WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Проблемы обеспечения безопасности в странах африканского рога (1990-2006)

На правах рукописи

Пискунова Наталья Игоревна

ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ В СТРАНАХ АФРИКАНСКОГО РОГА (1990-2006)

Специальность 23.00.04 – политические проблемы международных отношений и глобального развития

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук

Москва

2008

Диссертация выполнена на Кафедре востоковедения Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД России

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Емельянов Андрей Львович

Официальные оппоненты: доктор политических наук, профессор

Лебедева Марина Михайловна

кандидат социологических наук, доцент Кириллов Станислав Юрьевич

Ведущая организация: Дипломатическая Академия МИД России

Защита состоится « » _________________ 2008 года в ____ часов на заседании Диссертационного совета Д.209.002.02 по политическим наукам в Московском Государственном Институте Международных Отношений (Университете) МИД России

Адрес: 119454, Москва, проспект Вернадского, 76.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке МГИМО (Университета) МИД России.

С авторефератом можно ознакомиться на официальном сайте МГИМО (У) МИД России www.mgimo.ru

Автореферат разослан «___» ________________ 2008 года.

Ученый секретарь

Диссертационного совета кандидат политических наук

Тимофеев Иван Николаевич

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования

Развитие политических процессов на Африканском Роге во многом уникально. В течение всей своей истории страны, входящие в регион – Эфиопия, Эритрея, Джибути и Сомали – шли по особому пути развития, что было обусловлено спецификой внутриполитических процессов в этих странах. На современном этапе рассмотрению специфики политических процессов в данном регионе уделяется мало внимания со стороны исследователей, что долгое время предопределялось восприятием этого региона с позиций т.н. «афропессимизма»[1]. Такое восприятие было связано с наличием множества нерешенных проблем внутреннего политического развития в странах региона, многочисленными межгосударственными конфликтами в различных регионах Африки в целом, а также с феноменом «распада государства», который до сих пор остается малоизученным как с практической, так и с теоретической точки зрения. Сравнительно малая степень изученности этих региональных процессов в политическом плане позволяет обратиться к современному фактологическому материалу данного региона. Это также показывает значительный потенциал, дальнейшего изучения региона: «Практически невозможно оценить ту широту, которую могут обрести аналитические работы по тематике стран Африки»[2].

Рассмотрение проблем обеспечения безопасности в странах Африканского Рога сегодня актуально, поскольку в настоящее время все еще сложно обозначить направленность политических процессов в регионе. Это не дает возможности точно определить потенциальные угрозы региональной и международной безопасности, которые могут быть следствием этих процессов.

Комплекс проблем безопасности в регионе ставит ряд исследовательских вопросов, среди которых ключевым представляется вопрос о механизмах обеспечения безопасности. Данный вопрос требует изучения политических трансформаций в регионе с учетом глобальных тенденций. В контексте исследовательского вопроса возникает необходимость изучения процессов, влияющих на проявление силы или слабости государства в странах Африканского Рога в терминах безопасности, что лишь отчасти обусловлено процессом глобализации. В 1990-е гг. в странах региона начался процесс внутриполитической трансформации с акцентом на демократизацию, который, по словам Л.Даймонда, должен был «освободить народы Африки от тирании, притеснений, коррупции и отсутствия реального государственного правления, которые характеризовали политический процесс большинства африканских государств с момента деколонизации 1960-х»[3].

Развитие политических трансформаций в странах Африканского Рога проходило на фоне дискуссии вопроса об общем ослаблении роли государства как института. Это также делает актуальным рассмотрение политических процессов, влияющих на безопасность стран Африканского Рога, поскольку в этих странах «…у власти зачастую отсутствует способность обеспечить даже минимальный уровень безопасности, не говоря уже об общих благах, таких как экономическое благополучие или система образования, что воспринимается как естественное положение дел в развитых странах. Это представляет многоуровневую проблему для исследования международных отношений: прежде всего, если центральным положением исследований продолжает оставаться тезис о превалировании государства как участника международных отношений, каким образом в эту структуру можно включить феномен фрагментации, распада и «провала» государств?»[4].

Политические изменения в регионе привели к проявлению кризиса легитимности правления. Это повлияло на эскалацию двустороннего вооруженного конфликта между Эфиопией и Эритреей, что также делает актуальным рассмотрение процесса проведения политических трансформаций в регионе в контексте конфликтогенности. Изучение этой ситуации актуально для ответа на основной вопрос исследования, так как конфликт в регионе способен оказывать сильное воздействие на политические процессы в странах региона: «особый акцент необходимо ставить на конфликтах…, так как конфликт и война подрывают политическую легитимность в государстве, и могут рассматриваться как специфическая форма политической трансформации»[5]. Рассмотрение кровопролитной[6] войны 1998-2000 гг. между Эфиопией и Эритреей актуально, так как она в определенной степени «переворачивает рационалистские подходы к современным конфликтам»[7]. Начало этой войны было неожиданным, и его очень трудно объяснить с позиции традиционного подхода к анализу причин войны[8].



В контексте проблемных вопросов исследования актуально также обратиться к рассмотрению регионального примера «распада государства», поскольку именно эта ситуация может быть показательна в плане понимания современных угроз международной безопасности, проявляющихся в регионе: «с ростом числа несостоявшихся государств проявилась также вероятность глобальной альтернативы цивилизации: возможность распечатывания запретных кодов антиистории, освобождения социального хаоса, выхода на поверхность и легитимации мирового андеграунда, утверждения на планете новой мировой анархии»[9].

Степень разработанности темы

Разработанность тематики исследования в международной литературе очень неравномерна. С одной стороны, существует обширный блок литературы, посвященной проблемам международной безопасности в целом. При проведении исследования (с учетом поставленных целей) было уделено внимание изучению работ таких авторов, как Богатуров А.Д., Вильямс М, Джонс Р., Клэр М., Косолапов Н.И., Крокатт Р., Неклесса А.И., Роджерс П., Томас Д., Хелд Д. и других[10]. Основное предположение, сделанное этими авторами в разных работах, состоит в том, что следует переходить к осмыслению безопасности на стыке классических глобальных и региональных уровней. Изучение этих работ позволяет отметить, что каждое явление в сфере международных отношений должно быть рассмотрено и на уровне региональных ситуаций, и в глобальном контексте. Кроме того, авторов этих работ объединяет понимание того, что сопряжение уровней анализа позволит расширить спектр рассматриваемых вопросов.

Кроме того, в исследовании использовались результаты изучения работ, относящихся к различным теоретическим аспектам международных отношений и политических процессов в различные исторические периоды. Среди исследований по данной теме необходимо отметить работы таких авторов, как Акиндейл Р., Аллан П., Аллее Т., Лайт М., Лемке Д., Лебедева М.М., Ротшильд Д., Хоуксворт М., Хут П., Цыганков П.А., Шолти Дж., Шпегеле Р.и др.[11] Основными темами, привлекшими внимание автора в этих работах, стали прежде всего подходы к анализу международных отношений, варианты рассмотрения отдельных глобальных проблем, разнообразие трактовок ключевых понятий (таких, как безопасность, современные угрозы и вызовы безопасности, система безопасности). Основная идея, объединяющая работы этих авторов,– принятие множественности аспектов современных международных отношений.

Необходимо также отметить ряд работ, затрагивающих актуальные для данного исследования проблемы регионального развития. Среди них работы, изданные сотрудниками Института Африки РАН, а также работы таких исследователей, как Вильсон Э., Грос Ж., Давидсон Б., Клепхем Ч., Ковард М., Остин Д., Поликанов Д.В., Тадессе Д.М., Таддиа И., Текесте М., Фортес М., Яннинг Дж., и др.[12] Основной акцент в этих работах ставится на неизвестные или малоизвестные факты африканской истории (например, история Эритреи колониального и раннего постколониального периода, рассматриваемая Таддиа). Важно, что работы последнего периода (1990-2000-е гг.) затрагивают весь спектр политических вопросов, включая вопросы региональной и международной безопасности. Также в этот блок литературы можно отнести серию публикаций в журнале «Journal of Democracy», посвященную африканской тематике, и серию публикаций в журналах «African Affairs», «Africa Confidential», «Eye on Ethiopia», «African Studies».

