WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Сохранение и развитие русского языка в контексте интеграционных процессов на постсоветском пространстве

На правах рукописи

Болтовский Станислав Олегович

Сохранение и развитие русского языка в контексте интеграционных процессов на постсоветском пространстве

Специальность 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата политических наук

Москва - 2012

Диссертационная работа выполнена на кафедре политологии и права Московского государственного областного университета

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Егоров Владимир Георгиевич
Официальные оппоненты: доктор политических наук, профессор Ермаков Дмитрий Николаевич
кандидат политических наук, доцент Рудыка Наталья Алексеевна
Ведущая организация: Московский Государственный открытый университет

Защита состоится 21 февраля 2012 г. в 15 час. 00 мин. на заседании диссертационного совета Д 212.155.14 при Московском государственном областном университете по адресу: г. Москва, ул. Фридриха Энгельса, д.21а, ауд. 305

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного областного университета (Москва, ул. Радио, д. 10а)

Автореферат разослан «______» ___________2012 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета

кандидат политических наук,

доцент Абрамов А.В.

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Актуальность избранной автором темы диссертационного исследования обусловлена несколькими основными обстоятельствами:

Сохранение и развитие российского социокультурного пространства на постсоветском пространстве в целом, и русского языка, в частности, имеет важное значение с точки зрения национальных интересов России в ближнем зарубежье. Укрепление позиций русского языка выходит за рамки чисто гуманитарной проблемы и имеет широкий социально-экономический и политический контекст.

Во-первых, расширение функционального поля русского языка важно с точки зрения сохранения канала коммуникации политических элит, институтов гражданского общества, диалога по линии публичной дипломатии, которая на отдельных этапах межстрановых отношений (особенно в кризисные моменты) играет значительно более весомую роль, чем официальная.

Взаимодействие формирующихся институтов гражданского общества, сохраняющих языковую идентичность по признанию большинства экспертов, является единственно возможным каналом придания интеграционным процессам нового импульса.

Во-вторых, Наличие языковой общности новых независимых государств реализуемой в тождественных нормах, принципах, понятиях формализованных в одну словесную оболочку составляет дополнительную преференцию в политическом диалоге и культурном обмене новых независимых государств.

В-третьих, Русский язык, являясь одним из признанных мировых языков, в известной степени предопределяет формат инкорпорирования новых независимых государств в мировой культурный и политический процесс. По понятным причинам собственный национальный язык большинства стран СНГ и Балтии не обладает коммуникативным потенциалом приобщения новых независимых наций к достижениям мировой культуры.

И наконец, трудно переоценить значение поддержания русского языка в функциональном состоянии для российских соотечественников, проживающих на постсоветском пространстве. Причём необходимость сохранения возможности общаться на родном языке не сводится исключительно к бытовым потребностям представителей российской диаспоры. Проблему русского языка и соотечественников следует рассматривать значительно шире, охватывая весь комплекс социальных, экономических и политических вопросов от которых зависит адаптация наших соотечественников в новой реальности в качестве полноправных граждан.

Возможность получения образования на родном языке и дальнейшая востребованность в общественной жизни определяют социальную перспективу, а свободное обращение русского языка в политической сфере позволяет россиянам интегрироваться в политическую реальность стран проживания. Кроме того востребованность родного языка является важным фактором мотивации социально-политического поведения российской диаспоры.

Имея в виду стратегию России, нацеленную на сохранение и развитие своего присутствия в странах СНГ и Балтии, вряд ли требует доказательств положение о том, что политически активный, экономически состоятельный представитель российской диаспоры ближнего зарубежья, мог бы стать проводником и активным помощником в реализации планов своей исторической Родины.

Самочувствие российских соотечественников в постсоветских государствах во многом определяется отношениями России с государствами проживания, поэтому представляет интерес уровень развития культурно - гуманитарных связей РФ с новыми независимыми государствами (ННГ). От состояния развития российской культуры, положения русского языка и динамики культурно-гуманитарного сотрудничества зависит не просто сохранение благоприятного фона межгосударственных отношений, но и само существование русского и русскоязычного населения в ННГ.



Степень научной разработанности темы:

Положение русского языка на постсоветском пространстве выделилось в самостоятельное направление научных исследований с середины 90-х годов XX века.

Первоначально, вопрос русского языка рассматривался в контексте положения русскоязычного населения в новых независимых государ­ствах. К началу 1990-х гг. во всех бывших союзных республиках были при­няты законы о государственном языке - им стал язык титульной националь­ности, а русский язык вытеснялся на периферию межличностного, межнацио­нального общения. В этой ситуации внимание исследователей было направлено на отражение того, как повлияло изменение статуса языков и языковая политика новых независимых государств на положение и самочувствие русского языка и русскоязычного населения. В монографии С.С. Савоскула «Русские нового зарубежья: вы­бор судьбы»[1] языковая ситуация и языковая политика бывших республик СССР также рассматривалась как важнейший фактор, определяющий само­чувствие и стратегии поведения русского населения постсоветских стран.

