WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Интеграция российской диаспоры в политический процесс стран снг

На правах рукописи

ЧИБИСОВ ОЛЕГ ВЛАДИМИРОВИЧ

ИНТЕГРАЦИЯ РОССИЙСКОЙ ДИАСПОРЫ
В ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС СТРАН СНГ

Специальность – 23.00.02. – Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени
кандидата политических наук

Москва - 2009

Диссертационная работа выполнена на кафедре политологии и права Московского государственного областного университета

Научный руководитель: доктор исторических наук, доцент Вититнев Сергей Федорович
Официальные оппоненты: Доктор исторических наук, профессор Егоров Владимир Георгиевич
Кандидат политических наук, доцент Новикова Марина Александровна
Ведущая организация: Российский Государственный Социальный Университет

Защита состоится 29 декабря 2009 г. в 15 час. 00 мин. на заседании диссертационного совета Д 212.155.14 при Московском государственном областном университете по адресу: г. Москва, ул. Фридриха Энгельса, д.21а, ауд. 305

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного областного университета (г. Москва, ул. Радио 10а)

Автореферат разослан «27» ноября 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Абрамов А.В.

I. Общая характеристика работы

Актуальность проблемы. Общественный феномен российской диаспоры органически связан с рождением нового постсоветского миропорядка и генезисом новой национальной общности – российский народ. И если становление социальной общности – российский народ обусловлено исключительно внутренними условиями развития страны, то плоскость функционирования диаспоры многомерно и определяется целым набором факторов, действующих как в пределах страны проживания наших соотечественников, так и за ее пределами. Существенную роль в институализации российской диаспоры играют процессы, происходящие на российской почве, и политика России в отношении соотечественников, оставшихся не по своей воле вне предела исторической Родины.

В силу включенности в различные системы отношений и тесной связи со многими явлениями общественной жизни российская диаспора находится в подвижном состоянии, и поэтому должна рассматриваться в процессе эволюции, меняющей ее социальный облик и направления развития. Вряд ли возможно статичное исследование этого феномена современной действительности. На каждом конкретном этапе своего развития российская диаспора, испытывая влияние комплекса факторов, претерпевает качественные изменения, что, в конечном итоге, определяет не только ее внутренние институциональные черты, но и способность к саморазвитию и самоорганизации.

Вышесказанное убеждает в необходимости постоянного мониторинга трансформаций, происходящих в российской диаспоре, по крайней мере, в настоящее время, когда она переживает стадию активного формирования.

Помимо академических целей, изучение генезиса российской диаспоры имеет прикладное, практическое значение. Исследование процессов, протекающих в недрах этой общности, важно с точки зрения уяснения основных тенденций жизненной стратегии наших соотечественников за рубежом, имеющее прямой выход на выработку внешнеполитического курса Российской Федерации, диаспоральной политики нашего государства.

Мониторинг российской диаспоры позволяет представить реальную картину поведенческой парадигмы наших соотечественников в той или иной стране и оценить диаспоральный потенциал как средство политического влияния России в странах проживания россиян. И, наоборот, отсутствие ясности в этом вопросе может привести к приложению усилий в тупиковых направлениях. Например, вряд ли полезным может быть проведение публичных политических акций там, где наши соотечественники нуждаются исключительно в социальной и правовой защите, или инициирование политической активности россиян там, где главным делом их жизни стал переезд на Родину.

Изучение означенной научной проблемы поможет выявить пути конструирования системы взаимоотношений диаспоры с Россией, нацеленной на трансформацию последней в фактор продвижения российских национальных интересов.

Особенно важным представляется освещение диаспоральных процессов в СНГ, где они имеют свою специфику, так как собственно страны пребывания соотечественников проходят период своего становления, сопровождающийся набором деструктивных последствий. Кроме того, бывшие союзные республики являются сферой самых насущных национальных интересов России. Российская диаспора в ближнем зарубежье может стать серьезным позитивным фактором дальнейшей интеграции СНГ. Позиция России на постсоветском пространстве во многом зависит от того, насколько успешно российская диаспора сможет обрести статус нового субъекта политического процесса и составить конструктивную конкуренцию его традиционным акторам, прежде всего, государствам. Продвижение россиян на пути социально-политической адаптации в новых независимых государствах позволит не только укрепить политические позиции России, но и создать благоприятные условия для отстаивания интересов национального бизнеса в странах СНГ.



Актуальность избранной темы обусловлена, кроме всего прочего, выдвижением диаспоральной политики в ряд национальных приоритетов России.

Длительное забвение в 1990-е годы проблемы соотечественников привело к необратимым последствиям, выразившимся в утрате активной жизненной позиции значительной части россиян стран СНГ.

Нынешний политический курс российского руководства направлен на преодоление прежних недостатков диаспоральной политики. Российская диаспора призвана переместиться в ряд важнейших политических реалий одинаково актуальных как для формирования нового постсоветского миропорядка, так и решения внутренних проблем возрождающейся России.

Новая роль российских соотечественников в контексте российской политики обусловлена двумя обстоятельствами: во-первых, повышением значения диаспоры как социально-политической основы интеграционных процессов; во-вторых, возрастанием ее рейтинга в решении демографических проблем внутри Российской Федерации и, в-третьих, разворотом политики России в сторону реальных нужд человека, гражданина, в том числе и того, кто в силу исторических условий находится за пределами Родины.

Важность избранной темы объясняется в том числе необходимостью формирования в отечественной политологии ясного представления о новой социальной реалии – российской диаспоры и актуализации этого феномена в постсоветском политическом процессе.

