WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Формирование образа новой россии в общественном сознании великобритании в начале 1990-х гг. (на материале британской прессы)

На правах рукописи

СОКОЛОВ Виталий Михайлович

ФОРМИРОВАНИЕ ОБРАЗА «НОВОЙ» РОССИИ В ОБЩЕСТВЕННОМ СОЗНАНИИ ВЕЛИКОБРИТАНИИ В НАЧАЛЕ 1990-х гг.

(на материале британской прессы)

Специальность 24.00.01 – Теория и история культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата культурологии

Москва – 2010

Работа выполнена на кафедре региональных исследований факультета иностранных языков и регионоведения Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Научный руководитель: кандидат исторических наук, доцент

Медведева Каталин Татьяна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Ващенко Александр Владимирович

доктор философских наук, профессор

Зимин Александр Иванович

Ведущая организация: Оренбургский государственный

университет

Защита состоится «___» ________________ г., в _____ часов, на заседании диссертационного совета Д. 501.001.28. при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова.

Адрес: 119192, Москва, Ломоносовский пр., 31, корп. 1, факультет иностранных языков и регионоведения, ауд. _________

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке МГУ.

Автореферат разослан «___» ________________ г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Жбанкова Е.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Проблема взаимного восприятия уже долгое время является важным аспектом сосуществования государств и народов. В силу различных особенностей исторического и культурного развития у разных народов складываются уникальные картины мира, частью которых являются и представления о других культурах и этносах. Они оказывают важное влияние, как на межэтнические отношения, так и на внешнюю политику государств, а также на всю систему межнациональных отношений.

Восприятие России в общественном сознании стран Запада всегда отличалось противоречивостью, что в целом соответствует общему характеру отношений между Россией и Западом. Диалог культур в данном случае во многом отражает и даже в некоторой степени формирует отношения между Россией и Западом.

Одним из наиболее важных и сложных с политической точки зрения западным партнером России на мировой арене на протяжении более чем четырех веков является Великобритания. Отношения между Россией и Великобританией в полной мере отражают противоречивость отношений между Россией и Западом. История сложного взаимодействия между Россией и Великобританией на внешнеполитической арене, тем не менее, сочетается с очевидным интересом каждой их двух стран к культуре другой.

Существует мнение, что в процессе исторической эволюции образа России в западном общественном сознании, Россия всегда воспринималась на Западе как экзотическая восточная страна, «как особый мир, обладающий собственными неповторимыми характеристиками, образом жизни, ментальностью и культурой».[1] В то же время, исследователи отмечают, что каждая новая эпоха в историческом развитии страны привносит новые особенности восприятия ее другими государствами, а черты образа страны, характерные для предыдущего этапа ее развития, уходят на второй план, уступая место другим.[2]

Одним из таких периодов смены исторических эпох в развитии России является начало 1990-х годов, когда просуществовавший около 70 лет Союз Советских Социалистических Республик ушел в прошлое, а Россия, его преемник, выбрала курс рыночных отношений в экономике и построения демократии в политике. Для обозначения этого периода исторического развития России часто используется понятие «новая» Россия[3] в противовес коммунистической России советского периода.

На формирование образа государства оказывают влияние несколько факторов. Это и объективные изменения в политической, социальной, экономической, культурной жизни страны, и целенаправленные усилия этой страны по созданию благоприятного имиджа, и культурные доминанты восприятия этой страны, характерные для представителей воспринимающей страны. В данной работе основное внимание уделяется последнему фактору, поскольку работа носит культурологический характер и нацелена на анализ формирования образа государства именно с культурологической точки зрения.

Образ государства в общественном сознании другого государства исследуется представителями различных наук, в том числе истории, социологии и политологии, однако, изучению образа государства с культурологической точки зрения уделяется в современной науке недостаточное внимание, хотя взаимное восприятие народов определяется особенностью их культур. Необходимость анализа культурологических особенностей формирования образа государства обуславливает актуальность данного исследования.

Научная новизна исследования заключается в комплексном исследовании образа «новой» России в британском общественном сознании, при котором акцент делается на выявлении культурных корней компонентов образа. Анализу образа России в текстах зарубежных СМИ с культурологической точки зрения уделяется недостаточно внимания, поскольку исследователи последних лет большее внимание уделяют политологическим и социологическим аспектам изучения проблемы, рассматривая образ государства через призму его политических отношений с другим государством, а не через призму диалога культур.



Цель исследования состоит в изучении образа «новой» России в статьях английских печатных средств массовой информации как культурологическом источнике, выявлении особенностей его формирования и основных структурных компонентов.

Для достижения поставленной цели выдвинуты следующие исследовательские задачи:

  1. Проанализировав особенности определения слова «образ», дать определение понятию «образ государства».
  2. Проследить на основе исследований текстов английской художественной литературы основные этапы формирования образа России в общественном сознании Великобритании и выявить его устойчивые структурные компоненты.
  3. Проанализировать статьи английских печатных СМИ начала 1990-х годов и выявить основные черты образа «новой» России в текстах СМИ.
  4. Сравнить основные черты образа России в художественной литературе и СМИ для анализа культурных корней компонентов образа «новой» России, формирующегося в общественном сознании Великобритании начала 1990-х годов.
  5. Сопоставить основные черты образа «новой» России в текстах британских СМИ начала 1990-х годов, с основными чертами, характерными для образа Советского Союза в английском общественном сознании.

В качестве практического материала исследования использовались тексты британских печатных средств массовой информации, опубликованные в период с 1991 года по 1993 год (всего проанализировано около 1000 статей). Среди британских газет указанного периода в качестве источников были выбраны издаваемые в Лондоне Financial Times, The Guardian, The Independent и The Times как газеты, представляющие качественную прессу, имеющие наибольший тираж и, следовательно, оказывающие значительное влияние на формирование общественного мнения. Другим типом источников исследования являются произведения английской художественной литературы IX-XIX веков, поскольку для анализа образа России в британском общественном сознании с культурологической точки зрения необходимо выявить основные доминанты в представлениях англичан о России, которые формируются веками и находят отражение в художественных текстах.

Научно-методическую основу диссертации составляют труды из различных областей знания, поскольку изучение образа и образа государства проводится представителями различных дисциплин. В разработке теоретического материала, посвященного данным проблемам, автор данного исследования опирался на работы психологов Б.Г. Ананьева, Р. Арнхейма, Б.М. Величковского, А.А. Гостева, А.В. Гулыги, П.Я. Гальперина, В.П. Зинченко, А.Н. Леонтьева, В.В. Петухова, С.Д. Смирнова, Д.Н. Узнадзе; философов Д. Жюлиа, С.Л. Рубинштейна, Ж.-П. Сартра, А.В. Славина; политологов и имиджелогов К. Алениуса, В. Альбига, Э. Аронсона, Е. Блажнова, Е.Н. Богдан, К. Болдинга, Л.В. Бондаревой, У. Бронфенбреннера, У. Бьюкенена, Э.А. Галумова, Г. Гербнера, Т.Э. Гринберг, Дж. Гросс Стайна, И. Денниса, Дж. Джеймса, И. Дзялошинского, Е. Дмитровой, Е. Доценко, Ю. Ермакова, Д.И. Замятина, Л.М. Земляновой, А. Ирие, Х. Исаакса, Х. Кантрила, С. Кара-Мурзы, С. Караганова, Е.Н. Карцевой, Е. Катца, Б. Кнудсена, Н. Ковалевой, Е. Кожокина, С.Е. Кургиняна, П. Лазарсфельда, Н. Лайдинен, А. Лаптенка, И. Малашенко, А. Пратканиса, А.П. Ситникова, А. Федорова, В.С. Феклюниной, А.М. Цуладзе, Ю. Чернышева и др. Образ России в английской литературе глубоко анализируется в работах М.П. Алексеева, И.А. Карацубы, Э. Кросса, В.И. Матузовой, Н.П. Михальской.

