WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Внешнеполитического курса бывших социалистических стран в глобализирующемся мире диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук

Дипломатическая академия МИД России

На правах рукописи

Батсайхан Авирмед

ФОРМИРОВАНИЕ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОГО КУРСА БЫВШИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН В ГЛОБАЛИЗИРУЮЩЕМСЯ МИРЕ

Диссертация на соискание ученой степени кандидата

политических наук

Специальность 23.00.04. политические проблемы международных отношений и глобального развития

Москва

2009

Работа выполнена в Центре мировой экономики и глобальных проблем Дипломатической академии МИД России

Научный руководитель: Задохин

Александр Григорьевич

доктор политических наук,

профессор

Официальные оппоненты: Лузянин

Сергей Геннадиевич

доктор исторических наук,

профессор

Пономарева

Елена Георгиевна

кандидат политических наук

Ведущая организация: МГУ им. М.В. Ломоносова

Защита диссертации состоится «___» _______2008 г. в ___ час. на заседании Диссертационного совета Д 209.001.01 Дипломатической академии МИД России по адресу: 107078. г. Москва, Большой Козловский пер. д.4.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Дипломатической академии МИД России по адресу: Москва. Ул. Остоженка, д. 53/2.

Автореферат разослан «____» ________2008 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета

Доктор политических наук

С.С. Жильцов

Актуальность темы исследования определяется особенностями совремия внутриполитической и внешнеполитической ситуации в странах бывшего социалистического лагеря, для которых характерно стремление политических режимов более полно и четко обозначить систему национальных интересов государств, находящихся в полном соответствии с программой развития их связей с Европейским Союзом, НАТО, и, прежде всего, с США. Это позволяет им планомерно продвигаться по пути создания прозападной внешней политики, нередко направленной на противодействие позиции России. Вместе с тем политическая элита этих стран стремится рационально использовать связь и зависимость национальных интересов от культурно-политических особенностей и природно-географического фактора своего расположения. Стремление ко всему новому и прогрессивному, готовность перенимать и усовершенствовать последние мировые достижения - это особое качество, которое можно сформировать, приобрести лишь со временем и при определенных усилиях общества и государства. Сегодня государства бывшего соцлагеря своими реформами и внешней политикой демонстрируют стремление обрести новое качество и одновременно принимают активное участие в международном сотрудничестве. В то же время это проявляется определенные различия, являющиеся следствием исторического наследия, культурных особенностей и геополитического положения. Государства ЦВЕ стремились как можно быстрее и с наименьшими потерями интегрироваться в евроструктуры, что и определило их внешнеполитическую стратегию. Их главными целями являлись: укрепление экономической и политической интеграции с Западом путем постепенного присоединения к ЕС и вступления в НАТО в качестве основы военной интеграции и обеспечения своей стратегической безопасности. Активизация усилий государств ЦВЕ по вхождению в западноевропейские структуры стала особенно заметной с осени 1993 г. В то время «у России еще не выработалась достаточно четкая концепция собственных внешнеполитических интересов, в том числе и на европейском направлении». Это привело

[1] к тому, что в совместной российско-польской декларации от 25 августа 1993 г. было отмечено, что намерение Польши вступить в НАТО не противоречит интересам других стран, включая и Россию. Данная позиция тогдашнего российского руководства открывала дорогу и всем другим странам ЦВЕ для вступления в НАТО. 5 июля 1994 г. Польша приняла индивидуальную программу партнерства с НАТО, а в апреле 1999 г. Польша вместе с Чехией и Венгрией были приняты в членство Альянса. За ними последовали не только другие страны бывшего соцлагеря, но и даже три прибалтийские государства - бывшие советские республики СССР. В последующем пронатовские настроения проявились у некоторых политических элит Украины и Грузии. Изначально было очевидным, что не без активного внешнего участия государства бывшего соцлагеря и советского пограничья перестраивают свою систему геополитических координат. Все это нашло свое особое проявление в развитии современных Польши и Монголии. Сравнительный анализ политических процессов двух близких к России, история их тесных отношений с которой насчитывает несколько столетий, с одной стороны объединяет их с точки зрения тех общих социально-политических проблем, с которыми сталкиваются бывшие страны соцлагеря в ходе реформ. А с другой - позволяет выделить различия в формировании внешнеполитической стратегий.Находящаяся в глубинах Центральной Азии, Монголия открылась для внешнего мира со всеми вытекающими из этого последствиями. Прежде всего страна привлекает внимание различных государств мира и зарубежных компаний своими природными ресурсами. Кроме того, в отличие от сохранивших приверженность социалистической идее и сохраняющих «руководящую роль компартии» Китая, Вьетнама и КНДР, выбирает иную идеологию и модель развития. Но поскольку существующая культуры Монголии сложилась в результате прошлой исторической активности монголов и изменений под воздействием культуры и быта многих стран Азии и Евразии перспективы реформирования, модернизации общества и политической системы представляют интерес исследователей с точки зрения возможных особенностей хода модернизации и хотя бы каких-то этапкаких-то этапных результатов.



Важной задачей всех бывших соцстран стала проблема выбора внешнеполитического курса после распада ОВД и СССР. Речь шла не только о безопасности, но и о том, что сами по себе различные аспекты развития ставили перед ними сложные вопросы международной ориентации, на которые необходимо было найти ответы. В настоящее время Монголия, Польша и другие страны бывшего соцлагеря стоят перед одинаковой проблемой самоидентификации и определения надлежащего места в мире, адаптации своей внешней политики к современным мировым политическим и экономическим процессам. Для этих стран характерен поиск новых форм сотрудничества и новых партнеров.