Обширный по охвату блок составляют работы, в которых анализируется политическая трансформация, понятие демократии и демократического развития, а также подходы и критерии, выделяемые для изучения политических транзитов, демократического и недемократического правления, а также понятия «слабости государства» и феномена «распада государства». Это работы таких исследователей, как Браун М., Вальдраух Г., Даймонд Л., Ильин М.В., Линц Х., Ллойд П., Мельвиль А.Ю., Рет Р., Ротберг Р., Степан А., Шедлер А., а также серия публикаций в изданиях «Journal of Democracy», «Internationale Politik».[13] Эти публикации иллюстрируют направление исследований в сфере анализа уровня демократизации стран и степени влияния внутриполитических процессов, связанных с проведением политических трансформаций. Ключевой вывод из изучения работ этого блока историографии заключается в том, что на настоящем этапе ошибочно оценивать существующие внутриполитические процессы в странах Африки, исходя из предположения о переходе этих государств к демократической форме правления. Для целей анализа международной безопасности более актуальным представляется изучение форм, к появлению которых привел переход к демократии в странах неразвитой Африки, прежде всего – в странах Африканского Рога.

Среди основных печатных изданий, материалы которых были использованы для проведения исследования - эфиопская газета «Addis Zemen» (на амхарском языке) и вестник «Moa Ambesa» (на амхарском языке), а также газеты «Deki-Alula», «Nazret», «Walta», «Tigrai», «Aiga», «Hmbasha», регулярно публиковавших выступления лидеров стран региона и представлявших развернутые комментарии событий, происходивших в Северо-Восточной Африке в указанный период.

Для проведения исследования использовались публикации эритрейских средств массовой информации, в частности, «Dehai» (на амхарском, тыграйском и английском языках), «Shabait», «Haddas Ertra» и другие (на амхарском и английском языках). При этом учитывалось, что эритрейские СМИ зачастую публиковали статьи провокационного характера, возносившие достижения эритрейской дипломатии и принижавшие успехи других стран региона и искажавшие реальный ход событий, поэтому информация, предоставленная этими СМИ, неоднократно перепроверялась по другим источникам. Аналогично велась работа с материалами сомалийских СМИ – «Banadir», «Hiiraan», «Somalinet», «Somaliwatch», «Geeskaafrica», «Aayaha».

Среди использовавшихся для исследования англоязычных ресурсов необходимо отметить «The Ethiopian Herald», «Ethiopia Times», «Ethiopia Today», «Addis Tribune», «Ethiopian Newsletter», «Ethiopia Daily», «Ethiopian Commentator», «Ethiopian News Agency» (ENA), «Ethiopian Review», издаваемые в Эфиопии, «Eritrea Post», издаваемое в Асмэре (Эритрея), периодическое издание «al-Anbaa» (на арабском и английском языках) и «Arab news» (на английском языке), издаваемые в арабских странах. Кроме того, использовались статьи в англоязычных журналах «Foreign Affairs», «International Relations», «Current History», «Reuters AlertNet Foundation», «East Africa Post», «African Perspective», «Channel Africa», «Focus on Africa», «Panafrican News Agency» (PANA), «Africa Recovery Magazine» (UN), «Integrated Regional Information Networks» (UN IRIN), «Horn of Africa News» (HANA NEWS) и других. В исследовании также использовались публикации в российской прессе, в частности, обзорные статьи из журналов «Азия и Африка сегодня», публикации газеты «Независимая газета» и др.

Цель исследования

Целью данного исследования является анализ проблем безопасности в регионе в контексте глобальных политических процессов.

Задачи исследования

1. Рассмотреть сущность и ход внутриполитических трансформаций в регионе в 1990-е гг. на предмет их влияния на безопасность в странах Африканского Рога.

2. Определить степень значимости проблемы «распада государства» в контексте обеспечения региональной безопасности на фактологическом материале сомалийского кризиса.

3. Оценить степень значимости новых угроз безопасности в регионе.

4. Выявить причины конфликтогенности региона в контексте безопасности региона и возможные механизмы управления конфликтом на Африканском Роге.

Объект исследования

В качестве объекта исследования выбраны политические процессы в странах Африканского Рога, влияющие на безопасность региона в контексте современных глобальных тенденций.

Предмет исследования

1. Существующие региональные тенденции в сфере внутриполитических трансформаций в контексте безопасности региона

2. Особенности эфиопо-эритрейского конфликта 1998-2000 гг. в контексте современных тенденций в области международных конфликтов

3. Проблема «распада государства» на примере Сомали в контексте изучения проблем безопасности региона

Хронологические рамки исследования

В данной работе проблемы безопасности на Африканском Роге рассматриваются в их современном состоянии, что обуславливает выбор периода 1990-2007 гг. в качестве хронологических рамок исследования. 1990 г. выбран как отправная точка в хронологии изучения темы работы, так как именно 1990-1991 гг. были рубежными в плане внутриполитических изменений в странах региона. Во многом это было связано с изменениями на международной арене, окончанием холодной войны. 2006 г. для региона – рубежный, поскольку именно ноябрь-декабрь 2006 г. показали устойчивость тенденции в сфере безопасности – особенно в латентности эфиопо-эритрейского конфликта и долгосрочности сомалийского кризиса.

Теоретические основания исследования

Изучение основного вопроса исследования осложняется тем, что в настоящее время еще нет всеобъемлющих теоретических подходов, которые бы позволили точно объяснить текущие процессы в регионе Африканского Рога с единых позиций в сфере международной безопасности[14]. Международные исследователи отмечают, что «сегодня необходим такой междисциплинарный подход к изучению политических трансформаций в Африке, который бы базировался на эмпирических данных, учитывал историю развития региона и его специфику»[15].

Кроме того, в настоящее время существуют противоречивые[16] подходы к изучению безопасности. С одной стороны, безопасность рассматривается в глобальной перспективе: следствием такого подхода является концентрация исследователей на анализе глобальных проблем, прогнозировании их появления и развития, а также возможных способов их решения. При всей своей справедливости, такой подход не позволяет глубоко исследовать региональную ситуацию, которая может зачастую опровергать теоретические выводы, применимые для глобального уровня.

С другой стороны, безопасность рассматривается с регионоведческой точки зрения, при которой анализируется локально-региональная ситуация на определенный период времени, что не дает возможности делать выводы о международной значимости выраженных в регионе тенденций. При этом одинаково ошибочно сводить анализ проблем безопасности региона только к рассмотрению степени выраженности глобальных проблем и тенденций или к изучению только локальных конфигураций безопасности.

В связи с тем, что в научных кругах постепенно устанавливается категоризация проблем безопасности как «жёстких» или «силовых» (hard security issues) и «мягких» или «несиловых» (soft security issues), возникает проблема сочетаемости этих двух категорий безопасности[17]. К первой относятся конфликты, войны и военные действия – то есть политические акты с явно выраженной силовой направленностью. Данная категория проблем безопасности отражается в работах теоретиков-реалистов (Моргентау Х. и др.[18] ). Вторая категория имеет более широкий охват – легитимность правления, защищенность граждан от насилия со стороны государства, соблюдение прав национальной автономии, социальная защищенность, уровень экономического развития, тип правления в стране или регионе, то есть действия и меры, в которых доминирует несиловая направленность. Данная категория вопросов рассматривается в основном в работах ученых – сторонников неолиберализма (Най Дж и др.[19] ).

В рамках данной работы представляется актуальным комплексное изучение региональной ситуации с акцентом на невоенные аспекты обеспечения безопасности на пространстве Африканского Рога.

Методы исследования

В данном исследовании были применены два взаимосвязанных метода: 1) метод сравнительного анализа ситуаций и 2) метод ситуационного изучения.





1. Метод сравнительного анализа ситуаций, использованный в данной работе, предполагает «… обнаружение эмпирических связей между переменными величинами. Сравнительный метод принимает во внимание данные количественных исследований, но при этом основывается на качественном анализе»[20]. Поэтому при написании данного исследования был применен сравнительный метод при изучении нескольких ситуаций (в частности, при рассмотрении причин и сущностных характеристик эфиопо-эритрейского конфликта 1998-2000 гг. в контексте современных тенденций в сфере международных конфликтов, а также при рассмотрении проблемы Сомали как примера ситуации «распада государства» в период 1990-2007 гг.).

2. Метод ситуационного изучения, который тесно ассоциируется со сравнительным методом, также применялся в данной работе. Выделяются несколько составляющих[21] данного метода:

2.1. Традиционные исследования отдельно взятых стран, не имеющие общетеоретического значения. Эта часть указанного метода применялась для анализа внутренних проблем безопасности, то есть проблем, которые «изнутри» подрывают всю систему обеспечения безопасности в исследуемом регионе.

2.2. Интерпретационные исследования, использующие теоретические обобщения, не относящиеся к конкретным ситуациям и не способствующие выдвижению теорий. Такой «подметод» использовался при рассмотрении общих проблем обеспечения безопасности, в частности, нетрадиционных вызовов безопасности.

