WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Тенденции взаимодействия гражданского общества и государства: существующующая практика и реалии современной россии

На правах рукописи

Мушегян Гайк Манвелович

Тенденции взаимодействия гражданского общества и государства: существующующая практика и реалии современной россии

Специальность 23.00.02 — Политические институты, этнополитическая

конфликтология, национальные и политические процессы и технологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата политических наук

Москва

2008

Работа выполнена на кафедре философии и политологии Академии труда и социальных отношений

Научный руководитель:

доктор политических наук, профессор Барис Виктор Владимирович

Официальные оппоненты:

доктор политических наук, профессор — Грачев Михаил Николаевич

кандидат политичских наук, доцент — Иншаков Михаил Васильевич

Ведущая организация:

Московский государственный университет им. М.В.Ломоносова

Защита состоится 15 апреля 2008 г. в 14-00 на заседании диссертационного совета Д 602.001.01 при Академии труда и социальных отношений по адресу: 119454, Москва, ул.Лобачевского, д.90, корп. 1, ауд.222.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Академии труда и социальных отношений.

Автореферат разослан ____марта 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор социологических наук

профессор А.А.Деревянченко

Общая характеристика работы

Актуальность темы диссертационного исследования. По признанию большинства российских ученых и общественных деятелей[1] формирование гражданского общества и выстраивание его отношений с институтами государственной власти является одной из важнейших задач социально-политического строительства нового, демократического общества в современной России. Значительное внимание этим вопросам уделено и в последнем Послании Президента РФ Федеральному Собранию. «В условиях демократии, — говорится в нем, — невозможно представить себе политические процессы без участия неправительственных объединений, без учета их мнений и позиций. Такой диалог сегодня последовательно развивается, в том числе при конструктивном содействии Общественной палаты»[2]

.

Вместе с тем в теоретическом осмыслении сущности гражданского общества и характера его отношений с государством и обществом в целом все еще существуют серьезные разногласия, выражающиеся в значительной поляризации мнений и оценок в научной литературе. Объективной причиной этому расхождению взглядов является, прежде всего, сама история формирования концепции гражданского общества, начиная с работ Дж. Локка (1632-1704), А. Фергюсона (1723-1816) и, особенно, Г. Гегеля (1770-1831), заложившего социально-философские основы современной концепции гражданского общества, в которых уже содержалась понятийная двойственность его определения, сохранившаяся и в современной теории. «В современной социологии, — констатирует в этой связи Т.Ю. Иванова, — существует два подхода к пониманию гражданского общества: как типа социума, характеризующегося обычно наличием рыночных отношений и демократического типа государственной власти, и как специфической части социума, отличной от государства»[3].

С середины ХХ века, под влиянием политических процессов, происходивших во многих странах Европы и в СССР, на первый план выходит и еще одно, третье важнейшее определение гражданского общества — как совокупности негосударственных некоммерческих организаций. Многие авторы, особенно либеральной направленности, сегодня сознательно сужают понятие гражданского общества до этой его дефиниции[4]. «Вообще говоря, — пишет по этому поводу немецкий политолог Й. Зигерт, — существуют две трактовки этого понятия. Согласно первой, гражданское общество — это особое четко очерченное общественное пространство. В России для него существует обозначение: «третий сектор» (наряду с «первым сектором» — государством и «вторым сектором» — бизнесом). Это представление восходит к диссидентской среде, возникшей 40-50 лет назад в странах Центральной и Восточной Европы, которые находились тогда под контролем Советского Союза. «Гражданское» в таком понимании вполне оправданно противопоставлялось тоталитарному, насквозь милитаризованному государству. К сожалению, — добавляет Й. Зигерт, — пережиток этого представления о гражданском обществе сохранился до нашего времени в сознании многих людей — обычных граждан, политиков, государственных служащих, — и это подчас создает большие трудности[5] ».

Таким образом, к углубленному осмыслению и переосмыслению традиционных концептуальных основ теории гражданского общества современную политологию побуждают, с одной стороны, теоретические разногласия различных подходов и оценок в самой политологии, но, с другой -и потребности развивающейся политической практики, порождающей в этой сфере относительно новые социально-политические явления, играющие в современном обществе все более значимую роль, в том числе и в России. Как отмечается и в Послании Президента РФ, «... в стране растет и число действующих неправительственных организаций, а также их членов-добровольцев, выполняющих различные социально значимые функции, различную социально значимую работу. Их в России уже около 8 миллионов человек»[6]. В настоящее время в России зарегистрировано уже более 350 тыс. неправительственных организаций (НПО)[7].



Однако значительное развитие указанных организаций гражданского общества несет с собой не только положительные, но и некоторые отрицательные социально-политические последствия, также требующие серьезного теоретического осмысления. Во многом это связано с самой историей формирования в России первых независимых организаций гражданской сферы, носивших диссидентский, крайне политизированный и даже антигосударственный характер. В ходе перестройки, начатой М.С. Горбачевым, партийный контроль над средствами массовой информации был снят; гражданские организации и активисты получили свободу слова, собраний, ассоциаций, эмиграции, в результате чего основные требования первых диссидентов-правозащитников были полностью выполнены. Однако инерция сознания и установок, набранная активистами этих организаций, оказалась столь велика, что они и в современных условиях продолжают во многом свою прежнюю борьбу теперь уже с новым российским государством, видя в нем не просто оппонента, имеющего по существу общие с ними государственные интересы и цели, но врага «свободного мира», оплотом которого для них, по-прежнему, выступают Запад и, в особенности, — США.