Важным теоретическим материалом исследования послужили также исследования средств массовой информации, их функционирования в современном мире, а также особенностей языка СМИ таких авторов как А. Белл, Н. Бородулина, Ю. Бурова, О. Вендина, Т. Галкина, Дж. Галтунг, Г. Гербнер, С. Гилберт, М. Грачев, Т. ван Дейк, Т.Г. Добросклонская, Дж. Доменик, И. Задорин, Я.Н. Засурский, Д. Заяц, Дж. Карран, Е. Кольцова, В. Колосов, В.Г. Костомаров, Б. Коэн, Х. Ласвелл, М. МакКомбс, Б. Макнэйр, Дж. Мерилл, С. Мизеров, М. Монтгомери, Н. Осипова, М. Руж, Г.Я. Солганик, А. Сюткина, Г. Тачман, А. Титова, Н. Фейеклаф, Э. Херман, Н. Хомский, Д.Н. Шмелев, Д. Шоу, Г. Эстрада, Е. Юр.

Методологическую основу работы составляет применение принципов объективности, научности, комплексности, системности, а также единства теории и практики. Данные принципы определили выбор универсальных абстрактно-логических методов познания (анализ, синтез, индукция, дедукция, типологизация), а также методов анализа текста (контент-анализ, сравнительный анализ).

Предметом исследования является образ государства как сложное культурное явление, формирующееся, в том числе, на основе культурных доминант восприятия народами друг друга.

Объектом исследования являются средства формирования образа России в публикациях английских средств массовой информации начала 1990-х годов.

Теоретическая значимость диссертации заключается в дальнейшей разработке проблемы формирования образа государства и ее анализ с культурологической точки зрения.

Практическая значимость исследования заключается в возможности применения его результатов в курсе культурологии и межкультурной коммуникации, а также при формировании имиджевой политики государства.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Образ государства – комплексное явление, формирующееся под влиянием обусловленных культурой доминант восприятия народами друг друга, а также объективных изменений, происходящих в той или иной стране, и целенаправленных усилий по созданию имиджа государства.
  2. Культурно обусловленные иррациональные компоненты образа государства, в том числе стереотипы, отличаются устойчивостью и проявляются в образе государства, формирующемся в текстах различных эпох и жанров, несмотря на происходящие в стране перемены.
  3. Россия занимает важное место в новостной ленте британской прессы начала 1990-х гг., что говорит об интересе общественного мнения Великобритании к России.
  4. Многие стереотипы восприятия «новой» России в глазах британцев в начале 1990-х гг. основаны на старых стереотипах, сформированных на протяжении длительного культурного диалога между Россией и Великобританией.
  5. Образ России в британских газетах начала 1990-х гг. характеризуется простотой и схематичностью, что вписывается в сложившиеся особенности восприятия России британцами.

Апробация работы: результаты исследования отражены в 8 публикациях и докладах на международных конференциях: «Ломоносов-2008», «Глобальные проблемы современности: действительность и прогнозы», «Ломоносов-2009», «Язык и мысль: традиции и новые парадигмы» и 13-й Международной конференции «Россия и Запад: диалог культур».

Структура работы определена поставленными задачами. Диссертация состоит из введения, обзора источников и историографии, двух глав и заключения.

Во Введении обосновывается выбор и актуальность темы исследования, формулируется научная новизна, теоретическая и практическая значимость, определяются объект и предмет исследования, а также приводятся положения, выносимые на защиту.

В Первой главе рассматриваются теоретические вопросы, связанные с определением понятия «образ государства» и касающиеся особенностей стереотипов как важных, с культурологической точки зрения, компонентов образа государства. В частности, анализируются различные определения и особенности употребления более широкого понятия «образ», близкого ему понятия «имидж», а также самого понятия «образ государства» в различных областях знания; формулируется определение «образа государства» с культурологической точки зрения.

Во Второй главе приводятся результаты практического исследования, посвященного особенностям формирования образа России в общественном сознании Великобритании на основе анализа текстов печатных средств массовой информации. В главе приводится краткая характеристика основных черт образа России, формирующегося в произведениях английской художественной литературы, для определения особенностей восприятия России англичанами. Затем исследуется место России в новостной ленте британской прессы начала 1990-х гг. для определения важности «российских тем» для английского общественного мнения, а также детально анализируются основные структурные компоненты образа России начала 1990-х гг.

В Заключении представлены выводы об особенностях формирования образа «новой» России в статьях британских газет начала 1990-х гг. и о важности изучения текстов массовой информации с культурологической точки зрения для понимания особенностей восприятия народами друг друга.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Глава 1. «Образ государства как предмет изучения культурологии»

В последнее время образ государства, особенно тот, который формируется в материалах СМИ, анализируется в основном с политологической и социологической точек зрения. Особое значение при этом уделяется изучению способов воздействия СМИ на общественное мнение. В данной работе акцент делается на культурологическом аспекте формирования и существования образа государства, но для формулирования культурологического определения этого понятия мы рассмотрели существующие дефиниции «образа» и «образа государства».

В словаре В. Даля отдельной статьи, посвященной слову «образ» нет, однако оно присутствует в словарной статье, посвященной глаголу «ображать»:

Ображть, образть что. или юж. обрзить (ображенный), придавать чему образ, обделывать, выделывать вещь, образ чего из сырья, отесывая или обихаживая припасы иным способом. Камень сразу не образишь, надо походить около него. || …

Далее в этой же статье встречается и определение слова «образ»:

Образ м., вид, внешность, фигура, очертание (в чертах или в плоскостях); подобие предмета, изображенье его. Нет вещи без образа. Бог создал человека по образу и подобию своему. Дом выстроен во образ креста, крестом…|| портрет, подобье чье, поличье, писаное лицо.

Причем второе из приведенных определений слова «образ» (портрет, подобие) является лишь пятым значением данного слова и, по словам Даля, употреблялось в его времена больше в значении иконы (например, «образа не покупают, а меняют»).[4]

В словаре С.И. Ожегова слово «образ» определяется как: 1. вид, облик (потерять человеческий образ; в образе кого-нибудь); 2. живое наглядное представление о ком-(чем-)нибудь (светлые образы будущего); 3. в литературе, искусстве: обобщенное художественное отражение действительности, облеченное в форму конкретного, индивидуального явления (поэт мыслит образами); 4. в художественном произведении: тип, характер (образ скупца – Плюшкин в «Мертвых душах» Н.В. Гоголя); 5. порядок, направление чего-нибудь, способ (образ жизни; решительным образом).[5]





Итак, образ – это некое подобие предмета, его отражение, представление о нем. Это некий результат отражения объекта в сознании человека.