2.3. Исследования ряда ситуаций, приводящие к выработке гипотез. Этот метод был применен в той части работы, в которой идет речь о проблемах демократического развития (или транзита) в регионе, при рассмотрении проблемы «распавшихся государств» (failed states) на примере Сомали.

2.4. Исследования единичных ситуаций для подтверждения или опровержения теорий в пределах общепринятых обобщений. Этот подметод использовался при описании конкретных ключевых событий в регионе на протяжении всей работы. Особенно актуальным данный подметод оказался в рассмотрении ситуации вооруженного конфликта между Эфиопией и Эритреей.

2.5. Изучение единичных ситуаций, не подпадающих под общепринятые обобщения. При работе с информацией по странам региона было выявлено, что многие ситуации, которые складывались в странах региона, не могут быть исследованы при использовании классических категоризаций[22] и представляют специальный научный интерес. Данный подметод был также применен к изучению ситуации в Сомали.

Научная новизна исследования

Новизна исследования характеризуется введением в рассмотрение проблем безопасности региона тенденций в сфере «мягкой» безопасности, которые дополняют блок проблем «жесткой» безопасности. В данном исследовании предлагается акцентировать внимание на новом подходе к анализу международной безопасности, который формируется в настоящее время в среде исследователей, и расширить спектр явлений, включаемых в анализ проблем безопасности. Это включает анализ существующих тенденций в сфере внутреннего политического развития, рассмотрение регионального примера феномена «распада государства», блок проблем, связанных с новыми угрозами и характеристику конфликтогенности в странах Африканского Рога.

Практическая значимость исследования

Результаты исследования предназначены для сторон, принимающих решения, влияющие на процессы в области международной безопасности, для исследователей и практиков внешней политики. Исследование показывает, что важно добиваться понимания того, что безопасность – это не теоретическая абстракция, а реальные жизненные вопросы и события, осознание этого важно для понимания политической элитой и гражданами своей роли в системе безопасности. Выводы данной работы могут быть использованы для критической оценки процессов, влияющих как на международную и региональную безопасность.

Основные положения, выносимые на защиту

1. В связи с тем, что именно государство как институт на настоящем этапе управляет потенциалом внутренней конфликтогенности в странах Африканского Рога, слабость и нелегитимность государственных структур, усиленная незавершенными политическими трансформациями является угрозой безопасности стран региона, так как рассмотренные государства не смогут сдерживать выход потенциала конфликтогенности на уровень вооруженных противостояний.

2. Продолжающий оставаться неурегулированным сомалийский кризис показывает последствия, к которым привели попытки преобразований слабых государственных структур на фоне этнической вражды, социального неравенства и бедности. Распад государства, в свою очередь, является угрозой безопасности стран региона, так как при отсутствии сильных государственных структур, которые традиционно сдерживают потенциал конфликтности в странах региона, нет иных механизмов, которые могли бы предотвратить столкновения на межклановой основе.

3. Комплекс кризисных явлений политического характера, во многом спровоцированный внутриполитическими трансформациями, создает потенциал для расширения деятельности международных террористических организаций в регионе. При этом страны Африканского Рога являются одновременно и объектами террористических действий, и территориями распространения экстремизма, что создает угрозу обеспечения безопасности в странах региона.

4. Незавершенность политических трансформаций и частичная консолидация гибридных режимов на территории стран Африканского Рога позволяет создавать условия, при которых политические элиты стран могут временно обретать необходимую им легитимность, используя националистические лозунги и агрессивную внешнюю политику. Этот процесс влияет на состояние двустороннего вооруженного конфликта между Эфиопией и Эритреей 1998-2000 гг., который в настоящее время продолжает оставаться неурегулированным, несмотря на его формальное завершение, так как до сих пор не разрешены основные противоречия между этими государствами. Конфликт перешел в латентную стадию, и обе стороны-участницы конфликта могут пойти на его реэскалацию, что является прямой угрозой безопасности. Рассмотренный пример конфликта на Африканском Роге показывает, что способность государства управлять и сдерживать потенциал конфликтности как на внутреннем, так и на внешнем уровне, является одним из механизмов обеспечения безопасности в регионе.

Апробация работы

Основные положения диссертации были обсуждены на заседании кафедры востоковедения МГИМО (У) МИД РФ. Положения, выносимые на защиту, были представлены на лекционных курсах в МГИМО и Центрально-Европейском Университете, а также в виде докладов на Конвенте Всемирной Ассоциации Международных Исследований (ISA, Сан-Франциско, США, 2008 г.); форуме Европейского Консорциума Политических Исследований (ECPR Meeting, Пиза, Италия, 2007 г.); семинаре Европейского Консорциума Политических Исследований (ECPR Forum, Университет Турина, Турин, Италия, 2007 г.); «Свобода и Мир в Европе» (Университет имени П.Сезанна, Прованс, Франция, 2007); семинаре «Посредничество и другие методы укрепления демократического диалога» Ассоциации Международной Адвокатуры США (Центрально-Европейский Университет, Будапешт, Венгрия, 2007 г.); Третьем международном форуме и семинарах Шведского Института Исследований совместно с Нобелевским Институтом Мира по теме «Межгрупповые конфликты и Глобализация» (Хельсинборг и Лунд, Швеция, 2006 г.); конференции «Диалог Цивилизаций: Восток-Запад» (РУДН, Москва, 2006 г.); Седьмом Всероссийской научно-практической конференции «Молодежь и наука XXI века» (Красноярск, 2006 г.); Четвертом Конвенте РАМИ (МГИМО, Москва, 2006 г.); Международном Семинаре Нобелевского Института Мира совместно с Университетом Осло по теме «Исследования Мира» (Осло, Норвегия, 2005 г.); Зимнем Методологическом Институте по Международным Отношениям (Воронеж, 2004 г.); конференции «Культура в Мировой Политике» (МГИМО, 2004 г.); форуме «Международное Сотрудничество в сфере безопасности» (Одесский Государственный Институт Международных Отношений, Одесса, Украина, 2004 г.); Днях Науки в МГИМО (Москва, 2004 г.); конференции «Моделирование Международных Отношений» (Киев, Украина, 2004 г.); Третьем Конвенте РАМИ (Москва, 2004 г.).

Публикации

По теме диссертации автором опубликовано 20 работ.

II. СТРУКТУРА И СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Структура работы, определяемая целью и задачами исследования, состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованной литературы и источников.

Во введении обосновывается актуальность исследования, представляются цель и задачи работы, формулируются объект и предмет исследования, приведены методы данного исследования, охарактеризована степень научной разработанности темы, представлена новизна и практическая значимость исследования, а также приведена апробация результатов исследования.

В первой главе «Влияние внутриполитических трансформаций в странах Африканского Рога на безопасность региона» автор останавливается на контексте и содержании внутриполитических трансформаций, которые проводились в странах Африканского Рога в 1990-е гг. Исследуется вопрос о том, как проводились политические трансформации, повлияли ли они на ситуацию безопасности в регионе и несут ли эти изменения потенциальные угрозы безопасности.

В частности, в первом разделе «Общий контекст внутриполитических трансформаций в регионе» отмечаются особенности региона, которые влияют на контекст трансформаций. Так, при рассмотрении современных политических процессов в странах Африканского Рога необходимо учитывать их специфику, выраженную в клиентельных отношениях власти, построенных на патронате. Патронатно-клиентельные отношения одновременно являются инструментом достижения власти в странах региона и основой поддержания сложившейся схемы правления. Это объясняет несоответствие между современной формой государства в странах региона и схемой управления, свойственной для традиционных структур.

Генезис государства и системы правления в странах Африканского Рога был отличен от процесса становления государственности в других регионах мира. Система государственного управления в странах региона изначально развивалась по достаточно жесткому образцу. Эти страны Африки не пошли по пути создания полисов, общин или иных форм, при которых имеет место представительская форма власти. Характеристиками[23] африканского государства на самом раннем этапе развития являлись[24] : обожествление правителя, экономическая и политико-идеологическая реципрокность, неравномерное участие в процессе материального производства, особая система делегирования власти, при которой принудительный принцип преобладал над согласительным. Колониализм и привнесенная им западная система правления были искусственными и не отталкивались от пласта традиционной формы государственного правления, свойственной странам региона. В итоге, после окончательного ухода метрополий из своих бывших колониальных владений, по странам континента прокатилась волна военных переворотов, в которых де-юре часто использовались демократические лозунги и цели, а де-факто образовывались диктатуры классического толка. Попытки сломить естественную для африканских стран патронатно-клиентельную систему правления[25], бесполезны и бессмысленны, так как это не приводит к распространению демократических норм.

