мотивации («надо же хоть где-то работать») и многое другое. Исследованиям в этой области посвящено достаточное количество исследований - концепции профессионального становления личности (С.П. Безносов, Е.А. Климов, А.К.Маркова, Н.С. Пряжников, Е.Ю. Пряжникова, К.К. Платонов, Э.Ф. Зеер), концепции профессиональной социальной деятельности (Н.А. Аминов, Н.Ю. Васильева, Н.С. Данакин, И.М, Лаврененко, И.С. Мещанкина, Г.П. Филиппова, М.В. Фирсов, Т.Д. Шевеленкова, Н.Б. Шмелева).





Все многообразие причин, детерминирующих профессиональные деструкции или синдром эмоционального выгорания, приводит к поведению либо в форме психологической защиты от неприятных переживаний, либо в виде конструктивной активности личности, направленной на разрешение проблемы. Современный подход к изучению механизмов формирования совладающего поведения учитывает следующее положение: человеку присущ инстинкт преодоления, одной из форм проявления которого является поисковая активность, обеспечивающая участие стратегий во взаимодействии субъекта с различными ситуациями (А. Адлер, Л.И. Анциферова, С.В. Ковалев, С.К. Нартова-Бочавер, W. Ensel, N. Haan, R. Lazarus, N. Lin, R.H. Moos, M.D. Rich, H. Thomae, S. Folkman).

Поскольку психологическое преодоление «запускается» ситуацией, то естественно считать его завершенным, состоявшимся, когда ситуация для субъекта утрачивает свою значимость как раздражитель и тем самым освобождает его энергию для решения других задач. Критерии эффективности преодоления в основном связаны с психическим благополучием субъекта и определяются понижением уровня его невротизации, выражающейся в ситуативном изменении депрессии, тревожности, психосоматической симптоматики и раздражительности. Надежным критерием эффективного coping считается и ослабление чувства уязвимости к стрессам. В настоящее время получены некоторые данные о «средней» эффективности различных форм копинга (С.К. Нартова-Бочавер).

Во второй главе «Эмпирическое исследование взаимосвязи синдрома эмоционального выгорания и поведения преодоления у социальных работников» представлены описание и результаты исследования, их анализ и выводы. В первом параграфе описана характеристика выборки и экспериментальный план исследования. Выборка, общим объемом 300 человек, была извлечена из генеральной совокупности методом стратометрии с рандомизацией, где стратами явились стаж работы и специфика деятельности: термин «специфика деятельности» означает то, что в рамках одной профессиональной деятельности – социальная работа – социальные работники осуществляют различные профессиональные функции: патронажные и администативные. Выборки испытуемых несвязные, основаниями для их однородности послужила переменная «пол» - все испытуемые женщины. Хотя подобная гомогенность может являться побочной переменной и оказывать влияние на результаты исследования, но такова специфика данной профессиональной деятельности.

Исследование проводилось по плану ex-post-facto, имитирующем схему эксперимента для двух групп с их уравниванием и тестированием после воздействия. Независимой переменной в данном случае выступает воздействие прямого общения с клиентами и подопечными на личность сотрудника, а зависимой – уровень «эмоционального выгорания». Таким образом, экспериментальную группу составили сотрудники социальной службы, выполняющие патронажную деятельность, а контрольную – сотрудники, занимающиеся административными вопросами, лишь изредка сталкивающиеся с людьми, нуждающимися в помощи, и не вовлеченные в длительный эмоциональный контакт с подопечными социальной службы.

Количество испытуемых в контрольной и экспериментальной группах уравновешено и составило по 150 человек для каждой группы.

Испытуемые в контрольной и экспериментальной группах были разделены на 3 подгруппы в зависимости от стажа профессиональной деятельности, их количество в каждой подгруппе уравновешено и составило по 50 человек для каждой подгруппы, что обеспечило внутреннюю валидность исследования.

Во втором параграфе описываются методы и процедура исследования. На первом этапе стояла задача определить уровень «эмоционального выгорания» в контрольной и экспериментальной группах. Для этой цели была применена методика «Диагностика уровня эмоционального выгорания» Бойко В.В.

Проанализировав результаты в целом можно отметить следующее:

- по частоте наблюдаемых сформированных симптомов экспериментальная группа значимо отличается от контрольной группы в период стажа до 4 лет (Р0,01) и период стажа > 10 лет (Р0,03). Обнаружилось достоверное совпадение частот на уровне Р0,36 для стажевого уровня от 4 до 10 лет (метод согласия частот, статистическая программа Stadia 6.3/prof).

- по частоте наблюдаемых формирующихся симптомов «эмоционального выгорания» достоверное совпадение частот наблюдалось в экспериментальной и контрольной группах на всех стажевых уровнях, где Р0.3 (метод согласия частот, статистическая программа Stadia 6.3/prof).

- по частоте наблюдаемых несложившихся симптомов контрольная группа значимо отличается от экспериментальной группы в период стажа до 4 лет (Р0,003) и период стажа более 10 лет (Р0,03). Достоверное совпадение частот обнаружилось на уровне Р0,1 для стажевого уровня от 4 до 10 лет (метод согласия частот, статистическая программа Stadia 6.3/prof).

При статистическом анализе видно, что количество сформированных, формирующихся или несложившихся симптомов для каждой из групп на том или ином стажевом уровне может совпадать или не совпадать, принимая при этом определенный уровень значимости.

Мы получили определенные результаты после проведения методики В.В. Бойко «Уровень эмоционального выгорания», но они недостаточно объективны для точной диагностики данного феномена, поскольку результаты несвободны от влияния случайных внешних или внутренних переменных, например, таких, как время проведения эксперимента или субъективной интроспективной оценки себя испытуемым в момент тестирования, или колебания в функциональном состоянии испытуемого. Кроме того, состояние эмоционального выгорания само по себе не может являться стабильным, так как зависит от множества факторов.