Понятие «образ» стало одним из ключевых в исследованиях философов, психологов, искусствоведов, поскольку эти области знания исследуют особенности человеческого познания, при котором сознание отражает образы окружающего мира.

Понятие, близкое понятию «образ» встречается в «Диалогах» Платона, в которых он излагает беседы Сократа со своими учениками. Сократ говорит ученикам, что есть два вида сущего – «зримое и безвидное». К безвидному ближе душа, вечное, а к зримому телесное, смертное. Безвидное всегда неизменно, а зримое, то есть внешний облик, непрерывно изменяется.

Согласно философскому энциклопедическому словарю, образность проявляется на всех этапах познания. Соответственно идеальные познавательные образы можно разделить на два основных вида:

  • чувственно-наглядные образы;
  • рациональные (понятийные) образы.

В формировании образов, с точки зрения философов второй половины XX века, большое значение имеет коммуникация. Именно в результате процесса общения в большей степени, чем в результате личного чувственного опыта человека, количество образов резко увеличивается.[6] По мере же накопления информации об объекте происходит усложнение образа, который может достигать высокого уровня абстракции.[7] Рациональные (понятийные) образы, в отличие от чувственных образов, характеризуются большей обобщенностью и схематичностью. В представлении одни признаки объекта редуцируются или совсем отбрасываются как избыточные, а другие, несущие наиболее значимую для человека информацию, сохраняются и даже выходят на первый план.

В философии образ является некоей особой реальностью, которая существует в сознании человека отдельно от той реальности, которую этот образ отражает. Образ столь же объективен, как и реальность, отражением которой он является, поэтому, с точки зрения философии, образ может быть объектом специального исследования.

В психологии «образ» понимается как «субъективный феномен, возникающий в результате предметно-практической, сенсорно-перцептивной, мыслительной деятельности и представляющий собой целостное интегральное отражение действительности, в котором одновременно представлены основные перцептивные категории (пространство, движение, цвет, форма, фактура и т.д.)».[8] Образ, с точки зрения психологии, является исходной точкой и одновременно результатом любого познавательного акта. Он амодален и не зависит от чувственных впечатлений субъекта. В образ входят невидимые свойства предметов, постигаемые амодально, экспериментом или мышлением, а также сверхчувственные компоненты, представленные в значении и смысле.

А.Н. Леонтьев, который впервые использовал словосочетание «образ мира» в исследованиях по психологии, определял введенное им же понятие как интегративный феномен сознания и сферы бессознательного, определяющий отношение субъекта к событиям и явлениям окружающего мира, к людям, к себе, к своим жизненным перспективам, определяющий в итоге стратегию жизни каждого человека.[9] Психологическая уникальность образа мира состоит в том, что он является в значительной степени интегрированным феноменом, который может рассматриваться только как определенная целостность.

Образное восприятие мира понимается психологами как одно из свойств живого мозга, позволяющее разобраться в бесконечном потоке воспринимаемой информации и сохранять ориентацию в океане разрозненных данных о внешнем мире. Воспринимая внешний мир, человек производит классификацию воспринимаемых ощущений, то есть разбивает их на группы похожих, но не тождественных явлений. При этом образы обладают характерным свойством, проявляющимся в том, что ознакомление с конечным числом явлений из одного и того же множества дает возможность узнавать сколь угодно большое число его представителей.

Образ также играет центральную роль в искусстве, поскольку искусство, творчество, основано на образном мышлении. Понимание «образа» в искусствоведении нам важно, поскольку в данной работе дается характеристика образу России, представленному в английских художественных текстах. Кроме того, на публицистические тексты газетных статей также можно смотреть как на результат творчества их авторов.

Теория художественного образа возникает в немецкой классической эстетике и связана с именами Канта, Шеллинга, Гегеля, хотя на эту теорию оказали определенное влияние и более ранние идеи в истории эстетики и искусствоведения, например, античная концепция мимезиса – подражания искусства действительности – а также появление в эстетике категории «стиль» в эпоху Возрождения. В искусствоведении художественный образ понимается как выражение абстрактной идеи в конкретной чувственной форме.[10]

Под образом также понимается художественная целостность, «будь то метафора или эпопея «Война и мир».[11] Художественный текст может вызывать образы – зрительные, слуховые, тактильные, вкусовые, которые остаются как бы «побочным» продуктом процесса чтения.[12]

Одной из важнейших особенностей художественного образа является его эмоциональная окрашенность, поскольку «все образное восприятие непосредственно в момент его появления в сознании оказывается эмоционально окрашенным».[13]

Понятие художественного образа очень близко понятиям мифа и символа, поскольку и художественный образ, и миф, и символ создаются в сознании людей в процессе творчества. Согласно принципу мифа, как отмечал Я.Э. Голосовкер, «сперва образ всегда конкретный предмет, затем он становится символом».[14]

Итак, в искусствоведческом понимании основной категорией при описании «образа» является категория иррационального, неосознанного. Образ рассматривается как побочный продукт, который возникает в сознании человека в процессе его знакомства с произведением искусства. Такое понимание образа, на наш взгляд, очень важно для культурологического исследования, поскольку основной акцент в таком исследовании должен быть как раз на неуловимых, детерминированных культурой образах, которые возникают у представителей одного народа при чтении текстов о другом народе.

Еще одним важным направлением изучения образа государства являются политологические исследования и исследования международных отношений. Основной категорией здесь является образ государства, который занимает особое место в системе образа мира.

Существует несколько определений понятия «образ государства». Согласно одному из них, образ государства – это представление о стране, преломленное в сознании каждого человека в отдельности, служащее для него средством идентификации.[15] Однако образ государства может существовать и в коллективном сознании. Для этого необходимо, чтобы индивидуальные представления о стране соотносились друг с другом, то есть необходим процесс коммуникации.

Исследование образа государства имеет сравнительно недолгую историю. Во многом интерес к данной проблеме возник вследствие изменения характера современного общества, которое принято называть информационным. Впервые понятие образа государства было использовано в 1959 г. К. Болдингом, который выдвинул мысль о том, что негативное отношение государств друг к другу во многом зависит от сложившихся в их общественном сознании отрицательных образов друг друга.[16]

Дальнейшее развитие понятия образа в международных отношениях происходило в основном в направлении всестороннего изучения образа врага, под которым понимался образ «другого» государства.[17] Б. Сильверстейн условно подразделяет исследования образа врага на три группы, выделяя кроме когнитивного еще два подхода: мотивационный, связанный с изучением образов врага с точки зрения индивидуальных (сознательных и бессознательных) мотивов и ценностей, а также подход, предполагающий анализ процессов социального посредничества.[18]

В науке исследуется также понятие «национального образа», под которым понимается сформировавшееся устойчивое представление о сущностных типических чертах определенной нации, которое находит свое выражение в вербальных (слова, выражения, пословицы и т.д.) и невербальных формах (государственная, национальная, религиозная символика и т.д.).[19] Национальный образ имеет две основные стороны: аффективную (эмоциональную) и когнитивную (рациональную). Образ являет собой целостность, состоящую из чувственно воспринимаемой оболочки, изобразительной (конической) стороны, и содержания, включающего идейно-понятийный и чувственно-эмоциональный аспекты. Каждый из компонентов играет важную роль, и в своем взаимодействии они задают смысл данному образу.