Одной из основных проблем незавершенных политических трансформаций в регионе является проблема поддержания эффективности институциональных структур, обеспечивающих легитимность власти. Данная проблема во многом обусловлена консолидацией новых («полудемократических», «псевдодемократических», «смешанных») режимов, и изменением политической ситуации в регионе. В свою очередь, страны региона не могут не проводить политические трансформации, поскольку, как отмечается современными исследователями, продолжающаяся глобализация означает форсированную и во многом вынужденную адаптацию неразвитых стран, так как «Лабильные системы с сильными центробежными тенденциями и утвердившимися властными картелями сужают пространство для политиков-реформаторов и широких коалиций»[26].

Это положение усугубляется и тем, что «отдельные фрагменты государственной власти продолжают существовать при расширении внутристранового конфликта, так как у власти отсутствует способность обеспечить даже минимальный уровень безопасности, не говоря уже об общих благах, таких как экономическое благополучие или система образования»[27]. Процессы трансформаций, начатые в странах региона в 1990-е гг., были использованы политическими группировками и отдельными политическими лидерами стран Африканского Рога для того, чтобы легитимизировать свое доминирование или стремление к доминированию. Лидеры стран региона ставят акцент (зачастую при влиянии внешних организаций) на быстром проведении трансформаций. Это может усилить слабость государств, и в итоге привести к распространению не искомой формы правления, а к необратимому распространению нелегитимного правления.

Во втором разделе «Ход внутриполитических трансформаций в странах Африканского Рога и их воздействие на региональную безопасность» указывается, что политические трансформации имели свои особенности, связанные с колониальным прошлым[28], спецификой протекания любых политических процессов на Африканском Роге и периодом реализации (1990-е гг.). Дополнительно следует отметить более поздний по сравнению с другими странами мира период осуществления перехода, который позволяет рассматривать модель демократии в странах региона в современных терминах и использовать при анализе условия перехода к современной форме демократии, предложенные Мельвилем А.Ю. и Ильиным М.В.[29]

Анализ региональной обстановки выявляет наличие ряда вышеперечисленных условий. Прежде всего, граждане стран региона обладали сильной, сформированной национальной идентичностью, несмотря на то, что страны региона, кроме Эфиопии, были «поделены» метрополиями. В особенной мере это относится к Эритрее, которая находилась под контролем Италии, затем Великобритании, а после окончания Второй Мировой войны по решению Генеральной ассамблеи ООН была присоединена к Эфиопии. В современных эритрейских источниках, монографиях, затрагивающих проблему национальной идентичности в Эритрее, отмечается, что, несмотря на то, что эритрейский народ был разделен колониальными границами, он сохранил свою идентичность ввиду стойкости эритрейцев к внешнему воздействию и ассимиляционным процессам.

При этом введение в рассмотрение проблематики трансформаций в странах Африканского Рога условия «национального единства» Растоу Д. позволяет лучше понять происходящие процессы. Национальное единство имело важное значение в процессе перехода в странах региона, особенно в Эфиопии и Эритрее, где большинство граждан не имело сомнений относительно того, к какому сообществу они принадлежат. По Растоу Д., серьезный и продолжительный характер борьбы, как правило, побуждает соперников сплотиться: например, в случае с Эритреей ожесточенная борьба за независимость велась в течение 30 лет[30].

В целом, необходимо отметить, что процесс перехода в странах региона, не завершившись, сразу начал трансформироваться в некие «гибридные» формы. При этом существует большая опасность оптации в пользу «псевдодемократии»[31]. Показательно, что при «открытии» стран и после проведения выборов к власти приходят те же политические деятели и партии, которые составляли правящую элиту в авторитарный период[32]. При этом парадоксален тот факт, что в рассмотренных странах присутствуют принципы «протодемократического» традиционного общества, которые апеллируют также к принципам поклонения предкам, так как правители традиционных обществ стремились разрешать существовавшие разногласия внутри общности, и принцип представительности (в своеобразной форме) присутствовал и иногда являлся доминирующим. Главы представляемых общностей могли быть смещены входившими в эту общность, и мог быть переназначен новый представитель общности перед верховным правителем. В связи с этим важно учитывать исходную политической базы (в которой значимую роль играют патронатная система отношений и клановый принцип организации).

Центральной проблемой трансформаций в регионе является не отсутствие демократических норм и ценностей, а проблема создания (или воссоздания) эффективных институциональных структур, которые основывались бы на существовавших традиционных образованиях с целью восстановления легитимности власти. В противном случае форсирование политических трансформаций в «ослабленном» государстве, в сочетании с конфликтогенным контекстом политической ситуации, может привести к «взрыву конфликтов» в регионе.

Во второй главе исследования «Влияние сомалийского кризиса на безопасность стран Африканского Рога» сделан акцент на постановке вопроса о том, какую роль играет сомалийский кризис в системе безопасности в регионе в контексте политических трансформаций.

В разделе 1 «Общая характеристика Сомалийской проблемы» отмечается, что ситуация, сложившаяся в Сомали на современном этапе, представляет собой пример «распада государства». Трудность при рассмотрении вопроса о распаде государства и его влиянии на безопасность региона, заключается прежде всего в том, что сам феномен «распада государства» не позволяет проводить обобщений[33]. Более того, в исследованиях в области распада государства часто делается акцент либо только на самых ярких проявлениях распада государства (полный распад), либо дается описание ситуаци в общем плане. При этом важно учесть положение, выдвинутое Ротбергом Р., согласно которому «ситуация распада государства всегда создается людьми; она не может быть случайностью, не может быть вызвана географическими, экологическими, или какими-то внешними факторами. Именно решения лидеров страны и ошибки лидерства неразвитого региона разрушают государства и вообще любую, самую слабую форму политического управления, которая остается на руинах государственности»[34]. При этом ключевое значение имеет процесс размывания, утраты или изначального отсутствия легитимности.

Кроме того, проблемы, вызванные столкновениями кланов, вышли на поверхность только после обретения Сомали независимости. Фактически сложилась ситуация, при которой авторитарное правление косвенно способствовало разрастанию претензий кланов и подкланов друг к другу, что в итоге стало угрожать стабильности в стране и угрожать процессу поддержания государственности, в первую очередь – работоспособности парламента. Однако никаких перспектив образования новых форм правления или трансформации старой не наблюдалось; наоборот, многочисленные главы кланов и повстанческих групп обретали все больше власти и ресурсов, а также – территории, что вынуждало тысячи людей к бегству в соседние страны.

Сомалийская проблема усугубляется нестабильностью, которая наблюдается в военном плане – фактически невозможно выделить превосходство какой-то одной из воюющих группировок. Более того, постоянное дробление политических и военных групп и переход к клановому принципу при проведении переговоров еще более усугубляют ситуацию[35]. Созданное по итогам конференций по примирению в Сомали Переходное Национальное Правительство обладает очень ограниченной представительностью. Это ухудшает перспективы мирного урегулирования: основные вопросы переговоров вновь стали сводиться к призывам к оказанию международной помощи, т.е. к тем вопросам, которые во многом спровоцировали кризис в стране при Сиаде Барре и после его ухода.

В разделах 2 «Ход развития кризиса» и 3 «Перспективы урегулирования сомалийской проблемы», отмечается, что предположения о том, что распад государства может быть остановлен при помощи сочетания военной силы с усилиями по «строительству государства», что обычно сводилось к проведению выборов, оказались неправомерны. Такие предположения ошибочны, так как в случае с распадом государства необходимо создать реальную базу легитимности, на которой возможно построение всей схемы государственного правления. Реально же происходит простая подмена одного набора неэффективных государственных институтов другими, и при этом государство перестает быть гарантом развития, в первую очередь - политического. Современное практическое состояние кризиса в Сомали характеризуется фактической раздробленностью страны: только на севере страны действует региональная администрация на клановой основе, которой удалось воссоздать ситуацию стабильности и порядка. Одновременно, большая часть южных и центральных районов Сомали вообще не имеют никакой централизованной администрации. В некоторых случаях местные общины справляются с делами и образуют некое подобие администрации, - их условно можно обозначить как города-государства. В других же районах царит полная анархия и безвластие.

