WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Интеграция мусульман в современное европейское государство (на примере великобритании и фрг)

На правах рукописи

Пинюгина Елена Викторовна

ИНТЕГРАЦИЯ МУСУЛЬМАН В СОВРЕМЕННОЕ

ЕВРОПЕЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО

(НА ПРИМЕРЕ ВЕЛИКОБРИТАНИИ И ФРГ)

Специальность 23.00.02 – политические институты, процессы и технологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук

Москва

2010

Работа выполнена на Кафедре сравнительной политологии Факультета политологии Московского Государственного Института Международных Отношений (Университета) МИД России

Научный руководитель: кандидат политических наук, доцент КУДРЯШОВА Ирина Владимировна
Официальные оппоненты: доктор политических наук, профессор МЕЛКУМЯН Елена Суреновна доктор философских наук, профессор ГЛАГОЛЕВ Владимир Сергеевич
Ведущая организация: Ведущая организация: Институт мировой экономики и международных отношений РАН

Защита состоится «__» декабря____ 2010 г. в _________часов на заседании Диссертационного совета Д 209.002.02 по политическим наукам Московского Государственного Института Международных Отношений (Университета) МИД России по адресу: 119454, г. Москва, просп. Вернадского, д. 76.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского Государственного Института Международных Отношений (Университета) МИД России и на сайте МГИМО www.mgimo.ru.

Автореферат разослан «___» ________ 2010 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета И.Н.Тимофеев

I.Общая характеристика работы

Постановка проблемы. Поиск оптимальной модели интеграции мусульман в современное европейское государство является в настоящее время одной из наиболее острых политических и политологических проблем. В течение второй половины XX века актуальными для европейских правительств были вопросы иммиграционной политики, основной задачей которой считалось регулирование миграционных потоков с целью стимулирования экономического развития принимающих стран. В свою очередь, иммигранты стремились скорее адаптироваться, чем подчеркнуто выражать этноконфессиональную идентичность в общественно-политической сфере, и довольствовались возможностями свободы вероисповедания и культурными правами, существующими в западных демократиях. Однако в последние 10-15 лет в отношениях между европейским государством и переселенцами из мусульманских стран образовался значительный конфликтный потенциал, сформированный противоречиями не только социально-экономического, но и ценностно-политического характера. Эти противоречия не были сняты в рамках проводимой политики мультикультурализма, основанной на либеральных теоретических построениях, что заставило политиков и экспертов искать альтернативные решения, способные конструктивно преодолеть разделение общества на «немусульман» и «мусульман», крайними проявлениями которого становятся исламофобия с одной стороны и исламизм – с другой.

В связи с этим проблемное поле настоящей диссертации определяют следующие вопросы: а) насколько использовавшиеся ранее теоретические подходы к сосуществованию разных этноконфессиональных сообществ в рамках нации-государства применимы к интеграции мусульман; б) можно ли использовать разработанную С. Рокканом модель «центр-периферийной полярности» для объяснения специфики этой интеграции; в) какие проблемы взаимодействия государства и мусульманских сообществ выявляет опыт Великобритании и ФРГ; г) каковы перспективы интеграции мусульман в этих странах в условиях глобализирующегося мира.

Актуальность темы исследования связана с тем, что иммиграция выходцев из мусульманских стран в Западную Европу в течение второй половины XX в. привела к формированию в ряде европейских государств многочисленных диаспор. Наибольшее количество мусульман проживает во Франции (до 7 млн.[1] ), ФРГ (4,3 млн.[2] ) и Великобритании (2,4 млн.[3] ). Меньшие по численности, но также довольно заметные и активные мусульманские сообщества сформировались в Италии, Испании, Австрии, Швейцарии, Нидерландах, Бельгии, Дании, Норвегии и Швеции. Количество мусульман в Западной Европе в настоящее время, по экспертным оценкам, составляет не менее 12 млн. чел.[4]

В каждой из этих стран ислам становится второй по числу последователей религией после христианства, и мусульмане в различных ситуациях все чаще выступают как сообщество оппонентов государства. В результате на повестку дня был поставлен вопрос о политической интеграции мусульман.

Таким образом, речь идет о формировании или «реформировании» нации, и представления о членстве в политическом сообществе становятся основой интеграционного курса каждого государства в отношении мусульман, у которых, однако, есть альтернативные представления. Рубежом, обозначившим современный этап выработки и реализации интеграционных курсов ФРГ и Великобритании, по нашему мнению, является 2000-й год, поскольку именно тогда в обеих странах наметилось расхождение ведущих политических сил по вопросу условий членства в сообществе для новых меньшинств иммигрантского происхождения. Под влиянием Социал-демократической партии Германии (СДПГ) в ФРГ была проведена реформа Закона о гражданстве, облегчающая натурализацию независимо от этнической принадлежности. В свою очередь, руководство блока Христианско-демократического и Христианско-социального союза (ХДС / ХСС), признавая, что Германия стала страной иммигрантов, в качестве основы интеграции представило концепт Leitkultur (ведущей культуры).



В Великобритании в тот же период в ходе предвыборной борьбы были озвучены глубокие расхождения по вопросу интеграции между консерваторами и лейбористами, а межрасовые беспорядки стимулировали развитие этих дебатов в общественную дискуссию о перспективах мультикультурного будущего страны. Террористические атаки в странах Запада и контртеррористические операции в Афганистане и Ираке значительно осложнили ситуацию на годы вперед. Если раньше политики и ученые игнорировали конфессиональный фактор, то события последних десяти лет (массовые акции протеста европейских мусульман как консолидированная реакция на затрагивающие их интересы и идентичность события, распространение исламского фундаментализма, активность исламистских группировок) заставляют переключаться с интеграции инокультурных сообществ «вообще» на нюансы сосуществования немусульманского большинства и мусульманского меньшинства в европейском государстве.

Проблема интеграции мусульман в Великобритании и ФРГ имеет не только практическое и не только национальное измерение. В первом случае речь идет о перспективах нации-государства, поскольку взаимодействие государства с группами – это «взаимно трансформирующий» процесс[5], во втором – об актуальности этого вопроса для многих других «принимающих обществ» с исламской компонентой, включая Россию.

Объект исследования процесс интеграции мусульман в современное европейское нацию-государство.

Предмет исследования – динамика взаимодействия правительства и мусульманских сообществ в сфере интеграции в Великобритании и ФРГ.

Цель исследования заключается в выявлении особенностей и перспектив интеграции мусульман в Великобритании и ФРГ в социально-политической и культурно-религиозной сферах.

Для осуществления этой цели поставлены следующие задачи:

  • анализ исследовательских подходов к интеграции этнокультурных/ этноконфессиональных меньшинств в консолидированное демократическое государство и обоснование применения выбранного методологического инструментария;
  • выявление сходств и различий мусульманских общин Великобритании и ФРГ на основе сравнения этнического состава, социально-экономического положения, причин усиления религиозной идентичности, значения религиозных установок в повседневной жизни мусульман, а также отношения мусульман к интеграции;
  • рассмотрение институционального дизайна отношений государства и религий в Великобритании и ФРГ и интеграции ислама в существующие схемы;
  • исследование концептов нации в Великобритании и ФРГ и возможности их трансформации с учетом необходимости интеграции мусульман;
  • сопоставление интеграционных политик Великобритании и ФРГ в 2000-2009 гг.;
  • исследование процессов политического участия мусульман Великобритании и ФРГ;
  • обобщение позитивного и негативного опыта в сфере интеграции мусульман в Великобритании и ФРГ.

