WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Национальный социокультурный аспект концепта женщина в разносистемных языках (на материале фразеологических единиц русского, английского и немецкого языков)

На правах рукописи

КОНОГОРОВА АЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА

НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ АСПЕКТ

КОНЦЕПТА «ЖЕНЩИНА» В РАЗНОСИСТЕМНЫХ ЯЗЫКАХ

(на материале фразеологических единиц русского,

английского и немецкого языков)

Специальность 10.02.19 – теория языка

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Улан-Удэ – 2012

Работа выполнена в научно-исследовательской лаборатории культурной антропологии и межкультурной коммуникации Центра стратегических востоковедных исследований ФГБОУ ВПО «Бурятский государственный университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Шулунова Людмила Владимировна

Научный консультант: доктор филологических наук, профессор

Костюшкина Галина Максимовна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, доцент

Хилханова Эржена Владимировна

кандидат филологических наук, доцент

Зырянова Ирина Николаевна

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Забайкальский государственный университет»

Защита диссертации состоится «02» марта 2012 г. в 16.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.022.05 по защите докторских и кандидатских диссертаций в ФГБОУ ВПО «Бурятский государственный университет» по адресу: 670000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24 а, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Бурятский государственный университет».

Текст автореферата опубликован на сайте Высшей Аттестационной Комиссии (ВАК) http://www.vak.ed.gov.ru/ «30» декабря 2011г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат педагогических наук,

доцент Г.А. Судоплатова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Реферируемая работа посвящена исследованию национальных социокультурных особенностей концепта «женщина» в разносистемных языках (на материале фразеологических единиц русского, английского и немецкого языков).

Для современной науки характерна интеграция, объединяющая различные дисциплины. На стыке наук, как известно, наблюдаются явления, осмысление которых приводит к принципиально новым результатам. Комплексное рассмотрение объектов стало характерной чертой современных исследований. В то же время в устойчивых сочетаниях содержится обширная информация об окружающем мире, истории и культуре народа, что позволяет рассматривать эти единицы как лингвистический, так и богатейший культурологический материал. Фразеология – раздел языкознания, изучающий фразеологический состав языка в его современном состоянии и историческом развитии. Фразеологическая единица – тот самый «знак», который передает образное мышление носителей культуры, приблизилась к антропологической парадигме и лингвокультурологическому анализу [Телия, 1996]. Фразеологический состав отражает не только факты и явления природного, этнокультурного и исторического порядка, но и специфику когнитивной деятельности членов языкового социума. Данная культурно-информативная функция фразеологических единиц проявляет себя при сравнении языковых вариантов, совпадающих по основным системным характеристикам и демонстрирующих отличительные особенности в области семантики. Поэтому исследование языковых средств, содержащих культурно значимые смыслы, является одним из приоритетных направлений современной науки.

Анализ современных работ показывает, что фразеология языка образно формулирует всю систему ценностей народа и перечень моделей поведения практически в любых жизненных ситуациях [Корнилов, 2007]. Во фразеологических исследованиях последних десятилетий четко определились концепции, ориентированные на изучение фразеологического корпуса языка с учетом гендерного фактора. Обращение к теме гендерного фактора в языке свидетельствует о важнейшем сдвиге, наметившемся в современной лингвистике, предполагающей изучать язык в тесной связи с человеком, его сознанием, когнитивной деятельностью. Данный подход к изучению языковых единиц становится все более актуальным, о чем свидетельствуют работы А.В. Кирилиной, Е.И. Горошко, Е.С. Гриценко, Л.В. Шулуновой, Г.М. Костюшкиной, О.А. Ворониной[1] и др.

Актуальность исследования обусловлена общей антропоцентрической направленностью современной лингвистики, а также особенностями современного состояния фразеологических исследований, ориентированных на когнитивную составляющую картины мира. Фразеология – это воплощение национального самосознания, отражение его специфики, позволяющее установить прочную связь между языком и культурой. Лингвистические и межкультурные исследования ФЕ выявляют культурную специфику гендера, общее и особенное в его конструировании в зависимости от языка и культуры данного общества, что позволяет установить специфику понятия «маскулинность» – «фемининность» в разных языках и культурах. Попытка объяснить наличие специфических черт в ФЕ с компонентом «женщина» в изучаемых языках, исходя из их национальных социо-культурных особенностей, представляется актуальной и перспективной областью лингвистической гендерологии

ХХ век внес изменения в культуру общества, в том числе и в культуру взаимоотношений мужчины и женщины Актуальность выбора лексемы «женщина» для концептуального анализа обосновывается тем, что она приобретает новые значения, связанные с изменениями в обществе. Диссертационное исследование гендерных асимметрий языка посвящено глубокому изучению культурной специфики концепта «женщина» в целом.



Степень разработанности темы. Исследуемая проблема привлекает внимание ученых различных областей знаний. Изучение ФЕ как составляющей культурной компетенции невозможно без использования опыта исследований различных вопросов этнической культуры и мировоззрения. В связи с этим следует отметить труды Ю.В. Арутюняна, Г.Д. Гачева, Э. Фромма[2] и др. В числе первых исследователей языка как феномена человеческой культуры следует назвать В. фон Гумбольдта, Э. Сепира, Б.Л. Уорфа.

В последние годы все чаще отдается предпочтение идее изучения культуры посредством языка. Убеждение, что языковой материал содержит информацию о мире и о человеке в нем, высказывается в работах А. Вежбицкой, О.А. Корнилова, В.А. Масловой, Ю.С. Степанова[3] и др. Некоторые проблемы практической реализации этой идеи исследуются в рамках лингвострановедения, прежде всего, в работах Е.М. Верещагина и В.Г. Костомарова[4]. Важное значение для понимания механизмов функционирования фразеологизмов в речи имеют работы Н.Ф. Алефиренко, В.В. Виноградова, В.З. Демьянкова, Ю.Н. Караулова, Ю.П. Солодуба[5] и др.