Существует также понятие «образ «Я» государства», то есть совокупность убеждений коллективного субъекта о себе, конструируемых политическим руководством государства.[20]

В литературе встречается также термин «медиа-образ», который имеет много общего с понятием «имидж», в том числе значение результата некоего направленного действия. Медиа-образ рассматривается как преобразованное пресс-индустрией представление о государстве, создаваемое для восприятия его аудиторией и ориентации в окружающем мире.[21]

Таким образом, в исследованиях международных отношений «образ государства» принимает различные облики, что свидетельствует об отсутствии единого подхода в изучении данного понятия. Образ государства в политологических исследованиях и работах, посвященным международным отношениям рассматривается как совокупность убеждений коллективного субъекта, то есть общества страны, прежде всего о себе, проявляющихся в процессе международных отношений. Образы «других» государств формируются под влиянием объективных факторов, происходящих в воспринимаемых странах, особенностями отношений с ними и устойчивыми стереотипами восприятия этих стран.

В современных исследованиях международных отношений используется понятие «имидж».[22] Часто это понятие используется как синоним слова «образ» (одним из значений английского слова «image» является «образ»), однако, думается, в некоторых случаях их следует разграничивать. В словаре С.И. Ожегова читаем:

Имидж -а, м. (книжн.) Представление о чьем-нибудь внутреннем облике, образе. Сложившийся имидж руководителя.[23] Данное определение представляется очень размытым и нечетким. В словаре иностранных слов Л.П. Крысина дается более точное определение:

Имидж, -а, м. [< англ. image образ]. Представление (часто целенаправленно создаваемое) о чьем-н. внутреннем и внешнем облике, образе. Имидж политика. Имидж телевизионного ведущего. Здесь указана существенная особенность имиджа – целенаправленность его создания. То есть имидж создается намеренно, с определенной целью: добиться необходимого отношения к предмету, явлению, личности. Примечательно, что в качестве примеров используются словосочетания «имидж политика» и «имидж телевизионного ведущего». Можно сделать вывод, что «правильный» имидж необходим в первую очередь людям публичным.

Проанализировав несколько определений слова «имидж», мы пришли к выводу, что нет единого мнения по вопросу о специфике создания имиджа. С одной стороны, считается, что имидж создается целенаправленно, причем в большинстве случаев путем намеренного искажения реальности, с другой стороны, допускается его непреднамеренное формирование имиджа определенного предмета, явления, личности и т.д. Понятие «имидж» очень близко понятию «образ», и во многих случаях они действительно могут использоваться как синонимы.

Однако, на наш взгляд, понятие «образ» несколько шире уже по той причине, что «имидж» обычно трактуется через слово «образ». Имидж, согласно многим определениям, – это образ, но со своими особенностями, например, особым происхождением. Так, имидж чего-либо или кого-либо, как отмечается многими исследователями, возникает в СМИ. То есть, в понятии «имидж» есть значение публичности. Например, мы часто говорим об имидже того или иного известного человека. Кроме того, имидж предполагает наличие конкретного обладателя. Поэтому не всегда, когда мы говорим об образе, мы можем заменить это слово словом «имидж». Например, если мы говорим об образе врага в международных отношениях, или об образе русской зимы в сознании иностранцев, мы вряд ли можем сказать «имидж врага» или «имидж русской зимы».

Имидж также предполагает некое направленное действие на его создание, в нем присутствует оттенок искусственности. К тому же имидж создается с определенной целью, то есть для того, чтобы в дальнейшем получить какую-либо выгоду.[24] Образ же возникает в результате межкультурной коммуникации стихийно. Это то, как одна культура видит другую, а не то, как имиджмейкеры хотят, чтобы ее видели. Что касается культурологического исследования, то здесь, очевидно, более уместно употребление понятия «образ», однако для полноты картины, стоит сказать несколько слов об имидже, как предмете исследований политологии, социологии и журналистики.

Что касается стереотипов как важных компонентов образа государства, они характеризуются устойчивостью и схематичностью. Стереотипы воспроизводятся в сознании носителей определенной культуры механически, они усваиваются некритически, а как нечто само собой разумеющееся. Функция же самоопределения, так же как и защитная, основана на отделении себя от других. Стереотипы помогают представителям социальных и этнических групп идентифицировать себя в качестве единого, противопоставленного другим целого, на основе оппозиции «мы» – «они».

Стереотипы трудно поддаются изменению. Даже смена политического курса государства не означает, что стереотипы должны уйти в прошлое. Так, например, несмотря на резкие повороты в истории России, основные ее характеристики в глазах европейцев остаются прежними, только слегка видоизменяясь. Так, например, устойчиво сохраняется стереотип о России как о стране деспотичной во внутренней и внешней политике.

Стереотипы, будучи детерминированными культурой определенного народа, являются важным объектом культурологического исследования.

Проанализировав основные теоретические моменты, связанные с понятиями «образ», «образ государства» и «стереотип», мы сформулировали понятие определение понятия «образ государства» для культурологического исследования. Под этим понятием мы подразумеваем представление о стране, характерное для культуры этой или другой страны, состоящее из компонентов, типичных в данный конкретный исторический период, и иррациональных компонентов, устойчивых на протяжении длительного исторического периода.

Глава 2. Образ России в британской прессе 1991-1993гг

Начало 1990-х годов – очень сложный период в развитии российского государства. После распада Советского Союза кардинально меняется принцип государственного устройства, политическая и экономическая системы, начинает меняться вся система ценностей жителей государства.

В этот период увеличивается количество межкультурных контактов, поскольку Россия перестает быть отделенной от запада «железным занавесом». Благодаря этому, изменения в России становятся видны широкому кругу представителей западной культуры, в том числе и широкому кругу населения Великобритании.

Значительную роль в формировании представления англичан о процессах, происходящих в России начала 1990-х годов, играли печатные средства массовой информации, традиционно популярный в Великобритании вид СМИ. Газеты оперативно реагируют на события, происходящие в мире, и дают им собственную оценку. В способности интерпретировать события заключается одна из основных функций газет как средств массовой информации – функция воздействия.

Формирование образа России в начале 1990-х годов в текстах британских СМИ, а также анализ основных компонентов этого образа и является основной целью второй главы данной работы.

Первые черты образа России в английском общественном сознании можно проследить уже в средневековых источниках IX-XIII веков, задолго до знакового момента прибытия Ричарда Ченслора в Московию, которое считается началом истории англо-русских дипломатических отношений.