Поэтому была использована дублирующую методику MBI в адаптации Н.Е. Водопьяновой, предназначенную для определения уровня «эмоционального выгорания» в соответствии с наиболее распространенной сейчас трехуровневой концепцией К.Маслач и С.Джексон.

Используя сходную методику, решим несколько задач:

- сможем описать изучаемый феномен «эмоционального выгорания» не только с позиций одной концепции, но в комплексном взаимодействии диагностического инструментария, что даст более полную и точную картину содержания и динамики данного феномена;

- поскольку опросник MBI является адаптированным, и данных о его надежности и валидности найти в доступной литературе не удалось, возникает необходимость проверки конвергентной валидности 2-х тестов путем сравнения результатов, полученных по двум методикам. Конвергентная валидность подсчитана с помощью метода ранговой корреляции Кендалла и Спирмена. Чем ближе коэффициент корреляции будет к 1, тем объективнее результат исследования;

- определим стабильность изучаемого феномена, что особенно важно, поскольку эксперимент не является строго лонгитюдом, а мы делаем допущение о том, что на определенном стажевом этапе «эмоциональное выгорание» будет выражено на том или ином уровне. Другими словами, уровень «эмоционального выгорания» может со временем меняться, но его колебания не должны иметь непредсказуемый характер.

Для того, чтобы говорить о близости 2-х методик, нужно получить коэффициент корреляции не ниже 0,75-0,85, а еще лучше 0,90 и выше.

И, поскольку между проведением 2-х аналогичных методик прошел определенный промежуток времени, то, по сути, для проверки стабильности исследуемого феномена использовался метод тест-ретест. О стабильности исследуемого признака будем судить по коэффициенту ранговой корреляции между результатами первого и второго обследования, поскольку он будет свидетельствовать о сохранении или не сохранении каждым испытуемым своего порядкового номера в выборке. Коэффициент корреляции в данном случае должен быть не ниже 0,80. Для этого коррелируем уровень сформированности симптомов «эмоционального выгорания» по методике В.В. Бойко с уровнем выраженности каждого из компонентов «эмоционального выгорания» по методике MBI. Причем для корреляционного анализа используем не все уровни выраженности компонентов, а только наиболее значимые для той или иной подгруппы. Это объясняется тем, что если анализировать все подуровни для всех подгрупп, а потом коррелировать их между собой, то это, во-первых, отвлечет от решения основных задач исследования, куда не входит полная проверка валидности методик, а, во-вторых, так называемый «метод расщепления» наиболее предпочтителен для проверки надежности измерительного инструмента, характеризуя его гомогенность.

Далее в таблицах представлены наиболее значимые корреляционные связи между уровнями компонентов «эмоционального выгорания» и его симптомами, где R 0,80.








Таблица 1

Результаты корреляционного анализа методик В.В.Бойко и MBI для экспериментальной группы со стажем до 4 лет (где коэффициент ранговой корреляции).

Симптомы Уровень сформированности симптома Эмоциональное истощение Деперсонализация Редукция личных достижений
Высокий уровень Высокий уровень Низкий уровень
«расширение сферы экономии эмоций» сформированный =0,81 - -
«эмоциональный дефицит» сформированный =0,83 - -
«психосоматические нарушения» формирующийся =0,80 - -
«неадекватное эмоциональное реагирование» сформированный - =0,83 -
«эмоционально-нравственная дезориентация» формирующийся - =0,82 -
«деперсонализация» сформированный - =0,85 -
«переживание психотравмирующих обстоятельств» не сложившийся - - =0,86

Из данной таблицы 1 видно, что определенные симптомы по методике В.В. Бойко значимо коррелируют с компонентами «эмоционального выгорания» по методике MBI, и общая характеристика синдрома для данной подгруппы может быть описана с большей долей достоверности, нежели ранее. Так, испытуемые из данной подгруппы характеризуются высоким уровнем эмоционального истощения, проявляющегося в избегании чрезмерно насыщенного эмоционально-профессионального общения, ограничении контактов вне профессиональной деятельности, повышенной раздражительности и вспыльчивости, нежелании проявить хоть минимум эмпатии и сочувствия к подопечным.

Таблица 2

Результаты корреляционного анализа методик В.В.Бойко и MBI для экспериментальной группы со стажем от 4 до 10 лет (где коэффициент ранговой корреляции).

Симптомы Уровень сформированности симптома Эмоциональное истощение Деперсона- лизация Редукция личных достижений
Высокий уровень Высокий уровень Высокий уровень Средний уровень
«психосоматические нарушения» сформированный =0,83 - - -
«эмоциональный дефицит» формирующийся =0,82 - - -
«эмоционально-нравственная дезориентация» формирующийся - =0,82 - -
«загнанность в клетку» сформированный - =0,81 - -
«деперсонализация» сформированный - =0,82 - -
«переживание психотравмирующих обстоятельств» формирующийся - - - =0,81
«тревога и депрессия» формирующийся - - - =0,82
«редукция профессиональных обязанностей» сформированный - - =0,83 -

На следующем этапе профессиональной деятельности в подгруппе со стажем от 4 до 10 лет синдром «эмоционального выгорания» по-прежнему характеризуется высоким уровнем эмоционального истощения, куда добавились симптомы психосоматических нарушений, причем выраженные на довольно высоком уровне. Отношение к подопечным усугубляется субъективным предпочтением в оказании помощи, поскольку подопечные представляют угрозу для комфортного существования, и на всех сил все равно не хватит. Возникает ощущение эмоционально-интеллектуального тупика, возрастают тревога и осознание собственной бесполезности, раздражение на подопечных приводит к формальному выполнению профессиональных обязанностей, сведенных к простейшим действиям. Очевидно, что период стажа от 4 до 10 лет является кризисным для работников социальной службы, занимающихся патронажем пожилых людей, инвалидов и малоимущих, поскольку все компоненты «эмоционального выгорания» достигают своего пика именно в этот период.