Теоретико-методологическая основа исследования

В качестве методологической основы был выбран сравнительный подход, в рамках которого был произведен бинарный анализ. Его применение позволяет выявить и учесть многие факторы, объясняющие сходства и различия в моделях интеграции. Выбор казусов осуществлялся по принципу наибольшего сходства. Сходство определяют наличие институционально оформленных отношений государства и религиозных объединений, а также законодательно закрепленный статус привилегированных религий в ФРГ и Великобритании. Дополнительным аргументом для выбора именно ФРГ и Великобритании стало хронологическое совпадение всплеска экстремистской активности исламистских группировок на их территории в 2005 – 2006 гг., вызвавшего активизацию поиска путей и механизмов интеграции. Поскольку при сопоставлении рассматривались два максимально схожих казуса с диаметрально противоположными исходами, под которыми в данном случае понимаются разные интеграционные курсы, установленные в ходе сравнительного анализа отличия трактуются как причины расхождения результатов.

С учетом важности регулирования государственно-церковных отношений в Великобритании и ФРГ, а также принимая во внимание правовую компоненту доктрины ислама, в исследовании был использован метод институционализма, позволяющий определить систему координат, в которой возможно функционирование ислама в каждой из политий. Исходя из широких хронологических рамок исследования, охватывающих не только период существования мусульманских сообществ на территории рассматриваемых стран, но и некоторые значимые для понимания национальных подходов к интеграции историко-политические вехи, в работе применялся метод макросоциального исторического сравнения. При изучении правительственных подходов к интеграции мусульман и реакции мусульманского сообщества использовался метод анализа документов. Для выяснения религиозно-политических установок и других значимых характеристик мусульманских меньшинств использовался метод вторичного анализа данных социологических опросов.

Для анализа религиозных текстов и феноменов религиозной традиции ислама автор воспользовался таким методом из арсенала религиоведческого научного познания, как дескриптивный подход, основанный на принципе мировоззренческой нейтральности.

Теоретической основой исследования является разработанная С. Рокканом[6] модель отношений центра и периферии, объясняющая закономерности формирования государств и наций в Западной Европе. Применение использованного в диссертации сравнительного метода имеет особое значение именно в контексте роккановской традиции, поскольку эволюционные, региональные, культурно-цивилизационные и иные особенности центров и периферий и их связей во многом объясняют различия в моделях государственного и национального строительства.

Предпринята попытка осмысления выбранной модели с учетом реалий современного мира, таких как открытость политических и культурных границ, развитие коммуникационных технологий и транспортной инфраструктуры, а также ослабление внутренних интеграционных возможностей государства под влиянием процессов глобализации и европейской интеграции. В работе предложен критический анализ альтернативных исследовательских подходов к интеграции мусульман.

Большое значение для уточнения позиции автора исследования имели теоретические труды политологов и философов о формировании европейских национальных государств (Д. Карамани, С. Бартолини, Э. Смит, Ч. Тилли, М. Ноженко[7] ), национализме (Л. Гринфельд, Б. Андерсон, Э. Хобсбаум, Э. Геллнер, В. Малахов, В. Тишков, О. Малинова, А. Миллер, Р. Брубейкер, К. Калхун[8] ), мультикультурализме и толерантности (Ю. Хабермас, У. Кимлика, М. Уолцер, Х. Рэй, Э. Фавелл, С. Бенхабиб, В.С. Глаголев и др.[9]

).

Для лучшего понимания истоков и причин возникновения проблем, связанных с интеграцией мусульман в изучаемых государствах были проанализированы работы Ильина М.В. о государстве и суверенитете[10], Мелешкиной Е.Ю. о структурировании социально-политических размежеваний и нациеобразовании[11], Кудряшовой И.В. об исламе и нациеобразовании[12], Семененко И.С. об интеграции инокультурных сообществ и дискурсе национальной идентичности[13]. Контекст восприятия участниками интеграции друг друга раскрывают работы по истории взаимоотношений ислама и Запада, состоянию христианско-мусульманского диалога таких авторов, как Журавский А.В., Льюис Б., Армур Р., Кепель Ж., Малашенко А.В., Эспозито Дж.[14]. Некоторые важные аспекты доктрины ислама, регулирующие политическое взаимодействие мусульман и мусульманских стран с остальным миром и определяющие принципы сосуществования мусульман с немусульманами в одной стране с учетом правовой компоненты ислама, рассмотрены в работах Н.В. Жданова[15] и Л.Н. Сюкияйнена[16].

Степень научной разработанности проблемы.

Работы по проблематике диссертации охватывают три направления: общую проблематику интеграции европейских мусульман; страновые проблемы и аспекты интеграции мусульман; сравнительные исследования.

Схожие для всех европейских государств тенденции рассматриваются в статьях Т. Гартона Эша «Ислам в Европе», Д. Миллера «Иммигранты, нации и гражданство», И.С. Семененко «Мусульмане в ЕС и России» и «Интеграция инокультурных сообществ в развитых странах», глава о мусульманах Запада в книге А.В. Малашенко «Исламская альтернатива и исламистский проект»[17]. Наиболее четко проблемные вопросы политической интеграции мусульман именно в современное европейское государство формулируются в двух статьях: «Идентичность и миграция» Ф. Фукуямы и «Как совладать с транснациональным исламом: мусульмане и государство в Западной Европе» Д. Лоуренса[18]. Соотношение мусульманской коллективной идентичности и лаицистского государства в основном на примере Франции освещается в трудах О. Руа «Глобализованный ислам: поиски новой уммы», а также «Секуляризм против ислама»[19].

Среди работ, посвященных отдельным аспектам интеграции в разных странах Европы, следует отметить исследования Е. Деминцевой о французских мусульманах[20], Ш. МакЛуглин о развитии представительства мусульман и признания государством мусульманской идентичности в Великобритании[21]

. В 2001 г. Центром политического образования Земли Баден-Вюртемберг был выпущен сборник научных трудов «Ислам в Германии»[22], часть материалов которого связана с различными аспектами интеграции мусульман в европейские государства, а часть посвящена специфике ФРГ: вопрос совместимости ислама и демократии рассматривает О. Шлумбергер, структуру и деятельность мусульманских организаций ФРГ - У. Шпулер-Штегеман, возможность институционализации ислама по образцу христианских церквей – М. Роэ, нюансы преподавания основ ислама в немецкой школе - Х. Энгин, права женщины в исламе и соотношение их с европейской традицией - В.Вальтер[23]. Оценку социокультурной интегрированности мусульман в немецкое общество проводят в своих исследованиях такие ученые, как К. Майер-Браун, Д. Хальм, М. Зауер, Т. Майер[24]. Социально – экономические и этнографические исследования мусульманского сообщества Великобритании представлены трудами Й. Нильсена, Э.Масуда, И. Котина[25]. Конфессионально-политические характеристики общин и мусульманских организаций Великобритании рассматриваются в книгах Т. Мудуда, С. Реза – Амели, исследованиях Р. Г. Ланды, Ф. О. Плещунова[26].





