WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Роль метафоры в структурировании и функционировании русской медицинской терминологии

На правах рукописи

Озингин Михаил Вячеславович

РОЛЬ МЕТАФОРЫ В СТРУКТУРИРОВАНИИ

И ФУНКЦИОНИРОВАНИИ РУССКОЙ

МЕДИЦИНСКОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ

Специальность 10.02.01 — Русский язык

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Саратов – 2010

Работа выполнена на кафедре русской и классической филологии

Саратовского государственного медицинского университета

им. В.И. Разумовского

Научный руководитель Доктор филологических наук, профессор Кочеткова Татьяна Васильевна
Официальные оппоненты: Доктор филологических наук, профессор Балашова Любовь Викторовна Кандидат филологических наук, доцент Калмазова Надежда Александровна
Ведущая организация Самарский государственный университет

Защита состоится « 21 » октября 2010 г. в 16-00 час. на заседании диссертационного совета Д 212.243.02 при Саратовском государственном университете им. Н.Г. Чернышевского (410012, г. Саратов, ул. Астраханская, 83) в XI корпусе.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского.

Автореферат разослан « 20 » сентября 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Ю.Н. Борисов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Интенсивное развитие науки и техники обусловливает процесс расширения словарного состава языка. Так, современная терминология различных областей знания представляет собой один из самых активно пополняемых пластов языка и является востребованным объектом исследования отдельного лингвистического направления – терминоведения (см. [Винокур 1994; Володина 2000; Герд 1971, 1976; Гринёв 2000, 2004; Даниленко 1977, 1986; Канделаки 1977; Лейчик 2004, 2007; Новодранова 2000, 2006; Реформатский 1968; Суперанская и др. 2003; Татаринов 1994, 2003; Хижняк 1986, 1997]).

К примеру, компьютерная терминология бурно развивается в последние два десятилетия на базе английского языка. Наряду с этим феноменом существует ряд терминологических систем, сложившихся достаточно давно с опорой на древние языки, – это, в частности, юридическая, философская, филологическая, медицинская терминология.

Особое место в этом ряду занимает медицинская терминология, которая формировалась столетиями и продолжает динамичное развитие, что отражается в её составе. Данные факторы обеспечивают неослабевающий исследовательский интерес к медицинской терминологии и определяют появление работ, посвящённых различным аспектам её изучения (см., например [Алексеева 1998, 2007; Бекишева 1992, 2007б; Белый 1982; Гринёв и др. 1998; Динес 1986; Дудецкая 2004, 2007; Ерёмина и др. 2005; Загрекова 2008; Новодранова 1989, 2007; Полухина 2001, 2003 и т.д.]).

Развитие терминологической системы медицины (или лечебного дела) на современном этапе её существования является отражением ускоряющегося прогресса, специализации медицинской науки, создающих потребность в значительном числе новых терминов. Одним из наиболее эффективных механизмов создания терминологических единиц, необходимых для языковой фиксации новых, ранее не существовавших в медицине реалий, процессов и понятий, а также переосмысления ранее принятых терминов, была и остаётся метафорическая номинация.

Следует подчеркнуть изменение в подходе к взаимоотношениям термина и метафоры. Если ранее термин и метафора считались несовместимыми, метафора воспринималась как художественный приём или троп, то теперь она рассматривается как эффективное средство номинации, как вербализованный способ мышления и способ создания языковой картины мира [Арутюнова 1990, 1990а, 1998]. Соответственно, по замечанию одного из создателей теории концептуальной метафоры Дж. Лакоффа, метафоричность – это не достоинство и не недостаток мышления; это просто неизбежность. При использовании метафор лучше воспринимаются абстрактные понятия и чрезвычайно сложные ситуации [Лакофф 1990].

Метафора отражает в терминологии определённую языковую картину мира, а поскольку система медицинской терминологии динамична, в ней сохраняются архаичные фрагменты, отражаются новейшие явления синхронного временного среза, происходит смена источников метафоризации. В связи с этим пристальное внимание уделяется изучению метафорической составляющей медицинской терминологии (см. [Алексеева 1999; Алексеева, Мишланова 1997, 1998; Дудецкая 2003, 2006, 2007; Краковецкая 1974; Мишланова 1998, 2002; Уткина 2006]).

Термины-метафоры широко представлены в различных сферах медицины – науке, практическом здравоохранении, высшем и среднем медицинском образовании. При этом вопрос о роли метафоры в формировании, структурировании и функционировании медицинской терминологии остаётся открытым, что в совокупности с высокой продуктивностью метафорических моделей и эффективностью использования метафор в современной медицине свидетельствует об актуальности темы диссертационного исследования.



Объект исследования – метафорические номинации в русской медицинской терминологии.

Предметом исследования являются принципы метафоризации, лежащие в основе формирования медицинских терминов-метафор.

Цель данной диссертации – определить роль метафоры в формировании, структурировании и функционировании медицинской терминологии, выявить специфику языковой картины мира, отражённой в терминах-метафорах русской медицинской терминологии.

Поставленная цель предполагает решение следующих задач:

1) установление состава терминов-метафор в русской медицинской терминологии;

2) выявление основных источников и моделей метафоризации, используемых при формировании медицинских терминов-метафор;

3) выявление основных экстралингвистических и собственно лингвистических факторов, обусловливающих степень продуктивности метафорического способа наименования в медицинской терминологии;

4) анализ концептуальной составляющей метафоры при формировании медицинской терминологии.

Цель и задачи исследования определяют использование комплексной методики анализа материала, включающей современные дескриптивные методы системного анализа языковых явлений, компонентный анализ лексического значения, различные когнитивные и лингвокультурологические методики анализа языка.

Теоретической базой диссертационного исследования послужили основные положения теории номинации (Н.Д. Арутюнова, В.Г. Гак, Г.В. Колшанский, М.Н. Володина, Ю.С. Степанов, А.А. Уфимцева), теории семантики (Ю.Д. Апресян, А.Н. Баранов, В.Н. Телия, В.В. Виноградов, И.М. Кобозева), теории терминоведения (В.М. Лейчик, В.Ф. Новодранова, С.П. Хижняк), теории метафоры (G. Lakoff, M. Johnson, M. Black, Л.В. Балашова, Н.А. Илюхина, С.Б. Кураш, Г.Н. Скляревская), теории когнитивной лингвистики (Е.С. Кубрякова, З.Д. Попова, И.А. Стернин, В.З. Демьянков, Н.Н. Болдырев).

