WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Английское лексико-фразеологическое поле наименований перцептивных действий и состояний (в свете полевого и лингвокогнитивного подходов)

На правах рукописи

Белова Наталья Александровна

АНГЛИЙСКОЕ ЛЕКСИКО-ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКОЕ ПОЛЕ

НАИМЕНОВАНИЙ ПЕРЦЕПТИВНЫХ ДЕЙСТВИЙ И СОСТОЯНИЙ (В СВЕТЕ ПОЛЕВОГО И ЛИНГВОКОГНИТИВНОГО ПОДХОДОВ)

Специальность 10.02.04 – германские языки

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Самара 2013

Работа выполнена на кафедре лингвистики, межкультурной коммуникации и социально-культурного сервиса Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования

«Самарский государственный архитектурно-строительный университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Владимир Михайлович САВИЦКИЙ
Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор, зав. кафедрой иностранных языков Волгоградского государственного аграрного университета Андрей Владимирович ОЛЯНИЧ кандидат филологических наук, доцент кафедры иностранных языков Поволжского государственного университета телекоммуникаций и информатики Ирина Владимировна ДУКАЛЬСКАЯ
Ведущая организация: НОУ ВПО «Международный институт рынка»

Защита состоится 31 октября 2013 года в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 212.216.03 при ФГБОУ ВПО «Поволжская государственная социально-гуманитарная академия» по адресу: 443099, г. Самара, ул. М. Горького, 65/67, корпус № 1, зал заседаний.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Поволжской государственной социально-гуманитарной академии.

Текст автореферата размещен на сайте ВАК Минобрнауки РФ www.vak2.ed.gov.ru. и на сайте поволжской государственной социально-гуманитарной академии www.pgsga.ru.

Автореферат разослан « ___» сентября 2013 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук, профессор Е.Б. Борисова

Общая характеристика работы

Актуальность исследования определяется устойчивым интересом исследователей к взаимосвязи двух когнитивных систем в структуре человеческой личности – языка и перцепции – и обусловлена, прежде всего, необходимостью общетеоретического осмысления и описания английского лексико-фразеологического поля (ЛФП) наименований перцептивных действий и состояний в свете полевого и лингвокогнитивного подходов.

Объектом исследования стало ЛФП английских наименований перцептивных действий и состояний, а его предметом – состав и структура этого поля, детерминированные особенностями семантики составляющих его единиц, а также лежащей в его основе когнитивной структурой (фреймовой сетью).

Целью исследования является системное описание структуры и семантики английского ЛФП наименований перцептивных действий и состояний.

Поставленная цель обусловила необходимость решения ряда задач:

1) определить состав английского ЛФП наименований перцептивных действий и состояний;

2) описать полевую организацию исследуемой группы языковых единиц;

3) описать семантику языковых единиц, образующих исследуемое поле;

4) разработать формализованный метаязык описания наименований

перцептивных действий и состояний;

5) на этой основе построить сценарии типовых социокультурных ситуаций, в которых возникают перцептивные действия и состояния.

Научная новизна настоящей работы определяется применением лингвокогнитивного подхода к исследованию системной организации лексического и фразеологического пространства языка на примере глаголов и устойчивых глагольных словесных комплексов, обозначающих ситуацию восприятия. В рамках указанного подхода в ходе нашего исследования:

1) разработан семантический метаязык PEARL для фреймового описания английских перцептивных глаголов;

2) разработана система сценариев перцептивных ситуаций;

3) выявлена структура упомянутого ЛФП;

4) описан когнитивный (фреймовый) субстрат поля анализируемых

английских глаголов.

Теоретической и методологической базой исследования послужили труды отечественных и зарубежных ученых в области когнитивной семантики, теории фреймов и сценариев, лексикологии и фразеологии английского языка.

Для решения поставленных задач в работе использовались следующие исследовательские методы: ситуационно-семантический (фреймовый) метод; метод анализа словарных дефиниций; метод компонентного анализа лексических значений; метод полевого анализа.



Материалом исследования послужил корпус английских лексических и фразеологических единиц, собранный способом сплошной выборки из словарей и справочников, и речевые данные. Корпус насчитывает около 250 слов и фразеологизмов, связанных единой тематикой. Кроме того, был собран и исследован корпус текстовых примеров общим объемом 1700 единиц из британской и американской художественной литературы, словарей, журнальных статей, Интернет-сайтов.

Теоретическая значимость проведенного исследования заключается в том, что оно вносит вклад в решение ряда задач когнитивной лингвистики, расширяет представления об английской языковой картине мира. Кроме того, проанализированный материал и сделанные выводы могут послужить дальнейшему развитию методов описания лексико-фразеологических полей, созданию общей фреймовой системы лексико-фразеологического фонда английского языка.

Практическая ценность работы состоит в том, что ее результаты могут быть использованы для разработки лекционных курсов общего языкознания, лексикологии английского языка, спецкурсов и спецсеминаров по английской фразеологии, когнитивной лингвистике, лексической семантике, ситуационной семантике, а также при руководстве подготовкой курсовых и дипломных работ, докладов и рефератов в рамках НИРС. Основные положения исследования могут также составить основу для методических рекомендаций по изучению лексической системы английского языка для студентов вузов.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Перцептивные глаголы и глагольные словосочетания английского языка обладают спецификой, состоящей в их способности отражать когнитивную функцию языка и тем самым исполнять роль инструмента познания. Благодаря этой содержательной специфике они отличаются от наименований эмоций, с одной стороны, и физических ощущений, с другой. Интегральными для рассматриваемых единиц являются семы «способность перцептивного восприятия», «постоянное функционирование способности», «обладание перцептивной способностью», «каузирование этой способности».

2. Упомянутые глаголы и глагольные словосочетания могут быть представлены в виде лексико-фразеологического поля, являющегося строго организованной системой. Ядро поля составляют английские перцептивные глаголы to see, to look, to hear, to listen, to smell, to sniff, to touch, to taste, to feel, периферию – лексические и фразеологические единицы со смешанными или неперцептивными значениями. Внутри этого поля существуют субполе действий и субполе состояний. Названные субполя характеризуются общей семантикой перцептивности; дифференциальными семами единиц этих субполей являются семы «результативность» - (для состояния), «целенаправленность» - (для действия).

3. Субполе глаголов перцептивных действий подразделяется на микрополя в соответствии с пятью видами сенсорного восприятия: зрительного, слухового, обонятельного, вкусового, тактильного. Основным значением глаголов названного субполя является обозначение перцептивных действий субъекта восприятия, для которых характерны признаки целенаправленности, контролируемости, пространственной направленности.