Научная разработанность проблемы в политической науке. Нельзя сказать, что в отечественном обществоведении отсутствуют публикации, посвященные проблемам российской диаспоры. Отдельный блок составляет литература, направленная на определение содержания понятия российской диаспоры[1].

Значительный круг авторов сосредоточили внимание на рассмотрении социально-политических функций диаспоры[2]. Предметом специального исследования стало изучение диаспоры как фактора политического влияния, продвижения национальных интересов[3].

В связи с актуализацией и применением в официальной лексике понятия «Русский мир» появились работы, раскрывающие сущность этого общественного феномена[4].

Отдельную группу работ по проблеме составляют статьи и книги, посвященные российской диаспоре в ближнем зарубежье. Наиболее полно и глубоко эти сочинения раскрывают содержание и этапы развития российской диаспоральной политики. Вместе с тем, не все из этих работ имеют одинаковую ценность. В значительной их части отсутствует критический анализ пройденного пути в направлении повышения эффективности деятельности государства по поддержке соотечественников в странах СНГ[5].

В круге исследовательских проблем современной политологии прочно вошла тема политики новых независимых государств в отношении российской диаспоры. Особую ценность представляют книги и статьи, не входящие в число выполняющих политический заказ правящей администрации бывших союзных республик[6].

Имеются попытки осмыслить динамику социально-политического положения наших соотечественников в странах СНГ[7], черты и качества российской диаспоры, позволяющие говорить о ней как о факторе продвижения национальных интересов России в ближнем зарубежье[8].

Цель и задачи исследования. Цель исследования – выявить условия и факторы, способствующие или препятствующие становлению российской диаспоры в качестве полноправного субъекта политического процесса стран СНГ.

Исходя из поставленной цели, формировались исследовательские задачи настоящей диссертации:

– выявить основные направления формирования концепта российской диаспоры и определить авторскую позицию в этом вопросе;

– установить периодизацию и территориальную локализацию процесса инкорпорации российской диаспоры в постсоветское политическое пространство;

– изучить объективную основу и субъективные условия интеграции россиян, проживающих в ближнем зарубежье, в политический процесс стран проживания;

– осветить участие российских соотечественников в формировании постсоветских социальных образований независимых государств;

– показать основные тенденции эволюции социально-политического положения российской диаспоры на протяжении последнего десятилетия.

Объект исследования составляет процесс интеграции российской диаспоры в постсоветское политическое пространство.

Предметом исследования является российская диаспора как социально-политический феномен постсоветской реальности стран СНГ.

Работа написана на основе широкого круга источников.

К первой группе источников относятся официальные документы российского государства и стран пребывания наших соотечественников по интересующим нас вопросам. Задача сбора и систематизации материала, составляющего законодательно-правовую основу диаспоральной политики России, облегчалась наличием тематических справочников, выпущенных по заказу МИД РФ[9]. Государственные документы стран пребывания наших соотечественников были извлечены из официальных сайтов правительственных и законодательных органов.

В написании диссертации были использованы стенограммы конференций, проходивших с участием лидеров объединений россиян ближнего зарубежья[10].

Основу для контент-анализа, предпринятого с целью определения объективной основы интеграции российской диаспоры в политический процесс, составили эмпирические данные, почерпнутые автором из периодических изданий ближнего зарубежья[11].

К группе источников периодической печати относятся российские издания, значительно пополнившие представление об официальной позиции руководства страны, планах и перспективах диаспоральной политики России, содержании полемики в среде политической элиты нашего государства по вопросам поддержки соотечественников за рубежом.

Ценным материалом для написания диссертационного сочинения явились сборники фактического материала, отражающие положение россиян в ближнем зарубежье. Информационная ценность этих изданий возрастала в связи с возможностью сопоставить содержание сборников, составленных независимыми экспертами[12] и официальными инстанциями[13].

Основную источниковую базу диссертации составили данные социологических исследований. Автор сосредоточил свое внимание, прежде всего, на анализе сопоставимых материалов как опубликованных[14], так и хранящихся в текущих архивах Института стран СНГ[15].

Автором широко использованы неопубликованные результаты исследования, проведенного как дополнение к мониторинг Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников. В его проведении и обработке данных автор принял непосредственное участие.

Теоретико-методологической основой исследования явился принцип историзма и системного подхода в рассмотрении общественного феномена российской диаспоры. Понимая российскую диаспору как развивающийся организм, автор опирался на философское представление о диалектике. Историзм в исследовании помог увидеть корни современных тенденций социально-политического поведения и жизненной стратегии российской диаспоры.





При анализе условий интеграции россиян в политический процесс автор попытался воссоздать целостную систему объективных и субъективных факторов, способствующих или препятствующих этому процессу.

Теоретико-методологической базой исследования также явились методы системного и структурно-функционального анализа, а также сравнительно-сопоставительный и проблемный методы. Методологическая особенность данной работы определяется необходимостью проведения комплексного анализа на стыке двух дисциплин – политологии и социологии, что обусловлено социально-политической сущностью феномена российской диаспоры. Такой междисциплинарный подход позволил диссертанту рассмотреть обе составляющие процессов интеграции россиян в политический процесс стран СНГ в тесной взаимосвязи и взаимозависимости. На этой основе выделены политические аспекты рассматриваемых процессов.

Применение системного и сравнительно-сопоставительного методов при анализе страновых особенностей изучаемых процессов позволило оценить их специфику в каждой из стран СНГ, определить общее и особенное в этих процессах.