В ряде исследований вопрос о русском языке ставится в ракурсе соблюдения прав русскоязычного населения на использование родно­го языка. Среди таких работ можно выделить: «Язык и этнический кон­фликт»[2] (2001 г.), «Проблемы прав национальных меньшинств в Латвии и Эстонии»[3] (2009 г.), «Современная европейская этнократия: Нарушение прав национальных меньшинств в Эстонии и Латвии»[4] (2009 г.).

В последние годы интерес к изучению вопросов, связанных с функцио­нированием русского языка в мире и на постсоветском пространстве, значи­тельно возрос. Этому способствовало проведение в 2007 г. Года русского языка, а также создание в том же году Фонда «Русский мир», одной из целей которого является популяризация русского языка. Вышли в свет работы, по­свящённые положению русского языка в отдельных странах или регионах постсоветского пространства: «Русский язык в Республике Армения»[5] (2006 г.), «Русский язык в Казахстане»[6] (2007 г.), «Русский язык и культура в смешанных семьях Прибалтики»[7] (2009 г.), «Русский язык на постсоветском пространстве: сравнительное исследование распространённости»[8] (2009г.), «Русскоязычные в Центральной Азии. Социальный портрет»[9] (2010 г.), «Функциональное пространство русского языка на Украине»[10] (2011 г.), «Русский язык в культуре, социальном и политическом процессе республик Прибалтики»[11] (2011 г.) и др. Указанные исследования 2009-2011 гг. были осуществлены при финансовой поддержке Фонда «Русский мир».

Однако в современной отечественной науке до сих пор не предпринималась попытка создания обобщённого труда, характеризующего положение русского языка в странах СНГ и Балтии. По-прежнему, в большинстве работ по теме проблема русского языка в ближнем зарубежье представлена как составляющая более широкого контекста положения российской диаспоры.

В настоящей работе впервые предпринята попытка инкорпорации исследовательского направления связанного с функциональным пространством русского языка на территории бывшего СССР в рамках ещё более широкого контекста укрепления позиций России на постсоветском пространстве и её усилий по реинтеграции бывших союзных республик в новое полноценное региональное сообщество.

Эмпирическую базу исследований составили:

Источники, привлечённые к написанию, условно делятся на несколько групп.

К первой группе источников относятся официальные документы российского государства и стран пребывания наших соотечественников по интересующим нас вопросам.

Ко второй группе источников относятся монографии и справочные документы.

К третьей группе относятся источники периодической печати, как российские, так и из ближнего зарубежья. Российские значительно пополнили представление об официальной позиции руководства страны, планах и перспективах языковой политики России. Из периодических изданий ближнего зарубежья были использованы эмпирические данные.

Также был использован ряд источников по изучаемой проблеме на иностранном языке.

В написании диссертации были использованы стенограммы конференций, проходивших с участием лидеров объединений россиян ближнего зарубежья[12].

Ценным материалом для написания диссертационного сочинения явились сборники фактического материала, отражающие положение русского языка в ближнем зарубежье.

Основную источниковую базу диссертации составили данные социологических исследований. Уровню владения и использования государственного и русско­го языков в постсоветских странах, был посвящен специальный раздел ис­следования «Русские в новом зарубежье: итоги этносоциологического иссле­дования в цифрах»[13], осуществленного Институтом этнологии и антропологии РАН в 1996 г.

Первый полномасштабный обзор положения русского языка в мире был представлен в докладах «Русский язык в мире», подготовленных Министерством иностранных дел Российской Федерации в 2002[14] и 2003[15] гг. на основе материалов, представленных российскими загранучреждениями. Материалы этих докладов были использованы в книге «Русский язык в мире»[16], подготовленной Росзарубежцентром совместно с Центром социологических исследований Министерства образования и науки, которая вышла в свет в 2005 г. Издание явилось расширенным продолжением двух указанных докладов, носивших преимущественно справочный характер. В книгу был включён аналитический раздел о тенденциях изменения положения русского языка во всех регионах мира, в котором особое внимание уделялось странам СНГ и Прибалтики. Кроме того, в книге содержались материалы ряда российских ведомств, учреждений и организаций, занимающихся вопросами развития русского языка за рубежом.

Мониторинг социальных настроений населения стран постсоветского пространства осуществляло и продолжает осуществлять Некоммерческое партнёрство «Международное исследовательское агентство «Евразийский монитор»[17], начиная с 2004 г. Основой проекта являются регулярные синхронизированные опросы населения стран постсоветского пространства по единому инструментарию (анкете). В каждой из стран-участников опросы проводятся по общенациональной репрезентативной выборке (1100-2000 чел.). С осени 2005 г. в Мониторинг социальных настроений населения стран постсоветского пространства включён вопрос об использовании русского языка в домашнем (семейном) общении. Опросы населения стран постсоветского пространства проводятся с регуляр­ностью один раз в 6 месяцев и позволяют в динамике отслеживать изменения в уровне использования русского языка в ближнем зарубежье.