При этом серьезной проблемой в отношениях российского государства с политизированным сектором НПО остается неурегулированность финансовых отношений этих организаций, осуществляемых в основном с зарубежными правительственными и неправительственными фондами. Уже в Послании Президента РФ Федеральному Собранию 2004 года было отмечено, что «в нашей стране существуют и конструктивно работают тысячи гражданских объединений и союзов. Но далеко не все они ориентированы на отстаивание реальных интересов людей. Для части этих организаций приоритетной задачей стало получение финансирования от влиятельных зарубежных фондов, для других — обслуживание сомнительных групповых и коммерческих интересов, при этом острейшие проблемы страны и ее граждан остаются незамеченными. Должен сказать, что когда речь идет о нарушениях фундаментальных и основополагающих прав человека, об ущемлении реальных интересов людей, голос подобных организаций подчас даже не слышен. И это неудивительно: они просто не могут укусить руку, с которой кормятся»[8].

При этом именно политизированные НПО, наиболее активно поддерживаемые иностранными фондами, демонстрируют в России в последнее время наиболее быстрый рост свой численности не только в столицах, но и по всей стране. Все это создает дополнительные стимулы к серьезному изучению происходящих в российском гражданском обществе социально-политических процессов и к углублению нашего понимания социально-философских основ современной теории гражданского общества вообще и его взаимодействию с государством.

Таким образом, избранная тема исследования обладает не только высокой научно-теоретической актуальностью, но и носит злободневный научно-практический и политико-идеологический характер. От ее успешной разработки во многом зависит и практический успех в построении в России современного демократического общества.

Степень научной разработанности проблемы. Начало систематическим исследованиям проблем гражданского общества, его взаимодействия с государством было положено трудами уже упомянутых выше социальных мыслителей Дж. Локка[9], А. Фергюсона[10] и, особенно, Г. Гегеля[11]. К этому же направлению теоретической мысли следует причислить и английского философа и идеолога либерализма Г. Спенсера[12] (1820-1903). Среди французских мыслителей XIX века большое влияние оказали работы Б. Констана[13] (1767-1830) и А. де Токвиля[14] (1805-1859). Значительный вклад в теорию отношений гражданского общества и государства был внесен и основоположниками исторического материализма — К. Марксом, Ф. Энгельсом, В.И. Лениным и их последователями. Серьезного внимания заслуживают и работы представителей военно-политической концепции происхождения государства и гражданского общества — Л. Гумпловича[15] (1838-1909) и его последователя Е. Дюринга (1833-1921), чья концепция последовательно критиковалась Ф. Энгельсом[16]. В этом отношении следует учитывать и точку зрения К. Каутского[17] (1854-1938), дополнившего впоследствии марксистскую теорию отношений гражданского общества и государства некоторыми положениями указанный военно-политической теории.

В дореволюционном российском обществознании следует упомянуть прежде всего работы М.А. Бакунина, Н.А. Бердяева, И.А. Ильина, М.М. Ковалевского, П.А. Кропоткина, В.В. Леонтовича, И.В. Михайловского, М.Я. Острогорского, П.А. Сорокина[18] и других российских ученых.

В современной литературе общие теоретико-методологические проблемы отношений гражданского общества и государства исследуются в работах Т.А. Алексеевой, В.В. Бариса, А.В. Варывдина, В.В. Витюка, А.Г. Володина, К.С. Гаджиева, И.Н. Гомерова, Ю. Дмитриева, А.А. Зиновьева, З.М. Зотовой, Т.Ю. Ивановой, М.В. Ильина, Н.М. Кейзерова, И.М. Клямкина, Б.И. Коваля, В.В. Лапкина, М.Н. Марченко, А.М. Миграняна, В.В. Пантина, С. Пчелинцева, Ю.М. Резника, В.Г. Смолькова, В.Е. Чиркина, Т.В. Шмачковой[19] и других исследователей.

Конкретно-теоретические и научно-практические проблемы формирования отношений гражданского общества и государства в современной России исследуются в работах Е.И. Башкировой, К.С. Гаджиева, А.А. Галкина, О.В. Гаман-Голутвиной, С.Г. Кара-Мурзы, И.М. Клямкина, А.И. Ковлера, А.П. Кочеткова, Ю.А. Красина, В.В. Лапкина, А.Н. Медушевского, В.В. Пантина, И.К. Пантина, А.В. Рябова, А.М. Салмина, А.И. Соловьева и др. ученых[20].

Актуальные проблемы гражданского общества как системы неправительственных организаций и их отношений с государством исследуются в работах Л.М. Алексеевой, А.В. Варывдина, А.Г. Володина, О.А. Ворониной, М. Горного, 3.Т. Голенковой, Ю.В. Гридчина, З.М. Зотовой, С. Кордонского, А.П. Кочеткова, Ю. Левады, Л.С. Мамута, Е.Б. Мезенцевой; М. Ноженко, О. Попова, Л.М. Романенко, Н.А. Романович; В.Г. Смолькова, А.Ю. Сунгурова, В.Г. Черных, В. Шейниса, Е. Ясина[21] и др. авторов.