4. Субполе глаголов перцептивных состояний тоже подразделяется на микрополя в соответствии с пятью видами сенсорного восприятия. Интегральным значением этого поля является значение перцептивного состояния, наступившего в результате перцептивного действия актанта либо намеренного, либо обусловленного только воздействием объекта.

5. Английские перцептивные глаголы, в силу особенностей своей семантики, обладают свойством функционировать в качестве как глаголов перцептивного действия, так и состояния. Один и тот же глагол в разных лексико-семантических вариантах обозначает и перцептивное действие, и перцептивное состояние, и воздействие на реципиента. Ср.: to taste – 1) “пробовать на вкус” (перцептивное действие); 2) “ощущать вкус” (перцептивное состояние); 3) “быть на вкус” (воздействие на реципиента).

Апробация работы. Результаты исследования излагались в докладах на Международной научно-практической конференции «Филологические чтения» в Оренбургском государственном университете (Оренбург 2011 – 2012 гг.), а также на заседаниях кафедры теории и практики перевода Оренбургского государственного университета в 2005 – 2012 гг. По теме диссертации опубликовано 7 статей, в том числе 3 в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ.

Структура и объем диссертации. Работа состоит из Введения, трех глав, Заключения и Библиографического списка (187 наименований), включающего список теоретической литературы (146 наименований, из них 28 на иностранных языках), список словарей (16 наименований) и список источников текстовых примеров (25 наименований). Общий объем диссертации составляет 194 страницы.

Основное содержание работы

Во Введении определяются актуальность темы, научная новизна, ставятся цели и задачи, указываются методы и материал исследования, характеризуются его теоретическая значимость и практическая ценность, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава«Методология анализа английского лексико-фразеологического поля наименований перцептивных действий и состояний» посвящена описанию теоретических подходов к проблеме. Приводится обзор литературы по вопросам, затронутым в диссертации, определяется терминологический аппарат, используемый для изложения сути исследования, рассматриваются понятия «полевый подход», «семантическое поле», «лексико-фразеологическое поле», «фрейм», «метаязык».

В качестве инструмента описания структуры наименований перцептивных действий и состояний в ее когнитивном аспекте мы избрали ситуационно-семантический метод, общие принципы которого изложены в работах В.М. Савицкого [Савицкий, 1993: 2008].

Применительно к нашему языковому материалу сущность данного метода состоит в том, что во фрейм-описании значение слова, в нашем случае глагола, предстает не как простой набор семантических признаков (как в классическом компонентном анализе) и даже не как комплекс взаимосвязанных сем (как в семантических сетях), а как развернутый текст на семантическом метаязыке, в рамках которого значение слова обозначает целый «рассказ» со сложными взаимоотношениями «персонажей» (актантов), как последовательность сменяющихся во времени положений дел, состояний, событий. Если в высказывании или тексте рассказ о событиях развернут, то в слове он свернут, а фреймовая модель позволяет вновь развернуть его, наглядно представить структуру лексического значения [Савицкий, 2008].

Для разработки фреймов перцептивных глаголов нужен специальный метаязык. За основу нами был взят метаязык ALADDIN, предложенный В.М. Савицким и модифицированный нами применительно к глаголам перцептивных действий и состояний. Созданная нами модификация получила название PEARL (PErception Acts Representation Language – язык представления актов восприятия).

Для разработки фреймов ситуаций глаголов перцептивной семантики использовались глоссы из базового метаязыка, которые являются достаточно универсальными; а кроме того, ряд глосс был введен по ходу конкретных фрейм-описаний.

В общем случае перцептивные события (акты чувственного восприятия) обозначаются оператором ВОСПРИНИМАЕТ, вторым аргументом которого является выражение ИНФ (А). Оператор ИНФ означает, что А является «куском информации», образом чувственно воспринимаемого объекта. Аргумент ИНФ (А) называется содержанием перцептивного события, а сам внешний объект А – объектом перцепции. Разновидности этого оператора: ВИДИТ, СЛЫШИТ, ОБОНЯЕТ, ОСЯЗАЕТ, ОЩУЩАЕТ ВКУС.

Действия “смотреть”, “слушать”, “нюхать”, “ощупывать”, “пробовать на вкус” не являются чисто перцептивными событиями. Это намеренные действия, целью которых является чувственное восприятие, а способом достижения цели – конкретное физическое усилие (направить взгляд, коснуться пальцами и т.д.). В общем случае эти действия могут быть описаны сценарием, включающим узел: «ЦЕЛЬ: x воспринимает инф (А)» и узел «ДЕЙСТВИЕ: x КАУЗИРУЕТ (x ВОСПРИНИМАЕТ ИНФ (А)».

Физические ощущения обозначаются обобщённым оператором ОЩУЩАЕТ, который сопровождается индексами (+) и (­).

Образы физических ощущений, а также актов чувственного восприятия нередко метафорически или символически обозначают эмотивные события. Например: “pangs of conscience”, “the burden of grief” (образы физических ощущений); “sweet joy”, “bitter sorrow” (образы наименований чувственного восприятия).

Для описания такого рода тропов введем обобщенные операторы СТРАДАЕТ и НАСЛАЖДАЕТСЯ, которые способны обозначать и эмотивные, и перцептивные события, и физические ощущения, например:





x СТРАДАЕТ (х ТЕРЯЕТ z)

буквальный план переносный план

х ОЩУЩАЕТ – А, где А – боль х ПЕРЕЖИВАЕТ – А, где А – горе

В соответствии с методикой В.М. Савицкого, фреймы глаголов чувственного восприятия включают узел 1 «Исходное положение дел» (сведения о предпосылках совершения действия); узел 2 «Мотив субъекта» (желание, обязанность, понимание необходимости и т.д. восприятие информации); узел 3 «Потенция субъекта» (способность воспринимать); узел 4 «Стремление (желание) субъекта»; узел 5 «Намерение субъекта» (постановка цели и принятие решения); узел 6 «Способность совершения действия» (использование орудия – языка, голоса и т.д.); узел 7 «Действие»; узел 8 «Следствие» или «Прогноз следствия»; факультативный узел 9 «Оценка».

Исходя из этого, ситуацию восприятия можно представить в виде фрейма:

ФРЕЙМ «ВОСПРИЯТИЕ»

ИСХОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ДЕЛ: СУЩЕСТВУЕТ (x); СУЩЕСТВУЕТ (y); СУЩЕСТВУЕТ (A) СУЩЕСТВУЕТ R + x, y(A) t 0.

ЭПИСТЕМИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ x: x ВОСПРИНИМАЕТ (x ВОЗДЕЙСТВУЕТ) (y ИМЕЕТ СВОЙСТВО) t 1.

