WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Внешняя политика канады в глобализирующемся мире (мотивы, цели, основные направления)

ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ МИД РОССИИ


На правах рукописи

БЫСТРОВА Марина Дмитриевна

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА КАНАДЫ

В ГЛОБАЛИЗИРУЮЩЕМСЯ МИРЕ

(мотивы, цели, основные направления)

Специальность 23.00.04 – политические проблемы международных отношений и глобального развития

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата политических наук

Москва

2009

Работа выполнена в Центре евроатлантических исследований Дипломатической академии МИД России

Научный руководитель: Шутов

Анатолий Дмитриевич

доктор исторических наук, профессор, Заслуженный деятель науки РФ

Официальные оппоненты: Бинецкий

Алексей Эдуардович

доктор политических наук,

профессор

Цыкало

Владислав Витальевич

кандидат политических наук

Ведущая организация: Российская академия государственной службы при Президенте РФ

Защита состоится «____»____________2009 года в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 209.001.01 в Дипломатической академии МИД России по адресу: г. Москва, Б. Козловский пер., д. 4.

С текстом диссертации можно ознакомиться в библиотеке Дипломатической академии МИД России.

Автореферат разослан «____»_______________2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор политических наук, С.С. Жильцов

Актуальность темы исследования. После «холодной войны» политология как наука сталкивается с реалиями, свидетельствующими о новой расстановке сил в глобальном масштабе, об изменяющейся роли большинства стран в жизни мирового сообщества. Изучение этих процессов имеет большое научное и практическое значение.

Канада, внешней политике которой посвящена диссертация, представляет собой одну из наиболее развитых и влиятельных стран мира, обладающую крупнейшей производственной базой и высоким научно-техническим потенциалом. Таким образом, актуальность темы имеет по крайней мере три аспекта.

Первый из них обусловлен необходимостью глубоко, с научных позиций, изучать перемены, происходящие в глобализирующемся мире. Не все они носят позитивный характер.

Второй аспект связан с участием национальных государств в формировании нового миропорядка. Канадское влияние на политические, экономические и культурные процессы в мире весьма значительно. После «холодной войны» во внешней политике Канады происходят существенные перемены: обновляются подходы к архитектонике международных отношений и оценки своей роли в мире, расширяется круг внешнеполитических приоритетов.

И, третий, пожалуй, самый важный аспект – актуальность темы для интересов России. Конструктивные отношения с Канадой необходимы для обеспечения национальной безопасности и укрепления позиций РФ на мировой арене, а также решения задач нашего экономического, социального и культурного развития. Канада со своей стороны заинтересована в связях с Россией как с великой евразийской державой, потенциально выгодным партнером. Партнерство двух стран – один из важных факторов создания нового мирового порядка.

Главная цель диссертационного исследования – проанализировать внешнюю политику Канады в новых условиях. Для достижения данной цели автор ориентировался на решение следующих задач:

- рассмотрение внешних и внутренних факторов, определяющих позиции Оттавы на международной арене;

- выявление новых элементов во внешней политике Канады;

- изучение эволюции отношений с Соединенными Штатами Америки, главным канадским партнером;

- оценка подходов Оттавы к глобальным проблемам;

- исследование канадской политики в различных районах земного шара – в Европе, Азиатско-Тихоокеанском регионе, на Среднем и Ближнем Востоке, в Латинской Америке;

- анализ основных аспектов политики Оттавы на российском направлении, прогноз канадско-российских отношений на перспективу, предложения по их углублению.

Теоретическую и методологическую основу исследования составили идеи и положения теории международных отношений, изложенные представителями отечественной и зарубежной политической науки. Автор руководствовался принципами историзма и объективности при рассмотрении современного этапа политического развития Канады, исходил из многофакторного объяснения международных отношений, учета взаимосвязи внешней и внутренней политики государств. Для понимания сущности механизма внешней политики Оттавы были использованы методы структурно-функционального и системного, а также институционального подходов. Применялся понятийный аппарат теории глобализации и взаимозависимости, глобального управления.

Диссертант изучил работы по международно-политической науке представителей основных школ: реалистической, либерально-идеалистической и марксистско-ленинской. Сравнивая и критически осмысливая различные, часто противоположные точки зрения политиков и ученых, диссертант выработал собственную концепцию исследования темы.



Автор видит рациональное зерно в теории политического реализма (Фукидид, Макиавелли, Гоббс, Гуго де Грот, Клаузевиц, Карр, Г. Моргентау, К. Уолтц, С. Хантингтон, З. Бжезинский)[1], гласящей, что мировая политика традиционно является ареной борьбы государств за власть и влияние. Как представляется, есть основания полагать, что жизнь на земле и впредь будет определяться взаимоотношениями государств, которые продолжают соперничать, движимые самыми различными мотивами: экономическими, идеологическими, историческими, великодержавными и т.д. И, в конечном счете, возможности и позиции государств будут по-прежнему основываться на совокупной мощи.

Значительную часть второй половины ХХ столетия мир характеризовался биполярностью, решающую роль играли две сверхдержавы – СССР и США. С распадом Советского Союза стало распространяться убеждение, что наступает эра беспредельного американского господства «Пакс Американа». Несмотря, однако, на усиление США после окончания «холодной войны», мир не стал однополюсным, что со всей очевидностью подтвердили зародившийся в Америке мировой финансово-экономический кризис, американские затруднения в Ираке и Афганистане. Ныне и в Вашингтоне признали, что мир движется к многополярности. С одной стороны, этот процесс естественен, так как отражает волю реальных и потенциальных центров силы. Вместе с тем переходный период таит в себе немало опасностей. Его суть – в быстром изменении баланса сил, а это, согласно закономерностям политологии, всегда грозит дестабилизацией и даже конфликтами.