Таким образом, теоретические и социально-политические проблемы становления и эволюции отношений гражданского общества и государства вообще и в России, в частности, исследуются в настоящее время по самому широкому спектру направлений и в рамках различных подходов. При этом следует отметить все же недостаточную системную согласованность всего очерченного ареала исследований. Различное (и часто одностороннее) понимание сути гражданского общества приводит к существенно различным результатам и оценкам современного состояния российского гражданского общества, перспектив и направлений его дальнейшего развития и совершенствования во взаимодействии с государством.

Объектом предлагаемого диссертационного исследования является гражданское общество, рассматриваемое как особый исторический социотип со сложной структурой, возникающий в результате длительной исторической эволюции общества и его отношения с государством.

Предметом исследования являются процесс взаимодействия гражданского общества и государства в контексте существующей практики и российских реалий.

Цель настоящего исследования состояла в том, чтобы определить тенденции взаимодействия гражданского общества (как специфической сферы и исторического социотипа) с государством в условиях соответствующих реалий современной России.

Достижение этой цели потребовало решения следующих исследовательских задач.

  1. Осуществить теоретико-методологический анализ основных положений современной теории гражданского общества, выделить основные аспекты этого понятия и определить отношения между ними в рамках единой политологической концепции.
  2. Исследовать основные исторические концепции возникновения государства и гражданского общества, служащих методологической основой современных исследований, выявить их достоинства и недостатки, применительно к предмету и задачам данной работы.
  3. Сформулировать на этом основной тренд взаимодействия государства и гражданского общества как исторического социотипа.
  4. Проанализировать на этой основе феномен прав человека в контексте развития их доктринальных основ и современных социально-политических механизмов их реализации.
  5. Исследовать в рамках общего системного подхода понимание гражданского общества в качестве совокупности негосударственных организаций (третьего сектора), выявив критерии отличия политизированных и неполитизированных (социальных) организаций гражданской сферы.
  6. На основе анализа, предпринятого в данном исследовании, определить основные проблемы и перспективы развития современного демократического гражданского общества в России и показать наиболее оптимальные пути совершенствования отношений гражданской и государственной сфер в российском обществе.

Методологическая и эмпирическая база исследования. В процессе исследования использовались как общенаучные и социально-философские методы (эволюционно-исторический, системный), так и методы собственно политологические (теория политических систем, структурно-функциональный анализ, теория элиты и масс, сравнительный политологический анализ). На конкретно-теорети­чес­ком уровне методологическую и эмпирическую основу исследования составили отмеченные выше труды отечественных и зарубежных ученых, посвященных истории и теории государства и гражданского общества.

Структура исследования. На решение сформулированных задач направлена вся структура данного диссертационного исследования, в каждой из глав которого решается своя группа исследовательских задач. Работа состоит из Введения, двух глав и восьми параграфов, Заключения, Приложения и Библиографического списка использованной литературы.

Научная новизна диссертации заключена в том, что на основе комплексного и междисциплинарного анализа:

- дано авторское оригинальное понимание становления и развития гражданского общества с уточнением трех уровней ее качественной определенности и практической очевидности;

- выявлены доминирующие подходы (либерально-правовой, социально-экономический и социально-политический) исследования гражданского общества в его взаимодействии с государством с определением их достоинств и существенных недостатков;

- определен основной тренд эволюции отношений государства и гражданского общества как особого исторического социотипа;

- предложена авторская интерпретация прав человека в части развития доктринальных основ и существующих социально-политических механизмов их реализации;

- обоснована идентификация гражданского общества как совокупности негосударственных, некоммерческих организаций (третьего сектора);

- исследованы проблемы и перспективы взаимодействия гражданского общества и государства в современных российских реалиях с учетом существующей мировой практики.

Положения, выносимые на защиту:

1. Гражданские общество в своем становлении и развитии прошло и имеет три взаимосвязанных ипостаси:

- это особая сфера, где в противоположность общегосударственной протекает частная жизнь (всякое развитое общество состоит из двух сфер: гражданского общества и государства-«правительства» в широком смысле);

- это исторический социотип, характерной чертой которого является высокая степень эмансипации частной жизни от государственной регламентации и контроля;

- наконец, это не вся негосударственная сфера, а лишь та часть, где действуют негосударственные и некоммерческие организации, политическая активность которых зачастую не имеет легитимной основы.

2. Существенным недостатком либерально-правового подхода к возникновению государства, гражданского общества и взаимодействию между ними является игнорирование факта радикальных различий между государственной и частной деятельностью с необходимым выделением из общества соответствующих субъектов этих дифференцированных видов деятельности. При этом, как правило (в духе Ж.Руссо) делается вывод о подчинении и даже тождественности государства обществу.

3. Социально-экономическая парадигма взаимодействия между государством и гражданским обществом, исходя из содержательного анализа жизни людей (материальное производство) игнорирует «производственную» необходимость существования государства, оставляя ему роль искусственного ограничителя общественной свободы.