Исследование русского языка как родного языка российских соотече­ственников было начато в 2004 г. в рамках мониторингов, проведённых по заказу Министерства иностранных дел Российской Федерации во исполнение решения Правительственной комиссии Российской Федерации по делам со­отечественников за рубежом. Исследование «Положение соотечественников в странах СНГ и Балтии»[18] явилось первым комплексным исследованием, по­свящённым анализу положения русскоязычного населения в постсоветских странах после распада СССР. Основу исследования составили массовый и экспертный опросы представителей российской диаспоры. Часть вопросов касалась использования и владения русским и государственным языками. В 2006 г. было проведено два мониторинга состояния российской диаспоры. Первый - «Российская диаспора на пространстве СНГ»[19] - содержит результаты исследования в шести странах СНГ и двух непризнанных государствен­ных образованиях. Среди вопросов, содержавшихся в анкетах и задававшихся при проведении глубинных интервью и фокус-групп, были и вопросы о языке обуче­ния, о степени владения русским языком, о языке общения на работе и в учебном заведении, о поддержке со стороны России в изучении русского языка. Второй мониторинг - «Динамика политического поведения русских диаспор в государствах Евросоюза (на примере Германии, Латвии, Румынии, Эстонии)»[20] - также содержал вопросы о владении русским языком и языке обучения. Очередное исследование - «Молодёжь в системе организаций соотечественников в странах СНГ»[21] - было проведено в 2010 г. По каждой из стран отдельный раздел исследования был посвящён знанию и использова­нию русского языка соотечественниками в возрасте от 15 до 35 лет.

Первым комплексным исследованием положения русского языка на постсоветском пространстве можно считать работу «Русский язык в новых независимых государствах»[22], выполненную Фондом «Наследие Евразии» в 2008 г. По каждому из 14 постсоветских государств рассмотрен следующий круг вопросов: статус русского языка, языковая среда, государственная поли­тика в сфере образования, русскоязычные СМИ. Представлены результаты социологических опросов населения бывших союзных республик о востребо­ванности и перспективах русского языка в этих странах.

Автором широко использованы неопубликованные результаты исследования, проведённого как дополнение к мониторингу Государственной программы сохранения и развития русского языка за рубежом.

Основная цель диссертации заключается в изучении корреляции функционального пространства русского языка с реинтеграцией постсоветского пространства.

Поставленная цель определила конкретные задачи исследования:

  1. Попытаться конкретизировать идентичность постсоветского пространства как объекта российского культурного и политического влияния;
  2. Предпринять теоретический анализ проблемы сохранения русского языка в ближнем зарубежье в контексте российских национальных интересов и активизации интеграционных процессов.
  3. Всесторонне осветить тактику и стратегию языковой политики Российской Федерации в странах СНГ и Балтии;
  4. Исследовать языковую ситуацию в бывших союзных республиках с точки зрения сохранения единого с Россией социокультурного пространства и их позицией в отношении интеграционных процессов.

Объектом исследования является состояние функционального пространства русского языка на территории бывшего СССР

Предметом является взаимосвязь сохранения и развития русского языка с конфигурацией положения той или иной страны постсоветского пространства в интеграционных процессах.

Теоретико-методологическая база. Теоретико-методологической основой исследования явился принцип историзма и системного подхода в рассмотрении проблемы русского языка в ближнем зарубежье. Понимая языковую ситуацию на постсоветском пространстве как развивающийся организм, автор опирался на философское представление о диалектике. Историзм в исследовании помог увидеть корни современных тенденций социально-политической ситуации вокруг проблемы русского языка в странах СНГ и Балтии.

При анализе условий интеграции русского языка в постсоветскую социально-политическую реальность, автор попытался воссоздать целостную систему объективных и субъективных факторов, способствующих или препятствующих этому процессу.

Теоретико-методологической базой исследования также явились методы системного и структурно-функционального анализа, а также сравнительно - сопоставительный и проблемный методы. Методологическая особенность данной работы определяется необходимостью проведения комплексного анализа на стыке трёх дисциплин – политологии, социологии и культурологии, что обусловлено социально-культурной сущностью феномена русского языка. Такой междисциплинарный подход позволил диссертанту рассмотреть все составляющие процессов его интеграции в социально-политический процесс стран СНГ и Балтии в тесной взаимосвязи и взаимозависимости. На этой основе выделены политические аспекты рассматриваемых процессов, а именно политический контекст интеграционных процессов и роли в них русского языка.

Применение системного и сравнительно-сопоставительного методов при анализе страновых особенностей изучаемых процессов позволило оценить их специфику каждой из стран СНГ, определить общее и особенное в этих процессах.

Для изучения влияния различных факторов на региональные интеграционные процессы были применены методы эмпирической политологии: анализ статистических материалов, изучение документов и концептуальных подходов различных политологов и специалистов в области языковой политики.

Использование системного анализа дало возможность не только сделать выводы из анализа современного положения русского языка в странах СНГ, но и, применив прогностическую функцию политологии, оценить перспективы и направления его эволюции.

В целом, методология работы определялась спецификой предмета исследования, что давало возможность по мере необходимости обращаться к тем научным методологическим приёмам и способам, которые наиболее эффективны при изучении рассматриваемых вопросов, в соответствии со структурой диссертации.

Исследование имеет территориальную и хронологическую локализацию. Хронологически сочинение ограничено серединой 1990х годов, когда актуализировалась проблема сохранения русского языка, как культурной основы реинтеграции постсоветского пространства. Верхней грани, ограничивающей исследование, не существует. Во-первых, потому что качества, приобретенные процессом интеграции с момента его формирования, характерны и настоящему моменту. Во-вторых, потому что основные черты, заложенные в языковую политику начала нынешнего тысячелетия, остаются значимыми и в наши дни.