Образ России в художественной литературе IX-XIX веков близок к мифу и отличается схематичностью и относительной устойчивостью. Черты образа, появившиеся в самых ранних произведениях, повторяются в произведениях XIX века. Среди самых ранних компонентов образа России, появившихся еще в IX-XIII вв., следует выделить такие как образ огромных территорий, народа как большой семьи, воинственности и единства народа.

В XVI-XVII веках структура образа России в английской литературе немного усложняется, появляется элемент контрастного противопоставления. Обилие богатств в стране и роскошь царского двора контрастирует с нищетой простого народа, рабская покорность народа контрастирует с готовностью к бунту, прямодушие русских контрастирует с их лживостью и т.д. Центральное место в образе России занимает стереотип о зиме, которая ассоциируется с адом, сатаной.

В XVIII-XIX веке значительных изменений в структуре образа не происходит, но добавляется важный и глубоко укоренившийся стереотип об угрозе странам Запада, исходящей от России. В целом же в этот период повторяются основные черты образа предыдущих эпох.

После анализа образа России в художественной литературе Великобритании мы провели анализ образа «новой» России в текстах английских газет начала 1990-х годов. В первую очередь нами было определено место России в новостной ленте британских газет с целью понимания важности России для общественного мнения Великобритании.

Образ «новой» России, как показал количественный анализ статей о России и обзор основных тем публикаций о стране, занимает значительное место в общественном мнении англичан. По важности «российская тема» в английских газетах сравнима только с «американской темой», тогда как статей о других странах значительно меньше в исследуемый период начала 1990-х гг.

Согласно так называемой концепции «формирования повестки дня» (“agenda setting theory”), средства массовой информации диктуют своей аудитории, какие события или явления являются важнейшими, предлагая темы для освещения в новостях. Благодаря определению проблем для освещения, средства массовой информации уже оказывают влияние на формирование общественного мнения, поскольку СМИ, выбирая темы статей, определяют и аспект их освещения, а также и критерии для их оценки. Образ России начала 1990-х годов, формируемый в британской прессе, прежде всего, ассоциировался с вооруженными конфликтами в Прибалтике и на Кавказе, политической нестабильностью и борьбой новой власти с просоветской оппозицией, проблемами при проведении либеральных реформ и тотальной бедностью населения, а также попытками воспринять прежде чуждую западную культуру.

Средства массовой информации могут влиять на общественное мнение, как на уровне языка, так и на неязыковом уровне, поэтому важным объектом культурологического исследования могут быть элементы организации информационного материала на страницах газет: заголовки (а также такие их особенности, как шрифт, цвет и размер), последовательность материалов, иллюстрации, фотографии. Кроме того, языковые средства также оказывают влияние на восприятие информации в текстах СМИ.

В текстах английских газет присутствует определенный пласт культурозначимой информации о России, который может вызывать трудности при понимании текста носителями английской культуры. В основном, данная информация представлена на лексическом уровне. Это можно объяснить тем, что в английском языке нет точных эквивалентов некоторым русским словам, обозначающим свойственные российской культуре явления. Чтобы более точно передать смысл, а также и национальный колорит, журналисты используют русские слова, внедряя их в английский текст. Некоторые из таких слов уже прочно вошли в английский язык, например, «perestroika» или «dacha».

Для того чтобы передать как можно больше оттенков значения слова, журналисты прибегают к описательному переводу. Важную роль в материалах английских СМИ, в которых встречается культурозначимая информация о России, играют и авторские комментарии. Журналист не только переводит русские слова, но и объясняет их смысл, раскрывает специфические для русского языка дополнительные оттенки значения и оценочные коннотации. Он также дает экспрессивную оценку тем или иным событиям, в чем проявляется его принадлежность к английской, западной культуре. Таким образом, журналист выступает в роли посредника между двумя культурами, способствуя продуктивному межкультурному диалогу.

Использование заимствованной русской лексики, а также слов, еще не вошедших в словарный состав языка реципиентов информации, с сопутствующими пояснениями их значения и особенностей употребления в русском языке вносит свой вклад в формирование образа России в общественном сознании Великобритании. Читатель британских газет может сделать вывод о том, как представители русской культуры видят различные явления, какие ассоциации, положительные или отрицательные, возникают в русском сознании при использовании того или иного слова.

Образ России в статьях британских СМИ начала 1990-х годов включает в себя набор иррациональных компонентов, без анализа которого невозможно в полной мере представить себе особенности восприятия России английским общественным сознанием.

Среди иррациональных компонентов образа принято выделять стереотипы и политические мифы. Однако последние скорее характерны для так называемого образа «Я» того или иного государства, который намеренно создается внутри государства в первую очередь для внутреннего потребления. Стереотипы же создаются как по отношению к самому себе, так и по отношению к другому. Они складываются под влиянием социальных условий и, что важно, предшествующего опыта и отражают привычное отношение к какому-либо явлению, тем самым экономя усилия человека при восприятии этого явления.

Многовековая история взаимоотношений России и Англии породила множество стереотипов народов двух стран друг о друге и логично предположить, что стереотипы о России, встречающиеся в статьях британских СМИ начала 1990-х годов, берут свое начало в далеком прошлом и находят отражение в произведениях английской литературы разных времен. Это и стереотип о русской зиме, о душе, о религиозности русского народа, о повиновении и готовности к бунту, о бедности и расточительности, о лживости и прямоте русского человека.

Конечно, присутствуют в структуре образа России начала 1990-х годов и стереотипы, развившиеся во времена «холодной войны», в первую очередь, стереотип о всесилии КГБ. Этот стереотип, который в представлении западного англоязычного общественного мнения, как отмечает З.А. Ужегова, отошел на второй план в середине 1990-х годов, продолжая существовать как «подводное течение»,[25] в статьях английских СМИ начала 1990-х годов проявляется все еще достаточно часто, в основном, конечно, в контексте описания советского времени.

Одна из основных характеристик России в статьях британских СМИ начала 1990-х годов связана с такими понятиями как «мороз», «холод», «зима», «снег». На протяжении многих веков именно эта характеристика была главной в описании России английскими и не только английскими авторами. Понятие «холода» становится одним из центральным компонентом в структуре образа России, возникающего и в английских СМИ начала 1990-х годов.

В английских газетах встречаются характеристики России, знакомые еще со времен первых описаний Руси в английской литературе, такие как «Сибирские долгие зимние ночи», «сильный мороз» и т.д. Причем холодно в России не только зимой, но и, по крайней мере, осенью и весной.

Как и в произведениях английской литературы прошлых веков, образ снежной России близок к образу ада и сатаны. Ярким примером может служить описание северного города Воркуты, который называется «Сталинским дьявольским городом».

Русская зима ассоциируется в британском общественном сознании исключительно с негативными переживаниями, о чем свидетельствует подавляющее большинство негативно-окрашенных лексических единиц в описаниях этого явления. Русская зима в представлении английских СМИ начала 1990-х гг. – источник проблем. Конец же зимы связывается с надеждой на разрешение этих проблем. Все эти особенности образа русской зимы в общественном мнении британцев начала 1990-х годов, думается, отражают многовековое представление англичан о зимней и заснеженной далекой Руси, Московии и России. Стереотип о русской зиме – яркий пример устойчивого стереотипа, который необходимо учитывать при анализе и построении межкультурного диалога.