В исследовании фразеологического поля концепта «женщина» в сравнительно-сопоставительном аспекте накоплен достаточно богатый опыт: разработана теория фразеологической семантики (В.В. Виноградов, А.И. Молотков, A.P. Cowie, W. Fleischer), исследованы ее страноведческие и культурологические аспекты (В.Н. Телия, Т.З. Черданцева, Т.Г. Томахин, Т.Н. Чернявская, Д.Г. Мальцева, H. Schemann, K.D. Pilz), изучаются историко-культурные, этимологические, фольклорные и этнолингвистические истоки идиоматики как в описательном, так и в сопоставительном аспектах (А.А. Потебня, Н.А. Добролюбов, Л.И. Ройзенсон, Е.В. Арсентьева, Э.М. Солодухо, С.Г. Воркачев, Е.А. Добрыднева).

Диссертационное исследование опирается на накопленные достижения фразеологии для уточнения женского аспекта языковой картины мира. Понимание фразеологической единицы как знака, соотносимого по функционально-семантическим параметрам со свернутым текстом, выражающего культурно-национальное знание, явилось теоретической предпосылкой для кросскультурного исследования фразеологизмов в настоящей работе.

В качестве объекта исследования выступает концепт «женщина», репрезентируемый фразеологическими единицами в русском, английском и немецком языках.

Предметом исследования является национальный социокультурный аспект данного концепта.

Цель исследования выявление общего и специфического в реализации концепта «женщина» во фразеологических корпусах русского, английского и немецкого языков, а также национального социокультурного содержания данного концепта в изучаемых языках.

Поставленная цель достигается путем решения следующих задач:

  1. определить основные подходы к понятиям «гендер» и «концепт» в лингвистике;
  2. изучить роль гендерного фактора в обществе, культуре и языке;
  3. изучить вопрос взаимодействия языковой картины мира и гендерных стереотипов;
  4. рассмотреть фразеологические единицы как средство выражения женской картины мира;
  5. выявить корпус фразеологических единиц, репрезентирующих концепт «женщина» во фразеологическом фонде исследуемых языков;
  6. структурировать концепт «женщина» на основе общих и специфических этнических признаков и проанализировать типологические особенности исследуемого концепта;
  7. вскрыть специфику фразеологических единиц русского, английского и немецкого языков, вербально отражающих концепт «женщина».

Для реализации поставленных задач в работе используется комплекс следующих методов лингвистического анализа: метод свободного ассоциативного эксперимента, метод семантического дифференциала, метод моделирования, метод дефиниционного анализа, метод интерпретации, метод концептуального анализа.

Эмпирическим материалом работы послужили фразеологические единицы, отобранные методом сплошной выборки из фразеологических словарей, словарей пословиц и поговорок, так как фразеологизмы представляют уникальный источник сведений о культуре, восприятии и интерпретации народом окружающего мира. В ходе исследования выявлено 2459 фразеологических единиц, репрезентирующих концепт «женщина»: 1600 единиц в русском языке, 558 – в английском и 301 – в немецком языке.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Фразеологические единицы являются продуктивным средством вербализации гендерного фактора в языке, фиксируя гендерную стереотипизацию, свойственную коллективному сознанию, и отражая как национальные особенности языкового членения мира, так и особенности лингвокреативного мышления при создании каждого отдельного фразеологизма.
  2. Концепт «женщина» – национально-культурный феномен, построенный на основе анализа семантики ФЕ, исследование которого включает в себя описание гендерных стереотипов в языке.
  3. Гендер как переплетение отношений и процессов в обществе может быть и социальным, и психологическим конструктом. Доминирующее место в формировании гендерных стереотипов занимает социальный фактор.
  4. Языковые картины мира русского, английского и немецкого этносов, отраженные во фразеологии их языков, конденсируют в себе как общие (универсальные) характеристики, так и частные (национальные), что позволяет выявить типологические особенности концепта «женщина» в исследуемых языках.
  5. Лингвокогнитивное исследование концепта «женщина» методом свободного ассоциативного эксперимента позволяет описать содержание концепта в языковом сознании на данном этапе. Представленная ассоциативно-вербальная сеть концепта «женщина» является моделью знаковой языковой системы, раскрывающей образы сознания носителей той или иной культуры.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что в диссертации социокультурный компонент ФЕ анализируется с позиции антропоцентрического подхода, тем самым способствуя решению ряда проблем теории языка, помогает глубже вникнуть в семантическую структуру ФЕ на основе широкого привлечения экстралингвистических факторов, раскрывает механизм формирования национального компонента значения. Кроме того, впервые на материале фразеологических единиц разносистемных языков выявлена и описана гендерная стереотипизация, свойственная коллективному сознанию. Показаны национальные особенности языкового членения мира и индивидуальные особенности лингвокреативного мышления при создании каждого отдельного фразеологизма.

Теоретическая значимость работы заключается в возможности решения общетеоретических задач современной лингвистики, в частности, фразеологии, концептуальной семантики, где язык рассматривается как динамическая система с учетом его реального функционирования в обществе, а, именно, гендерная составляющая имеет свои специфические для каждой национальной культуры способы концептуализации и категоризации опыта в ее фразеологическом фонде.

Практическое значение диссертации определяется возможностью использовать ее результаты в общих и вузовских специальных курсах по языкознанию, лексикологии, стилистике, фразеологии, страноведению, лингвокультурологии, сопоставительной типологии, а также на практических занятиях по интерпретации текста, переводу. Кроме того, практический материал может быть использован для создания различных словарей (фразеологический словарь в многоязычном сопоставлении, словарь пословиц и поговорок).





