WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Образ советской россии в творчестве американских писателей и публицистов в историко-культурном контексте 1917- 1991 гг.

На правах рукописи

ТРЕТЬЯЧЕНКО Елена Александровна

ОБРАЗ СОВЕТСКОЙ РОССИИ В ТВОРЧЕСТВЕ АМЕРИКАНСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ И ПУБЛИЦИСТОВ

в историко-культурном контексте 1917-1991 гг.

Специальность 24.00.01 – теория и история культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата культурологии

Шуя-2010

Работа выполнена на кафедре культурологии и литературы

ГОУ ВПО «Шуйский государственный педагогический университет»

Научный руководитель доктор культурологии, доцент Кубанев Николай Алексеевич
Официальные оппоненты доктор философских наук, профессор Прохоров Михаил Михайлович
кандидат философских наук, доцент Квасова Мария Геннадьевна
Ведущая организация ГОУ ВПО ««Нижегородский государственный педагогический университет»

Защита состоится «25» июня 2010 года в _____ часов на заседании диссертационного совета Д 212.302.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата культурологии при ГОУ ВПО «Шуйский государственный педагогический университет» по адресу: 155908, Ивановская область, г. Шуя, ул. Кооперативная, д. 24, ауд. 220.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Шуйский государственный педагогический университет».

Автореферат разослан «___» мая 2010 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат философских наук А.В. Низова

Общая характеристика работы

Актуальность исследования. Процесс культурно-исторического познания друг друга как со стороны России, так и со стороны Соединенных Штатов и Запада в целом, начавшийся в ХVIII веке, приобрел особую глубину и размах в ХХ веке. Процесс постижения одного народа другим проявляется через диалог культур, выраженный главным образом в книгах. Именно книга формирует и меняет наше представление о той или иной стране и её народе. Именно через книгу происходит изменение представлений одного народа о другом. Именно книга может трансформировать образ «другого» «иного», из образа «друга» превратить в образ врага и наоборот. Литература воплощает принципы и механизмы культуры и озвучивает её смысловое целое.

Представления о Советской России, которые сложились в американском общественном и литературном сознании менялись, трансформировались в результате более глубокого освоения советского образа жизни, в процессе развертывающегося диалога культур, типологических и контактных связей и взаимодействий. Этот процесс происходил как на культурном, политическом, идеологическом, так и на социальном и литературном уровнях. Америка и Россия имеют богатую историю сосуществования, включающую и дружественное партнёрство, и противостояние. События в России, выступала ли она союзником или противником в конкретный исторический период, никого не оставляли равнодушными. Советско-американские культурные и литературные связи под влиянием социальных и политических процессов претерпевали немало изменений: расцвет отношений в период «красных тридцатых» сменился «морозом» холодной войны, затем «оттепелью» шестидесятых и эйфорией «нового мышления», перестройки, гласности 1980-х., когда многим казалось, что Россия и Америка стали друзьями навек. Все это не могло не отразиться на политических и идеологических пристрастиях книжного обмена и культурного диалога.

В нынешней геополитической ситуации конфликтности на национальной, конфессиональной, социально-экономической и внешнеполитической основе возрастает проблема формирования положительного образа страны, который оказывает значительное влияние на ее статус в мировой политико-правовой системе взаимосвязей, взаимоотношений и взаимодействий стран и регионов.

Образ Советской России – как негативный, так и позитивный – играл немаловажную роль в политических процессах и дискуссиях в Америке. В данной связи целесообразно рассмотреть работы американских публицистов о Советской России с точки зрения того, как в них преломляется образ России, как её видела другая культура, как формировались те стереотипы её восприятия, которые, сохраняясь частично и в наше время, в обновлённом виде влияют не только на общественное мнение, но также и на характер политических, экономических и культурных взаимоотношений обеих стран. При этом любой образ, как и питающие его стереотипы, – явление динамичное.



При огромном количестве книг о «путешествиях» в Советскую Россию, появлявшихся в американской литературе на протяжении всего XX века, мы посчитали необходимым выбрать только те произведения, которые оказали решающее влияние на формирование общественного мнения в США.

Предметом нашего сопоставления и осознания в данной работе является национально особенное художественное мышление. Однако художественность текста как важнейшее культурное явление также имеет особое значение при декодировании выраженной имплицитно при помощи художественных средств общественной и политической позиции того или иного писателя. Объединяющим моментом всех выбранных для нашего исследования художественных произведений является образ самого «путешественника».

Актуальность темы обусловлена культурологическим, социальным, политическим и коммуникационным аспектами исследования. Изучение сложившихся русско-американских представлений является одной из самых разработанных тем отечественной американистики, вместе с тем сохраняя свою актуальность. Это связано с особым характером русско-американских отношений как в прошлом, так и в настоящем. Изучая развитие взаимоотношений России и США, важно учитывать роль общественного мнения, тот образ советской действительности, который складывался в американском обществе на протяжении ХХ века, нашедший своё отражение в публицистике наиболее видных представителей американской писательской среды. Публицистические произведения о России представляют собой совершенно особый, богатый эмпирический источник, несущий в себе сущностный культурологический материал.

Американские представления и наблюдения, рассматриваемые в данной работе, создают неповторимую картину русской жизни, дополняя уже известные факты новыми деталями. Изучение сложившихся представлений невозможно без учёта социального и исторического момента. Работа, таким образом, имеет междисциплинарный характер, находясь на стыке различных гуманитарных дисциплин: культурологии, литературы, социологии, истории и психологии. Общим с социологией является изучение проблемы возникновения стереотипов, в том числе национальных, являющихся неотъемлемой частью понимания национальных характеров. Психологические проблемы затрагиваются при изучении образа мысли и восприятия путешественником российской реальности. Период, рассматриваемый в работе, является важным для понимания сегодняшних российско-американских отношений по той причине, что представления, сложившиеся в американском обществе влияют на сегодняшний диалог культур и международное сотрудничество.

Степень научной разработанности проблемы можно охарактеризовать как противоречивую. С одной стороны, накоплен значительный материал по вопросам истории, литературы, культуры и межкультурным отношениям как в нашей стране, так и за рубежом, имеющий бесспорную научную ценность. С другой стороны – до сих пор эти работы носили идеологическую окраску в оценке исторических событий и творчества ряда американских писателей и публицистов.

Изучение представлений американской общественности о Советском Союзе, то есть изучение имиджа представляет собой важный аспект в осмыслении российско-американских отношений. Разработке теоретических основ формирования национальных имиджей и стереотипов посвящены работы У. Бьюкенена, Г. Келмана, К. Боулдинга, Р. Джервиса и многих других западных ученых. На материале российской истории механизмы формирования и функционирования внешнеполитических стереотипов исследовали Н.А. Ерофеева, Е. Высочина, А. В. Голубева, С.В. Чугров, Е. Егорова, К. Плешакова.

Одним из первых исследований образа России в США стало произведение А. Бэйби «Американцы в России», в котором представлена библиография произведений американских авторов о царской России, а так же краткие сведения об авторах и целях их пребывания в России с 1776 по 1917 гг.

Автору удалось проследить трансформацию образа России на протяжении длительного времени, однако представленный материал не является исчерпывающим.

История русско-американских отношений на высшем личностном уровне освещена в книге А. Тарсаидзе «Цари и президенты: история забытой дружбы».

В монографии А.В. Павловской «Россия и Америка. Проблема общения культур. Россия глазами американцев. 1850-1881-е годы» автор рассматривает наиболее устойчивые представления о России, распространенные в американском обществе во второй половине XIX века.

В советский период значимый вклад в изучение истории США вообще и ранних связей с Россией внес Н.Н. Болховитинов. Его перу принадлежит большой число работ, начиная с 1732 г., в которых изучены научные, культурные и общественно-политические связи двух держав.

Связи России и США в различных сферах политики и культуры рассматривались в работах Старцева А. И. Несмотря на обзорный характер исследования, А. И. Старцев впервые проанализировал взаимосвязь двух наций, их разносторонние и тесные контакты в политике и культуре в длительной исторической перспективе.