Материалом исследования послужили данные специальных словарей – медицинских энциклопедий, словарей медицинских терминов, медицинских справочников общего назначения и по отдельным отраслям медицины. Привлекались также в качестве источников материала медицинские тексты различных жанров (медицинские учебники и учебно-методическая литература, монографии и научные статьи по различным разделам медицинской науки).

Хронологические рамки отбора исследуемого материала ограничены последними тремя десятилетиями (1980-е – 2000-е годы). Выбор именно этого периода позволил охватить фундаментальные медицинские достижения советской эпохи, а также период накопления и развития медицинских знаний в современной России.

На основании сплошной выборки было выявлено 3 500 медицинских терминов-метафор, в том числе около 1 000 анатомических, терапевтических и психиатрических терминов-метафор.

Научная новизна диссертации заключается в полном анализе метафорической составляющей анатомической, терапевтической и психиатрической терминологии. Комплексный подход к материалу позволил представить метафорическую картину мира в семантическом пространстве медицинской терминологии. В работе также выявлены основные тенденции в формировании терминов-метафор анатомической, терапевтической и психиатрической терминологии; установлены лингвистические и экстралингвистические факторы, влияющие на функционирование медицинских терминов-метафор.

Теоретическая значимость работы обусловлена вкладом в общую теорию метафоры и терминоведение, а также в научное осмысление медицинской терминологии. В результате исследования была выявлена особая метафорическая картина мира анатомической, терапевтической и психиатрической терминологии, которая, с одной стороны, имеет ряд специфических черт, обусловленных сферой знания, с другой стороны, является частью русской языковой картины мира, так как формируется на базе регулярных метафорических моделей общенационального русского языка. Кроме того, анализ позволяет выявить основные тенденции в развитии и функционировании медицинской терминологии последних тридцати лет.

Практическая значимость диссертации заключается в возможности применения её материала, теоретических положений и основных выводов в лекционных курсах по общему языкознанию, лексикологии, лингвокультурологии, когнитивной лингвистике, терминоведению, теории перевода, лексикографии, стилистике, в спецкурсах по теории профессиональной коммуникации.

Практический опыт диссертанта в преподавании филологических дисциплин в медицинском вузе доказывает, что результаты исследования могут быть использованы в преподавании базовых учебных курсов медицинских вузов («Латинский язык и основы медицинской терминологии») и спецкурсов («Язык для специальных целей», «Культура оформления деловых бумаг и медицинской документации»), в методическом обеспечении лечебной практики врачей-клиницистов (при подготовке и составлении терминологических словарей, учебных пособий, лексических минимумов и методических рекомендаций по использованию терминов-метафор).

На защиту выносятся следующие положения:

1. В семантическом пространстве медицинской терминологии существует особая метафорическая картина мира. В метафорической составляющей медицинской терминологии отражен комплекс представлений о человеке как о физическом и психическом существе, которое, прежде всего, нуждается в помощи и лечении. Поэтому в качестве особенностей метафорической картины мира медицинской терминологии следует рассматривать концентрацию внимания на патологиях, передачу средствами терминологии всевозможных отклонений, нарушений, изменений отрицательного характера и почти полное отсутствие показателей положительных изменений, нейтральных состояний.

2. В качестве источников пополнения метафорической системы медицинской терминологии выступают те же основные группы лексики, что и в общенациональном русском языке. Таким образом, метафорическая картина мира медицинской терминологии предстает как традиционная.

3. В медицинской терминологии реализуются основные метафорические модели общенационального русского языка, в процессе исследования не было обнаружено принципиально новых моделей. Таким образом, наблюдается преемственность от языка к терминологии: несмотря на специфические черты медицинской картины мира, отраженные в ней фрагменты (семантические сферы) основаны на базовых метафорических моделях русского языка.

4. Динамичность метафорической картины мира медицинской терминологии проявляется в метафоризации вновь появляющихся артефактов и развивающихся социальных отношений, во включении в метафорическое поле результатов развития науки (как медицинской, так и других отраслей знания).

5. Специфические черты медицинских терминов-метафор, метафорической картины мира медицины обусловлены главным образом экстралингвистическими факторами: объектом изучения, методами лечения, возможностью непосредственного чувственного восприятия объекта, историей формирования отрасли медицинского знания.

Апробация работы проходила в форме 23 научных докладов на конференциях различного уровня: международных – «Инновации в языке и речи, образовании и методике» (Саратов, СГАУ им. Н.И. Вавилова, 2008); «Славянский мир: общность и многообразие» (Саратов, СГУ им. Н.Г. Чернышевского, 2009); межрегиональных – «Молодёжь и наука: итоги и перспективы» (2006, 2007, 2008, 2009); «Молодые учёные – здравоохранению региона» (2006, 2007, 2008, 2009); «Аспирантские чтения» (Саратов, 2007, 2008, 2009); межвузовских – «Античный мир и мы» (Саратов, 2007, 2008, 2009). По теме диссертации опубликовано 14 работ (2 – в изданиях, рекомендованных ВАК).

Результаты проведённого научного исследования реализованы автором также в виде изданий словаря «Метафорические термины лечебного дела» (Саратов, 2010), учебно-методического пособия по курсу «Латинский язык и основы терминологии» для российских и иностранных студентов медицинского университета – «Применение терминов-метафор в клинической практике» (Саратов, 2010), серии учебных таблиц и методических указаний для преподавателей и студентов.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав (одной теоретической и четырёх исследовательских), заключения, списка использованной литературы и приложения.





ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы, приводится теоретическая база работы, определяются предмет и объект исследования, цели и задачи, методы, материал, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Теория метафоры в аспекте отраслевой (медицинской) терминологии» содержит реферативное изложение научных работ, посвященных терминоведению, теории метафоры.

В частности, описывается процесс становления медицинского терминоведения, формирование научного аппарата терминологических исследований ([Аванесьянц, Кахацкая 2000; Алексеева 1999; Бекишева 2007; Новодранова 2000]).