Для изучения влияния различных факторов на региональные интеграционные процессы были применены методы эмпирической политологии: анализ статистических материалов, изучение документов и концептуальных подходов различных политологов и специалистов в области диаспоральной политики.

Использование системного анализа дало возможность не только сделать выводы из анализа современного социально-политического положения российской диаспоры в странах СНГ, но и, применив прогностическую функцию политологии, оценить перспективы и направления его эволюции.

В целом, методология работы определялась спецификой предмета исследования, что давало возможность по мере необходимости обращаться к тем научным методологическим приемам и способам, которые наиболее эффективны при изучении рассматриваемых вопросов, в соответствии со структурой диссертации.

Исследование имеет территориальную и хронологическую локализацию. Хронологически сочинение ограничено серединой 1990-х годов, когда политические условия позволили говорить о возможности становления российской диаспоры в качестве субъекта политического процесса стран СНГ. Верхней грани, ограничивающей исследование, не существует. Во-первых, потому что качества, приобретенные процессом политической интеграции россиян в последний период, характерны и настоящему моменту. Во-вторых, потому что основные черты, заложенные в диаспоральную политику начала нынешнего тысячелетия, остаются значимыми и в наши дни.

Территориально исследование ограничено странами СНГ, где, по мнению автора, сохраняется возможность инкорпорации россиян в политическое пространство. Проблемам территориальной локализации рассматриваемого процесса автор посвятил специальный раздел диссертации.

II. Научная новизна исследования и обоснование положений, выносимых на защиту

Научная новизна исследования состоит:

– в авторском определении понятия «российская диаспора», имеющего не только академическое, но и большое практическое значение. В то время как сама социальная общность – российский народ, составляющая основу диаспоральной идентичности, находится в процессе формирования, возникают точки зрения, форматирующие концепт диаспоры, исходя из полного отрицания этнического содержания, различного соотношения этнических составляющих, признака единства исторической Родины или формального признания социокультурной общности с Россией. В условиях наращивания политических усилий российского государства по консолидации соотечественников отсутствие теоретического осмысления проблемы российской диаспоры препятствует шагам реализации этого курса;

– в обосновании периодизации и территориальной локализации процесса интеграции российской диаспоры в политический процесс стран СНГ. В официальной лексике и документах центральных ведомств, несмотря на более чем 15-летнюю социально-политическую эволюцию российской диаспоры, в странах СНГ декларируются три поведенческие линии российских соотечественников: 1) «мягкая» ассимиляция; 2) миграционный настрой (ориентированный, прежде всего, на переезд в Россию); 3) полноценная интеграция в постсоветское общество новых независимых государств. Причем, как нам кажется, большие надежды возлагаются на представителей российской диаспоры как субъектов политического процесса стран СНГ и проводников национальных интересов России на постсоветском пространстве. На самом деле, соотношение и потенциальная возможность реализации этих парадигм социально-политического поведения российских соотечественников имеют большую страновую специфику, а порой отдельные из них совершенно утрачены. Внося ясность в эту проблему, диссертант надеется, что его скромный труд окажется полезным с точки зрения определения территориальной локализации и временных особенностей одной из поведенческих парадигм российской диаспоры;

– в показе динамики социально-политического положения россиян в ближнем зарубежье. Российская диаспора – социально-политический феномен, находящийся в постоянном развитии, направления и содержание которого обусловлены многими факторами, в том числе мобильностью постсоветского политического процесса. Поэтому имеющиеся в политической науке исследования по этой проблеме имеют ценность, прежде всего с точки зрения определения закономерностей. В то же время их аргументация или продолжение теоретического осмысления эволюции социально-политического положения наших соотечественников в ближнем зарубежье настоятельно требует продолжающихся исследований по избранной теме. Задача продолжающихся оперативных мониторингов положения российской диаспоры в странах СНГ поставлена МИД РФ, главного ведомства, курирующего эти вопросы, в качестве одной из важнейших;

– в определении объективных предпосылок и субъективных факторов, обуславливающих политическую адаптацию российских соотечественников. Выработка оптимального набора практических мер в отношении соотечественников в ближнем зарубежье невозможна без глубокого анализа объективных и субъективных условий интеграции представителей российской диаспоры в постсоветское социально-политическое пространство. В данном случае следование внешним впечатлениям о возможности адаптации россиян в постсоветской реальности, как правило, некорректно и ведет к ошибочным представлениям о ее перспективах и последствиях, что, в свою очередь, ведет к неверному выбору практических шагов.

Таким образом, диссертация может служить подспорьем в решении важных академических и практических проблем.

Выводы и положения диссертации могут быть использованы для определения эффективных направлений диаспоральной политики России и стать основой разработки учебных курсов по политологии и социологии.

На защиту выносятся следующие положения диссертации:

  1. Российская диаспора развивающийся общественный феномен, потенциальная возможность адаптации которого в политический процесс также мобильна и имеет страновые и временные особенности.

Несмотря на то, что с момента актуализации проблемы российской диаспоры и диаспоральной политики России, пик которой пришелся на вторую половину 90-х гг. прошлого столетия, отечественным экспертным сообществом, политологами, обществоведами пройден значительный путь, результируемый солидным багажом научных наработок и полемического материала, современное состояние вопроса, как в академическом, так и в практическом контексте, далеко от завершенности.

Отсутствие ясности на этом важном участке гуманитарного знания обуславливает не только наличие серьезного пробела в научном представлении о современном обществе, но и дает дополнительный карт-бланш всякого рода спекулянтам от политики, всем тем, кто хотел бы «погреть руки» у костра нерешенных проблем постсоветского общежития.