Социальным аспектам интеграции и историческим особенностям формирования мусульманских сообществ в странах Европы в отечественной науке посвящены два сборника научных трудов – «Мусульмане на Западе»[27], где достаточно полно отражена ситуация на конец XX века, и «Мусульмане в Европе: существуют ли пределы интеграции?», который содержит две статьи по ФРГ - «Мусульмане в Германии: специфика интерпретации» С.В.Погорельской и «Исламский экстремизм в Германии» А.А.Лапина[28]

. В фокусе исследования ученых преимущественно мусульманские меньшинства, а не государство, в которые эти меньшинства интегрируются.

Из сравнительных исследований можно отметить работу Х.-К. Яша о взаимодействии государства и мусульманских сообществ в Италии и ФРГ[29], работу А. Бухара по джихадизму в мусульманских сообществах ФРГ и Франции[30].

Хотелось бы отметить и труды авторов, представляющих различные «фракции» мусульманского сообщества, полезные тем, что отражают современные попытки осмыслить способы существования мусульман в немусульманском окружении на Западе[31]

.

Источниковую базу исследования составили тексты Основного закона и конституций земель ФРГ, нормативных актов ФРГ и Великобритании; правительственные документы обеих стран, связанных с проблематикой интеграции мусульман; тексты Корана и сунны; заявления национальных политиков и лидеров исламских организаций.

Активно использовались сетевые ресурсы политических партий, государственных органов и статистических управлений ФРГ и Великобритании (www.bamf.de, http://cdu.de, www.csu.de, www.deutsche-Islam-konferenz.de, www.bmi.bund.de, www.labour.org.uk, www.labour.org.uk, www.ons.gov.uk); интернет-ресурсы мусульманского сообщества, в том числе официальных организаций мусульман Великобритании и ФРГ (www.Islamonline.net, www.Islamworld.net, www.mcb.org.uk, www.Islam.de, www.zentralrat-Muslime.de).

Эмпирическую базу исследования составили данные социологических опросов мусульман и остального населения европейских стран, проведенные фондами изучения общественного мнения (Pew global, Gallup и др.), а также данные статистико-аналитических отчетов, выполненных по заказу политических ведомств Великобритании и ФРГ, релевантные к проблематике интеграции.

Актуальная информация о событиях политической жизни собрана в публикациях общественно-политических СМИ ФРГ и Великобритании - «Шпигель», «Ди Вельт», «Гардиан», «Таймс» и др., на интернет-ресурсах служб «Дойче Велле» и «Би-би-си».

Хронологические рамки исследования охватывают период с 50-х гг. XX в. по н.в. Работа над диссертацией завершена в мае 2010 г.

Научная новизна работы обусловлена следующими особенностями:

- рассмотрением интеграции мусульман в европейское государство как многостороннего процесса, в котором участвуют как государство, так и меньшинства;

- теоретической рамкой исследования: мусульманские диаспоры впервые рассматриваются как «внутренняя периферия», претендующая на легитимное противодействие центру;

- рассмотрением институционального дизайна церковно-государственных отношений, в который интегрируется ислам (этот фактор часто упускается исследователями);

- динамикой, так как исследуется взаимодействие правительств и мусульманских общин на протяжении достаточно длительного периода;

- вниманием не только к структурным факторам, определяющим поведение центров и периферий, но и к агентивным – учитываются политические ориентации ключевых акторов процесса интеграции;

- введением в научный оборот немецкоязычных и англоязычных источников, позволяющих изучить актуальные направления и приоритеты интеграционной политики государств в отношении мусульман.

Практическая значимость заключается в том, что результаты исследования могут быть использованы органами государственной и муниципальной власти Российской Федерации при разработке иммиграционной политики и оценке перспектив присутствия мусульманских сообществ в общественно-политическом процессе. Материалы и результаты работы могут быть применены в учебном процессе при чтении лекций и проведении семинарских занятий по сравнительной политологии, этнополитологии, конфликтологии, государственному управлению.

На защиту выносятся следующие положения диссертации:

1. Модель отношений центра и периферии в контексте нациестроительства, предложенная С. Рокканом, может быть плодотворно использована для объяснения проблем интеграции мусульман в принимающие общества Западной Европы. При этом необходимо понимание контекста глобализационных процессов, создающих для периферийных сообществ возможности ориентироваться на разные центры – административно-экономический в стране пребывания, культурный - в стране происхождения, духовный - в исламском мире, что и отражает рост антиинтеграционных выступлений после 2001 г.

2. Интеграция мусульманского меньшинства в национальное государство в значительной мере обусловлена институционально оформленными отношениями кооперации государства и религиозных сообществ в рассматриваемых странах, а также интерпретациями ислама в странах происхождения меньшинств

3. Политика интеграции, проводимая ФРГ с 2000-х гг., расширяет, по сравнению с предыдущим этапом, возможности включения для мусульман за счет трансформации института гражданства и отказа от этнического понимания нации, но вводит императив примата национальной немецкой культуры, конституционных основ государственного устройства и либеральных ценностей.

4. Политика интеграции, проводимая Великобританией, включает адаптацию государства к запросам мусульман и новую трактовку либеральных ценностей, «позитивную дискриминацию» для вовлечения мусульман в общенациональный политический процесс, но не предлагает отчетливого концепта коллективной идентичности той общности, в которую мусульмане могут интегрироваться.

5. Политический курс в каждом казусе обусловлен рядом переменных, характеризующих отношения центра и периферии: особенностями формирования национальной государственности, опытом интеграции других этнокультурных и конфессиональных сообществ, политическими отношениями государства со странами происхождения диаспор и исламским миром, социально-экономическими и культурными характеристиками интегрируемых сообществ. Большое значение при выборе интеграционной модели имеют электоральные установки политических лидеров, ответственных за принятие решений.

6. Позитивной тенденцией следует считать расширение партийного и непартийного представительства мусульман и в ФРГ и в Великобритании, что вовлекает членов этого сообщества в общенациональный политический процесс и создает основу для интеграционного взаимодействия;

7. В политическом измерении произошло качественное изменение государственного подхода к обитателям новых периферий – от восприятия их как обезличенной массы демографических или трудовых ресурсов (в ФРГ) или носителей иных культурных образцов (в Великобритании) к принятию ответственности за сограждан или потенциальных сограждан, которые имеют не только материальные, но и ценностные ориентиры.

II.Структура и основное содержание диссертации

Структура диссертации соответствует задачам исследования. Работа состоит из введения, четырех глав, которые в свою очередь подразделяются на параграфы, заключения, приложений и списка использованных источников и литературы.

Во введении обоснована актуальность темы диссертации, сформулированы цель и задачи, охарактеризована теоретико-методологическая база, определены предмет и объект исследования, выявлена степень научной разработанности проблемы, определена научно-практическая значимость работы, дана характеристика использованных источников и литературы.