СТРЕМЛЕНИЕ x: x ХОЧЕТ (y ИМЕЕТ СВОЙСТВО) t2.

НАМЕРЕНИЕ x: x НАМЕРЕН (x КАУЗИРУЕТ) (y ИМЕЕТ СВОЙСТВО) t 3.

СПОСОБ РЕАЛИЗАЦИИ НАМЕРЕНИЯ:x ПЛАНИРУЕТ (x СОВЕРШАЕТ (= ВОСПРИНИМАЕТ ИНФ (А)) t4.

ДЕЙСТВИЕ x: x КАУЗИРУЕТ (x ВОЗДЕЙСТВУЕТ, x ВОСПРИНИМАЕТ ИНФ (А)) t5.

СЛЕДСТВИЕ: x ЗНАЕТ v t6.

ПРОГНОЗ СЛЕДСТВИЯ: ВЕРОЯТНО (x ДОВОЛЕН, НЕ ДОВОЛЕН (x ЗНАЕТ v)) t7.

ОЦЕНКА: НРАВИТСЯ (R) НЕ НРАВИТСЯ (R)

Мы полагаем, что этот фрейм является структурной основой для всех глаголов чувственного восприятия, вершиной в иерархии фреймов данного ЛФП наименований перцептивных действий и состояний. На его основе мы составляли уточненные фреймы конкретных глаголов, начиная с глаголов общей перцептивной семантики, которые, как нам представляются, наиболее четко вписываются в этот фрейм.

На основе общетеоретических положений, изложенных в Главе 1, в последующих главах анализируется конкретный эмпирический материал: лексические и фразеологические единицы, составляющие субполя перцептивного действия и перцептивного состояния. Последовательность изучения языкового материала определяется естественным ходом событий: действие предшествует состоянию, наступающему в результате этого действия.

Во второй главе «Английское лексико-фразеологическое поле наименований перцептивных действий» анализу подвергаются лексические и фразеологические единицы ЛФП to look, to listen, to touch, to sniff, to taste, с целью выявления в их семантической структуре признака “целенаправленность” восприятия и определяются особенности реализации данных лексем на синтагматическом уровне.

В результате предварительного анализа фактического материала нами были выделены следующие глаголы и глагольные словосочетания: to eye, to espy, to contemplate, to examine, to inspect, to glance, to glimpse, to gawk, to glare, to goggle, to look, to observe, to pry, to peep, to peer, to scan, to spy, to sight, to scrutinize, to watch, to look sharp, to look daggers, to look a gift horse in the mouth, to look through blue-coloured (rose-coloured) glasses, to look things in the face, to look smb. up and down, to look down one's nose at smb., to look smb. in the eye, to look at the bright side, to stand at gaze, to be at gaze, to stare smb. in the face, to stare like a stuck pig.

На основе сочетания двух подходов: компонентного анализа и полевой структуры нам удается отличить глаголы, относящиеся к первому перцептивному стержню, и ко второму стержню, в котором актуализируются неперцептивные значения исследуемых глаголов.

К ядру ЛФП относятся перцептивные глаголы английского языка to look, to listen, to taste, to sniff, to touch, являющимися наиболее частотными единицами, обладающими межстилевой функционально-стилистической окраской, не обладающими яркой оценочностью и эмоциональностью и имеющими общераспространённый характер.

К ближней периферии относятся единицы менее употребительные, имеющие сниженную или высокую функционально-стилистическую характеристику: to eye, to observe, to scan, to scrutinize, to watch, to gawk, to glare, to gaze, to ogle, to peer, to gape, to glimpse, to glance, to sight, to espy, to pry, to peep.

К дальней периферии относятся еще менее частотные слова, с яркими оценочными и эмоциональными семами, ограниченные по сфере употребления, имеющие темпоральные ограничения. В нашем случае это фразеологические единицы, выступающие как интегральная составная часть исследуемого ЛФП, но относящиеся преимущественно к зоне дальней периферии в силу невысокой частотности в художественном тексте.

Мы рассматривали только те фразеологические единицы, которые могут обозначать ситуацию восприятия. В нашем случае это фразеологизмы, обозначающие ситуацию смотрения в прямом и переносном значениях:

Anyone who falls down or screams with terror, or rushes about, is the worst enemy of good order; one must stand up and look sharp, and not stir a hair! (Real English: 45);

They can talk of nothing. If you introduce an intellectual subject they look down their noses as though you were indecent (W. S. Maugham: 156);

It isn’t the high shine of a photograph, but what I say is, “Never look a gift-horse in the mouth” (Real English: 78);

I kept telling myself this was the end, and though I knew it was, another voice kept urging me to hope for best and look on the bright side... (Real English: 102).

В результате анализа ЛСВ глагола to look строится микрополе глагола “смотреть”, которое представлено ниже на рис. 1

- ядро

- ближняя периферия Рис.1

- дальняя периферия

ЛСВ 4

ЛСВ4

Ядром микрополя глагола to look является ЛСВ 1, выражающий в общем виде понятие зрительного восприятия. На периферию выносятся те лексико-семантические варианты, в которых степень зрительного восприятия уменьшается в их семантических структурах. Ближнюю периферию составляют ЛСВ 2 и ЛСВ 3 глагола to look, сохранившие описательную сему [зрительное] и приобрели дифференциальные семы [наблюдение] и [ознакомление]. Дальнюю периферию составляет ЛСВ 4, поскольку сема [зрительное] присутствует в его семантике потенциально, а на первый план выносится описательная сема [умственное]. Таким образом, в исследуемом поле преобладают лексемы, фразеология, в основном, попадает в зону дальней периферии ЛФП в силу ограниченности по сфере употребления.

Микрополя перцептивных глаголов подразделяется на две части, в левой части поля находятся ЛСВ, выражающие перцептивные намеренные действия, а в правой части – располагаются те ЛСВ, которые обозначают перцептивное результативное состояние.

Фрейм “to look” входит в более общий фрейм “зрительное восприятие” и может быть охарактеризован тремя основными признаками: активность, целенаправленность, отсубъектная направленность.

Во фрейме было выделено 7 слотов:

1) наличие воспринимающего субъекта;

2) наличие воспринимаемого объекта;

Первые два слота – являются, безусловно, обязательными и необходимыми, потому что без них зрительное восприятие невозможно.