Происходящий в настоящее время процесс подобного развития в Монголии и Польше определение путей совмещения интересов других стран, прежде всего России, с их культурно-политическими интересами подчеркивает актуальность и новизну данного диссертационного исследования.

Объектом исследования является постсоциалистическая периферия в контексте перестройки системы общественно-политических ценностей и национальных интересов бывших стран социализма.

Предмет исследования - постсоциалистические процессы в Монголии и Польше как исторических соседей России и процесс их поиска новой внешнеполитической идентичности.

Цель исследования состоит в том, чтобы раскрыть избранный предмет исследования и на основе политологического и комплексного системного и сравнительного анализа дать характеристику политики реформ в Монголии и Польше и оценить их влияние на формирование внешнеполитического курса этих государств. Все это требует постановки следующих задач:

  • рассмотреть особенности политики перестройки общества и государства в странах бывшего соцлагеря на западе и востоке;
  • определить характер перемен, произошедших в результате модернизации стратегии интернационализации государств;
  • рассмотреть изменения политического процесса в Монголии и Польше после холодной войны с точки зрения концептуальных основ их внешней политики;
  • проанализировать своеобразие развития взаимодействия Монголии и Польши с Россией и другими странами.

Теоретико-методологической основой диссертации является системный подход, при котором рассматриваются отношения между структурой и процессами, протекающими внутри системы (в данном случае центра и периферии), и между ней и внешним окружением – соседями Польши и Монголии, региональными и мировыми центрами силы.

Источники и литература. Основными источниками, использованными в работе, являются: нормативно-правовые акты и их изменения в ходе новейшей истории Монголии и Польши; документы Российской Федерации; материалы политического мониторинга; а также текущая пресса, аудиовизуальные средства массовой информации и сети Интернет. Кроме того, автор использовал в своем исследовании опирался на рабочие материалы, эмпирические знания, наблюдения и опыт профессионального общения приобретенные во время проживания и работы в посольстве Монголии в Польше и работе МИД Монголии.

Анализируя процесс формирования нового внешнеполитического курса постсоциалистических стран в постбиполярный период международных отношений автор в диссертации опирается на публикации таких авторов, как Бажанов Е.П., Богатуров А.Д., Гаджиев К.С., Громыко А.А., Задохин А.Г., Закаурцева Т.А., Караганов С.А., С.Г.Лузянин, Г.Г.Кадымов, В.Ф.Ли, Максимычев И.Ф., Панов А.Н., Примаков Е.М., Г.А.Рудов, Торкунов А.В., Цыганков П.А., Шутов А.Д., Яскина Г.С. и др. Они обращались к анализу проблем, связанным со становлением новой внешней политики государств в послесоветское время, обеспечения национальной безопасности, государственного управления, образования и культуры. Среди работ зарубежных авторов наиболее ценным источником для данной работы были теоретические труды таких политологов, как Дж.Гудби, Г.Киссинджер, М.Фуше, С.Хантингтон, а также работы по проблемам национальных интересов и внешней политики стран. Были использованы описания внешнеполитической проблематики Европы и Азии в трудах Озгуда Р., Олсона У., Шермана П., Коэна Р., Кеннеди Р., Кеннеди П., Михалки М., Ротфельда А., Картера А., Перри У., Туатайла Г., Ретаро С., Краточвила Ф. и др.[2]

Среди российских политологических работ наибольшее значение для исследования сыграли труды С.Анчукова, М.Афанасьева, А.Кокошина, В.Колосова, В.Кривохижи, Н.Лапиной, М.Лебедевой, А.Литвинова, А.Капто, А.Панарина, Е.Г.Понамаревой, Л.Смирнягина, С.Солника и др., посвященные трансформации политических режимов в процессе политической модернизации и проблемам внешней политики. Полезные сведения главным образом теоретического характера почерпнуты из монографий института Европы РАН «Европа: вчера, сегодня, завтра» (М. 2002); «Многоликая Европа: пути развития» (М. 2002), Караганова М.В. «От социальной идеи к социальной интеграции». (М., 1999) и др.

Следует сказать несколько слов о тенденциях в развитии исследований в бывших соцстранах. В течение всего социалистического периода в них вынужденно доминировал универсалистский подход: любой исследователь, работавший в сфере общественных наук, был обязан придерживаться марксистско-ленинской методологии. Если забыть о цензурных и идеологических ограничениях, такой «директивный универсализм» имел даже определенные положительные последствия, невольно подталкивая исследователей к широким обобщениям, результаты которых, впрочем, не всегда могли быть опубликованы. Тем не менее, существовала обязанность заковывать любой страноведческий материал в корсет теорий общественно-экономических формаций, классовой борьбы и стадий развития капитализма, при этом не имея возможности сопоставить этот подход с другими теоретическими концепциями.

В Советском Союзе и других странах вопросы национальной самоидентификации были объектом максимально жесткого идеологического регулирования, призванного обеспечить единство и стабильность многонационального государства. В условиях, когда разделительная грань между прошлым и настоящим не оформилась окончательно исторически, а лишь пока декларируется и к тому же прошлое отстоит столь недалеко, что предыдущая эпоха еще находится в памяти, стереотипах и привычках старшего поколения, в общественном сознании сохраняется потребность восстановить единство национальной истории и культуры как собственной самобытной основы. В связи с этим Монголия вызывала и вызывает особый интерес, как пример общества, сумевшего сохранить национальную самобытность, несмотря на любые преобразования и внешние влияния. При этом, в соответствии с общественной потребностью, степень монгольской самобытности зачастую преувеличивалась, но фактически подразумевалось, что самобытность свойственна и другим народам мира.