В первой главе «Исследовательские подходы к интеграции мусульманского меньшинства в современное европейское государство» рассмотрены три группы таких подходов. Параграф 1.1 посвящен способам классификации государственной политики по осям «гражданский тип» – «национализаторский тип» и «преобладание практик ассимиляции» - «плюрализм». Отмечается, что на разных этапах развития государства его политика в отношении меньшинств может меняться, сочетать элементы «гражданского» и «национализаторского» типа. В параграфе 1.2. анализируются используемые в дискурсе мультикультурализма теории справедливости, мультикультурного гражданства и толерантности; отмечается, что религиозное сообщество в рамках этих подходов выделяется как особый случай, что свидетельствует об их внутренней противоречивости применительно к существованию мусульманских сообществ в национальном государстве. Так, Ю. Хабермас пытается обосновать возможность мультикультурного гражданства на основе процедурного консенсуса всех проживающих в данный момент на территории государства людей, разграничивая минимально необходимую для этого политическую социализацию и необязательную культурную ассимиляцию, и одновременно признает, что политическая культура страны развивается в русле ее этических традиций, а значит ее освоение требует от новых членов согласия с этими традициями. При этом разработчики мультикультуралистского дискурса исходят из возможности «перекрывающего» консенсуса на рациональной основе для всех членов политического сообщества. Однако Т. Мудуд, ученый-мусульманин и представитель этого дискурса, призывает учесть наличие в политической культуре западных стран норм и ценностей, которые имеют христианское происхождение (например, моногамия) или основаны на идеологии секуляризма, которая имеет неоправданный приоритет над религиозным мировоззрением (свобода слова и прессы), а значит должны быть отменены либо дополнены мусульманскими компонентами для того, чтобы мусульмане могли стать частью политического сообщества на равных основаниях.

Акцентируется внимание на том, что теоретики мультикультурного гражданства не расценивали его как закономерный результат взаимной толерантности к отличиям: так, У. Кимлика предупреждает о том, что «способствует или нет мультикультурная политика доверию или солидарности, во многом зависит от того, входит ли эта мультикультурная политика в более широкий пакет политики, который одновременно воспитывает идентификацию с более крупным политическим сообществом»[32]. Но необходимость воспитания идентификации с более крупным сообществом возвращает к «старым процессам интеграции периферийных областей и проблемного населения»[33], а это уже предмет другой, роккановской исследовательской традиции, которой посвящен параграф 1.3. В этом параграфе обосновывается выбор в качестве теоретической базы «центр-периферийной» модели, которая исходит из того, что современное государство не только территориальная, но и членская организация. В ней есть ядро строителей нации – «центр», создающий ценности, культурные ресурсы и общенациональные институты, и есть население, отстраненное от принятия решений, или не освоившее институтов центра. Интеграцию осложняет фактор этнического, лингвистического и конфессионального сопротивления центру, а также конкуренция за периферии со стороны иных, «внешних» центров. Способом преодоления периферийности является повышение представительства такого населения на национальном уровне и установление границ членства в политическом сообществе – т.е. определение культурных ресурсов и институтов центра, которые обязательны для всех.

Вторая глава «Мусульмане Великобритании и ФРГ: социально-экономическое положение, религиозная идентичность и членство в немусульманском государстве» состоит из трех параграфов. В параграфе 2.1 обобщены социально–экономические характеристики, доказывающие, что мусульмане действительно являются новой периферией, сталкивающейся с проблемами бедности и дискриминации по религиозному признаку, плохо осваивающей институты центра, и осознающей необходимость языковой и культурной интеграции. Параграф 2.2 посвящен причинам укрепления религиозной идентичности мусульман (особое внимание обращено на влияние «внешних центров») и описанию ее типов, среди которых начинает преобладать фундаментализм. На основе социологических данных подтверждена высокая значимость религии в жизни мусульман ФРГ и Великобритании и констатируется проблемность их лояльности странам проживания. Доказывается, что организация и содержание религиозной жизни мусульман во многом направляются силами, заинтересованными в невыгодном для европейских государств развитии сценариев интеграции: к ним относятся и религиозно-политические движения, и богословские школы мусульман, патронирующие не только европейские мечети, но и функционирующие при них школы для детей. Параграф 2.3 содержит обзор подходов к условиям существования мусульман в немусульманском национальном государстве, объясняющий их отношение к политической интеграции с точки зрения классического ислама и современных тенденций, вызванных глобализацией. Отмечается, что назрела необходимость выработки в среде европейских мусульман нового осмысления и новых подходов к существованию в качестве граждан немусульманских государств, но легитимность подобного переосмысления наследия ислама может быть оспорена фундаменталистами.

Третья глава «Институционализация ислама в Великобритании и ФРГ и
интеграция мусульман» состоит из трех параграфов. Параграф 3.1 содержит описание принципов взаимоотношений государства и религиозных объединений в Великобритании и ФРГ, особенностей дифференцированного статуса религий в этих странах. Интеграция ислама в Великобритании и ФРГ поставила перед государством вопрос о равном статусе ислама с христианством и иудаизмом. Во-первых, в обеих странах это означает предоставление государственных субсидий на строительство и поддержание культовых сооружений, больших льгот административно-финансового характера и расширение влияния на немногие подконтрольные государству механизмы социализации юных мусульман, такие как система образования. Во-вторых, в ФРГ равный статус имеет дополнительные последствия для государства: например, при предоставлении мусульманским ассоциациям статуса корпорации публичного права, равного христианским церквям и иудейскими общинам, невозможно обосновать отказ легитимации шариатского судопроизводства – именно этот статус является основанием функционирования раввинских и церковных судов.

Общим принципом кооперации государства и религиозных объединений и в ФРГ, и в Великобритании является широкое влияние христианства на всю национальную систему образования, а также софинансирование государством христианских и иудейских конфессиональных школ. В сфере образования вопрос равного доступа ислама решается положительно в обеих странах. При описании интеграции мусульманской компоненты в образование в Великобритании и ФРГ, в параграфе 3.2 раскрывается взаимосвязь укрепления религиозной идентичности и функционирования в течение нескольких десятков лет школ Корана, учебные программы которых неподконтрольны правительству. Акцентируется внимание на введении государством курса основ ислама для школьников-мусульман на немецком языке как альтернативы урокам в медресе, а также появлении кафедр ислама на теологических факультетах. Параграф 3.3 посвящен политическим рискам в связи с некоторыми аспектами институциализации ислама (возможные объемы и последствия легализации шариата, формирование национальных кадров мусульманских проповедников, правовые основания для ограничения свободы слова).

В четвертой главе «Структурирование политических систем в ответ на вызовы интеграции: границы сообщества, политическое представительство и основные направления интеграционной политики» дан анализ соответствующих политических процессов в Великобритании и ФРГ. В параграфах 4.1. и 4.2. рассмотрены подходы к концептам нации, гражданства и новым социокультурным перифериям, преобладавшие в этих странах до 2000 г. Отмечается, что Великобритания как нация-государство, являющееся союзом четырех культурных наций и имеющее долгую историю отношений с мусульманским населением в колониях, изначально проявляла установку на толерантность и включение. Часть политических прав, например, активное избирательное, предоставлялась еще до получения гражданства, которое большинству британских мусульман, как гражданам государств-членов Содружества, было доступно на основе облегченной процедуры натурализации. Двойное гражданство в Великобритании допустимо и не порицается. Тем не менее, политика включения и безусловного предоставления политических прав не предотвратила радикализации части мусульман, в том числе и обладающих признаками успешной социокультурной интеграции. Также она не обеспечивает лояльности государству фундаменталистски ориентированной части мусульман. Необходимость выработать интеграционный курс привела к осознанию политиками «центра» отсутствия у большинства населения представлений о коллективной идентичности надэтнического «британского» политического сообщества, сохранение которой особенно затруднительно на фоне центробежных тенденций старых территориальных периферий (Шотландии, Уэльса и Северной Ирландии).