Потенциал конфликтности несет в себе не только соперничество центров силы, но и их отношения со средними и малыми странами. Еще одна реальность, которая сохраняется в ХХI столетии, - противоречия между самими средними и малыми государствами. Некоторые из этих противоречий способны достигать высокого накала и выливаться в конфликты. Причем после окончания «холодной войны» имеет место рост конфликтности.

Из сказанного выше может сложиться впечатление, что человечество подстерегают в ХХI столетии многочисленные и серьезные испытания. И, тем не менее, нельзя не прислушаться к мнению ученых либерально-идеалистической школы (М. Дойл, Р. Джервис, Дж. Бертон, Р. Кеохан, Дж. Най, Э. Хаас, Дж. Розенау)[2], которые подчеркивают, что международные отношения меняются, становятся более упорядоченными, мирными, предсказуемыми. И, действительно, есть все-таки основания смотреть в будущее с определенным оптимизмом.

Растет взаимозависимость, и она будет влиять на поведение крупных держав не в меньшей степени, чем других держав. Смягчению противоречий на международной арене должна способствовать демократизация, которая охватила значительную часть человечества. У государств, придерживающихся схожих идеологических установок, меньше оснований для взаимных противоречий и больше возможностей преодолевать их, не вступая в конфликты.

Прекращение конфронтации и гонки вооружений между сверхдержавами и их блоками, осознание бесперспективности и опасности безоглядного наращивания ракетно-ядерного потенциала, ограниченность средств, которые можно было бы безболезненно тратить на военные цели, - все это в свою очередь способствует демилитаризации мирового сообщества и гармонизации международных отношений. Данной тенденции способствует также внедрение в мировую политику новых, негосударственных объектов: общественных организаций и движений, профессиональных организаций, церквей.

Наконец, еще одно достояние человечества – это наличие целой системы организаций, которые имеют мандат и потенциал для углубления взаимодействия между государствами. ООН постепенно должна эволюционировать в сторону превращения в мировое правительство, регулируя и координируя деятельность всевозможных региональных и субрегиональных организаций.

Если такая тенденция будет развиваться, остается надежда, что силовая политика и безудержное соперничество государств начнут все-таки отходить на задний план – несмотря на недавние попытки США выступать в роли мирового жандарма, игнорирующего международное право, ООН и мнение других держав.

Источниковую базу диссертации сформировали официальные документы по проблемам внешней политики и национальной безопасности, международные договора, заключенные Канадой, многосторонние заявления и речи официальных лиц, имеющие отношение к канадской внешней политике.

Политическая борьба в Канаде по вопросам внешней политики была прослежена на материалах «Documents of Canadian External Relations». Чрезвычайно содержательным оказался материал, представленный на официальных сайтах нескольких канадских ведомств, связанных с внешнеполитической деятельностью страны.

В ходе проведения исследования автор использовал также неофициальные источники: статистические материалы негосудрственных фондов, данные российских и зарубежных научных журналов - «Вестник Европы», «Космополис», «Международная жизнь», «Международные процессы», «Мировая политика и международные отношения», «Полис», «Россия в глобальной политике», «Internationale Politik», «Pro et Contra», а также «Economist», «Foreign Affairs», «G7 Bulletins», «The International Spectator», «Peace Research Journal», «Survival» и т.д.

Большой объем фактической информации получен из данных отечественных и зарубежных новостных агентств, периодических изданий и их электронных версий.

Литература. Большую ценность для исследования представили публикации исследовательских центров Дипломатической академии, Института США и Канады РАН, МГИМО, Института мировой экономики и международных отношений РАН, Института международных экономических и политических исследований РАН и др. В них прослеживается эволюция наших представлений о Канаде, идеологии, политике, экономике этой страны; содержится богатый фактологический материал; приводятся наблюдения, которые в целом помогают уяснить объективные и субъективные аспекты эволюции внешней политики Канады, ее подходов к России.

Большинство отечественных, а также зарубежных авторов концентрирует внимание на участии Канады в деятельности «Группы восьми» и других институтах глобального управления. Взгляды специалистов – политологов, экономистов, правоведов, историков, культурологов, на причины возникновения, различные аспекты деятельности и роль «Группы» на мировой арене, весьма противоречивы и отражают широкий спектр мнений. Как правило, исследования «Группы восьми» связаны с проблемами функционирования и последующего развития современной системы международных отношений. Эти вопросы достаточно подробно рассматриваются в работах российских исследователей А.Д.Богатурова, В.Б.Лукова, П.С.Смирнова[3]. Аналогичным темам посвящены труды иностранных авторов В.Астральди, Н.Бейна, Т.Берри, Г.Гаравольа, А. де Гатгри, Дж. Киртона, П.Падоана, Р.Путнама, П.Савона, С.Стефано, М.Фратианни, П.Хажнала, М.Ходжеса, Р.Шерифиса[4]. Подходы Канады анализируются Л.Армстронгом и М. Ходжесом (Англия), Т.Хини и А.Готлибом (Канада), Х.Маулем и М.Понсом (Германия), Х.Овадой, Д.Сакурадой, Т.Аканейей (Япония), Ф.Роберже, Ф.Дефаржем (Франция), В.Димоком (Италия), С.Хейнсуортом (ЕС), Р.Хорнунгом (США). Комлексные исследования монографического характера подготовлены итальянскими учеными Р.Шерифисом и В.Астральди. Опубликована серия коллективных монографий «Восьмерка» и глобальное управление», изданных под эгидой университета Торонто (в числе редакторов и авторов - Д.Кертон, Дж.Даниельс, А.Фрайтаг, Н.Бейн, П.Хажнал, Мж.Ходжес, К.Кайзер)[5].