На рубеже 80-90-х годов, после снятия цензурных и идеологических ограничений, стали свободно сосуществовать исследования, посвященные как уникальности, так и универсальности опыта. Более того, стали появляться синтетические работы, в которых делались попытки осмыслить оба эти аспекта исследований. Внимание, проявленное к изучению в рамках «теории модернизации»[3], было в значительной степени вызвано потребностью в выработке понятийного аппарата, пригодного для описания фундаментальных проблем мирового развития, то есть не было непосредственно связано только с собственно характеристикой особенностей развития постсоциалистических стран. С другой стороны, глобализация исследовательского подхода к проблемам развития привела к тому, что были сформулированы новые направления именно исторических, экономических и культурологических исследований этих стран. В их числе можно назвать определение объективных предпосылок успешной индустриализации и модернизации, изучение опыта развития Польши, других стран ЦВЕ, а также Монголии и особенно Китая в плане его применимости в других странах, перспектив интернационализации общества и ряд других.

Вместе с тем в 90-е годы внимание к собственной самобытности не только не ослабло, но еще более укрепилось. Весь комплекс проблем современного мирового политического процесса, в том числе с точки зрения философии, геополитики, геоэкономики и формирования российских национальных интересов, анализируют: С.В.Алексеева, В.А.Каламанова и А.Г.Черненко «Идеологические ориентиры России» (М.,1998); К.М.Долгова К.М. Философские измерения политики, дипломатии и культуры. В пяти томах. (М., 2006 – 2007); Н.А.Нарочницкая «Россия и русские в мировой истории» (М. 2003); Е.М.Примаков «Мир после 11 сентября» (М. 2002); Л.Г.Ивашов «Россия или Московия? Геополитическое измерение национальной безопасности России» (М. 2002); «Стратегия и проблемы устойчивого развития России в ХХI веке» (М. 2002); С.Г.Кара-Мурзы «Евроцентризм - эдипов комплекс интеллигенции» (М. 2002); сборник «Классика геополитики, ХХ век. Сост. К Королев» (М. 2003). Следует также отметить монографии И.А.Василенко «Политические процессы на рубеже культур» (М. 1998); Садохина А.П. “Теория и практика межкультурной коммуникации” (М. 2004); А.И. Уткина «Россия и Запад: проблемы взаимного восприятия и перспективы строительства отношений» (М. 1995), в которых показаны основные моменты различия цивилизаций Востока и Запада. Работы С.Бабуркина, Л.Болтенкова, Д.Замятина, Т.Ворожейкиной, Г.Королева; М.Мартыновой, Н.Медведева, Б.Межуева, Я.Пляйса, Э.Позднякова, В.Шейниса, А. Шутова и др.

Существенное место в изучении поставленных в диссертации проблем заняли воспоминания виднейшего польского политика Адама Михника «Возрожденная независимость и бесы Бархатной революции». Пер. с польск. (Континент. №103. 2000), а также работа А.Смоляра «Польские радикалы у власти». (Pro et Contra. №5-6. 2006).

Значительную помощь в понимании монгольской культуры и обычаев, в анализе политической деятельности правящих кругов Монголии оказала работа Яскиной Г.С. «Монголия: смена модели развития. Политические и экономические реформы» (М. 1994), а также развернутое представление об отдельных постсоциалитсических странах и в частности о Польше в коллективной монографии «Восточная Европа: вместе или рядом?» (М. 1995).

По проблемам международных отношений в ЦВЕ и АТР следует отметить публикации Е.Бажанова, В.Денисова, А.Задохина, В.Ли, И.Максимычева, А.Панова, В.Петровского, Е.Пономаревой, А.Шутова, Г.Яскиной и др.

В частности, следует отметить работу А.С.Капто «Энциклопедия мира» (М. 2002), в которой показаны этапы формирования мира как состояния общества, как принцип и норма организации человеческого общежития, как согласие во взаимодействии индивидов, выявлено влияние национальной политики и культуры на развитие международных отношений. Трехтомная монография Е.П.Бажанова «Актуальные проблемы международных отношений» (М. 2001-2002) представляет собой фундаментальный научный труд, вобравший в себя огромный фактический материал по современным аспектам мировой политики и содержащий авторскую оценку сложного и противоречивого процесса ее развития. А также монография Е.П.Бажанова, посвященная культуре и политике Китая «Китай: от Срединной империи к сверхдержаве» (М., 2007), в которой автор анализирует, как внутреннюю, так и внешнюю политику великой державы. Большое значение для раскрытия темы имели также современные работы российских исследователей по проблемам развития стран Запада и Востока, в том числе постсоциалистического пространства[4]. Безусловно, необходимо особо отметить работы хорошо известных в Монголии российских специалистов-монголоведов таких, как Г.С.Яскина и С.Г.Лузянин[5]. Работы советских и российских специалистов давали возможность монгольским ученым сопоставить свои взгляды и подходы по различным проблемам и периодам развития Монголии.