Апробация исследования. Диссертация обсуждалась на расширенном заседании научно-исследовательской лаборатории культурной антропологии и межкультурной коммуникации Центра стратегических востоковедных исследований с участием кафедры филологии и методики преподавания, кафедры иностранных языков филологического направления, кафедры немецкого и французского языков Бурятского госуниверситета, кафедры английского языка в профессиональной коммуникации Восточно-Сибирского государственного университета технологий и управления и отдела языкознания ИМБТ СО РАН (Улан-Удэ, 2011). По теме диссертации подготовлены доклады на ежегодной научно-практической конференции преподавателей Бурятского госуниверситета (2008, 2011); межвузовских методических семинарах «Теория и практика преподавания востоковедных дисциплин» (Улан-Удэ, 2010), «Межкультурная коммуникация: аспекты дидактики» (Улан-Удэ, 2009, 2010); а также на Международных научных и научно-практических конференциях: «Азиатско-Тихоокеанский регион: история и современность» (Улан-Удэ, 2008); «Проблемы межкультурной коммуникации в преподавании иностранных языков» (Улан-Удэ, 2008); «Россия-Азия: механизмы сохранения и модернизации этничности» (Улан-Удэ, 2008); «Восточное общество: проблемы стандартизации, тенденции и перспективы в образовательном пространстве АТР» (Улан-Удэ, 2010); «Лингвистика и межкультурная коммуникация» (Чита, 2010); «Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук» (Москва, 2010); «Актуальные проблемы гуманитарных исследований» (Улан-Удэ, 2011).

Основные положения проведенного исследования отражены в 15 публикациях, из них четыре статьи опубликованы в рецензируемых изданиях.

Структура диссертации определяется ее исследовательскими целями и задачами. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии и списка словарей.

Основное содержание работы

Во введении излагается актуальность лингвистических гендерных исследований, формулируются цель и задачи диссертационного исследования, указывается новизна, практическая и теоретическая ценность исследования, методы и материал исследования.

В первой главе «Гендерная концептосфера в языковой картине мире» освещаются история, теория и методология гендерных исследований в лингвистике, определяется лингвокультурологическая ценность фразеологии.

В параграфе 1.1 «Концепция гендера в современных лингвистических исследованиях» представлен анализ научных трудов отечественных и зарубежных ученых, посвященный становлению и развитию основных направлений гендерной лингвистики. Проблема «маскулинности» и «фемининности» входит в сферу научных интересов не только философов, социологов, психологов, но и лингвистов. В последние годы с усилением феминистических течений в разных странах возникает необходимость нового теоретического осмысления социокультурных процессов в том или ином обществе. Понятие «гендер» до сих пор неоднозначно трактуется авторами в разных научных дисциплинах. Вслед за А.В. Кирилиной, под «гендером» мы понимаем комплексный социально-психологический конструкт, который реализуется в системе ментальных стереотипов, установок, зафиксированных в языке.

В параграфе 1.2 «Вербализация концепта «женщина в языковой картине мира» освещаются основные подходы к изучению концепта. В рамках когнитивного направления выявляются национальные особенности исследуемого концепта, отражающие динамику процессов, происходящих как в современном мире в целом, так и в отдельной социокультурной среде. Выделение концепта как ментального образования, отмеченного лингвокультурной спецификой, – это закономерный шаг в становлении антропоцентрической парадигмы гуманитарного знания. Концепт – это универсальный феномен, поэтому его использование помогает установить особенности национальной картины мира. Существование множества определений концепта свидетельствует о том, что концепт обладает сложной, многомерной структурой, включающей, помимо понятийной основы, социопсихокультурную составляющую, которая не столько мыслится носителем, сколько переживается им; она включает ассоциации, оценки, национальные образы и коннотации, присущие данной культуре. Рассмотрев всю совокупность языковых средств выражения концепта, мы получили определенное представление о содержании концепта в сознании носителей языка и представили модель организации динамической структуры в виде тройной спирали:

Рис. 1. Структура концепта

В основе данной структуры лежит энциклопедическое поле (ядро), которое можно рассматривать как ключевое слово, его обозначение, описание, зафиксированное в словарной дефиниции. Ядро взаимодействует с коннотациями, представляющими собой оценочные, эмоциональные, стилистические оттенки значения, которые могут быть найдены в словарной дефиниции, а также зрительные, слуховые, тактильные, вкусовые, ольфакторные характеристики предметов, явлений, событий, запечатленных в культурной памяти индивида. Коннотации, тесно переплетаясь с ассоциациями, могут раскрывать национальную специфику ФЕ. Мы разделяем точку зрения В.В. Красных, что концепты, которые хранятся в памяти человека, имеют ассоциативную организацию связей, в то время как их иерархическая структура является семантической сетью [Красных, 1998].

Когнитивный подход к изучению лексического материала предполагает семантический анализ составляющих его лексических единиц. В нашем исследовании концепт «женщина» в анализируемых языках представляет собой совокупность лексем. В русском языке концепт «женщина» представлен следующими лексическими единицами: баба, жена, мать, дочь, невеста. В английском языке – woman (женщина), wife (жена, супруга), mother (мать), girl (девушка, девочка), lady (леди), daughter (дочь). Наиболее частотными в немецком языке оказались номинации: Mutter (мать), Maedchen (девушка, девочка), Frau (жена, супруга), Weib (женщина, баба), Witwe (вдова). Как показывает наше исследование, сходство объема лексикона в рассматриваемых языках связано с общей социальной функцией женщины в обществе.

Во второй главе «Типологические особенности концепта «женщина» в семантике фразеологических единиц» система типологических характеристик представлена сквозь призму гендерных отношений в ФЕ исследуемых языков.