В отличие от Великобритании, в ФРГ до 2000 г. существовала этноцентричная модель нации-государства, в том числе и по отношению к гражданству. Процедура натурализации для всех, кроме этнических немцев, была до 2000 г. затруднена, и иностранных рабочих – мусульман с их семьями, десятилетия проживающих в ФРГ, рассматривали как временно пребывающих на территории страны. В немецком государственном опыте отсутствуют практика демократичного администрирования проблем этнокультурных меньшинств и постколониальные связи с мусульманскими регионами мира; отношения с Турцией – страной происхождения большинства немецких мусульман – развиваются неровно. Политические права в немецкой традиции обусловлены гражданством, причем двойное гражданство в массовом порядке запрещено и считается препятствующим интеграции в нацию-государство.

В параграфах 4.3 и 4.4. исследованы параметры политических взаимодействий правительства, политических партий, мусульманских общин и общественно-политических организаций Великобритании и ФРГ, правительственные подходы к интеграции и политическое представительство мусульман.

В течение последних пяти лет лейбористское правительство Великобритании поэтапно адаптировало государство к мусульманским практикам и институтам: легализованы шариатские суды, отчасти полигамия; страна стала ведущим европейским центром исламского банкинга, который был успешно интегрирован в законодательство страны. Присутствие в публичном пространстве исламских символов, таких как платок, не только разрешено, но и предписано некоторым категориям государственных служащих, например полицейским, если им необходимо посетить мечеть. Введена цензура на освещение деятельности исламистских группировок, чтобы снизить уровень исламофобии в обществе и не провоцировать подъем их активности; из тех же побуждений академические круги, СМИ, издательства и деятели культуры все чаще прибегают к самоцензуре[34]. Такие шаги способствуют росту популярности ультраправых взглядов, в результате чего в 2009 – 2010 гг. по стране прошла волна массовых столкновений мусульман и сторонников националистических партий[35]. Население разделяется на две части – мусульман, испытывающих давление, и всех остальных, испытывающих тревогу из-за их присутствия и недовольство государственной поддержкой, оказываемой исламу[36]. Некоторые представители британских мусульман предлагают единоверцам отказаться от замалчивания проблем и признать, что часть сообщества склонна к радикализму[37]. Другие призывают правительство к ревизии бессодержательного космополитизма и конституционного патриотизма: вне контекста создания нового гражданского национализма с набором символов и церемоний, без усилий по воспитанию в британских мусульманах национальной идентичности, понимаемой как искренняя, эмоциональная приверженность Соединенному Королевству, невозможно «противостоять сентиментальной идее транснациональной солидарности мусульман на основе экстерриториальной идентичности»[38].

В этой связи оправданными выглядят такие заявленные направления интеграционной политики британского правительства, как работа с молодежью, подверженной радикализации; эмансипация женщин; повышение осведомленности местных властей о нуждах проживающих на их территории мусульман и стимулирование развития межрелигиозных добрососедских отношений. Предусмотрено несколько рамочных программ интеграции на национальном и локальном уровнях.

В ФРГ предпринятые социал-демократической партией поворот от этноцентричного концепта нации в сторону облегчения натурализации и признание «иммигрантского характера общества» не стали основой соответствующего политического курса. Конфликтные ситуации с представителями мусульманского сообщества в публичном и правовом поле вызвали ужесточение правил включения именно для мусульман, половина из которых не являются гражданами. Лидеры христианско-демократического блока в период своего правления осуществили введение таких мер, как прохождение «Теста на соответствие немецкому гражданству», включающего вопросы с подтекстом, направленные на обнаружение фундаменталистских взглядов среди мусульман. Все это находит отражение в приоритетах интеграционной политики, направленной на разъяснение мусульманам неизменности конституционных принципов в отношении равенства полов, свободы слова и печати. Национальный интеграционный план в ФРГ включает масштабное финансирование комплекса мер по социокультурной интеграции мусульман для улучшения их периферийного положения, но в политическом измерении перед ними поставлены требования аккультурации и лояльности немецкому правительству, независимо от согласия с его политикой. Такая жесткость вызывает протесты турецкоязычного меньшинства, настроенного на сохранение этнической идентичности и опирающегося на поддержку руководства Турецкой республики. Можно прогнозировать развитие исламского общественно-политического дискурса с учетом широких возможностей, предоставляемых законодательством ФРГ и ее земель религиозным сообществам.

Партийное представительство мусульман двух стран находится на разных этапах развития – в Великобритании мусульмане являются электоральной опорой лейбористов во многих округах, а голоса мусульман ФРГ не имеют значимого влияния на электоральный процесс. В Великобритании на парламентских выборах 2010 г. 90 кандидатов, выставлявшихся от всех лидирующих партий, были мусульманами, а в ФРГ только начинается создание «мусульманских секций» при основных политических партиях.

Непартийное представительство в формате коллегий и форумов с участием членов правительства, лидеров мусульманских организаций и общественных деятелей является составляющей интеграционной политики. Особенно важным на фоне отсутствия у половины немецких мусульман гражданства и политических прав стало учреждение Немецкой Исламской Конференции (НИК) в ФРГ, слоганом которой стало «из мусульман в Германии – в немецких мусульман». Оба государства предпринимают попытки государственного менеджмента мусульманского представительства путем поощрения создания Единой национальной координационной организации, представляющей интересы большого процента мусульман и лояльной властям. Ввиду отсутствия в исламе официальной системы иерархии, аналогичной церковной, и дефицита имамов, владеющих языками стран пребывания, вместо духовных лиц в состав таких национальных органов кооптируются политики - лидеры мусульманских организаций различного идеологического профиля, в основном исламистского. В Великобритании проблему нелояльности таких политиков и организаций - участников диалога правительство решает с помощью создания альтернативных органов непартийного представительства мусульман и вовлечения туда все новых групп и лиц, а в ФРГ – путем ротации участников, включения туда организаций этнических мусульман неполитического и нерелигиозного профиля и персоналий с либеральными взглядами.

Одинаковым популистским приемом для крупнейших партий обеих стран стали единичные «политические» назначения мусульман на некоторые заметные государственные посты (в Великобритании на национальном уровне, а в ФРГ – на уровне земель). Тем не менее, некоторые выдвиженцы своими выступлениями продемонстрировали, что сам факт назначения не гарантирует их лояльности партии по вопросам о целях или условиях интеграции мусульман в государство.