4. Собственно социально-политический аспект исследования – государства и гражданского общества указывает на то, что по происхождению они адекватны военно-аристократическому порядку с его первым разделением на труд военно-политический (государственный, ратный) и труд мирно-хозяйственный, составляющий содержание гражданского общества. Хотя у современных государств мирно-хозяйственная составляющая их деятельности занимает намного большую часть их функций, чем в древности, тем не менее их военно-политический сегмент является главным и основным, выделить пренебрежение которого ведет к потере государственности и внешнего политического суверенитета вообще.

5. Доминирующим трендом развития гражданского общества как особого исторического социотипа является усиление (первичность) частной, гражданской сферы по отношению к сфере государственной, остающейся управляющей, однако существенно ограниченной:

- в своих решениях, изначально заданными рамками прав человека;

- «социальной» легитимностью, обеспечиваемой субъектами гражданской сферы, включая институт прямой демократии.

6. Интерпретация прав человека в их классическом (духовно-правовом) контексте априори противопоставляет гражданское общество и государство, последнее из которых актуализирует социально-политические механизмы (демократическая политическая система, многопартийность, свободные выборы, первичность международных норм, самодеятельность гражданского общества, включая ее организационные формы) обеспечения прав человека, особенно социальных.

7. В современных российских реалиях самоорганизация гражданского общества не имеет должной социально-практической зрелости, обусловленной историческими причинами. Данные организации, являясь проявлением частной жизни граждан и соответствующих интересов (экономических, социально-бытовых) претендуют на выполнение в обществе части социально-политических функций, их легитимность как выражение общей воли не проверяется никакими демократическими процедурами (выборы, референдумы и т.д.) и не может противостоять легитимности государственных органов власти. Однако деятельность организаций «третьего сектора» (в силу структурируемости и способности оказывать на государство серьезное воздействие) должна регулироваться тщательно продуманным и взвешенным законодательством.

Практическое значение работы заключается в том, что ее положения, материалы и выводы могут быть использованы в преподавании социально-политических и политологических дисциплин; а также при разработке политических программ и нормативных документов, регулирующих процессы укрепления и развития современного российского гражданского общества.

Апробация работы. Диссертация была обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры философии и политологии Академии труда и социальных отношений. Основные положения и выводы работы нашли отражения в научных публикациях автора, а также в выступлении на Сорокинских чтениях на социологическом факультете МГУ им. М.В.Ломоносова.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, степень научной разработанности проблемы, определяется цель и задачи исследования, представлены положения, выносимые на защиту, раскрываются научная новизна и практическая значимость диссертационной работы. Кроме того, выделены эмпирическая и методологические базы настоящего исследования.

В первой главе «Теоретические основания исследования сущности взаимодействия государства и гражданского общества в рамках их становления, развития и актуализации», состоящей из четырех параграфов: «Общее определение государства и гражданского общества. Идеи Г.Гегеля как исходный пункт развития современных представлений о гражданском обществе», «Либерально-правовой подход к генезису государства,, становлению гражданского общества и к их взаимодействию», «Феномены гражданского общества и государства в социально-экономическом контексте», «Общественно-политические факторы возникновения государства и развития гражданского общества» рассмотрены и критически оценены автором основные концепции, идеи и подходы к исследованию взаимодействия государства и гражданского общества в контексте их генезиса, становления и эволюции. При этом автор отмечает, что не смотря на обилие литературы по вышеотмеченной проблеме, современные представления о ней не отличаются достаточной простотой и ясностью. Автор считает, что понимание гражданского общества в основе своей содержит гегелевскую идею о том, что гражданское общество, с одной стороны противостоит семье, а с другой – государству, которое является собой нечто среднее между ними.[22]

Исходя из этого автор приходит к выводу, что для определения государства и гражданского общества следует выделить не только генезис, но и взаимодействие соотношение между ними, которое выглядит следующим образом. Общество представляет собой некое единство управляющей (государство в узком смысле слова) и управляемой сфер (гражданское общество). Здесь же существует собственно государство (правительство в широком смысле) как управляющая сфера и гражданское общество как управляемая сфера. При этом очевидно, что гражданское общество не возникает изначально, параллельно с государством, а появляется лишь в зрелом обществе, т.е. оно являет собой исторически определенный тип общества. Таким образом автор исходит из того, что гражданское общество это ее особая часть, и исторический тип, вызревающей на определенном этапе взаимодействия с государством, характерной чертой которого является высокая степень эмансипации частной жизни от государственной регламентации и даже доминирования. Именно так понимается гражданское общество в современной западной демократии.

Кроме этого, автор полагает, что третьим проявлением феномена гражданского общества является не вся государственная сфера общества, а лишь та ее часть, в которой действуют негосударственные, некоммерческие организации. Данное определение по существу является прямым продолжением понимания гражданского общества, как особой негосударственной сферы общественной жизни.