Таблица 3

Результаты корреляционного анализа методик В.В.Бойко и MBI для экспериментальной группы со стажем более 10 лет (где коэффициент ранговой корреляции).

Симптомы Уровень сформированности симптома Эмоциональное истощение Деперсонализация Редукция личных достижений
Высокий уровень Высокий уровень Средний уровень Высокий уровень
«эмоциональный дефицит» сформированный =0,82 - - -
«эмоциональная отстраненность» сформированный =0,81 - - -
«психосоматические нарушения» сформированный =0,80 - - -
«неадекватное эмоциональное реагирование» сформированный - =0,80 - -
«деперсонализация» сформированный - =0,83 - -
«тревога и депрессия» формирующийся - - =0,81 -
«редукция профессиональных обязанностей» сформированный - - - =0,84

В период стажа более 10 лет симптомы «эмоционального выгорания» по-прежнему сформированы на высоком уровне, но наиболее ярко выражены симптомы, свидетельствующие об изменениях, происходящих в эмоциональной сфере, в том числе и психосоматические проявления, в то время как отношение к подопечным осталось неизменно-равнодушным и отстраненным.


Таблица 4

Результаты корреляционного анализа методик В.В.Бойко и MBI для контрольной группы со стажем до 4 лет (где коэффициент ранговой корреляции).

Симптомы Уровень сформированности симптома Эмоциональное истощение Деперсонализация Редукция личных достижений
Низкий уровень Низкий уровень Низкий уровень
«расширение сферы экономии эмоций» не сложившийся =0,81 - -
«психосоматические нарушения» не сложившийся =0,83 - -
«загнанность в клетку» не сложившийся - =0,81 -
«деперсонализация» формирующийся - =0,80 -
«редукция профессиональных обязанностей» не сложившийся - - =0,81

В контрольной группе все компоненты «эмоционального выгорания» выражены на низком уровне, что подтверждается значимыми корреляционными связями с определенными не сложившимися симптомами, детерминирующими синдром «эмоционального выгорания».

На этапе стажа до 4 лет у работников социальной службы, занимающихся административными вопросами, не наблюдается тревожности, напряжения или ощущения безысходности в отношении профессиональной деятельности, свойственных экспериментальной группе на том же стажевом этапе. Отношение к клиентам адекватное, хотя корреляционная связь с формирующимся симптомом «личностной отстраненности» или «деперсонализации» может свидетельствовать о некоторой напряженности в общении с клиентами, как своеобразной защитной реакции.

Таблица 5

Результаты корреляционного анализа методик В.В.Бойко и MBI для контрольной группы со стажем от 4 до 10 лет (где коэффициент ранговой корреляции).

Симптомы Уровень сформированности симптома Эмоциональное истощение Деперсонализация Редукция личных достижений
Низкий уровень Средний уровень Низкий уровень
«расширение сферы экономии эмоций» не сложившийся =0,82 - -
«психосоматические нарушения» не сложившийся =0,80 - -
«неадекватное эмоциональное реагирование не сложившийся - =0,83 -
«деперсонализация» формирующийся - =0,81 -
«тревога и депрессия» формирующийся - - =0,80

В данной подгруппе со стажем от 4 до 10 лет наблюдаются определенные изменения в эмоциональном выгорании по сравнению с подгруппой со стажем до 4 лет: симптомы деперсонализации, проявившиеся на предыдущем этапе в форме частичной утраты интереса к человеку, субъекту своей деятельности, углубились, и добавился симптом «неадекватного эмоционального реагирования». Эмоциональная отдача в ответ на нужды клиента снижается и, хотя испытуемые оценивают свое отношение как вполне приемлемое, продиктованное определенными условиями труда, субъекты общения расценивают его как черствое и равнодушное.

Для контрольной группы данный этап, как и для экспериментальной группы, является напряженным, хотя уровень «эмоционального выгорания» в целом выражен значительно ниже, чем в экспериментальной группе. Статистически это будет подтверждено далее.






Таблица 6

Результаты корреляционного анализа методик В.В.Бойко и MBI для контрольной группы со стажем более 10 лет (где коэффициент ранговой корреляции).

Симптомы Уровень сформированности симптома Эмоциональное истощение Деперсона- лизация Редукция личных достижений
Низкий уровень Низкий уровень Низкий уровень
«расширение сферы экономии эмоций» не сложившийся =0,83 - -
«психосоматические нарушения» формирующийся =0,80 - -
«эмоциональная отстраненность» формирующийся =0,81 - -
«загнанность в клетку» не сложившийся - =0,81 -
«эмоционально-нравственная дезориентация» формирующийся - =0,80 -
«неудовлетворенность собой не сложившийся - - =0,84
«тревога и депрессия» формирующийся - - =0,81
«переживание психотравмирующих обстоятельств» не сложившийся - - =0,82

В этой подгруппе со стажем более 10 лет, как и в подгруппе со стажем до 4 лет, компоненты «эмоционального выгорания» в целом выражены на низком уровне, хотя корреляционный анализ показывает, что эмоциональное истощение взаимосвязано с формирующимся симптомом «психосоматических нарушений» и «эмоциональной отстраненности». Очевидно, что за такой длительный промежуток времени выработалось поведение эмоциональной защиты по отношению к клиентам, хотя на непрофессиональных отношениях это не сказывается. Компонент «деперсонализация» взаимосвязан с формирующимся симптомом «эмоционально-нравственной дезориентации», что выражается не только в изменении отношения непосредственно к профессионально-необходимым действиям, но и в установках, оправдывающих не всегда адекватное поведение по отношению к людям, обращающимся за помощью.