В заключении подведены итоги исследования, сделаны выводы по тексту диссертации, среди которых можно особо отметить следующие:

  1. Модель отношений центра и периферии в контексте нациестроительства, предложенная С. Рокканом, актуальна для объяснения особенностей интеграции мусульманских меньшинств в государствах Западной Европы, что подтверждается выполненным сравнительным исследованием. Так, меньшая гибкость государства по отношению к мусульманским сообществам во многом объясняется этноцентричной моделью нации и отсутствием практики территориально-культурных автономий, исключительно экономической природой происхождения мусульманских диаспор; степень готовности государства адаптироваться в процессе интеграции объясняется политическим концептом в основе нации, опытом менеджмента мультикультурности с предоставлением широких прав территориальным перифериям, а также имперским прошлым с признанием ответственности перед населением бывших колоний. Тем не менее, решающая роль в формировании того или иного курса интеграционной политики принадлежит политическим лидерам и связана с идейно-политическими платформами их партий и электоратом, на который они опираются.
  2. Интеграция «новой» периферии в условиях глобализации является еще более серьезным вызовом для современного европейского нации-государства, поскольку глобализация, с одной стороны, «размыкает» национальные границы, а с другой – позволяет укреплять экстерриториальную идентичность мусульманских сообществ, принадлежащих к единой умме. Открытость культурных границ, свобода слова, развитие современных массовых коммуникаций, особенно интернет-ресурсов, и их воздействие на мусульманскую аудиторию дополнительно препятствуют эффективному использованию государством прежних социокультурных механизмов интеграции.
  3. Для мусульманской стороны важным фактором формирования отношения к интеграции являются правовая компонента доктрины ислама, многозначность положений ислама относительно поведения мусульман в немусульманском окружении, что позволяет различным силам (фундаменталистам, исламистам, либералам, мусульманским богословам и др.) по-своему интерпретировать современную ситуацию в жизни мусульман западно-европейских стран.
  4. Мусульманские диаспоры как неавтохтонные этнические группы сталкиваются не только с противоречиями между гражданской и исламской идентичностями, но и с необходимостью усваивать в процессе социализации культурные образцы страны пребывания и страны происхождения, что является общей проблемой любых иммигрантских сообществ. Ситуацию осложняет развитость и доступность транспортной инфраструктуры, позволяющая мусульманам, жителям или гражданам европейского государства, не терять связи с родной страной, ощущая себя частью культурного сообщества страны происхождения. Для некоторых мусульманских сообществ религиозная компонента является легитимным средством поддержания и сохранения этнокультурного своеобразия, что доказывает пример немецких мусульман турецкого происхождения.
  5. Институционализация ислама как важный элемент интеграции мусульман в государство при содействии политических лидеров центра может сопровождаться значительными изменениями основ общественно-политического устройства страны, что подтверждает пример Великобритании. Но адаптация государства не обеспечивает мотивации для политической интеграции в сообщество с отсутствующей коллективной идентичностью, каким сегодня является Великобритания.
  6. Германия, требующая от мусульман не только конституционного патриотизма, но и аккультурации, осложняет вопрос членства в сообществе для тех этнических мусульман, кто не разделяет фундаменталистских взглядов или исламистских настроений и готов к политической интеграции, но не стремится к культурной. Тем не менее, озвученная иерархия ценностей и принципов способствует четкому пониманию периферией, какие условия надо выполнить для получения политических прав, и легитимирует деятельность государственных служб по борьбе с организациями и лицами, пропагандирующими нелояльность.
  7. Для правительств тех стран Западной Европы, где разделение церкви и государства произошло не до конца и где присутствует законодательно оформленная и развитая система кооперации, возможность препятствовать институционализации ислама существенно затруднена. Поэтому, хотя конфессиональное прочтение интеграции является не самым оптимальным как для центра, так и для периферии избежать его в таких странах уже не удастся. Это означает готовность к обсуждению ценностей и норм, некоторые из которых имеют абсолютное значение с точки зрения одной стороны или небесспорны с точки зрения участников диалога с другой стороны, что снижает потенциал компромисса
  8. Особый статус христианства и привилегии иудейских сообществ также осложняют диалог между властью и мусульманскими организациями, и этот юридический вопрос не теряет своей остроты, особенно в ФРГ, где на этом фоне политики официально озвучивают прохристианские ориентации. С другой стороны, привилегии христианства и иудаизма представляются как сохранение национального наследия и культуры, в определении содержания которого принимающее общество совершенно свободно.
  9. Поскольку мусульманские организации в европейских странах в основном являются проводниками влияния внешних центров, а проповедники в мечетях придерживаются интерпретации ислама, выработанной в стране происхождения этнической группы мусульман, необходимо появление новых, независимых от внешних источников организаций, и новых, воспитанных в европейском контексте проповедников и преподавателей, осознающих свою ответственность за мирное и благополучное будущее мусульман европейских стран. Эта задача неосуществима односторонними усилиями государства, но оно может стимулировать мусульман к участию в этом процессе, вкладывая значительные средства не только в повышение представительства мусульман и в их социокультурную интеграцию, но и в разработку системы национального управления религиозными аспектами жизни мусульман.

Апробация диссертационной работы

Отражение основных результатов диссертации в публикациях

По теме исследования автором опубликованы следующие работы:

  1. Пинюгина Е.В. Великобритания и ФРГ: Правительственные стратегии интеграции мусульман // Политическая наука. М.: РАН, ИНИОН, 2008. - №1 (Формирование нации и государства в современном мире). С. 178 -195. 0,7 п.л.
  2. Пинюгина Е.В. Исламская идентичность и национальное государство // Космополис. М., 2008. №3.- С.96 -104.-0,5 п.л.
  3. Пинюгина Е.В. Экстерриториальность исламской идентичности и национальное государство // Асимметрия мирового суверенитета: зоны проблемной государственности / Под редакцией Кудряшовой И.В. – (Материалы V конвента Российской ассоциации международных исследований, Том 18). – Режим доступа: http://risa.ru/images/stories/%21_Assimetria_1074;_1087;1077;1095;1072;1090;1100;.pdf - С. 89 -99.-0,5 п.л.
  4. Пинюгина Е.В. Новые подходы к интеграции мусульман // Материалы международной исламоведческой научной конференции «Мир ислама: История. Общество. Культура». – М.: ИД Марджани, 2009. – С. 328 - 333.- 0,5 п.л.
  5. Пинюгина Е.В. Мусульманское меньшинство как вызов современному европейскому государству (обзор актуальных исследований) // Политическая наука. М.: РАН, ИНИОН, 2010. - №1. (Формирование государства в условиях этнокультурного многообразия). С. 192 - 201. 0,5 п.л.
  6. Пинюгина Е.В. Новые подходы к интеграции мусульман в Великобритании и ФРГ / Интернет-ресурс Института Ближнего Востока. – Режим доступа: http://www.iimes.ru/rus/stat/2008/16-02-08.htmhttp://www.iimes.ru/rus/stat/2008/16-02-08.htm.-0,3 п.л.

Выступления на конференциях

Основные положения диссертации были представлены в докладах на следующих конференциях:

  1. Доклад «Новые подходы к интеграции мусульман в Великобритании и ФРГ», Международная научная конференция «Мир ислама: История. Общество. Культура», Москва, 2007 г.
  2. Доклад «Экстерриториальность исламской идентичности и национальное государство», V Конгресс РАМИ, Москва, 2008 г.

[1] По данным специализированного Интернет-ресурса Islamicpopulation.com.. – Режим доступа: http://Islamicpopulation.com/Europe/europe_general.html

[2] По данным МВД ФРГ на 2009 г., опубликованным на интернет-сайте министерства. – Режим доступа: http://www.bmi.bund.de/cae/servlet/contentblob/566006/publicationFile/32018/zentrale_ergebnisse_studie_Muslim_leben_deutschland.pdf

[3] По данным Национального статистического ведомства Великобритании на 2009 г., опубликованным в газете The Times. – Режим доступа: http://www.timesonline.co.uk/tol/news/uk/article5621482.ece

[4] По данным агентства Рейтер на 2006 г. – См. FACTBOX: Muslims in Western Europe. – Mode of access: http://www.reuters.com/article/idUSL2426693320070425

[5] См.: Migdal J. S. State in society: Studying how states and societies transform and constitute one another. – Cambridge: Cambridge univ. press, 2001. – P.16.