Заявляемый многими исследователями принцип клановости как принцип, который должен быть ключевым при попытках решения сомалийской проблемы, не дает возможности определить, насколько жизнеспособна сама клановая структура. Важность участия глав военизированных групп в процессе урегулирования обусловлена их участием в процессе распада государства после падения режима Сиада Барре, и наличием у них самостоятельных вооруженных формирований. Однако, даже внутри этих военно-политических групп налицо «фрагментация, которая вряд ли позволит им выступить едиными участниками переговоров, не говоря уже об их эффективности в плане осуществления управления государством»[36]. В политическом плане сомалийское урегулирование должно разрешить одну из ключевых проблем – наличие чрезмерного числа участников переговорного процесса, которое уже не является воплощением принципа представительности. Кроме того, сегодня важнее вести речь о реальных изменениях, а не о формальных трансформациях в Сомали: «в итоге государство само должно выработать свою уникальную стратегию преодоления кризиса правления, которая бы учитывала реальную легитимность, и, следовательно, способность государства эффективно управлять»[37].

Пример Сомали показывает опасность, которую заключает в себе слабость государственных структур. Слабое государство не способно обеспечивать безопасность своих границ и в итоге потенциал конфликта, накопленный в стране, может вылиться в гражданскую войну. Более того, распад государства при этом опасен для всей системы безопасности региона, так как означает удаление одного из элементов системы, что может привести к подрыву всей системы, так как на месте государства Сомали образовывается политико-пространственный вакуум безопасности.

Третья глава «Новые угрозы безопасности в странах Африканского Рога» посвящена характеристике процесса исламизации и воздействия террористических организаций на безопасность стран региона. В разделе 1. «Исламизация региона как аспект безопасности региона» отмечается, что Влияние исламского фактора на обеспечение региональной безопасности – тема неоднозначная, но в настоящее время влияние исламского фактора на внутриполитическую обстановку стран Африканского Рога неуклонно растёт. Эта тенденция превращается в фактор нарастающей политической и в ряде случаев военно-политической напряженности. Национальным правительствам становится всё труднее держать под контролем развитие ситуации в своих странах, где набирают силу сепаратистские тенденции, вызванные бедностью и резким сокращением бюджетных ассигнований на цели развития в последние два года. Так, в Афарии (район на юге Эфиопии, пограничный с Сомали и Кенией) продолжается фактическое противостояние между структурами тиграйско-амхарского толка (НФОТ-РДФН) и Фронтом освобождения афаров (ФОА) – влиятельной силой в этом регионе, поддерживаемой рядом арабских государств. Определенную опасность представляет деятельность экстремистских организаций «Исламский союз», «Исламский фронт освобождения оромо»[38] (ИФОО), «Национальный фронт освобождения Огадена» (НФОО), «Фронт освобождения оромо» (ФОО), «Братья мусульмане» и др. В связи с этим в Разделе 2 «Воздействие террористических организаций на безопасность стран региона» указывается, что практика исламизации с экстремистским уклоном приводит к деструктивным явлениям в странах Африканского Рога. Это связано с тем, что комплекс кризисных явлений экономического и политического характера в странах региона создал колоссальный потенциал для расширения деятельности международных террористических организаций. При этом важно, что регион Африканского Рога может выступить и как субъект, и как объект международного терроризма.

Четвертая глава «Роль двустороннего конфликта в контексте безопасности региона» посвящена рассмотрению конфликтогенности региона сквозь призму вооруженного конфликта между Эфиопией и Эритреей. В разделе 1. «Общая характеристика конфликтной ситуации в регионе» отмечается, что рассмотрение причин конфликта показывает отсутствие реальных пограничных споров: населённые пункты, из-за которых разгорелась борьба, не имели общепризнанного положения на географической карте. Причины эскалации конфликта с уровня локального пограничного столкновения до уровня полномасштабной кровопролитной войны заложены во внутриполитических трансформациях в этих государствах. В сложившихся при осуществлении политических трансформаций условиях политические элиты Эфиопии и Эритреи использовали националистические настроения в странах и призывы населения к ведению более жесткого внешнеполитического курса для укрепления своей политической легитимности. При этом вооруженный конфликт также служит укреплению позиций государств: «новые элиты, пришедшие к власти на волне политических трансформаций, начинают бороться за образ «представителей народа», и в итоге политизация существующей ситуации предоставляет элитам две возможности: увеличение поддержки со стороны населения и, в случае вспышки насилия, предоставляет им аргументацию для защиты тезисов о возврате к авторитаризму»[39].

Это положение более широко раскрывается в разделе 2. «Политический контекст конфликтогенности Африканского Рога», где указывается, что после обретения независимости в 1993 г. консолидация «эритрейской идентичности» проводилась в основном за счет создания антиномии образов «мы»–«они» при помощи конфликта с Эфиопией. С самого момента обретения независимости Эритрея стала применять именно такую тактику ухода от внутренних проблем. Это государство оказалось ввязанным в целый ряд столкновений с соседями – сначала с Йеменом по поводу принадлежности архипелага Ханиш в Красном море, затем с Джибути в отношении границы, а также с Суданом, так как Эритрея официально поддержала антиправительственное движение в Судане. При этом лидер Эритреи и его окружение полагали, что быстрая эскалация пограничного конфликта до уровня полномасштабной войны лишит правящий в Эфиопии режим поддержки населения и приведет к его свержению. Однако эскалация войны привела к совершенно противоположному эффекту, усилив правящую в Эфиопии коалицию и спровоцировала массированный ответный военный удар по Эритрее.

Подписание сторонами мирного соглашения в 2000 г. не гарантирует завершения конфликта. Сохраняется повышенная угроза его реэскалации, поскольку исполнение решения ключевого (формально) вопроса границ затягивается, а комплексные политические противоречия, затрагивающие интересы сторон, не решены. Это подтверждается тем, что в 2002-2003 гг. Эфиопия опротестовывала решение Миссии ООН о демаркации границы между государствами, а в период 2003–2005 гг. процесс урегулирования зашёл в тупик: в сентябре 2005 г. Эритрея угрожала возобновить военные действия в районе Бадме, в декабре 2005 г. МООНЭЭ усилила призывы к Эфиопии и Эритрее вывести войска из пограничного района, в январе 2006 г. Эфиопия согласилась с требованиями ООН вывести войска из пограничного района Бадме, однако заявила о принадлежности района Эфиопии. В течение 2006-2007 гг. обе стороны неоднократно заявляли о своей готовности возобновить вооруженную стадию конфликта. Такой ход событий показывает, что существует реальная вероятность ре-эскалации конфликта ввиду отказа Эритреи вывести из района войска при жесткой позиции Эфиопии в отношении его территориальной принадлежности.

Учитывая, что внутригосударственные конфликты характеризуются крайне ожесточенным характером и продолжительностью, можно заключить, что данный конфликт отражает мировую тенденцию изменения конфликтов: формально в рассмотренном эфиопо-эритрейском конфликте противостоят суверенные государства, но корни конфликта находятся «внутри» некогда существовавшего единого государства. Это показывает, что конфликтогенность региона во многом обусловлена сохранением опасности ускоренной реэскалации вооруженного конфликта между Эфиопией и Эритреей.

В заключении работы делается вывод о том, что рассмотрение проблем обеспечения безопасности на Африканском Роге в 1990-2006 гг. при использовании метода ситуационного анализа и метода сравнительного анализа ситуаций дает возможность заключить, что в данном регионе сфера безопасности зависит от степени эффективности государственных структур. Именно государство управляет конфликтогенностью региона, и в случае его слабости или распада политические процессы на пространстве Африканского Рога становятся практически неуправляемыми. Основные вызовы безопасности региона во многом являются угрозами «неклассического», несилового характера, так как реэскалация крупного двустороннего конфликта, усиление активности террористических организаций на фоне радикальной исламизации стран, и внутренняя политическая нестабильность являются производными от способности государств региона управлять политическими процессами на пространстве Африканского Рога.

ВЫВОДЫ

Ухудшение внутриполитической ситуации в странах региона, правительства которых проводят политические трансформации, является потенциальной угрозой региональной безопасности. В связи с тем, что в регионе Африканского Рога именно государство продолжает оставаться базовым механизмом управления конфликтогенностью, слабость государства может превратиться в угрозу региональной безопасности «несилового характера». В политических условиях Африканского Рога слабое государство не сможет удерживать потенциал конфликтности, накопленный в регионе. Это связано с тем, что внутриполитические процессы трансформаций в странах Африканского Рога, которые начали осуществляться в 1990-е гг., не получили своего завершения, начав приобретать «гибридные» формы.