Анализируя результаты экспериментальной и контрольной групп, можно отметить определенную динамику синдрома «эмоционального выгорания» в зависимости от стажа работы и специфики профессиональной деятельности. Статистические межгрупповые различия по уровню «эмоционального выгорания» определены Wкритерием Вилкоксона и V-критерием Ван дер Вардена для несвязных выборок (критерии различия в сдвиге, статистическая программа Stadia 6.3/prof) и представлены в таблице 7.





Таблица 7

Результаты статистических различий между экспериментальной и контрольной группами (Р уровень статистической значимости).

Стажевые подгруппы Компоненты «эмоционального выгорания»
Эмоциональное истощение Деперсонализация Редукция личных достижений
До 4 лет Р0,002 Р0,04 Р0,02
От 4 до 10 лет Р0,03 Р0,02 Р0,04
Более 10 лет Р0,001 Р0,007 Р0,003

Как видно из таблицы 7, достоверные различия между контрольной и экспериментальной группами обнаружились на всех этапах стажа профессиональной деятельности, что позволяет нам принять гипотезу Н1: синдром «эмоционального выгорания» по уровню и содержанию составляющих его симптомов в экспериментальной группе достоверно отличается от уровня и симптомов, его составляющих, синдрома «эмоционального выгорания» в контрольной группе на всех этапах стажа профессиональной деятельности.

Поскольку мы определили стабильность уровня «эмоционального выгорания» на уровне коэффициента ранговой корреляции 0,80 для всех этапов профессиональной деятельности в экспериментальной и контрольной группах, выявили определенную динамику данного социально-психологического феномена, то стало возможным определение наиболее часто использующихся стратегий преодолевающего поведения в зависимости от полученных ранее данных. Для этой цели применим метод линейной множественной регрессии. Если расчёт корреляции характеризует силу связи между двумя переменными, то регрессионный анализ служит для определения вида этой связи и дает возможность для прогнозирования значения одной (зависимой) переменной, отталкиваясь от значения другой (независимой) переменной. В данном случае зависимой переменной выступает уровень эмоционального выгорания (данные по методике MBI), наиболее выраженный для той или иной стажевой подгруппы, а независимыми переменными – стратегии преодолевающего поведения (методика когнитивно-поведенческих стратегий преодоления).

Таким образом, возможно спрогнозировать как зависимость уровня эмоционального выгорания от наиболее характерных способов поведения человека в стрессовых ситуациях, так и наоборот, выраженную регрессионным уравнением. Регрессионный анализ был проведен с помощью статистической программы SPSS 11.5 for Windows.

Регрессионная зависимость для экспериментальной группы.

  1. Стаж до 4 лет:

- высокий уровень эмоционального истощения (Y) =

= 0,4С2 + 0,5С10 + 1,06С11 + 0,91С12.

Как видно из уравнения, наибольшее значение в формировании высокого уровня «эмоционального истощения» на период стажа до 4 лет приобретает стратегия преодолевающего поведения С11 – «фокусированная на эмоциях стратегия». Чуть менее значительна стратегия С12 – «уход или бегство из трудной ситуации». Обе стратегии принадлежат к классу неконструктивных эмоционально-фокусированных стратегий, хотя адаптивную функцию они выполняют. Практически одинаково значимо формируют высокий уровень «эмоционального истощения» стратегии С2 («коррекция ожиданий и надежд») и С10 («идентификация со счастливчиками»).

- высокий уровень деперсонализации (Y) = 4,52 - 0,38 С3 + 0,42С5 + 0,43С13.

Из уравнения следует, что высокий уровень деперсонализации детерминируют практически одинаково значимо стратегии С5 («антиципирующее поведение») и С13 («стратегия отрицания»). Корреляция со стратегией «идущее вниз сравнение» (С3) носит отрицательный характер, то есть чем выше уровень деперсонализации, тем реже будет обращение испытуемых к этой стратегии, ориентированной на восстановление отношения к себе путем сравнения себя с менее удачливыми людьми, чем испытуемый, хотя те, с кем ему приходится общаться в силу профессиональной специфики, как раз таковыми и являются.

- низкий уровень редукции личных достижений (Y) = 20,1 + 0,49С1.

Как видно из получившегося уравнения, только стратегия С1 («когнитивная репетиция») объясняет низкий уровень тенденции к негативному оцениванию себя испытуемыми в профессиональной деятельности на данном стажевом этапе. При этой стратегии человек воспринимает ситуацию с точки зрения возможного ее изменения в положительную сторону, намечая план решения, определяя способы достижения цели и проигрывая в уме различные варианты своих действий и их последствия.

  1. Стаж от 4 до 10 лет:

- высокий уровень эмоционального истощения (Y) =

= 0,53С13 + 0,38С9 + 0,21С6.

На данном этапе стажа высокий уровень эмоционального истощения, выраженном в сниженном эмоциональном фоне или эмоциональном отстранении и равнодушии, детерминируют 3 стратегии, из которых наибольшую значимость приобретает стратегия С13 – «стратегия отрицания». При использовании этой стратегии, являющейся пассивной неконструктивной стратегией, человек перерабатывает неприятные или травмирующие ситуации «малыми дозами», постепенно ассимилируя их смысловой сферой личности, но исключая эмоциональную сферу, и не позволяя разрушительным факторам проникнуть во внутренний мир личности. Стратегия С9 («изменение личностных свойств») детерминирует высокий уровень эмоционального истощения на 38% частоты использования ее на данном стажевом этапе. Здесь человек ведет себя в соответствии с некой ролью, принятой им для того, чтобы не снижать самооценку и не относить возможные неудачи к себе. Ролевое поведение, хотя и является одним из эффективных приемов преодоления трудностей человеком, так или иначе, изменяет структуру личности, как бы человек не отчуждал от себя принятую роль. Менее всех детерминирует эмоциональное истощение в данной подгруппе стратегия С6 - «предвосхищающая печаль», когда человек начинает думать о том, что с ним произойдет, если он внезапно останется без родных и близких. Вероятно, это объясняется постоянным общением с людьми, у которых в жизни уже случилось подобное.