[6] Rokkan S. Cities, states and nations: A dimensional model for the study of contrast in development // Building states and nations: Method and data resources. – Beverly Hills: Sage, 1973. - Vol.I; Rokkan S. Dimension of state formation and nation-building: A possible paradigm for research on variations within Europe // The formation of nation states in Western Europe. – Princeton: Princeton univ. press, 1975; Rokkan S., Urwin D. Economy, territory, identity: Politics of European periphery. – Beverly Hills: Sage, 1983; Rokkan S. The Center-periphery Polarity // Center periphery structures in Europe: an ISSC Workbook in comparative analysis. – Frankfurt a. M.: Campus, 1987; Rokkan S. State formation, nation-building, and mass politics in Europe: The theory of Stein Rokkan. Based on his collected works / Ed. by Flora P. with Kuhnle S. and Urwin D. - Oxford: Oxford univ. press, 1999.

[7] Smith A. The ethnic origins of nations. - Oxford: Basic Blackwell, 1986; Smith A. Nationalism and modernism. A critical survey of recent theories of nations and nationalism. – L., N.Y.: Routledge, 1998; Caramani D. The nationalization of politics: The formation of national electorates and party systems in Western Europe. – Cambridge, N.Y.: Cambridge univ. press, 2004; Bartolini S. Restructuring Europe: Centre formation, system building, and political structuring between the nation state and the European Union. – Oxford: Oxford univ. press, 2005; Ноженко М.В.Национальные государства в Европе. – Спб.: Норма, 2007.; Тилли Ч. Принуждение, капитал и европейские государства, 990-1992 гг. – М.: Территория будущего, 2009.

[8] Тишков В.А. Политика двуязычия в Канаде // Расы и народы. – М.: Наука, 1977;  Геллнер Э. Нации и национализм // Вопросы философии. – М., 1989. - № 7; Brubaker R. Nationalism reframed: Nationhood and the national question in the New Europe. - Cambridge univ. press, 1996; Миллер А.И. О дискурсивной природе национализмов // Pro et contra. –1997. - № 4; Тишков В.А. Забыть о нации. (Пост-националистическое понимание национализма) // Вопросы философии. –1998.- №9; Хобсбаум Э.Нации и национализм после 1780 г. - Спб.: Алетейя, 1998; Малинова О.Ю. Либерализм и концепт нации / ПОЛИС. –2003. - № 2.; Малахов В. Национализм как политическая идеология. – М.: КДУ, 2005; Anderson B. Imagined communities: Reflections on the origin and spread of nationalism. – L., N.Y.: Verso, 2006. – New edition; Calhoon C. Nations matter, culture, history and the cosmopolitan dream. – L.; N.Y.: Routledge, 2007; Гринфельд Л. Национализм. – М: ПЕР СЭ, 2008.

[9] Kymlicka W. Multicultural citizenship. - Oxford: Clareton Press, 1995; Kymlicka W. Justice and minority Rights // Contemporary political philosophy. An anthology /Ed. by Goodin R.E. and Pettit P. – Malden: Blackwell Publishers Inc., 1998; Walzer M. Complex equality // Contemporary political philosophy. An Anthology / Ed. by Goodin R.E. and Pettit P. –Malden: Blackwell Publishers Inc., 1998; Уолцер М. О терпимости. – М.: Идея-Пресс, Дом интеллектуальной книги, 2000; Kymlicka W. Politics in the Vernacular: Nationalism, multiculturalism and citizenship.- Oxford: Oxford Univ. Press, 2001; Глаголев В.С. Проблемы толерантности в современной международной деятельности / Религия и нравственность в секулярном мире. - Материалы научной конференции. – Спб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2001. – Режим доступа: http://anthropology.ru/ru/texts/gathered/tolerant/index.html; Хабермас Ю. Вовлечение другого: Очерки политической теории. - М.: Наука, 2001.

[10] Ильин М.В. Слова и смыслы. Опыт описания ключевых политических понятий. М.:РОССПЭН, 1997; Ильин М.В. Суверенитет в условиях глобализации // Политическая наука. - 2005. - № 4; Суверенитет. Трансформация понятий и практик / Под ред. Ильина М.В.и Кудряшовой И.В. - М.: Издательство МГИМО МИД России, 2008.

[11] Мелешкина Е.Ю. концепция социально-политических размежеваний: Проблема универсальности// Политическая наука: Социально-политические размежевания и консолидация партийных систем. – М.: ИНИОН, 2004.

[12] Кудряшова И.В. Идеологический дискурс политического ислама // Политическая наука. Политическая идеология в современном мире: Сб. науч. тр.- М.: РАН. ИНИОН, 2003. - №4; Кудряшова И.В. Нациестроительство на Ближнем Востоке: от мусульманской уммы к нации-государству? // Политическая наука. Формирование нации и государства в современном мире: Сб. науч. тр.– М.: РАН. ИНИОН, 2008. - №1; Кудряшова И.В., Мелешкина Е.Ю. Этнические меньшинства и национальное строительство на постсоветском пространстве: к постановке исследовательской проблемы // Вестник МГИМО-Университета. - 2009. - №2(5).

[13] Семененко И.С. Глобализация и социокультурная динамика // Полис, 2003. - №1; Семененко И.С. Образы и имиджи в дискурсе национальной идентичности // Полис, 2008 - №5.

[14] Журавский А.В. Христианство и ислам: социокультурные проблемы диалога. - М., 1990; Льюис Б. Ислам и Запад.- М.: ББИ, 2003; Льюис Б. Что не так?- М.: ОЛИМП – Бизнес, 2003; Армур Р. Ислам и христианство. Непростая история. – М.: Библейско-богословский институт, 2004; Кепель Ж. Джихад. Экспансия и Закат исламизма. – М.: Ладомир, 2004; Малашенко А.В. Исламская альтернатива и исламистский проект.- М.: Весь мир, 2006; Esposito J.L., Mogahed D. Who speaks for Islam? What a billion Muslims really think. – N.Y.: Gallup Press, 2008.

[15] Жданов Н. В. Исламская концепция миропорядка – М.: Международные отношения, 2003.

[16] Сюкияйнен Л.Р. О правовой природе шариата и его взаимодействии с европейским правом. – Режим доступа: http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Islam/syk/prav_prir.php

[17] Малашенко А. Исламская альтернатива и исламистский проект. Московский центр Карнеги. – М: Весь мир, 2006; Миллер Д. Иммигранты, нации и гражданство // ПРОГНОЗИС.- 2007. - №1(9); Эш Т. Ислам в Европе // ПРОГНОЗИС. –2007. - №1(9); Семененко И. С. Мусульмане в ЕС и России // Вестник Европы. –2008. - №22.

[18] Laurence J. Managing transnational Islam: Muslims and the state in Western Europe // Immigration and the transformation of Europe / Ed. by Parsons C. and Smeeding T. - Cambridge: Cambridge univ. press, 2006; Fukuyama F. Identity and migration // Prospect. - 25st February, 2007. – Mode of access: http://www.prospectmagazine.co.uk/2007/02/identityandmigration/

[19] Roy O. Globalised Islam: The search for a new ummah. - Columbia: Columbia univ. press, 2006; Roy O. Secularism confronts Islam. – Columbia: Columbia univ. press, 2009.

[20] Деминцева Е.С. Быть "арабом" во Франции. – М.: Новое литературное обозрение, 2008.