За последние десятилетия корпусная лингвистика укрепилась не только как отдельный раздел лингвистической науки, но и как основная эмпирическая парадигма изучения функционирования языка.

В параграфе 2.1 «Национально-культурное содержание концепта «женщина» как основа типологического анализа» дается описание методики отбора материала и анализ гендерно-маркированных единиц.

В ходе исследования выявлено 1600 гендерно-маркированных ФЕ с указанием на фемининную сферу в русском языке, 558 – в английском и 301 – в немецком языке. Количественную разницу гендерно-маркированных ФЕ можно объяснить наличием гендерно-нейтральных ФЕ в европейских языках (употребление man, Mann в значении ‘человек’). Обращает на себя внимание тот факт, что образ женщины представлен в русском материале значительно шире не только в количественном, но и в качественном отношении. Более дифференцированно отражены разнообразные социальные роли, степени родства, этапы жизни женщины. В семантике ФЕ жизнь женщины в России представлена лишь деятельностью в домашнем хозяйстве, отражена зависимость жены от мужа. ФЕ русского словарного фонда свидетельствуют о большей значимости женщин и женской деятельности для русской культуры. В этом отличие русского фразеологического материала от английского и немецкого.

Следует отметить, что материалы словарей английского и немецкого языков свидетельствуют о значительном сокращении состава и частотности ФЕ, отражающих гендерные отношения. ФЕ, негативно характеризующие женщин, постепенно выходят из сферы употребления. Наибольшее распространение получают ФЕ с нейтральным компонентом man, Mann ‘человек’ (англ. be one's own person (быть независимым); нем. ein Mann von Charakter (человек с характером). Это выражается не только в развитии новых, политически более корректных вариантов традиционных фразеологических единиц, но и создании новых фразеологизмов, отражающих современные реалии западноевропейского общества.

В параграфе 2.1.2 «Типологический анализ фразеологических единиц с компонентом «женщина» в разносистемных языках» отражен проведенный анализ гендерно-маркированных ФЕ, который позволил выделить следующие семантические поля (табл. 1). Критерием отбора послужила семантическая наполняемость лексических единиц.

Традиционно образ женщины связан, прежде всего, с домом, семьей: женщина обязана сидеть дома и выполнять всю работу по хозяйству. Идея ФЕ a woman`s place is her own house (англ.) (место женщины в доме), die deutsche Frau hat vier «K» zu besorgen – Kinder, Kleider, Kueche, Keller (нем.) (женщине красота и домоустройство)» отражают социальное положение женщины, которое оставалось неизменным до середины ХХ в.: «… препоясав туго чресла свои, руки свои утвердит на дело. <…> не беспокоится о доме своем ее муж: самые разные одежды нарядные приготовит и мужу своему, и себе, и детям, и домочадцам своим» [Сильвестр: Домострой, 1994].

Таблица 1

Количественная характеристика семантических полей

концепта «женщина» в разносистемных языках

Семантические поля Русский язык Английский язык Немецкий язык
Семья/домашний очаг 41% 24% 35%
Внешность/красота 7% 11% 20%
Порочность женщины 0% 4% 10%
Связь с нечистой силой 5% 6% 10%
Молодая девушка 5% 11% 6%
Личностные качества 14% 19% 6%
ФЕ религиозного и мифологического происхождения 10% 12% 7%
Свадьба 10% 5% 2%
ФЕ, относящиеся к вдовству, старости 3% 7% 4%
Гадания 5% 0% 0%
Происхождение 0% 1% 0%
ИТОГО 100% 100% 100%

В английском языковом сознании образ девушки – это воплощение аристократической Англии. Образ «прекрасной дамы» передается в английском языке при помощи лексемы lady. Особый интерес представляет тот факт, что этимологически lady связано с изготовлением хлеба. Lady ‹ hlfdige означал «изготовительница хлеба»: от hlaf (буханка хлеба) и dige (предполагаемо «тестомес»), связанного с готским deigan (месить). В зеркале фразеологии немецкого языка отражаются такие качества женщины, как покорность, спокойствие и бесконфликтность. Немецкий мужчина выступает в роли покровителя и хозяина положения. Однако следует отметить, что в исследуемых языках позицию превосходства в супружеской жизни может занимать женщина: под каблуком у жены, be tied to one`s wife`s (mother`s) apron strings (англ.) (быть под каблуком у жены); unter den Pantoffel kommen (нем.) (очутиться у жены под каблуком).

В архаических обществах, где условия выживания и труда были предельно сложными, особых гендерных (половых) различий историки не фиксируют. Когда женщины доверили мужчинам пасти скот, те превратились в кормильцев. Последующее «гендерное» разделение труда позволило мужчине утвердиться в истории в качестве абсолютного субъекта. Именно мужская деятельность покорила природу и женщину. Женщина была признана мужчиной хотя и половиной, но второй, как бы дополнительной, его «другим Я».

В разных лингвокультурах представления о женской внешности имеют разные основания. В русской культуре преобладают оценочные, метафорические сравнения. В английском языке оценка внешности женщины зависит от индивидуальных предпочтений человека. В немецкой картине мира доминируют внимательность и деликатность. Красиво и поэтично говорят немцы о внешней привлекательности женщины. В основе немецких ФЕ чаще всего лежит образное сравнение. Отметим, что отражение образа женщины в зеркале фразеологии носит оценочный характер. Актуализаторами оценки женской внешности выступают лицо, фигура, образные сравнения с представителями флоры и фауны: драная кошка, мокрая курица (о худой женщине неприглядного вида). В английской лингвокультуре единицы, выделенные в данную группу, формируют мнение о том, что женщины, будучи привлекательными, склонны к обману, предательству, разврату. Подтверждением служат следующие ФЕ, закрепленные в сознании народа: beauty is but skin deep (англ.) (красота обманчива, нельзя судить по наружности); а fair face may hide a foul heart (англ.) (под красивой внешностью скрыта низкая душа). Анализ практического материала позволяет сделать вывод о том, что в образе женщины в немецкой фразеологии неоспоримыми достоинствами признаются не только ее незаменимость в качестве супруги и матери, но и ее привлекательность, красота: eine dufte Biene (нем.) (красотка (досл. ароматная пчелка);ein Bild von einem Maedchen (нем.) (писаная красавица).