Современная диаспоральная политика, характеризующаяся усилением внимания государства к проблеме соотечественников, особенно в ближнем зарубежье, настоятельно требует решения двух основных академических и практических задач. Во-первых, ее функциональные границы зависят от корректного определения понятия российской диаспоры. Во-вторых, набор средств реализации политики в отношении соотечественников, проживающих в странах СНГ, прямо вытекает из адекватного видения доминирующих линий общественного поведения представителей российской диаспоры. Отсутствие ясности в этих вопросах оборачивается распылением средств и невостребованностью усилий в этом важном политическом направлении деятельности российского государства.

Мнения политологов в этих узловых вопросах расходятся. Одна группа экспертов и ученых полагает, что российская диаспора это понятие, исключающее этническую идентичность и имеющее только «общегражданские корни». Близкая к этой позиции точка зрения тех, кто считает возможным относить к российской диаспоре всех, кто ощущает социокультурное единство с Россией. Сторонников такой трактовки понятия сближает с экспертами, аргументирующими его содержание в границах нового термина «Русский мир».

Прямо противоположно выглядит позиция сторонников этнической доминанты в содержании понятия «российская диаспора». Причем подавляющее большинство этой группы исследователей склонно считать институциональным качеством российской диаспоры – «русскость». Вместе с тем, на наш взгляд, каждая из этих точек зрения в отдельности грешит недостатками, обусловленными недостаточным учетом того обстоятельства, что российская диаспора, как и материнская общность – российский народ, находится в стадии формирования, далекой от состояния завершенности. Исключение в диаспоральной политике этнического содержания приведет к результатам, прямо противоположным желательным. Как показал опыт, именно этническая составляющая диаспоральных объединений в ближнем зарубежье является наиболее уязвимой точкой, «надавив» на которую можно легко дезинтегрировать их ряды. О доминировании «русскости» в процессе формирования российской диаспоры можно говорить только в плане «перспективного проекта». Русская, как и любая другая, этническая идея может стать доминирующей не по принуждению, а в силу ее всеобщей значимости.

Также преждевременно говорить о «российской идентичности» как о социально-политической реальности. К сожалению, центробежные силы, разобщающие российское общество, пока далеко не преодолены. В настоящий момент нет того стержня, который объединял наш народ в годы испытаний Великой войной, освоения целинных земель, великих строек и т.д.

Думаю, не случайно в официальной лексике мы чаще встречаем не понятие «российская диаспора», а термины « соотечественники», «Русский мир». Вполне возможно, что именно они в большей степени отражают социально-политическую реальность переходного состояния постсоветской общности – российской диаспоры.

Таким образом, российская диаспора это формирующийся организм, основанный на социокультурной общности, гражданской принадлежности и этнической близости с российским народом.

  1. Постсоветская реальность не подтверждает справедливость официального декларирования политической интеграции российской диаспоры в политический процесс всех стран СНГ. Присутствие в политическом пространстве стран проживания, сохранилось в качестве потенциальной линии поведения россиян в ограниченной части бывших союзных республик.

Российское государство, проводя активную диаспоральную политику, ориентируется на три линии общественного поведения соотечественников в ближнем зарубежье:

– интеграция в постсоветское политическое пространство;

– пассивная ассимиляция;

– миграция на постоянное место жительство в Россию.

Соответственно этим линиям поведения выстраивается механизм политики, ориентированной на представителей российской диаспоры, соотношение его отдельных составляющих: социальная и правовая поддержка; содействие социальной и политической консолидации; создание благоприятных условий для переезда в Россию. Безусловно, в тех или иных масштабах все эти компоненты присутствуют в наборе политических мероприятий России в странах СНГ. Однако верная расстановка акцентов, доминирующих политических направлений в различных регионах постсоветского пространства представляется весьма важной, так как позволяет избежать непродуктивных политических усилий и материальных затрат.

Анализ одного из аспектов стратегии диаспоральной политики России – интеграции российской диаспоры в политический процесс стран СНГ – дает основание утверждать, что это направление усилий нашего государства имеет на сегодня четко выраженную территориальную локализацию.

Учитывая, что российская диаспора во многих странах СНГ является важным фактором политического процесса, в качестве актуальной политической задачи современности выдвигается задача ее сублимации в фактор реализации национальных интересов России на постсоветском пространстве.

  1. Российская диаспоральная политика как эффективный фактор инкорпорации российских соотечественников в постсоветское политическое пространство значительно активизировалась, но достигла результативности только на верхнем эшелоне диаспоральных элит.

Российская диаспоральная политика с начала 2000-х гг. стала более действенной и оказывает существенное влияние на консолидацию и политическую адаптацию российской диаспоры. Однако пока ее позитивные последствия прямо коррелируют с активизацией диаспоральной элиты, не затрагивая интересов и потребностей рядовых соотечественников.

  1. При сохранении объективных условий вхождения россиян в политический процесс новых независимых государств важнейшую деструктивную роль в этом процессе играет субъективный фактор, а именно, политика правящей администрации.

Процесс интеграции российской диаспоры в постсоветское политическое пространство, помимо объективных условий, определяют субъективные факторы, доминирующая роль среди которых принадлежит политике властных структур.

Несмотря на меньшую или большую установку властных структур новых независимых государств, направленную на минимизацию последствий общих исторических и социокультурных традиций народов, объединяемых в недавнем прошлом в одном государстве и рассматриваемых в качестве средства укрепления национального суверенитета, в странах пребывания российской диаспоры сохраняется объективная основа интеграции народа в единый политический процесс.

