WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Областное краеведение как социокультурный феномен (на материалах среднего прииртышья. 1930-е 1980-е гг.)

На правах рукописи







Седельникова Наталья Александровна

Областное краеведение как социокультурный феномен

(на материалах Среднего Прииртышья. 1930-Е -- 1980-е гг.)

Специальность 24.00.01 теория и история культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Омск - 2010

Работа выполнена на кафедре современной отечественной истории и историографии ГОУ ВПО «Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского»

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Рыженко Валентина Георгиевна

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Сизов Сергей Григорьевич

кандидат исторических наук, доцент

Гефнер Ольга Викторовна

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет»

Защита состоится «29» июня 2010 г. в 12:00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 218.007.02 в Омском государственном университете путей сообщения по адресу: 644046, г. Омск, пр. Маркса, д. 35, ауд. 219.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Омского государственного университета путей сообщения.

Автореферат разослан мая 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук,

доцент С.П. Исачкин

Общая характеристика работы

Актуальность темы. Краеведение сегодня является объектом философских, исторических, культурологических, социологических, лингвистических исследований. Уникальность краеведения, его неповторимость и специфика заключается в инициативной и разноплановой деятельности отдельных личностей во времени и в пространстве российской истории. Это является исходной точкой в формировании и развитии областного краеведения как социокультурного феномена. Следовательно, для современного краеведения важна опора на наследие краеведов далёкого и недавнего прошлого, что обеспечит преемственность духовных и культурных традиций.

Краеведение – часть культуры провинции, которая рассматривается как комплекс материальных и духовных ценностей, средоточие памятных мест, событий, имен, культурного наследия и должна стать одним из главных ориентиров развития локального и глобального социума.

Степень изученности темы. Мы учитываем два аспекта: общероссийская и областная специфика изучения истории краеведческого движения в целом и в обозначенной хронологии. Изученная научная литература сгруппирована по проблемному принципу в три блока: теоретико-методологический; история краеведческого движения и состав участников; публикации, посвященные истории и социокультурной природе краеведения Среднего Прииртышья.

В первом блоке наибольшую значимость для определения сущности краеведения представляют труды С. О. Шмидта[1]. Следует отметить, что и во втором блоке его труды являются главными. С.О. Шмидт первым поставил в Киеве в 1987 г. задачи написания истории российского краеведения, создания словаря краеведов, а с конца 1990-х гг. предложил подходить к краеведению как к социокультурному феномену. В работах Т.А. Булыгиной, С.И. Маловичко, М.П. Мохначёвой, Е.Н. Мастеницы, М.Ф. Румянцевой, Л.Б. Сукиной историческое краеведение сближается с исследовательскими практиками «новой локальной истории». Теоретики «нового краеведения» понимание социокультурной ситуации связывают с переходом от концепции глобализации к концепции глокализации – осмысления мирового целого в единстве и разнообразии его составляющих. К ним близки оценки философов (Е.А. Сайко, В.Л. Семенов).

Следует выделить труды историков (Н. В. Сторожевой, А. Т. Топчего, К. П. Чуприна), содержащие идеи синтезирования различных научных дисциплин, выделения субъектов краеведческой деятельности и их типологизации. Отдельный пласт этого блока – литература по регионалистике и особенностям культуры провинции (работы Е.В. Комиссаровой, Г.П. Пирожкова, А.Р. Тумасовой, Т.А. Чичкановой), раскрывающие закономерности социального развития и формирования социокультурного пространства провинциальных территорий.

Теоретические подходы к региональным историко-культурным проблемам, методика обращения к региональным элементам культуры и их актуализация содержатся в трудах А. Н. Акиньшина, В. Ю. Афиани, Н. И. Ворониной, А. И. Кравченко, О. Г. Ласунского, И. В. Чванова. В них уточняется содержание понятий «провинция», «провинциальная культура», «культура провинции», «провинциальность». А.А. Данилов и В.С. Меметов представляют российскую провинцию как уникальное образование со специфической социокультурной средой, влияющей на формирование творческой личности, которая благодаря активной деятельности создает неповторимое культурное наследие, не имеющее аналогов в других регионах.

В рамках «новой локальной истории» расширена интерпретация музея. Т.А. Булыгина раскрывает его особую роль в обеспечении широкой возможности анализа визуальных остатков прошлого для изучения микросоциальной, культурной истории. М.Е. Колесникова, С.И. Маловичко, Л.П. Репина анализируют структуру исследовательского процесса, конструирование новой локальной истории от объекта исследования, без заранее установленных территориальных рамок, поднимают проблему соотношения местного менталитета, локальной и российской ментальности.



Модель, дополняющая характеристику историко-культурной динамики в регионе, видения культурологии как интегрирующего познания окружающего нас мира культуры, перехода к интенсивному изучению «местной культуры» в локальных версиях с использованием краеведческих форм, предложена в работах В.П. Корзун, В.Ш. Назимовой, В.Г. Рыженко. Происходит поворот к новому истолкованию исторической реальности с позиции локальной истории. Е.Н. Стрекалова проводит параллель между национальной и локальной историей, подчёркивает необходимость изучения локальных сообществ с помощью устной истории. В целом, работы первого блока отражают совокупность подходов, которые правомерно применить и к областному краеведению.

Таким образом, к настоящему времени имеется достаточное количество работ теоретико-методологического характера, позволяющих определить сущность краеведческого движения, однако теоретико-методологические аспекты краеведения как социокультурного феномена пока не обобщены.

Во второй блок отнесены исследования истории и социального состава участников краеведческого движения, в том числе отдельных регионов, городов, и форм краеведческого движения.

Упоминания о достижениях краеведения в деле публикации материалов, содержащих сведения общегосударственного значения, присутствуют в сборнике статей «Двадцать пять лет исторической науки в СССР». Ученики С.О. Шмидта - В.Ф. Козлов[2], С. Б. Филимонов[3], посвятили свои труды краеведению 1920-х годов.

Первая региональная работа Е.Ф. Курочкиной и В.Л. Соскина появляется в 1960-х гг., В ней дана периодизация краеведческого движения в Сибири. В трудах В.Л. Соскина краеведение вошло в историю советской культуры в Сибири. Диссертации Л. И. Сизинцевой, Н.Н. Тамбовцевой, О. С. Тян, выполненные в 1990-е гг. на региональном материале (Кострома, Нижний Новгород, Рязань), стали переходом к новой стадии обобщения материалов на основе расширения источниковой базы. Историю и социальный состава краеведческого движения в Западной Сибири рассматривают А.Л. Бойко, Ю.С. Вечтомова, К. А. Кабанов[4].

К настоящему времени собран объемный и содержательный массив документальных материалов по истории российского краеведения. Часть их уже изучена, а результаты исследований опубликованы. Так, некоторые проблемы истории краеведения нашли отражение в трудах группы барнаульских историков науки и культуры, краеведов. Иркутскому краеведению посвящены работы В.В. Свинина, уральскому - Н.Н. Тагильцевой, краеведческому движению в Омском Прииртышье – исследования В.Г. Рыженко, А.В. Ремизова. В данных исследованиях впервые использован широкий круг архивных источников, документов архивных фондов краеведческих обществ и иных организаций краеведческой направленности.

Третий блок - работы по истории и процессу формирования областного краеведения Среднего Прииртышья в 1930-е-1980-е годы. Первые обращения к проблемам местного исторического краеведения появляются в виде газетных публикаций. Их авторы - краеведы, литераторы, журналисты, но не профессиональные историки. Ярким примером итога подвижнического труда краеведа-любителя стала книга В. С. Аношина «Где шумит Артынский бор» по истории заселения и развития Большереченского района (1968). В Омской области это было первое краеведческое издание подобного рода.