Россия издавна рассматривалась представителями Запада как потенциальная угроза. Этот стереотип нашел свое отражение и в материалах британских печатных СМИ начала 1990-х годов, тем самым продемонстрировав устойчивость и важное место в образе России в британском общественном сознании. Очень отчетливо он обозначен в статьях начала 1991 года, времени, когда неясность в дальнейшем пути развития страны, тогда еще СССР, вызывала наибольшие опасения со стороны представителей британского общества.

В дальнейшем, после распада СССР и перехода России на новый путь политического и экономического развития, эти опасения уменьшились, поскольку Россия теперь рассматривалась как партнер, а не враг. Однако стереотип не был искоренен окончательно, он проявлялся косвенно и, как мы видим сейчас, спустя более 15 лет, этот стереотип вновь живет в британском общественном сознании.

О русских как о смиренных и рабски покорных власти людях отзывались еще английские путешественники, посещавшие Московию в XVI-XVII веках. В начале 1990-х годов стереотип о рабстве русского народа, думается, трансформировался в представление о русских как о терпеливых людях, готовых молча снести все трудности. Читатель британских газет начала 1990-х годов видит, что именно в такие тяжелые времена перемен, положительных результатов реформ не видно, в полной мере проявляется необходимость для русского человека в сильной, авторитарной власти.

Однако для английского общественного сознания характерно и представление о русских как о людях, готовых к бунту против власти. Люди, отчаянные из-за бедности и нескончаемых обещаний политиков о лучшей жизни, дали повод в начале 1990-х годов проявиться данному стереотипу.

Сочетание в русских людях покорности и готовности к бунту всегда отмечалось английским общественным сознанием и, неудивительно, что в период начала 1990-х годов этот стереотип становится одной из основных особенностей восприятия русских глазами британцев.

Еще одной особенностью восприятия англичанами России всегда было подчеркивание контраста между бедностью простого населения и богатством элиты, а также чрезмерностью всей страны в расточительности. Такой способ описания российской действительности, берущий свое начало еще в записках английских путешественников XVI века, присущ и публикациям британских СМИ начала 1990-х годов.

Стереотип об удивительном сочетании в России тотальной бедности населения и богатством элиты общества, трансформируясь, прошел сквозь века и нашел свое отражение в процессе формирования образа «новой» России. Если в XVI веке нищета крестьян контрастировала в записках английских путешественников с роскошью царского двора, то в начале 1990-х годов бедность большей части населения противопоставляется в текстах британских средств массовой информации с богатством новых русских миллионеров, заработавших состояния на волне реформ.

При этом расточительность, отмечаемая англичанами также еще в XVI веке, по мнению англичан начала 1990-х годов, присуща всему российскому обществу и стране в целом и объясняется огромными природными запасами России, которые достаются настолько легко, что их можно не экономить.

В образе России и россиян, формирующемся в текстах британских СМИ начала 1990-х годов присутствуют и черты, характерные для того образа Московии в описаниях английских путешественников XVI-XVII веков, который Н.П. Михальская обобщающее называла образом дикаря.[26] Он основан на противопоставлении ценностей общества наблюдателя, которое он считает цивилизованным, и ценностей и качеств общества незнакомой страны, которая в глазах наблюдателя выглядит нецивилизованной.

Противопоставление двух обществ в статьях британских СМИ начала 1990-х годов основано прежде всего на том, что Россия снова, как и четыре столетия назад, открылась английскому общественному сознанию с новой стороны. После падения «железного занавеса» жителям России открылись многие продукты Западной культуры, которые прежде были недоступны жителям Советского Союза, и британские СМИ начала 1990-х годов часто описывали, как новые явления воспринимались в российском обществе, при этом описание российского общества в британских статьях напоминало описание нецивилизованного общества при встрече с представителями цивилизации.

Стереотипы британцев о русских во многом сохранились на протяжении веков. В чертах характера русских в описании британским журналистов можно узнать черты характера, описанные еще английскими путешественниками в XVI-XVII веках. Как видно из проведенного анализа, в целом, они сводятся к представлениям цивилизованного общества о «нецивилизованном».

Корреспонденты английских газет начала 1990-х годов описывают меняющуюся политическую и экономическую систему в России. Они также рассуждают на тему опасности, которую может представлять Россия на международной арене, освещая мировые события. С не меньшим интересом пишут журналисты и о быте простых россиян, о трудностях, с которыми им пришлось столкнуться в тяжелое время перемен. В начале 1990-х годов, английские журналисты стали одними из первых, кто показал широкой английской аудитории новую страну, заново открытую после падения «железного занавеса».

Единого подхода к определению структуры образа государства нет. Различные исследователи выделяют разные структурные компоненты образа, в зависимости от направления и целей их исследований. Мы рассмотрели такие компоненты образа России, как географический образ, образ российской истории, образ внутренней политики и экономики, образ жителей России и образ главы государства, которые часто выделяются исследователями по политологии в качестве основным структурных компонентов образа государства.

Иностранцы во все времена в первую очередь отмечали огромные размеры России, что не удивительно, учитывая соотношение размера территории и численности населения страны.

В статьях британских СМИ начала 1990-х годов одним из главных определений России является прилагательное «обширный», а также «большой», «крупный», обычно в превосходной степени. Указания на размеры территорий используются журналистами для того, чтобы создать яркий образ, иногда чтобы противопоставить огромный размер государства низкому уровню жизни его граждан или чтобы показать трудность управления такими территориями.

Образ России как огромного пространства, богатого природными и людскими ресурсами, но которым сложно управлять, сохраняется в британском общественном сознании и отражается в статьях британских печатных СМИ начала 1990-х годов.

История России в статьях британских СМИ представляется поделенной на две части: история России до 1917 года и после 1917. Россия до Великой Октябрьской революции называется авторами статей «царской Россией», а в период после революции – «коммунистической Россией». Примечательно, что оба этих периода воспринимаются как имеющие много общего, несмотря на разницу в продолжительности и особенностях развития государства.

Цари и советские лидеры воспринимались, как жесткие и часто жестокие правители, в основном благодаря фигурам двух наиболее часто упоминаемых правителей - Ивана Грозного и И.В. Сталина.

Пожалуй, самым главным сходством царей и советских лидеров в глазах представителей английского общественного мнения, было то, что никто из лидеров государства не был избран народом. Поэтому, после избрания Б.Н. Ельцина президентом России, в британских СМИ можно было часто встретить такую характеристику, как «первый в российской истории лидер, избранный народом».

Событиям начала 1990-х годов английские журналисты пытаются найти аналоги в российской истории, богатой на драматические события. Так, например, известные события вокруг дома Правительства в 1993 корреспондент газеты The Guardian сравнивает с революцией 1917 года, по одной простой причине, что оба события происходили в октябре.