Наибольшее внимание традиционно уделялось деятельности Канады в сфере международного макроэкономического и валютно-финансового регулирования. Можно привести работы Дж.Дениэльса, Р.Калперера, С.Остри, Х.Ульрих, Дж.Фурстенберга[6]. Подход Канады к вопросам безопасности, в первую очередь, проблема Глобального партнерства по нераспространению оружия массового уничтожения, изучаются специалистами по разоружению и ядерной безопасности. из международного центра для исследователей имени Вудро Вильсона (Woodrow Wilson International Center for Scholars) и Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне (Center for Strategic and International Studies).

Что касается общих работ по внешней политике Канады, то можно выделить две: Blanchette Arthur. Canadian Foreign Policy, 1945-2000. Ottawa, 2000; Celluci Paul. Unquiet Diplomacy. Toronto, 2005. В них, однако, не освещен последний период, мало материала об отношениях Оттавы с Россией, ведущим странам АТР, о канадском подходе к острым проблемам Среднего и Ближнего Востока.

В научной литературе не отражен пока последний мировой финансово-экономический кризис, повлекший за собой существенные изменения в глобальном управлении (в частности, создание «двадцатки», которая, по всей видимости, затмит «восьмерку»).

Новизна диссертационной работы предопределена комплексным характером исследования, попытками обобщения происходящих в мире сложнейших процессов через призму анализа внешней политики Канады и изучения реакции мирового сообщества на внешнеполитическую деятельность этой страны. Автор считает, что канадская внешняя политика подвержена влиянию как стабильных, так и динамично развивающихся разноплановых факторов. Новым моментом в авторской позиции является акцент на оценке геополитической роли и экономического положения Канады в новых международных условиях.

В диссертации получены следующие новые результаты:

  • на историко-политическом, социологическом и политико-философском материале выявлены национальные интересы, приоритеты и основные направления внешней политики Канады;
  • проанализирована договорно-правовая база сотрудничества Канады с зарубежными странами;
  • исследована степень влияния экономического фактора на внешнюю политику Оттавы;
  • показан потенциал военно-политических и экономических связей Канады с США и ЕС;
  • вскрыты проблемные моменты в отношениях Канады с США;
  • изучены мотивы, цели и конкретная деятельность Канады в Европе, АТР, на Среднем и Ближнем Востоке, в Латинской Америке;
  • определены место и роль сотрудничества Канады с Россией в рамках ее внешнеполитической и внешнеэкономической стратегии.

Практическая значимость исследования заключается в расширении наших знаний о процессах формирования нового миропорядка, их воздействия на российские национальные интересы. От динамики отношений с Канадой зависит решение важных политических и экономических задач Российской Федерации. Материалы диссертации могут быть полезны в работе ведомств, связанных с выработкой и осуществлением внешней политики РФ, аналитических подразделений крупных российских компаний, выходящих на канадский рынок. Они могут использоваться также при подготовке учебников и разработке спецкурсов и спецсеминаров для слушателей Дипломатической академии МИД России, студентов факультетов международных отношений российских вузов.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка источников и использованной литературы.

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, его методология, а также раскрываются новизна, научная и практическая значимость работы.

В первой главе, «Концептуальные основы внешней политики Канады», прослежена эволюция стратегии этой страны на мировой арене, рассмотрено участие Оттавы в глобальном управлении через ООН, «восьмерку», «двадцатку», другие институты, проанализированы канадские позиции по гбобальным проблемам – нераспространение ядерного оружия, разоружение, борьба с терроризмом, преодоление мирового финансово-экономического кризиса, преодоление бедности и др.

Вторая глава, «Основные направления внешнеполитической деятельности Канады», посвящена изучению мотивов, задач, которые Оттава преследует в отношении США и Европы, стран Азиатско-Тихоокеанского региона, на Среднем и Ближнем Востоке, в Латинской Америке.

В третьей главе, «Российский вектор во внешней политике Канады», показана эволюция канадско-российских отношений с момента их зарождения и до наших дней, исследованы основные аспекты взаимодействия Канады и России по вопросам мировой политики, выявлены проблемы и перспективы двустороннего сотрудничества в экономической, социальной и гуманитарной сферах.

В заключении диссертант подводит итоги исследования.

1. Внешнеполитический курс Оттавы традиционно формируется под влиянием двух взаимодополняющих установок: нацеленности на стратегическое партнерство с США и восходящей к премьер-министру Л.Пирсону (1963-1968 гг.) линии на укрепление самостоятельного международного статуса Канады.

В отличие от других государств Западного полушария, добивавшихся независимости ценой кровопролития, Канада – едва ли не единственное в регионе государство, отстоявшее свои интересы сравнительно мирными способами, преимущественно умелой дипломатией. Постепенно Канаде удалось создать себе репутацию государства, способного инициировать противодействие любым актам вооруженной агрессии, содействовать политическому разрешению конфликтов, налаживанию сотрудничества между членами мирового сообщества.

2. На протяжении двух последних десятилетий внешняя политика Оттавы претерпела существенные изменения. Это связано прежде всего с эволюцией канадского общества, впечатляющими достижениями страны в экономической и социальной областях. Связи с внешним миром всегда много значили для Канады, а в эпоху глобализации ее экономика стала одной из самых открытых. Оттава направляет все усилия на дальнейшее расширение своего участия в процессах глобализации и одновременно обеспечение равноправия в отношениях с могущественным соседом - США.

Новой особенностью канадской внешней политики стал перенос акцента на «безопасность личности» при широком толковании понятия «безопасность», включающем теперь устранение и невоенных угроз - бедности, терроризма, распространения наркотиков и т.п. «Страна кленового листа» выступает в роли непредвзятого, но строгого ревнителя демократии и борца в защиту общегуманитарных ценностей, прав человека и среды его обитания. Вряд ли можно назвать другую страну, которая выдвинула столь многочисленные и масштабные инициативы в гуманитарной сфере (образование, здравоохранение, экология, помощь бедным и т.п.).