На протяжении 1970-х годов публикуются работы о культурной жизни в стране, которая включает краеведческую сторону, ее особенности в Омске и Сибири. Издательскую и библиографическую деятельность сибирских краеведческих обществ рассмотрела С.Н. Буринская. Этнографическое направление в краеведении упоминалось в разделе «устное народное творчество» на страницах местной печати, в материалах к библиографии, подготовленных Т. Г. Леоновой, автором многочисленных работ по фольклору Западной Сибири. Одновременно усиливается сбор разнообразного историко-краеведческого материала (воспоминаний, писем, фотографий и пр.), его обработка и фиксация. Этим занимаются Я.В. Адам, В.С. Аношин, И.Е. Бродский, Н. Ф. Климова, И. Ф. Петров.

Отдельные аспекты истории краеведения Среднего Прииртышья изучали П.П. Вибе, А.А. Жиров, Т.М. Назарцева, В.Ш. Назимова, В.Г. Рыженко, А.В. Ремизов и другие исследователи. Отдельно отметим особый вклад А.В. Ремизова, автора пока единственного обобщающего труда по истории областного (омского) краеведения периода 1930-х-1960-х гг.[5]

В нем впервые введены в научный оборот личные архивные фонды краеведов.

Анализ степени изученности темы показал, что рост интереса историков к теории и истории краеведения в целом, к формированию областного краеведения весьма высок. Однако, такой важный вопрос как взаимодействие и взаимовлияние социальных и культурных процессов внутри областного краеведения, только начал осмысляться. Краеведение 1930-х-1980-х гг. еще не предстало в единстве процесса формирования. Отсюда вытекает целесообразность специального исследования областного краеведения как социокультурного феномена, истории его складывания и выяснения его сущности, используя локальный материал Среднего Прииртышья.

Цель исследования - выявить основные признаки формирования и развития областного краеведения как социокультурного феномена в условиях советской эпохи

Реализация цели требует решения ряда задач:

- рассмотреть процесс формирования краеведческих сообществ в контексте локальной социальной и культурной среды Среднего Прииртышья на протяжении 1930-х-1980-х гг.;

- раскрыть направления деятельности краеведов-энтузиастов на этапе оформления районных сообществ (1930-е – 1950-е гг.);

- проследить изменения в составе и деятельности местных сообществ краеведов в 1950-е – 1970-е гг.;

- представить определяющие черты социокультурного облика представителей областного краеведения в 1980-е гг.;

- охарактеризовать краеведов как особый тип культурных работников, являющийся ядром областного краеведения как социокультурной системы;

- показать результаты взаимодействия населения и краеведческих объединений в Среднем Прииртышьи.

Объект исследования - местные сообщества краеведов как самостоятельная социокультурная система, создаваемая и поддерживаемая инициативой отдельных личностей,

Предмет исследования составляет деятельность местных краеведческих сообществ и процесс их взаимодействия в 1930-е - 1980-е гг.

Территориальные рамки исследования включают в соответствии с географическим понятием северные районы Среднего (Омского) Прииртышья, что практически совпадает с территорией 8-ми северных районов Омской области в её современных административных границах, в динамике административно-территориальных изменений (Большереченский, Знаменский, Колосовский, Седельниковский, Тарский, Тевризский, Усть-Ишимский, Большеуковский). В Тарском районе находится исторический город Тара. Исследователи отождествляют Омское Прииртышье с географическими границами современной Омской области и Среднего Прииртышья. Понятием «Среднее Прииртышье» обозначена территория, тяготеющая к Омску не только политически, экономически, но и в социально-культурном отношении.

Хронологические рамки - 1930-1980-е гг. Учитывается, что 1930-е гг. – это новый этап в советской истории и в истории краеведения. В начале 1930-х гг. государственная культурная политика в отношении краеведения ориентируется на выявление производственного потенциала страны.

Верхняя граница (1980-е гг.) определена из актуализации роли краеведения в менявшейся социокультурной ситуации в советском обществе. Этому способствовали начавшиеся в обществе процессы демократизации, позволяющие адекватно реализовывать социальные функции краеведения как демократичного по своей концепции социокультурного явления.

Источниковая база. Используемые в диссертационном исследовании источники были разделены на пять видовых групп. Первая группа - законодательные акты и нормативные документы. Документы данного типа отражают политику государства в области культуры, перспективы краеведения в контексте социокультурной ситуации.

Вторая группа – делопроизводственная документация, извлеченная из местных архивов (Государственного архива Омской области и его Тарского филиала). Было просмотрено 14 фондов, выявлено 98 дел. Привлечено текущее делопроизводство. В общем массиве выделено несколько разновидностей документации: решения, приказы, инструкции Омского областного Бюро краеведения, распоряжения, поручения, наказы, протоколы заседаний Тарского райисполкома, официальная переписка.

Третья группа представлена материалами периодической печати. В работе впервые обобщена информация из областных и районных периодических изданий. Проведённый фронтальный просмотр годовых подшивок 14-ти наименований местных газет и 5-ти областных газет за период с 1935 г. по 1991 г. дал возможность наиболее достоверно представить горизонтальные параметры и границы областного краеведения как социокультурного феномена, имеющего веерную структуру.

В четвертой группе большой объем информации несут источники личного происхождения, извлеченные из фондов Тарского историко-краеведческого музея, фондов музея Самсоновской средней школы, из фонда музея Детского дома им. Д.М. Карбышева, из личных архивных фондов С.Р. Лаптева, И.С. Коровкина, В.С. Аношина (из архива семьи). Среди них важно отметить дневниковые записи, значительная часть которых впервые вводится в научный оборот. Например, записи «Краеведческие экспедиции по Тарскому округу» А.В. Ваганова, план-дневник К А. Шабалина, дневник И.С. Коровкина.

К пятой группе относятся материалы опросов, проведенных автором с использованием методик «устной истории». Респонденты – активисты краеведческого движения, педагоги, школьники, жители населенных пунктов Среднего Прииртышья. Нами были разработаны опросники двух видов, проведены беседы-интервью с респондентами, занимавшимися краеведением. Среди опрошенных студенты исторического факультета Омского государственного педагогического университета, работники государственных учреждений, старожилы, руководители школьных музеев и их сотрудники. В результате представлен срез уровня знаний о краеведах-любителях данной местности, фактах их жизни и деятельности их вкладе в реализацию охраны памятников истории и культуры, о роли краеведческих занятий в образовательных учреждениях.

Наконец, поскольку значительная часть информации, отражающей социокультурную деятельность краеведов-энтузиастов и складывание областных сообществ, связана с музеями (они в сельской местности – самые главные краеведческие «культурные гнезда»), то помимо видовой классификации источников мы учли особенности их бытования. В особую группу вошла информация, полученная из экспозиций и фондов 2-х областных, 6-х районных, 6 школьных и 2 общественных музеев. Это позволило оценить вклад отдельных личностей в становление и укрепление сообществ краеведов, раскрыть социокультурную составляющую их деятельности.

Методологическую основу исследования составили принципы объективности и историзма, системный подход, а также конкретные методы исторического исследования.

Ключевыми понятиями в диссертационном исследовании являются «краеведение», «социокультурный феномен», «культурный работник». Социокультурный феномен – явление и процесс, осуществляемый между субъектами социокультурной деятельности (в нашем случае это краеведы-любители и органы местной власти, музеи и краеведы, краеведческие организации, краеведческие общества, партийное и советское руководство). Целью их взаимодействия является воспроизведение истории края, села, жизни людей, сбор и сохранность историко-культурного наследия, создание различных культурных программ (школьные музеи, кружки, экспедиции, съезды). Это предопределяет уникальность территориально-локальной общности – «краеведческое сообщество», которая является частью истории и культуры страны, и представляет собой определенного рода систему, названную нами «веерной».





Принцип историзма позволяет рассматривать любое историческое явление с точки зрения возникновения, развития, соотношения с другими явлениями. Принцип объективности позволяет приблизиться к реальности прошлого. Использовался комплекс общенаучных (анализ и синтез, индукция и дедукция) и специальных исторических методов исследования, которые позволили более глубоко изучить процессы взаимодействия и взаимовлияния краеведения Среднего Прииртышья с локальной социальной и культурной средой.

