WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

(субстантивация) втатарском языке в сопоставлении срусским языком

На правах рукописи

ГАЙНУТДИНОВА АЛЬБИНАФАТХУТДИНОВНА

ЧАСТЕРЕЧНАЯТРАНСПОЗИЦИЯ

(СУБСТАНТИВАЦИЯ) ВТАТАРСКОМ ЯЗЫКЕ

В СОПОСТАВЛЕНИИ СРУССКИМ ЯЗЫКОМ

Специальности: 10.02.02– языкинародов Российской Федерации (татарскийязык), 10.02.20 –сравнительно-историческое,сопоставительное и типологическоеязыкознание

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации насоискание учёной степени

доктора филологическихнаук

Казань – 2011

Работа выполнена вотделе лексикографии Института языка,литературы и искусства им. Г. ИбрагимоваАкадемии наук Республики Татарстан

Научныйконсультант: докторфилологических наук профессор Юналеева РумияАйнитдиновна

Официальные оппоненты: докторфилологических наук профессор Насилов ДмитрийМихайлович (г. Москва)
докторфилологических наук профессор Салимова ДанияАбузаровна (г. Елабуга)
докторфилологических наук профессор Шарыпова НаиляХабибрахмановна (г. Казань)
Ведущая организация: ГОУ ВПО«Башкирский государственныйуниверситет»

Защита диссертациисостоится «15» декабря 2011 г. в12.00 часов на заседаниидиссертационного совета Д 022.001.01 приИнституте языка, литературы и искусства им.Г.Ибрагимова Академии наук РеспубликиТатарстан по адресу: 420111, РеспубликаТатарстан, г. Казань, ул. Лобачевского,2/31.

С диссертацией можноознакомиться в Центральной научнойбиблиотеке Казанского научного центра РАН(420111, Республика Татарстан, г. Казань, ул.Лобачевского, 2/31).

Электронная версияавтореферата размещена на официальномсайте ИЯЛИ им.Г. Ибрагимова АН РТ «15»сентября 2011 г. (http://www.ijli.antat.ru/dissertacii_dok.html). Режим доступа: свободный.

Автореферат разослан«15» ноября 2011 г.

Учёный секретарь

диссертационногосовета

доктор филологическихнаукдоцентА.А. Тимерханов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКАРАБОТЫ

Реферируемаядиссертация представляет собой результатисследования одного из самых сложных иинтересных проявлений языка в действии, вего функционировании – взаимосвязанности ивзаимопроникновения элементовязыка.

Актуальностьисследования определяется, впервую очередь, усилениемисследовательского интереса к проблемампереходных явлений в языковой системе вцелом. Современная наука, сама по себеразвивающаяся все больше в рамкахмежпредметных парадигм, активнообращается к теории транспозиции в единойсистеме языковых единиц и в отдельныхярусах иерархической организованностиязыковых уровней. Система частей речи нестатична – ейприсуща динамика, проявляющаяся втранспозиционных процессах, в т.ч. впереходе слов различных частей речи вразряд существительных – субстантивации.

Изучение субстантивацииимеет давнюю историю. Первые сведенияотносятся к XVIII веку. Одним изпервых в языкознании насуществование слов, употребляющихся каксуществительные, но имеющих нехарактернуюдля существительных морфемную структуру,указал М.В.Ломоносов. В «Российскойграмматике» он рассматривает слово прохожий наряду сдругими отглагольными существительными(терпение, клятва) и пишет:«Имена, с причастиями и прилагательнымисродные, кончающиеся на -ейи -ой, склоняются как прилагательные:певчей, певчаго, певчему»[Ломоносов 1952: 464]. Овозможности использования именприлагательных в значении существительныхсвидетельствуют Н.И.Греч, В.Г.Белинский,Г.П.Павский, И.И.Давыдов, Ф.И.Буслаев.