Происхождением, структурой, анализом способов образования терминов в России занимались известные ученые: А.И. Смирницкий, С.И. Ожегов, Г.О. Винокур, Ф.П. Филин, А.А. Реформатский, О.С. Ахманова, Д.С. Лотте, Т.Л. Канделаки, В.П. Воробьев, Л.Л. Кутина, П.И. Карузин, В.И. Кодухов, В.И. Сифорова, Г.А. Лаврентьева, Н.Д. Никитин, С.И. Коршунова, Н.Т. Соколов, И.Н. Волкова, А.В. Косов, М.Н. Чернявский, В.П. Даниленко, В.М. Лейчик, С.В. Гринёв, А.В. Суперанская, В.А. Татаринов, С.П. Хижняк и другие. Именно в рамках отечественного языкознания терминология оформилась как научная дисциплина.

В теоретической главе рассматриваются также основные положения когнитивного подхода к изучению метафоры, представленного в работах [Жоль 1984; Телия 1988; Арутюнова 1990; Блэк 1990; Дэвидсон 1990; Лакофф 1990; Джонсон 1990; Кассирер 1990; МакКормак 1990; Миллер 1990; Ортега-и-Гассет 1990; Ричардс 1990; Серль 1990; Баранов, Караулов 1991; Демьянков 1994; Баранов, Добровольский 1997; Алексеева 1998; Кубрякова 1999; Рахилина 2000; Чудинов 2001] и др.

В русле когнитивного подхода в метафоре усматривается результат познавательного процесса, метафора считается средством структурирования повседневного восприятия, делает наглядными абстрактные значения и объясняют комплексные связи различных объектов действительности (Дж. Лакофф, Н.Д. Арутюнова, А. Вежбицкая, Ж. Вардзелашвили, А.П. Чудинов).

Анализ медицинской терминологии с точки зрения когнитивного подхода актуален при составлении системных терминологических словарей по различным медицинским дисциплинам: по психиатрии [Блейхер, Крук 1995], микробиологии [Красильников, Романовская 1986], биохимии [Тумаков и др. 2002], фармакогнозии [Куркин и др. 2002], кардиологии [Новодранова, Кочкарёва 2007], терапевтической стоматологии [Кочкарёва и др. 2006]; [Бородулин и др. 2002].

Метафора как языковое явление относится к числу универсалий естественных языков и принципиально не может быть изъята из терминологии, которая, несмотря на тенденцию к упорядоченности и однозначности отдельных элементов терминосистемы, остаётся продуктом развития естественного языка. Поэтому метафора выступает в качестве связующего звена между научной и обиходно-бытовой речью, поскольку в терминах-метафорах лечебного дела используются оба речевых пласта.

Противоречие между тенденцией к образности и экспрессивности, свойственной метафорам, и требованием полного отсутствия экспрессивности, предъявляемым к терминам, снимается в процессе терминологизации. В процессе образования термина устраняется экспрессивный компонент семантики, но может сохраниться образный компонент, смещенный на периферию лексического значения термина.

Метафорические номинации, сохраняют системность, заложенную в терминологию при её конструировании и основанную на сложившихся в данной области знания классификациях, а также привносят в терминосистему свою системность, основанную на метафорических моделях и концептуальной обусловленности метафор.

Метафорические номинации способствуют приобретению терминами такого важного качества, как внедрённость (общепринятость, употребительность). Термины-метафоры прочно укореняются в медицинской терминологии, а их распространённость обеспечивает эффективное функционирование в речи специалистов.

Вторая глава «Общая характеристика метафорической составляющей русской медицинской терминологии» посвящена основным особенностям функционирования, принципам создания терминов-метафор в русской медицинской терминологии, рассмотрению источников метафоризации.

Статистическое исследование показало, что наиболее активно термины-метафоры используются в офтальмологии, психиатрии, при изучении инфекционных болезней, в дерматовенерологии, хирургии, судебной медицине, терапии, гинекологии, акушерстве, анатомии, травматологии, ортопедии, фтизиатрии, стоматологии, гистологии, онкологии, оториноларингологии, эндокринологии.

Для многих терминов-метафор характерна выраженная парадигматичность наименований – отмечается вхождение терминов в объёмные и развёрнутые терминологические ряды: наименования синдромов, симптомов, поз, видов, разновидностей, форм и др.

В медицинской терминологии широко представлены единицы с компонентами вид, картина, рисунок, размер, форма, фигура, поза, положение, походка. Это свидетельствует об актуальности для медицинской терминологии переноса на основании внешнего сходства (по таким признакам объекта как цвет, форма, размер, пропорции, структура, фактура). Например: вид болотной тины, картина взболтанного яйца, поза балерины, размер куриного яйца, рисунок пчелиных сот, симптом вишнёвой косточки, тип башмачка и т.д.

Экстралингвистические факторы – история возникновения определённой отрасли медицины, объект изучения, его доступность для непосредственного чувственного восприятия и т.п. – обусловливают актуальность определённых сфер-источников и оснований переноса при создании метафорической номинации в разных областях медицины.

В качестве источников метафоризации в медицинской терминологии наиболее активно функционируют предметная сфера (артефакты, объекты неживой природы), биоморфная сфера (антропонимы, зоонимы, флористическая метафора), социальная сфера.

К числу подвергающихся метафоризации объектов неживой природы относятся наименования небесных тел (кольцо Сатурна, симптом заходящего солнца), атмосферные явления (вегетативная буря, золотой дождь), элементы ландшафта (тифозные острова, вид глубоких фиордов).

Флористическая метафора представлена отдельными номинациями растений в целом (рисунок ёлочки, вид плакучей ивы), и широко распространёнными номинациями основных частей растений (корень зуба, ветви нерва, кора хрусталика, стадия бутона) и плодов (вид виноградной грозди, вид груши, вид кожуры апельсина).

Среди зооморфных метафор отмечаются единичные номинации животных (гематологический хамелеон, клетки-головастики). На фоне этой группы особенно многочисленны номинации частей тел животных, птиц, насекомых (кошачье ухо, львиное лицо, шкура леопарда, петушиный гребешок, заячья губа, рог, хвост, крыло). Отмечаются также номинации продуктов жизнедеятельности и средств воспроизводства животных (овечий кал, лягушачья икра; яйцо, лежащее на боку).