В Монголии, как и в других странах бывшего соцлагеря в 90-ее годы начинает выходить масса работ, посвященных различным проблемам истории и современности страны. В частности, особое внимание исследователей привлекают события и проблемы, связанные с обретением независимости[6]. Обращение к истории Монголии с позиций современной науки и открывающихся новых источников стало своеобразным доказательством национальной самодостаточности Монголии и монгольской науки. Последняя, наконец, получила возможность высказаться по некоторым замалчиваемым по определенным причинам проблемам монгольской истории. С другой стороны происходит активное изучение международных отношений и мировой политики, что может быть - примером стремления не просто понять новые тенденции, но открытости и понимания необходимости разумного взаимодействия различных культур[7]

. Следует сказать, что не обошлось без перегибов – радикальной критики монгольско-советских отношений и социалистического периода развития. Но в Польше исследователи пошли еще дальше – стал формироваться из России образ врага. Можно было наблюдать, что в праворадикальных и националистических польских СМИ советская и российская темы просто заполняли все страницы. Данная ситуация была присуща и другим соседям Польши по ЦВЕ, что можно отнести к особенностям переходного периода и смены вех.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

  • предпринята одна из первых попыток целостного, комплексного рассмотрения политического процесса в постсоциалистических европейских а азиатских странах, в том числе специально на основе сравнительного анализа Польши и Монголии в контексте проблем транзитологии и перестройки системы международных отношений в постбиполярный период;
  • раскрыто содержание проблемы модернизации само-образов Польши и Монголии, общего и особенного в политике реформ;
  • определены основные направления трансформации внешнеполитических концепций Монголии и Польши под влиянием глобализации и особенностей процессов регионализации в АТР и ЦВЕ в постбиполярный период;
  • проведен развернутый политологический анализ стратегии интернационализации Монголии и прозападной интеграции Польши;
  • проведен сравнительный анализ монголо-российских и польско-российских отношений и сделан прогноз относительно дальнейшего их развития.

Исходя из целей и поставленных задач исследования, на защиту выносятся следующие положения:

- Польша и Монголия выстраивают свои внешнеполитические стратегии с учетом своих геополитических места-условий;

- перестройка общества, переход на рыночные условия функционирования экономики явилось одной из основных объективных причин необходимости формулирования новой системы международных координат их идентичности;

- на современном этапе развития культурных традиций в польском и монгольском обществах нельзя не принимать во внимание их существенного воздействия на политический процесс, как в этих странах, так и за их пределами;

- сама действительность как международная реальность, складывающаяся из культурно-политического бытия польского и монгольского общества, проецирует внутреннюю динамику процессов, детерминируя закономерности стратегического масштаба, которые в свою очередь порождают стратегию и тактику этих государств в отношении Российской Федерации как своей главной опоры;

- при всей устремленности в будущее политика Польши и Монголии ориентирована не столько на новизну, сколько на традиционную преемственность, сочетающую активность и прагматичность деловых кругов с гибкостью и мобильностью;

- перспективы внешнеполитических и экономических отношений с этими странами во многом определяются традиционными ценностными установками культурно-политического характера и историческим опытом международных отношений прежде всего с соседними государствами.

Практическая значимость данного исследования определяется актуальностью изучаемой проблемы, недостаточностью ее разработанности. Она выражается в первую очередь в использовании изложенных в ней теоретических разработок и выводов при рассмотрении политики в отношении постсоциалистических стран, прогнозировании стратегии и тактики обеспечения системы национальных интересов Монголии во взаимосвязи с интересами и спецификой других регионов.

Теоретические выводы и положения диссертации могут быть использованы не только заинтересованными структурами региональных и федеральных органов власти, но и при дальнейшем изучении проблемы влияния культурно-политического фактора на поиск Монголией и Польшей новой идентичности как одного из составляющих экономических и политических мировых акторов.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертации изложены автором в ряде публикаций, в докладах и сообщениях на конференциях и семинарах в ходе учебы в Дипломатической академии МИД РФ и аналитических записках по месту работы.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и библиографии.

В первой главе «Системные трансформации в странах бывшего соцлагеря» рассматриваются проблемы перестройки общества и государства в переходный период, политические процессы на периферии соцлагеря, общее и особенное в социально-политическом развитии этих стран, и отдельно Польши и Монголии в постсоциалистический период.

Как известно после Второй мировой войны вокруг Советского Союза начинает складываться сравнительно однородное идеологическое пространство с похожими принципами управления обществом и экономикой, которое после прихода в 1949 г. к власти в Китае компартии стали называть «социалистическим лагерем». На западной периферии СССР это явилось основным фактором вызвавшим разделение Европы на два противостоящих военно-политических блока – НАТО и ОВД.

После дезинтеграции Советского Союза и распада мировой социалистической системы мир вступил в новую фазу развития международных отношений, которую нередко именуют глобализацией. Этому определению имеются подтверждения с точки зрения двух обстоятельств. Во-первых, оно подразумевает открытие пространства, ранее занятого миром социализма, который бросал вызов самим основам и функционированию мировой капиталистической системы. Во-вторых, оно одновременно открывает дорогу капитализму как модели развития и как мировой системе к дальнейшему продвижению и охвату пространств, которые ранее находились вне пределов его влияния и контроля.