Либерально-правовой подход к пониманию взаимодействия государства и гражданского общества декларирует первое в качестве института, противостоящего силам, разрывающим общество. Здесь автор обращает внимание на существенный недостаток этого подхода, не признающего радикального отличия государственной деятельности от деятельности частной со специализацией на первой из них особых социальных групп и слоев. Данное обстоятельство особенно рельефно прослеживается в концепции Ж.Ж.Руссо, настаивавшего на обязательном исполнении государственных функций всеми членами общества и предлагавшего по сути превратить все общество в государство, без выделения гражданской (частной) сферы. При этом либерально-правой подход, по мнению автора, сводит все отношения между людьми лишь к правовым без должного внимания, к иным содержательным реалиям общественной жизни.

Социально-экономическая интерпретация феноменов гражданского общества и государства, по мнению автора, позитивна, поскольку в ней имеет место обращение к содержательному анализу реальной жизни людей в основе которой лежит материальное производство. Политико-правовые представления и институты вполне оправдано здесь рассматриваются в качестве зависимого от условий, в которых реализуется материально-производственная деятельность общества. Поэтому государство не является институтом, детерминированным производственной (в широком смысле) необходимостью, а возникает как нечто привносимое извне, благодаря побочным обстоятельством (например, имущественному неравенству). В этой связи государство, теряющее свои управленческие функции (с введением общественного управления) с неизбежностью отмирает.

Однако автор считает, что есть достаточные основания полагать, что именно военно-политическая деятельность, а не само по себе мирное накопление материального богатства (являющееся стимулов для войн и насилия) была первоначальной причиной разделения общества на классы и возникновения государства. Воины-дружинники с их вождями стали первыми правителями и первым политическим классом древнего общества. Иными словами автор утверждает, что самым первым крупным разделением труда было не отделение скотоводства от земледелия, а отделение военного (ратного) труда от труда собственного хозяйственного (земледелие, скотоводство, ремесло и т.д.).

Таким образом первым государством или прото-государством (государственный аппарат) – была армия во главе с вождем-военачальником, а мирные жители представляли первоначальное «гражданское общество». Имущественное неравенство в древнем обществе, по мнению автора, является не причиной, а следствием первоначального разделения труда на хозяйственный и ратный, причем именно последний и создает первых крупных собственников.

На основании вышеизложенного диссертант в последнем параграфе первой главы обращает внимание на анализ общественно-политических факторов возникновения государства и развития гражданского общества.

Отдавая должное историческим основаниям теории насильственного возникновения государства, автор обращает внимание на то, что завоевание не явилось универсальным способом образования государства у всех племен и народов. Многие из них формировали государство, исходя из внутренней потребности своего сохранения в условиях постоянной внешней военной и экономической опасности. «Материальные причины» войны не связаны лишь с возможностью грабежа оседлых племен. Очевидно, что корни этого социально-политического явления лежат в самом первоначальном способе производства людей, бывших коллективными воинами-охотниками. При этом распределение добычи эволюционировало от уравнительного к пропорциональному принципу, что в конечном счете обусловило первоначальное разделение членов военно-охотничьих коллективов на элиту (в изначальном ее понимании – лучший, отборный) и народ.

Причем данное разделение на военную аристократию, олицетворяющую первоначальное государство и простой народ, представляющий первоначальное мирное гражданское общество может происходить и без всякой связи с институтом рабства, как утверждал, например Л. Гумплович[23]

. Указанное выше разделение труда на труд военно-политический (государственный, ратный) и труд мирнохозяйственный лежат в основе разделения государства и гражданского общества. При этом отмечается, что важность социально-политических факторов возникновения государства, очевидна, несмотря на то, что в современных государствах мирно-хозяйственная составляющая их деятельности занимает весьма значительную часть функций в сравнении с военно-политической.

Вторая глава диссертации «Коллизии и тенденции взаимодействия гражданского общества и государства в системе социально-политических отношений современной России» включает в себя четыре параграфа: «Основной тренд эволюции отношений государства и гражданского общества как особого исторического социотипа», «Права человека: развитие доктринальных основ и современные социально-политические механизмы их реализации», «Идентификация гражданского общества в качестве совокупности негосударственных организаций (третьего сектора)», «Основные проблемы и перспективы формирования российского гражданского общества во взаимодействии с государством» и посвящена исследованию основных проблем и тенденции взаимодействия государства и гражданского общества в реалиях современной России.

При этом обращает внимание то, что современные государство и гражданское общество возникли как историческое отрицание их средневековых форм в ходе политических революций XVII-XVIII веков, где происходил переход от классово-сословному к классо-гражданскому обществу с равенством граждан в политических и экономических нравах. Данное положение, по мнению автора непосредственно связано с идеей ограничения внутреннего суверенитета любого государства (в том числе и демократического) по отношению к гражданскому обществу. Иными словами в современном понимании гражданским является то общество, в котором суверенитет любой власти (и государства в целом) ограничен правами отдельного (частного) человека, а следовательно, - правами негосударственной (гражданской) сферы общества. Реальным и вполне действенным механизмом такого ограничения является, как известно, выборность и сменяемость всех представителей всех органов власти, ответственных тем самым, перед представителями гражданского общества. Кроме того, изменялись отношения между элитами в современном обществе: когда военно-политическая элита подчиняется и начинает служить торгово-финансово-хозяйственной (гражданской) элите.