Антропоморфные метафоры включают номинации, образованные от имён исторических личностей и персонажей классической литературы, сказок, мифов (лицо Вольтера, симптом Ван Гога, синдром Алисы в стране чудес, синдром Хлестакова, комплекс Эдипа). Также метафоризации подвергаются наименования следующих частей тела/органов: желудочек, сердце, голова, печень, рука, ручка, ножка, язычок, язык, зрачок, желудок, глазок, горло, стопа, пальцы, ушко, почка.

Один из самых богатых источников метафоризации представляют собой названия различных артефактов – одежды (вид перчаток и чулок), утвари (вкусовая чашка), строений (решетчатый лабиринт), оружия (картина турецкой сабли) и многих других.

Социальная сфера представлена в метафорических номинациях, образованных от названий родственных связей (материнская бляшка, фигура дочерних звёзд), профессий (грудь портного, грудь сапожника, анемия шахтёров), родов деятельности (поза фехтовальщика, руки прачки). В этой группе отмечаются единицы, созданные на основе общественных реалий различных эпох – от античности до наших дней: кесарево сечение, поза гладиатора, болезнь легионеров, походка денди, клетки-киллеры.

Анализ медицинских терминов-метафор позволил прийти к следующим выводам.

Метафорическая система медицинской терминологии динамична, что проявляется в метафоризации вновь появляющихся артефактов и развивающихся социальных отношений, во включении в метафорическое поле результатов развития науки (как медицинской, так и других отраслей знания). О традиционности метафорической системы медицинской терминологии свидетельствует метафоризация атрибутов различных эпох, архаичность многих объектов: сошник, саблевидная голень, турецкое седло, щитовидная железа, арбалетный разрез, кинжальные боли в животе, пальцы колдуньи, салонное слабоумие, поза гладиатора, болезнь легионеров).

В целом для медицинской терминологии характерно доминирование натуралистической подсистемы, что является закономерным следствием тесной связи медицины с естественно научными (прежде всего, биологическими) представлениями, антропоцентричности медицинской терминологии, поскольку в центре внимания медицины находится человек как физическое и психическое существо.

Активность номинаций артефактов в образовании терминов-метафор также вписывается в русло антропоцентричной парадигмы современного научного знания. Это обусловлено сущностью артефактов как объектов, созданных человеком в рамках целенаправленной деятельности и применяемых им в быту, повседневной жизни.

Кроме того, во второй главе обосновывается выбор для более детального анализа терминосистем трёх областей медицины: анатомии, терапии и психиатрии. Терминосистемы данных разделов медицины имеют основополагающее значение для организации терминосистемы медицины в целом, описывают физические и психологические особенности человека. Анатомию интересует строение человеческого тела, форма и строение отдельных органов и их систем, входящих в состав организма. Терапия изучает так называемые внутренние болезни: причины их возникновения, механизмы развития, методы распознавания, лечения (кроме хирургического и лучевого) и предупреждения. Психиатрия исследует особенности эмоций и интеллекта человека, причины и сущность психических болезней, их проявления, течение, способы их лечения и предупреждения.

В работе проанализировано свыше 1000 терминов-метафор из областей анатомии, терапии и психиатрии (с учётом всех единиц, включающих один и тот же метафорический компонент, например: крестцовый рог, рог матки, рог большой/малый, рог верхний/нижний).

Третья глава «Метафора в анатомической терминологии» посвящена источникам образования анатомических терминов-метафор и основным схемам метафорических переносов.

Объектом изучения анатомии является организм человека, его строение, части тела, плоскости, линии и области организма. Соответственно, в наиболее общем виде лексические парадигмы русской анатомической терминологии представляют собой номинации систем человеческого организма: костей и системы скелета, мышечной, пищеварительной, дыхательной, мочеполовой, сердечно-сосудистой, лимфоидной, нервной систем, органов чувств и общего покрова.

Фундаментальным свойством анатомической терминологии (в отличие от терминологии других областей медицины) является статическое отображение исследуемых объектов. Статичность представления объекта обусловлена в данном случае экстралингвистическими факторами: изначально анатомия изучала тело человека (труп, органы, отдельные их части), т.е. динамическая составляющая, присущая живому организму, оставалась на «периферии» познания.

Вследствие этого особенностью метафорической номинации в анатомии является выделение преимущественно статических признаков, связанных с анатомическим строением человека: положением, размером, формой, цветом, пропорциями анатомических образований и их составных частей.

Выявленные факторы обусловливают то, что анатомическая терминология базируется на конкретной лексике, актуальна модель переноса элемент предметного мира элемент предметного мира, которая используется при метафоризации единиц различных семантических сфер на основании признаков внешнего вида (формы, размера, цвета).

К основным источникам метафоризации в анатомической терминологии относятся

- Номинации элементов ландшафта (перешеек аорты, скуловая яма, суставной бугорок, кровяные озёра, питательный канал), среди которых преобладают названия естественных компонентов ландшафта, что может свидетельствовать о концептуализации человеческого тела, организма как естественного объекта, на формирование которого сам человек не может оказать решающего влияния.

- Флористические метафоры, в числе которых функционируют все основные части растения, отражающие стадии его развития: корень, луковица, отросток, ствол, стебель, кора, ветвь, лист, плод. Подобный «комплексный» перенос позволяет говорить о концептуализации человеческого организма как части природы, биосистемы.

- Зооморфные метафоры, также представленные преимущественно номинациями частей тел животных (крестцовый рог, крыло сошника, хвостатая доля, гусиная лапка, клиновидная раковина, лобная чешуя). Отметим, что в группе названий частей тел животных доминируют специфические выступы, значительно изменяющие силуэт объекта и не характерные для наиболее общего внешнего строения человеческого тела: рог, гребень, хвост, крыло.

- Семантическое поле артефактов является наиболее продуктивным и детально разработанным: а) орудия труда и предметы быта (молоточек, наковальня, серп, первый двигатель, верхний мозговой парус, сосуды нервов), б) одежда и её детали (суставной карман; мантия, лобная пазуха, ременная мышца, шов нёба), в) оружие и снаряжение (названия элементов конской сбруи и старинного снаряжения – сухожильный шлем, турецкое седло, уздечка, стременной нерв, пяточные шпоры), г) строения и их элементы (пирамида, водопровод головного мозга, купол плевры, свод глотки, медиальная стенка, ворота надпочечника, вход в глазницу), д) музыкальные инструменты (барабанная струна).