Характеристика процессасубстантивации представлена также вработах Л.Б.Перльмуттер (1948), И.М.Подгаецкой(1950), С.Д.Липкина (1950, 1956), О.М.Доконовой (1953,1964), В.М.Маркова (1957, 1961), И.Ф.Протченко (1958,1971), Н.Н.Чуриловой (1959), Л.И. Ройзензон (1962),А.М.Барзилович (1962), Н.П.Голубевой (1963, 1970),М.Ф.Лукина (1965, 1973, 1986), В.В.Лопатина (1967),В.Я.Кузнецова (1976), Е.Г.Ковалевской (1977),Г.П.Снетовой (1980, 1984, 1992), С.А.Остапенко (1990),Т.Ю.Щуклиной (1995), Т.К.Бардиной (2003),Е.М.Хачировой (2003), О.В.Редькиной (2003),С.И.Богданова, Ю.Б.Смирнова (2004), И.В.Высоцкой(2006), У.Н.Фысиной (2007), Е.В.Смирновой (2007).

Исследования,посвященные изучению переходных явлений вобласти частей речи в целом, исубстантивации в частности, появившиеся втечение последнего десятилетия XX – нач. XXI вв., посвященыопределению места данных явлений в системеязыка (Остапенко 1990; Бабайцева 1991; Калечиц1991); выяснению соотношения переходныхпроцессов и лексико-грамматическойполисемии (Баудер 1991; Стернина 1991);сопоставительному анализутранспозиционных явлений (Бологан 1997;Чижова 1997; Громова 1990); языковым ифункциональным аспектам этого переходногоявления (Редькина 2003); проблемелексико-грамматической переходностичастей речи (Бардина 2003); синкретизму всистеме частей речи современного русскогоязыка (Высоцкая 2006); окказиональнойсубстантивации (Смирнова 2007);стилистическим и семантическим аспектамсубстантиватов (Фысина 2007).



В тюркологии проблемасубстантивации стала разрабатыватьсясравнительно недавно и представлена вработах Г.А.Абдурахманова (1950), А.Н.Кононова(1960), А.А.Юлдашева (1970), Б.Р.Мамедова (1973),А.Г.Гулямова (1975), И.П.Павлова (1976),А.А.Ахундова (1977), С.А.Бегляровой (1979),А.А.Аймурзаевой (1985), Е.М.Хачировой (2005),касающихся узбекского,башкирского, чувашского, азербайджанского,каракалпакского, карачаево-балкарскогоязыков.

В татарском языкевопросы субстантивации затрагиваются внезначительном числе работ, в большинствеслучаев статейного характера (Валиуллина1968, 1970; Салимгараева 1972) или в видеотдельных вкраплений в соответствующихразделах грамматик и монографий (Закиев 1972;Тумашева 1978; Татарская грамматика 1995, 1997;Салимова 2001; Ганиев 1985, 2004; Хисамова2006).

Значительным этапом впостановке и решении общих вопросовсубстантивации в татарском языке являетсятруд Ф.А.Ганиева «Современный татарскийлитературный язык. Словообразование поконверсии» (Ганиев 2004). В работе регулярныйи нерегулярный переходы слов из однойчасти речи в другую рассматриваются какконверсия, как способ словообразования.

По изучениюсубстантивации различных частей речи втюркологии в сопоставительном аспекте намизвестны работы Б.Р.Мамедова«Субстантивация в разносистемных языках(на материале английского иазербайджанского языков)» (Мамедов 1973),кандидатская диссертация Э.А.Сайдашевой«Словообразование в татарском ианглийском языках на примере конверсии исловосложения (сопоставительный анализ)»(Сайдашева 2006) и статья Ф.А.Ганиева иР.А.Юналеевой «Конверсия в тюркских языкахв сравнении с другими языками» (Ганиев,Юналеева 1986).

В последнее время втюркологии появились работы, посвященныеизучению конверсии как способасловообразования – это кандидатская диссертацияЗ.Х.Трамовой (2006), посвященная вопросуобразования имен существительных поконверсии в карачаево-балкарском языке,также Р.З.Заббаровой (2010), в которойисследуется способ отраженияслов-конверсивов в словарях татарскогоязыка. В этих работах субстантивациярассматривается лишь как частный аспектконверсии.