Действительно, при рассмотрении современного общества нетрудно заметить, что правы и интересы гражданских классов в нем почти полностью подчинили себе нрава и интересы политического класса, это общество стало мирно-пацифистским и антимилитаристским настолько, что практически уже утратило значительную часть своего внешнего суверенитета по отношению к наднациональным институтам и структурам. Автор полагает, что указанный тренд является доминирующим в системе взаимодействия современных государств и гражданского общества, российских в том числе. Поэтому эволюцию современного общества можно выразить таким образом, что его частные классы, составляющие гражданское общество, подчинили себе слои, составляющие собственно государство.

В этой связи автор исходит из того, что становление современного гражданского общества начинается с упразднения особых государственных сословий. Из данного положения следует необходимость относительной независимости и первичности гражданской сферы по отношению к сфере государственной. Наконец, значимой характеристикой гражданского общества как исторического социотипа также является чрезмерное подавление гражданским обществом государственного образа мышления и соответствующего политического класса, что с неизбежностью ограничивает национально-государственные интересы.

Очевидно, что одним из основ и условий становления указанного гражданского общества является как доктринальное оформление, прав человека так и социально-политические механизмы их реализации.

Известно, что классическое понимание прав человека в негативной (как отсутствие принуждения) форме было сформулировано западно-европейскими просветителями в XVIII веке. Сначала в противоположность, а затем в дополнение были разработаны, так называемые социальные (позитивные – при наличии выбора) права, которые в отличие первых, духовно-политических норм и свобод могут быть гарантированы исключительно государством. Данное обстоятельство, по мнению автора, игнорируется представителями российского правозащитного движения, отдающих предпочтение «архаичной» классике.

Среди реальных социально-политических механизмов реализации прав человека как совокупности «гражданских и социальных» норм в диссертации определены: современное государство, демократическая политическая система и ее атрибуты (многопартийность, свободные выборы и СМИ), деятельность ООН и сотрудничающих с ней международных специализированных организаций, самодеятельность самого гражданского общества, включая и ее организованные формы. При этом отмечается, что в современных российских реалиях самоорганизация гражданского общества носит характер недостаточной социально-практической зрелости в силу различных исторических причин и обстоятельств.

Прежде всего негосударственные организации и объединения, идентифицированные в качестве гражданского общества или его части, представляют собой проявление частной жизни в контексте экономических и социально-бытовых интересов. Как правило они выражают волю и интересы лишь наиболее активной части, а их социальная легитимность не проверяется демократическими процедурами (выборы, референдумы и т.д.). При этом часть организаций гражданской сферы отличаются от остальных своим ярко выраженным политическим характером, хотя они и не являются политическими партиями. Поскольку эти объединения граждан в силу своей организованности, способны оказывать на государство самое серьезное влияние, то их деятельность должна регулироваться тщательно продуманным и взвешенным законодательством.

В диссертации утверждается, что деятельность государственных органов власти, сформированных в результате победы политических партий на корректно проводимых демократических выборах с реальной альтернативой должны рассматриваться в качестве более легитимного представительства воли гражданского общества, чем деятельность любых частных объединений граждан, претендующих на выражение такой воли.

Чтобы выделить основные коллизии и перспективы формирования российского гражданского общества необходимо учитывать существовавшие ранее социально-политические обстоятельства. Хотя государственная деятельность в СССР формально была объявлена просто профессией, на практике она превратилась в привилегию для членов одной политической партии. Государственная сфера в СССР так и осталась не подотчетной сфере гражданской (частной) жизни, которой было отказано в праве частной собственности и ведения самостоятельной предпринимательской жизни. При этом в общественном сознании и идеологии доминировали ценности и нормы государственной сферы, что во многом напоминало черты традиционного общества. В этой связи вовсе не случайно правозащитное движение в начале своего становления нового гражданского общества возникло в западно-классической, подчас, антигосударственной форме. Прозападная инерция сознания и установок, набранная представителями диссидентского движения оказалась столь велика, что они по-прежнему ставят своей целью борьбу не с нарушениями прав человека, а с самим новым российским государством. Данная коллизия осложняется еще и тем, что основное финансирование деятельности этих организаций осуществляется из-за рубежа, что неизбежно их делает проводниками антироссийской политической деятельности.

Основными традиционными особенностями российской государственной сферы является недостаточный опыт существования нашей политической элиты в условиях конкурентного плюрализма, отсутствие доверия к представительным органам власти и уважения к организационному самоопределению гражданской сферы. При оптимизации взаимодействия между государством и гражданским обществом необходима длительная и кропотливая работа по изменению указанных выше традиций в нужном направлении с учетом конкретных условий и политических обстоятельств (в том числе и международных).

Именно этим проблемам и должно уделяться на современном этапе основное внимание как государственных, так и частных организаций, призванных совершенствовать российское гражданское общество.

В Заключении работы подводятся окончательные итоги исследования, формулируются его основные выводы и намечаются некоторые перспективные направления дальнейшей исследовательской работы.

В Приложении приводится список российских неправительственных организаций и филиалов американских НПО в России, получающих финансирование со стороны Национального фонда поддержки демократии США, с указанием размеров их финансирования (данные 2005 года). По неофициальным данным, в 2006 году сумма грантов составила 80 млн. долларов, а в 2007 году около 20 млн. долларов.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы, включая публикации в изданиях, содержащихся в Перечне ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендованном ВАК РФ:

1. Военно – политическая концепция происхождения государства и гражданского общества: основные достоинства и недостатки. Учебное пособие. - М., 2007. В соавторстве, не разделено, 1,75 п.л.