Итак, образ российской истории в общественном сознании англичан является очень упрощенным. История России сводилась к двум этапам развития, дореволюционному и советскому, которые оба характеризовались авторитарной моделью управления. Вследствие такого восприятия российской истории, глава российского государства в глазах англичан выглядел не иначе как царь.

Россия в начале 1990-х годов начинала новый этап своего развития после распада СССР, сменив политический и экономический курс в пользу демократии и рыночных отношений, и британское общественное мнение поддерживало смену политического курса в России. Однако, демократия в России начала 1990-х гг. воспринималась англичанами как «новая», «шумная», «хрупкая», «молодая», «не имеющая корней, основ», «только появившаяся», «оперившаяся», «уязвимая».

О том, что демократия еще не воспринималась как свершившийся факт, свидетельствуют такие часто встречающиеся на страницах английских газет словосочетания, как «переход к (полной) демократии», «будущее демократии», «готовность к демократии» и т.д. Российская демократия начала 1990-х годов в глазах британцев основывается на силе отдельных личностей, а не на силе политических партий.

Тем не менее, Россию начала 1990-х годов британские журналисты называют в противовес Советскому Союзу не иначе как «демократическая Россия». Советский период Российской истории называется «недемократическая советская эра», а 1980-е годы, последнее десятилетие существования СССР – «полудемократический советский период».

В статьях английских СМИ начала 1990-х годов все прогрессивное и либеральное (реформы и демократия), пусть и в зачаточном состоянии, связывалось с новым политическим режимом в стране, тогда как отрицание реформ связывалось с советским периодом российской истории.

Таким образом, видно, что российская демократия начала 1990-х годов воспринималась в Англии неоднозначно. С одной стороны она представлялась как позитивное политическое явление, особенно в сравнении с «недемократическим» советским периодом, которое нуждается в поддержке. С другой стороны, демократия в России воспринималась как еще не достигнутая цель. Россия, в представлении британцев, была еще не готова к демократическому развитию, из-за чего процессы, происходившие в стране в начале 1990-х годов, часто сопровождались негативными явлениями в экономике, культуре и повседневной жизни жителей страны.

Что касается образа жителей России, Английские журналисты подчеркивают разрыв между бедным большинством населения, и богатым меньшинством, которое продолжает богатеть в новых политических и экономических условиях. Бедность россиян порождает апатию, безразличие к тому, что происходит на политической арене, что как отмечают британские газеты, отличает российское общество начала 1990-х годов от общества конца 1980-х годов.

Изменения в политической и экономической системах российского государства оказали влияние и на культурное развитие населения страны, а именно на особенности развития массовой культуры, основанные на культурных ориентирах нового общества. Эти изменения достаточно четко фиксировались британскими СМИ.

Образ среднестатистических жителей России в общественном сознании Великобритании сводится к бедному, угрюмому, человеку, который не видит смысла в экономических преобразованиях, происходящих в его стране. Помимо этого, основными чертами образа русского человека в статьях британских СМИ начала 1990-х годов выступают жестокость, подозрительность и недружелюбие, пристрастие к водке и готовность ради нее на многое.

Образ государства был бы не полон без характеристики образа главы государства. Образ главы нового российского государства Б.Н. Ельцина, складывающийся в текстах британских СМИ, также противоречив, как и образ государства в целом.

В первую очередь Ельцин воспринимался как человек, привносящий нечто новое в жизнь целой страны, и как Россия противопоставлялась Советскому Союзу, он противопоставлялся последнему советскому лидеру М.С. Горбачеву. В целом, Ельцин воспринимался более позитивно, нежели его предшественник, несмотря на достаточно положительное отношение к Горбачеву в Европе, особенно в Германии, в конце 1980-х, Ельцин, в глазах англичан выглядел победителем в сравнении с Горбачевым по одной простой причине, что Советский Союз был врагом, а постсоветская Россия – еще одним другом. Главными преимуществами Ельцина в глазах британцев было его представление себя на Западе как первого лидера в российской истории, избранного всем народом. Журналисты говорили, что с Ельциным можно иметь дело и описывали его как лидера, который считает, что Россия может быть сильным государством, не притесняя при этом другие страны, чего британское общественное мнение очень опасалось.

С другой стороны, британские журналисты выражали сомнения, что Ельцин сможет привести Россию к рыночной экономике.

Образ президента Ельцина тесно связан с темой борьбы, войны. Еще одна его особенность – параллель с царем, которая связывает образ лидера «новой» России с традиционным представлением о главе Российского государства, укоренившегося в английском общественном сознании. Кроме того, важным элементом образа Б.Н. Ельцина в британском общественном сознании была идея об алкогольной зависимости.

Итак, мы видим, что образ Б.Н. Ельцина в британском общественном сознании начала 1990-х годов многогранен и во многом впитал в себя эмоциональную составляющую, характерную для восприятия англичанами распада Советского Союза. Ельцин представлялся лидером, который разрушил недемократический СССР и поставил Россию на новый путь политического и экономического развития. Он представлялся политиком, с которым можно иметь дело и которого нужно поддерживать.

В Заключении подводятся итоги проделанной работы. Проанализировав теоретические вопросы, связанные с понятиями «образ» и «образ государства», мы пришли к выводу, что образ государства – это комплексное явление, формирующееся не только под влиянием объективных изменений, происходящих в той или иной стране, и целенаправленных усилий по созданию имиджа государства, но и в значительной степени под влиянием обусловленных культурой доминант восприятия народами друг друга.

Эта особенность образа государства нашла отражение в данном нами определении, согласно которому «образ государства» – представление о стране, характерное для культуры этой или другой страны, состоящее из компонентов, типичных в данный конкретный исторический период, и иррациональных компонентов, устойчивых на протяжении длительного исторического периода.

В практической части работы мы проследили основные этапы формирования образа России в общественном сознании Великобритании на примере текстов английской художественной литературы, поскольку тексты английской литературы являются самыми ранними источниками, в которых можно почерпнуть сведения о представлениях англичан о России. Благодаря анализу образа России в текстах английской художественной литературы, мы выявили устойчивые структурные компоненты образа России в общественном сознании англичан, среди которых образ огромных территорий, образ русского народа как большой семьи, стереотип о воинственности и единстве народа, образ роскошного царского двора, который противопоставляется образу нищего народа, стереотип о рабской покорности русских и их готовности к бунту, стереотип об угрозе странам Запада, исходящей от России, и, конечно же, стереотип о зиме, которая ассоциируется с тьмой, адом.

Как показал анализ текстов английских СМИ начала 1990-х годов, большинство стереотипов, характерных для образа России в глазах англичан, проявляются и в период кардинальных изменений в жизни российского государства, связанных с распадом СССР. Конечно, в структуре образа России начала 1990-х годов присутствуют и стереотипы, развившиеся во времена «холодной войны», которые встречаются все еще достаточно часто, в основном, в контексте описания советского времени.

Основными стереотипами восприятия России и русских англичанами по-прежнему остаются, пусть в немного измененном виде, стереотип о зиме, об огромном разрыве между простым народом и властью, о рабстве и готовности к бунту и т.д., которые заставляют англичан настороженно относиться к проводимым в России реформам, цель которых, несомненно, поддерживается английским обществом.