Идея обеспечения «безопасности личности» коррелирует с такими продвигаемыми в международном праве тезисами, как ограничение суверенитета, оправданность гуманитарных интервенций в страны, где попираются права человека, силовое принуждение к миру участников внутренних вооруженных конфликтов.

В целом, можно заключить, что Канада, оставаясь по формальным признакам региональной державой (завязанной преимущественно на США), тем не менее, успешно продвигает ряд универсальных идей и подходов, что позволяет ей иметь более значимый вес на международной арене. При этом традиционные для Оттавы ориентиры, закрепленные во внешнеполитической концепции 2005 года, по всей вероятности, не будут существенно скорректированы в ближайшие годы.

3. Канада привержена многосторонним подходам в обеспечении демократического, справедливого и безопасного миропорядка при верховенстве международного права, центральной роли ООН и последовательно отстаивает эти принципы на международной арене.

Вплоть до настоящего времени членство Канады в «Большой восьмерке» являлось ключевым фактором, подтверждающим претензии Оттавы на особый международный статус. Для «Страны кленового листа» «Группа» стала важной трибуной выдвижения инициатив. Именно Канада явилась автором приемлемых для остальных участников предложений по проблемам экологии, борьбы с организованной преступностью и наркобизнесом, отношений Север-Юг, развития гражданского общества.

Канада – член многочисленных международных организаций, она входит, в частности, в ООН, ЮНЕСКО, Британское Содружество, Международную организацию франкофонии, МВФ, ВТО, ОБСЕ, ЕБРР, ОАГ, АТЭС. В этих организациях Оттава действует активно, а при реализации принятых решений проявляет высокую дисциплинированность.

Возникновение в условиях мирового кризиса «двадцатки» и наметившееся оттеснение ею «восьмерки» на второй план, чревато ограничением роли Канады на международной арене. Тем не менее, канадцы поддерживают новый институт как необходимый для улучшения системы глобального управления и считают, что найдут для себя в «двадцатке» достойную нишу.

4. Участие в международных миротворческих операциях является важной составляющей канадской внешней политики. Начиная с 1947 года, свыше 10% от общего числа задействованных в операциях по поддержанию мира под эгидой ООН составляли канадские военнослужащие (более 125 тыс. человек). Накопленный канадцами уникальный опыт во многом лежит в основе последовательно сменявших друг друга концепций от классической модели миротворчества Л.Пирсона-Д.Хаммершельда до современных «операций по поддержанию мира» (ОПМ). Приверженность миротворчеству стала неотъемлемой частью канадской политической культуры (свыше 90% опрашиваемых определяют Канаду в качестве мирового лидера в этой области) и единственной формой военной активности страны, всецело поддерживаемой населением.

Вопрос об участии в миротворческой операции в Оттаве ранее рассматривали только при условии ее ООНовского статуса. В 1990-е годы под влиянием новых международных реалий и давлением собственного армейского лобби (указывавшего на неспособность невоенных структур к эффективным действиям) Канада начинает снижать активность своего участия в МО ООН, смещая акценты в пользу операций под эгидой НАТО (в них к настоящему времени занято в 20 раз больше канадских военных, чем в миссиях ООН). Оттава теряет многолетние позиции в первой пятерке крупнейших доноров миротворческих контингентов ООН, откатываясь в конец третьего десятка. Последнее, особенно после изменения мандата канадского воинского контингента в Афганистане (в пользу чисто боевой составляющей), становится источником растущего общественного недовольства канадских избирателей.

5. Наряду с миротворческой проблематикой тема разоружения и нераспространения ОМУ приобрела за последние годы статус «исконно канадской», что, среди прочего, означает приверженность Оттавы самостоятельному, независимому (в том числе и от США) курсу по многим принципиальным разоруженческим вопросам. Канада занимает следующие позиции: «невепонизация космоса», отказ от участия в американской НПРО, поддержка скорейшего вступления в силу Договора о всеобщем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ) и последовательная приверженность принципу неразмывания Договора о нераспространении ядерных испытаний (ДНЯО). Приоритетом для Оттавы является запуск переговоров по представленному американцами проекту договора о запрещении производства расщепляющихся материалов (ЗПРМ) и соответствующему проекту резолюции.

Неизменной остается позиция Оттавы в пользу укрепления режима ядерного нераспространения, который, как указывают в Канаде, «подвергался в последнее время серьезным испытаниям». В целом сохраняя приверженность дипломатическому способу решения кризисной ситуации вокруг Ирана, канадцы занимают жесткую позицию в отношении иранской ядерной программы, исходят из необходимости оказания максимально возможного давления на Тегеран. Канада выступает за возвращение КНДР в режим ДНЯО в обмен на предоставление Пхеньяну экономической помощи и гарантий безопасности, поддерживает имеющиеся многосторонние переговорные механизмы. Оттава настаивает на полном, необратимом и проверяемом демонтаже всех ядерных оружейных программа КНДР, а также присоединении Пхеньяна к Гаагскому кодексу поведения по предотвращению распространения баллистических ракет.

Канадцы рассматривают Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний в качестве важного инструмента в области ограничения ядерных вооружений и укрепления международного режима нераспространения ядерного оружия, высказываются за скорейшее вступление в силу ДВЗЯИ. В Оттаве отмечают, что неконструктивная позиция США в отношении этого договора не только блокирует его вступление в силу, но и негативно влияет на позиции других государств, не присоединившихся к ДВЗЯИ.

6. Активную позицию занимает Канада по вопросам борьбы с терроризмом, поддерживает идею формирования широкого антитеррористического фронта на основе коллективных действий и при максимальной опоре на потенциал ООН. В числе приоритетов Оттавы остается и скорейшее завершение работы над проектом Всеобъемлющей конвенции по международному терроризму. Канада вошла в число первоначальных партнеров Глобальной инициативы по борьбе с актами ядерного терроризма (ГИБАЯТ) и является одним из наиболее заинтересованных участников ГИБАЯТ.