Территориально исследование ограничено странами СНГ и Балтии. Проблемам территориальной локализации рассматриваемого процесса автор посвятил специальный раздел диссертации.

Структура диссертации обусловлена ее целью, задачами и внутренней логикой изложения материала. Она состоит из введения, трёх глав, заключения и списка литературы.

Первая глава диссертации – «Сохранение развития русского языка на постсоветском пространстве в геополитической стратегии Российской Федерации» состоит из двух параграфов: «Постсоветское пространство как объект российского политического и социокультурного влияния» и «Функциональное пространство русского языка и национальные интересы России в странах СНГ и Балтии: теория проблемы».

Глава вторая - «Государственная политика России по сохранению единого социокультурного и языкового пространства на территории бывшего СССР» состоит из трёх параграфов: «Концепция государственной языковой политики России в ближнем зарубежье»; «Федеральные целевые программы развития русского языка в комплексе государственных мер реализации языковой политики на территории СНГ»; «Место и роль структур и институтов власти в реализации государственной политики, направленной на укрепление позиции русского языка в странах СНГ и Балтии».

Глава третья – «Русский язык в общественно-политических процессах новых независимых государств» состоит из четырёх параграфов: «Проблема сохранения русского языка в процессе суверенизации постсоветских республик Центральной Азии»; «Русский язык в общественно-политических процессах новых независимых государств Закавказья»; «Укрепление единой языковой идентичности во взаимодействии России с постсоветскими странами западного зарубежья»; «Функциональное пространство русского языка в странах Балтии в контексте укрепления национальных интересов России».

II. НАУЧНАЯ НОВИЗНА ИСЛЕДОВАНИЯ И ОБОСНОВАНИЕ ПОЛОЖЕНИЙ, ВЫНосимых НА ЗАЩИТУ

Научная новизна диссертационного исследования заключается:

  1. В теоретическом осмыслении феномена «постсоветское пространство» как объекта российского культурного и политического влияния и его интеграционного потенциала;
  2. В обосновании авторского представление о месте и роли русского языка в формировании на территории бывшего Советского Союза полноценного регионального сообщества;
  3. В анализе эволюции тактики и стратегии Российского государства в решении проблемы сохранения и развития российского социокультурного пространства;
  4. В современной оценке состояния и перспектив развития языковой ситуации в странах СНГ и Балтии в контексте интеграционной парадигмы постсоветского пространства.
  5. В рассмотрении проблемы сохранения позиций русского языка в широком контексте национальных интересов России;
  6. В анализе поставленной проблемы с точки зрения реинтеграции постсоветского пространства, языковую основу которой может полноценно обеспечить только русский язык.

Исходя из целей и задач диссертационного исследования, автор выносит на защиту следующие положения:

  1. Постсоветское пространство – развивающаяся общественно-политическая идентичность, сохраняющая качественные черты, определяющие интеграционный потенциал, одной из составляющих которого является русский язык.

В результате развала СССР появилась территориальная локализация новых независимых государств, связанных общностью существования в одном государстве и сохраняющих в этой связи некую идентичность, корректнее всего определяемую постсоветской.

Было бы неверным представлять, что постсоветская идентичность характеризуется исключительно категориями исторического прошлого. Длительное существование в одном «доме» обусловило наличие в организме государств, обретших суверенитет, «родовых признаков», несмотря на разновекторность современного развития, предопределяющих общность их цивилизационных судеб. Мало того, именно общие черты общественного хозяйства, культуры, системы ценностей, приобретённых отчасти не благодаря, а вопреки их воле, дают пролонгированный эффект потенциальной интеграции нового регионального сообщества.

Не только в связи с употреблением термина «постсоветское пространство» в официальном лексиконе, а, скорее, в связи с необходимостью осмысления противоречивой, меняющейся реальности, потенциально способной приобрести свойства аттрактора или, напротив, раствориться в глобализирующемся «цивилизационном котле», этот термин вошёл в научный обиход.

  1. Общее историческое прошлое, специфика «развала» единого государства и особенности современного развития новых независимых стран обусловили наличие корреляции между сохранением функционального пространства русского языка и позицией бывших союзных республик в отношении интеграции.

Проблема сохранения русского языка на постсоветском пространстве имеет очевидную связь с интенсивностью взаимодействия бывших союзных республик с Россией, участием в интеграционных процессах. Значительно более сложно выглядит проблема, связанная с развитием функционального пространства русского языка в странах, где до их вхождения в состав Российской Империи имелись собственные традиции государственности, обслуживаемые языком титульного этноса. К факторам влияющим на комплиментарность условий сохранения русского языка безусловно следует причислить устойчивые стереотипы связанные с исторической памятью народов, в которых с одной стороны запечатлён позитивный опыт современного проживания в рамках одной страны, с другой стороны негативные последствия «колониального прошлого», форсированных ломок традиционного уклада жизни в ходе социалистических преобразований, подталкивания процесса формирования новой исторической общности «советский народ».