3) актуальная зрячесть субъекта: The sky was so blue and bright that she couldn’t look at it (O. Wilde: 111);

4) потенциальная зрячесть субъекта: Charles Townsend didn’t even try to look at it with his blind eye (S. Hutson: 292);

5) актуальная зримость объекта: Scarlett put it on without looking at it in the dark (M. Mitchell: 314);

6) смежность с субъектом в пространстве: While you're in London, do look upon our old teacher, he'll be pleased to see you (LDELC: 780);

7) направленность взгляда: Dorian Gray avoided looking at her and kept his eyes down (O. Wilde: 213).

Слот “направленность взгляда” оказался самым характерным для рассматриваемого фрейма. Это связано с тем, что в значении глаголов смотрения сема [воля] является одной из ядерных.

В отличие от группы глаголов зрения, глаголы слуха составляют относительно небольшую группу. В результате предварительного анализа фактического материала нами были выделены следующие глаголы и глагольные словосочетания: to listen, to eavesdrop, to hark, to harken, to auscultate, to have one’s ears flapping, to fall on death ears, to prick one’s ear, to give a hearing.

Прототипическим признаком при глаголе to listen является актант, выраженный одушевленным существительным, либо неодушевленным предметом, выступающим в качестве одушевленного, активного субъекта действия. Объектом перцепции может выступать либо источник звука, то есть какой-либо физический объект действительности, либо его проявления, то есть субъект обладает способностью слушать и слышать объект только благодаря тому, что объект себя проявляет. Стоит отметить, что активность объекта не означает того, что он каузирует направленность органов слуха. Глагол to listen является источником информации о создании денотата благодаря приложению воли со стороны субъекта по работе сенсорного аппарата. Происходит восприятие объекта только потому, что он проявляет себя и является источником силы, создающий звук, например:

I close my eyes and listen to the roar of the engine (LDELC: 769);

I had the favour of being admitted to several HOUYHNHNMS, who came to visit or dine with my master; where his honour graciously suffered me to wait in the room, and listen to their discourse (J. Swift: 265).

Учитывая данные положения, можно сделать вывод о том, что на функциональном уровне данный глагол выражает акциональное значение.

В результате анализа, микрополе глагола to listen можно представить следующим образом (см. рис. 2):

Рис. 2

Проведенный анализ показал, что доминантой в микрополе слухового восприятия является глагол to listen, так как относится к нейтральному стилю и обладает широким диапазоном сочетаемости в современном английском языке. Ближнюю периферию составляют ЛСВ 2 и ЛСВ 3, сохранившие описательную сему [слуховое]. На дальнюю периферию выносятся глаголы: to hark, (как устаревший и малоупотребительный), to hearken и to eavesdrop, которые характеризуются наличием в своей семантической структуре таких сем, как [интенсивность] и [способ слухового восприятия].

Категория ощущений также относится к категориям, характеризующих человека. В данном исследовании рассматривались глаголы to touch и to feel в значении тактильного восприятия. Мы выбрали данные глаголы для того, чтобы на анализе конкретных примеров показать, что существующая разница между работой тактильного аппарата и самим процессом тактильного восприятия отражена в лексике.

Активное осязание в английском языке передается следующей группой глаголов: to touch, to grabble, to grip, to palpate, to finger. К ядру поля относятся глаголы-предикаты, которые обозначают действие участника тактильного ощущения и обладают несколькими отличительными признаками (to touch, to feel). Данные глаголы образуют центральную зону, поскольку значение одного из процессов прикосновения у этих глаголов зафиксировано как основное в словаре. Периферию образуют глаголы с более узким значением (to grabble, to palpate, to grip, to finger).

В результате анализа, микрополе глагола to touch можно представить следующим образом (см. рис. 3):

Рис.3

Необходимо учитывать иерархическую организацию компонентов структуры фрейма “to touch”, среди которых можно выделить обязательные, отражающие типичную ситуацию тактильного восприятия, и факультативные, характеризующие каждую отдельно взятую ситуацию прикосновения. К обязательным компонентам фрейма “to touch” относятся “субъект прикосновения”, “предикат прикосновения” и “объект прикосновения”. Обязательные компоненты фиксированы и отражают типичную ситуацию прикосновения, в которой всегда присутствует информация о деятеле и объекте:

He stopped, waiting for her to look down upon him and touch his forehead with the edges of her veil (W.S. Maugham: 356);

My master, for his own interest, would not suffer any one to touch me except my nurse; and to prevent danger, benches were set round the table at such a distance as to put me out of every body's reach (J. Swift: 311).

К числу факультативных компонентов фрейма “to touch” в каждой определенной ситуации относятся: “способ прикосновения”, “инструмент прикосновения”, “цель прикосновения”, “результат прикосновения” и т.п., например:

Sam had put up the steps, and was preparing to jump upon the box, when he felt himself gently touched on the shoulder; and, looking round, his father stood before him (Ch. Dickens: 78);

Indeed, if we had heard it all, it is to be thought the current of this business had been wholly altered; but the pirate ship was very gently touched upon (R.L. Stevenson: 73);

The doctor palpated his abdomen to ease his ache (LDELC: 973).

Факультативные компоненты фрейма обеспечивают широкую вариативность дополнительных знаний о ситуации прикосновения, а также способов их репрезентации на семантическом и синтаксическом уровнях.

Переходим к рассмотрению ольфакторных глаголов. Активное целенаправленное восприятия запаха обозначается глаголами to sniff, to smell, to stink, to snuff, to reek в значении “нюхать, вдыхать через нос какой-либо запах, обонять”, а также следующими глагольными оборотами to smell trouble, to smell a rat, to smell powder, to smell out.

Анализ глаголов обонятельного восприятия to sniff и to smell показал, что в качестве акционального глагол to sniff предпочитается глаголу to smell гораздо чаще, а глагол to smell встречается намного чаще как процессуальный глагол, чем to sniff.

Ситуация ольфакторного восприятия предполагает обязательное присутствие трех ее участников: объекта восприятия (того, что воспринимается) или источника запаха, самого запаха и субъекта восприятия запаха (того, кто воспринимает). Именно глагол определяет каждого из участников, как активного или пассивного деятеля и устанавливает отношения между участниками обонятельной сцены. В результате, ольфакторная сцена распадается на более мелкие определённые сцены благодаря агентивной или пациенсной роли ее участников. При активном воздействии человека на объект, агентивная роль принадлежит воспринимающему лицу, а в роли пассивных участников выступают запах и источник, например:

Mr. Bellby seemed to sniff the air like a hound (J.Galsworthy: 112);

Passers-by stopped and began to sniff the air, and suddenly the crowds on the sidewalks thinned out (M. Mitchell: 115).

Напротив, запах и его источник могут выступать в роли активных участников, воздействующих на человека, принимающего роль пациенса. В этом значении выступает глагол to smell, например:

But, you know, wild flowers too are nice; they smell even sweeter than garden flowers (CODCE: 1123).