Однако принятие этих норм столкнулось с объективно существующей проблемой наличия не одного-единственного капитализма, а двух его форм, причем, весьма радикально друг от друга отличающихся. Вопрос о двух типах капитализма весьма важен для новых постсоциалистических государств, т.к. с каждым из его типов по-своему, специфически решается национальная проблема, равно как и тесно с ней сопряженная проблема демократии и ее национальных перспектив. Историческая наука прошлого столетия и тесно связанная с нею историческая школа в немецкой политической экономии свидетельствуют о существовании, с одной стороны, продуктивного, промышленно-предпринимательского капитализма, а с другой – капитализма паразитического, торгово-перекупочного, спекулятивного: капитализма ростовщиков и откупщиков, продающих и перепродающих деньги, добытые безотносительно к индустриальному производству.

Проекты противодействия гегемонии, или центров силы со стороны правительств постсоциалистических государств на данном этапе могут лишь изменить, но не радикально заменить структуры господства, действующие в условиях гегемонии стран «ядра» существующей капиталистической системы. Анализ показывает, что влияние Польши, получаемое ею за счет своей «протестной» политики в международных организациях и антироссийской риторики, сильнее ощущается не на глобальном уровне, а на уровне региона ЕС.

Процесс развала соцлагеря приводит не только к нарушению баланса сил, но и к смене идеологии развития. Причем это произошло, в том числе не без влияния советской перестройки. Но если на западной периферии Москва во второй половине 80-х ХХ столетия отказалась каким-то образом противодействовать «бархатным» революциям, то на восточной периферии именно советская «перестройка» послужила толчком к смене курса и социально-политическим трансформациям в Монголии.

При всех усилиях реформаторов и внешней помощи переход постсоциалистических стран на западе и востоке к демократии и рыночной экономике проходил довольно трудно, сложно и противоречиво. Все без исключения страны бывшего соцлагеря на начальном этапе преобразований пережили экономический и социально-психологический кризис. Причем в силу исторических, культурных, а также стартовых показателей уровень кризиса был различен в тех или иных странах. Не говоря уже о том, что такие страны, как Монголия находились в условиях жесткого государственного режима на порядок дольше, чем другие страны соцлагеря.

В главе отмечается, что сравнительный анализ и оценка последствий политики реформ в странах бывшего соцлагеря позволяют понять закономерности и логику трансформационного процесса. Очевидно, что проблема преодоления наследия предшествующей социально-экономической системы не универсальна. На ход и направления реформ как на восточной, так и западной периферии бывшего соцлагеря оказывал свое объективное и субъективное влияние внешний фактор, причем со своими региональными геополитическими особенностями.

Периоды «политической смуты» фактически прошли все страны бывшего соцлагеря. Шахтеры шли маршем на Москву и Бухарест, а в Софии правая оппозиция устраивала настоящую революцию против левого правительства. Политики из ЦВЕ были готовы на казавшиеся невозможными компромиссы, чтобы привести свои страны в ЕС. В Болгарии в одно правительство вошли социалисты и бывший царь. В Словакии самые разные партии объединились против теперь уже бывшего премьера Мачьяра, которого Европа подвергла обструкции.

Отмеченное вполне относится и к Монголии, хотя ее геэкономические и геополитические условия резко отличались от стран ЦВЕ. Как было отмечено выше, Монголия находилась между двумя странами, которые претендовали на центры социалистического мира. Во второй половине ХХ столетия КНР и СССР встали на путь реформ с целью обновления социализма. Но если в результате политики реформ позиции правящей компартии Китая усилились, а экономика страны переживала подъем, то в СССР только развиваются кризисные тенденции и резко ослабевают позиции КПСС. Ситуация в соседних странах непосредственно и диаметрально противоположно оказывала влияние на жизнь и политику Монголии.

На исходе ХХ столетия в Монголии происходят кардинальные социально-политические изменения – страна вступила на путь второго этапа модернизации, но идеология реформ этого периода отличалась от первого, проходившего под лозунгом движения к социализму. Как было уже отмечено, первый этап, осуществляемый при поддержке северного соседа, способствовал модернизации монгольского общества. По некоторым социально- экономическим показателям Монголия опережала какое-то время ряд азиатских стран.

Во второй главе анализируется геополитическая ситуация после распада СССР и процесс трансформации международных отношений на периферии бывшего СССР. Отмечается, что результатом демократических революций стали не только кардинальные политическое и социально-экономические изменения в странах региона, но и перемены принципиального характера в системе международных отношений постсоциалистических государств. Геополитические изменения, которые произошли после распада биполярной системы и окончания холодной войны, противоречивы по своему характеру и направленности. С одной стороны, это приводит к интенсификации глобализации и транснациональной и трансрегиональной интеграции стран и их экономик. С другой - в ответ на экономическую глобализацию возрастает «конфликт цивилизаций», что находит свое проявление в возникновении череды конфликтов. В этом плане феномен европейской интеграции скорее можно рассматривать именно в контексте «конфликта цивилизаций», то есть попытку на цивилизационной основе обеспечить коллективную безопасность западноевропейских государств от «угрозы» со стороны России путем включения в ЕС и НАТО государств бывшего соцлагеря с целью возвращения им ранее подконтрольного Западу региона ЦВЕ как «санитарного кордона». Безусловно, что есть и другая, заявленная в начале 90-х годов, интерпретация европейской интеграции - «Европа без разделительных линий». С этим вроде бы все уставшие от холодной войны европейские народы и государства были согласны. Но через некоторое время, когда начинается процесс расширения НАТО на восток, становится очевидным, что разделительные линии не исчезли, а только стали укрепляться.