Локальное исследование предполагает изучение местного материала во взаимосвязи с общероссийскими процессами. Для этого использовался историко-сравнительного метод, позволяющий выявить общие и особенные черты деятельности краеведов Среднего Прииртышья в сравнении с другими областями. Внимание к воссозданию биографий краеведов Омского Прииртышья, обусловило применение элементов биографического метода. Дополнительно были использованы методы и методики социологии (опрос, беседа, интервью).

В настоящем исследовании обосновывается особая роль личности, культурного работника, под воздействием которого объект изучения трансформируется в предмет, а затем в продукт деятельности, выраженный в статьях, книгах, музейных экспозициях. Анализ деятельности предполагает выделение цели, средств и результата. Деятельность рассматривается в контексте культурно-исторического процесса, участником которого является личность.

Научная новизна работы заключается в том, что предпринята попытка представить областное (местное) краеведение как социокультурный феномен, существовавший и в условиях советской эпохи. Его структурная характеристика обозначена как «веерная конструкция». Выявлены особенности функционирования областного краеведческого движения (оформлены жёсткие рамки направлений и деятельности в отношении краеведения, специализация по формально-институциональному принципу и актуализация), определена степень востребованности социумом новых результатов взаимосвязей личностей и сообществ. Рассмотрена трансформация прежних социальных институтов, занимавшихся краеведческой деятельностью (музеи, школы) и выделены новые социокультурные элементы (преемственность поколений, сохранение и пропаганда знаний по краеведению).

Представлена система областного краеведения как веерная структура, которая экстраполирует себя в окружающий мир по горизонтали и вертикали, образуя, тем самым, широкую сеть взаимосвязей, от индивидуальных до общественно или институционально организованных. Исходной точкой в любом случае является личность краеведа как особого типа культурного работника

Обобщены отрывочные сведения и эпизодические материалы по локальной истории краеведения России, в научный оборот вводится новый фактический материал, определяющий своеобразие областного краеведения в его локальном (среднеприиртышском) варианте на общероссийском фоне. На примере деятельности местных сообществ краеведов Среднего Прииртышья показано в качестве ведущей тенденции возвращение в конце советской эпохи к историко-культурному краеведению и к возвращению статуса сообщества краеведов как массового общественного движения. Инновационные проекты в области культуры способствуют появлению специфических культурных программ, примером становится создание школьных музеев, кружков, клубов, экспедиций в Среднем Прииртышье, главной целью которых является фиксация, сбор и сохранность историко-культурного наследия, тем самым, расставляя приоритеты в пользу трансляции и изучения местной культуры и истории.

Основные положения, выносимые на защиту:

- Областное краеведение является социокультурным феноменом, существующим в условиях советской эпохи, но претерпевающим ряд трансформаций статуса, форм и направлений деятельности.

- Определяющей чертой областного краеведения как социокультурного феномена является «веерная» внутренняя структура, ядром которой является личность. На всём протяжении своей истории областное краеведение как социокультурный феномен отличается сгущением личностных взаимосвязей.

- Областное краеведение как социокультурный феномен советской эпохи в 30-80-е гг. XX в. прошло три этапа в своём развитии, каждый из которых имел свою специфику (1 этап - 1930-е-первой половине 1950-х гг.; 2 этап - вторая половина 1950-х-1970-х гг.; 3 этап - 1980-е гг.)

- На всех 3-х этапах происходила трансформация социальных институтов, занимавшихся местным краеведением (музеи, школы). На первом этапе политика государства определяет официальные установки на изучение возможностей развития производительных сил на местном уровне, складывается «низовая» сеть краеведов. Второй этап – расширение деятельности, одновременно сужается число участников, ограничиваясь представителями образованной части местного сообщества и по профессиональному принципу. Третий – осуществляется межпоколенческая связь, краеведы предстают как особый тип культурных работников.

- Местная (областная) краеведческая деятельность в 1980-е гг. отличается интенсивностью, соединяя инициативу энтузиастов, расширяя музейное и школьное краеведение, обеспечивая опору на исследовательскую деятельность молодежи, способствует окончательному оформлению местного сообщества как веерной структуры, обеспечивающей преемственность краеведческих традиций.

- На 3-м этапе происходит накопление краеведческих сил, возвращение к приоритетам историко-культурного направления, основным становится создание школьных музеев, связанных с историей края и страны. Тем самым транслируется историческая память между различными социальными слоями и появляется возможность для социокультурной идентификации.

Практическая значимость работы состоит в том, что полученные результаты полезны для создания обобщающих работ по историко-краеведческой проблематике в масштабах Омской области и Западной Сибири. Материалы диссертации позволяют расширить школьные образовательные программы по региональному компоненту, тематику краеведческих занятий в образовательных учреждениях разных типов, публичных лекций, бесед и т.п.

Апробация результатов исследования – доклады на одной международной, двух всероссийских, девяти региональных научных и научно-практических конференций (2006-2009 гг.; Омск, Тара, Пенза). Результаты опубликованы в виде тезисов, статей.

Структура работы состоит из введения, трёх глав, заключения, списка источников и литературы и 3-х приложений.

II. Структура и основное содержание диссертации

Введение. Во введении обосновывается актуальность проблемы, показана степень её изученности, определены цель и задачи исследования, охарактеризованы источники исследования, новизна и практическое значение работы.

Глава I. «Состав и направления деятельности краеведов Среднего Прииртышья в 30-е- середине 50-х гг. XX вв.» раскрывает специфику формирования местных краеведческих сообществ на этапе изменений в политике советского государства по отношению к краеведению. Характеризуются теоретические и практические аспекты краеведческой деятельности.

В разделе 1.1. «Деятельность и состав местных сообществ краеведов» показано, что в основе краеведческого движения всегда была и будет личность, индивидуальность, какой бы массовый размах движение не приобретало.

В советский период добавилась подготовка рядовых краеведов-собирателей, исследователей и организаторов – применительно к местному краю.

В Среднем Прииртышье уже к концу 20-х – началу 30-х гг. XX в. активно проявили себя краеведы-любители. Археологические изыскания вел бывший секретарь комиссариата, преподаватель Тарского педучилища и школы колхозной молодежи Аркадий Викулович Ваганов (1892-1978 гг.). Первый председатель коммуны, секретарь райисполкома Василий Семенович Аношин (1898-1996 гг.) участвовал в раскопках курганов и стоянок древнего человека, собирал материалы по истории заселения и развития Большереченского района. Иван Семенович Коровкин (1919-1977 гг.) - искатель жемчужин народного творчества.

А.В. Ваганов играл заметную роль в политической и культурной жизни города на протяжении нескольких десятков лет. В 1932 году судьба свела его с известным омским краеведом Ф. В. Мелехиным. Положено основание Тарскому Краеведческому Музею. Его директором стал А.В. Ваганов. Совместно с Ф. В. Мелёхиным были проведены экспедиции по археологическому, этнографическому и естественнонаучному изучению Тарского Прииртышья. Музейная, поисковая работа, деятельность по охране памятников истории и культуры стали основным смыслом жизни тарского краеведа.

А. В. Ваганов активно участвует в изучении природных богатств, в подготовке комплексного описания Тарского района в 1936 году. Тарский краевед не только сам вел активные геологические поиски, но и постоянно пытался привлечь внимание специалистов. В докладной записке Тарскому Райбюро Краеведения А. В. Ваганов и Ф. В. Мелехин отмечали, что необходимы серьёзные исследования по изучению полезных ископаемых района научно-исследовательскими партиями[6]. Краеведы считали, что для развития промышленности в районе, его экономической стабильности имеется достаточно данных и к решению этих задач нужно приступить немедленно, поскольку же эти вопросы упираются в средства, то нужно сейчас же срочно ставить их во всю ширь перед краевыми организациями. Краеведы неоднократно ставят вопрос перед союзными научно-исследовательскими институтами о наличии в Тарском округе залежей нефти, газа.