Единицы группы «строения и их элементы» указывают на представление о теле человека как о замкнутом, но проницаемом строении: стена, крыша, свод, вход. В поддержку такой трактовки следует обратить внимание на актуальность номинаций границ, способов открыть, но преимущественно ограничить доступ внутрь строения – задвижка, заслонка, створка и т.д.

-  антропоморфная метафора представлена незначительным количеством примеров: головка кости, губа (костный выступ), двенадцатиперстная кишка, заднее брюшко мышцы, шейка матки), язычок (язычок левого лёгкого, клиновидный язычок), спинка седла.

Основой переноса в анатомической терминологии служат признаки внешнего вида объекта (форма, размер предмета или его части, положение предмета или его части в пространстве, световая и цветовая характеристика), тактильные, кинетические и, реже, акустические, а также признак функции предмета.

Преобладание переноса по сходству формы в анатомической терминологии может быть объяснено влиянием целого ряда факторов преимущественно экстралингвистического характера:

1) лёгкости фиксации формы объекта в зрительной памяти;

2) оперативности распознавания анатомических образований на практике;

3) упрощения «чтения» анатомических схем (пользование анатомическим атласом, справочниками, таблицами).

Длительная история формирования анатомической терминологии и присущий ей консерватизм способствует сохранению в ней терминов-метафор, фиксирующих многие черты предшествующих эпох, например, очевидна архаичность терминов турецкое седло, бахромки дьявола, сошник.

Выявленный перечень актуальных для анатомической терминологии источников метафоризации обусловлен спецификой объекта изучения – частей тела, внутреннего строения организма.

В четвёртой главе «Метафора в терапевтической терминологии» анализируются основные источники формирования терапевтических терминов-метафор.

Объектом номинации (в том числе, метафорической) в терапевтической терминологии являются патологические состояния человека, в частности, названия актуальных для терапевтической практики синдромов и симптомов как характерных проявлений или признаков болезни (синдром крестцовой ёлочки, синдром пляшущих глаз; симптом вожжей, симптом гвоздя, симптом маски клоуна, симптом плавающего льда).

В целом же метафорической номинации подвергаются внешний вид тканей и органов, звуки, возникающие во время их работы, сопутствующие особенности (поза человека, возможность и способ передвижения и т.д.), показательные отклонения от нормы, свидетельствующие о ненормальном функционировании организма.

Специфика применяемых в терапии методов исследования пациентов – пальпации, перкуссии, аускультации – обусловливает актуальность зрительных (что проявляется в активном образовании терминов с элементами «вид», «картина», «рисунок», «форма») акустических и тактильных ассоциаций и использование данных признаков как основ метафоризации.

Так, пальпация (ощупывание) основана на осязательном ощущении, возникающем при движении и давлении пальцев или ладони ощупывающей руки. С помощью пальпации определяют свойства тканей и органов: их положение, величину, форму, консистенцию, подвижность, пространственные соотношения, а также болезненность исследуемого органа.

Перкуссия заключается в постукивании отдельных участков тела и анализе звуковых явлений, возникающих при этом.

Аускультация заключается в выслушивании звуков, образующихся в полых органах человека (сердце, лёгком, кишечнике, плевральной полости).

Для терапевтической терминологии характерно использование основных сфер-источников, актуальных для общенационального языка: элементов ландшафта, номинаций артефактов, атмосферных явлений, небесных тел. Широко используется при образовании терапевтических терминов зооморфная, флористическая, антропоморфная метафоры. При этом количество единиц данных сфер в терапевтической терминологии иное, нежели в анатомической.

Так, единичны номинации элементов ландшафта (желудочные поля, вид кратера, окопная болезнь, береговые клетки).

Многочисленны флористические метафоры (вид цветной капусты, рисунок ёлочки, симптом цветка маргаритки, рисунок зелёного листа). Особенностью данной группы в терапевтической терминологии является большое количество номинаций плодов (вид белой смородины, вид виноградной грозди, симптом груши, вид зёрен чечевицы, вид тутовой ягоды, жёлтоокрашенный рис, зернистый рельеф желудка, размер боба, размер чечевицы).

Среди зооморфных метафор (брюшная жаба, животный крик, крик чайки, мушки перед глазами, ползучее расправление лёгкого) также распространены единицы особых групп: средства воспроизводства животных (вид икры лягушки, яйцо, лежащее на боку) и элементы жизнедеятельности (вид паутины, вид (рисунок) пчелиных сот).

Наиболее продуктивным источником метафоризации является семантическое поле артефактов. Данное поле представлено следующими рядами: а) орудия труда и предметы быта (вид гантели, вид замочной скважины, вид воронки, симптом треснувшего горшка, вид стёганого одеяла, стелющаяся аденома, вид ладьи, скрип телеги, глаза куклы, вид курительной трубки, вид пачек сигар, симптом кисета); б) одежда, обувь и их детали (анестезия в виде чулка, бумажные подошвы, симптом куртки); в) оружие и снаряжение (арбалетный разрез, биологическая нейтронная бомба, вид стрел); г) строения и элементы строений (амбарная болезнь, тоннельная болезнь, симптом балкона); д)  музыкальные инструменты (симптом клавиша, струны скрипки, барабанный звук). Также в терапевтической терминологии представлены номинации продуктов питания (вид варёного мяса, вид горохового супа, вид малинового желе).

Кроме того, метафоризации подвергаются названия атмосферных явлений (вид снежной бури, завихрение крови, туманное зрение, фигуры молнии) и небесных тел (вид полной луны, фигура звезды).

Особое место в терапевтической терминологии занимает антропоморфная метафора, представленная номинациями профессий и родов деятельности (лихорадка чесальщиков, поза балерины, поза боксёра, лицо клоуна, рука акушера, пальцы колдуньи), привычек и социальных характеристик человека (горло курильщика, походка денди, походка щёголя, поза просителя).