Одновременно страны ЦВЕ делают резкий поворот в сторону Запада, надеясь на его защиту и помощь, что, в конечном итоге, привело началу трансформации международных отношений по всей периферии СССР. И это в общем-то было предопределено антисоветскими и антироссийскими настроениями в обществе еще со времени революционных потрясений в странах ЦВЕ в 50 – 70 ее годы. Ситуация вокруг вступления стран Центральной Европы – Венгрии, Чехии и Польши в НАТО на Восток свидетельствовала о сохранении стереотипов у стран ЦВЕ не только холодной войны, но и тех исторических страхов в отношении реальной и мифической угрозы с Востока времени противостояния европейских империй и России. Вхождение в НАТО государств ЦВЕ можно объяснить тем, что они, стремились, с одной стороны, продемонстрировать Западу и самим себе свою европейскую идентичность, а с другой - нейтрализовать возможное обострение отношений между собой и гарантии своей безопасности. Создавая новый образ в глазах ведущих стран ЕС, страны ЦВЕ пытаются показать, что они готовы принять ценности западной культуры и приложат все усилия для полной интеграции в единое европейское пространство. Причем в этом стремлении они поспешили заручиться политической и экономической поддержкой США. Но политическая ответственность за современный этап трансформации восточной периферии Европы лежит на государствах Западной Европы и США. Они инициировали и дали согласие на вступление бывших стран соцлагеря в европейские военно-политические структуры. Они же являются экономическими гарантами этого этапа.

Современную систему международных отношений в АТР можно отнести к многополюсному типу. Наиболее важными игроками – центрами силы региона мирового уровня являются такие государства, как соседствующие Китай, Россия и Япония, а также такая сверхдержава, как США. Каждая страна АТР ориентируется в своих внешнеполитических и внешнеэкономических стратегиях прежде всего на эти государства. Причем совокупная мощь США и Японии, их статус инвестора ряда национальных экономик не может снизить значимости для государств региона присутствия в нем - России и Китая. Для стран АТР отношения с двумя названными державами важны, как экономическом, так и геополитическом отношении. В свою очередь современную восточную политику России можно рассматривать, как стремление создать геостратегический противовес экспансии НАТО и США на восточном направлении.

Улучшение российско-китайских отношений положительно сказались на геополитическом и в какой-то мере на геоэкономическом положении Монголии и можно рассматривать как фактор, открывавший перед Монголией новые возможности. В Концепции национальной безопасности Монголии указывается: Монголия придает первостепенное значение отношениям с двумя соседними странами и будет придерживаться принципа сбалансированных отношений.

В то же время негативный багаж исторического наследства преодолевается не без проблем. Возникают и новые проблемы, связанные с усилением его экономической и военной мощи Китая, с незаконной миграции китайцев в Монголию и их экогомической деятельностью. Усиливается экономическая зависимость Улан-Батора от Китая по основным продуктам питания. В свою очередь Пекин «ревниво» наблюдает за расширением внешних связей Монголии, углублением ее военно-политических контактов с США и НАТО, проявляет недовольство попустительством монгольских властей в отношении действующих в Улан-Баторе правозащитных движений, поддерживающих сепаратистские выступления в национальных районах КНР. А посещение Монголии Далай-ламой, состоявшееся параллельно со съездом КПК в конце 2002 г., на какое-то время обострило политические отношения между Китаем и Монголией. Тем не менее, есть стремление к тесному и многообразному сотрудничеству Монголии и Китая. Соседним государствам удалось разрешить сложные вопросы, связанные с территориальным разграничением.

Сама многополярность мира и глобализация объективно открывают дорогу другим государствам в эту периферию мира, богатую природными ресурсами. Во-вторых, Улан-Батор считает, что помимо таких важных выгод, как экономическая помощь, инвестиции и контакты между людьми, наличие сильного третьего «коллективного» партнера было бы существенно важным для баланса отношений Монголии с ее непосредственными соседями. расширение диапазона внешнеэкономических связей Монголии может при разумной политики правительства способствовать социально-экономическому развитию страны, решение проблемы национальной безопасности и укрепление суверенитета требует определенных интеллектуальных усилий национальной элиты и продуманной дипломатической стратегии и тактики.

В заключение главы автор сравнивает отношения Монголии и Польши с Россией в постпосоциалистический период развития. Различия в подходах двух стран к формированию своего внешнеполитического курса, в том числе по отношению к России весьма наглядны. Обращается внимание на тот факт, что после распада СССР и смены режима в Польше политика этого государства стала не просто прозападной, но и демонстрировала свое стремление к нагнетанию политического негативизма вокруг образа современной России. Пиком такой политики явилась политика братьев Качинских. Данная позиция в наложении Польшей вето на переговоры о сотрудничестве и партнерстве между Евросоюзом и РФ. Анализ показывает, что такая политика Польши не имеет перспектив. Россия уже имеет слишком большое значение для энергетической стабильности Европы. Одним из аргументов, способствующих приходу к власти правительства партии «Гражданская платформа» во главе с Дональдом Туском как раз и стала критика жесткой антироссийской политики Качинских.

В целом современные монгольско-российские отношения демонстрируют позитивную динамику, как в решении накопившихся реальных проблем социалистического периода и преодолении иерархических комплексов «старший-младший брат», так в направлении формирования принципиально нового механизма взаимодействия двух суверенные и равноправных государств.