Советские исследователи М.И. Анисимов, А.А. Елистратова, Р.М. Самарин, М.О. Мендельсон, Я.Н. Засурский, Б.А. Гиленсон, И.В. Киреева создали подлинно научную школу советской американистики и внесли большой вклад в исследование влияния «Великого Октября» на мировой литературный процесс и литературу США. Однако в оценках творчества ряда американских писателей советскими исследователями наблюдается односторонний подход, заметно идеологическое влияние времени и несколько субъективные выводы.

К проблеме адекватного отражения и восприятия американцами сведений о России обращались А. Ю. Мельвиль, А.С. Мулярчик, Дж. К. Михайлин, В.Л. Хайт. Ими была высказана мысль о том, что возможность взаимодействия культур весьма относительна. Воспринимающая сторона не столько усваивает чужой опыт, сколько переделывает его не свой лад – в соответствии со своим историко-культурным опытом, со своей национальной психологией, социально-экономическим, политическим устройством и идеологией. При этом не обходиться без искажений, которые порой порождают враждебность и конфликты. Авторами так же было показано, как в силу идеологических и политических соображений возникали прямые фальсификации имиджа советской культуры.

Проблема «я» и «другой», «свой» и «чужой» – одна из ключевых в философии, социологии, психологии, культурологии и истории. Интерес исследователей к различным аспектам этой проблемы возрос в последней четверти XX в. Появились работы, посвященные механизмам формирования образов отдельных стран и регионов в сознании представителей других этнических сообществ[1]. Так, ежегодный альманах «Одиссей» за 1993 год целиком посвящен образу «другого» в культуре. В 90-е годы прошлого столетия изданы два выпуска «Размышлений о России и русских», в которых образ России и русского народа представлен в трудах и заметках иностранных авторов[2]. Вышли в свет сборники трудов, объединившие работы социологов, историков, культурологов, в которых подверглись анализу истоки формирования образа России, эволюция представлений о России под влиянием меняющейся исторической действительности, этнонациональные аспекты истории[3].

Широкое освещение понятие «национальный образ» получило в работах философско-культурологического характера Г.Д. Гачева, который считал, что разработка данной проблемы имеет большое практическое значение для взаимопонимания народов. Теоретический и практический материал касающийся восприятия культуры представлен и проанализирован в исследованиях А. А. Гагаева, Б. А. Душкова, В.В. Кочеткова, В. Г. Крысько.

Культурологические аспекты понятия анализируют О. Шпенглер, М.Ю. Лотман, Н.Н. Рубцова, О.Д. Волкогонова, А. П. Гуревич. Анализируют понятие с позиций социологии, политологии, этнологии и лингвокультурологии исследователи Э.А. Галумов, С.Г. Тер-Минасова, Д.Н. Замятин, Э.Я. Баталов.

Исследование А. Н. Николюкина «Литературные связи России и США» посвящено анализу литературных контактов между двумя странами c XVIII века. Продолжали изучение различных аспектов русско-американских литературных взаимодействий Э.Ф. Осипова, А.С. Мулярчик, М.Н. Никольская, Е.А. Морозкина, Н. Пальцев, А. Зверев, Н.А. Кубанев.

Подробный анализ книг о России, изданных за рубежом в 1990-х гг. даёт А.Ю. Большакова в своей работе «Норма и аномалия: образ России в англо-американской русистике 1990-х годов».

Характерные черты образа России, сформированного в рамках американского россиеведения и его эволюция в период 1970-2000 гг. рассматривается в монографии Лаптевой Е.В. «Американское россиеведение: образ России».

Проблеме восприятия России на Западе в рамках межкультурной коммуникации, в сфере изучения национальных гетеростереотипов посвящена работа исследователей Т.Г. Грушевицкой, В.Д. Попкова и А.П. Садохина «Основы межкультурной коммуникации», в которой авторы пытались определить набор качеств, характерных для «типичного русского» и отличающих его от западного человека.

Проблема взаимодействия и взаимовосприятия культур, находящаяся на стыке культурологии, истории, социальной психологии, особенно применительно к последним двум векам российской истории, исследована слабо. Почти нет монографий, тем более обобщающих научных трудов. Лишь в последние годы появились работы, посвященные механизмам формирования и функционирования внешнеполитических представлений и стереотипов, в том числе на материале российской истории.

Работы по различным аспектам не раскрывают проблему в достаточной степени, что обуславливает выбор предмета, объекта, цели и задач нашего исследования.

Объектом исследования являются наиболее значительные публицистические произведения (очерки, дневники путешествий, травелоги) американских писателей и журналистов XX века об их собственных путешествиях по России, в которых отражается процесс формирования и трансформации образа Советской России в американской культуре, а предметом содержание, структура, характер работ о России в историко-культурном контексте.

Цель исследования – проследить процесс формирования образа «чужой» страны и раскрыть основное содержание представлений о Советской России в американской публицистике ХХ века на примере произведений ряда американских писателей и публицистов, выявить его специфические особенности, своеобразие и степень влияния на отношения между двумя странами, а также трансформацию этого образа на протяжении ХХ века.

Не претендуя на всеохватность изучения творчества каждого из американских писателей, автор диссертации вычленяет лишь советскую тему в их творчестве, конкретнее – их участие в создании образа Советской России.

В рамках выбранной цели работы ставятся следующие задачи:

  • изучить характер возникновения и развития такого специфического ментального феномена, как образ Советской России в литературном и общественном сознании США XX века и проследить влияние социального и политического климата США на восприятие Советской России американской общественностью и творческой интеллигенцией;
  • исследовать влияние русско-американских отношений на восприятие России американцами, оценку американской публицистики отечественными авторами и выявить закономерность искажений и купюр отечественных переводов американской публицистики;
  • проанализировать советскую тему в творчестве американских писателей и публицистов Л. Стеффенса, Д. Рида, А.-Р. Вильямса, Т. Драйзера, З. Уиткина, Дж. Дэвиса, Э. Колдуэла, М. Додд, Ф. Баргхорна, Д. Стейнбека, Х. Смита и др.;
  • рассмотреть проблему формирования национальных образов в мировой литературе и их роль в процессе национальной идентификации как России, так и Америки.

Одной из центральных проблем не только России, но и Америки является проблема поиска нового качества взаимодействия между США и Россией. Переход к стратегическому партнерству не мог не актуализировать проблемы взаимного восприятия и видения обеими сторонами друг друга. Публицистическое наследие американских писателей и журналистов в этом контексте не только не утрачивает своего значения, а наоборот, всё более актуализируется.

Хронологические рамки диссертации ограничены периодом с 1917 г. по 1991 г. Нижней границей периода хронологических рамок исследования служит начало Октябрьской революции, оказавшей значительное влияние на социальные процессы как в мире, так и в самой Америке. Верхняя граница определяется периодом распада СССР, в котором Советская Россия играла ключевую роль. Этот период вобрал в себя весь спектр гуманитарных и политических отношений между СССР и США: настороженное отношение Америки к событиям февраля-октября 1917 года; неприятие первых месяцев власти большевиков, эйфорию «красных тридцатых» и восхищение результатами социалистического эксперимента; тревогу и разочарование, вызванные сталинскими «чистками» и сфабрикованными политическими процессами; небывалое сближение и ощущение единения народов во Второй мировой войне; охлаждение в период «холодной войны» и очередное сближение во времена перестройки и «нового мышления».





Все эти метаморфозы фиксировала литературная публицистика и отражала в художественной форме, создавая в глазах американских читателей многомерный образ Советской России.

Источниковая база исследования включает значительный по объему и информации зарубежный и отечественный источниковый материал, который можно разделить на 4 группы:

  • публицистические произведения американских писателей, общественных и государственных деятелей в оригинале и русском переводе;
  • научные труды: справочные и документальные издания, монографии, статьи в научных журналах и сборниках, материалы конференций;
  • материалы периодической печати СССР и США;
  • архивные документы из фондов Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСП).

Источниковая база исследования достаточно широка и разнообразна и

позволяет, на наш взгляд, решить поставленные задачи.