Степень значимости проблемы «распавшихся государств» (на примере Сомали) для понимания безопасности региона очень высока, так как данный кризис остается неурегулированным, напряженность сохраняется, лидеры военно-политических группировок не принимают решений общесомалийской конференции, и таким способом оспаривается легитимность временной администрации и предлагаемых ею политических изменений. Кризис осложнен тем, что до сих пор не определена четкая база государственности в Сомали, продолжаются столкновения между кланами и субкланами, существуют непризнанные политические объединения Сомалиленд и Пунтленд, а созданное временное правительство – не представительно и лишь отчасти легитимно. При распаде государства в Сомали политические трансформации привели к неуправляемости политических процессов. При этом сомалийский кризис демонстрирует возможную схему новых международных конфликтов, возникающих в ходе распада государства, что является потенциальной угрозой региональной безопасности.

На настоящем этапе степень значимости проблемы новых угроз безопасности в регионе Африканского Рога высока. Это связано с тем, что страны Африканского Рога оказываются параллельно субъектами и объектами международного терроризма, что создает угрозу региональной безопасности. Параллельно с этой угрозой усиливается исламизация стран региона, проводимая c экстремистским уклоном, что на фоне слабости или неэффективности государств может приводить к усилению активности террористических организаций, как показано на примере региональной деятельности организации «Аль-Иттихад аль-Исламийя».

Конфликтогенность региона во многом обусловлена сохранением опасности ускоренной реэскалации вооруженного конфликта между Эфиопией и Эритреей. Это возможно, поскольку исполнение решения ключевого (формально) вопроса границ затягивается, а комплексные политические противоречия, затрагивающие интересы сторон, не решены. Причины эскалации конфликта с уровня локального пограничного столкновения до уровня полномасштабной кровопролитной войны заложены во внутриполитических трансформациях в этих государствах. При этом данный конфликт отражает мировую тенденцию: формально в рассмотренном эфиопо-эритрейском конфликте противостоят суверенные государства, но истоки конфликта заложены в истории существования единого государства.

Список основных работ, опубликованных по теме диссертации:

  1. Внутриполитические трансформации в странах Африканского Рога: тенденции или угрозы? // Вестник МГИМО-Университета, №1, 2008. – 0.5 п.л.
  2. Распад государства: локальный феномен или глобальная угроза? (К вопросу о кризисе в Сомали 1990-2008) // Космополис, №22, 2008. – 0.5 п.л.
  3. Assessing Soft Security in 21st century: State Failure as new framework of research // International Study Association Annual Convention Paper, San-Francisco, USA, 2008. – 0.5 п.л.
  4. State Failure as New Security Threat in Least Developed States // ECPR Meeting Paper, Pisa, Italy, 2007. – 1 п.л.
  5. State Failure as a Case of Grave Misgovernance //Europe and Liberty International Meeting and Seminars Papers, Paul Sezanne University, Aix-en-Provence, France, 2007. – 0.5 п.л.
  6. Non-transparency: a Path to Local Misgovernance? (ECPR Meeting Proceedings, Turin, Italy), 2007. – 0.5 п.л.
  7. Postconflict Transformation and Regime Change in Least Developed States: Is There a Path to Development? // Third International Graduate Forum Proceedings, University of Lund, 2006. – 0.5 п.л.
  8. Закрытость малых стран: новый феномен в мировой политике? //в соавторстве с Ефимовой А.И. // Космополис, 1(17), весна 2007. – 0.5 п.л
  9. Две стороны одного конфликта: Эфиопия и Эритрея в противостоянии 1998-2000 годов // Космополис, №1 (15), весна 2006. – 0.3 п.л.
  10. Исламизация - новый аспект международных отношений? // Материалы Шестой межвузовской научной конференции молодых ученых «Диалог цивилизаций: Восток-Запад (Глобализация и мультикультурализм: Россия в современном мире)», часть 2, Москва, РУДН, 2006. – 0.4 п.л.
  11. Безопасность» в развивающемся мире: Подходы к анализу // Материалы шестой межвузовской научной конференции молодых ученых «Диалог цивилизаций: Восток-Запад (Глобализация и мультикультурализм: Россия в современном мире)», часть 1, Москва, РУДН, 2006, 0.4. п.л.
  12. Распад государства: Сомалийский феномен или новая глобальная тенденция? // Материалы конференции «Бекмахановские чтения», Казахский национальный университет им. Аль-Фараби, г.Алматы, Казахстан, 2006. – 0.4 п.л.
  13. Исламизация неразвитых стран как новый аспект международных отношений? // Материалы Международной научно-практической конференции «Религия и общество», Мог.ГУ им. А.А.Кудешова, Могилев, Беларусь, часть 1, 2006. – 0.5 п.л.
  14. Распад государства в Африке: Сомалийский феномен или новый вызов современности? // Материалы 4го конвента РАМИ, МГИМО, Москва, 2005. – 0.6 п.л.
  15. К вопросу о практике террористических организаций исламского толка в странах третьего мира //Материалы конференции «Четвертые Кузбасские Философские Чтения: Анализ феномена терроризма», Кемерово, 2005. – 0.4 п.л.
  16. Сомали: логика распавшегося государства //Материалы Седьмой Всероссийской научно-практической конференции «Молодежь и наука 21 века, Красноярск, 2005. – 0.5 п.л.
  17. Моделирование международных отношений в Африке: проблема выделения субъектов анализа // Сборник докладов КИМО, Киев, 2004. – 0.4 п.л.
  18. Проблема международного терроризма в странах Африканского Рога // Материалы Третьего Конвента РАМИ, МГИМО, Москва, 2004. – 0.6 п.л.
  19. Новые вызовы безопасности в странах мусульманского мира // Сборник «Дни Науки в МГИМО», 2004. – 0.5 п.л.
  20. Исламизация периферии как проблема международной и региональной безопасности (на примере стран Африканского Рога) // Лаборатория «Россия-Восток», Барнаульский Государственный Педагогический Университет, г. Барнаул, 2004. – 0.4 п.л.

[1] В настоящее время понятие афропессимизма используется для обозначения общей критической оценки современных процессов и событий в странах Африки, в основном отражающих негативные прогнозы развития событий в регионе. Тем не менее, в конце 1990-х гг. начался постепенный отход от позиции афропессимизма. См., например: Jones R. Introduction to International Relations: Problems and Perspective/Jones R.J., Jones P.M, Dark K., Peters J. – Manchester: Manchester University Press, 1998.

[2] Thomas C., Wilkin P. Still Waiting After All These Years: “The Third World” on the Periphery of International Relations/Thomas C., Wilkin P. // British Journal of International Relations, Vol.6, 2004, С. 255.

[3] Diamond L. Ex-Africa…A New Democratic Spirit Has Loosened the Grip of African Dictatorial Rule /Diamond L. // Times Literary supplement, 1993, С.3.

[4] Armstrong D., A Turbulent World: An Uncertain IR/Armstrong D. // Journal of International Relations and Development, Vol.7, #3 2004, C.361.

[5] Duffield M. Global Governance and the New Wars: The Merging of Development and Security/Duffield M. – London: Zed Books, 2001, С.136.

[6] По разным оценкам, в ходе этой войны около 100 000 человек были убиты и ранены, 500 000 военных принимали участие в боях, и около 600 000 человек стали беженцами и вынужденными переселенцами, что сравнимо с масштабностью ирано-иракской войны. См. Steves F. Regime Change and War: Domestic Politics and the Escalation of the Ethiopia-Eritrea Conflict/Steves F.//Cambridge Review of International Affairs, Vol.16, #1, 2003.

[7] Steves F. Regime Change and War: Domestic Politics and the Escalation of the Ethiopia-Eritrea Conflict/Steves F.//Cambridge Review of International Affairs, Vol.16, #1, 2003, С.118.

[8] Несмотря на то, что с момента окончания войны прошло уже 6 лет, в академических кругах очень мало внимания уделено анализу причин войны. Среди работ, посвященных причинам этого конфликта, можно выделить следующие: Tronvoll K. Borders of Violence – Boundaries of Identity: Demarcating the Eritrean Nation-State/Tronvoll K.//Ethnic and Racial Studies, 22(6), 1999, cc.1037-1060; Gilkes M. War in the Horn: The Conflict Between Eritrea and Ethiopia/Gilkes M., Plaut F. –London: Royal Institute for International Affairs, 1999.