В заключении исследования сформулированы основные выводы:

- резкий слом общественно-политического и экономического устройства государств-членов Организации Варшавского Договора, Совета Экономической Взаимопомощи привел к началу проведения политики реформ. В то же время воспроизводимый в националистическом формате прежний менталитет тоталитарного общества и сохраняющиеся стереотипы холодной войны тормозят переход к демократическим основам жизни;

- после дезинтеграции Советского Союза и распада мировой социалистической системы мир вступил в новую фазу развития, которую именуют периодом перестройки биполярной системы международных отношений и эпохой глобализации. Во-первых, открываются пространства для мировой экономики и ее акторов ранее замкнутого на себя социалистического лагеря. Во-вторых, сами страны бывшего соцлагеря, включая Россию, начинают переходить на «рельсы» рыночной экономики и стремятся более тесно интегрироваться в мировое политическое и экономическое пространства, одновременно пересматривая прежние отношения в рамках соцсистемы. Таким образом, начали постепенно изменяться привычные в прошлом операционные границы различных акторов международных отношений;

- бывшие социалистические страны встали перед необходимостью приспособиться к новым системам идеологических ценностей, новым ориентирам хозяйственного устройства;

- результатом революций и реформ в странах бывшего соцлагеря стали не только кардинальные политические и социально-экономические изменения, но и перемены принципиального характера в их международных отношениях. Отчетливо проявилось воздействие внутренних трансформаций и смены ценностей в этих странах на выбор внешнеполитического курса и геополитическую ситуацию в соответствующих регионах и общую во всем мире;

- внутренние трансформации в странах бывшего соцлагеря предопределили новую расстановку сил и в структуру экономических и политических отношений ЦВЕ – Россия – Европа и Монголия – Китай - Россия;

- распад СССР создал новые сложные проблемы во взаимоотношениях новой России с Польшей и Монголией, которые до конца 90-х гг. фактически были на периферии национально-государственных интересов РФ, что позволило правительствам западных держав, прежде всего США, Германии и Франции, а также Китаю успешно реализовать свою стратегию расширения своего влияния в этих странах;

- в виду зависимости в настоящее время от мировых экономических центров, Польша и Монголия трудно обойтись без опоры хотя бы на один из этих центров или без выстраивания баланса и диверсификации своих внешнеполитических ориентаций в системе многополярного мира; в то же время тот факт, что они расположены на стыке границ великих держав придает им значимый стратегический статус, который учитывают центры силы; Монголия, в отличие от Польши, избрала путь выстраивания баланса внешнеполитических ориентаций и диверсификации международных связей;

- несмотря на сложность постсоциалистических преобразований экономической и политической системы, традиционно высокие польские национальные амбиции и страстное желание влиться в западные экономические, политические и военные структуры способствовали решению проблем перестройки; это явилось основной причиной переориентации международных координат польской идентичности и последующее вхождение Польши в НАТО и ЕС;

- на современном этапе развития культурных традиций в польском и монгольском обществах нельзя не принимать во внимание их существенного воздействия на политический процесс, как в этих странах, так и за их пределами;

- социально-политическая действительность как международная реальность, складывающаяся из культурно-политического бытия польского и монгольского общества, проецирует внутреннюю динамику процессов, детерминируя закономерности стратегического масштаба, которые в свою очередь порождают стратегию и тактику этих государств в отношении Российской Федерации как своей главной опоры;

- внутриполитическая конкуренция политических сил в странах, обострявшаяся в период выборов, постоянно актуализировала теми или другими кандидатами пресловутый фактор «угрозы с Востока» в лице России. Приход к власти особенно националистически и антироссийски настроенных братьев Качиньских привели к ухудшению отношений с Россией, что, хотя и сдержанно, но отрицательно восприняли в обществе; в результате досрочных выборов победу одержала либеральная «Гражданская платформа», что позволило сформировать в более оптимистическом виде новую повестку дня для восстановления нормальных отношений с Россией;

- в постбиполярный период международных отношений значительно возросло и расширилось в Польше и Монголии внешнее влияние на все сферы их жизнедеятельности, с чем неизбежно приходится считаться, как российскому руководству при формулировании своей политики в отношении этих государств;

- причины стремления к нормализации отношений и развитию сотрудничества Монголии с Китаем кроятся в длительной и непростой истории сосуществования двух соседних государств;

- в отличие от прошлого, когда судьба Монголии определялась ходом развития российско-китайских, а затем советско-китайских отношений, в монгольских делах фактор третьей коллективной стороны в лице США и Японии, а также других западных и восточных стран значительно возрастает. Геополитическая потребность монголов вырваться из дружественных или не очень дружественных объятий своих «ревнующих» друг друга к Монголии и конкурирующих между собой за влияние над ней ее исторических соседей в постбиполярный период международных отношений становится реальностью.

- во внешнеполитическом плане трансформация отношений с Россией поставило Монголию перед серьезной дилеммой безопасности; в конечном итоге, монгольские элиты оценили критическую ситуацию скорее не как катастрофу, а как цивилизационный вызов и шанс построить по-новому отношения с внешним миром;

- современное состояние и динамику внешнеполитических отношений Монголии и России, Монголии и Китая можно определить как движение навстречу друг к другу; страны прилагают обоюдные усилия в поисках форм и методов укрепления взаимного доверия при одновременном соблюдении собственных национальных интересов с учетом региональных и глобальных тенденций развития;

- монгольско-российские отношения демонстрируют в целом позитивную динамику преодоления накопившихся проблем социалистического и постсоциалистического и осуществляется формирование нового механизма взаимодействия великой державы - бывшего Центра соцлагеря и такой малой страны, как соседней Монголии;

- в геополитическом плане сохранение позиций России в Монголии отвечает не только интересам этих двух стран, но и региональным, содействуя стабилизации международного положения в Северо-Восточной Азии и АТР в целом, интенсификация взаимодействия экономик Монголии и России будет способствовать развитию экономического сотрудничества в СВА в целом, будет стимулировать экономические интеграционные процессы в этом регионе;

- важным резервом и локомотивом развития монгольско-российских отношений являются прямые связи российских восточных регионов и корпораций с регионами и монгольскими фирмами и предприятиями; кроме того, связи между регионами и предприятиями способствуют сохранению положительного исторического образа России и российского народа в глазах монгольского общества, хотя предстоит сделать еще много, чтобы традиции старших поколений были приняты молодыми поколениями.