В результате анализа, микрополе глаголов обонятельного восприятия можно представить следующим образом (см. рис. 4):

Рис. 4

В иерархии системы микрополей восприятия последнее место занимает вкусовое восприятие. Для анализа семантики с глаголами вкуса нами были выбраны следующие глаголы: to taste, to sample, to savour, to relish.

Гиперонимом микрополя вкусового восприятия в английском языке является глагол to taste. Данный глагол может быть как процессуальным, так и акциональным, в зависимости от ситуации. Таким образом, ситуацию восприятия вкуса обслуживают глаголы, которые на семантическом уровне можно квалифицировать как предикаты двух типов:

1) глаголы со значением процесса восприятия;

2) глаголы, передающие воздействие вкуса на субъекта вкусового восприятия.

В дальнейшем для удобства мы обозначили их как to taste 1 - акциональный глагол, процессуальный - to taste 2.

Прототипическая ситуация вкусового ощущения включает:

1) лицо, воспринимающее вкус, то есть субъект вкусового восприятия;

2) процесс вкусового восприятия, то есть предикат вкуса;

3) объект вкусового восприятия, то есть источник вкуса

В предложении-высказывании субъект ситуации вкусового восприятия может быть не выражен, но его присутствие подразумевается. В высказывании: The fruit left a pleasant taste in the mouth – “Во рту остался приятный вкус от фрукта” – пропозиция ощущения вкуса субъектом свернута: “X чувствует приятный запах от фрукта”, где X – субъект вкусового восприятия.

Внутренняя структура пропозиции выражается числом и характером составляющих ее компонентов: предиката и его аргументов. Следовательно, пропозицией является смысловой набор элементов, которые говорящий стремится репрезентировать и где дифференциальным компонентом является действие.

Мы выделили типичные ситуации, в которых вербализуются высказывания о вкусе: бытийно-посессивная (The food tastes good – “Еда вкусная”); каузальная (She was awakened by a tart taste in the mouth – “Ее разбудил терпкий вкус во рту”); оценочная (Apple tasted sweet – “Яблоко было вкусным”); ситуация со значением процесса восприятия (I drank a cup of soda water and felt the taste of freshness – “Я выпил стакан минеральной воды и почувствовал вкус свежести”) и др. В одном тексте - сообщения могут пересекаться разные характеристики категориальных ситуаций.

Во фрейме вкуса можно выделить два центра – предикативный и атрибутивный. Ситуация вкусового восприятия является субъективной и оценочной - это продиктовано обращением к качественной стороне фрейма вкуса. Конструкции с качественными, относительными прилагательными, причастиями в роли определения репрезентируют атрибутивный центр. Конструкции с именными глаголами, выраженными формами кратких и полных имен прилагательных представляют предикативный центр.

Микрополе глаголов вкусового восприятия можно представить следующим образом (см. ниже рис. 5):

Рис. 5

К ядру поля относятся глаголы to taste 1(акциональный), to taste 2 (процессуальный) являющиеся наиболее типичными репрезентантами данной группы, поскольку они в наиболее нейтральной форме передают значение вкуса, глаголы to sample, to savour, to relish составляют зону ближней периферии, так как имеют более узкие значения вкуса, а периферийная зона представлена прилагательными, содержащими сенсорную оценку воспринимаемых объектов вкусового ощущения.

В третьей главе «Английское лексико-фразеологическое поле наименований перцептивных состояний» лингвокогнитивному анализу подвергаются компоненты названного поля. Ядро поля составляют глаголы to see, to hear, to feel, to smell, to taste, которым присущи признаки пассивности, неконтролируемости, нецеленаправленности. Они обозначают процесс восприятия как результативное перцептивное состояние, то есть такое состояние, при котором субъект испытывает воздействие объекта на органы восприятия и осмысливает это воздействие. Под результативным перцептивным состоянием мы понимаем осуществление восприятия: объект виден, слышен, то есть воспринят.

Именно достижение результата приводит к перцептивному состоянию субъекта восприятия, когда физический объект, принадлежащий объективному миру, переходит во внутренний мир субъекта восприятия, осмысливается и обладает уже ментальным существованием. Это уже следующий этап освоения мира – формирование знания и мнения, который основывается на переработке полученных перцептивных данных. Такая «сцепленность» форм познания предполагает наличие у глаголов результативного перцептивного состояния эпистемических созначений, что доказывают многочисленные исследования.

В состав группы глаголов, в семантической структуре, которых содержится указание на результативность зрительного восприятия, входят следующие глаголы и глагольные словосочетания: to behold, to descry, to discern, to note, to notice, to perceive, to see, to spot, you see, let’s see, to see fit, to see the light, to see somebody in one’s mind’s eye, to see the point of.

Зрительные образы легче осмысливаются нашем сознанием, поэтому перцептивный модус выявляется, прежде всего, у глагола to see, который может переключаться в когнитивный модус, что повышает его уровень в эпистемическом плане. Этот глагол, переходя в когнитивный план, колеблется между значениями, которые присущи для ряда ментальных модусов, например:

Нe had seen much unhappiness in his life (CED: 1123);

But I don't see, I objected (ODCE: 1321);

You will see great sorrow, and in that sorrow you will be happy (W. Shakespeare: 116);

You see, I've had some bother with my eyes, and… (J. R. Kipling: 143);

I can see a great future for you in music (LED: 1217);

I see schemer in your face (J. Joyce: 516).

Так, взаимосвязь зрения и мышления мы находим и на уровне фразеологии: you see (used when you hope someone else will understand what you are saying or asking), let’s see (used when you want to think carefully about something or are trying to remember), see fit (if you see fit to do something, you think it is good or necessary to do it ), see the light (if you see the light, you suddenly understand something you didn't understand before ), see somebody in one’s mind’s eye (to visualize something in mind ), see the point of (to understand the importance of or the reason for something ), например:

If God had seen fit to punish them so, then God could very well do without prayers (M. Mitchel: 112);

He was always prepared to see the other person’s point of view, but he felt certain that young women came into the vaporing somewhere, whatever Dorian said (O. Wilde: 142);

“We were all reading about you,” he said, “in the paper this morning,” and suddenly he sniggered as if he'd just seen the point of a dirty story (J. Galsworthy: 213).