Осмысление женского начала в категории «женщина как сексуальный объект» исторически обусловлено. «Потребительское» отношение мужчины по отношению к женщине демонстрируют следующие примеры: a bit of skirt (англ.) ‘красотка’ (досл. часть юбки); eine dufte Puppe (нем.) ‘девочка, что надо’ (досл. ароматная кукла). О порочности женщины свидетельствует и этимология слова femina (женщина): «fe» (fides) – вера и «minus» – менее [Инститорис, Шпренгер, 2005]. Лексемы evil (англ.), Teufel (нем.) ‘дьявол’ подчеркивают несовершенство женщины, ее связь с пороком. Женщина – это игрушка в руках владыки ада: women are necessary evils (англ.) – женщины – необходимое зло); eine Frau versteht sich auf 99 Tcken, aber selbst der Teufel hat noch nicht die hundertste entdeckt (нем.) – женщина подозревается в 99 коварствах, но даже черт еще не обнаружил сотую. Приведенные примеры отражают стереотипное представление о женщине как о существе опасном, склонном к обману.

В корпусе ФЕ, подвергнутых анализу, присутствуют единицы, не только касающиеся темы греховности, порочности женщин, но и единицы, отражающие психологические характеристики в образе женщины. Самые многочисленные единицы семантической области «личностные качества» отражают:

неполноценность женского интеллекта и вздорный характер: рус. валаамова ослица (глупая женщина), базарная баба (скандальный человек); англ. a piece of flesh (грубая баба), the foolish woman says: stolen water is sweet, and bread eaten in secret is pleasant (глупая женщина говорит: «на халяву и уксус сладкий»);нем. ein dummes Huhn, eine dumme Gans (дура);

болтливость: рус. три бабы – базар; англ. a woman always thinks it takes two to keep a secret (по мнению женщины, чтобы сохранить секрет, нужно два человека);нем. ein Mann, ein Wort, eine Frau, eine Woerterbuch (один мужчина – слово, одна женщина – словарь (замечание о склонности женщины поболтать));

женская лживость, злость, коварство: рус. чертова кукла; чертова перечница; англ. а fair face may hide a foul heart (под красивой внешностью скрыта низкая душа); a daughter of the horse-leech (ненасытная вымогательница, кровопийца); нем. eine falsche Katze (лгунья), alles nimmt der Teufel, nur ein boeses Weib nicht (злой бабе и черт не страшен), eine alte Ziege (старая карга);

непостоянство, распущенность: рус. гулящая баба, ходить по рукам; англ. fraily, thy name is woman (непостоянство женщиной зовется), a woman of pleasure (куртизантка), a woman of the streets (англ.) (проститутка); нем. eine Frau mit Vergangenheit (женщина с прошлым).

Cемантическое поле «порочность» включает фразеологизмы английского и немецкого языка, имеющие более узкое и конкретное лексическое значение: a woman of pleasure (проститутка); Winchester goose (проститутка). ФЕ русского языка обладают интегрирующими признаками: имеют более широкое, обобщенное значение, поэтому включены в семантическое поле «личностные качества» (непостоянство, распущенность).

В русском и английском языках существует значительное количество выражений, связанных с Библией. Чаще всего фразеологизмы имеют в своем составе имена собственные: сады Семирамиды (книжн.) – нечто чудесное, великолепное, прекрасное. Библеизм the lady of Babylon со значением «вавилонская блудница» актуален до сих пор. В английской пословице when Adam delved and Eve span, who was then gentleman? (когда пахал Адам и пряла Ева, где родословное тогда стояло древо?) мы видим, что имя Ева (Eve), являясь структурным компонентом концепта «женщина», употребляется иронически по отношению к человеку, который хвастается своим происхождением.

Анализ ФЕ русского языка показывает, что жизнь молодой девушки делится на ДО и ПОСЛЕ свадьбы, то есть девичество и жизнь в браке. Замужество воспринималось как необходимость, отсутствие права выбора у девушки сводилось к принципу: стерпится–слюбится. Испокон веков предложение девушке делал мужчина. В свою очередь, девушки гадали, стремясь прикоснуться к неведомому будущему, узнать о замужестве, о предстоящих событиях. Как правило, гадание предполагает «закрытость» знаний для непосвященных, поэтому данным ритуалом «руководили» пожилые женщины (например, бабушка надвое сказала). Компонент бабушка соотносится с совокупностью названий человека в целом, которые несут в дополнение к его природным свойствам функционально культурно значимые смыслы. Указанный компонент ассоциируется с опытом, мудростью, уважением. В целом, данный фразеологизм обозначает неопределенность. ФЕ, связанные с гаданием, не отражены в английской и немецкой фразеологии.

Не вызывает сомнения, что ФЕ несут в себе представления о целом народе, о женщинах определенной этнической группы. Для описания облика мы рассматриваем устойчивые представления о женщинах различных этнических общностей, об их моральных, умственных, физических, деловых, душевных качествах. Данные ФЕ являются ценным материалом, так как содержат информацию об этнических стереотипах, отражающих место женщин и их статус в семье и обществе в рамках своего этноса.

Углубление функциональной специализации языковых средств происходит по мере углубления дифференциации социальных сфер общения. На Руси слово баба служило обращением к крестьянкам, женщинам низшего сословия, позже оно приобрело дополнительную коннотацию и расширило свои культурологические рамки. Формированию негативного отношения к образу базарной бабы/тетки способствовали характерные особенности межличностного отношения в условиях базара, рынка: где две (бабы), там базар.