Научная новизна диссертационного исследования определяется тем, что рассмотрены общие тенденции в развитии восприятия образа Советской России общественным и литературным сознанием США на протяжении XX века, то есть того периода времени, когда происходило формирование современных духовных и культурных ценностей. Как показал обзор зарубежных и отечественных работ по заявленной теме, существует достаточно большое количество исследований по отдельным аспектам проблемы. Однако современный взгляд на процесс трансформации восприятия образа Советской России как отражение этапов становления и развития современного национального самосознания России и США никогда еще не становился предметом специального исследования. Важно проанализировать процесс восприятия американским общественным сознанием и литературой как положительного, так и негативного образа России в контексте широкого исторического развития.

В диссертации дан объемный и разносторонний культурологический анализ образа России советского периода в представлении американской культурной общественности и непосредственных свидетелей событий. Автор сконцентрировал внимание на том альтернативном, мало изученном, нередко весьма отличном от официально принятого в Советской России «негативного» восприятия России в Америке. Широкое использование зарубежных и русскоязычных источников позволило по-новому решать многие важные исследовательские задачи.

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что оно решает важную проблему в истории русско-американских культурных связей, вносит значительный вклад в культурологию и американистику. В диссертации скорректированы некоторые вопросы, касающиеся американского восприятия образа Советской России. Ранее эти вопросы рассматривались в зависимости от политической и идеологической конъюнктуры, что приводило к искажениям, неточным, упрощенным интерпретациям образа Советской России в США. В постижении характера и причин субъективности возникают дополнительные возможности их использования в культурологическом исследовании.

Практическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что представленные в работе факты и их интерпретации дают новый материал для оценки ряда аспектов известных социальных и культурных событий в их взаимосвязи и переосмысления процесса конструирования образа России советского периода в США в длительной исторической перспективе. На конкретных материалах показано, как формировалось в Америке представление о России, положившее начало конструктивному диалогу социумов и культур на современном этапе, и какие факторы оказали на него наиболее существенное влияние.

Отдельные положения работы могут быть использованы при дальнейшей разработке проблемы взаимодействия и взаимовосприятия культур. Комплексный, междисциплинарный подход к анализу проблемы национального образа позволит не только обобщить имеющиеся материалы, но и наметить новые направления ее решения в свете современных политических и культурных реалий.

Представленный материал может быть использован при разработке спецкурсов и семинаров, обучающих занятий, чтении лекционных курсов по культурологии, социальной философии, политологии, подготовке учебных пособий по истории американской литературы и культуры ХХ века. Работа может быть полезной для дипломатических работников, научного и экспертного сообщества, специализирующегося на изучении особенностей российско-американских отношений.

Теоретической основой исследования послужили работы отечественных литературоведов-американистов (Н.А. Анастасьев, А.В. Иващенко, Т.Д. Венедиктова, Б.А. Гиленсон, Я.Н. Засурский, А.М. Зверев, М.О. Мендельсон, О.О. Несмелова, А.Н. Николюкина, Е.В. Лаптева и др.), историков, культурологов, политологов и социологов (Э.Я. Баталов, Н.А. Бердяев, Г.Д. Гачев, Ю.Н. Замошкин, Л.Ю. Слезкин, Л. Мэмфорд, В.О. Рукавишникова, Е. Шацкий, Ю. Шрейдер, О. Шпенглер А. Чубарьян и др.), концепция диалога культур М.М. Бахтина и её развитие в трудах А.В. Павловской, А.С. Мулярчика, Ю.А. Большаковой.

Методологическую основу диссертации составили общенаучные методы и специальные методы культурологии, социальных и политических наук. Из общенаучных методов использовались методы обобщения и аналогии, анализа и синтеза, индукции и дедукции. Системный подход, лежащий в основе диссертационного исследования, предполагает анализ произведений о России в совокупности их выразительного и содержательного планов и во взаимосвязи с различными факторами социального и политического процесса. Специфика работы, связанная с анализом разнохарактерных источников, обусловила использование целого ряда методов и подходов научного исследования, основными из которых являются следующие.

  • исторический метод, позволяющий рассмотреть проблемы формирования образа России в определенных исторических рамках;
  • метод контент-анализа, учитывающий содержательную сторону исследуемых объектов;
  • сравнительно-исторический и описательный метод, дающий возможность для сопоставления существовавших на протяжении более полувека представлений о Советской России в американском обществе;
  • социологический подход, с помощью которого выясняется зависимость представлений о России от развития американского общества в целом, от его социальной структуры, от системы экономических отношений, от идеологии и политической культуры.

Положения, выносимые на защиту:

    1. Американский образ России в литературной критике советского времени нуждается в существенной корректировке и уточнении. Позиция «литературных друзей Октября» (Д. Рида, А. Р. Вильямса, Л. Стеффенса и других) по отношению к советской власти была не такой однозначной, как это представлялось в советскую эпоху. Теодор Драйзер занимал гораздо более критическую позицию по отношению к Советской России и многие пассажи его книги «Драйзер смотрит на Россию» и публицистические оценки, сделанные в Нижнем Новгороде, представляли «фигуру умолчания» в советский период;
    2. Американское правительство и правящие круги США в послеоктябрьский период занимали двойственную, в том числе и позитивную позицию по отношению к власти большевиков. Отношение американских официальных лиц и рядовых представителей американского народа в 1930-е годы по отношению к Советской России было в основном просталинским и отвечало официальным позитивным установкам госдепартамента США. Оценка событий в Советской России в изложении американских журналистов и публицистов в годы Второй мировой войны была в основном правдивой и непредвзятой.
    3. Наиболее объективными и достоверными произведениями о Советской России (хотя и не избежавшими определенных идеологических перекосов), созданными в советский период, являются «Русский дневник» Д. Стейнбека, «Русские» Х. Смита, которые никогда не переводились на русский язык в доперестроечную эпоху.
    4. Историко-культурный анализ образа России советского периода в американской публицистике позволяет выявить тот факт, что Россия играла важную роль в формировании мировоззрения американских писателей, особенно левого направления. При этом Россия воспринималась, с одной стороны, как родина уникального социального эксперимента, а с другой, как страна тоталитарного режима и отсутствия демократии. При высокой степени различия культур (философия индивидуализма и прагматизма, эгоцентризм, дух соперничества) было немало схожих явлений – социальное мифотворчество, отказ от старой культуры, стремление построить индустриальное общество. Идеологические барьеры, политические разногласия и конфликты на высшем государственном уровне не становились причиной неприязни между нашими народами, о чем свидетельствуют произведения, рассмотренные в работе.

Апробация диссертационного исследования. Основные положения диссертации изложены в десяти печатных работах. Материал отдельных частей был представлен в докладах на научных конференциях различного уровня – международных, российских и региональных: Международных научных семинарах «Актуальные проблемы американистики» (Нижний Новгород, 2004, 2005), международных научных конференциях Российского общества по изучению американской культуры (Москва 2006, 2007, 2008, 2009), международной научной конференции «Язык и общество» (Москва, 2006), международной научной конференции, посвященной 200-летию установления российско-американских дипломатических отношений, проводимой Институтом Всеобщей истории РАН совместно с Центром Вудро Вильсона (Москва, 2007), Арзамасских филологических чтениях (Арзамас, 2007, 2008, 2009, 2010), Шуйской сессии студентов, аспирантов, молодых ученых (Шуя, 2010).

Публикации по теме диссертации также включают статьи в реферируемом журнале «Вестник НГУ им. Н.И. Лобачевского», публикацию в коллективной монографии «Россия и англоязычный мир: проблемы межкультурной коммуникации».

Диссертация обсуждалась на кафедре культурологии и литературы Шуйского государственного педагогического университета.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трёх глав, заключения и списка литературы, включающего 387 наименований (источники на русском, английском языке и архивные документы).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснован выбор темы диссертации, определяются основные цели и задачи исследования, его актуальность и научная новизна, теоретическая и практическая значимость, дается обзор литературы, посвященной проблеме, анализируется степень ее изученности в западном и отечественном литературоведении.