Необыкновенна судьба, жизнь и деятельность краеведа-любителя В.С. Аношина из Большеречья. Интерес к природе, бытовым условиям жизни населения у него сложились в юности в результате наблюдений, которые он записывал по заданию уездного статистического управления города Тюкалинска. Еще в 1923 году он помогал уездному землеустроителю составлять контурный обзор Тюкалинского уезда – по всем отраслям народного хозяйства. Это заложило любовь к истории и жизни родного края. Но его самостоятельная работа по сбору материала началась в Большереченском районе. По занимаемой должности у краеведа была разъездная работа, и поэтому он побывал во всех населенных пунктах района, записал все интересующие события, воспоминания старожилов и переселенцев, побывал на всех курганах, бывших городищах, форпостах, сделал описания, схемы, разыскал все археологические и архитектурные, исторические памятники, места палеонтологических находок.

В 30-е – 50-е гг. В. С. Аношин ведет сбор материалов по истории Большереченского района, каждого населенного пункта, предприятия, учреждения, накапливает опыт краеведческой работы. Сведения по истории Большереченского района В. С. Аношин начал собирать с 1947 года. Известным стимулом к историко-краеведческим поискам служила его деятельность в качестве пропагандиста-руководителя кружка по изучению истории партии и текущей политики, которой он стал заниматься по окончании в 1952 году районной партшколы. Позже им были взяты на учет все мемориальные памятники и памятники архитектуры. Все это вошло в «Энциклопедию Большереченского района»[7] - объемный труд В. С. Аношина, который включает не только систематизированный краеведческий материал, от истории возникновения до развития хозяйства и культуры Большереченского района, но и представляет историю советской страны.

В 30-е ­­- 50-е гг. местное сообщество краеведов отсутствует как взаимосвязанная структура. Такие факторы как уровень образования, социальный статус, экономическое положение краеведов не являлись главными критериями и показателями краеведческого движения в Среднем Прииртышье.

В разделе 1.2. «Культурно-историческое направление в деятельности районных обществ и краеведов-энтузиастов» рассмотрена история и особенности направлений деятельности районных обществ и краеведов-энтузиастов.

Начало 30-х годов характеризуется изолированностью научных исследований, проводящихся отдельными обществами. Основные показатели культурного строительства Тарского округа за период с 1930-1936 года свидетельствуют, что была поставленная массово-разъяснительная работа, которая носила идеологическую функцию, не делая акцент на каких-либо аспектах развития краеведения.

В 1925 г. возникло Омское общество краеведения, объединявшее учителей, студентов, учащихся, научных работников. Главной отличительной чертой общества стал отказ от академизма, привлечение широких масс к изучению края и переход к «производственному краеведению».

В 1931 году общество было реорганизовано в Омское районное бюро. В 1932 году в связи с организацией Обь-Иртышской, впоследствии Омской, области при облоно было создано областное оргбюро краеведения, которое объединяло пять межрайонных бюро (в Омске, Тюмени, Ишиме, Тобольске, Таре). В работах участвовали не специалисты, а работники культуры.

В 1935 году Омское районное бюро реорганизовано в Омское областное бюро краеведения. Культурно-историческое краеведение было сведено к этнографическим и историко-революционным исследованиям. Культурно-историческая секция именовалась секцией фольклора и художественной литературы. Все же работа краеведов была выражением демократической самодеятельности, восходящей иногда к дореволюционным традициям. Это стало новой формой краеведческой деятельности в сложившихся условиях. Обращение к фольклору пропагандировалось повсеместно. Проводились беседы по радио и чтение оригинального материала, в районных и в областных газетах печатали статьи с просьбой присылать материал в областное бюро краеведения. К массовому краеведческому движению привлекалась молодёжь, комсомольцы.

С января 1933 г. система ликвидируется, взамен создается музейно-краеведческий сектор при облоно. На первый план выдвигались мероприятия по хозяйственному освоению края. Постановлением СНК РСФСР «О реорганизации краеведческой работы в центре и на местах» от 10 июня 1937 г. бюро было ликвидировано. Работу по изучению края поручалось вести краеведческому музею. Для этого музей создает вокруг себя объединение сотрудников-корресподентов. Намечалось их участие в исследовательской и собирательной работе, в обработке и экспонировании коллекций, чтение лекций и популяризация музейной работы на рабочих окраинах и в деревне.

Идеологическая направленность музейной деятельности особенно углубляется в 1940-50-е годы. Музеи становятся инструментом идеологического воспитания. Коллекции музеев пополнялись и экспонировали только источники, которые отражали успехи и достижения советского народа. План работы на 1940 г. исходил из задачи проведения широкой культурно-просветительской работы среди населения области на основе материала, имеющегося в распоряжении музея. Основной формой должна была являться экскурсионная работа.

Таким образом, несмотря на изолированность краеведов и краеведческих обществ культурно-историческое направление сведено к фольклору, художественной литературе, которое было продиктовано политикой государства.

Формами развития культурно-исторического направления в этот период являются экскурсии, но вся эта работа несла пропагандистский характер «насаждения» идеологии.

Раздел 1.3. «Последствия перехода к приоритетам производственного краеведения для краеведов Среднего Прииртышья» отведен проблемам, проявившимся на этом этапе в работе краеведов.

Краеведы обвинялись в «идеалистическом мракобесии, пропаганде религии», «явно контрреволюционной трактовке исторического материала». Все эти обвинения проходили под лозунгом направить краеведение на помощь социалистическому строительству, удовлетворению потребностей производства, выполнению насущных хозяйственных задач. Как известно, новое направление получило название «производственного».

Ещё более осложнила деятельность краеведческих обществ их реорганизация, проведенная после IV Всероссийской конференции по краеведению (март) 1930 г., что предрешило судьбу «старого» краеведения. Однако в областном краеведении наблюдалось стремление широкого актива найти ещё нетронутые или малоизученные природные богатства и производительные силы у себя на месте, с тем, чтобы применить их для нужд местной промышленности, сельского хозяйства и культурного строительства. В этот период в Омске существовало три краеведческие организации – Омское общество краеведения, Общество изучения производительных сил Сибири, отдел географического общества.

12 мая 1931 года Президиум Западно-Сибирского исполнительного комитета постановил: «Реорганизовать краеведческую работу в Западно-Сибирском крае с целью вовлечения в нее широких масс общественности, деятелей науки и культуры, рабочих и колхозников, военнослужащих РККА, студентов и школьников.»

В соответствии с постановлением, 18 мая 1931 года три вышеуказанные краеведческие организации были объединены в Омское районное бюро краеведения при городском отделе народного образования. В Омское общество краеведения структурно вошли все краеведческие организации, существовавшие в Омской области. Оно объединяло 25 районных бюро и более 100 краеведческих ячеек[8].

Большую роль в развитии производственного краеведения играл Западно-Сибирский отдел географического общества Академии наук СССР. Омскими краеведами были составлены таблицы уровня вод, характеристики болот, озер и перспективы освоения реки Оши. В 1933 году по заданию Западно-Сибирской плановой комиссии В.С. Аношин составил экономический справочник Большереченского района, дал подробный материал об экономике района в справочник «Западно-Сибирский край». С июня 1941 года центральной темой становится фронтовой фольклор, песни. В годы войны появляется множество статей, но они посвящены решению военно-мобилизационных и военно-хозяйственных задач военного времени. И работы о народном фольклоре довоенного периода откладываются до 1945 года.

В 1947 году Западно-Сибирский отдел был переименован в Омский отдел географического общества СССР. Сложилась «низовая» сеть краеведов, или краеведов-корреспондентов, занимавшихся сбором информации (уровень их подготовки был различен), и профессиональных специалистов, ученых, руководивших их деятельностью и занимавшихся анализом и обобщением собранного материала.