2. Концепция Г. Гегеля как исходный пункт развития современных предоставленний о гражданском обществе // Труд и социальные отношения. - М., № 1,2008. - 0.6 п.л.

3. Гражданское общество как особый исторический тип отношений государственной и гражданской сфер внутри общества.// Спутник. - М., 2008, -0,2 п.л.

4. Социально – экономические и военно – политические факторы первоначального разделения общества на государственную и гражданскую сферы// Спутник. М., 2008, - 0,5 п.л.

5. Либерально – правовая концепция происхождения государства и гражданского общества: основный достоинства и недостатки// Спутник. - М., 2008. - 0,8 п.л.


[1] См., напр.: Зотова З.М. Власть и общество: проблемы взаимодействия. М., 2001; Иванова Т.Ю. Политическая культура населения как условие существования гражданского общества // Перспективы самоуправления и самоорганизации в России. М., 2000; Мамут Л.С. Семинары по проблемам гражданского общества «Полития». 2004. 29 января // http://www.politeia.ru/seminar.php?2004-01-29 и др.

[2] Путин В.В. Послание Федеральному Собранию Российской Федерации. 26 апреля 2007 года // Официальный сайт Президента РФ: http://www.kremlin.ru/appears/2007/04/ 26/156_type63372type63374type82634_125339.shtml.

[3] Иванова Т.Ю. Политическая культура населения как условие существования гражданского общества // Перспективы самоуправления и самоорганизации в России. М., 2000. С. 24.

[4] См., напр.: Гражданское общество и государство. М.; Фонд «Либеральная миссия», 2005.

[5] Зигерт Й. Гражданское общество в России // Отечественные записки. 2005. № 6.

[6] Путин В.В. Послание Федеральному Собранию Российской Федерации. 26 апреля 2007 года // Официальный сайт Президента РФ: http://www.kremlin.ru/appears/2007/04/ 26/156_type63372type63374type82634_125339.shtml.

[7] Алексеева Л. Российское гражданское общество — что это такое? // Гражданское общество и государство. М.; Фонд «Либеральная миссия», 2005. С. 19.

[8] Путин В.В. Послание Федеральному Собранию Российской Федерации. 26 мая 2004 года // Официальный сайт Президента РФ: http://www.kremlin.ru/appears/2004/05/ 26/2003_type63372type63374_71501.shtml.

[9] См. Локк Дж. Два трактата о правлении // Антология мировой политической мысли. Т. 1. М., 1997.

[10] См. Фергюсон А. Опыт истории гражданского общества / Пер. с англ. И.И. Мюрберг; Под ред. М.А. Абрамова. М., 2000.

[11] См. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990.

[12] См. Спенсер Г. Синтетическая философия. Киев. 1997.

[13] См. Констан Б. Принципы политики // Классический французский либерализм. М., 2000.

[14] См. Токвиль А. де. Демократия в Америке. М., 1992.

[15] См. Гумплович Л. Общее учение о государстве. СПб., 1910.

[16] См. Энгельс Ф. Анти-Дюринг // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. T. 20.

[17] См. Каутский К. Развитие государственного строя на Западе. СПб., 1905.

[18] См., напр.: Бакунин М.А. Государственность и анархия. М., 1996; Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990; Ильин И.А. Наши задачи. Историческая судьба и будущее России. Статьи 1948-1954 гг. В 2-х т. Т. 1. М., 1992; Ильин И.А. О сущности правосознания. М., 1993; Ковалевский М.М. Происхождение современной демократии. М., 1897; Кропоткин П.А. Анархия: Сборник / Сост. и предисловие Р.К. Баландина. М., 2002.; Леонтович В.В. История либерализма в России: 1762-1914. М., 1995; Михайловский И.В. Очерки философии права. Томск, 1914; Острогорский М.Я. Демократия и политические партии. М., 1997; Сорокин П.А. Человек. Общество. Цивилизация. М., 1992 и др.