Глава первая «Россия в восприятии американских писателей и публицистов 1917-1920 годы» состоит из трёх разделов.

В первом параграфе «“Десять дней, которые потрясли мир” Джона Рида» объектом исследования становится одноимённое произведение известного американского журналиста.

«Десять дней, которые потрясли мир» считается одним из самых содержательных и достоверных источников, в котором сделана попытка не только воссоздать события, но и передать характер толпы, воздух улиц, общую атмосферу тех дней, даны детальные описания участников октябрьского переворота и с той, и с другой стороны. Несомненная ценность книги Рида в ее репортажности.

Джон Рид усердно пропагандировал в Америке Советскую Россию, выступал с речами на бесчисленных массовых собраниях в различных городах, писал статьи.

Вопрос о том, кем на самом деле был Джон Рид, остается открытым. По мнению некоторых исследователей, он был «двойным агентом» как Кремля, так и Уолл-стрита, либо посредником между ними, сыгравшим важную роль в «отмывании» советских денег и создавшим на деньги большевиков Коммунистическую партию США. Об этом, в частности, свидетельствует книга Х. Клер «Тайный мир американского коммунизма», выпущенная в 1995 году (The Secret World of American Communism, 1995)[4]. Книга гуверовского профессора Э. Саттона «Уолл стрит и большевистская революция» содержит огромное количество достоверных фотокопий документов, свидетельствующих о роли американских банкиров в финансовом укреплении большевистского режима и направления промышленного развития СССР в сторону, выгодную американскому капиталу, а также в сталкивании его с Германией. По мнению других, Джон Рид был искренним «другом Октября».

Авторитетный исследователь творчества «друзей Октября» Б.А. Гиленсон пишет о существовании некоторых свидетельств «противников советской власти», что в последние месяцы жизни Рид начал разочаровываться в большевизме и революции, считая, что попал в «ловушку», но, как он заявляет, точных документальных подтверждений этому пока нет[5]. Теперь мы можем добавить, что до недавнего времени не было.

Таким образом, получается весьма противоречивый портрет американского коммуниста: романтик и борец за справедливость с одной стороны и «двойной» агент, агент Моргана или агент Коминтерна с другой.

Мы делаем предположение, что он был всего лишь неисправимым романтиком, успевшим за свою столь недолгую жизнь оставить яркий след в литературном наследии обеих стран, так до конца и не сумев разобраться в истинной цене советского эксперимента.

В настоящее время становится очевидно, что при переводе публицистики американских авторов советскими исследователями, в соответствии с требованием времени и идеологии, некоторые жесткие высказывания намеренно смягчались, а иные и вовсе изымались из русских версий.

Во втором параграфе «Россия глазами Л. Стеффенса» раскрывается роль известного американского публициста в налаживании русско-американского диалога.

Опытный публицист и заметная политическая фигура, он долгие годы исповедовал идеи реформизма и либерализма; совершив ряд поездок в Советскую Россию, он с восторгом отзывается о произошедших переменах, проникшись идеями большевиков и огромной симпатией к В.И. Ленину. Терпимостью и уважением, по словам Л. Стеффенса, была пронизана атмосфера самых острых дискуссий в Петроградском совете рабочих и солдатских депутатов. В том «муравейнике» идей и мнений, ожесточённых и нескончаемых споров он увидел огромное желание людей делать добро, поставить во главу угла интересы человека. Л. Стеффенс увидел рождение новой, ещё неизвестной формы демократии в России. Хаос всей ситуации казался ему не относящимся к делу, когда он сопоставлялся с потенциалом масс, способным улучшить долю человечества. Принимая участие в дипломатической миссии в Россию в 1919 г. в составе дипломата Уильяма К. Буллита и капитана Уолтера У. Петтита, Л. Стеффенс открыто поддерживал российскую революцию, не боясь быть осуждённым официальными властями за проявление симпатии к социализму.

Он симпатизировал коммунистическим целям и идеалам и умом желал их принять, но в то же время он не мог полностью отбросить своё либеральное прошлое и смириться с необходимостью большевистской диктатуры.

В третьем параграфе «А.Р. Вильямс и ранние “друзья Октября”» рассматриваются образы России, созданные такими видными публицистами, как А.Р. Вильямс, Д.Д. Пассос, А. Буллард и другие, и их влияние на установление международного культурного сотрудничества между США и Россией.

В отечественной американистике знаменитый журналист, корреспондент газеты «Нью-Йорк пост» Альберт Р. Вильямс вполне оправданно считается первопроходцем в налаживании дружественных взаимоотношений народов России и США. Своей обширной деятельностью он во многом оказывал влияние на формирование общественного мнения в США в поддержку Советской России.

Из его сочинений наиболее известны очерк о Ленине «Ленин – человек и его дело» (Lenin. The Man and His Work, 1919), книга «Сквозь русскую революцию» (Trough the Russian Revolution, 1921), «Русская земля» (Russian Land, 1928) и книга «Советы» (The Soviets, 1937), итог его поездки в Россию в 30-е годы, переведенные на многие европейские языки. В 1922 году он вернулся в Советскую Россию и занялся изучением деревни и крестьянского быта, прожив там до 1928 г. Для многих американцев Вильямс так и остался наивным, простодушным, увлечённым социалистом, преувеличивающим роль большевизма и личность самого Ленина. Однако позиция Вильямса по «русскому вопросу», его пламенные и восторженные речи удивительным образом заражали слушателей и порождали желание посетить, познакомиться ближе, установить дружественные отношения с новой Россией.

Среди людей, пропагандирующих социалистические идеи, были журналистка и писательница Джессика Смит, Б. Битти, жена Д. Рида Луиза Брайант и другие. Лекции о положении дел в Стране Советов или «глазами очевидцев» пользовались неизменным успехом, в какой части США они бы ни проводились. Перед американскими писателями, как и перед всей общественностью Запада, встал непростой вопрос об отношении к «советскому эксперименту». Среди писателей, приветствовавших революцию в России и выступавших за нормализацию отношений между двумя великими государствами, были Эп. Синклер, Т. Драйзер, Ш. Андерсон, М. Голд, К. Сэндберг, Ф. Филд, Ф. Делл, У.Д. Хоуэллс и другие.

Д. Рид, А.Р. Вильямс, Л. Стеффенс действительно были убежденными сторонниками Советской России – бескорыстными (в отличие от А. Хаммера) и искренними. «Великий Октябрь» открыл новую эру мировой литературы, в том числе и американской.

Таким образом, восприятие Октябрьской революции в России со стороны США было вовсе не так однозначно, как представляли исследователи советского времени. С одной стороны, определённые круги США видели в ней «большевистский варварский переворот», с другой стороны, Октябрьская революция имела немало сторонников.

Такие «друзья Октября», как Д. Рид, А.Р. Вильямс, Л. Стеффенс и другие, представляли апологетическое направление. Но не только они явились апологетами большевистской революции. Госдепартамент США именно через них поддерживал новое правительство Ленина, ибо правящие круги Америки видели в большевистской России геополитического союзника и крупнейшего потребителя американской продукции. Кроме того, через Л.Д. Троцкого Госдепартамент рассчитывал оказывать влияние на политическую линию Советской России.

Американская интервенция была вызвана выходом России из Первой мировой войны и нарушением союзнического долга, а вовсе не защитой самодержавия и Белого движения. С самого начала американская сторона руководствовалась чисто прагматическими интересами. Поэтому после установления дипломатических отношений между СССР и США в 1933 году и ранее американские правящие круги не препятствовали развитию отношений между СССР и США. Пример тому – деятельность А. Хаммера.

Вторая глава «Образ Советской России в американской публицистике 1920-е 1940-е годы» посвящена второму этапу восприятия Советской России и формирования её образа в американской литературе и публицистике, начиная со второй половины двадцатых годов ХХ века и заканчивая «красными тридцатыми».