На положение русского языка во всех странах постсоветского пространства оказывает деструктивное влияние процесс подмены глубоких качественных реформ всех сторон общественной жизни, русофобской, националистической риторики, приносящей новой политической элите хотя и не стабильные, но политические «дивиденды». Борьба за мнимый «суверенитет», идущая в разрез не только с российскими, но и с национальными интересами имеет свои негативные последствия для российского социокультурного пространства в целом и сохранения русского языка в частности.

Годы независимого развития с очевидностью показали, что гибель или «усыхание» культурной идентичности генерированной существованием в рамках одной страны приносит большие негативные последствия не только для процесса региональной реинтеграции, национальным интересам России, но прежде всего ставит под сомнение возможность решения новыми независимыми государствами современных задач, в том числе политической, социальной и экономической модернизации.

  1. Политика Российского государства в сохранении позиций русского языка за рубежом претерпела с середины 1990х годов значительную эволюцию. На смену деятельности направленной на придание проблеме русского языка широкого общественного и политического звучания пришли мероприятия решающие конкретные задачи расширения функционирования русского языка в образовательном, культурном и информационном поле стран ближнего зарубежья.

За 20 постсоветских лет взгляды на роль, положение, поддержку русского языка на постсоветском пространстве, отражённые в документах, определяющих внешнюю политику, претерпели некоторую эволюцию. На первом этапе, в 1994 -1995 годах, защита позиций русского языка за рубежом была выделена как одна из сторон защиты прав соотечественников, что привело к продвижению идеи придания государственного статуса русского языка в странах СНГ.

Вопрос о государственном статусе русского языка не потерял актуальности и в настоящее время. Соотечественники неоднократно в своих обращениях к руководству России просили «поручить Правительству Российской Федерации при подготовке договоров и соглашений с другими государствами, предусматривающих преференции и льготы со стороны России, в обязательном порядке увязывать их заключение со статусом русского языка и положением соотечественников в этих странах»[23].

Однако с 2000 года вопрос о государственности русского языка в странах ближнего зарубежья с российской стороны уже не поднимается, он сменяется пожеланиями укрепления его позиций как языка межгосударственного общения. К этому времени стало ясно, что предложения российской стороны, если они и делались, по повышению статуса русского языка в бывших братских республиках (кроме Белоруссии и Киргизии) остались безответными.

Ослабление позиций русского языка в мире, и в первую очередь на постсоветском пространстве, актуализировало задачу восстановления и расширения ареала его распространения в ряд первостепенных направлений внешнеполитической деятельности.

В последних документах, определяющих внешнеполитическую деятельность России, русскому языку уделяется внимание как важнейшему культурно-цивилизационному ресурсу для обеспечения интеграционных процессов на постсоветском пространстве.

Государственная политика России по поддержке русского языка за рубежом осуществляется через федеральные целевые программы «Русский язык». Значительное внимание мероприятиям по сохранению за рубежом русского языка, культуры и образования уделяется в программах поддержки соотечественников, осуществляемых по линии Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом, Минкультуры, Минобрнауки, Россотрудничества, субъектами РФ. С 2007 года к этой работе подключен специально созданный Фонд «Русский мир».

Однако, как показали итоги трёх федеральных целевых программ «Русский язык», к 2011 году не удалось снять основные проблемы, которые возникли вследствие разрушения Советского Союза.

Реальное положение, отраженное в результатах исследований, говорит о продолжающемся сжатии функционального пространства русского языка в постсоветских государствах.

В то же время поддержка Россией русского языка на постсоветском пространстве, в зоне своей исторической судьбы и поэтому - исторической ответственности и интересов, имеет существенно другие основания, чем в традиционном «дальнем» зарубежье. В первую очередь, русский – это родной язык миллионов соотечественников, граждан бывшей единой страны, оставшихся за пределами Российской Федерации. В защите права на его сохранение и полноценное функционирование в странах проживания можно опираться на нравственные нормы и международное законодательство. Потребность в языке межнационального, межгосударственного общения, каким является русский, существует и у партнеров России по СНГ. В знании русского языка нуждаются миллионы трудовых мигрантов, которые приносят существенное дополнение в финансирование экономики своих стран, обеспечивая свои семьи средствами, переводимыми из России. Это мощный побудительный мотив к изучению русского языка в странах СНГ, который не обеспечен должным образом в Российской Государственной политике.

Нельзя отрицать внешних (лежащих вне России) причин трудностей восстановления единого русскоязычного пространства на территории бывшего СССР, связанных с этноцентрической ориентацией новых независимых государств. В ФЦП «Русский язык» на 2011-2015 годы прямо указано на определенные риски, связанные с возможным противодействием продвижению русского языка в странах, где утверждение титульных языков идёт в ущерб русскому языку. Даже в тех государствах, где использование русского языка защищено национальным законодательством[24]

, идёт наступление на его позиции. Однако программа, как и две предыдущие, не содержит предложений о том, как нейтрализовать данные риски. Двадцать лет, прошедших после разделения СССР на суверенные государства, оказались недостаточным сроком для выработки в РФ стратегии и должных поддерживающих её программ для укрепления позиций русского языка на постсоветском пространстве. В современных условиях от России требуются гораздо большие организационные и материальные усилия для возвращения на утраченные позиции.