В английском языке выявлено большое количество ФЕ со значением «падшая женщина»: а bit of meat (гулящая баба); а business girl, a girl about the town (ночная бабочка); а woman of easy virtue (девушка no вызову). Также отмечены следующие типы эмоционально-оценочных характеристик женщин: 1) метафорические сравнения (a bread and butter miss – школьница), battle axe – бой-баба); 2) имена персонажей из литературных произведений, библии (Miss Nancy; Molly Coddle – капризная женщина, неженка, pretty Fanny's way – капризы, причуды, сумасбродные выходки; the daughter of Jesebel – преступная, наглая женщина). В немецком языке разговорно-фамильярная лексика представлена следующими примерами: Brett mit Warzen (девушка с небольшой грудью (досл. доска с бородавками)); Sumpfnatter (некрасивая девушка (досл. болотная змея)). Основой для переосмысления становятся также и имена собственные: Lewinski (девушка легкого поведения — Моника Левински, основная участница общественного и политического скандала, связанного с именем президента США Б. Клинтоном).

Стилистически маркированная лексика, в основном, разговорно-бытовая, довольно жестко прикреплена к определенной разновидности текстов. По результатам анализа языкового материала, очевидно, что в единицах, описывающих образ женщины как части картины мира русского, английского и немецкого народов, преобладает отрицательные коннотации, что подтверждается описанием ее пороков, основанных на жизненном опыте русских, англичан и немцев. В современном фразеологическом фонде исчезает образ женщины-домохозяйки, на первый план выдвигается темпераментность, эмоциональность, непреклонность женщины: знойная женщина — мечта поэта (шутливо-иронически об эмоциональной, пылкой, темпераментной женщине); ты — женщина, и этим ты права (способ ухода от бесполезного спора с женщиной); железная леди (калька с английского: the iron lady (шутливо-иронически о решительной, непреклонной, волевой женщине).

Современные мужчины редко возражают против самореализации женщины в обществе. Скорее всего, это результат феминизации — равноправия мужчин и женщин, когда каждая профессия подходит и мужчине, и женщине. В западных странах вводится ограничение на употребление отдельных слов, которые трактуют женщину как объект сексуального влечения или указывают на место женщины в обществе в русле традиционной морали. В английском языке к современным ФЕ можно отнести следующие: abС girl (официантка в лондонском кафе), leading lady (ведущая актриса), hello girl (телефонистка). Неоспоримым идеалом для мужчины является женщина не просто привлекательная, а женщина-загадка, которая является одновременно и мужественной, и опасной. В связи с этим в современном фразеологическом фонде английского языка присутствуют следующие наименования женщин: Virgin Mary (образованная женщина, занимающая высокое социальное положение), Mata Hari (женщина-авантюристка), Amazon (амазонка, привлекательная женщина), dragon lady (амбициозная, агрессивная женщина).

Практический материал наглядно демонстрирует, какие признаки приписываются женщинам представителями разных культур, социальные нормы оценки, регламентирующие их гендерное поведение. Анализируя ФЕ в рассматриваемых языках, мы попытались выделить фемининные гендерные стереотипы, характерные в той или иной степени для русско-, англо- и немецко-говорящего общества, в процентном соотношении:

Диаграмма 1

Фемининные гендерные стереотипы

в разных лингвокультурах (%)

Данная диаграмма позволяет выявить общие и отличительные черты гендерных стереотипов в исследуемых языках.

В параграфе 2.2 «Ассоциативный эксперимент как метод когнитивного познания» представлены результаты семантического анализа гендерных стереотипов, нашедших отражение в ФЕ. Для получения объективных результатов был проведен ассоциативный эксперимент с помощью метода семантического дифференциала, который предполагает качественный анализ фрагментов языкового сознания, что позволяет подробнее описать и проанализировать гендерные стереотипы в общественном сознании. В нашем эксперименте приняло участие 300 человек (по 100 представителей каждой лингвокультуры). Испытуемые заполняли анкеты, фиксируя свои ассоциации, возникающие со словом-стимулом, в нашем случае с концептом «женщина». В результате был составлен список слов-ассоциатов, отражающих содержание стереотипа женственности в разных лингвокультурах. C помощью данного метода можно проследить трансформации в менталитете носителей языка, динамику развития общественного сознания.

Анализ количественных показателей показал неравномерность составляющих языкового сознания. Наиболее показательны различия русского, английского и немецкого языкового сознания в понятийном и оценочном планах. Для россиянина высокочастотными являются реакции: мать, семья, жена, для англичанина — красивая, независимая, уверенная в себе, для немца — целеустремленная, практичная, скупая. В языковом сознании европейцев четко выражены понятия, свидетельствующие о стремлении к равноправию между мужчинами и женщинами: эмансипация, карьера, успех. Россияне используют лексику, описывающую семейно-родственные отношения: дом, семья, жена, дети. Данный факт можно объяснить влиянием семьи на формирование личности, где царят взаимная привязанность, ласка, забота, согласие. Также положительно оцениваются и внутренние характеристики российской женщины: чувственная, теплая, нежная. Англичанок и немок можно назвать карьеристками, внимание акцентируется на их решительности, стремлении к лидерству, дальновидности. Результаты свободного ассоциативного эксперимента графически можно представить следующим образом:

Диаграмма 2

Соотношение данных свободного ассоциативного

эксперимента в исследуемых языках

Между результатами ассоциативного эксперимента англо- и немецкоязычных информантов можно провести параллель. В своих образах сознания носители английской лингвокультуры демонстрируют больше общего с носителями немецкой культуры. Образ языкового сознания россиян выделяется как контрастный, в котором все еще актуально понятие, в соответствии с которым девушка должна иметь семью, детей. Для современной женщины в представлении молодых европейцев характерны независимость, целеустремленность, уверенность в себе. Залогом успеха в Европе, как показывают результаты, считается хорошее образование. Поэтому большинство девушек стремится к учебе, чтобы в дальнейшем построить карьеру и стать самодостаточной личностью. Именно обретение финансовой независимости является одной из главных целей современной женщины. Мы видим, что образ женщины связан с интуицией, креативностью. В данном случае креативность (от англ. create создавать, англ. creative созидательный, творческий) рассматривается как одаренность, фантазия, способность быстро находить выход из трудных ситуаций. Эти качества позволяют, по мнению девушек, достичь успеха в бизнесе, политике и других сферах, которые ранее считались сугубо «мужскими».