7. Оттава неизменно придерживается установки на жесткий глобальный мониторинг нарушений прав человека, выступает за повышение эффективности работы СПЧ ООН. Новым элементом в гуманитарной сфере стала разработанная Оттавой концепция «ответственности за защиту», подразумевающая оперативное реагирование мирового сообщества (под эгидой и в рамках механизмов СБ ООН) на гуманитарные кризисы.

8. Особое значение для Канады имеют отношения с США. Это - ближайший политический и военный союзник, с которым Оттаву связывают членство в НАТО и сотни двусторонних соглашений о сотрудничестве. Существующая асимметрия потенциалов значительным образом сказывается на всей государственной деятельности Канады. Оттава не во всем соглашается с Вашингтоном, периодически идет наперекор своему союзнику. В частности, канадцы отказались поддержать планы администрации Дж. Буша по ПРО, военную операцию против Ирака в 2003 г. Лишь под давлением согласилась Канада одобрить линию на расширение НАТО на восток. Но хотя канадско-американские отношения и далеки от идеальных, тем не менее, обе стороны проявляют заинтересованность друг в друге, что не оставляет сомнений в сохранении одной из главных канадских внешнеполитических традиций – тесной связи и солидарности в главных международных вопросах с южным соседом. Этому способствует и экономический фактор. Соглашение между США, Канадой и Мексикой о Североамериканской ассоциации свободной торговли (НАФТА), вступившее в силу 1 января 1994 г., способствовало теснейшей хозяйственной интеграции трех государств и при этом благотворно влияет на канадскую экономику.

9. Традиционно важным является для Оттавы углубление взаимоотношений с Великобританией и Францией, а также диверсификация сотрудничества с ЕС: проблемы безопасности, экономическое партнерство, климат и энергетика. Вплоть до настоящего времени в канадском обществе продолжается критическое осмысление косовской проблематики.Высказывается, в частности, мнение, что признание независимости Косово стало трагической ошибкой, которая будет иметь самые печальные последствия.

10. Оттава наращивает активность в АТР, проявляя при этом все большую самостоятельность. Канада является участником форума «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество» (АТЭС), добиваясь, чтобы форум сконцентрировался на обсуждении небольшого количества крупных экономических проектов. Высказывается мысль, что недостаточно сформулировать проблему, главное добиться ее решения, что АТЭС не всегда удается. В Оттаве пока не считают целесообразным подключать к форуму новых участников, предлагают сначала уточнить критерии приема в АТЭС.

11. Наиболее важные для Канады партнеры в АТР – Китай и Япония. В качестве приоритетов канадской внешней политики в отношении КНР можно выделить:

- использование роста китайской экономики в интересах Канады путем наращивания двусторонних торговых и инвестиционных связей;

- совместная работа по международным вопросам, представляющим взаимный интерес;

- позиционирование Канады в качестве привлекательной страны для китайских иммигрантов, студентов и туристов;

- работа по продвижению в КНР «международно признанных стандартов в области прав человека и верховенства закона».

С 2003 года Китай является вторым после США торговым партнером Канады, оставив позади Японию и Великобританию. Отмечается рост интереса Пекина к Канаде, как к перспективному поставщику энергоносителей. Китайская община в Канаде насчитывает более 1,3 млн. человек, причем она уже является второй по численности неевропейской диаспорой, а китайский язык – третий по употребляемости после английского и французского.

При этом Канада регулярно критикует Пекин по гуманитарной проблематике. Сильно «отравил» отношения состоявшийся в октябре 2007 г. официальный визит далай-ламы в Оттаву, в ходе которого тот был удостоен звания «Почетного гражданина Канады». Трения возникают из-за проблем Тайваня и Синьцзяна. Существуют разногласия и по Судану, где, как заявляют в Оттаве, КНР, стремясь разрабатывать богатые нефтяные запасы, сотрудничает с «преступным» режимом.

В целом, однако, канадские власти осознают важность отношений с Китаем, с которым в частности, связываются перспективы преодоления мирового финансового кризиса.

Канадско-японские отношения имеют многолетнюю историю. Стороны активно сотрудничают по проблемам охраны окружающей среды, нераспространения ОМУ, антитеррористической деятельности. Экономическое партнерство отличается стабильностью. Япония является третьим наиболее крупным торговым партнером Канады. На канадском рынке действует более 600 японских компаний, в Японии - более 100 канадских.

12. «Афганская миссия» занимает центральное место во внешнеполитической деятельности Канады. В Оттаве выделяют военную, гуманитарную и дипломатическую составляющие на афганском направлении. Находящийся с 2002 года в Афганистане канадский воинский контингент насчитывает около 2500 человек. Кабул остается крупнейшим получателем канадской помощи, общий объем которой к концу 2010 г. составит около 1,2 млрд.кан.долл. Значительное внимание уделяется становлению государственных институтов и избирательной системы Афганистана. Канада выступает за дальнейшую активизацию ООН, НАТО и международного сообщества в целом на афганском направлении.

13. Канада не поддержала американскую силовую акцию против Ирака и все последующие годы подчеркнуто дистанцировалась от «выходящих за рамки ООН» действий США. Неизменным оставался отказ от направления в Ирак военнослужащих, что отчасти компенсировалось участием в подготовке иракских полицейских, предоставлением значительной финансовой помощи на восстановление Ирака (выделено 300 млн. кан. долл.), а также поддержкой иракского избирательного процесса. Канада одобряет курс администрации Б. Обамы на полный вывод американских войск из Ирака к концу 2011 г.