- высокий уровень деперсонализации (Y) = 0,46С3 + 0,41С13.

Из полученного уравнения следует, что повышение цинизма и негативизма по отношению к подопечным объясняют 2 стратегии, причем почти одинаково используемых по частоте. Стратегия С3 - «идущее вниз сравнение» - является типичным примером защитного механизма, когда происходит восстановление позитивного отношения человека к себе путем сравнения себя с еще менее удачливыми людьми, чем он. А стратегия С13 – «стратегия отрицания» - позволяет не проникать травмирующим обстоятельствам, коими является постоянное общение с людьми несчастными и беспомощными, слишком глубоко в сферу личности.

- средний уровень деперсонализации (Y) = 0,64С2 + 0,37С7.

Такие же негативные установки по отношению к подопечным, циничность чувств и отношений, но выраженные на среднем уровне детерминируют стратегии поведения С2 – «коррекция ожиданий и надежд», причем по частоте применения они намного опережает стратегию С7 – «позитивное истолкование». Другими словами, при всем негативном отношении к подопечным, испытуемых больше занимает проблема формирования новой системы психологической саморегуляции при преодолении стрессовой ситуации, чем попытки переосмысления и оценки ситуации с положительной стороны.

- высокий уровень редукции личных достижений (Y) = 0,54С5 – 0,33С8.

Негативное оценивание себя и своих профессиональных возможностей, ограничение собственных обязанностей по отношению к людям, нуждающимся в помощи, обусловлено в данном случае стратегией С5 – «антиципирующее поведение», когда субъект для преодоления стрессовой ситуации включает возможные драматические события в содержание собственного сознания. Адаптивная функция данной стратегии заключается в том, что факт неожиданной стрессовой ситуации всегда усиливает ее негативную значимость для человека, а антиципирующее поведение способно частично нивелировать столь травматичное влияние. Отрицательная корреляционная связь редукции личных достижений со стратегией С8 – «придание ситуации нетривиального смысла» - свидетельствует о том, что чем выше уровень редукции личных достижений, тем реже испытуемые будут прибегать к стратегии, при которой стрессовая ситуация будет оправдана осознанием того, что это всего лишь еще одно испытание, одно из многих, выпавших на долю человека.

  1. Стаж более 10 лет:

- высокий уровень эмоционального истощения (Y) =14,3 - 0,62С7 - 0,53С1.

По частоте использования стратегия С7 – «стратегия позитивного истолкования» - ненамного превосходит стратегию С1 – «когнитивная репетиция». Обе эти стратегии относятся к классу конструктивных стратегий, с той лишь разницей, что С1 направлена на ситуацию с целью ее изменения, а С7 на сознательное изменение человеком своих личностных особенностей. Отрицательная корреляция в случае полученного уравнения говорит об изменении уровня эмоционального истощения в большую сторону в том случае, если обе стратегии применяются редко, и наоборот.

- высокий уровень деперсонализации (Y) = 0,35С9 + 0,21С12.

В данном уравнении обнаружилась положительная корреляционная взаимосвязь между уровнем деперсонализации, то есть деформированным отношением к подопечным, и такими стратегиями преодоления как С9 - «изменение личностных свойств» - и С12 – «уход или бегство из трудной ситуации». Испытуемые либо принимают определенную роль и ведут себя в соответствии с ней, либо отчуждаются от сложной ситуации внешне и внутренне.

- средний уровень деперсонализации (Y) = 0,44С5 + 0,32С7.

Аналогичные признаки деформации отношений с подопечными, выраженные на среднем уровне, характеризуют такие стратегии как С5 – «антиципирующее поведение», когда человек психологически готовится к трудной ситуации заранее, проигрывая ее в сознании, и С7 – «позитивное истолкование», когда травматичная ситуация переосмысливается с положительной стороны.

- высокий уровень редукции личных достижений (Y) =

= 0,25С10 – 0,14С13.

Как следует из полученного уравнения, неадекватное оценивание себя как профессионала детерминировано стратегией С10 – «идентификация со счастливчиками», когда испытуемые ассоциируют себя с авторитетной организацией, к которой они принадлежат, чувствуя себя при этом более сильными и успешными. Одновременно выявлена отрицательная корреляционная взаимосвязь между уровнем редукции личных достижений и стратегией С13 – «стратегия отрицания», при использовании которой испытуемые отказываются понимать, что происходит травмирующее событие.

Регрессионная зависимость для контрольной группы.

1. Стаж до 4 лет:

- низкий уровень эмоционального истощения (Y) =

= 0,37С2 + 0,26С1 + 0,22С9.

Наибольший вес в формировании низкого уровня эмоционального истощения в данной подгруппе принадлежит стратегии С2 – «коррекция ожиданий и надежд», когда человек пытается сформировать новую систему психологической регуляции при продолжительных, но неудачных попытках преобразовать травмирующую ситуацию. Испытуемые временно отказываются от поставленной цели, снижая таким образом уровень притязаний. Почти одинаковы по частоте применения стратегия С1 – «когнитивная репетиция», при которой человек выстраивает в сознании возможные пути решения проблемы, и стратегия С9 – «изменение личностных свойств», которая направлена не на изменение отношения к ситуации, а на попытку изменить собственные характеристики личности.