Результаты исследования позволили выявить не только структуру концепта «женщина», но и трансформации, пути развития гендерных стереотипов в языковой картине мира разных лингвокультур. В создании и функционировании стереотипа основную роль играет именно лексика, поскольку стереотип, в первую очередь, сообщает качественные характеристики какой-либо группы и, кроме того, именно в лексике заключен языковой опыт многих поколений носителей языка. Проведенное исследование позволило выделить ряд экстралингвистических факторов, оказывающих влияние на формирование и развитие гендерных стереотипов (схема 1).

Гендерный стереотип формируется под воздействием следующих факторов: бессознательной коллективной переработки и индивидуально-социокультурной среды, целенаправленного идеологического воздействия с помощью средств массовой информации. Среди условий первого порядка можно выделить пол, возраст, уровень образования, личный опыт (личностные характеристики). Традиции, нормы, среда, средства массовой информации в любом обществе с помощью метода стереотипизации способны внедрять в сознание людей различные мифы и иллюзии (факторы социального характера).

Схема 1

Экстралингвистические факторы,

влияющие на формирование гендерных стереотипов

Различия между картинами мира заключаются в их динамичности. Языковая картина мира современного общества постоянно уточняется, конкретизируется в процессе человеческой деятельности. ФЕ составляют первичный слой в языковой картине мира, который меньше всего был подвержен изменениям. Языковые единицы, появляющиеся, к примеру, в разговорной речи, профессиональной сфере, фразы и выражения современных авторов, писателей составляют новый пласт в языковой картине мира, в котором отражаются изменения, происходящие в картине мира в настоящий период.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования и намечаются перспективы исследования в данной области.

  1. Образ женщины во фразеологии – это динамический исторический процесс, обусловленный сложным переплетением внутренних и внешних этнокультурных факторов, включающих религиозно-мировоззренческие характеристики и особенности. Каждая эпоха открывает что-то новое. Новое понимание «стирает» старый смысл, переоценивает, углубляет, расширяет его. Примером данных изменений может служить концепт «женщина».
  2. Концепт «женщина» является культурно значимым фрагментом отражаемой действительности. Гендерно-маркированные ФЕ способны передавать большой объём информации национально-культурного характера. Исследование гендерных стереотипов, отраженных во фразеологизмах, позволили сделать вывод о том, что возникшая в современную эпоху картина мира эволюционировала, изменилась, но лишь в общих чертах сохранила универсальные характеристики женского образа. «Женское движение» за эмансипацию повысило статус женщины в обществе и семье.
  3. Социальные процессы, происходящие в обществе, оказывают значительное влияние на идиоматический аспект языков, заметное продвижение в этом направлении имеется в английском и немецком языке. Однако в русском языковом сознании традиционные стереотипы фемининности оказываются сильнее фактора социального равноправия между мужчиной и женщиной.
  4. Языковые картины мира русского, английского и немецкого языков имеют определенные различия. Это обусловлено ментально-культурными и национально-историческими особенностями развития, зафиксированными в языке и сознании этих народов, а также традиционным распределением гендерных ролей в социуме и представлениями о фемининности, которые доминируют в данном обществе.
  5. Верификация результатов свободного ассоциативного эксперимента показала степень совпадения/расхождения в количественных показателях, демонстрирующих положительное или отрицательное отношение к женщине представителей русского, английского и немецкого и этносов. Как показали результаты эксперимента, в русской культуре женщина играет традиционную роль матери, домохозяйки. В языковом сознании англичан и немцев присутствует образ сильной, решительной женщины, что объясняется влиянием феминистских движений в Европе. Таким образом, можно говорить о консервативности русского языка, который сохраняет и поддерживает сложившиеся в этническом сознании стереотипы.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Статьи, опубликованные в рецензируемом научном издании, включенном в реестр ВАК МОиН РФ:

  1. Коногорова, А.В. Концепт «женщина» в английской лингвокультуре [Текст] / А.В. Коногорова // Вестник Бурятского государственного университета. Серия «Филология». – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2010. – Вып. 10. – C. 126-129 (0,5 п.л.).
  2. Коногорова, А.В. Образ женщины в немецкой фразеологии [Текст] / А.В. Коногорова // Вестник Бурятского государственного университета. Серия «Романо-Германская филология».– Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2010. – Вып. 11. – C. 66-70 (0,6 п.л.).
  3. Коногорова, А.В. Стереотипы восприятия концепта «женщина» в разносистемных языках [Текст] / А.В. Коногорова // Вестник Читинского государственного университета. – Чита: ЧитГУ, 2010. – №9 (66). – С. 43-47 (0,6 п.л.).
  4. Коногорова, А.В. Понятие концепт: в поисках универсального» / А.В. Коногорова // Вестник Бурятского государственного университета. Серия «Филология». – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2011. – Вып. 10. – C. 47-50 (0,5 п.л.).