Итак, изучениесубстантивации частей речи вотечественной лингвистике ведетсядовольно активно. Имеются работы,посвященные изучению субстантивацииразличных частей речи, а также – различным аспектамсубстантивации. Но, несмотря на довольнообширную литературу по субстантивации врусистике и наличие отдельных изысканий втюркологии, в них не представлены всевозможные аспекты исследования: ни в однойиз приведенных работ не рассмотреныразновидности перехода той или иной частиречи в имена существительные.Семантико-тематическая характеристикасубстантиватов, присутствующая в них,является не исчерпывающей,функционально-стилистическаяхарактеристика носит лишь эпизодическийхарактер.

В татарском языкознаниисубстантивацию частей речи следуетотнести к малоизученной сфере. Настоящееисследование призвано восполнить этотпробел.

Принципиально новым иактуальным в нашей работе являетсясопоставительное исследованиесубстантивации частей речи вразноструктурных языках (татарском ирусском). В ней впервые определены основныеусловия системного осуществлениячастеречной транспозиции (субстантивации)в разносистемных языках, и выявленыуникальные и универсальные возможностиперехода для каждого отдельно взятогоязыка, а также для рассматриваемых языков.Сопоставительному анализу подвергнутысемантико-тематические разрядысубстантиватов, разновидности их переходав имена существительные всопоставительном аспекте, структурные ифункционально-стилистические особенности.В работе также представляетсялексикографическая разработкасубстантиватов в татарском языке.

Актуальность даннойдиссертации определяется также и тем, что вконтрастивной лингвистике до настоящеговремени отсутствуют работы, касающиесяизучения проблемы субстантивации всопоставительном плане в татарском ирусском языках, также необходимостьюпредставить полиаспектное освещениесубстантивации в типологически различныхязыках по материалам вышеназванных языков.

Объектисследования – субстантиваты татарского языка всопоставлении с русскимисубстантивированными единицами.

Предметисследования – грамматическая, семантическая,структурная ифункционально-стилистическаяхарактеристики субстантиватов татарскогои русского языков.

Цельданной работы – представитьлингвистическую природу субстантивацииприлагательных, отглагольных образований(причастий и имени действия – в татарском;причастий – врусском), числительных и местоимений всопоставлении показателей по языкам,выявить универсальные и уникальныеособенности, продиктованныетипологическими различиями. Реализацияэтой цели связывается с решением рядачастных задач:

–раскрыть теоретико-методологическиеаспекты исследования субстантиватов вконтексте общелингвистическогоязыкознания;

–рассмотреть различные точки зрения натранспозицию и субстантивацию как частноепроявление транспозиции; раскрытьтерминологическое обозначениесубстантивации. Показать широту и многообразиесубстантивной транспозиции, рассмотревэто явление по отношению к различнымкатегориальным разрядам (прилагательным,причастиям, местоимениям, числительным,именам действия);

–определить место субстантивации в системесловообразования татарского и русскогоязыков и установить тождественностьсубстантивации и конверсии, как одного изпродуктивных способов словообразования висследуемых языках;

–вычленить семантические моделисубстантиватов и провести ихсопоставительный анализ в исследуемыхязыках. Охарактеризовать модели узуальной(языковой) и окказиональной (речевой)субстантивации в сопоставлении по языкам,и определить продуктивность этих моделей,полученных на основе квантитативногоанализа субстантиватов;

–провести анализ структурного плана поязыкам, показать сходства, расхождения иособенности грамматического построениясубстантиватов в татарском и русскомязыках; на основе сопоставительногоанализа выявить адекватные субстантиватыпо языкам; установить основные способыпередачи татарских субстантиватов нарусский, русских – на татарский языки;

–определить функциональную загруженностьсубстантиватов, восходящих к различнымчастям речи;

–установить характерную форму фиксациисубстантиватов в словарях татарскогоязыка и выявить наиболее приемлемыйвариант для использования всловарях.

Научная новизна исследования обусловлена тем, что вдиссертации впервые проведеныфункционально-семантическаяклассификация субстантиватов вразноструктурных языках в полиаспектномих проявлении и анализ текстовойреализации рассматриваемых единиц. Работа репрезентируетсубстантивацию как один из видовсловообразования в татарском и русскомязыках; при этом подробно прослеженыграмматические ифункционально-стилистические возможностисубстантиватов каждого класса вразноструктурных языках. Научнаяновизна работы также состоит в том, чтоона представляет собойпервый опыт монографического,системно-комплексного исследованиясубстантивации частей речи втипологическом плане в татарском и русскомязыках.