- низкий уровень деперсонализации (Y) =6,85 + 0,41С6 + 0,33С9.

Полученное уравнение свидетельствует о детерминации низкого уровня деперсонализации стратегией С6 – «предвосхищающая печаль», при использовании которой человек начинает представлять, что с ним произойдет, если он внезапно останется без близких. Вероятно, это объясняется тем, что в начале профессиональной деятельности испытуемые еще способны переживать и сочувствовать тем, кто обращается к ним за помощью, и к тем, с кем подобное уже случилось. Одновременно происходит принятие некой роли, в соответствии с которой ведут себя испытуемые, становясь в некотором роде актерами.

- низкий уровень редукции личных достижений (Y) = 0,25С7 + 0,17С2.

На данном этапе стажа оценка себя как профессионала в целом либо положительна, либо снижена на уровне тенденции. Это объясняют стратегии С7 – «стратегия позитивного истолкования», когда испытуемые воспринимают профессиональные неудачи как шанс добиться еще более высоких достижений, и одновременно применяя стратегию С2 – «коррекция ожиданий и надежд», при которой человек ставит перед собой менее сложные задачи и начинает прикладывать усилия для их достижения.

2. Стаж от 4 до 10 лет:

- низкий уровень эмоционального истощения (Y) = 0,19С11 – 0,11С8.

Как следует из полученного уравнения, на данном этапе низкий уровень эмоционального истощения детерминируют 2 стратегии поведения преодоления стрессовых ситуаций: С11 – «фокусированная на эмоциях стратегия», адаптивная функция которой заключается в облегчении психологического состояния человека, но не устраняя саму проблему. Отрицательная корреляционная взаимосвязь уровня эмоционального истощения и стратегии С8 – «Придание ситуации нетривиального смысла» - говорит о том, что чем чаще будет применяться эта стратегия, при которой трудное положение для человека оказывается просто еще одним препятствием, тем ниже будет уровень эмоционального истощения, которое характеризуется эмоциональной отстраненностью и цинизмом.

- средний уровень деперсонализации (Y) = 0,22С12 + 0,20С9.

Данное уравнение выявляет практически одинаковую детерминацию деперсонализации стратегией С12 – «уход или бегство из трудной ситуации», осуществление которой возможно не только в сугубо практическом смысле, но и в чисто психологической форме, путем внутреннего отчуждения от ситуации или подавления мыслей о ней, и стратегией С9 – «изменение личностных свойств», при которой человек принимает на себя определенную роль и следует ей.

- низкий уровень редукции личных достижений (Y) = 0,36С4 + 0,30С2.

Адекватное оценивание себя как профессионала связано в данном случае с использованием преимущественно стратегии С4 – «идущее вверх сравнение», когда человек для восстановления позитивного отношения к себе и сохранения самооценки вспоминает о своих успехах и достижениях в других областях. Второй по значимости является стратегия С2 – «коррекция ожиданий и надежд», при использовании которой человек временно отказывается от поставленной цели и начинает ставить перед собой менее сложные задачи. Нельзя сказать, что эта стратегия является наиболее удачной для коррекции самооценки, хотя и относится к классу конструктивных преобразующих стратегий.

3. Стаж более 10 лет:

- низкий уровень эмоционального истощения (Y) = 15,2 + 0,42С12 – 0,36С8.

В данном случае по частоте использования преобладает стратегия С12 – «уход или бегство из трудной ситуации», стратегия, относящаяся к классу эмоционально-фокусированных, и направленная на борьбу с эмоциональными нарушениями. При использовании этой стратегии человек стремится избегать всех сомнительных ситуаций, могущих принести неприятности или вызвать напряжение. В целом иногда она может оказаться оправданной, но человек в ней все равно остается пассивным и не стремится к благополучию. Ненамного меньшее приобретает значение стратегия С8 –«придание ситуации нетривиального смысла». В данном уравнении она характеризуется отрицательной корреляционной связью с уровнем эмоционального истощения.

- низкий уровень деперсонализации (Y) = 0,26С9.

Как видно из этого уравнения, лишь одна стратегия детерминирует тенденцию негативного отношения к людям, нуждающимся в помощи – стратегия С9 – «изменение личностных свойств». При ее использовании человек зачастую принимает на себя определенную роль и ведет себя в соответствии с ней, забывая о влиянии роли на личность. В данном случае этой ролью будет, скорее всего, роль всемогущего и всезнающего человека, который снисходит до тех, кто в нем нуждается.

- низкий уровень редукции личных достижений (Y) = 0,58С4 + 0,41С7.

В данном случае по частоте применения большую значимость приобретает стратегия С4 – «идущее вверх сравнение», при которой человек вспоминает о своих достижениях и успехах в других областях жизни, а не только в профессиональной сфере. Чуть менее значима стратегия С7 – «позитивное истолкование», результатом применения которой является переосмысление и переоценка ситуации с точки зрения новых возможностей и реализаций.

Таким образом, по результатам регрессионного анализа можно отметить, что экспериментальная группа отличается от контрольной группы более сложными и многообразными зависимостями, с преимущественными корреляционными связями на различных уровнях «эмоционального выгорания» с неконструктивными стратегиями преодоления.

Наиболее часто в экспериментальной группе наблюдалась корреляционная связь различных компонентов «эмоционального выгорания» со стратегией С13 – «стратегией отрицания», при которой испытуемые отказываются признавать, что происходит травмирующее событие, и ведут себя так, как будто ничего не случилось. Подобное отрицание является своеобразным психологическим барьером на пути разрушения глубоких ценностно-смысловых сфер личности.