Определенный этап в истории познания территории Среднего Прииртышья составляла краеведческая работа 30-40-х годов XX в. К 1938 г. краеведческие организации в Омской области представляли внушительную общественно-научную силу: в их составе было около 3 тыс. краеведов. Из них в городах – 811 человек, в районах – 1668 (137 первичных ячеек) и корреспондентов – одиночек – 521 человек[9]. Первичные ячейки, представленные при районных школах, избах-читальнях, клубах, помимо заданий от облбюро, получали задания от окружных организаций, и включали в себя все живые силы района. Комплексное исследование местных природных ресурсов осуществлялось членами краеведческих организаций и краеведами. Краеведческие организации, занимаясь изучением региона, действовали в рамках разрешенных направлений: производственного, истории революционного движения, этнографического. Организационный опыт краеведения 1930-1950-х годов - это пример проявления прагматического интереса государства к краеведческому движению, силами краеведов была проделана огромная работа по изучению природных богатств страны.

Первый этап истории советского областного краеведения (30-е - 50-е гг.) – это период участия всех социальных слоёв, деятельность которых регулируют руководители, занимавшиеся анализом и обобщением собранного материала.

Глава II. «Развитие областного краеведения в социокультурных реалиях второй половины 50-х -70-х гг. XX в.» посвящена особенностям развития местных краеведческих сообществ в новой социокультурной ситуации.

В разделе 2.1. «Основные тенденции в изменениях состава местных краеведов» представлены выявленные перемены в составе местных краеведов.

В период 50-70 гг. состав местных краеведов, сохраняя активное ядро, претерпел некоторые изменения. Продолжают краеведческую работу А.В. Ваганов, В.С. Аношин, С. Р. Лаптев, И.С. Коровкин, Л.Н. Мартынов, Н.Ф. Черноков. Однако социальный состав сузился по сравнению с предыдущим этапом, ограничиваясь, с одной стороны, представителями образованной части местного сообщества (интеллигенцией), и учащимися высших и средних учебных заведений – с другой. Другое изменение: среди краеведов появились новые исследователи и пропагандисты местной истории и культуры. Среди них В. Н. Цыбулин, Р. А. Левкина, И. Н. Лапин, С. И. Веремей, А. К. Фомин, А. И. Юрьев, А. А. Новокшенов, И. И. Аристов, Д. И. Щетинин, П. М. Галицкий, К. И. Шабалин, Я. Г. Резиновский.

Сергей Иванович Веремей (1903-1991 гг.) по роду деятельности служил в милиции, но краеведческая деятельность ему была знакома. Он был корреспондентом газеты «Молодой большевик» и продолжил свою работу, став работать внештатным корреспондентом газет «Омская правда» и «Молодой большевик», в которых вёл рубрики о физкультурном движении в Омской области. Пополняли ряды местных краеведов учителя – энтузиасты, для которых развитие школьного краеведения и музейного дела было важно как часть в внеклассной работы, приобрело широкое использование на уроках истории, географии, литературы. В походах, в окрестностях Тевриза, поисковые задания выполнялись учениками совместно с такими учителями как А.А. Воскресенской, А.А. Кошуковой, А. К. Усовой, А. Н. Сосновским.

Я.Г. Резиновский собирал материал по истории партийной и комсомольской организаций Тарского района в 1920-е гг.

В целом, следует отметить, что состав и социокультурная характеристика местных краеведов коренным образом не изменился, продолжая специализацию краеведения по институциональному принципу, но при этом начали появляться новые формы и направления областного краеведения.

В разделе 2.2. «Перемены в формах и направлениях краеведческой деятельности по изучению Среднего Прииртышья» раскрывается сущность и признаки изменений в формах и направлениях краеведческой деятельности.

Для воссоздания истории своих районов краеведы использовали различные формы. Их содержание наглядно видно на примере краеведческих изысканий В. С. Аношина. Им были проведены беседы о создании музея в школах и культпросветучреждениях, рассказано по радио. Об этом он писал в районной газете. В 1960-е годы «районный летописец» активно сотрудничал с Омским отделом Географического общества, регулярно встречался и переписывался с видными омскими краеведами – А.Ф. Палашенковым, С.Р. Лаптевым. Н.Ф. Черноковым и др. Большое количество (40) публикаций В.С. Аношина увидело свет на страницах Большереченской и Муромцевской газет.

С периода заложения первой скважины глубокого бурения в Тарском районе, начинается тесное сотрудничество А. В. Ваганова с геологами. А.В. Ваганов через газетную рубрику «Изучайте свой край»[10] привлекал к изучению края.

К. П. Кошуков, будучи руководителем методического объединения по туристско-краеведческой работе в Тевризской средней школе, налаживает сотрудничество с руководителями школ Тевризского района и учителями-краеведами: Н.М. и А.М. Краснопёровыми из Утьминской школы, Н. А. Кондратьевой – Бородинская школа, И. И. Чесновским – Кипская школа.

Краевед-любитель И.С. Коровкин занимался краеведческой фольклористикой, собирал и публиковал материалы по истории сел и деревень Любинского и Тюкалинского районов Среднего Прииртышья, осуществлял обобщение и популяризацию материала через различные издания[11].

С.Р. Лаптев в своей практике использовал различные формы краеведческой деятельности: эстафеты, семинары, лекции-беседы, наблюдения, походы, экскурсии.

А.И. Юрьев выработал методику сбора материала, который позже был положен в основу очерка «Живи, деревенька моя …»[12]. На первый план он ставил психологическую подготовленность к сбору и обобщению материала по избранной тематике и наблюдательность. Интерес краеведов к древнейшему прошлому родного края был характерной чертой культурно-исторического направления краеведческого движения. В Тарском районе активно занимался археологическими разведочными работами и раскопками краевед А.В. Ваганов, в Большереченском – краевед В.С. Аношин.

С 1970-х годов начало складываться особое направление исследований – палеоэтнографическое. В этнографическом отношении изучением Среднего Прииртышья занимались С. Р. Лаптев, В. С. Аношин. Их работа состояла из поиска и коллекционирования предметов материальной культуры, записей собственных наблюдений и сведений, полученных от других лиц.

Наибольшей популярностью среди краеведов пользовалось изучение истории населённых пунктов. В. С. Аношин описывал сёла Большереченского района, А. В. Ваганов собирал сведения по истории Тарского края и самой Тары. В основном краеведы вели поисково-краеведческую деятельность в разных направлениях и в литературном, и в краеведческой фольклористике.

Краеведы Среднего Прииртышья интересовались редкими периодическими природными явлениями - естественнонаучное направление. Фенологией Прииртышья занимались С. Р. Лаптев, И. Н. Шухов.

Таким образом, естественнонаучное и культурно-историческое краеведение развивалось и осуществлялось преимущественно силами её представителей. Активистами естественнонаучного направления были как профессиональные естествоиспытатели, так и натуралисты-любители, местные краеведы. Они вносили огромный вклад в изучение Среднего Прииртышья во многих отношениях путём сбора, анализа и систематизации сведений о крае. Культурно-историческое направление всё больше привлекает учёных и массы людей к сохранению культуры прошлого и настоящего.

В разделе 2.3. « Активизация музейной и памятнико-охранительной деятельности» исследуется путь становления и развития областной и районной музейной и памятнико-охранительной деятельности.

В 1966 году создано Омское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Оно занималось сооружением новых, реставрацией и обновлением старых памятников истории и культуры, открытием мемориальных досок на памятниках истории и архитектуры. Краеведы принимали непосредственное участие в этом деле. И.С. Коровкин участвовал в работе президиума Совета районного отделения общества охраны памятников истории и культуры Любинского райисполкома.

При историко-краеведческом музее города Тары активно действовало общество охраны памятников истории и культуры. В задачи Общества входило производить реставрацию строений, относящихся к историческому прошлого города, организовывать походы по местам боёв и захоронений партизан, увековечить места, связанные с пребыванием в городе Таре декабристов. Местному отделению общества помогали пенсионеры, учащиеся, преподаватели, трудящиеся города. Члены общества – а их только в городе 1250 человек – собирали исторический материал, осуществляли контроль, что представляло историческую ценность. В обществе при музее был избран совет из 25 человек [13].