  1. Политика, направленная на сохранение русского языка в ближнем зарубежье, имеет особую важность и актуальность. Во-первых, в связи с необходимостью мер содействия социальной адаптации российских соотечественников, не по своей воле оставшихся вне Родины. Во-вторых, в связи с геополитическими интересами России, основной составляющей которых является реинтеграция постсоветского регионального сообщества.

Важным основанием необходимости сохранения русского языка на постсоветском пространстве, в контексте геополитических интересов России является наличие в ближнем зарубежье значительного количества российских соотечественников, социальная перспектива которых неотделима от комплиментарного решения языкового вопроса.

Обеспечение достойных условий проживания российской диаспоры само по себе входит в круг непосредственных обязанностей российского государства, тем более, что эта общность образовалась не в результате добровольного выбора, а в результате «ухода Родины». Имея в виду особенность формирования диаспоральных сообществ стран СНГ и Балтии, следует заметить, что культурный и языковой потенциал в отношении таковых имеет особое значение.

Во-первых, в силу качеств обусловленных обстоятельствами их формирования: слабой организацией и консолидацией.

Во-вторых, в силу отсутствия легитимной возможности отстаивания ими своих прав на самобытное развитие (правовой не защищенности). В этих условиях только политическое влияние исторической Родины на страны проживания соотечественников может, в известной степени, компенсировать этот недостаток.

Признавая важность гуманитарной составляющей функционирования русского языка на территории бывшего СССР, нельзя обойти стороной и другой аспект проблемы, а именно значение его функциональности для обеспечения стратегии России на реинтеграцию постсоветского пространства, одну из центральных ролей в которой должны сыграть российские соотечественники. Мировой опыт свидетельствует (например, китайский) о большом потенциале диаспор в продвижении национальных интересов.

Сохранение русского языка в качестве живого и развивающегося организма политического и социокультурного процесса СНГ и стран Балтии, выступает необходимым условием интеграции российских соотечественников в общественную жизнь современных независимых государств.

  1. Несмотря на существенные отличия в состоянии и направлениях развития функционального пространства русского языка в постсоветских независимых государствах, в основе его социальной перспективы лежит единый набор факторов, в том числе негативно влияющих на самочувствие русского языка.

Обществоведы скептически оценивают возможность переломить центробежные настроения политических элит новых независимых государств. Надежды в интеграции постсоветского пространства, альтернативой которой может быть только «дальнейшая деградация и разложение», эксперты связывают с развитием гражданского общества в странах СНГ и его позитивным влиянием на власть.

Инициатива интеграции постсоветских государств «дружественных национализмов» должна принадлежать и реально переходит к «гражданским общинам обособившихся территорий» и, прежде всего, к местному предпринимательству и местной культурной элите, интересам которых противоречит втягивание новых независимых государств в «пучину» глобализации. При этом сохранение и развитие русского языка объективно является инструментом интеграции формирующихся гражданских обществ новых независимых государств.

  1. Объективных оснований уменьшения роли и значения русского языка на пространстве СНГ и Балтии не существует. Напротив, его развитию способствует ряд обстоятельств, в том числе дулингвизм большинства населения бывших союзных республик и информатизация постсоветских социумов, доминирующим инструментом которой был и остаётся русский язык.

Феномен двуязычия включает не только владение вторым языком, но и готовность личности к общению на ином языке. Это не только лингвистическое, но и социокультурное явление, оказывающее влияние на характер и поведение личности.

Русский язык как один из мировых языков (седьмой по степени распространения из 3000 ныне действующих) благодаря огромным культурным потенциалам составляет общее цивилизационное достояние бывших союзных республик.

Помимо того, что русский язык, независимо от желания правящих элит остается функциональным на постсоветском пространстве (в различной степени для отдельных стран), он впитал культурные традиции многих этносов[25]. Вычеркнуть общее прошлое, связанное с русским языком, означает для народов бывшего СССР, прежде всего, серьёзный урон национальной культуре. Общее наследие, заключающееся в сохранении на территории бывшего СССР функционального пространства русского языка, трудно переоценить.

В современном мире язык стал важным политическим фактором. Он широко используется как средство политического воздействия и влияния. При этом язык используется и как орудие, и как объект политики. В качестве орудия политики язык выступает как инструмент воздействия на общество для достижения определенных политических целей.

Не случайно в этой связи на саммите глав государств СНГ в Душанбе 3 сентября 2011 года Президент РФ Д. Медведев заявил, что Россия будет работать в рамках СНГ над распространением русского языка как уникального средства межнационального общения. «Мы будем работать в рамках СНГ над распространением знаний русского языка, что ни в коей мере не принижает значения национальных языков, которые играют важную роль для каждого народа», - сказал он. Президент напомнил, что русский язык остается рабочим языком Содружества и сохраняет, как средство межнационального общения, свою роль на постсоветском пространстве.

«Он помогает решать нам общие задачи», - отметил глава российского государства[26]

.

В рамках политики «десуверенизации» новые «элиты» стран СНГ и Балтии ведут борьбу за насильственное насаждение языков титульных наций даже тогда, когда это противоречит здравому смыслу. Писатель Леонид Рудинцкий по этому поводу высказался так: «В странах СНГ ущемляют русский язык по одной простой причине: если дать ему развиваться свободно, он отодвинет на периферию языки государствообразующих наций».