Публикации в сборниках научных трудов и материалов научных конференций:

  1. Коногорова, А.В. Концепт «женщина» в русской литературе [Текст] / А.В. Коногорова // Азиатско-Тихоокеанский регион: история и современность – II: материалы Международной научно-практической студенческой конференции, 22-24 мая 2008 г. – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2008. – С. 154-156 (0,4 п.л.).
  2. Коногорова, А.В. Статус концепта как феномена [Текст] / А.В. Коногорова // Проблемы межкультурной коммуникации в преподавании иностранных языков: материалы международной научной конференции, 29 мая-1 июня 2008 г. – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2008. – С. 65-67 (0,2 п.л.).
  3. Коногорова, А.В. Стереотипы фемининности в идиоматическом наследии английского и русского языков [Текст] / А.В. Коногорова // Россия-Азия: механизмы сохранения и модернизации этничности: материалы международной научно-практической конференции, 18-21 июня 2008 г. – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2008. – Вып. 3. – С. 161-162 (0,4 п.л.).
  4. Коногорова, А.В. Концепт «женщина» в языковой картине мира англичан [Текст] / А.В. Коногорова // Межкультурная коммуникация: аспекты дидактики: материалы межвузовского методического семинара (20 ноября 2009). – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2009. – Вып. 2. – С. 35-41 (0,4 п.л.).
  5. Коногорова, А.В. Ассоциативный эксперимент как метод познания национально-культурной специфики разных этнокультур [Текст] / А.В. Коногорова // Теория и практика преподавания востоковедных дисциплин: материалы межвузовского методического семинара (16 марта 2010 г.). – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2009. – Вып. 5. – С. 58-61 (0,3 п.л.).
  6. Коногорова, А.В. Ассоциативный эксперимент как метод когнитивного исследования [Текст] / А.В. Коногорова // Актуальные вопросы гуманитарных и естественных наук. – М.: Институт стратегических исследований, 2010. №6 (июнь). - С. 146-148 (0,4 п.л.).
  7. Коногорова, А.В. Влияние культуры на формирование гендерных стереотипов [Текст] / А.В. Коногорова // Восточное общество: проблемы стандартизации, тенденции и перспективы в образовательном пространстве АТР: материалы международной научно-практической конференции (г. Улан-Удэ, 23-27 июня 2010 г.) – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2010. – С. 117-119 (0,4 п.л.).
  8. Коногорова, А.В. Культурный шок и способы его нейтрализации [Текст] / А.В. Коногорова // Теория и практика преподавания востоковедных дисциплин: материалы межвузовского методического семинара (26 ноября 2010). – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2010. – Вып. 6. – С. 40-43 (0,3 п.л.).
  9. Коногорова, А.В. Гендерные стереотипы в речевой коммуникации: особенности функционирования [Текст] / А.В. Коногорова // Лингвистика и межкультурная коммуникация: материалы IV Международной научно-практической конференции, 23 ноября 2010 г. / под общ. ред. О.В. Стельмак; Забайкал. гос. гум.-пед. ун-т. – Чита, 2010. – С. 166-169 (0,3 п.л.).
  10. Коногорова, А.В. Функционирование библеизмов в английской художественной литературе (на материале романа Томаса Гарди «Far from the Madding Crowd») [Текст] / А.В. Коногорова // Актуальные проблемы гуманитарных исследований: материалы научной сессии, посвященной 60-летию со дня рождения доктора филологических наук, профессора Л.В. Шулуновой. – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2011. – С. 229-232 (0,5 п.л.).
  11. Коногорова, А.В. Исследование гендерных стереотипов: метод семантического дифференциала [Текст] / А.В. Коногорова // Межкультурная коммуникация: аспекты дидактики: материалы межвузовского методического семинара (24 марта 2011). – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2011. Вып. 3. – С. 86-90 (0,3 п.л.).

Подписано в печать 16.01.12. Формат 6084 1/16.

Усл. печ. л. 1,5. Тираж 100. Заказ 5.

Издательство Бурятского госуниверситета

670000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24 а

Е-mail: riobsu@gmail.com


[1] Кирилина А.В. МУЖЕСТВЕННОСТЬ и ЖЕНСТВЕННОСТЬ как культурные концепты. – Воронеж, 2001; Горошко Е.И. Гендерные исследования в языкознании (к проблеме становления метода). – Иваново, 2005; Гриценко Е.С. Когнитивно-прагматические аспекты языкового конструирования гендера. – М., 2006; Шулунова Л.В. Этические концепты как культурно-языковые универсалии. – Улан-Удэ: 2008; Костюшкина Г.М. Концептуализация и категоризация в языке. – Иркутск, 2006; Воронина О.А. Теоретико-методологические основы гендерных исследований. – М., 2001.

[2] Арутюнян Ю.В. Социально-культурное развитие и национальное самосознание. – М., 1990; Гачев Г.Д. Национальные образы мира. – М., 1997; Фромм, Э. Мужчина и женщина. – М., 1998.

[3] Вежбицка А. Семантические универсалии и описание языков. – М., 1999; Корнилов О.А. Языковые картины мира как производные национальных менталитетов. – М., 2003; Маслова В.А. Лингвокультурология. - М., 2001; Степанов Ю.С.. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования. – М. 1997.

[4] Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура. Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. – М., 1983.

[5] Алефиренко Н.Ф. Протовербальное порождение культурных концептов и их фразеологическая репрезентация. – М., 2002; Виноградов В.В. Об основных типах фразеологических единиц в русском языке. – М., 1977; Демьянков В.З. Когнитивная лингвистика как разновидность интерпретирующего подхода. – М., 1994; Караулов, Ю.Н. Активная грамматика и ассоциативно-вербальная сеть. – М., 1999; Солодуб Ю.П. Национальная специфика и универсальные свойства фразеологии как объект лингвистического исследования. – М., 1990.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.