В метафорической картине мира терапевтической (и шире – всей медицинской) терминологии антропоморфная метафора занимает особое место по нескольким причинам. Во-первых, количество антропоморфных метафор в терапевтической терминологии значительно превышает количество таких метафор, например, в анатомической терминологии. Во-вторых, в основе символа метафоры лежат специфические признаки – социальные характеристики человека, определяющие его внешний вид, поведение, состояние. В-третьих, данные специфические признаки включаются в общую парадигму терапевтических терминов-метафор, где доминирует признак внешнего вида, формы.

Модуль сравнения при создании терапевтических терминов метафор не ограничивается признаками формы, размера и цвета. Наряду с ними используются консистенция (восковидная печень, творожистая пневмония), текстура, тактильные ощущения (лакированный язык, симптом полированного лба, крокодилова кожа, гусиная кожа), издаваемый звук (шум проскакивания, шум хлопанья, коробочный звук, скрип телеги, шум туннеля, барабанный звук, хруст снега, ритм перепёлки, ритм галопа).

Специфичной для терапевтической терминологии является активность переноса на основании акустических характеристиках объекта, что связано с применяемыми в терапии методами обследования (прослушиванием и выявлением отклонений, нормальных и патологических состояний по звукам, издаваемым органами человека).

Подобные лингвистические характеристики терапевтических терминов-метафор обусловлены следующими экстралингвистическими факторами:

- доступностью многих объектов для непосредственного чувственного восприятия (зрительного и тактильного);

- необходимостью точного, запоминающегося, однозначного указания на состояние обследуемого органа или ткани;

- спецификой применяемых терапевтами методов обследования, в рамках которых наиболее важны зрительные, тактильные и акустические впечатления врача.

Несмотря на специфику объектов номинации, метафорическая картина мира, представленная в терапевтической терминологии, имеет много общего с литературной картиной. В частности, это обнаруживается в продуктивности употребления лексики определенных групп (зоонимы, артефакты и др.), в системе мотивационных признаков (визуальные, пространственные, функциональные характеристики), в проявлении связи между состоянием организма человека как физического существа с социальными характеристиками человека.

В пятой главе «Метафора в психиатрической терминологии» исследуются источники метафоризации и основании, используемые для переноса при формировании психиатрических терминов.

Особенности формирования психиатрической терминологии, в частности, отбор сфер-источников и оснований метафоризации предопределяют экстралингвистические факторы:

- недоступность объекта исследования (психики, эмоций, интеллекта) для непосредственного чувственного восприятия,

- опосредованное изучение психических особенностей личности по таким внешним проявлениям, как поведение и речь,

- динамический характер психических заболеваний.

Состав источников метафоризации в психиатрической терминологии значительно отличается в количественном и качественном отношении от источников метафоризации в анатомии и терапии.

В связи со свойствами психиатрии как раздела медицины особую значимость приобретают социокультурные представления. Последние проявляются, в частности, в широком использовании в психиатрии антропоморфных терминов-метафор, основанных на именах собственных персонажей античных мифов (комплекс Медеи, комплекс Ореста,), фольклора (синдром Рапунцель, синдром проклятья Ундины), классической литературы (боваризм, комплекс Квазимодо, синдром Мюнхгаузена, синдром Алисы в стране чудес, синдром Обломова, синдром Плюшкина, синдром Манилова, синдром Хлестакова), а также реальных исторических личностей (бертранизм, симптом Ван Гога, синдром Диогена).

Кроме того, активным источником, участвующим в формировании психиатрических терминов, является терминология гуманитарных наук, художественной литературы и искусства. Так, например, из гуманитарных наук заимствованы термины: аллегорическая речь, аллегоризация ощущений, телеграфный стиль (филология), алкогольный палимпсест (текстология), фетишизм, аура, метафизическая интоксикация (религиоведение, культурология); из искусства: синдром пизанской башни (архитектура), психические обертоны (музыка), кинематографические галлюцинации (кино).

Семантическая сфера предметного мира, в частности, номинации артефактов, подвергается метафоризации на основании не внешнего сходства, а сущностных признаков материальных объектов:

- отсутствие (утрата) целостности: разорванное мышление, растерянность, реакция отрыва, речевая бессвязность, речевая разорванность;

- формирование из отдельных элементов: психопатия круга мозаичных (при наличии внутреннего порядка), словесная окрошка, словесный салат (при изначальном отсутствии упорядоченности элементов относительно друг друга);

- устойчивость сформированных связей: навязчивое мудрствование, состояние; навязчивые воспоминания, идеи, действия, представления, припоминания, сомнения, состояния, страхи;

- утрата упорядоченности элементов относительно друг друга: спутанная мания, спутанность мыслей, спутанность сознания;

- появление в результате целенаправленной производственной деятельности человека: сделанные мысли, сделанные сновидения;

- способность к изменению формы: восковая (восковидная) гибкость;

- способность быть вместилищем чего-либо (функция): объём внимания;

- наличие материального эквивалента: сверхценная ревность, сверхценные идеи, синдром обеднения побуждений.

В качестве основ метафоризации артефактов выступают способность артефактов изменяться (прежде всего, разрушаться), возникновение в результате человеческой деятельности и наличие материального эквивалента.

На фоне активности семантического поля артефактов особенно заметна малая продуктивность зооморфной (синдром кошачьего крика, синдром альбатроса) и флористической (половая зрелость, половое созревание, психическая незрелость) метафоры.

В психиатрической терминологии отражается важное свойство объекта изучения (человеческой психики, интеллекта, эмоций) – подвижность многих психических явлений, изменчивость поведения и признаков болезни. В связи с этим особую актуальность приобретает общеязыковая бинарная оппозиция «движение – статика» и пространственная метафора, то есть простран-ственная метафорическая макромодель.

Метафоризация пространства происходит на основании таких его сущностных свойств, как протяжённость (бред малого размаха, параноид малого размаха, глубинная психология, космические переживания) и неоднородность – выделение открытых и замкнутых участков (симптом выпадения, синдром пограничный, вытеснение, отчуждённые воспоминания, замкнутость). Также при формировании метафорических номинаций на первый план могут выдвигаться признаки положения в пространстве относительно других объектов (предрасположение, ядро личности, генеалогический фон, генетический фон) или оси координат (синдром пизанской башни).