Важнейшими факторами интеграции остаются реалии, сформировавшиеся в процессе совместного проживания народов некогда единого государства: функциональное пространство русского языка; позитивный опыт российско-страновых отношений и лояльное отношение населения стран СНГ к России; положительный исторический опыт; общность культурных ценностей.

Однако объективная основа политических интеграционных процессов находится в подвижном состоянии, форма которой, в не последнюю очередь, зависит от политического авторитета и успешности Российской Федерации, активности внешнеполитического курса нашего государства, действенного ответа на деструктивные вызовы постсоветской политической реальности. Желание политических элит стран СНГ форсировать интеграцию постсоветского политического процесса на культурной, языковой идентичности титульного населения ведет к значительному уменьшению политического потенциала российской диаспоры. Выхолащивание традиций, сформированных во времена совместного существования народов в едином государстве, дискриминация русского языка, политический курс на дезинтеграцию постсоветского пространства порождают политическую апатию или деструкцию политической позиции россиян.

Как правило, политика официальных властей, направленная на искусственную дерусификацию культурного и политического пространства, не поддерживается большей частью населения новых суверенных государств, в том числе титульного. Российское социокультурное пространство, несмотря на русофобию власти, остается реальностью ближнего зарубежья, что оставляет возможность интеграции наших соотечественников в политический процесс указанных стран.

В большинстве стран СНГ сохраняется возможность консолидации российской диаспоры, развитие которой будет способствовать ее оформлению в полноправный субъект политического процесса.

Важная роль в этом процессе принадлежит в числе субъективных факторов диаспоральной политики Российской Федерации. Ее активизация на современном этапе результировалась в повышении эффективности и влияния наиболее пассионарной части русскоязычного населения ближнего зарубежья, однако не достигла полного воплощения в широкой массе россиян.

Основная масса нетитульного населения стран СНГ, в том числе русскоязычная, настроена на конструктивные методы борьбы за свои права, что сохраняет возможность диалога с властными структурами и комплиментарные условия ее интеграции в политический процесс.

Вхождению наших соотечественников в политический процесс стран СНГ во многом способствует то обстоятельство, что период суверенизации новых субъектов международных отношений, в основном, завершился, что обусловило сглаживание неизбежных противоречий между титульным народом и представителями других этносов. За последние пять лет в большинстве стран СНГ произошли социально-политические изменения, положительно сказавшиеся на положении российской диаспоры в обществе.

Также положительно сказалось на положении наших соотечественников и укрепление российско-страновых экономических и политических отношений. Не последнюю роль в повышении социально-политического статуса россиян сыграла активная миграция в Россию трудовых ресурсов из стран пребывания российской диаспоры.

Во многом повышению имиджа россиян способствовал добровольный выбор большинства стран СНГ в пользу интеграции с Российской Федерацией. И даже продолжающееся противоборство различных полюсов силы – Россия – Запад за доминирование на Украине – способствует актуализации «российского фактора» внутри этой страны. В связи с последними результатами парламентских выборов в Молдове неизбежно приведут к четкому позиционированию политических сил относительно проблемы западного выбора, что неизбежно скажется на росте политического влияния российской диаспоры.

  1. При сохранении объективной основы включения российской диаспоры в процесс образования постсоветских социальных общностей, препятствием на этом пути является политика правящих элит независимых государств, навязывающих в качестве единственно возможного вариант интеграции на базе социокультурных ценностей титульного этноса.

Значительным препятствием на пути обретения россиянами политической субъектности в странах СНГ является попытка правящих элит форсировать процесс интеграции народа в новые постсоветские общности (например, «казахстанцы»). Однако анализ ситуации в странах СНГ показывает, что этот процесс носит длительный характер и попытки ускорить его напротив приносят деструктивные результаты.

Большое значение в становлении российской диаспоры как полноправного участника политического процесса имеет ее консолидация в организационные структуры, наличие пассионарных лидеров этого общественного движения. Политическая реальность ближнего зарубежья дает основание считать, что политический авторитет и значение российской диаспоры резко возрастает по мере обретения формальной организации. Однако в настоящий момент объединения соотечественников далеки от совершенства. Большая их часть существует как «организация в себе». Конференции, «круглые столы» и другие мероприятия, проводимые этими организациями, не отражают жизненных интересов диаспоры и мало продуктивны.

6. Интеграция российской диаспоры в постсоветское политическое пространство процесс сложный, не укладывающийся в линеарные схемы с установленным направлением развития и определенным набором факторов, влияющих на его состояние.

Во-первых, его характеристики напрямую связаны с качественными изменениями самого объекта политической интеграции российской диаспоры.

Во-вторых, этот процесс сопряжен с системой его внешних связей.

Другими словами, сама общность – российская диаспора в странах СНГ находится в стадии формирования своего институционального качества. Причем переходные социально-экономические условия ближнего зарубежья, политическая нестабильность бывших союзных республик, в которых протекает становление российской диаспоры, в значительной степени осложняют этот процесс.

В связи с вышесказанным универсальная оценка политического потенциала российской диаспоры, одинаково применимая ко всем странам СНГ, представляется некорректной. Анализ постсоветской действительности новых независимых государств убеждает в наличии территориальной локализации процесса интеграции российской диаспоры в политическое пространство.

Вопреки мнению многих исследователей, российская диаспора значительной части стран СНГ навсегда утратила возможность преобразования в полноправный субъект политического творчества.