В первом параграфе «Драйзер смотрит на Россию. Нижегородский аспект» рассматриваются впечатления и выводы крупнейшего американского писателя Теодора Драйзера после его поездки в Россию в 1927 году, сыгравшей важную роль в деле налаживания американо-советских отношений.

Прибыв в СССР на празднование десятой годовщины Октября, Т. Драйзер затем обобщил свои впечатления в книге «Драйзер смотрит на Россию» (Dreiser Looks at Russia, 1928). Но, к сожалению, русский читатель смог увидеть её лишь через шестьдесят лет. Отдельные главы вышли только в 1988 г. Такая же участь постигла и многие другие произведения зарубежных писателей, обращавшихся к теме Советского Союза. Так, достаточно вспомнить «Московский дневник» Р. Роллана, опубликованный в «Вопросах литературы» (1989, №3-5), «Возвращение из СССР» А. Жида («Звезда», 1989, №8), «Русский дневник» Дж. Стейнбека (М. Мысль, 1989).

Рисуя советскую действительность, американский писатель пытается найти в ней альтернативу капиталистическому строю. В СССР писатель увидел много неожиданного, вдохновляющего, контрастирующего с некоторыми негативными сторонами американского образа жизни. В то же время, американский писатель считал, что социальная справедливость в её идеальном варианте практически недостижима из-за несовершенства человечества, из-за неустойчивой и эгоистической природы отдельной личности. Исправлять, по его мнению, следует не человека, а общественную среду, в которой он живёт и действует. В 30-е годы писатель будет утверждать, что разумную общественную среду может создать рациональное общественно-экономическое устройство.

В советское время считалось, что Драйзер, как и другие зарубежные писатели, побывавшие в нашей стране, «не понял», «ошибался» или «исказил» смысл происходящего. Но мы сегодня можем признать тот факт, что в главном Драйзер оказался прав. Конечно, он видел все положительные, грандиозные успехи и социально-экономические завоевания Октября, но и те изъяны, которые были очевидны в Стране Советов, не ускользнули от его взгляда, дав возможность делать ряд существенных замечаний в адрес СССР.

Таким образом, Драйзер имел амбивалентную точку зрения по поводу советского эксперимента. Он одинаково хорошо разглядел как преимущества, так и недостатки новой системы. Р. Лингеман считал, что мысли Драйзера, как и его жизнь, были хаотичны и что, с одной стороны, он верил в социалистический эксперимент «идеализм в действии», а с другой – «рассматривал его как сумасшедшую теорию, пытающуюся изменить саму натуру человека, практикующую безжалостное подавление индивидуализма… мир и процветание под дулом пистолета»[6].

Уже будучи в СССР, Драйзер сделал свой выбор и в конце жизни вступил в ряды компартии.

Будучи уверенными, что в СССР идёт трудный, но необходимый исторический эксперимент, многие зарубежные деятели культуры, в том числе и Т. Драйзер, отказывались в течение долгого времени выступать с «критикой» реального социализма, чтобы не встать на один уровень с откровенными противниками социализма и социалистической справедливости вообще.

Во втором параграфе «Восприятие Советской России в американских научных и культурных кругах в 1920-е – 1930-е годы» рассматривается отношение американской широкой общественности к России.

В развитии и укреплении связей советской страны с Америкой участвовала гуманитарная и научная интеллигенция, и в конце 20-х – начале 30-х годов наблюдался мощный научный обмен между двумя странами.

В 20-е годы одним из самых лояльных американских журналистов к сталинскому режиму был корреспондент «Нью-Йорк Таймс» в Москве с 1921 по 1934 год Уолтер Дюранти, лично встречавшийся со Сталиным и удостоенный Пулитцеровской премии за репортажи из СССР. В наши дни роль и вклад блестящего журналиста своего времени стали предметом ожесточённых споров. Его вина в том, что он не только сознательно замалчивал и обелял в своих материалах из СССР преступления сталинского режима, благосклонно освещал Московские процессы, ничего не писал о голоде 1932-1933 годов на Украине, но и называл лжецами других журналистов, которые сообщали об этой трагедии.

В то же время многие из иностранных журналистов, посетивших Россию, из сторонников советского эксперимента превращались в его противников. Один из примеров подобных перемен – московский корреспондент «Юнайтед Пресс интернейшнел» с 1928 по 1934 г. Юджин Лайонс. За годы пребывания в «рае для рабочих» он превратился в жёсткого критика советского эксперимента и в книге мемуаров «Командировка в утопию» (Assignment in Utopia, 1937) занял резко антисталинскую и антисоветскую позицию.

Не только широкие слои общественности Америки проявляли интерес к России, она стала объектом пристального внимания и научного мира.

Одним из первых американских специалистов по России был преподаватель русского языка в университете Чикаго, неофициальный советник ряда американских послов в Москве, автор многочисленных книг о России Самюэль Харпер[7]. Вернувшись в 1926 году из очередной поездки в СССР, С. Харпер оформил свои выводы в книге «Гражданское обучение в Советской России» (Civic Training in Soviet Russia. 1928)[8]. В России книгу встретили положительно.

Американский журналист, кремленолог, в 1923-1937 гг. корреспондент ряда американских газет в Москве, автор многочисленных книг о России, близкий друг Светланы Аллилуевой в первые годы ее пребывания в США Луис Фишер (1896-1970) в 1920-1930-х годах придерживался коммунистической ориентации. В 1931 году вышла его книга «Зачем признавать Россию?»[9] (Why recognize Russia. 1931), в которой Луи Фишер призывает американское правительство к сотрудничеству с СССР и пишет о явной выгоде развития торговых отношений с Россией.

В 1930-х годах, находясь в центре индустриальной и культурной революции, Советская страна являлась объектом повышенного интереса для творческих людей США.

Необычно привлекательной она казалась талантливой американской журналистке и фотографу Маргарет Борк-Уайт, автору стиля «фото эссе». Став свидетелем грандиозного строительства, далеко идущих планов, высоких целей, подвижничества людей и появления огромной страны, она отразила свои впечатления в печатном слове. Большую популярность принесла ей книга «Взгляд, устремлённый на Россию»[10] (Eyes on Russia, 1931), на основе которой было создано два документальных фильма.

Пятилетний план открывал грандиозные горизонты для планового экономического роста, повышения благосостояния граждан СССР, и свой масштабностью он был способен захватить воображение не только идеалистов, но и прагматичных инженеров.

Молодой американский учёный Зара Уиткин, приехав в Россию в 1932 году, столкнулся с проблемами, о которых подробно написала Маргарет Борк-Уайт. В своих мемуарах[11], вышедших в свет в 1991 году, американский инженер поведал о той борьбе с бюрократической системой, выросшей на руинах русской революции и созревшей под железным правлением И. Сталина, через которую ему пришлось пройти.

Наиболее известными произведениями в мемуарном жанре иностранных специалистов и рабочих заслуженно являются книги Д. Скотта «За Уралом»[12] (Behind the Urals: An American worker in Russia’s city of steel, 1942), Эндрю и Марии Смит «Я был советским рабочим»[13] (I was a Soviet Worker, 1937), Ф. Билла «Пролетарское путешествие»[14] (Proletarian Journey, 1937), П. Фрэнсиса «Я работал на советской фабрике»[15] (I worked in a Soviet Factory, 1939), А. Рукисера «Работа в Советах»[16] (Working for the Soviets: An American engineer in Russia, 1932) и «Москва 1911-1933»[17] (Moscow 1911-1933, 1934) А. Монкхауса.

В третьем параграфе «Восприятие России американскими официальными лицами и широкой общественностью» (Дж. Дэвис «Миссия в Москву», М. Додд «Из окна посольства») анализируются произведения американских публицистов предвоенной поры, наиболее трудного и напряжённого этапа советско-американских отношений.