Теоретическая иметодологическая основа работы. Особенность привлекаемого к анализуматериала предопределила опору настоящейработы на теоретические посылки рядадисциплин: это основополагающие труды в областитранспозиции и дериватологииВ.В.Виноградова, А.И.Смирницкого,Э.В.Севортяна, А.Н.Кононова, Н.К.Дмитриева,А.А.Юлдашева, Ф.А.Ганиева, Е.А.Земской,Е.С.Кубряковой, М.Д.Степановой, В.В.Лопатина,А.Н.Тихонова, В.В.Бабайцевой, также трудызарубежных ученых Ш.Балли, М.Докулила и др.В процессе исследования субстантиватовприменялись преимущественноконтрастивный (сопоставительный) итипологический методы наряду сописательным, а также элементамиколичественного анализа. Использовалисьприемы техники сплошной выборки истатистической обработки материалов;применялись прямые и обратные переводы нататарский и русский языки.

Материаломисследования послужили: 1) данные корпуса словарейтатарского и русского языков: Толковыйсловарь татарского языка: в 3-х томах;Толковый словарь татарского языка: в 1 томе2005; Татарско-русский словарь 1966;Татарско-русский словарь 1988;Татарско-русский словарь: в 2-х томах 2007;Русско-татарский словарь 1997; Словарь языкапоэзии Габдуллы Тукая: в 2-х томах; Словарьрусского языка: в 17-х томах; Словарьрусского языка: в 4-х томах; Толковыйсловарь русского языка конца ХХ века;Словарь языка Пушкина: в 4-х томах; Словарьновых слов русского языка; Толковыйсловарь живого великорусского языкаВ.И.Даля; 2) тюркско-русские, русско-тюркскиесловари; словари тюркских языков; 3)диалектные, терминологические ифразеологические словари; словарипословиц и поговорок татарского и русскогоязыков; 4) произведения татарской и русскойхудожественной и публицистическойлитературы; 5) данные исследований,касающихся субстантивации

Теоретическаязначимость данногоисследования заключается в следующем:

оновносит значительный вклад в развитиеположений теории переходности не толькотатарского, но и русского языка, т.к. в егорамках осуществлено изучение транспозиции(субстантивации) двух разносистемныхязыков на основе сопоставительногоизучения основного массива языковыхфактов субстантивации с позицийграмматического, функционального исемантического аспектов;

висследовании впервые на материалеразноструктурных языков определяютсяосновные условия системного осуществлениячастеречной транспозиции (субстантивации)и выявляются уникальные условия длякаждого отдельно взятого языка иуниверсальные условия для рассматриваемыхязыков;

– впервыес теоретической точки зрения поднимается иисследуется проблема системноговзаимодействия частей речи татарского ирусского языков на примере связей именисуществительного с другими частями речи науровне конверсивного словообразования имежчастеречных переходов;

–выработана методика комплексного подходак исследованию субстантивации всопоставляемых языках, которая можетбыть использована при изучении данногоявления в других разноструктурныхязыках;

впервыеприменен комплексный подход к изучениюсубстантивнойтранспозиции,который позволил выявить универсальностьи уникальность в контрастивныхисследованиях микрополейсубстантиватов;

разработаны основные принципылексикографирования субстантиватов втатарском языкознании; исследование такжевносит определенный вклад в развитиесемасиологии, словообразования татарскогоязыка.

Практическаяценность исследования.Материалы и результаты исследования могутбыть использованы в трудах пофункциональной морфологии,словообразованию, контрастивнойлингвистике и языковым контактам.Отдельные теоретические приемы анализаязыкового материала могут быть применены вописании субстантиватов в другихсопоставляемых языках, также влексикографической практике.