Идея создания музейных экспозиций проникает в среду школьных педагогов, краеведов и реализуется через школьные и общественные музеи. В середине 60-х гг. в области возникают первые общественные музеи, коллекции и экспозиции которых создаются без прямого участия музейных работников. В школах это были музеи боевой славы. Собирательной работой школьные музеи занимались с целью создания экспозиции. В 1960-е годы начали действовать музеи в Большеречье, Называевском, Иртышском районах. Народные музеи на общественных началах в 1960-е годы создавались без непосредственного участия сотрудников Омского краеведческого музея. И только в 1969 году областной музей взял «шефство над четырьмя народными музеями города Тары, рабочего поселка Большеречье, станции Любино, села Усть-Ишим»[14].

Первым шагом на пути организации школьного краеведения в районе было создание зала Боевой славы, а затем и школьного музея в Большеуковской средней школе. Его инициатором была учитель истории А.М. Березина. В конце 60-х годов «заболел» краеведением молодой директор Форпостовской школы В.И. Тиханов. Одним из первых музеев в районе был музей в Листвяжинской школе. У его истоков стояла учитель истории Е.Е. Комарицина. Музей начинался с солдатских писем бывших выпускников местной школы. В 1978 году в школе открылся музей. До середины 80-х годов им заведовала Екатерина Евлампьевна, затем музей передали молодому историку В. В. Соколову.

Музейная и памятнико-охранительная деятельность не прошла мимо Горьковского района Омской области. Проводятся походы по родному краю, сбор материала по истории сел, школ, походы по местам боевой славы и трудовой славы. Итогом данного движения является создание музеев, комнат боевой и трудовой славы, ленинские залы. Так в 1964 году организован музей при Горьковской средней школе. В 1968 году в районе действовали 7 школьных музеев и 21 уголок боевой и трудовой славы[15]. В 1972 году предпринимается попытка на базе Дома пионеров создать районный музей, которая завершается провалом из-за недостаточного собранного материала.

В 1964 году открылся школьный литературно-краеведческий музей в селе Больше-Могильном, где было представлено творчество писателей, связанных судьбой с Омском (Ф. М. Достоевского, И. Ливертовского, П. Н. Васильева).

Слободской краеведческий музей в Знаменском районе начал создаваться в 70-е годы XX века. Инициатором создания музея стал директор школы, учитель истории Г.Ф. Репин. Несмотря на то, что музейная и памятнико-охранительная деятельность в эти годы рассматривалась как культурно-просветительская работа среди широких масс населения, пропагандируя советскую идеологию, в культурно-историческом направлении она имела большое значение для паспортизации памятников истории и культуры.

Признаки новизны в развитии областного краеведения в социокультурных реалиях второй половины 50-70-х гг. XX века были обусловлены изменениями в общественной жизни и местными традициями краеведческой деятельности. Происходит приобщение к культуре самых широких слоёв населения. Развивается взаимодействие краеведов с детскими и юношескими туристическими станциями, особое развитие получает музей, который является транслятором исторической памяти о «малой родине».

Глава III. «Определяющие черты социокультурного облика представителей областного краеведения 80-х гг. XX в.» посвящена основным приоритетам формирования определяющих черт социокультурного облика представителей краеведения, рассмотрению преемственности.

В разделе 3.1. «Роль старшего поколения районных краеведов в пропаганде краеведческих знаний и идей сохранения культурного наследия» исследуется роль в процессе становления и развития краеведческих знаний и идей сохранения культурного наследия.

Неоценимую роль для сохранения и пропаганды краеведческих знаний имеют люди старшего поколения, которые, пройдя путь становления и развития краеведческих знаний на различных этапах и в различные хронологические периоды, осознают значение высокого духовного потенциала для развития культуры.

Сильное влияние на воображение и направление взглядов оказывают наши предшественники. Один из них является Вадим Васильевич Пассека. Сохранили значение его основные научные и нравственные принципы.

В пропаганде краеведческих знаний и идей сохранения культурного наследия, трансляторами которых являются краеведы старших поколений играет районная газета. При наличии в районе только одного печатного издания, краевед становится одним из активнейших внештатных корреспондентов газеты.

Музой В. С. Аношина была журналистика, сотрудничество в районной газете, где он многие годы вел краеведческую рубрику. Темы статей были различными. Как большинству любителей и знатоков края Аношину была свойственна широта краеведческих увлечений. Он был активным членом Омского краеведческого содружества, устанавливал и поддерживал тесную связь с коллегами-краеведами, всегда был готов поделиться с ними той информацией, которой располагал. Не менее охотно краевед делился знаниями о крае и со своими земляками.

Резюмируя вышеизложенное, следует подчеркнуть большой вклад краеведов-любителей Цыбулина В.Н, Левкиной Р.А., Лапина И.Н. в историю своей малой родины, её развитие, в историю краеведения.

Деятельность краеведов многогранна, и она сыграла огромную роль в становлении краеведения Среднего Прииртышья. Участие в изучении истории и культуры родного края в форме общественного движения людей всех возрастов, различного образовательного и профессионального ценза в такого рода собирании краеведческого материала имеет само по себе огромнейшее воспитательное значение.

70-е – первая половина 90-х гг. стали пиком исследовательских работ по краеведению города Тары. По истории партийной и комсомольской организации продуктивно работал Яков Резиновский. По древней истории Тары множество очерков и статей Вадима Павловича Сукача. Свой вклад в изучение истории края внесли люди, для которых сотрудничество с районной газетой носило эпизодический характер, но всё же вместе они внесли существенный вклад в изучение богатейшей истории края. Это Василий Петрович Тимошенко, Николай Иванович Краснов, Константин Иванович Шабалин, Анатолий Константинович Фомин, Юрий Дмитриченко, музееведы Анна Ивановна Любащенко, Людмила Алексеевна Вандышева, Анастасия Алексеевна Лящук.

Анатолий Ионович Юрьев свою первую заметку в районную газету написал в далёком 1957 году, ещё будучи, учащимся школы. Более 40 лет как внештатный корреспондент сотрудничал с районной газетой «Ленинский путь», в настоящее время «Тарское Прииртышье.

Лавринович Константин Петрович и Басова Наталья Павловна активно проявили себя и провели большую работу в сохранение исторического и культурного наследия Горьковского района Омской области.

Труден и тернист жизненный путь каждого истинного краеведа, но, ни один из них не бросил любимого дела. Они внесли большой вклад в развитие культурной жизни Среднего Прииртышья. Создатели музеев, это люди с большим энтузиазмом, ведь их работа не финансируется со стороны государства, а создание музея это очень сложная и плодотворная работа, требующая времени и средств.

В разделе 3.2. «Участие молодежи в местном краеведческом движении» рассматривается проблема межпоколенческих связей.

Молодежь является носителем и продолжателем тех традиций, получить которые возможно лишь при непосредственном участии и изучении собственного исторического опыта, традиций и достижений краеведов прошлого, исторических корней.

Большую роль в пропаганде краеведческих знаний и идей сохранения культурного наследия имеет старшее поколение. Однако участие молодых людей предопределяет уровень развития в данный момент и будущность краеведческого движения.

Одной из важных задач, стоящих перед краеведением является знакомство молодёжи с культурами различных этносов региона, их национальными особенностями.

Юные краеведы в Большеуковском историко-краеведческом музее участвуют во всех мероприятиях краеведческого характера. При музее все годы его существования функционируют кружки историко-краеведческого направления. Одним из важнейших направлений работы музея является вовлечение молодёжи в исследовательскую и поисковую работу. А это делается совместно с Домом детского творчества, Большеуковским клубом «Краевед», отделом образования района и отделом культуры. Благодаря работе двух последних отделов, при музее организована группа историко-краеведческого объединения «Наследие».

При многих музея действовали клубы, в которые входили школьники данного района, деревни, села. Так с возникновением Знаменского районного историко-краеведческого музея при нём создается клуб «Поиск», членами которого являлись учащиеся Знаменской школы.