К середине 1930-х гг. во всех сферах жизни СССР произошли существенные перемены. Изменился социальный состав населения, в промышленности и сельском хозяйстве был уничтожен частный сектор, качественные изменения произошли в системе госучреждений и в сфере национально-государственного строительства. Официально было провозглашено построение основ социализма в СССР. Массовые репрессии 30-х годов, обрушившиеся на страну, имели своей целью не только нанести удар по противникам сталинских методов строительства социализма, но и были призваны устранить свободомыслящую часть нации, представляющую препятствие на пути утверждения режима личной власти Сталина. Таким образом, к середине 30-х гг. в стране сложилась система тоталитарного государства, характерными чертами которого являлись соединение партийного и государственного аппарата, полный контроль партии за законодательной и исполнительной властью, судом.

Восприятие России американской общественностью значительно отличалось от восприятия официальных кругов. Несмотря на установление дипломатических отношений между Россией и США в 1933 году, американские государственные институты рассматривали Россию как потенциального противника, и их политика в отношении нашей страны была в высшей степени неоднозначна.

Книга американского государственного и политического деятеля, дипломата Джозефа Дэвиса «Миссия в Москву» (Mission to Moscow, 1941)[18], написанная им в период пребывания в России с 1937-1938 гг. в качестве посла США, представляет собой ценное свидетельство доброжелательного отношения к России официального лица.

Сегодня уже не секрет, что в Москве Дж. Дэвис приобретал с санкции советского руководства и лично Сталина в «промышленных размерах» антиквариат и вывез в США баснословную художественную коллекцию[19]. Причем большинство шедевров его коллекции было куплено им за бесценок на складах бывшего Торгсина («Торговля с иностранцами»), Гохрана[20], комиссионных магазинах или просто ему подарено. Культурные ценности использовались советским правительством как политическое оружие.

Простые же американцы всегда, зачастую вопреки властям, относились к России с симпатией. Пример тому – Марта Додд. Молодая американская журналистка, дочь профессора, а позднее высокопоставленного дипломата, она с детства интересовалась русской и немецкой литературой, окончила университет в Чикаго и в 1933 году вместе с семьей переехала в Германию в связи с назначением её отца послом США в Германии. Живя в Третьем Рейхе, М. Додд пишет книгу «Из окна посольства» (Through embassy’s eyes, 1939), а после смерти отца она и её брат издают книгу «Дневник посла Додд: 1933-1938».

В России книга Марты Додд, хоть и рассматривалась как «ценное свидетельство беспристрастного очевидца», вышла в 1942 году с большими купюрами. В русском варианте книги нет ни слова о голоде в Поволжье в 1932-33 годах, о нищете русского крестьянства, о тараканах и клопах и других «мелочах», на которые не обращает внимания русский и которые играют значительную роль в жизни любого американца или европейца.

М. Додд была одна из первых, затронувшей в своем произведении бытовую сторону жизни в Советской России. Поэтому во многом наивная, но очень искренне написанная книга М. Додд интересна и как свидетельство времени, и как проявление симпатии простого американца к нашей стране, вопреки всем предубеждениям и негативным стереотипам.

В настоящее время появился ряд исследований, в которых утверждается, что Марта Додд была одним из агентов советских спецслужб [21].

Вместе с крушением фальшивых, но во многом привлекательных иллюзий прошлого века нам открывается подлинная история с её героями и жертвами, внёсшими свой огромный вклад в дело налаживания международного сотрудничества.

В третьей главе «Образ России в период Великой Отечественной войны, «холодной» войны, «оттепели» и «застоя» » раскрываются взгляды Ф. Баргхорна, Д. Стейнбека, Х. Смита и других писателей и журналистов на советскую действительность.

Первый параграф «Образ России в восприятии американцев в Великую Отечественную войну» посвящен периоду с 1941 по 1945 гг.

Вторая мировая война явилась серьезным испытанием для советско-американских отношений, в том числе и литературных. Несмотря на политическое и идеологическое противодействие американского государственного аппарата и правящих кругов США, среди рядовых американцев интерес и симпатии к Советской России в годы войны были огромны. Несмотря на все трудности, многие американские журналисты самоотверженно исполняли свои обязанности, рассказывая мировой общественности о суровых военных буднях, радости побед и горечи поражений. Палитра мнений иностранных корреспондентов была широкой и разнообразной, и она формировала мировое общественное мнение, внося свой вклад в победу над общим врагом.

Книга репортажей Э. Колдуэлла «Дорога на Смоленск» (1942), книга журналиста Д. Брауна «Россия борется» (1943) расходились невиданным тиражом. Уже в первые месяцы войны Э. Колдуэлл убедился во всенародном характере отпора, который Россия давала врагу. В книге выражается убежденность автора в сплоченности народа России, в его готовности переносить все тяготы военного времени, в его единодушном порыве победить врага.

Очевидец битвы за Москву американский корреспондент Кэрролл Уоллас в книге «Мы в этом с Россией» (We’re in this with Russia, 1942) выражал уверенность, что Москва выстоит, несмотря на нехватку военной техники, отмечая, что солдаты и офицеры Красной Армии были морально на очень высоком уровне.

Битве на Волге посвятил свою книгу «Год Сталинграда» (The Year of Stalingrad, 1943)[22] английский публицист А. Верт. Он объективно оценивает значение этой битвы, отмечает её ожесточенный и бескомпромиссный характер. Не остался незамеченным иностранными корреспондентами героизм и жителей Ленинграда.

Публиковались во время войны и такие работы, в которых высказывалось недоверие к Советской России, содержались призывы к бдительности по отношению к ней. К их числу относится, например, работа С. Неаринга «Советский Союз как мировая держава»(The Soviet Union as a World Power)[23], изданная в США в 1945 г.

1941 год можно считать началом новых, более доверительных и дружеских отношений между Советской Россией и США. Гуманитарные контакты между Россией и США в 20–40-е годы продолжали интенсивно развиваться. Вторая мировая война в полной мере выявила взаимные симпатии народов России и США. Обоюдно отрешившись от образа врага, наши страны стали союзниками. В этот период происходит активный культурный обмен, закладываются прочные основы долговременных культурных отношений, которые не рухнули в самые мрачные времена «холодной войны», когда правительства обеих держав настойчиво старались превратить культуру и литературу в заложников политики противостояния.

Во втором параграфе «Россия в исследовании Ф. Баргхорна» (по произведению Ф. Баргхорна «Советский образ Соединённых Штатов») рассматриваются впечатления и выводы американского профессора, побывавшего в России в период «холодной войны».

В этот период наши американисты, литературоведы, историки, да и писатели обеих держав оказались заложниками политики.

Именно на время активного подогревания взаимной неприязни пришлись годы работы в СССР американского профессора Фредерика Баргхорна, который как нельзя лучше продемонстрировал глубокий анализ и стремление добраться до истины, основанные на «взгляде изнутри».

В течение четырех лет, с 1942 по 1947 год, Баргхорн собирал материал для своей книги «Советский образ Соединенных Штатов» (The Soviet Image of the United States, 1951).

Несомненной заслугой исследования Ф. Баргхорна можно назвать его аналитический аспект, стремление дать объяснение тем или иные процессам, происходящим в стране. На противостояние Америки и России он пытается взглянуть как на неизбежное последствие Второй мировой войны. После исключения Германии и Японии из списка великих держав, ослабления Франции и Британии Америка одна оставалась соперником СССР на мировой арене. И в то же время американский исследователь сомневался в намерении России развязывать широкомасштабную схватку с США.

Исследования Баргхорна, безусловно, носили идеологизированный, тенденциозный характер. Отражение тех элементов общественной жизни и сознания советского народа, которые были связаны с восприятием США, в интерпретации американского профессора имели часто искаженный, примитизированный вид. Но подобный подход был обоюдным как со стороны учёных США, так и СССР. Время для взвешенного анализа советско-американских отношений тогда ещё не пришло.

В третьем параграфе «Образ Советской России в «Русском дневнике» Д. Стейнбека» отражены взгляды известного американского писателя Д. Стейнбека, вернувшегося из поездки по СССР в 1947 году.

Его книга – сборник репортажей «Русский дневник» – вышла в США в 1948 г. в разгар «холодной войны», а в России была опубликована в 1990 г.