В контрольной группе наиболее часто наблюдалась корреляционная взаимосвязь компонентов «эмоционального выгорания» с конструктивной приспособительной стратегией С9 – «изменение личностных свойств», при которой человек создает себе образ той роли, в которой ему будет максимально комфортно, и ведет себя в соответствии с ней.

Второй по значимости стратегией для детерминации «эмоционального выгорания» в экспериментальной группе выступает стратегия С7 – «позитивное истолкование», когда трудности рассматриваются с точки зрения возможности для какого-то личностного роста или шанса добиться успеха. Эта стратегия относится к классу конструктивных приспособительных стратегий и направлена на изменение собственных характеристик личности и отношения к ситуации.

Наравне с ней по частоте использования для экспериментальной группы выступает стратегия С5 – «антиципирующее поведение», при которой человек заранее старается пережить в своем воображении те возможные неприятности, которые принесет ему жизнь.

Для контрольной группы приблизительно такое же по важности значение приобретает стратегия С2 – «коррекция ожиданий и надежд», относящаяся к классу конструктивных преобразующих стратегий.

При ее использовании центральное место в поведении человека занимает психологическая регуляция, являясь самостоятельной деятельностью со своими мотивом, целью, действиями и т.д. Для сохранения позитивного отношения к себе в случае неудачи человек начинает снижать планку притязаний, ставя перед собой менее сложные задачи и проблемы.

В целом для экспериментальной группы динамика детерминации «эмоционального выгорания» стратегиями поведения преодоления определена уровнем и выраженностью компонентов «эмоционального выгорания».

На этапе стажа до 4 лет компоненты «эмоционального выгорания», кроме редукции личных достижений, в экспериментальной группе выражены на высоком уровне, что объясняется влиянием независимой переменной, в нашем исследовании это непосредственный контакт с подопечными.

Поведение преодоления в данном случае отличается использованием конструктивных преобразующих стратегий, направленных на изменение сложной ситуации, и неконструктивных эмоционально-фокусированных стратегий, направленных на борьбу с эмоциональными нарушениями.

На этапе стажа от 4 до 10 лет все компоненты эмоционального выгорания выражены на высоком уровне, что влияет на изменение предпочитаемых стратегий: неконструктивные эмоционально-фокусированная стратегии уже не используются во всем объеме, как на предыдущем стажевом этапе, преобладают конструктивные преобразующие стратегии, направленные на ситуацию в целом, и конструктивные приспособительные стратегии, направленные на сознательное изменение человеком своих особенностей поведения.

На этапе стажа более 10 лет преимущественно используются конструктивные приспособительные стратегии, чаще других детерминирующие определенный уровень «эмоционального выгорания» в том или ином его компоненте.

Для контрольной группы динамика стратегий преодоления, детерминирующих тот или иной уровень «эмоционального выгорания» выглядит несколько иначе.

На этапе стажа до 4 лет низкий уровень выраженности компонентов «эмоционального выгорания» обеспечивают в основном конструктивные преобразующие стратегии и конструктивные приспособительные стратегии поведения, где чаще других используются стратегии С2 – «коррекция ожиданий и надежд» и С9 – «изменение личностных свойств».

В период стажа от 4 до 10 лет в контрольной группе наблюдается повышение компонента «деперсонализация» до среднего уровня, в то время как «эмоциональное истощение» и «редукция личных достижений» остаются по-прежнему на низком уровне. Вследствие этого стратегии, использующиеся на предыдущем этапе, дополняются еще неконструктивными эмоционально-фокусированными стратегиями, и в этом случае использование стратегий распределено равномерно относительно всех 3-х классов.

После 10 лет профессиональной деятельности все компоненты «эмоционального выгорания» в контрольной группе выражены на низком уровне, обусловливаясь в основном стратегиями класса конструктивных приспособительных стратегий. Из конструктивных преобразующих стратегий и неконструктивных эмоционально-фокусированных стратегий используются только по одной стратегии, входящих в эти классы (С4 и С12).

В результате проведенного исследования мы пришли к следующим выводам:

  1. Синдром эмоционального выгорания представляет собой сложный комплекс симптомов, детерминированный, прежде всего, длительным эмоциональным контактом с людьми, нуждающимися в помощи. Чем насыщеннее и постояннее контакт, тем шире круг симптомов, свидетельствующий о развитии синдрома.
  2. Синдром эмоционального выгорания для экспериментальной и контрольной групп, сформированных нами для решения задач исследования, имеет различную динамику, обусловленную постоянным контактом с подопечными. Симптомы эмоционального выгорания для экспериментальной и контрольной групп достоверно различаются на этапах профессиональной деятельности до 4 лет и более 10 лет, что свидетельствует о различии в содержании профессиональной деятельности той или иной группы. Для экспериментальной группы актуальны симптомы, направленные прежде всего на поддержание эмоционального равновесия, в то время как в контрольной группе наибольшее значение приобретают симптомы, связанные с изменением отношения к себе как к профессионалу и личности.
  3. Качественные различия в содержании синдрома «эмоционального выгорания» для экспериментальной и контрольной групп позволяют сделать вывод о значимом влиянии независимой переменной (контакт с людьми) на формирование и динамику синдрома. Так, в контрольной группе, где испытуемые подвергались лишь незначительному воздействию независимой переменной, синдром эмоционального выгорания практически на всех этапах профессиональной деятельности выражен слабее и характеризуется меньшим количеством симптомов, его составляющих, чем в экспериментальной группе.
  4. Поскольку эксперимент не являлся строго лонгитюдным, а мы лишь допускали, что на определенном этапе стажа эмоциональное выгорание будет выражено на том или ином уровне, для нас особенно важно определить стабильность изучаемого признака, который может со временем меняться, но его колебания не должны иметь непредсказуемый характер. Это нам удалось сделать с помощью метода ранговой корреляции Кендалла и Спирмена, что дало нам возможность выстроить определенный профиль динамики изучаемого синдрома и уточнить его содержание на том или ином этапе профессиональной деятельности. Для экспериментальной группы характерен постепенный переход проявлений синдрома с увеличением стажа в том или ином компоненте (по методике MBI) от низкого уровня выраженности к высокому, и пик выраженности синдрома во всех компонентах приходится на 2 этапа стажа: от 4 до 10 лет и более 10 лет. В то же время контрольная группа характеризуется низким уровнем выраженности компонентов «эмоционального выгорания» практически на всех этапах стажа, кроме этапа от 4 до 10 лет, где синдром наиболее отчетливо проявляется в компоненте «деперсонализация». Данный этап для обеих групп можно назвать «критическим», хотя различия в выраженности тех или иных симптомов определены на достоверном уровне значимости от Р0,001 до Р0,04.
  5. В экспериментальной группе, которую составили испытуемые, находящиеся под непрерывным воздействием контакта с подопечными, содержание и динамика синдрома эмоционального выгорания позволяют говорить о специфическом влиянии профессиональной деятельности на социально-психологические характеристики личности, что подтверждается статистическими различиями с контрольной группой, где подобные естественные изменения вызваны преимущественно влиянием именно продолжительности профессиональной деятельности, а не ее содержанием.
  6. Поведение преодоления как специфический вид характерных способов поведения человека в различных, прежде всего, сложных психо-эмоциональных, ситуациях, детерминировано уровнем выраженности того или иного компонента синдрома «эмоционального выгорания», который является фактором стрессового воздействия на личность. Для экспериментальной группы, находящейся под влиянием независимой переменной, повышение уровня выраженности того или иного компонента синдрома ведет за собой либо увеличение частоты обращения к той или иной стратегии преодоления, либо, наоборот, снижение частоты обращения, что характерно, например, для конструктивных стратегий. В динамике не выявлено определенных закономерностей, что объясняется, с одной стороны, многообразием проявлений синдрома эмоционального выгорания и его генеза, а, с другой, что человек на протяжении всей жизни, в том числе и профессиональной, строит, достраивает и перестаивает личностную теорию мира, закрепляя ее в минитеориях относительно личностных смыслов, ценностей и убеждений. Это ведет к многообразным формам естественной активности личности по поиску выхода из стрессовых ситуаций. Таким образом, чем разнообразнее содержание синдрома «эмоционального выгорания» для социальных работников, занятых непосредственно оказанием помощи подопечным, чем сильнее выражен тот или иной компонент синдрома, тем богаче комплекс базовых стратегий преодоления и предотвращения трудных жизненных ситуаций. Социальные работники, занимающиеся в основном административными вопросами, характеризуются взаимосвязью низкого, в основном, уровня выраженности синдрома эмоционального выгорания и меньшим количеством используемых стратегий преодоления, по сравнению с экспериментальной группой. Это объясняется тем, что в данной профессиональной деятельности меньше психологических ситуаций, ограниченных во времени и побуждающих человека к избирательной активности. По сути, это можно было бы назвать простым приспособлением по сравнению с экспериментальной группой, где дополнительные внутренние и внешние обстоятельства усложняют содержание поведения преодоления.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

Список научных публикаций по теме диссертации в изданиях, рекомендованных ВАК:

  1. Асеева, И.Н. Стажевая динамика взаимосвязи стратегий преодоления и компонентов эмоционального выгорания у социальных работников / Асеева И.Н., Пронин С.П. // Известия Самарского научного центра РАН. Специальный выпуск «Актуальные проблемы психологии». - №1. – Самара, СНЦ РАН, 2006. - С.80-86, - 0,4 п.л.

Другие научные работы:

  1. Асеева, И.Н. Элементы профессионализации в социономических профессиях / И.Н. Асеева // Проблемы социальной психологии личности. Межвузовский сборник научных трудов, вып.3. Саратов, Изд-во СГУ, 2006. - С.208-212, - 0,4 п.л.
  2. Асеева, И.Н. Проблемы профессионально важных качеств и профессиональной компетенции социальных работников / И.Н. Асеева // Проблемы социальной психологии личности. Межвузовский сборник научных трудов, вып.4. Саратов, Изд-во СГУ, 2006. - С. 194-201. – 0,6 п.л.
  3. Асеева, И.Н. Проблема профессиональной направленности личности в процессе профессиональной подготовки студента / И.Н. Асеева // Учебный, воспитательный и научный процессы в вузе. Материалы IV Российской научно-методической конференции. Часть 1. – Самара, 2006. - С.171-177. - 0,5 п.л.
  4. Асеева, И.Н. Возможные пути преодоления и профилактики синдрома эмоционального выгорания / И.Н. Асеева // Современные проблемы психологии. Сборник научных трудов молодых ученых, аспирантов, соискателей и студентов.. – Самара, Изд-во СГПУ, 2005. - С. 123-129. 0,6 п.л.
  5. Асеева, И.Н. Проблема сохранения психического здоровья социальных работников / И.Н. Асеева// Практическая психология: от фундаментальных исследований до инноваций. Материалы международной научно-практической конференции. – Тамбов, 2006. - С. 300-303. 0,2 п.л.
  6. Асеева, И.Н. Психологическая проблема здоровья в социальной работе / И.Н. Асеева // Всероссийский форум здоровья нации. Основы процветания России. Материалы научно-практической конференции 3-го Всероссийского форума «Здоровье нации – основы процветания России». Т.3, ч.1.– Москва, 2006. - С. 56-58. 0,25 п.л.


 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.