14. В Оттаве уделяют большое внимание арабо-израильскому конфликтному узлу. Позиция канадского правительства сводится к следующему:

- Национальное антитеррористическое законодательство запрещает поддержание каких-либо отношений с организациями, внесенными в канадский «черный список», в котором фигурирует и ХАМАС.

- Канада выступает за создание суверенного палестинского государства, существующего в мире с Израилем.

- Вопрос об оказании финансовой помощи ПНА решается в зависимости от готовности палестинского правительства отказаться от насилия, признать Израиль.

- Канада всячески поддерживает главу ПНА М. Аббаса.

- С учетом растущего влияния внутренней мусульманской общины Канада не намерена демонстрировать жесткость по наиболее чувствительным для мусульман внешнеполитическим темам.

В целом, канадскому правительству приходится балансировать между противоречивыми настроениями в стране (в том числе питаемыми арабо-мусульманской и еврейской общинами) и давлением извне.

15. В рамках объявленного премьером С. Харпером «активного вовлечения Канады в жизнедеятельность Западного полушария» канадцы наращивают взаимодействие с Мексикой, Бразилией, Чили, Перу и Колумбией, участвуют в работе ОАГ, МЕРКОСУР и КАРИКОМ. В целом оправдала себя – особенно после неудачи с созданием межамериканской зоны свободной торговли – линия на развитие двусторонних связей со странами региона с акцентом на заключение соглашений о продвижении и защите инвестиций; свою роль может сыграть и решение перенаправить значительную часть помощи развитию с африканского на латиноамериканское направление.

Зоной повышенного внимания Оттавы стала тенденция «полевения» ряда стран региона. Оттава выступает в поддержку развития гражданского общества на Кубе, намерена создавать «площадку» для демократических реформ путем диалога как на правительственном, так и на общественном уровне. Расширяя торгово-экономические связи с Каракасом, Канада высказывает озабоченность запущенной правительством Венесуэлы программой национализации, неприкрытым давлением на оппозицию и фактическим запретом на деятельность НПРО.

16. На протяжении всего периода после Второй мировой войны отношения Канады и СССР носили сдержанный характер. Равнение Оттавы на Вашингтон, географическая удаленность, закрытость нашей страны, наличие сходной ресурсной базы, идеологические разногласия способствовали складыванию подобной ситуации.

В Канаде с интересом отнеслись к первым шагам М.С. Горбачева по развертыванию реформ. В соответствии с имиджем непредвзятого участника мировой политики, Канада стала продвигать тезис о «появлении новых возможностей для прогресса в отношениях между Востоком и Западом». Распад СССР поставил перед Оттавой проблему коренной трансформации отношений с Москвой. Канада сыграла важную роль в интеграции РФ в мировую экономику, проявляла конструктивный подход к предложениям российского руководства в международно-политической сфере. Поддержка американцами членства России в «восьмерке» явилась важным сигналом для Канады, ее взаимоотношения с РФ перешли на новый уровень, стали охватывать новые области.

Участие Канады в агрессии НАТО против Сербии поставило под вопрос наработанный позитив взаимодействия с Россией. Позднее стороны согласились прекратить острую полемику. Оттава сняла претензии в связи с контртеррористической операцией в Чечне. Канада стала для Российской Федерации важным партнером на мировой арене. Обе страны выступают за безусловное соблюдение норм международного права, поддерживают сохранение ключевой роли ООН в международных делах, выступают за поиск путей ее реформирования. Канада оказала России поддержку при вступлении в целый ряд международных организаций. Канада была избрана в СБ ООН на 1999-2000 гг. при активном содействии России. Успешно развивается российско-канадское сотрудничество в борьбе с терроризмом, в том числе в Афганистане. Москва и Оттава активно взаимодействуют по вопросам разоружения и нераспространения, устойчивого развития мировой энергетики, урегулирования региональных конфликтов.

17. Взаимодействие с Канадой оказывает, несомненно, позитивное влияние и на динамику российско-американских отношений. Тем не менее, не следует строить отношения с Оттавой в расчете на ее разногласия с Вашингтоном. Как представляется, взвешенность и сдержанность, наряду с подчеркнутым нежеланием наживать капитал на разногласиях многолетних стратегических партнеров, будут по достоинству оценены и в Канаде, и в США. А это, в конечном счете, позволит более эффективно и на более доверительных основаниях выстраивать многовекторную стратегию на североамериканском направлении.

18. На постсоветском пространстве главное внимание (не считая Россию) Канада уделяет Украине. Основополагающим при этом остается пролонгированный в декабре 2001 г. Договор о специальном партнерстве (от 1994 г.), в соответствии с которым Канада взяла на себя обязательства по оказанию помощи в укреплении «независимой и процветающей Украины». Немаловажным фактором остается и влиятельная украинская диаспора в Канаде, насчитывающая более одного миллиона человек. В целом, однако, политика Оттавы в отношении Украины и других стран постсоветского пространства не наносит ущерба нашим интересам.

19. Канада является партнером РФ в экономической, социальной и гуманитарной сферах. Канадский опыт хозяйственного развития представляет несомненный интерес для России не только как один из наиболее успешных в мире, но и из-за очевидных аналогий между двумя странами - схожесть природно-географических условий, обширные территории, богатая ресурсная база, высокая зависимость от внешней торговли. Уровень торгово-экономического сотрудничества между РФ и Канадой пока остается недостаточным, но, несмотря на мировой кризис, есть факторы, способные в перспективе активизировать двусторонние хозяйственные связи:

- Накоплен значительный политический и административный ресурс сотрудничества.

- Повышается роль энергетической составляющей сотрудничества.

- На фоне благоприятных условий доступа на канадский рынок открываются возможности диверсифицировать товарную структуру российского экспорта.