Процесс интеграции россиян в политическое поле ближнего зарубежья имеет свою периодизацию. При этом каждый этап его развития имеет свои качественные характеристики. Политическая реальность первого постсоветского периода практически исключала полноценную интеграцию российских соотечественников в политический процесс стран, обретших независимость. Повсеместно в бывших республиках СССР, утративших контроль Центра, стал разворачиваться процесс коренизации политического процесса, что вызвало острое противостояние власти и русскоязычного населения. На втором этапе этого процесса происходили: институализация диаспоры; установление баланса между «выгодной ассимиляцией», с одной стороны, и необходимой «этнодистанцией», с другой; сокращение наиболее «пассионарной» части русскоговорящего населения СНГ; складывание у правящей элиты осознания необходимости использования в достижении своих политических целей российской диаспоры.

В рамках продолжающегося в настоящее время периода реализовались наметившиеся в предшествующий период тенденции модернизации социально-политического положения россиян в странах СНГ, стала проявляться новая черта их политической позиции, направленная в сторону приспособления к новой реальности, что создавало дополнительную фундированность ассимиляторской политике правящей администрации и исключало формирование новой субъектности российских соотечественников в политическом процессе стран пребывания.

На фоне активизации в странах СНГ интереса к русскому языку происходит смена его социальной функции. Из средства сохранения российского социокультурного пространства русский язык превращается в «язык межнационального общения».

Для третьего периода характерны: в целом стабильность межнациональных отношений и понимание их конфликтогенности, что должно создавать более благоприятные условия политической инкорпорированности россиян; значительно расширившиеся коммуникативные возможности. Однако ни первая, ни вторая позитивные потенции не получили сколько-нибудь определенно выраженную реализацию в политическом положении российской диаспоры в странах СНГ.

В связи с изменением ситуации в ближнем зарубежье многие обществоведы склонны считать необходимым отказаться от особого формата социально-политического статуса россиян и описание их положения универсалией «национальное меньшинство» с вытекающими отсюда правовыми последствиями. Однако, на наш взгляд, такая позиция не соответствует современному состоянию дел вокруг российских соотечественников в странах СНГ. Русские и россияне во многих странах СНГ остаются, и даже при неблагоприятном стечении обстоятельств еще длительное время будут оставаться, системообразующим или, по крайней мере, самостоятельным субъектом постсоветской социально-политической интеграции ближнего зарубежья.

Важнейшим фактором, способствующим сохранению россиянами своей этнической и социально-политической идентичности, является российская диаспоральная политика. На первом этапе, продолжавшемся с середины 1990-х годов до начала нынешнего столетия, причины субъективного характера не позволили в полной мере реализовать возможности диаспоральной политики как фактора интеграции россиян в политическое пространство СНГ. Устранение этих препятствий на втором этапе, тем не менее, не создало благоприятных предпосылок координального повышения ее эффективности. Усилия российского государства пока достигли только верхнего, элитарного уровня «диаспорального материала», но не воплощения в широких массах россиян. При всех несовершенствах диаспоральной политики России нельзя не отметить повышение ее результативности, например, в плане информированности наших соотечественников в ближнем зарубежье, что, безусловно, способствует повышению их жизненной позиции, в том числе и в сфере реализации своих политических амбиций.

В странах СНГ в рамках выявленной локализации сохраняются объективные условия инкорпорации россиян в политический процесс. Важнейшими из них являются: функциональное пространство русского языка; наличие социокультурного поля, сформированного в период существования народов в одном государственном образовании; интеграционные процессы в СНГ; позитивная оценка общественным сознанием населения стран пребывания россиян России и российской политики.

Однако субъективные факторы, важнейшим среди которых является политика правящей администрации, не способствуют, а порой препятствуют становлению политического статуса нетитульного населения. Усилия руководства стран СНГ направлены в сторону объединения в политическом пространстве российской диаспоры на основе культурных ценностей коренного населения, что фактически означает ее ассимиляцию и утрату этнической и социополитической идентичности. Главным препятствием политической адаптации российской диаспоры в бывших союзных республиках может стать искусственное вытеснение русского языка из официальной сферы, образовательного процесса и превращение его в средство международного общения и язык бытовой лексики. Не случайно в этой связи именно в языковой политике аккумулируется главная проблема отношений власти с нетитульным населением, в том числе россиянами.

Средством политической борьбы, приобретшим в последнее время актуальность, становится история и исторические ценности. История превращается в объект острого политического противоборства. Не сложно представить, что главная цель исторических фальсификаций – представить россиян как носителей общих с Россией традиций, наследниками «колониального прошлого», «агрессорами», покушающимися на суверенитет национальных государств, и исключить последних из политического пространства.

Выхолащивание исторических и культурных традиций, сформированных во времена совместного существования народов в едином государстве, дискриминация русского языка, политический курс власти на дезинтеграцию с Россией и СНГ порождают политическую апатию или деструкцию политической позиции россиян.

Сложность реальной политической практики большинства стран СНГ заключается и в том, что руководство этих государств склонно видеть содержание интеграции общества в новые постсоветские нации как процесс форсированной ассимиляции всех народов на основе этнических ценностей коренного населения. Нельзя сказать, что воплощение такой позиции властных структур не имеет реальных плодов. Благодаря такого рода устремлениям в российской диаспоры проявляется группа соотечественников, утративших «этническую память».

Однако в большинстве случаев форсированная коренизация населения новых независимых государств вызывает чувство отторжения у большой части российской диаспоры.

Реальная общественно-политическая практика стран СНГ и уровень участия россиян в политическом процессе характеризуется противоречием между декларируемыми правами россиян, правовыми нормами их обеспечивающими, с одной стороны, и реальным положением российских соотечественников. Созданные правовые основы участия российской диаспоры в политическом процессе стран СНГ идут в разрез с общественно-политической практикой. Причем это несоответствие проявляется особенно в тех государствах, где сохраняется гипотетическая возможность активного политического влияния россиян на обстановку в стране.