[9] Неклесса А.И. «Проект «Глобализация». Глобальное мышление и стратегическое планирование в последней трети ХХ века./Неклесса А.И.//Глобальные и стратегические исследования, Москва, 2002, С.19. Также см.: Reisman M. Designing and Managing the Future of the State/Reisman M.// European Journal of International Law 8(3), 1997; Rotberg R. The Failure and Collapse of Nation-States: Breakdown, Prevention and Repair/Rotberg R.//When States Fail: Causes and Consequences. – Princeton, NJ: Princeton University Press, 2004; Schachter R. The Decline of the Nation-State and its Implications for International Law/Schachter R.//Columbia Journal of Transnational Law 36(7), 1997; Yannis A. State Collapse and its Implications for Peace-Building and Reconstruction/Yannis A.//Development and Change 33(5), Blackwell Publishers, 2002; Zartman W. (ed.) Collapsed States: The Disintegration and Restoration of Legitimate Authority. – Boulder, CO: Lynne Rienner, 1995.

[10] Богатуров А.Д. Великие державы на Тихом Океане./Богатуров А.Д. – М.: МОНФ, 1999; Богатуров А.Д. Очерки Теории и Политического Анализа Международных Отношений./Богатуров А.Д., Косолапов Н.И., Хрусталев М.А. – М.: МОНФ, 2003; Косолапов Н. Национальная безопасность в меняющемся мире/Косолапов Н.//Мировая Экономика и Международные Отношения, 1992, №10; Неклесса А.И. Проект «Глобализация». Глобальное мышление и стратегическое планирование в последней трети ХХ века/Неклесса А.И.//Глобальные и стратегические исследования - М.: 2002; Grave New World: Security Challenges in the Twenty-First Century/Brown M.E., ed. – Washington, D.C.: Georgetown University, 2003; Jones R.J. Introduction to International Relations: Problems and Perspectives/Jones R.J., Jones P.M, Dark K., Peters J. – Manchester: Manchester University Press, 1998; Held D.A. Global Transformations: Politics, Economics and Culture/Held D.A., McGrew A. and Perraton J.- Oxford: Polity, 1999; Klare M.T. World Security: Trends and Challenges at Century’s End/Klare M.T., Thomas D.C. – N.Y.: St.Martin’s Press, 1998; Rogers P. Losing Control: Global Security in the Twenty-First Century/Rogers P. – London: Pluto Press, 2002; Duffield M. Global Governance and the New Wars: The Merging of Development and Security/Duffield M. – London: Zed Books, 2001.

[11] Мировая политика и международные отношения на пороге нового тысячелетия / под ред. М.М. Лебедевой ; Моск. обществ. науч. фонд ; ИЦ научных и учебных программ. – М., 2000; Теория международных отношений./Составитель, научный редактор и комментарий П.А. Цыганков. – М.: Гардарики, 2002; Чилкот Р.Х. Теории сравнительной политологии: в поисках парадигмы./Чилкот Р.Х.- М.: Весь мир, 2001; Held D.A., McGrew A. and Perraton J. Global Transformations: Politics, Economics and Culture/Held D.A., McGrew A., Perraton J. – Oxford: Polity, 1999; Huth P.K. The Democratic Peace and Territorial Conflicts in 21st century/Huth P.K., Allee T.L.- Cambridge: Cambridge University Press, 2002; Hockeswort M. Encyclopedia of Government and Politics./Hockeswort M., Cogan M. – L: Routledge, 1992; Lemke D. Regions of War and Peace/Lemke D. – Cambridge: Cambridge University Press, 2002; Rotchild R. Ethnic Fears and Security Dilemmas: Managing Uncertainty in Africa/Rotchild R. – Michigan: The University of Michigan Press, 2003; Scholte J.A. Globalization: A Critical Introduction/Scholte J.A. – London: Macmillan, 2000; Spegele R.D. Realism in International Theory/Spegele R.D. – Cambridge: Cambridge University Press, 1996.

[12] Африка: Кланы. Классы. Общество: Социальные мутации на исходе XX века./Институт Африки РАН. – М.: Наука, 1994; Африка: региональные аспекты глобальных проблем./Институт Африки РАН. – М.: Наука, 1994; Африка в современном мире и российско-африканские отношения./Ответственный редактор Т.Л. Дейч. Институт Африки РАН. – М.: 2001; Поликанов Д.В. Конфликты в Африке и деятельность международных организаций по их урегулированию. /Поликанов Д.В. Институт Африки РАН. – М.: Наука, 1998; Тадессе Д.М. Проблемы конституционного контроля: соотношение права и политики./Тадессе Д.М.//Право и политика №8 2001; Таддиа И. Эритрейское общество: между колониализмом и государственной независимостью./Институт Африки РАН. – М.: XXI век-Согласие, 1999; Austin D. Politics in Africa, 2nd ed. /Austin D. Hannover: University Press of New England, 1984; Clapham C. The Global-Local Politics of State Decay/Clapham C.//When States Fail: Causes and Consequences, ed. By Rotberg R., Princeton, Nj: Princeton University Press, 2004; Davidson B. The Black Man’s Burden: Africa and the Curse of the Nation-State./Davidson B.- New York: Times Books, 2001; African Political Systems./Fortes M. and Evans-Pritchard E., eds.- Oxford: Oxford University Press, 1940; Currey J. Making sense of the Eritrea-Ethiopia War/Currey J. – London: Routledge, 2000; Hassan Faisal Ahmed “Somali Clans are the Key”/Hassan Feisal Ahmed//New African, 331 (June), #20, 1995; Onwumechili C. African Democratization and Military Coups/Onwumechili C. – Westport: Praeger Publishers, 1998; Tukumbi Lumumba-Kasongo. The Rise of Multipartyizm and Democracy in the Context of Global Change: The Case of Africa./Tukumbi Lumumba-Kasongo. – Westport: Praeger Publishers, 1998; Martin C., International Relations in the Post-Globalisation Era, Politics, Vol.26 (1), 2006; Diamond L., “Ex-Africa…A New Democratic Spirit Has Loosened the Grip of African Dictatorial Rule”/Diamond L.//Times Literary supplement, 1993; Wa Mutua M. Putting Humpty Dumpty Back Together Again: The Dilemma of Post-Colonial African State, Brooklyn Journal of International Law #21, 1995; Rotberg R. The Failure and Collapse of Nation-States: Breakdown, Prevention and Repair, in: When States Fail: Causes and Consequences, Princeton, Nj: Princeton University Press, 2004; Sklar R.L. The African Frontier for Political Science, in: Bates R. and Mudimbe V., eds., Africa and the Disciplines. The Contributions of Research in Africa to the Social Sciences and Humanities. – Chicago, Chicago University Press, 1993; Talentino A.K. The Two Faces of Nation-Building: Developing Function and Identity/Talentino A.K.//Cambridge Review of International Affairs, Vol.17, #3, October 2004; Wilson E. Creating a Research Agenda for the Study of the Political Change in Africa, in: Widner J. ed., Economic Change and Political Liberalization in Sub-Saharan Africa. – Baltimore: The John Hopkins University Press, 1994; Woodward P. Somalia and Sudan: A Tale of Two Peace Processes/Woodward P.//The Round Table, vol.93, No.375, July 2004.

[13] Даймонд Л. Прошла ли “Третья волна” демократизации?/Даймонд Л.//Полис, №1, 1999; Женно Ж.-М., Переломный момент демократии?/Женно Ж.-М.//Internationale Politik #4, 1998; Марфи Э. С. Good Governance: Концепция для универсального применения?/Марфи Э.С.//Internationale Politik №08 2002; Мельвиль А.Ю., Ильин М.В. Демократия и демократизация/Мельвиль А.Ю., Ильин М.В.//Полис, 1996, №5; Тьерри П. Коррумпированные режимы. Стратегии борьбы против “bad governance”/Тьерри П., Internationale Politik, №08 2002; Шмиттер Ф. Размышления о гражданском обществе и консолидации демократии/Шмиттер Ф.//Полис, 1996, №5; Яннинг Й. Слабые государства в эпоху глобализации/Яннинг Й., Internationale politik #5 1998; Bilgin P. and Morton A.D. From “Rogue” to “Failed” States? The Fallacy of Short-Termism/Bilgin P. and Morton A.D.//Politics, Vol.24 (3), 2004; Cardoso F.H. Democracy as a Starting Point/Cardoso F.H.//Journal of Democracy, V.12, #1, January 2001; Chabal P. A Few Considerations on Democracy in Africa»/Chabal P.//International Affairs, #74, 1998; Diamond L. Thinking About Hybrid Regimes/Diamond L.//Journal of Democracy, Volume 13, Number 2, April 2002; Dorff R. Failed States After 9\11: What Did We Know and What Have We Learned?/Dorff R.//International Studies Perspectives, #6, 2005; Gros J.-G. Towards a Taxonomy of Failed States in the New World Order: Decaying Somalia, Liberia, Rwanda and Haiti/Gros J.-G.//Third World Quaterly, 17 (3); Linz J. and Stepan A. Problems of Democratic Transition and Consolidation. - Baltimore and London: the John Hopkins University Press, 1996; Lloyd P. The Study of the State. African Kingdoms and the Early State/Lloyd P.//The Hague, 1981; Patrick S. Weak States and Global Threats: Fact or Fiction?/Patrick S.//The Washington Quarterly, spring 2006, #29, Vol.2; Rotberg R. The New Nature of Nation-State Failure/Rotberg R.//The Washington Quarterly, 2002, 25 (3); Rotberg R. Failed States in a World of Terror/Rotberg R.//Foreign Affairs, July/August 2002; Wilson E. Creating a Research Agenda for the Study of the Political Change in Africa, in: Widner J. ed., Economic Change and Political Liberalization in Sub-Saharan Africa. – Baltimore, The John Hopkins University Press, 1994; Wraith R. Local Government. – London: Penguin books, 1953.