Структурным компонентом образа, впитавшим в себя больше новых черт в эпоху перемен, пожалуй, является образ главы государства. В первую очередь Ельцин воспринимался как человек, привносящий нечто новое в жизнь целой страны. Он противопоставлялся последнему советскому лидеру М.С. Горбачеву и воспринимался в целом более позитивно, чем предшественник, поскольку Советский Союз был для англичан врагом, а постсоветская Россия – еще одним другом. В то же время, в образе Ельцина, первого, как подчеркивают английские СМИ, лидера Российского государства, избранного народом, прослеживается постоянное сравнение с царем, что привязывает образ главы «новой» России с традиционным образом главы Российского государства, укоренившегося в английском общественном сознании.

Таким образом, восприятие государствами друг друга во многом зависит от картины мира, сложившейся в коллективном сознании их жителей. Представления стран друг о друге детерминированы культурой и в большей степени подвержены влиянию устойчивых стереотипов, чем краткосрочными кампаниями по продвижению имиджа страны. Это необходимо учитывать в процессе межкультурного диалога.

Основные результаты исследования отражены в следующих публикациях:

  1. Соколов В.М. Новые методы в изучении российско-английских отношений рубежа XX-XXI веков в освещении российской и зарубежной историографии // Вестник Московского Университета. Серия 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. М.: Издательство Московского университета, 2009. №3, с. 208-213.
  2. Соколов В.М. Образ России в британской прессе начала 1990-х гг. (культурологический аспект) // Вестник Оренбургского государственного университета. Оренбург: ГОУ ОГУ, 2010. №1/ Январь, с. 64-69.
  3. Соколов В.М. Место России в новостной ленте британской качественной прессы 2004-2007 гг. (на примере Daily Telegrapg) // Материалы докладов XV Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» / Отв. ред. И.А. Алешковский, П.Н. Костылев. [Электронный ресурс] — М.: Издательство МГУ; СП МЫСЛЬ, 2008.
  4. Соколов В.М. СМИ как источник по культурологии. Роль прессы в формировании имиджа государства и сохранении стереотипов восприятия // Глобальные проблемы современности: действительность и прогнозы: материалы докладов Международной научно-практической конференции студентов и аспирантов, 19 декабря 2008 г. В 2-х т. Т.1. – Казань: Издательство «Познание» Института экономики, управления и права, 2008, с. 307-308.
  5. Соколов В.М. Устойчивость этнических стереотипов (сравнительный анализ стереотипов о России в английской литературе XII-XVII вв. и текстах британских СМИ рубежа XX-XXI вв.) // Материалы докладов XV Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» / Отв. ред. И.А. Алешковский, П.Н. Костылев. [Электронный ресурс] — М.: Издательство МГУ; СП МЫСЛЬ, 2009, с.36-42/
  6. Соколов В.М. К вопросу об устойчивости как важной характеристике этнических стереотипов (на материале произведений английской литературы XII-XVII вв. и текстов британских СМИ 1990-х гг.) // Альманах современной науки и образования. Тамбов: Грамота, 2009. №7 (26): Исторические науки, философские науки, искусствоведение, культурология, политические науки, юридические науки и методика их преподавания: в 2-х ч. Ч. 2., с. 130-132.
  7. Соколов В.М. Особенности отражения культурозначимой информации о России в текстах английских СМИ // Язык и мысль: традиции и новые парадигмы. Вторые Ярославские лингвистические чтения: сборник научных трудов Международной конференции 16-18 июня 2009 года: в 2т./ отв. ред. О.С.Егорова. – Ярославль: Издательство ЯГПУ им. К.Д. Ушинского, 2009. – Т.1., с. 277-280.
  8. Соколов В.М. Употребление русской лексики в статьях британской прессы начала 1990-х гг. и ее роль в формировании образа государства // Россия и Запад: диалог культур. 13-я Международная конференция 26-28 ноября 2009 г. Тезисы докладов. М., 2009, с. 69.

[1] Шаповалов В.Ф. Восприятие России на Западе. Мифы и реальность // Общественные науки и современность. М.: РАН, 2000, №1, с. 52

[2] См. напр.: Ужегова З.А. Образ «новой» России на Западе: По материалам американской и британской прессы: Дис.... канд. культурол. наук. М., 1999; Феклюнина В.С. Политический имидж России в американской прессе 2000-2004 гг.: Дис. … канд. полит. наук. Саратов, 2005

[3] Ужегова З.А. Указ. соч., с. 14

[4] Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Т.2, М.: Русский язык, 1989, с. 613-614

[5] Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: ООО «Издательство Оникс», 2007, с. 422

[6] Славин А.В. Наглядный образ в структуре познания. М., 1971, с. 16

[7] Ананьев Б.Г. Психология чувственного познания М, 2001 с. 198

[8] Психологический словарь / Под ред. В.В. Давыдова, А.В. Запорожца, Б.Ф. Ломова и др. М, 1983, с. 223

[9] Леонтьев А.Н. Психология образа // Вестник Московского университета, серия «Психология», 1979, №2, с. 7

[10] Мигунов А.С. Художественный образ. Эстетический анализ (материалы к спецкурсу). М.: Издательство Московского университета, 1980, с. 3

[11] Гачев Г.Д. Жизнь художественного сознания. Очерки по истории образа. М., 1972, с. 3

[12] Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. М.: URSS, 2009, с.23

[13] Романов Ю.И. Образ, знак в искусстве. Философско-методологический аспект. Л., 1991, с. 19

[14] Голосовкер Я.Э. Логика мифа. М.: Наука, 1987, с. 48

[15] Богдан Е.Н. Медиа-образ России как фактор преодоления идентификационного кризиса: По материалам газет в моменты общественного напряжения: Автореферат дисс. … канд. филол. наук. М., 2006, с. 4

[16] Boulding, K. National Images and International Systems // Journal of Conflict Resolution, 1959, p. 121

[17] Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Образ государства и принятие решений в международных отношениях: учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Политология». СПб.: Издательство СПбГУ, 2004, с. 34

[18] Silverstein, B. Enemy Images the Psychology of the US: Attitudes and Cognitions, Regarding the Soviet Union // American Psychologist, 1989, с. 903-913

[19] Борисенко И.В. Национальный образ России: философско-культурологический анализ: Дисс. … канд. филос. наук. Ростов-на-Дону, 2008, с. 22

[20] Киселев И.Ю., Смирнова А.Г., Указ. соч., с. 82

[21] Богдан Е.Н. Указ. соч., с. 4

[22] см. напр. Богдан Е.Н. Указ. соч.; Галумов Э.А. Международный имидж России: стратегия формирования. М.: Известия, 2003

[23] Ожегов С.И. Указ. соч., с. 315

[24] Галумов Э.А. Указ. соч., с. 43

[25] Ужегова З.А. Указ. соч.

[26] Михальская Н.П. Образ России в английской художественной литературе IX-XIX вв. М.: МПГУ, 1995, с. 147



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.