- В отечественной экономике растет востребованность канадских товаров инвестиционного назначения, способных существенно поднять уровень конкурентоспособности некоторых российских производств.

- Улучшается отношение канадцев к инвестициям в российскую экономику.

- Успешно завершены переговоры с Оттавой о присоединении России к ВТО.

20. Как представляется, государственное содействие развитию двусторонних хозяйственных связей должно быть нацелено на достижение следующих результатов.

- Активизация деятельности Межправительственной экономической комиссии (МЭК). Следует сосредоточиться на оптимизации ее структуры, создании новых рабочих групп в перспективных сферах, повышении эффективности их работы, более широком привлечении представителей бизнеса.

- Инвентаризация договорно-правовой базы сотрудничества, ее постоянное обновление с упором на развитие новых направлений и форм хозяйственных связей.

- Расширение взаимодействия в Арктике и на Севере, обеспечение содействия торговым и инвестиционным проектам со стороны администраций заинтересованных российских регионов и канадских провинций. Необходимо выявить причины, почему подписанные в этих областях соглашения фактически бездействуют.

- Укрепление взаимодействия по линии экономических комитетов парламентов.

- Развитие сотрудничества органов содействия экспорту, поощрение взаимной выставочно-ярмарочной деятельности. Перспективным представляется использование канадского опыта содействия экспорту.

- Поддержка новых направлений и форм экономических связей. К числу таких направлений может относиться взаимодействие в третьих странах, военно-техническое сотрудничество (в частности, в счет погашения задолженности бывшего СССР Канаде) и т.д.

- Выделение отдельным блоком технологической составляющей сотрудничества. Имело бы смысл рассмотреть возможность заключения с Канадой соглашения о технологическом партнерстве (такое соглашение у Канады имеется, например, с Германией), составной частью которого могли бы стать договоренности о коммерциализации результатов НИОКР.

21. Все больший удельный вес в российско-канадских отношениях приобретает социальная тематика – проблемы в сфере экологии, демографии, эпидемических заболеваний, продовольственного обеспечения и др. Весьма полезно сотрудничество в сфере образования, в Канаде сформировалась образовательная система мирового уровня. Опыт Канады окажется весьма востребованным.

Апробация диссертации. Основные теоретические положения и выводы диссертации нашли отражение в шести публикациях автора, общим объемом 10,5 п.л., изложены в выступлениях на научных форумах в российских, канадских, американских вузах и исследовательских центрах.

1. Быстрова М.Д. Самоопределение народов в эпоху глобализации. Канадский подход // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия «международные отношения» (Москва). 2008, № 3. (1 п.л.) (Издание из списка, рекомендованного ВАК).

2. Быстрова М.Д. Зигзаги российско-американских отношений // Обозреватель-Observer (Москва). 2009, № 3 (1 п.л.) (Издание из списка, рекомендованного ВАК).

3. Быстрова М.Д. Россия США: соперники и партнеры // Обозреватель-Observer (Москва). 2009, № 4 (1 п.л.) (Издание из списка, рекомендованного ВАК).

4. Быстрова М.Д. Имидж Канады в современном мире // Мир и политика. 2009, № 2 (1 п.л.).

5. Бстрова М.Д. Рассеивающиеся иллюзии «Pax Americana // Современные проблемы международных отношений и мировой политики. Материалы Четвертой межвузовской научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. Москва, 23 апреля 2008. РУДН (Москва). 2009 (1 п.л.).

6. Быстрова М.Д. Российский фактор во внешней политике Канады // Мир и политика. 2009, № 5 (1 п.л.).

7. Bystrova Marina. Russian-Canadian Cooperation in the International Arena // Conference Proceedings. University of Montreal. Montreal (Canada), 2008 (2 п.л.).

8. Bystrova Marina. Canadian factor in the Russian Foreign Policy // Occasional Papers. University of Ottava (Canada), 2009 (1 п.л.).

9. Bystrova Marina. Comparative Analysis of the Russian, American and Canadian Approaches to Disarmament // Occasional Papers. Monterey Institute of International Relations (USA), 2009 (1,5 п.л.).


[1] Thucydides. History of the Peloponnesian War, trans. Rex Warner. New York, 1982; Machiavelli, Nicolo. The Prince and the Discourses. New York, 1950; Hobbs, Thomas. Leviathan. New York, 1974; Grotius, Hugo. Law of the War and Peace. New York, 1980; Carl von Clausewitz. On War. New York, 1975; Carr, Edward. The Twenty Years’ Crisis, 1919-1939. London, 1962; Morgenthau, Hans. Politics among Nations. New York, 1979; Waltz, Kenneth. Theory of International Politics. New York, 1979; Huntington, Samuel. The Clash of Civilizations. Boston, 1997; З. Бжезинский. Великая шахматная доска. М., 1998.

[2] Doyle, Michael. Liberalism and World Politics. / American Political Science Review 80,4 (December 1986); Jervis, Robert. Perception and Misperception in International Politics. Princeton, 1976; Burton, John. World Society. Cambridge, 1972; Keohane, Robert and Nye, Joseph. Power and Interdependence: World Politics in Transition. Boston, 1977; Haas, Ernst. When Knowledge in Power: Three Models of Change in International Organization. Berkeley, 1990; Rosenau, James. Turbulence in World Politics. Princeton, 1990.