Роль русского языка как языка межгосударственного общения на постсоветском пространстве никогда не подвергалась сомнению. Он выполняет эту функцию и сейчас, являясь рабочим языком всех межгосударственных структур, не только в СНГ, в Уставе которого зафиксирована эта функция, но и при общении с политиками из Прибалтийских республик. Признание важнейшей роли русского языка в СНГ на современном этапе содержится в Концепции дальнейшего развития Содружества Независимых Государств 2007 года. Главы государств СНГ отдали должное этой организации как эффективной диалоговой площадке и договорились о подготовке Содружества к новым этапам углубленного сотрудничества его участников. Общий для всех язык, каким является русский, составляет надежный механизм эффективного взаимодействия, поэтому не случайно в плане по реализации данной концепции в сфере гуманитарного сотрудничества предусмотрена постоянная работа по разработке и принятию мер, обеспечивающих функциональность русского языка как средства межнационального общения в СНГ.

  1. Политический характер негативных тенденций, действующих на позиции русского языка в ближнем зарубежье придает большую фундированность мерам российского государства, направленным на смягчение и устранение таковых.

Чтобы русский язык выполнил миссию инструмента регионально «объединения» новых государственных образований требуется придание ему не декларативной, а полноценной функции языка межнационального и межгосударственного общения.

Действие центростремительных тенденций порождаемых мировым кризисом, оголяющим несовершенства вестернисткой модели развития, безусловно, оказывает воздействие на укрепление позиций русского языка, так же как в целом предоставляют некоторый «карт-бланш» России в попытке восстановить прежнюю полноценную позицию в регионе. Новые условия, порождаемые глобальным кризисом, дают основание излишне оптимистическим оценкам состояния русского языка на постсоветском пространстве.

Сказанное позволяет предположить, что складывающаяся благоприятная ситуация для реинтеграции постсоветского пространства, а следовательно и сохранения позиций русского языка, должна дополняться мерами государственной политики, рассчитанной на опережение объективных центростремительных факторов.

Реальных результатов, не требующих больших затрат, можно достичь направляя поддержку государства по пути стимулирования деятельности неправительственных, общественных организаций, способных осуществлять масштабные мероприятия, ориентированные на первичный уровень коммуникации.

III. НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ И ЕГО АПРОБАЦИЯ

Научно-практическая значимость. Выводы и положения работы могут быть использованы для определения направлений политики России в сфере сохранения русского языка в странах СНГ и использования его в качестве эффективного инструмента продвижения национальных интересов на постсоветском пространстве. Выводы и положения диссертации могут помочь в подготовке специальных и общих ВУЗовских курсов по политологии.

Апробация исследования. Основные положения диссертации получили апробацию в выступлениях перед профессорско-преподавательким составом кафедры политологии и права МГОУ, в ходе выступлений на научных конференциях и семинарах «1020-летие Крещения Руси» (Международная конференция в г. Москве, 25.07.2008), «10 лет спустя. Итоги Большого договора о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве между Россией и Украиной» (Международная конференция в г. Москве. 24.09.2008); «Попытка реабилитации ОУН-УПА - преступление против Великой Победы» (Научные чтения в г. Киеве. 13.10.2008); «Новая интеграционная парадигма: востребованность в странах СНГ» («Круглый стол» в г. Алматы. 12.02.2009).

Выводы и положения диссертации, использованные при подготовке «Отчёта по конкурсному заданию Фонда «Русский мир», получили одобрение заказчика.

Основные выводы диссертационного исследования нашли отражение в следующих публикациях:

В журналах, включенных в перечень ВАК для опубликования результатов диссертационных исследований по политическим наукам:

1) «Русский язык на постсоветском пространстве»//Обозреватель-2011.- №11 (262). (1 п.л.).

2) Сохранение и развитие русского языка на постсоветском пространстве (теоретический аспект проблемы)// Вестник МГОУ. Серия «История и политические науки». - 2011. - №4. (1 п.л.)

Другие публикации:

  1. Сохранение и развитие русского языка в контексте геополитической стратегии России на постсоветском пространстве / К.Ф. Затулин, А.В. Докучаева, С.О. Болтовский. - М.,2011 г. (личный вклад соискателя - 7 п.л.).
  2. Интеграция российской диаспоры в политический процесс стран СНГ / К.Ф. Затулин, А.В. Докучаева, В.Г.Егоров, О.Н. Кравчук, О.В. Полникова С.О. Болтовский. - М.,2010. (личный вклад соискателя 2 п.л.).
  3. Российская диаспора как фактор укрепления национальных интересов России на постсоветском пространстве /К.Ф. Затулин, А.В. Докучаева, В.Г.Егоров, О.В. Полникова, Р.В. Грозин, М.А. Лобанов, В.П. Михайлов, Е.И. Шибаева, С.О. Болтовский. -М.,2011. (личный вклад соискателя 2,5 п.л.).

[1] Савоскуя С.С. Русские нового зарубежья: Выбор судьбы. -М., «Наука», 2001,438 с.