Отойдя от политизированного подхода к освещению жизни Советского Союза, Д. Стейнбек обращает внимание на перемены в нашей стране в послевоенный период, на тягу русского народа и особенно творческой интеллигенции и молодежи к культурным достижениям Запада, на роль ВОКСа в расширении культурных контактов, что было особенно важно в условиях существования «железного занавеса». В конце 40-х годов уже нельзя было сказать словами А. Жида, что «советский гражданин пребывает в полнейшем неведении относительно заграницы».[24] И эту перемену отразил Д. Стейнбек.

Отражая пороки советской системы, «Русский дневник» одновременно способствовал и разрушению «образа врага» в лице России для западного мира. В конце «Русского дневника» Д. Стейнбек подводит итоги поездки и с удовлетворением заявляет, что то, ради чего она предпринималась, достигнуто. Он увидел, что русские люди такие же люди, как и все остальные. Они ненавидят войну, и их стремления ничем не отличаются от стремлений всех людей, живущих на земле – они хотят хорошо и с удобствами жить, в безопасности и мире. Книга заканчивается на оптимистической ноте словами: «Безусловно, найдутся среди них (русских – Е. Т.) плохие, но хороших намного больше».[25] Столь относительно беспристрастный взгляд иностранца на советскую действительность конца 40-х годов представлял огромный интерес как для литературоведов и исследователей того времени, так и для обычных людей – заложников идеологической борьбы. К сожалению, русский читатель смог познакомиться с этим произведением лишь через много лет после его написания.

В огромной степени повлияв на состояние международных отношений, по крайней мере, в течение сорока лет, феномен «холодной войны» оставил неизгладимый отпечаток не только на их внешней стороне, но и глубоко отразился на самой сущности мирового и национального развития тех лет, затронув политические, социально-экономические и даже психологические аспекты жизни многих народов и континентов мира.

В четвертом параграфе «Советская действительность периода «застоя» в произведении Х. Смита «Русские» анализируется точка зрения американского журналиста Х. Смита, усмотревшего корни распада советской страны за внешним благополучием и давшего свой прогноз в книге «Русские».

Эпоха «развитого социализма», когда советское государство являло всему миру образец стабильности и процветания и, как тогда казалось, нерушимое единство партии и народа, стала объектом пристального наблюдения зарубежных писателей и исследователей того времени. Взгляд иностранца позволял им заметить кажущиеся на первый взгляд незначительные вещи и дать свою оценку, без прикрас и без довлеющих стереотипов.

Он пишет, что в России назрела революционная ситуация, при которой вся экономическая и политическая власть сосредоточена в руках меньшинства, а разрыв между уровнем жизни общей массы и кучки избранных увеличивается всё больше или, говоря словами Ленина, низы не хотят жить по-старому, а верхи не могут управлять по-старому. Основа разрушения коммунистического режима лежит в середине 70-х годов, а главное – в этом виновны сами коммунистические лидеры.

Проводя исторические параллели, Х.Смит убеждает западных читателей, что Россия и её народ не изменились. Книга заканчивается словами: «Ничего нового. То же самое было при царях. Народ остался прежним»[26]. Одна из причин такого вывода – это неспособность автора освободиться от сложившихся стереотипов и штампов, хотя мы явно чувствуем его симпатию к русскому народу.

Х. Смит обошел вниманием наметившиеся тенденции к переменам, и в заключение он не признает русских полноправным партнером Запада по мировому сообществу цивилизованных наций, он остановился на уже сложившемся представлении о России как чуждой Западу по духу и культуре.

Книга представляла большой интерес для западного читателя, хотя автор не смог быть полностью основательным в своих выводах, а также не смог увидеть зачатки тех изменений, которые произойдут в 80-х, 90-х годах и приведут к глобальным изменениям как в российском обществе, так и в мире.

В заключении излагаются основные выводы диссертации. Образ Советской России в восприятии американских писателей, журналистов и публицистов за семьдесят лет существования советской власти прошёл ряд важнейших этапов и претерпел существенные трансформации.

В 1917-1920-е годы молодая Советская республика воспринималась американскими журналистами левого толка как надежда свободного человечества, воплощение мечты о создании справедливого общества. Это видение отразили в своих произведениях «американские друзья Октября» Л. Стеффенс, Д. Рид, А-Р. Вильямс, Д. Смит, Б. Битти, Л. Брайант. С другой стороны, многие американцы не считали большевиков русскими и, симпатизируя народу, видели в коммунистах угрозу как для американской демократии, так и для всей цивилизации. Среди них известный журналист А. Буллард, Э. Голдман, Дж. Мерето, Ч. Рассел.

Вторая половина 20-х гг. связана с образом России – родиной великого социалистического строительства. Писатель Р. Итон, философ У. Дюбуа были «очарованы» Россией и пророчили ей огромное будущее.

А.Л. Стронг, Э. Уинтр, У. Фрэнк, М. Пэйдж, вернувшись из России, продолжали верить и писать о России как стране великих свершений. Наряду с крайне благожелательными зарисовками жизни в СССР, появляются вполне беспристрастные произведения.

Объективно образ России был раскрыт в произведениях писателя Т. Драйзера, Д. Дос Пассоса, «эксперта по России» С. Харпера, которые при всей симпатии к СССР высказывают критические замечания в адрес советского руководства и его социальной и политической платформы.

По мере усиления авторитарного режима И.В. Сталина и просчетов социалистического строительства мнения американских журналистов и публицистов заметно поляризируются.

В конце 30-х годов американский журналист Р. Говард уже пишет о тотальном терроре, М. Маггеридж о голоде в Поволжье. Симпатия Ю. Лайонса заканчивается «Командировкой в утопию» и резко антисоветской позицией после посещения России. Разочаровался в коммунизме и Л. Фишера, кремленолог, автор многочисленных книг о России.

Образ России как центра индустриальной и культурной революции создавали в своих произведениях люди творческих профессий. Американская журналистка и фотограф М. Борк-Уайт удивлялась и восхищалась русскими людьми, ею был создан объективный образ нашей страны с её недостатками и достоинствами. Американские архитекторы и инженеры, среди которых З. Уиткин, Д. Скотт, Ф. Билл, по приезду на родину писали поверхностные, упрощенно антисоветские или просоветские травелоги, мемуары, где подробно описывали достижения, неудачи и реальность советских трудовых будней.

Но даже в самые мрачные периоды нашей истории у России были сторонники. Просталинскую позицию занимал известный американский журналист и писатель, апологет Сталина в самые страшные годы его правления У. Дюранти. Книга американского государственного деятеля, посла США в России с 1937-1938 гг. Д. Дэвиса является свидетельством благожелательного отношения к России официального лица. Среди сторонников Советской России можно выделить и наивных апологетов, к каким можно отнести дочь посла США в Германии М. Додд. Травелог М. Додд интересен как свидетельство времени и проявление симпатии простого американца к нашей стране, вопреки предубеждениям и негативным стереотипам.

Вторая мировая и Великая Отечественная война заметно снизили накал критики в адрес СССР. На первый план в позициях американских журналистов, публицистов и писателей вышли восхищение советским народом, Красной армией и солидарность в борьбе с фашизмом. Эти настроения в полной мере отразили публикации Э. Колдуэлла, Р. Лаутербаха. Э. Уинтер, А-Р Вильямса, Дж. Брауна, К. Уолласа. Л. Лесурва, Э. Сноу, Г. Кессиди и других.

В период «холодной войны» американские советологи стали создавать резко негативный, мифологизированный образ Советской России в глазах общественности Соединенных Штатов. Примером такого изображения России может служить книга Ф. Баргхорна «Советский образ Соединенных Штатов».

Вместе с тем ведущие писатели США, например, Д. Стейнбек, попытались отрешиться от «образа врага» в лице России и дать ее объективный портрет. Результатом стал травелог Д. Стейнбека «Московский дневник», который может служить образцом честного писательского взгляда на русскую советскую действительность без прикрас и без искажений.