[3] Богатуров А.Д. «Конституционный кризис» в мировой политике. Космополис №2 (4) Лето 2003 с. 120-126; «Большая восьмерка»: возрождение лидерства», Россия в глобальной политике, Том 1, №2, апрель-июнь 2003; Луков В.Б. Россия в «Большой восьмерке»: 1992-2001 гг. Учебное пособие/ ДА МИД РФ.М., 2001; Луков В.Б. Россия в клубе лидеров. М. «Научная книга» 2002; Луков В.Б. Россия в «восьмерке» Pro et Contra. Том 6, Осень 2001. Внешняя политика России: 1991-2000. с. 33-45; Луков В. Фактор доверия (К итогам Эвианского саммита «Группы восьми»), с.3-11, Международная жизнь, №8, 2003; Системная история международных отношений в 4-х томах. 1918-2003 гг. Т.З, события 1945-2003. под ред. А.Д.Богатурова М.: Научно-образовательный форум по международным отношениям. 2003; П.С.Смирнов «Семерка»/ «Восьмерка» на Окинаве. Международная жизнь, № 7 2000, с. 44-53.

[4] Barry, T. G8/G7 and Global Governance Foreign Policy in Focus. Vol.5. No.23. July 2000; Bayne, Nicholas and Putnam, Robert D. The G-7 Summit Comes of Age. The Halifax G-7 Summit: Issues on the Table. Edited by Sylvia Ostry and Gilbert R. Winham. Halifax: Centre for Foreign Policy Studies, Dalhousie University, 1995; Bayne, Nicholas. Hanging in there: the G7 and G8 summit in maturity and renewal. Aldershot; Brookfield, Vt: Ashgate, 2000; Bayne, N. and Putnam, R. Hanging Together. The Seven Power Summits. Cambridge: Harvard University Press, 1984; Garavoglia, Guido and Padoan, Pier Carlo. The G-7 Agenda: Old and New Issues. The International Spectator, 29, No. 2 (April/June 1994), Special Issue, pp. 49-65; de Guttry, Andrea. The Institutional Configuration of the G-7 in the New International Scenario. The International Spectator, 29, No. 2 (April/June 1994), Special Issue, pp. 67-79; Hajnal, Peter, "The G7/G8 System: Evolution, Role, and Documentation", Ashgate, Aldershot, 1999; Hodges, Michael, Joseph P. Daniels, and John J. Kirton, eds. The G8's Role in the New Millennium. The G8 and Global Governance Series. Aldershot, UK: Ashgate Publishing Ltd., 1999; Kirton John J. Introduction in the 7-Power Summit: Documents from the Summits of Industrialized Countries, 1975-1989, xxxii Сотр. and ed. Hajnal Peter I. (Millwood, N.Y.: Kraus International Publications, 1989); Kirton, John J. "Contemporary Concert Diplomacy: The Seven-Power Summit and the Management of International Order. London, March 29-April 1, 1989; Sherifis R., Astraldi V. From Rambuillet to Genoa. Milano. Franco Angeli, 2001.

[5] Armstrong R. Economic Summits: A British Perspective. Bissell Paper No.4, Centre for International Studies, University of Toronto. May 1988; Defarges Ph. The French Viewpoint on the Future of the G-7. The International Spectator. Vol. 29, No. 2 (April/June 1994), Special Issue.; Dimock B. The Benefits of Teamplay: Italy and the Seven Power Summit. Country Study No. 5. Toronto: University of Toronto, Centre for International Studies, 1988; Heeney T. Canadian Foreign Policy and the Seven Power Summits. Country Study No. 1. Toronto: University of Toronto, Centre for International Studies, 1988; Maull H. Germany at the Summit. The International Spectator. Vol. 29, No. 2 (April/June 1994, Special Issue; McMillan Ch. Comparing Canadian and Japanese Approaches to the Seven Power Summit. Bissell Paper No. 2. Toronto: University of Toronto, Centre for International Studies, 1988; Sakurada D. Japan and the Management of the International Political Economy: Japan's Seven Power Summit Diplomacy. Country Study No. 6. Toronto: University of Toronto, Centre for International Studies, 1988; Owada H. A Japanese Perspective on the Role and Future of the G-7. The International Spectator, vol. 29, No. 2 (April/June 1994), Special Issue; Pons M. West German Foreign Policy and the Seven Power Summit. Country Study No. 2. Toronto: University of Toronto, Centre for International Studies, 1988; Gotlieb A. Canada and the Economic Summits: Power and Responsibility. Bissell Paper No. 1. Toronto: University of Toronto, Centre for International Studies, 1987; Hainsworth S. Coming of Age: The European Community and the Economic Summit. Country Study No. 7. Toronto: University of Toronto, Centre for International Studies, 1990; Saito S. Japan at the Summit: Its Role in the Western Alliance and in Asian Pacific Co-operation.: Routledge for the Royal Institute of International Affairs, London; N. Y., 1990; Akaneya T The View From Japan: Tasks for the G8 Kyushu-Okinawa Summit Meeting. NIRA Review, Spring 2000; Sherifis R., Astraldi V. The G7/G8 from Rambouillet to Genoa. Milano. Franco Angeli, 2001.

[6] Culperer, Roy "Systematic Reform At A Standstill: A Flock Of "Gs" In Search Of Global Financial Stability, The North-South Institute President, 2000; Fratianni, Michele; Savona, Paolo; Kirton, John J. Governing Global Finance. New Challenges, G7 and IMF Contributions. Ashgate Publishing Limited, Aldershot, England, 2002; Von Furstenberg, George M., and Joseph P. Daniels. Economic Summit Declarations, 1975-1989: Examining the Written Record of International Cooperation. Princeton Studies in International Finance, No. 72. Princeton, N. J.: International Finance Section, Dept. of Economics, Princeton University, 1992; Ostry, Sylvia. Summitry: The Medium and the Message. Bissell Paper No. 3. Toronto: University of Toronto, Centre for International Studies, 1988; Ostry, Sylvia. Summitry and Trade: What Could Sea Island Do for Doha; Ullrich Heidi Stimulating Trade Liberalization after Seattle: G7/8 leadership in Global governance, Academic Symposium G8 2000 New Directions in Global governance? OS's Okinawa Summit 19-20 July, 2000, University of the Ryukus, Okinawa, Japan.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.