[21] McLaughlin T. From race to faith relations, the local to the national level: The state and Muslim organisations in Britain // Muslim organisations and the State -European Perspectives / Ed. By Kreienbrink A., Bodenstein M. – Mode of access: http://www.bamf.de/SharedDocs/Anlagen/DE/Migration/Publikationen/Forschung/Forschungsberichte/fb-bd1-Muslimische-organisationen,templateId=raw,property=publicationFile.pdf/fb-bd1-Muslimische-organisationen.pdf. - S. 123 - 150.

[22] Islam in Deutschland. - 2001. - Heft 4. - Mode of access: http://www.buergerimstaat.de/4_01/Islam.htm.

[23] Engin H. Islamischer Religionsunterricht an Deutschen Schulen. Eine Bestandsaufnahme - Mode of access: http://www.buergerimstaat.de/4_01/Islam.htm; Halm H. Was ist Islam und wer ist Muslim?Die Glaubensrichtung des Islam. - Mode of access: http://www.buergerimstaat.de/4_01/Islam.htm; Heine P. Die Rolle von Imam und Organisation im Islam. - Mode of access: http://www.buergerimstaat.de/4_01/Islam.htm; Rohe M. Islam und deutsche Rechtsordnung- Mode of access: http://www.buergerimstaat.de/4_01/Islam.htm; Schlumberger O. Sind Islam und Demokratie vereinbar? - Mode of access: http://www.buergerimstaat.de/4_01/Islam.htm; Spuler-Stegemann U. Muslime in Deutschland: Organisation und Gruppierungen - Mode of access: http://www.buergerimstaat.de/4_01/Islam.htm; Walther W. Die Stellung der Frau im Islam. - Mode of access: http://www.buergerimstaat.de/4_01/Islam.htm.

[24] Bohmer M. Integrationspolitik aus bundespolitischer Sicht:Herausforderungen und Leitlinien. - Zuwanderung und Integration. – 2006.– Heft 4; Halm D. On the Perception of Islam and Muslims in German Society 2000 to 2005. - Magazine for Foreigners’ Rights and Policy on Foreigners. – 2006. - 5-6.; Halm D. Parallelgesellschaft und ethnische Schichtung - Zur empirischen Bedeutung unterschiedlicher Konzepte des Zusammenlebens von Deutschen und Trken. - Aus Politik und Zeitgeschichte. – 2006. - №1; Meier-Braun K.-H. Der lange Weg ins Einwanderungsland Deutschland. - Zuwanderung und Integration – 2006. – Heft 4.

[25] Ameli S.-R. Globalisation, americanization and British Muslim identity. – L.: ICAS Press, 2002; Котин И.Ю. Ислам в Южной Азии: Мечом и молитвой. – Спб.: Азбука - классика. Петербургское востоковедение, 2005; Masood E. British Muslims: Media guide, 2006. – Mode of access: http://www.britishcouncil.org/it/scotland-society-media.htm; Modood T. Multicultural politics. Racism, ethnicity und Muslims in Britain.- Edinburg univ. press, 2007; Котин И.Ю. Ислам в Южной Азии и Великобритании. – Спб.: Петербургское востоковедение, 2008.

[26] Ланда Р. Г. Бунт Востока или болезнь Запада? - Режим доступа: http://www.i-r-p.ru/page/stream-event/index-2419.html; Ланда Р. Г. Политический ислам: предварительные итоги. – Режим доступа: http://www.i-r-p.ru/page/stream-library/index-2109.html; Ф.О. Плещунов. Процессы радикализации, интеграции и исламское образование в Великобритании. – Режим доступа: http://www.i-r-p.ru/page/stream-exchange/index-23345.html; Ф.О. Плещунов. Роль мечетей в жизни мусульманского сообщества Великобритании. – Режим доступа: http://www.i-r-p.ru/page/stream-exchange/index-23140.html.

[27] Мусульмане на Западе / Под ред. Ланды Р.Г. - М.: ИИИиБВ, 2002.

28 Мусульмане в Европе: существуют ли пределы интеграции? / Под ред. Кондратьевой Т.С., Новоженовой И.С. // Актуальные проблемы Европы. – М.: ИНИОН РАН, 2008. – № 1.

[29] Jasch H. State-dialogue with Muslim communities in Italy and Germany - The political context and the legal frameworks for dialogue with Islamic faith communities in both countries // German law journal. – 2008. – №4. – S. 341 – 380.

[30] Boukhar A. Islam, jihadizm, and depoliticization in France and Germany. – International political science review. -2009. - №3. – P. 297 – 319.

[31] Ramadan T. To be a European Muslim. - London: The Islamic foundation, 2002; Ramadan T. Radical reform: Islamic ethics and liberation. - Oxford university press, 2008; Al-Qaradawi Y. Priorities of the Islamic movement in the coming phase. - Mode of access: http://web.youngMuslims.ca/online_library/books/poimitcp/index.htm; Мусульмане в публичном пространстве Америки. Надежды, опасения и устремления. – М: Идея-пресс, 2005.

[32] Banting K., Kymlicka W. Do multiculturalism policies erode the welfare state? // Cultural diversity versus economic solidarity / Van Parijs P. (ed.). -Brussels: Deboeck universite, 2004.

[33] Фавелл Э. Нациецентричная перспектива // Прогнозис. – М., 2007. - №1. – С. 114.

34 Government renames Islamic terrorism as “anti-Islamic activities” to woo Muslims. –Mode of access: http://www.dailymail.co.uk/news/article-508901/Government-renames-Islamic-terrorism-anti-Islamic-activity-woo-Muslims.html; No freedom of speech for Wilders in Europe. – Mode of access: http://www.washingtonexaminer.com/opinion/No-freedom-of-speech-for-Wilders-in-Europe; BBC ‘censored Christian party broadcast’. – Mode of access: http://www.timesonline.co.uk/tol/news/politics/article3835551.ece; University is accused of censoring anti-Semitic Islam lecture. – Mode of access: http://www.timesonline.co.uk/tol/news/education/article1878019.ece; Brendan O'Neill: Censorship is being justified by imaginary Muslim outrage. – Mode of access: http://www.independent.co.uk/opinion/commentators/brendan-oneill-censorship-is-being-justified-by-imaginary-Muslim-outrage-1806778.html; Islam: the silence of the arts. – Mode of access: http://www.newcultureforum.org.uk/home/?q=node/136.

[35] Неизвестные сожгли мечеть и исламский культурный центр в Западной Англии. – Режим доступа: http://www.i-r-p.ru/page/stream-event/index-25189.html; «Субботнее безумие» в Манчестере. - Режим доступа: http://www.i-r-p.ru/page/stream-event/index-24611.html; Times: главный мулла Бирмингема подстрекал мусульман к протестам. - Режим доступа: http://www.i-r-p.ru/page/stream-event/index-24279.html

[36] Результаты опроса: Население Великобритании разделено на две части – мусульман и всех остальных. – Режим доступа: http://www.i-r-p.ru/page/stream-event/index-25335.html

[37] Manzoor S. Reclaiming our religion. – Mode of access: http://www.guardian.co.uk/commentisfree/2007/jul/04/reclaimingourreligion

[38] Modood T. Multicultural British сitizenship and making space for Muslims. – Mode of access: http://revel.unice.fr/cycnos/index.html?id=6208



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.