Полноценному освоению россиянами политического процесса стран СНГ препятствует их низкая консолидация. Помимо субъективных факторов, консолидация российской диаспоры имеет объективную основу. В качестве таковой необходимо указать на успех реформирования материнского государства, уровень международного авторитета и силу российского влияния в мире. Успех осуществления преобразований на исторической Родине прямо влияет на определение россиянами стран СНГ стратегии своего поведения. Вместе с тем, было бы неверным представлять процесс консолидации наших соотечественников в ближнем зарубежье свободным от влияния субъективных факторов, а именно, сильной диаспоральной политики России и активных усилий наиболее «пассионарной» части диаспоры, генерирующей ее лидеров.

В плане глубины и охвата «диаспорального материала» процесс консолидации находится на начальном этапе своего развития. Являясь обязательным условием интеграции россиян в политический процесс, консолидация российской диаспоры пока не в полной мере обеспечивает становление их консолидированной политической позиции.

III. Практическая значимость исследования
и его апробация

Практическая значимость диссертации определяется возможностями применения ее фактического и концептуального материала в политической и научно-преподавательской деятельности. Данная работа может представить интерес для всех, кто связан с проблемами российской диаспоры и диаспоральной политики России, в том числе для общественных организаций, ученых и политиков. Материалы данного исследования могут быть, в той или иной мере, использованы центральными ведомствами России, политическими деятелями, депутатами и общественно-политическими организациями.

При подготовке диссертации были выработаны следующие рекомендации:

  1. Диаспоральная политика Российской Федерации, направленная на интеграцию российской диаспоры в политический процесс ближнего зарубежья, должна акцентироваться в странах, где сохраняется такая возможность: Казахстане, Киргизии, Молдове, Украине. Распространение этих усилий на другие регионы постсоветского пространства малопродуктивно.
  2. В выработке стратегии и тактики диаспоральной политики следует иметь в виду мобильный характер «диаспорального материала», наличие его этнического содержания, позитивное влияние авторитета и имиджа России на формирование его институциональных качеств.
  3. В качестве приоритетных направлений диаспоральной политики следует считать сохранение функционального пространства русского языка, исторических и культурных традиций между народами постсоветского пространства.
  4. Необходимо сориентировать диаспоральную политику на достижение эффекта в широкой массе диаспоры: активизации жизненной позиции ее представителей, консолидации, интеграции в единое социокультурное пространство с исторической Родиной.
  5. Руководство страной должно занимать твердую и однозначную позицию в отстаивании жизненных интересов российских соотечественников в странах проживания, при этом создав механизм возможного комфортного переезда в Россию.
  6. МИД РФ в выработке внешнеполитического курса со странами СНГ должно учитывать позицию диаспоральных структур и комплиментарность официальной власти государств, их привлечение к участию в политическом процессе.

Апробация работы. Основные положения диссертации апробированы автором в ходе выступлений на научных конференциях и семинарах:

  1. «1020-летие Крещения Руси». Международная конференция в г. Москве, 25.07.2008.
  2. «10 лет спустя. Итоги Большого договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Россией и Украиной». Международная конференция в г. Москве. 24.09.2008.
  3. «Попытка реабилитации ОУН-УПА – преступление против Великой Победы». Научные чтения в г. Киеве. 13.10.2008.
  4. «Новая интеграционная парадигма: востребованность в странах СНГ». «Круглый стол» в г. Алматы. 12.02.2009.

Выводы и положения диссертации, использованные при подготовке «Отчета по конкурсному заданию МИД РФ», получили одобрение заказчика.

Основные положения исследования отражены в научных статьях общим объемом 15,2 п.л.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

В журналах, включенных в перечень ВАК для опубликования результатов диссертационных исследований по политическим наукам:

  1. Чибисов О.В. Понятие “российская диаспора”: теоретико-политологический анализ // Вестник МГОУ. – Серия «История и политические науки». – 2009. – № 4. – С 156 - 164 (1,7 п.л.)

Другие публикации

  1. Затулин К.Ф., Докучаева А.В., Чибисов О.В. Русскоязычные в Центральной Азии. Социальный портрет (70,7 п.л., из них – личный вклад соискателя – 3,5 п.л.) – М., 2009.
  2. Чибисов О.В. Российская диаспора в политическом процессе стран СНГ //Информационно-аналитический бюллетень Института стран СНГ. 2009. – № 6. – – С 117 - 121 (1,5 п.л.)
  3. Чибисов О.В. Российская диаспора как фактор политического процесса на Украине // Украина. Информационно-аналитический мониторинг. –2008. – № 11. – С 16 - 19 (0,5 п.л.)
  4. Чибисов О.В. Периодизация процесса интеграции российской диаспоры в политический процесс стран СНГ // Актуальные проблемы современной науки (Информационно-аналитический журнал). – 2009. – № 4 – С165 - 175 (5,5 п.л. )
  5. Чибисов О.В. Территориальная локализация процесса интеграции диаспоры в политический процесс стран СНГ // Современные гуманитарные исследования. – 2009. – № 4. –С 216 - 220 (2,5 п.л.)

Подписано в печать 25.11.2009.

Формат 60Х90 1/16. Объем: 1,5 п.л.