[2] Язык и этнический конфликт / Под ред. М.Брилл Олкотт и И.Семенова; Моск. Центр Карнеги. - М.: Гендальф, 2001. - 150 с.

[3] Проблемы прав национальных меньшинств в Латвии и Эстонии / Ред. В.В.Полещук. - М.: ФИП. «Русская панорама». 2009. - 244 с.

[4] Современная европейская этнократия: Нарушение прав национальных меньшинств в Эстонии и Латвии / Бузаев В.В., Никифоров И.В.; Предисл. Жданок Т.А.: Под ред. Демурина М.В.. Симиндея В.В. Фонд «Историческая память». - Москва. 2009.

[5] Э.А.Григорян. М.Г.Даниелян. Русский язык в Республики Армения. - ИЦ Азбуковник: Словари.ру, 2006. - 128 с.

[6] Русский язык в Казахстане: Сборник научных статей / Сост. Н.Ж.Шаймерденова, М.А.Бурибаева. С.Ф.Петрова. - Астана, 2007. - 309 с.

[7] Русский язык и культура в смешанных семьях Прибалтики. Сборник очерков из серии «Популяризация духовного и культурного наследия России и русского языка в со­временном русском зарубежье». Эстонская Республика. Таллин, 2009, 120 с.

[8] Русский язык на постсоветском пространстве: сравнительное исследование распространенности. Аналитический отчет по результатам вторичного анализа данных. -АНО «Социологическая мастерская Задорина» (Исследовательская группа ЦИРКОН), 2009, 57 с. См.: http://www.msskiymir.ru/export/sites/default/msskiymir/ru/analytics/docs/^ 11.pdf

[9] Русскоязычные в Центральной Азии. Социальный портрет. - Институт диаспоры и интеграции (Институт стран СНГ). - М., 2010. - 288 с.

[10] Функциональное пространство русского языка на Украине. - Институт диаспоры и интеграции (Институт стран СНГ). - М., 2011. - 188 с.

[11] Русский язык в культуре, социальном и политическом процессе республик Прибалтики. - Институт диаспоры и интеграции (Институт стран СНГ). - М., 2011. - 128 с.

[12] См., например: Постсоветское пространство: реалии и перспективы. - М.: ОМЭПИ ИЭ РАН, 2008: Россия - Украина: стратегическое партнерство или «железный занавес»? - М.: Институт стран СНГ. 2008: Предпосылки стабильного развития Крыма. К 225-летию Севастополя и Черноморского флота. - Севастополь, 2008; Юбилейная конференция казахстанского республиканского славянского движения «Лад». - Астана, 2008; и др.

[13] Русские в новом зарубежье: итоги этносоциологического исследования в цифрах. - М.: Институт этнологии и антропологии, 1996. - 200 с.

[14] http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Culture/Russian/_Index.php

[15] См. http://vww.gramota.ru/biblio/research/mid

[16] Русский язык в мире: современное состояние и тенденции распространения. Вып. 3. - М.: Центр социального прогнозирования, 2005. - 320 с.

[17] http://www.eurasiamonitor.org/rus

[18] Российская диаспора в странах СНГ и Балтии: состояние и перспективы, кол. авторов, гл. ред. Скринник В.М., Изд-во «Омега», Москва, 2004,340 с.

[19] Российская диаспора на пространстве СНГ. - Институт диаспоры и интеграции (Институт стран СНГ). - М., 2007. - 432 с.

[20] Динамика политического поведения русских диаспор в государствах Евросоюза (на примере Германии, Латвии, Румынии, Эстонии), Международный фонд по работе с зарубежными диаспорами «Россияне», Москва, 2006, 312 с.

[21] Молодежь в системе организаций соотечественников в странах СНГ (Азербайджан, Армения. Беларусь, Казахстан. Киргизия, Молдавия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан, Украина) - ООО «ЛИМА-консалтинг». - М., 2010. - 554 с.

[22] Русский язык в новых независимых государствах. Фонд «Наследие Евразии», Москва, 2008,176 с.

[23] Стенограмма «круглого стола» Комитета Государственной Думы по делам СНГ и связям с соотечественниками по обсуждению законопроектов «О мерах Российской Федерации по предотвращению нарушений основных прав и свобод граждан Российской Федерации и российских соотечественников в Латвийской Республике» и «О мерах по оказанию гуманитарной помощи граждан Российской Федерации и российским соотечественникам, постоянно проживающим в Латвии, в связи с массовым нарушением прав человека и прав русского народа в Латвийской Республике». 4 марта 2004 г. - Архив Института стран СНГ.

[24] В Киргизии официальный статус русского языка закреплен в Конституции и специальном законе «Об официальном языке». В казахстанской Конституции и Законе о языках декларируется, что «в государственных организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским официально употребляется русский язык». Однако в соответствии с госпрограммами по развитию языков делопроизводство переводится на один, государственный, язык, сужается русскоязычный сектор в СМИ, контролируемых государством, уменьшается объем преподавания русского языка в школах.

[25] См. например: О. Сулейменов. АЗ и Я. – Алма-Ата, 1975.

[26] В Душанбе состоялся юбилейный саммит СНГ, в котором участвовали восемь из 11 лидеров Содружества, http://rus.ruvr.ru/2011/09/03/55594204.html



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.