- проведенный сравнительный анализ показал, что перспективы внешнеполитических и экономических отношений Польши и Монголии с Россией во многом определяются традиционными ценностными установками культурно-политического и исторического характера и прежним опытом общения, учет которых при политической воле способен оптимизировать эти отношения, что следует учитывать политическим элитам всех государств; в то же время влияние внешних акторов, процессов регионализации и глобализации по-прежнему будут играть значительную роль в развитии польско-российских и монгольско-российских отношений.

Апробация работы: Основные положения диссертации изложены в публикациях автора, выступлениях на научных конференциях в Монголии и Польши, в аналитических записках в период работы в посольстве Монголии в Варшаве и МИД Монголии.

Издания из списка рекомендованного ВАК

1. Авирмед Б. Страны постсоциалистической периферии в поисках новой модели безопасности. Обозреватель. 2007. № 9. 0,5 п.л.

2. Авирмед Б. Монголия в поисках стратегии безопасности. - Обозреватель. 2007. № 12. 0, 7 п.л.

3. Авирмед Б. Внешнеполитическая стратегия государств постсоциалистической периферии. Власть. 2008. № 1. 0, 6. п.л.


[1] См. Внешняя политика Российской Федерации. М. 2000. С. 211.

[2] Кук К., Стивенсон Дж. Европа в двадцатом столетии: справочник. М. 2005; Бриттс Э., Клэвин П. Европа нового и новейшего времени. С 1788 г. и до наших дней. М. 2006; Дэвис Н. История Европы. М. 2006.

[3] Алексеева Т.А. Современные политичекие теории. М., 2000. С. 320 -342.

[4] Васильев Л.С. История религий Востока. 8-е изд.- М. 2006; Политические системы и политические культуры Востока. Под ред. А.Д.Воскресенского.- М. 2006; Восточная Европа после Версаля. СПб. 2007; Черников Г.П. Европа на рубеже ХХ-ХХ1 веков. Проблемы экономики. М. 2006; Шутов А.Д. Постсоветское пространство. М. 1999; Шутов А.Д. На руинах великой державы. М. 2004; История Монголии: ХХ век. М. 2007; Яскина Г.С. Монголия и внешний мир. М. 2002.

[5] См. например: Яскина Г.С. Монголия и внешний мир. М., 2002, Лузянин С.Г. Восточная политика Владимира Путина. Возвращение России на «Большой Восток» (2004 – 2008). М., 2007.

[6] Батсайхан О. Монгол Улсын хогжлийн замд учирсал ээрээ (1921-1932) (Сложности да пути развития Монголии). Улан-Батор 1997; Хятад Орсын харилцааны туухэн дэх Монгол Улс (ХХзуун) (Монголия в истории отношений Китая и России). Улан-батор. 1995; Намжим Т. Монголын эрт ба эдуугээ (Прошлое и настоящее Монголии). Улан-батор. 1 1996 и др.

[7] Баабар Б. Одоогийн Монголын гадаад бодлого, геополитикийн сонирхол (Внешняя политика и геополитические интересы современной Монголии). — Ардын эрх, 19.03. 1998; Багабанди Нацагийн. Шинэ зууны омнох бодлого, зорилт (Политика и цели накануне нового века). Улан-Батор. 1998;БалдоБ., Дамдинсурэн С., Хайсандай Л. Монголыл тусгаар тогтнол ба Орос, Хятадын хучин зуйл (Независимость Монголии и российско-китайский фактор).Улан-Батор. 1999; Балдо Б., Хайсандайл. Зуун хойт Азийн бус нутаг ба Монгол Улс (Северо-Восточная Азия и Монголия). — Зуун хойт Ази судлал. 200. № 1; Батбаяр Цэдэндамбын. Монгол ба Япон ХХ зууны эхэн (Монголия и Япония в первой половине ХХ века). Улан-Батор. МАН. 1998; Батсайхан О. Монгол Улсын хогжлийн замд учирсал ээрээ (1921-1932) (Сложности да пути развития Монголии). Улан-Батор 1997; Баярхуу Д. Дэлхийн бодлго ба олон улсын харииллцаа ( 90-ээд оны ундсэн хандалага) (Глобальная политик и международные отношения (основные тенденции 90-х годов). Улан-Батор. 1995; Болд Р. Монголын аюулгуй байдлын орчин, батлан хамгаалах бодлогын зарим асуудалд (состояние безопасности и некоторые проблемы оборонной политики Монголии). – Улан-Батор. 1996; Жамсран Хэрээд Л. Моголын торийн тусгаар тогаар тогтнолын сэрэлт (возрождение государственной незовисимости Монголии). Улан-Батор. 1997; Монгол Улс их гурнуудийн харилцаа ( Тенденции международных отношений 1990-х годов и отношения Монголии с велики державами). С.ст. Улан-Батор. 1995.



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.