Тираж 100 экз. Заказ № 282

Отпечатано:
ООО «Копировальный центр «В Печать!»

www.vp24.ru


[1] См.: Аклаев А.Р. Этнополитическая конфликтология: анализ и менеджмент. – М., 2005; Дятлов В. Диаспора: попытка определиться в понятиях // Диаспоры. 1999. № 1; Попков В.Д. Феномен этнических диаспор. – М., 2003; Русская идентичность на постсоветском пространстве / Под ред. Пантелеева С.Ю. – М.: ИнфоРос, 2007; Семенов Ю.И. Этнос, нация, диаспора / Этнографическое обозрение. 2008. № 2; Тишков В.А. Забыть о нации (постнационалистическое понимание национализма) // Вопросы философии. 1998. № 9. С. 3–26; он же. Реквием по этносу: исследования по социально-культурной антропологии. – М., 2003; Тураев В.А. Этнополитология. – М., 2004; Филиппов В. «Нулевой вариант» в этнополитике // Федерализм. 1997. № 2. и др.

[2] См.: Арутюнов С.А. Диаспора – это процесс // Этнографическое обозрение. 2000. № 2; Арутюнов С.А., Козлов С.Я. Диаспоры: скрытая угроза или дополнительный ресурс // http://eursa.org/node/237; Пилгингтон Х., Флинн М. Чужие на родине? Исследование «диаспоральной идентичности» русских – вынужденных переселенцев // Диаспоры. 2001. № 2–3; Тишков В.А. Исторический феномен диаспоры // Национальные диаспоры в России и за рубежом в XIX–XX вв. Сб. статей. – М., 2001; Шнирельман В. Мифы диаспоры // Диаспоры. 1999. № 2–3; и др.

[3] См., например: Шеффер Г. Диаспоры в мировой политике // Диаспоры. 2003. № 1; Полоскова Т.В. Диаспоры в сфере международных связей. – М., 2000; и др.

[4] Нарочницкая Н.А. Россия и русские в мировой истории. – М., 2005; Батанова О.Н. Русский мир и проблемы его формирования. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук.

[5] Гаджимурадова H.M. Особенности формирования и развития диаспор на постсоветском пространстве (на примере России и Закавказья). Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук. – М., 2002; Калинина Н.В. Российская диаспора в странах СНГ (политические аспекты проблемы) / Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук. – М, 2002; Савченко О..А. Русская диаспора в Азербайджане: проблемы этнокультурного развития. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук. М., 2002; и др.

[6] См., например: Геноцид. Русские в Казахстане: трагическая судьба. – М., 2001; Русские в Киргизии. – Бишкек, 2008; Туркменская трагедия. – М., 2003; и др.

[7] См., например: Матвейцева Н.О. Эволюция социально-политического положения российской диаспоры в странах СНГ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук. – М., 2007.

[8] См., например: Лобанов М.А. Российская диаспора в ближнем зарубежье как фактор продвижения национальных интересов России. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук. – М., 2008.

[9] В помощь российскому соотечественнику за рубежом. Справочное издание. – М., 2008.

[10] См., например: Постсоветское пространство: реалии и перспективы. – М.: ОМЭПИ ИЭ РАН, 2008; Россия – Украина: стратегическое партнерство или «железный занавес»? – М.: Институт стран СНГ, 2008; Предпосылки стабильного развития Крыма. К 225-летию Севастополя и Черноморского флота. – Севастополь, 2008; Юбилейная конференция казахстанского республиканского славянского движения «Лад». – Астана, 2008; и др.

[11] См., например: Караван. http://www.сага van. kz. – Еженедельное освещение общественно-политической и экономической жизни страны. Новости, аналитические материалы; Казахстанская правда. – http ://www. kazpravda_kz. – Ежедневная общественно-политическая газета. Официальные документы правительства и парламента Республики. Новости экономики, культуры, социальной сферы; Газета «Экспресс К». –http://www.express-k.kz. – Ежедневная общественно-политическая газета; Общественно-политическая газета «Время». – http://www.tima.kz; Панорама. – http://www.panorama.kz. – Еженедельные аналитические обзоры политики, экономики, бизнеса и международных отношений; Деловая Неделя. – http://www.dn.kz. – Новости и комментарии политических, экономических, общественных и культурных событий в Казахстане и в мире; XXI Век. – http://www.21century.kz. Еженедельная общественно-политическая газета Казахстана. Политика, экономика; Время по Гринвичу. – http://www.globe.kz. – Новости бизнеса, финансов, политики, экономики, культуры; Газета БАК. – http://bak-aktobe.nm.ru. – Общественно-политическая газета Казахстана; The Almaty Herald Daily On-line. – http://www.ahdaily.kz. – Ежедневные новости экономики, финансов, компаний стран Средней и Центральной Азии; Панорама Шымкента. – http://shymkent.post.kz/panorama. – Еженедельный обзор городских и областных новостей политики, экономики и культуры; Информ-Вест, г. Петропавловск. – http: //informvest. petr.kz. – Новости региона, спорт, криминал; 451 градус по Фаренгейту. – http://www.f451.kz. – Общественно-политическая еженедельная газета; LadaTV, г. Актау. – http: //www. Lada-tv.da.ru Городские новости, интервью.

[12] См., например: Россияне в Молдове. – Кишинев: Социум-Молдова, 2004; и др.

[13] См., например: Исследование демографических процессов в Казахстане // Население Казахстана. – Астана: Фонд Сороса, 2003; и др.

[14] Российская диаспора в странах СНГ и Балтии: состояние и перспективы. – М., 2004; Российская диаспоры на пространстве СНГ. – М., 2007.

[15] Российская диаспора в странах СГ // Текущий архив Института стран СНГ, 2009.



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.