Всеобщий интерес людей к своим корням, к истории малой родине, является побудительным фактором небывалых темпов развития библиотечного краеведения. Периодически в Тарской районной библиотеке в зале «Краеведческое наследие» организуются мероприятия, которые знакомят с библиографическим содержанием зала, знания топонимики и хронологии, исторических событий.

При музее средней школы № 4 г. Тары, освещающий историю 2-ой Ленинградской военно-морской спецшколы создан и работает актив музея. Его деятельность курирует Совет музея. В нем, кроме учителей, ребят школы участвуют «спецы».

Участие молодежи в краеведческом движении выражается в экскурсионной работе, поисковой деятельности, в осуществлении организации внутришкольных и внешкольных массовых мероприятиях (день открытых дверей, «посвящение в экскурсоводы», составление картотек, комплектование музея по инструкции и т.д.). Так в Слободском краеведческом музее Знаменского района, с самого его основания работает группа экскурсоводов.

Большую роль играет молодёжь при комплектовании и сборе музейных предметов для школьного, районного музея. Под руководством Надыкто Галины Анатольевны в р.п. Горьковское в с. Астыровка была создана группа кружковцев, образованы микрогруппы, получившие подробные памятки-инструкции, в которых указывалось по каким вопросам необходимо собрать материал для комплектования школьного музея.

Развитию местного краеведческого движения, в частности, музейному делу, большую помощь оказывали школьники Тевризской средней школы № 1, принятые в Совет музея. В эти годы активно помогают руководителю музея Константину Петровичу молодые учителя истории: Юрий Федорович Гринберг, Игорь Геннадьевич Глушков. С целью выполнений заданий штаба и поддержки детско-юношеского туризма и краеведения на базе Тевризских школ, открываются археологический и туристический кружки. В это время на базе музея от Дома пионеров Константин Петрович Кошуков ведёт кружок с названием «Активисты школьного музея».

При школьном музеи им. Д.М. Карбышева работает клуб «Юные россияне», которые являются участниками карбышевского движения. Подготовлен архивный материал по истории возникновения и развития детского дома с 1962 года.

Работой музея Самсоновской средней школы руководит краеведческий кружок, при котором работает две группы: «Совет музея» и поисковый отряд «Юность». Члены совета музея один раз в четверть проводят дни открытых дверей музея. Также члены совета занимаются обработкой и оформлением собранных материалов поисковым отрядом «Юность».

Таким образом, можно сделать вывод о том, что самое активное участие в музейной деятельности, в краеведческом движении принимает молодежь, благодаря ее активному участию эта деятельность становится более разнообразной и имеет огромный воспитательный эффект, так как развивает творческую активность, воспитывает уважение к традициям, формирует у учащихся чувство общественной значимости исторических памятников, документов, ответственность за их охрану.

В разделе 3.3. «Краеведы энтузиасты как особый тип культурных работников, инициаторы создания районных и школьных музеев» рассматривается особый тип культурного работника и его роль в создании районных и школьных музеев.

С 1980 года, государственные музеи области образуют музейное объединение. В его состав вошли областной краеведческий музей, государственные Большереченский и Тарский районные краеведческие музеи и Калачинский краеведческий музей, который до этого был общественным.

В целом, в Омской области сложилась достаточно широкая музейная сеть. Она включает все виды музеев: государственные, ведомственные, общественные, школьные. На начало 1995 года, по сведениям комитета по культуре и искусству областной администрации, государственных музеев насчитывалось 29. Эта цифра не совсем точна, поскольку полных данных по количеству музеев области не существует.

Возникли музеи, экспонирующие главным образом не подлинники, а их воспроизведения. Однако, большинство музеев можно отнести к смешанному типу.

Многие из них формировались не на пустом месте: основная часть их фондов складывалась из коллекций местных энтузиастов и стараниями краеведов, нередко они вырастали из школьных, заводских, «народных» музеев. Становление и развитие музея невозможно представить без яркой, заинтересованной и творческой личности. Личность и музей – понятия, неразрывно связанные друг с другом, не существующие друг без друга. Особая роль принадлежит культурным работникам, среди которых можно назвать краеведов-энтузиастов, историков, учителей. Они через осмысление роли и места культуры в формировании личности и социума несли и несут ценностные ориентации различным социальным группам. История области немыслима без истории населенных пунктов, без истории района, села, завода. Историки далеко не всегда могут дойти до каждого из них. И здесь неоценимую помощь могут оказать краеведы. Таким активистами, краеведами-энтузиастами можно назвать М. И. Ракитину (с. Знаменское), Л. В. Чередову (д. Шухово), И. А. Контову (с. Колосовка), В. Ф. Катаева (С. Кейзес), К. П. Кошукова (р.п. Тевриз), А. Г. Полуянова (р.п. Тевриз), Л. Ф. Лепёшкину (Седельниковский район, д. Унара). Это люди, по инициативе которых создавались, формировались районные и школьные музеи Среднего Прииртышья в 80-е годы XX века, то есть создавалась музейная система Среднего Прииртышья, базовыми структурными элементами которой являлись районные и школьные музеи.

Основой для создания музея в Становской средней школы Большеуковского района послужили не только экспонаты, собранные в районе, но и большая исследовательская работа Гермони Татьяны Ивановны.

В 1983 году в селе Горьковском силами ветеранов, войны и труда организован общественный музей, который возглавила Н. П. Басова, а совет музея возглавил К. П. Лавринович.

Музей средней школы № 4 г. Тары, освещающий историю 2-ой Ленинградской военно-морской спецшколы, в 1992 году пережил свое возрождение. Музей первоначально появился как маленький уголок в пионерской школе, затем в 1992 году в здании школы в торжественной обстановке был открыт музей.

Каждый отрезок времени характеризуется своими событиями, фактами, уровнем развития той или иной сферы культуры, образования, науки. Так музей истории детского движения основан 2 марта 1982 года в городе Тара. Руководителем и инициатором музея является Л. А. Вандышева.

Музей истории в селе Седельниково был открыт на общественных началах, но первые музейные коллекции начали формироваться раньше, в результате экспедиций по району учащихся средней школы № 1. Руководителем экспедиций стала энтузиаст музейного дела Р. С. Шевченко.

Лящук А. А. - инициатор создания общественного музея с. Екатерининское Тарского района вела работа по сбору материалов по истории села в школах, детских домах.

Симонов В. В. - директор Народного музея в Усть-Ишиме. При нем музею присваивается данный статус. Усть-Ишимский музей признается одним из лучших сельских музеев.

Идея по созданию музея в селе Вставское принадлежит В. П. Тимошенко. Немало лет потребовалось Василию Петровичу, чтобы с группой страстных краеведов собрать многочисленные экспонаты, документы, предметы быта, фотографии, воссоздать по воспоминаниям всю историю 50-летней колхозной жизни своих земляков.

Используя самые разнообразные направления работы, которые бы позволили дать максимальную отдачу в воспитании патриотизма, уважения к памяти своих предков, гордости за прошлое, стремление сохранить исторические памятники культуры краеведы-энтузиасты, инициаторы создания районных и школьных музеев, являются определенной ячейкой формирования социокультурного феномена данного периода.

Заключение

Областное краеведение как локальный социокультурный феномен предстает в виде «веерной» системы, в которой личность, являясь исходной точкой, концентрирует и в тоже время экстраполирует себя в окружающий мир по горизонтали и вертикали, образуя широкую сеть взаимосвязей, от личностных до общественно или институционально организованных. На протяжении рассмотренного периода советской истории областное краеведение приобретает специфику, детерминированную ее реалиями.

В своём развитии областное краеведение как социокультурный феномен прошло три этапа развития (1 этап - 1930-е-первой половине 1950-х гг.; 2 этап - вторая половина 1950-х-1970-х гг.; 3 этап - 1980-е гг.) Каждый этап имеет специфику складывания внутренней структуры, условно обозначенной «веерной». Параллельно со сложившимися на предыдущих этапах социальными институтами, происходила их трансформация.