Категории движения и статики формируют одну из основных бинарных оппозиций, с помощью которых происходит концептуализация пространства, действительности. Метафоры движения и статики можно распределить на группы в соответствии с доминирующими признаками:

- интенсивное, быстрое движение: бегство в болезнь, бегство в работу, невроз взлёта, невроз падения (направленное), галопирующая форма прогрессивного паралича, двигательная буря, скачка идей, скачкообразное мышление (ненаправленное), убегающие мысли, расторможение влечений, синдром расторможенности, симптом турбуленции (неконтролируемое), синдром граммофонной пластинки, цикличность влечений, психиатрия вращающихся дверей (цикличное);

- медленное движение: замедленное мышление, заторможенная мания, заторможенное мышление, психическая заторможенность, психические задержки, тугоподвижность мышления, торможение;

- невозможность движения вследствие особенностей среды, условий: вязкое мышление, вязкость, синдром скованности;

- статическое состояние: динамическая опустошённость, неподвижность аффектов, пустой ступор, стоячий оборот, стоячие симптомы;

- невозможность стабильного статичного состояния: недержание аффекта, недержание сна, психопатия круга неустойчивых;

- ориентация в пространстве: направленность личности, психосексуальная ориентация,

- перемещение объектов: транспортирование чувств (в данном случае мы имеем дело также с метафорой «чувства – материальные объекты»).

Кроме того, концептуализация движения проявляется в немногочисленных, но ярких метафорах водного потока: речевой напор, приливы, наплыв мыслей.

Отметим, что для большинства представленных в психиатрической терминологии единиц пространственной макромодели характерна высокая степень проявления признака, осознаваемая как отклонение от нормы, патология (скачка идей, а не *прыжки идей; убегающие мысли, а не *уходящие мысли; тугоподвижность мышления, а не *медленное движение мышления и т.д.). На наш взгляд, это обусловлено объектом изучения психиатрии – проявлениями отклонений от нормы (а именно, движением от нормы).

Широкое распространение терминов, в основе которых лежат признаки статичности и подвижности, обусловлено не только общеязыковой значимостью категорий движения и статики, но и экстралингвистическими причинами – нестабильностью, изменчивостью психических состояний человека, динамическими свойствами многих заболеваний.

Следует отметить, что в психиатрической терминологии шире представлены концептуальные метафоры – метафора огня (бредовые вспышки, взрывчатость), воды (приливы, наплыв мыслей), света и тьмы (сумеречное расстройство сознания, светлый промежуток, помрачение сознания), что также свидетельствует о взаимосвязи психиатрической терминологии с общеязыковыми способами метафоризации и общеязыковой картиной мира.

В заключении изложены основные результаты исследования.

Анализ показал, что метафора представляет собой продуктивный способ образования медицинских терминов. Метафора относится к числу универсалий естественных языков и принципиально не может быть исключена из терминологии, которая, несмотря на тенденцию к упорядоченности и однозначности отдельных элементов терминосистемы, остаётся продуктом развития естественного языка.

Высокая продуктивность метафоризации в медицинской терминологии обусловлена целым рядом свойств метафоры как языкового явления:

- присущей нестёртой метафоре наглядностью, что удобно в практическом отношении, в том числе и в процессе обучения;

- способностью формировать в сознании адресата ассоциативные пары, ряды и поля, обеспечивая надёжную, в том числе и подсознательную, фиксацию информации, что особенно необходимо в медицинской практике, где эффективность действий врача определяется сочетанием знаний, автоматических навыков и интуиции, т.е. как сознательных, так и бессознательных факторов;

- способностью кратко и ясно дублировать и пояснять иноязычные эквиваленты, делая их восприятие более доступным.

Медицинская терминология отличается разнообразием используемых метафорических моделей. В ней представлены как общечеловеческие закономерности восприятия окружающего мира, так его и национальные, социальные и профессиональные особенности.

Представляется возможным говорить о существовании особой метафорической картины мира медицинской терминологии.

Специфика метафорической картины мира медицинской терминологии в значительной степени обусловлена экстралингвистическими факторами. Каждая область медицинского знания отличается присущим ей набором индивидуализирующих признаков (объект изучения, методы лечения, возможность непосредственного чувственного восприятия объекта, история формирования отрасли медицинского знания), в соответствии с которым создаются узкоспециальные терминологические номинации.

В метафорической составляющей медицинской терминологии отражен комплекс представлений о человеке как о физическом и психическом существе, которое, прежде всего, нуждается в помощи и лечении. Поэтому в качестве особенностей метафорической картины мира медицинской терминологии следует рассматривать концентрацию внимания на патологиях, передачу средствами терминологии всевозможных отклонений, нарушений, изменений отрицательного характера и почти полное отсутствие показателей положительных изменений, нейтральных состояний.

Поскольку центром метафорической картины мира, представленной в медицинской терминологии, является человек, части тела и органы человека в результате непосредственного чувственного восприятия сравниваются со специфическими органами и частями тел животных, то есть такими, которых у человека нет. При этом метафоризации подвергаются преимущественно номинации домашних и диких животных, входящих в ядро фоновых знаний о растительном и животном мире.

Представление о человеке как о едином биологическом организме и части биосферы проявляется в метафоризации основных составных частей растений и стадий их роста и созревания плодов.

В целом доминирование в медицинской метафоре натуралистической подсистемы является закономерным следствием тесной связи медицины с естественно-научными (прежде всего, биологическими) представлениями. Не менее важным фактором является антропоцентричность медицинской терминологии, которая проявляется также в функционировании единиц семантической сферы «Предметный мир».

В семантической сфере «Предметный мир» преобладают номинации артефактов, то есть предметов, созданных и используемых человеком – предметов быта, элементов вооружений, строений.

Активность номинаций артефактов в образовании медицинских терминов-метафор также вписывается в русло антропоцентричной парадигмы современного научного знания. Это обусловлено сущностью артефактов как объектов, созданных человеком в рамках целенаправленной деятельности и применяемых им в быту, повседневной жизни.