[19] Алексеева Т.А. Современные политические теории. М., 2000; Варывдин А.В. Гражданское общество // Социально-политические науки. 1992. № 8; Барис В.В. Геополитические контуры России. М., 2002; Витюк В.В. Становление идеи гражданского общества и ее историческая эволюция. М., 1995; Володин А.Г. Гражданское общество и модернизация в России (Истоки и современная проблематика) // Полис, 2000. № 3; Гаджиев К.С. Концепция гражданского общества: идейные истоки и основные вехи формирования // Вопросы философии. 1991. № 7; Гомеров И.Н. Государство и государственная власть: предпосылки, особенности, структура. М., 2002; Дмитриев Ю. Соотношение понятий политической и государственной власти в условиях формирования гражданского общества // Государство и право. 1994. № 7; Зиновьев А.А. Идеология партии будущего. М., 2003; Зотова З.М. Власть и общество: проблемы взаимодействия. М., 2001; Иванова Т.Ю. Политическая культура населения как условие существования гражданского общества // Перспективы самоуправления и самоорганизации в России. М., 2000; Ильин М.В., Коваль Б.И. Две стороны одной медали: гражданское общество и государство // Полис. 1992. № 1-2; Кейзеров Н.М. О соотношении гражданской и политической культур // Cоциально-политические науки. 1991. № 7; Клямкин И.М., Лапкин В.В., Пантин В.В. Между авторитаризмом и демократией // Полис. 1995. № 2; Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права. М., 2006; Мигранян А.М. Гражданское общество // 50/50. Опыт словаря нового мышления. М., 1989; Пчелинцев С. Гражданское общество и проблемы ограничения прав и свобод граждан: теоретические и правовые аспекты // Отечественные записки. 2005. № 6; Резник Ю.М. Гражданское общество как феномен цивилизации. Теоретико-методологические аспекты исследования. М., Союз, 1998; Смольков В.Г. Гражданское общество и государство // Гражданское общество. М., 1993; Чиркин В.Е. Легализация и легитимация государственной власти // Государство и право. 1995. № 8; Шмачкова Т.В. Из основ политологии Запада (характер режимов, гражданское общество и партийные системы при демократии) // Полис, 1991. № 2 и др.

[20] См., напр.: Башкирова Е.И. Трансформация ценностей российского общества // Полис. 2000. № 6; Гаджиев К.С. О перспективах демократической государственности в России // Полис, 1994, № 3; Галкин А.А., Красин Ю.А. Россия на перепутье. Авторитаризм или демократия: варианты развития. М., 1998; Гаман-Голутвина О.В. Тенденции эволюции российского парламентаризма // Политический класс. 2006. № 4; Кара-Мурза С.Г. Евроцентризм. Скрытая идеология перестройки. М., 1998; Клямкин И.М., Лапкин В.В., Пантин В.В. Между авторитаризмом и демократией // Полис, 1995, № 2; Ковлер А.И. Кризис демократии? Демократия на рубеже ХХI века. М., 1997; Кочетков А.П. На пути к гражданскому обществу. М., 1992; Медушевский А.Н. Демократия и авторитаризм: российский конституционализм в сравнительной перспективе. М., 1998; Пантин И.К. Демократический проект в современном мире // Полис, 2002. № 1 Российское общество: становление демократических ценностей? / Под ред. Макфола М. и Рябова А.В., М., 1999; Салмин А.М. Современная демократия: очерки становления. М., 1997; Соловьев А.И. Политология. Политическая теория и политические технологии. М., 2000 и др.

[21] См., напр.: Алексеева Л.М. Российское гражданское общество — что это такое? // Гражданское общество и государство. М., Фонд «Либеральная миссия», 2005; Варывдин А.В. Гражданское общество // Социально-политические науки. 1992. № 8; Володин А.Г. Гражданское общество и модернизация в России (Истоки и современная проблематика) // Полис, 2000. № 3; Воронина О.А. Представление жителей Рыбинска о правах человека // Права женщин в России: исследование реальной практики их соблюдения и массового сознания. Том. I. М., 1998; Голенкова 3.Т., Витюк В.В., Гридчин Ю.В., Черных А.И., Романенко Л.М. Становление гражданского общества и социальная стратификация // Социологические исследования. 1995. № 5; Горный М. Коалиции неправительственных организаций (организаций Третьего сектора) // Гражданское общество — в поисках пути. СПб., 1997; Гражданское общество и государство. М., Фонд «Либеральная миссия», 2005; Гражданское общество. В поисках пути / под ред. А.Ю. Сунгурова, СПб., Политологический центр «Стратегия», 1997; Зотова З.М. Власть и общество: проблемы взаимодействия. М., 2001; Кордонский С. Государство, гражданское общество и коррупция // Отечественные записки. 2005. № 6; Левада Ю. От мнений к пониманию. Статьи 1993-2000 гг., ВЦИОМ. М., 2000; Мамут Л.С. Семинары по проблемам гражданского общества «Полития». 2004. 29 января: http://www.politeia.ru/ seminar.php?2004-01-29; Мезенцева Е.Б. Трудовое право в современном российском контексте // Права женщин в России: исследование реальной практики их соблюдения и массового сознания. Том. I. М., 1998; Ноженко М. Кто и как взращивает в России гражданское общество // Отечественные записки. 2005. № 6; Попов О. Почему российские правозащитники не защищают права русских в странах ближнего зарубежья. 2002. // http://zero.thewalls.ru/htdocs/sortir/pravozaschitniki.htm; Романович Н.А. Концепция «разделение властей» через призму концепции «симфония властей» (Доклад на IV Всероссийском конгрессе политологов «Демократия, безопасность, управление: новые вызовы политической науки», Октябрь 20-22, 2006 г.) // http://www. qualitas.ru/ media/pub/ 2006/Doklad.doc; Шейнис В. Когда же придет настоящий день? // Официальный сайт Фонда «Либеральная миссия». Материалы дискуссии «Российское государство: вчера, сегодня, завтра»: http://www.liberal.ru/ sitan.asp?Num= 626 и др.

[22] См., Гегель Г. Философия права., М., 1990., с.228.

[23] Гумплович Л. Общее учение о государстве., СПб, 1910, С.139



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.