Семантическая структура глагола to see во всех указанных примерах связана с мыслительной деятельностью и выражает информацию о разных аспектах ментальной деятельности: восприятии, размышлении, обсуждении, обдумывании. Сущность ментального процесса заключается в осмыслении получаемой информации, а мыслительные операции просто невозможны без их осознания субъектом. Так, глагол to see имеет переносное значение “осознавать, понимать”. Развитие данного значения идет от идеи зрительного восприятия к идее понимания, то есть ментального осознания того, что воспринимается органами зрения [Иванова, 1990: 11].

В силу многозначности глагола to see, результативность, выражаемая им, может быть двух типов:

1) результативность, сообщающая о простом акте зрительного восприятия, связанная с восприятием элементов внешнего мира;

2) результативность, связанная с умственным восприятием.

В результате анализа микрополе глагола to see можно представить следующим образом (см. ниже рис. 6):

Рис.6

Центральное положение в микрополе занимают ЛСВ 1 и ЛСВ 2 глагола to see, отражающие в наиболее общем виде понятие зрительного восприятия и различающиеся семами [результативность / целенаправленность], а также лексико-грамматическими категориальными семами [переходность/ непереходность]. На периферийные участки выносятся те ЛСВ, где степень зрительного восприятия семантически снижается, появляется описательная сема [умственное восприятие]. Ближнюю периферию занимают ЛСВ 3 и ЛСВ 4, так как наблюдается спецификация сем основного значения. ЛСВ 5, ЛСВ 6, ЛСВ 7, ЛСВ 8, ЛСВ 9 составляют зону дальней периферии, так как сема [зрительное восприятие] утрачивается, вместо нее появляется сема [умственное], поскольку зрительно воспринятые объекты перерабатываются далее посредством умственной деятельности.

В состав ЛФП слухового восприятия в английском языке включаются глаголы, номинирующие инактивное восприятие, не зависящее от воли субъекта: to hear, to overhear, а также глагольное словосочетание to be all ears.

Однако специфика семантической структуры глагола to hear такова, что данный глагол, также как и глагол to see, можно использовать для обозначения и результативного и целенаправленного восприятия, например:

Father, darling, don’t cry at me. I can hear you clearly (J. Priestly: 87);

The night was so still that I could easily hear his soft footsteps, so close (J. Austen: 219).

Как видно из примеров, инициатива субъекта очевидна, поскольку субъект прилагает определенные усилия, осуществляя те или иные действия: чем больше усилий прилагает субъект и чем выгоднее его положение по отношению к объекту, тем более результативен процесс восприятия. Так, в данных условиях активность субъекта очевидна, а глагол to hear актуализирует акциональное значение.

В результате фреймового анализа, неинтенциональные глаголы слуховой перцепции могут репрезентировать, как минимум, две ситуации: ситуацию восприятия и ситуацию возникновения воспринимаемого звука. Итак, предложение, описывающее факт получения информации с помощью органов слуха, строится на основе двух пропозиций. К первой пропозиции относится непосредственно ситуация восприятия. Вторая относится к перцептивному модусу и передает факт присутствия звуковой информации, например:

Later she heard him in the living room (“Позже она слышала, что он был в гостиной”) (CODCE: 744).

В приведенном примере в позиции предиката выступает неинтенциональный глагол слухового восприятия to hear (“слышать”), который вводит вторую пропозицию, обозначенную через источник звука him (он) и его местонахождением in the living room (“был в гостиной”). Необходимо акцентировать внимание на субъекте перцептивного глагола She. Особенности субъекта определяют сложность процесса слухового восприятия: он относится к категории “экспериенсер” в том смысле, что не оказывает активного воздействия на окружающую действительность, но в то же время субъект восприятия является субъектом мыслительных действия. В конечном итоге субъект перцептивного глагола принимает определенные черты агенса [Арутюнова, 1989: 27].

В позиции объекта при глаголе слухового восприятия может выступать воспроизведение звукового комплекса, в том числе, с помощью ономатопеи, например:

Have you heard … leaf … or loaf? (CODCE: 744);

All you hear is the faint rustling of wind outside, tossing the highest branches, and birds softly cooing in the night (Ch. Dickens: 118).

Рассматривая варианты заполнения позиции объекта, особое внимание необходимо уделить принципиальному различию между отражением ситуации восприятия речевой и неречевой информации. В первом случае звуковой комплекс является результатом речевой деятельности. Иначе говоря, под звуковой информацией – с одной стороны, понимается создаваемое высказывание, а с другой – объект восприятия. Помимо особенностей воспринимаемого звукового комплекса, подобные сообщения могут непосредственно включать текст высказывания или описывать его, например:

“I was only kidding!” she heard herself say (“Я просто пошутила!” - услышала она собственный голос) (M.Mitchell: 243);

… Dorian Gray had known that as soon as he’d heard their names (“…Дориан Грей понял это, как только услышал их имена”) (O.Wilde: 124).

Если речь идет о восприятии неречевой информации, то позиция объекта заполняется общими обозначениями звука, например, sound, tone, noise, murmur, rustle: Andrew heard a sound and turned (“Эндрю услышал звук и обернулся”); или названиями звуков, издаваемых человеком, но не являющихся речью: He had never seen her, he only heard her voice (“Он никогда не видел ее, только слышал ее голос”); сложным дополнением: … I heard him laughing (“Я услышала, как он рассмеялся”). Таким образом, от коммуникативных намерений говорящего зависит выбор того или иного способа заполнения позиции объекта.

В результате анализа, микрополе глагола to hear с наличием / отсутствием результативности, может быть представлено следующим образом (см. рис. 7):

Рис. 7

На представленном выше рис. 7 отображен глагол to hear с наличием / отсутствием результативности. Ядро поля глагола to hear занимают ЛСВ 1 и ЛСВ 2, выражающие в наиболее общей форме слуховое восприятие и различаются относительными семами [результативность] (ЛСВ 1) и [целенаправленность] (ЛСВ 2).

Правую половину поля занимает ЛСВ 1, обозначающий результативность слухового восприятия и занимающий центральное положение.

На ближнюю периферию выносится глагол to overhear и глагольное словосочетание to be all ears, в семантике которых выделяется компонент, отражающий способ слухового восприятия [внимательность].

На дальней периферии расположены ЛСВ 3, ЛСВ 4 и ЛСВ 5, наличие в их семантике описательной семы [умственное] указывает на ослабление семы основного значения.

В левой половине поля расположен ЛСВ 2, выражающий в наиболее простой форме слуховое восприятие, а также глагол to overhear и глагольное словосочетание to be all ears, обладающие способностью передавать целенаправленное слуховое восприятие.

Тактильные ощущения, наряду с осязанием, являются одним из основных видов ощущения и помогают человеку воспринимать предметы путем непосредственного контакта с телом.