Первый этап ужесточение политики в отношении краеведения, установка для него жёстких рамок и свертывание многих направлений в его деятельности. Местное сообщество краеведов отсутствует как взаимосвязанная структура, но работа краеведов-любителей обозначена. Второй этап представляет этап специализации краеведения по формально-институциональному принципу, составляющие советскую эпоху, включающая различные новые формы и направления краеведческой деятельности, расширение взаимосвязей как по горизонтали, так и по вертикали, но сужается число участников. Третий этап – актуализация краеведения, способствующая реализации социокультурных функций процесс через межпоколенческую связь. Главная особенность проявляется в максимальной открытости для разных социальных групп. Особая роль принадлежит культурным работникам, среди которых можно назвать краеведов-энтузиастов, историков, учителей.

Как показало наше исследование, на каждом этапе формирования краеведения как социокультурного феномена прослеживаются влияние среды на формирование исторической памяти и ценностных ориентиров социума, разнообразные формы социокультурной коммуникации и социокультурного взаимодействия. Одним из факторов, существенно повлиявшим на формирование социокультурного облика, является сочетание личных и общественных инициатив.

На протяжении десятилетий советской эпохи (1930-е – 1980-е гг. ХХ столетия) процесс формирования краеведения как социокультурного феномена Среднего Прииртышья шел неравномерно. Однако постоянно сохранялось ядро местного сообщества. Наиболее значимым по результатам стали 1980-е гг., когда происходит восстановление приоритета историко-культурного направления, осуществляется преемственность ценностей краеведческой деятельности между старшим поколением и молодежью. Все это обеспечило резкий подъем областного краеведения в 1990-е гг. в контексте общих перемен, среди которых особо значимо создание Союза краеведов России (1990 г.).

В приложении к работе даны фотографии краеведов Среднего Прииртышья, участников становления и развития краеведения, фрагменты экспозиций музеев, формуляры опросников.

По теме исследования автором опубликованы следующие работы:

В изданиях, рекомендованных ВАК РФ

1. Седельникова Н. А. Областное краеведение как социокультурный феномен // Мир науки, культуры, образования. Барнаул. 2009. № 3 (15). С. 111-113.

2. Седельникова Н. А. Современное состояние и проблемы изучения истории областного краеведения // Омский научный вестник. Омск. 2009. № 5. С. 38-41.

В других изданиях:

3. Седельникова Н. А. Современные проблемы сохранения культурно-исторического наследия города Тары // Тарское Прииртышье и проблемы сохранения историко-культурного наследия малого исторического города России: Материалы историко-краеведческой конференции, посвященной памяти А. В. Ваганова. Омск, 2006. С. 71-73.

4. Седельникова Н. А. А. В. Ваганов – становление краеведа-любителя // Краеведческие аспекты географических исследований и образования: сборник статей III Всероссийской научно-практической конференции. Пенза, 2007. С. 52-54.

5. Седельникова Н. А. Возрождение краеведения – задача современности // Сохранение и развитие русской культуры и православной духовности: Материалы омской научно-практической конференции. Омск, 2007. С. 109-110.

6. Седельникова Н. А. Музейное дело в селе Знаменское // Наука и образование: проблемы и перспективы повышения качества образования: Материалы научно-практической конференции. Ч. 1. Гуманитарные науки. Тара, 2007. С. 142-145.

7. Седельникова Н. А. Краеведческие организации в 30-40-е гг. XX в. (на материалах Омского Прииртышья) // Сборник научных трудов аспирантов, соискателей и молодых ученых. Тара, 2007. С. 104-106.

8. Седельникова Н. А. Жизненный путь и деятельность краеведов Омского Прииртышья на страницах журнала «Известия Омского государственного историко-краеведческого музея» // Социально-экономическое и культурное развитие России: Материалы научно-практической конференции. Омск, 2008. С. 58-63.

9. Седельникова Н. А. Музей в селе Знаменское – структурный элемент областного краеведения // Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития: Материалы VII Международной научно-практической конференции. Омск, 2008. С. 74-79.

10. Седельникова Н. А. Роль личности в контексте изучения истории и культуры родного края // Социально-экономическое и культурное развитие России: Сборник статей межрегиональной научно-практической конференции. Омск, 2008. С. 40-42.

11. Седельникова Н. А. Страницы из жизни краеведа В. С. Аношина // Сборник научных трудов аспирантов, соискателей и молодых ученых. Омск, 2008. С. 89-92.

12. Седельникова Н. А. Летописец родного края (к 110-летию Василия Семёновича Аношина) // Социально-экономическое и историко-культурное наследие Тарского Прииртышья: Материалы IV научно-практической конференции, посвященной памяти А. В. Ваганова. Тара, 2009. С. 280-282.

13. Седельникова Н. А. Роль старшего поколения районных краеведов в пропаганде краеведческих знаний и идей сохранения культурного наследия (80-е гг. XX века) // Социально-экономическое и культурное развитие России: Материалы третьей межрегиональной научно-практической конференции. Омск, 2009. С. 65-68.

14. Седельникова Н. А. Краеведы – энтузиасты создания районных и школьных музеев как особый тип культурных работников (80-е гг. XX в.) // Образование и культура как фактор развития малого города: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Тара, 2009. С. 132-133.


[1] Шмидт С. О. Краеведение – дело, значение которого не может быть преувеличино // Памятники Отечества. 1985. № 1. - С. 6-12; Он же. Путь историка: избранные труды по источниковедению и историографии. М., 1997 - 612 с. и т.д.

[2] Козлов В. Ф. Гибель церковных колоколов в 1920-1930-е годы // Отечество. Краеведческий альманах. – М., 1994. – С. 143-161; Козлов В. Ф. Десятилетие возрождения московского краеведения (1989-1999 гг.). Итоги и перспективы // Современное состояние и перспективы развития краеведения в регионах России: Материалы Всероссийской научно-практической конференции 10-11 декабря 1998 г. в Москве. – М., 1999. - С. 32-36.

[3] Филимонов С. Б. Краеведение и документальные памятники (1917-1929 гг.) / С предисл. и под ред. С. О. Шмидта. – М., 1989. – 177 с. и др.

[4] См., например: Кабанов К.А. Краеведческое движение в Западной Сибири: от расцвета к разгрому (1917/1930) // Иркутское краеведение 20-х: взгляд сквозь годы: Материалы регион. научно-практ. конф. «Золотое десятилетие» «иркутского краеведения: 1920-е годы»: В 2ч. Ч. 1. – С. 145-155.

[5] Ремизов А.В. Омское краеведение 1930-1960-х годов. Очерк истории. В 2 ч. Омск, 1998. Ч.1. 180 с.; Он же. Омское краеведение 1930-1960-х годов. Очерк истории. В 2 ч. Омск, 1998. Ч. 2. - 203 с.

[6] ТФ ГАОО Ф. 130. Оп. 1. Д. 18. Л. л. 9-10 об.

[7] Энциклопедия Большереченского района. Т.1-140. Машинописная рукопись. Общий объем – 28456 л. // Личный архив сына В.С. Аношина Н.В. Аношина

8 ГАОО. Ф. 1074.Оп. 1. Д. 59. Л. 26.

9 Большая Советская Энциклопедия – М., 1937. Т. 14. С. 525.

[10] Ваганов А. В. Геологическое прошлое районов Тарского Прииртышья./ А. В. Ваганов//Ленинский путь – 1956 -30 декабря - С. 2,4 и др.

11 ГАОО Ф. 1405. Оп. 1.Д. 5; Оп.2, Д. 37.

[12] Юрьев А.И. Живи, деревенька моя /А.И. Юрьев. - Омск: Омский дом печати, 2001. - 108 с.

[13] ТФ ГАОО Ф. 743. Оп. 1. Д. 65. Л. 2.

[14] Климова Н. Ф. Из истории Омского областного краеведческого музея 1950-1960-х гг. // Известия ОГИК музея. № 9. 2002. – С. 16.

15 Адам Я. В. Энциклопедия Горьковского района Омской области. Очерки истории. История населённых пунктов. Природа. р.п. Горьковское. 1999. – С. 145-147.



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.