Заключительный этап восприятия Советской России американскими писателями, журналистами и публицистами связан с годами «застоя», периодом брежневского правления. Американский журналист Х. Смит создал произведение, в котором показал крушение «великого социалистического эксперимента» в его реальном воплощении. Его книга с многозначительным названием «Русские» (1976) написана с глубокой симпатией к русскому народу и презрением к властям, променявшим высокие идеалы коммунизма на закрытые распределители, дачи и правительственные «ЗИЛы».

Американский образ России советского периода, проанализированный на примере произведений американских писателей и публицистов, в целом является достаточно объективным и в силу национальных и исторических особенностей, позволяет в полной мере проследить процесс восприятия культуры. Рассмотренные нами работы свидетельствуют о полноценном осмысленном восприятии России их авторами, которые, отталкиваясь от популярных расхожих мнений, пытались составить самостоятельное суждение.

Российско-американские отношения пережили разные периоды своего развития – взлеты и падения. На пути к партнерству возникает немало трудностей. Но в целом можно констатировать, что отношения наших стран вышли на новый уровень взаимодействия и продолжается поиск оптимальных форм и путей диверсификации сотрудничества в различных областях. Диалог культур, как наиболее продуктивный тип межкультурного взаимодействия, становится важнейшим фактором реальной политики будущего.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНЫ В ПУБЛИКАЦИЯХ:

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ

1.Третьяченко, Е.А. Образ Советской России и взаимодействие российской и американской культур в произведениях американских журналистов и писателей 1945-1991 гг. [Текст] / Е.А. Третьяченко // Вестник Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского. – 2010. – №2. - C. 78-82.

2. Третьяченко, Е.А. Эволюция образа Советской России в произведениях американских журналистов и писателей 1945-1991 гг./ [Текст] Е. А. Третьяченко //«Известия ТулГУ. Гуманитарные науки». – Вып.1. – Тула: Изд-во ТулГУ, 2009. C. 133-141.

Монографии

3.Третьяченко, Е.А. Восприятие Советской России американской публицистикой и её отражение в русской критике [Текст] / Е. А. Третьяченко // Россия и англоязычный мир: проблемы межкультурной коммуникации: Монография. – Арзамас: АГПИ. 2006, С.78-88.

Статьи в других изданиях

4.Третьяченко, Е.А. Образ советской элиты в произведениях Д. Рида «Десять дней, которые потрясли мир», А.-Р. Вильямса «Ленин. Человек и его дело», Х. Смит «Русские») [Текст] / Е. А. Третьяченко // Aктуальныe проблемы американистики: Материалы международного научного семинара «Россия, НАТО и США в антитеррористической коалиции» 19-20 декабря 2003 г. НН.; ФМО ННГУ, 2004 С. 254-258.

5. Третьяченко, Е.А. «Творцы иллюзий: Джон Рид как создатель образа Cоветской России» [Текст] / Е. А. Третьяченко // «Язык и общество»: Материалы Международной научной конференции – 26 октября 2006 г. – М., РГСУ, 2006. – С. 246-251.

6.Третьяченко, Е.А. Россия глазами американских журналистов 1920- 1930-х годах [Текст] / Е. А. Третьяченко //Междисциплинарное изучение культуры США как сферы контактов. Материалы XXXIII международной конференции Российского общества по изучению культуры США 14-19 декабря 2007. – М.: МАКС Пресс, 2008. – С. 361-369.

7.Третьяченко, Е.А. Теодор Драйзер в Нижнем Новгороде/ Е.А. Третьяченко [Текст] // Арзамасские филологические чтения-2006/ под ред. В.В. Востокова, Л.В. Рацибурской, В.Т. Захаровой, И.В. Андреевой; АГПИ им А.П. Гайдара. – Арзамас: АГПИ, 2007. – С. 150-157.

8.Третьяченко, Е.А. Советская Россия глазами американских публицистов 1917-1945 гг. [Текст] / Е.А. Третьяченко // Вопросы филологических наук, № 6, 2007. – М., 2007. – С. 19-23.

9.Третьяченко, Е.А. Американские публицисты о Советской России 1945-1991 гг. [Текст] / Е. А. Третьяченко // Вопросы филологических наук, №1. – М., 2008. – C. 13-19.

10.Третьяченко, Е.А. Россия в восприятии политических и общественных деятелей США 1917-1945 гг. [Текст] / Е. А. Третьяченко //Вестник Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н.А. Добролюбова. Вып.8. Лингвистика и межкультурная коммуникация. – Нижний Новгород: НГЛУ, 2009.С. 156-167.

11.Третьяченко, Е.А. Отображение идеологической борьбы СССР и США в период второй мировой войны (по произведению Джозефа Дэвиса «Миссия с Москву») [Текст] / Е. А. Третьяченко // Шуйская сессия студентов, аспирантов, молодых ученых: Материалы межвуз. науч. конф., – Шуя: Изд-во «Весть» ГОУ ВПО «ШГПУ», 2010. - C. 220-223.


[1] Гачев Г.Д. Национальные образы мира. Америка в сравнении с Россией и Славянством. М.: Раритет, 1997; Образ России (Россия и русские в восприятии Запада и Востока) (приложение к серии Альманах "Канун"). СПб., Фонд "Сервантес", 1998; Германия и немцы глазами русских: (XIX век) / РАН. Ин-т всеобщ. истории. - М., 2000 и др.

[2] Размышления о России и русских. Вып.1-2. М.: Прогресс, 1996.

[3] См., напр.: Образ России. Русская культура в мировом контексте/ под общей ред. академика Е.П. Челышева. М.: Азбуковник, 1998.

[4] Harvey Klehr, John Earl Haynes, and Fridrich Igorevich Firsov. The Secret World of American Communism. Yale University Press. New Haven and London. 1995.

[5] Б. Гиленсон. История литературы США.- М., 2003. С. 286

[6] Lingeman R. Th. Dreiser. An American Journey 1908-1945. 1990 V.II p. 314

[7] Civic Training in Soviet Russia. Chicago: University of Chicago Press, 1928.

The Russia I believe in: The memoirs of Samuel N. Harper 1902-1941. University of Chicago press. 1945

[8] Samuel N. Harper Civic Training in Soviet Russia. Chicago: University of Chicago Press, 1928.

[9] Fisher L.Why Recognize Russia?: The Arguments For and Against the Recognition of the Soviet Government by the United States, J. Cape & H. Smith, 1931.

[10] M. Bourke-White. Eyes on Russia. New York: Simon&Schuster. 1931.

[11] An American Engineer in Stalin’s Russia. The memoirs of Zara Witkin 1932-1934. Berkeley. University of California Press. 1991

[12] Scott, John. Behind the Urals: An American Worker in Russia’s city of Steel. Boston. 1942; Bloomington, 1989

[13] Smith, Anderw, and Maria Smith. I Was a Soviet Worker. London, 1937

[14] Beal, Fred. Proletarian Journey: New England, Gastonia, Moscow. New York, 1937

[15] Fransic, Peter. I worked in a Soviet Factory. London, 1939

[16] Rukeyser, Walter Arnold. Working for the Soviets: An American Engineer in Russia. New York, 1932

[17] Monkhouse, Allan. Moscow, 1911-1933. Boston, 1934

[18] Davies J. Misson to Moscow. – N. Y., 1941

[19] Ильин Н., Семёнова Н.Проданные сокровища России. М.: Трилистник. Русский авангард, 2000

[20] Гохран – Государственное хранилище ценностей РСФСР – учреждено при Центральном бюджетно-расчетном управлении декретом Совнаркома от 3 февраля 1920 г.

[21] Allen Weinstein and Alexander Vassiliev, The Haunted Wood: Soviet Espionage in America-The Stalin Era. New York: Random House, 1999.

[22] Wert A. The Year of Stalingrad.- N. Y., 1943

[23] Nearing S. The Soviet Union as a world power. – N. Y., 1979. Vol.1 A

[24] Плутник А. У. Анатомия таких разных убеждений.// Два взгляда из-за рубежа. М.: Политиздат, 1990

[25] Стейнбек Д. Русский дневник/ Пер. с англ. Е.Р. Рождественский – М.: Мысль, 1990. С. 143

[26] Там же. С. 617



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.