Анализ словарных данных позволил выявить семантический прототип микрополя тактильных ощущений, которым является глагол to feel. В связи с тем, что глагол to feel является многозначным, способным выражать широкий спектр психических процессов индивида, мы отнесли его к подгруппе результативов, то есть глаголов тактильного восприятия и к подгруппе глаголов, которые сообщают о получении информации в результате тактильного восприятия.

Данный глагол актуализирует сему [ощущать], выражая различные виды ощущений, например:

- to feel 1 может выражать обонятельные ощущения: Mole stood a moment rigid, while his uplifted nose, quivering slightly, felt the air (M. Shelley: 142);

- to feel 1 может обозначать вкусовые ощущения, хотя такое значение словарями не фиксируется: The raisins felt wrong to him (J. Updike: 89);

- to feel 1 может обозначать слуховые ощущения: She felt a continual light rain spray (S. Hutson: 181);

- to feel 1 может выражать температурные ощущения: I'm Elvira Ollenbach, Mr. Angstrom, she says, and gives him a hard handshake that, after Thelma's pasty cold touch a half-hour ago, feels hot (J. Updike: 111);

- to feel 1 может выражать болевые ощущения: Before Langdon could turn, he felt a sharp pain on the back of his neck (J.B. Priestley: 110);

- to feel 1 может обозначать тактильные ощущения: Her skin feels unnaturally sensitive as she walks about (J. Updike: 47);

- to feel 1 может выражать интероцептивные ощущения:

тошноты: But I warn you all that a time’s coming when you're going to feel sick whenever you think of this day (J. Austen: 32);

головокружения: He had been firmly caught in the net, had felt the dizzying rise and the stretch of his skin as it tried to compensate (S. King: 314);

голода: He was growing used to want of food and did not feel very hungry, but only weak (S. Maugham: 89).

Таким образом, to feel реализует в пропозициях сему [to have a physical sensation] (CED: 517) и передает обонятельные, болевые, тактильные, вкусовые, температурные и интероцептивные ощущения при помощи конструкции X feels ….Так, болевые ощущения передаются при помощи конструкций: X feels hurt /a pang of pain/ill etc. Температурные ощущения репрезентируются посредством конструкций: X feels cold/stuffy/warm etc. Тактильные предикаты - при помощи конструкций типа X feels pulse/forehead etc. При выражении вкусовых и обонятельных ощущений глагол to feel употребляется редко.

Микрополе глагола to feel представлено (на рис. 8):

Рис.8

Ядро поля занимает глагол to feel, который несет основное номинативное значения данного глагола. To feel 2, to feel 3 выносятся на дальнюю периферию, так как сема [тактильного восприятия] присутствует в их семантике лишь потенциально, на первый план выходят дифференциальные семы [умственные ощущения] и [эмоциональные ощущения].

Из пяти рассматриваемых модусов перцепции обоняние, по числу обслуживающих лексем уступает во многом микрополю зрения и слуха.

Мы проанализировали глагол to smell как глагол, который употребляется с прямым дополнением и сообщает о факте восприятия объекта субъектом. Выделенный глагол описывает сцену, где воспринимающему лицу принадлежит пассивная роль – роль субъекта восприятия.

Ситуация обонятельного восприятия предполагает наличие трех ее участников: источника запаха, самого запаха и человека, воспринимающего этот запах:

Sheemie, crouched down in the grass and peering into the clearing, was nearly run over by Rhea's black wagon; the screaming, gibbering witch passed so close to him that he could smell her sour skin and dirty hair (S. King: 214);

Mine eyes smell onions; I shall weep anon (W. Shakespeare: 34).

В приведенных выше примерах, описывается момент, когда человек находится в том месте, где распространяется определённый запах, который и приводит в «действие» обонятельный аппарат воспринимающего. В значениях данного глагола реализуется сцена с двумя участниками – предмет (среда), издающий запах, и сам запах, занимающие соответственно субъектную и объектную валентности глагола. Субъектная валентность выражается существительным, обозначающим воспринимающее лицо, и объектная валентность принадлежит существительному обонятельной семантики, то есть обозначающему запах. Следовательно, указание на пассивную роль реципиента в ситуации восприятия запаха актуализируется с помощью обонятельного существительного, занимающего место объектной валентности глаголов восприятия.

В результате анализа, микрополе глагола to smell можно представить следующим образом (см. рис. 9):

Рис. 9

Ядерное положение в ЛФП обонятельного восприятия занимает глагол to smell, употребляющийся в качестве процессуального глагола, содержащий в себе сему [запах] и подразумевающий отрицательную оценку издаваемого запаха. На периферийные участки выносятся те ЛСВ, в которых степень обонятельного восприятия семантически снижается. На ближнюю периферию выносится ЛСВ 4, сохранивший общую сему [запах] и сему [тип восприятия]. На дальней периферии расположен ЛСВ 2, наличие, у которого описательной семы [умственное] свидетельствует об ослаблении семы [запах]. В левой половине поля расположен ЛСВ 3, сохранивший сему [запах] и относительную сему [целенаправленность].

Так как такая подсистема восприятия человека как вкус занимает последнее место в иерархии подсистем восприятия, то вполне логично, что число лексем, обслуживающих эту подсистему очень невелико.

Глагол to taste может быть как акциональным (to taste 1), так и процессуальным (to taste 2) в зависимости от ситуации. В данной главе мы анализировали ЛСВ глагола to taste 2, обозначающие нецеленаправленное восприятие.

Фрейму вкуса могут соответствовать несколько пропозиций: пропозиция физического действия (X воспринимает/поглощает y), пропозиция чувственного ощущения (X чувствует вкус y).

Таким образом, описана ситуация с двумя участниками: это субъект восприятия (тот, кто воспринимает) и объект восприятия (то, что воспринимается). То есть для осуществления вкусового восприятия обязательным является контакт того, кто воспринимает какой-либо объект, в таком случае речь идет о пассивном восприятии, то есть снижение активности субъекта восприятия наблюдается при интенсивном воздействии объекта вкуса на субъекта восприятия, например: He was awakened by a tart taste in his mouth – “Его разбудил вяжущий вкус во рту”; He was brought to his senses by a bitter taste of medicine – “Горький вкус лекарства привел его в чувство”. В таких предложениях объект вкусового восприятия оказывается в центре высказывания. Пропозиция, сообщающая о том, что объект влияет на приложение силы со стороны субъекта, отражает зависимость реализации одного события от другого:

«y имеет такой вкус, что X» (субъект) “пришел в чувство”, “проснулся”

пропозиция восприятия пропозиция действия

Другой тип пропозиции – имплицирование субъекта восприятия, когда смысловой акцент делается говорящим на качестве объекта вкуса. В таком предложение, позицию субъекта занимает источник вкуса, а воспринимающий субъект не вербализован. При импликации субъекта вкусового восприятия, он реализуется на уровне презумпции:

It left a sour taste in her mouth – “Она чувствовала кислый вкус у себя во рту” (CDE: 1380);

The melon he had eaten had left an unpleasant metallic taste in his mouth – “От съеденной дыни во рту был неприятный, металлический вкус” (A. Doyle: 119);

You really do not like the way onions taste with beef, so you’re interested in finding all recipes that contain beef but not onions – “Вам очень не нравится вкус лука с говядиной, поэтому нужно найти все рецепты с говядиной, но без лука” (J.B. Priestly: 94);

The food tastes of garlic and gravy is so sugary – “В пище чувствуется привкус чеснока, а соус такой приторный” (K.J. Jerome: 113).