Высокая продуктивность номинаций артефактов в качестве сферы-источника метафоризации обусловлена развитием хозяйственной деятельности, спецификой быта и значимостью таких артефактов, как орудия труда, строения, продукты питания, оружие и т.п. для жизни в социуме, активностью их применения на протяжении длительных исторических отрезков. При этом номинации артефактов, участвующие в процессе метафоризации, отражают этапы развития хозяйственной деятельности, ремёсел, техники.

Системность реализации метафорических моделей в медицинской терминологии во многом соответствует русской общеязыковой картине мира. Таким образом, наблюдается преемственность от языка к медицинской терминологии, что неудивительно, если учесть первичность наивной картины мира и бытовых представлений об организме человека, месте человека в окружающей действительности.

Анализ основных моделей метафоризации показал, что медицинская терминология во многом ориентирована на общенациональный русский язык: в ней последовательно представлены антропоморфная метафора, зооморфизмы, номинации артефактов, фитонимы, в меньшей степени – объекты неживой природы и ландшафта. В медицинской терминологии используются традиционные для русского языка модели метафорического переноса. В качестве символа сравнения выступают преимущественно визуальные характеристики объектов (форма, размер, цвет); концептуальная метафора характерна, прежде всего, для психиатрической терминологии, где внимание сконцентрировано на интеллектуальных, эмоциональных и психических характеристиках человека.

Поскольку объект изучения психиатрии (психика, эмоции, интеллект) не даны в непосредственном чувственном восприятии, в психиатрической терминологии широко представлена концептуальная метафора. Данный факт указывает на реализацию в медицинской терминологии общеязыковых свойств метафоры, взаимосвязь медицинской метафорической картины мира и общеязыковой.

Следует отметить общность медицинской терминологии (в частности, психиатрической) с литературным языком и в характере осмысления отдельных фрагментов действительности, так, пространственная модель является организующей при номинации процессов и состояний в психической сфере.

Метафорическая система медицинской терминологии сочетает в себе традиционность и динамичность. Это проявляется в метафоризации вновь появляющихся артефактов и развивающихся социальных отношений, во включении в метафорическое поле результатов развития науки (как медицинской, так и других отраслей знания). При этом обращает на себя внимание значительное число терминов, при образовании которых метафоризации подвергнуты реалии различных эпох (артефакты, социальные институты), имена персонажей мифов, фольклорных произведений, классической литературы.

В приложении представлены отобранные для исследования и проанализированные анатомические, терапевтические и психиатрические термины-метафоры.

По теме диссертации опубликованы следующие работы

Публикация в издании, рекомендованном ВАК РФ:

  1. Озингин М. В. Метафора в терминологии медицины // Международный аспирантский вестник. Русский язык за рубежом. 2009. № 1. С. 57–60.

Другие публикации:

  1. Озингин М. В. Источники активизации русской лексики // Материалы 67-й весенней научно-практической конференции студентов и молодых специалистов Саратовского государственного медицинского университета «Молодые учёные – здравоохранению региона». Саратов: Изд-во Сарат. мед. ун-та, 2006. С. 24.
  2. Озингин М. В. Метафора в сфере лечебного дела // Материалы межрегиональной научно-практической конференции студентов и молодых учёных с международным участием «Молодёжь и наука: итоги и перспективы». Саратов: Изд-во Сарат. мед. ун-та, 2006. С. 234.
  3. Озингин М. В. Роль метафоры в структурировании латиноязычной и русскоязычной медицинской терминологии // Материалы межрегиональной научно-практической конференции студентов и молодых учёных с международным участием «Молодёжь и наука: итоги и перспективы». Саратов: Изд-во Сарат. мед. ун-та, 2006. С. 233.
  4. Озингин М. В. Структурирующая способность метафор в русской медицинской терминологии // Материалы 68-й научно-практической конференции студентов и молодых учёных Саратовского государственного медицинского университета «Молодые учёные – здравоохранению региона». Саратов: Изд-во Сарат. мед. ун-та, 2007. С. 221–222.
  5. Озингин М. В. Тайны успеха профессионального общения (на материале приёма манипуляции с помощью метафор) // Материалы межрегиональной научно-практической конференции студентов и молодых учёных с международным участием «Молодёжь и наука: итоги и перспективы». Саратов: Изд-во Сарат. мед. ун-та, 2007. С. 186.
  6. Озингин М. В. Метафорические модели как способ отражения патологических состояний в русской медицинской терминологии: антропоморфная, зооморфная, цветовая метафора // Материалы межрегиональной научно-практической конференции студентов и молодых учёных с международным участием «Молодёжь и наука: итоги и перспективы». Саратов: Изд-во Сарат. мед. ун-та, 2007. С. 189.
  7. Озингин М. В. Реализация метафоры как когнитивно-ментальной структуры в медицинской терминологии // Докторантские чтения: Материалы межрегиональной конференции. Саратов: Изд-во Сарат. мед. ун-та, 2008. Вып. 1. С. 93–95.
  8. Озингин М. В. Структура и специфика функционирования флористической метафоры в медицинской терминологии // Аспирантские чтения: Материалы межрегиональной конференции. Саратов: Изд-во Сарат. мед. ун-та, 2008. Вып. 2. С. 67–68.
  9. Озингин М. В. Метафора как один из организующих приёмов в формировании терминов клинической психологии // Материалы межрегиональной научно-практической конференции студентов и молодых учёных с международным участием «Молодёжь и наука: итоги и перспективы». Саратов: Изд-во Сарат. мед. ун-та, 2008. С. 197.
  10. Озингин М. В. Современное состояние медицинского терминоведения // Инновации в языке и речи, образовании и методике: Материалы I Международной научно-методической конференции / под ред. О. В. Романовой. Саратов: ФГОУ ВПО «Саратовский ГАУ», 2008. С. 103– 105.
  11. Озингин М. В. Отражение обиходного и научного знания в медицинской метафорической терминологии // Человек как вечная проблема философии и медицины: Материалы научно-практической конференции. Саратов: Изд-во Сарат. мед. ун-та, 2009. С. 98–100.
  12. Озингин М. В. Характерные особенности терминов-метафор в языке медицины // Аспирантские чтения: Материалы межрегиональной конференции. Саратов: Изд-во Сарат. мед. ун-та, 2009. Вып. 3. С. 118–121.


 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.