[14] Rotchild D. Ethnic Fears and Security Dilemmas: Managing Uncertainty in Africa; Klare T. World Security: Trends and Challenges at Century’s End; Wilson E.J. Globalization, Information Technology, and Conflict in the Second and Third Worlds: A critical review of the literature; Grave New World: Security Challenges in the Twenty-First Century; Lemke D. Regions of War and Peace.

[15] Wilson E. Creating a Research Agenda for the Study of the Political Change in Africa/Wilson E.//Widner J. ed., Economic Change and Political Liberalization in Sub-Saharan Africa. – Baltimore: The John Hopkins University Press, 1994, c.253; Clapham C. Africa and the International System: The Politics of State Survival. – N.Y.: Cambridge University Press, 1996; Herbst J. Responding to State Failure in Africa/Herbst J.//International Security 21(3), 1996-97; Hobsbawm E. On History. – N.Y.: New Press, 1997.

[16] Lindley-French J. The Revolution in Security Affairs: Hard and Soft Security Dynamics in the 21st Century/Lindley-French J.//European Security, 13:1–15, 2004, Taylor & Francis Inc., c.2.

[17] Aldis A., Graeme H. Managing Soft Security Threats: Current Progress and Future Prospects/Aldis A., Graeme H. – European Security, Volume 13, Numbers 1-2, Spring 2004, Taylor & Francis Inc., сc.169-186.

[18] Cozette M. Reclaiming the critical dimension of realism: Hans J. Morgenthau on the ethics of Scholarship/Cozette M.// Review of International Studies #34, Cambridge University Press, 2008, c.6; Rothstein R. ‘On the Costs of Realism’/Rothstein R.//Political Science Quarterly, 87:3, Cambridge University Press, 1972, p. 359; Cox R. ‘Social Forces, States and World Orders’/Cox R.//in R. Keohane (ed.), Neorealism and its Critics. – N.Y.: Columbia University Press, 1986, p. 211; Campbell C. Glimmer of a New Leviathan: Total War in: The Realism of Niebuhr, Morgenthau, and Waltz/Campbell C. – N.Y.: Columbia University Press, 2003, c. 60; Scheuerman W. Realism and the Left: The Case of Hans J. Morgenthau/Scheuerman W.//Review of International Studies 34:1, Cambridge University Press, 2008, c.32.

[19] Nye J. Security and Smart Power/Nye J./American Behavioral Scientist, vol. 51, no. 9, Harvard University, May 2008, Sage Publications, Thousand Oaks CA, Public Diplomacy and Soft Power, c. 1351-1356; Nye, J. Public Diplomacy and Soft Power/Nye J. - Annals of the American Academy of Political and Social Science, vol. 616, Harvard University, SAGE Publications, March 2008, c.94-109; Sherr J. Strengthening “Soft” Security: What is to be Done?/ Sherr J. - European Security, 2004, Taylor & Francis Inc., 13:157–167; Aldis A., Graeme H. Managing Soft Security Threats: Current Progress and Future Prospects/Aldis A., Graeme H. - European Security, Volume 13, Numbers 1-2, Spring 2004, Taylor & Francis Inc., c.157, 170-171;Lindley-French J. The Revolution in Security Affairs: Hard and Soft Security Dynamics in the 21st Century. /Lindley-French J. - European Security, 13:1–15, 2004, Taylor & Francis Inc., c.1, 2, 7.

[20] Чилкот Р.Х. Теории сравнительной политологии: в поисках парадигмы./Чилкот Р.Х.- М.: Весь мир, 2001, с.525

[21] Там же.

[22] Подробнее см. Мангейм Д.Б. Политология. Методы исследования./Мангейм Д.Б., Рич Р. К. – M.: Весь мир, 1999.

[23] Более подробные описания традиционных политических систем см. Lloyd P. The Study of the State. African Kingdoms and the Early State/Lloyd P. - The Hague: 1981

[24] Подробнее см.: Кочакова Н.Б.Раннее Государство/Кочакова Н.Б. – М.: Институт Африки, 1999.

[25] Подробнее см. Эволюция традиционных институтов в колониальной и постколониальной Африке: Материалы научной конференции «Африка: общества, культуры, языки», /Ин-т Африки РАН; М., 2001, Schraeder P.J.African Politics and Society: A mosaic in transformation / P. J. Schraeder. Boston: Bedford; New York: St. Martin's, 2000; Tukumbi Lumumba-Kasongo. The Rise of Multipartyism and Democracy in the Context of Global Change: the Case of Africa./ Tukumbi Lumumba-Kasongo. – Westport: Praeger Publishers, 1998; Onwumechili C. African Democratization and Military Coups/Onwumechili C. – Westport: Praeger Publishers, 1998.

[26] Яннинг Й. Cлабые государства в эпоху глобализации /Яннинг Й.//Internationale politik #5 1998, с.27.

[27] Armstrong D. A Turbulent World: An Uncertain IR/Armstrong D.//Journal of International Relations and Development, Vol.7, #3 2004, с.361.

[28] Например, Эритрея - бывшая колония Италии, затем - протекторат Великобритании.

[29] Мельвиль А.Ю., Ильин М.В. Демократия и демократизация/Мельвиль А.Ю., Ильин М.В.//Полис, 1996, №5, с.153.

[30] Интересно то, что та же сплоченность в борьбе против одного режима обернулась войной между Эфиопией и Эритреей в 1998 г.

[31] См. Даймонд Л. Прошла ли “Третья волна” демократизации?/Даймонд Л.//Полис, №1, 1999, с.15.

[32] Chabal P. A Few Considerations on Democracy in Africa./Chabal P.//International Affairs, #74, 1998, с.290.

[33] Coyne C.J. Reconstructing Weak and Failed States: Foreign Intervention and the Nirvana Fallacy/Coyne C.J.//Foreign Policy Analysis #2, Blackwell Publishers, 2006; Doornbos M. State Collapse and Fresh Starts: Some Critical Reflections/Doornbos M.//Development and Change #33(5), Blackwell Publishers, 2002; Eizenstat S., Porter J.E., Weinstein J.M. Rebuilding Weak States/Eizenstat S., Porter J.E., Weinstein J.M.//Foreign Affairs #84, 2005.

[34] Rotberg R. The new nature of nation-state failure/Rotberg R.//The Washington Quarterly, 25 (3), 2002, c.93.

[35] Coyne C.J. Reconstructing Weak and Failed States: Foreign Intervention and the Nirvana Fallacy/Coyne C.J.//Foreign Policy Analysis #2, Blackwell Publishers, 2006; Herbst J. Responding to State Failure in Africa/Herbst J.//International Security 21(3), 1996-97; Hoffman S. Out of the Cold: Humanitarian Intervention in 1990s/Hoffman S.//Harvard International Review 26(1), 1993; Wa Mutua M. Putting Humpty Dumpty Back Together Again: The Dilemma of Post-Colonial African State/wa Mutua M.//Brooklyn Journal of International Law #21, 1995.

[36] Woodward. P. Somalia and Sudan: A Tale of Two Peace Processes/Woodward P.//The Round Table, vol.93, No.375, July 2004, с.475.

[37] Dorff R. Failed States after 9/11: What Did We know and What Have We Learned?/Dorff R//International Studies Perspectives, №6, 2005, с.30.

[38] Оромо – народность, проживающая на юге Эфиопии и в пограничных областях Кении и Сомали.

[39] Ake C. Rethinking African Democracy, in: Diamond L. and Plattner F.M. (eds) The Global Resurgence of Democracy, 2nd edition. – London: John Hopkins University Press, 1996, c.65.



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.