В последнем примере субъект имплицирован предикатами taste of garlic, sugary; сами по себе источники вкуса: food и gravy – не могут быть квалифицированы безотносительно к субъекту вкусового восприятия.

Наличие субъекта в любом предложении-высказывании является обязательным, так как вне человека нет ощущений и оценки этих ощущений. Речь идет о пассивном восприятии, когда субъект просто воспринимает какой-либо объект. Присутствие вербально выраженного актанта вкусового восприятия в предложении или его отсутствие сообщает о двух способах актуализации субъекта вкусового восприятия: эксплицитном и имплицитном.

Таким образом, в зависимости от степени обобщённости вкусового восприятия степень косвенности субъекта может быть различной. В результате указанных особенностей, субъект использует иное лексико-грамматическое заполнение позиций актанта/ситуанта/предиката. Сравним высказывания, репрезентирующие основные компоненты фрейма вкуса, но имеющие разный смысл:

– пропозиция ощущения: All guests tasted delicate dessert – “Все гости попробовали нежный десерт”;

– пропозиция ментальных действий: Somebody didn’t understand what made dessert taste delicately – “Кое-кто так и не понял, что придавало нежность десерту”;

– пропозиция осознанного восприятия: Nobody understood what they tasted – “Никто не понял, что ел”.

Рассмотрим различные пропозиции, где X – вкус, y – объект вкусового восприятия, Z – субъект восприятия:

delicate (gravy tasted delicately)

1) X y был (нежный/жесткий)

tough ( meat tasted toughly)

2) Z почувствовал/не почувствовал X y: He understands that this root vegetable tastes slightly of lemon;

3) Z понял/ не понял, откуда у X: He thought for a long time why the food tasted of garlic;

4) X y восхищала/убивала Z: The meat has been overcooked and doesn’t taste of anything;

5) Y был съеден/не был съеден мгновенно/очень долго Z: The cake was delicious and was tasted immediately;

6) Z откусил/не смог откусить часть у: I can’t taste what I’m eating.

Семантико-синтаксические возможности предусматривают в частях фрейма реализации с разной интенцией говорящего: выделить качество объекта вкуса, выделить осознанность/неосознанность наличия какого-либо вкуса у объекта или его появление, сильную эмоцию по поводу вкуса объекта; мотивацию определенных физических действий, их интенсивность, обусловленность качеством объекта вкуса и прочее.

В заключении подводятся основные итоги, обобщаются результаты исследования, намечаются перспективы дальнейшей разработки проблемы:

1) продолжение разработки фреймового метода описания лексико-фразеологических полей;

2) на этой основе – описание смежных лексико-фразеологических полей английского языка;

3) расширение сферы исследований на базе объединения полевого и лингвокогнитивного подходов.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Статьи, опубликованные в научных изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

1.Белова, Н.А. Категория результативности и специфика ее проявления в лексико-семантическом поле зрительного и слухового восприятия (на базе английского языка) [Текст] / Н.А. Белова // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. – №6. – Челябинск: Издательство Челябинского государственного педагогического университета, 2012. – С. 182-191 (0,5 п.л.) – ISSN 1997-98-86 – тираж 500 экз.;

2.Белова, Н.А. Метаязык описания английской лингвоконцептосферы «перцептивные действия и состояния» [Текст] / Н.А. Белова // В мире научных открытий. Гуманитарные и общественные науки. – №4.4(28). – Издательство: Красноярск: Научно-инновационный центр, 2012. – С. 184-198 (0,8 п.л.) – ISSN 2072-0831 – тираж 1000 экз.;

3.Белова, Н.А. Глаголы восприятия как объект когнитивного исследования (полевый подход к анализу английских наименований перцептивных действий и состояний) [Текст] / Н.А. Белова // Вестник Оренбургского государственного университета. – №11. – Оренбург: Издательство Оренбургского государственного университета, 2012. – С. 45-49 (0,3 п.л.) – ISSN 1814-6457 – тираж 500 экз.

Публикации в других изданиях:

4.Белова, Н.А. Принципы фреймового описания лингвоконцептосферы [Текст] / Н.А. Белова // Альманах современной науки и образования. – №10(53). – Тамбов: Грамота, 2011. – С. 135-137 (0,1 п.л.) – ISSN 1993-5552 – тираж 500 экз.;

5.Белова, Н.А. Концепт как базовое понятие лингвокультурологии в аспекте междисциплинарных исследований [Текст] / Н.А. Белова // Филологические чтения. Материалы международной научно-практической конференции. – Оренбург: ФГБОУ ВПО «ОГИМ», 2011. – С. 266-272 (0,4 п.л.) – ISBN 978-5-9723-0105-8 – тираж 500 экз.;

6.Белова, Н.А. Определение лексико-фразеологического поля и логические признаки его идентификации [Текст] / Н.А. Белова // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – №4(39). – Москва, 2012. – С. 150-151(0,1 п.л.) – ISSN 2073-0071 – тираж 1000 экз.;

7.Белова, Н.А. Феномен чувственного восприятия в контексте лингвокогнитивного подхода к языку (на базе наименований перцептивных действий и состояний) [Текст] / Н.А. Белова //Филологические чтения. Материалы международной научно-практической конференции. – Оренбург: ФГБОУ ВПО «ОГИМ», 2012. – С. 38-42 (0,3 п.л.) – ISBN 978-5-9723-0116-4 – тираж 500 экз.

Подписано в печать 27.06.2013 г. Формат 60х841/16,

бумага офсетная, гарнитура «Таймс».

Усл. печ. листов 1,62. Тираж 130 экз. Заказ 192.

Участок оперативной полиграфии ОГУ

460018, г. Оренбург, пр-т Победы 13,

Оренбургский государственный университет



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.