На защиту выносятсяследующие положения:

– субстантивацияшироко распространена в обоихисследуемых языках. Субстантивироватьсяможет практически любая часть речи. Однако в татарском языке наиболееразвитасубстантивацияприлагательного,причастия иимени действия, в русском –субстантивация прилагательного,причастия иместоименногоприлагательного. Субстантивация является одним изтипов конверсии и в обоих исследуемыхязыках является продуктивным способомсловообразования;

–татарские и русские субстантивированныеединицы обнаруживают сходство в семантике,которое проявляется в совпадении наиболеехарактерных стержневых моделей и основныхсемантико-тематических разрядов. В обоихязыках преобладают субстантиватыантропоцентрического характера (грлче – водящий, карт – старик, кайберлр– некоторые);

– вструктурном плане субстантиваты вбольшинстве случаев в сопоставляемыхязыках имеют некоторую тождественность:семантико-тематически они соответствуютоднословной форме (больной– авыру, матур – красивый; гаеплнче – обвиняемый, ченче – третье (блюдо); мин – я);

– вотличие от татарских, субстантиватырусского языка сохраняют грамматическиепризнаки исходной части речи (напр.,словоизменительные особенностиприлагательных: больной,столовая, участковому); втатарском языке субстантиваты приобретаютграмматические признаки существительного,т.е. словоизменительные особенностисуществительного: аффиксы категории числа,падежа и принадлежности: аклар белые, белогвардейцы’,яшьлрнемолодых’, беренчег первому’ и т.п.;

–узуальная и окказиональная субстантивациимогут быть противопоставлены каксистемно-языковое и речевое явления.Узуальной субстантивации в исследуемыхязыках в основном подвержены именаприлагательные и причастия, аокказиональной – имена числительные иместоимения;

–субстантиваты обладают большимфункционально-стилистическим потенциалом:участвуют в создании образной системыхудожественных произведений; реализуютинформативную и эмотивную функции языкаСМИ; являются тематическиспециализированными элементами в деловомстиле. В настоящее время происходитрасширение семантической классификациисубстантиватов за счет появления новыхсемантико-тематических групп (язык деловыхбумаг – втатарском языке; средства связи – в русском) или ихпополнения новыми единицами (яшеллрзеленые’; сертификациял сертификация’;оранжевые;сотовый и др.);

– впрактической лексикографии татарскогоязыка еще не устоялись принципыопределения сущности и подачисубстантиватов, что объясняетсятеоретической неразработанностьюпроблемы, связанной с самой природойсубстантивации, а такжелексикографическим субъективизмом.

Апробация работы. Основные положения, атакже выводы по отдельным проблемамнеоднократно докладывались на научныхконференциях: международных – «НаследиеГалимджана Ибрагимова и современность»(Набережные Челны, 2007); «Казань и Алтайскаяцивилизация: 50-я международная научнаяалтаистическая конференция» (Казань, 2007);«Язык, культура, общество» (Москва, 2009);«Восточные языки и культуры» (Москва, 2007,2010); «Чувашский язык и этнос в историиевразийской цивилизации» (Чебоксары, 2010);«Ономастика Поволжья» (Казань, 2010); «IIIМеждународная тюркологическаяконференция (Елабуга, 2010); «Проблемысловообразования в тюркологии» (Казань, 2002,2010); Международный тюркологическийсимпозиум (Казань, 2011); всероссийских – «Лингвистические иобразовательные ресурсы и терминология»(Казань, 2004); «Современные языковыепроцессы Республики Татарстан иРоссийской Федерации: Законодательство оязыках в действии» (Казань, 2007);«Тенишевские чтения» (Казань, 2007); «IVТумашевские чтения» (Тюмень, 2010).Результаты, полученные в ходеисследования, докладывались и обсуждалисьтакже на ежегодных итоговых научныхконференциях ИЯЛИ АН РТ в городе Казани, назаседаниях и семинарах отделалексикографии ИЯЛИ АН РТ (2000-2008 гг.). Работаобсуждалась на заседании отделалексикографии ИЯЛИ АН РТ.

Содержание диссертацииотражено в 55 опубликованных работах, вчисле которых две монографии, один словарьи 12 статей в журналах, входящих в переченьрецензируемых научных изданий,утверждённый ВАК РФ.

Структура работы. Диссертация состоитиз Введения, шести глав, Заключения,содержит библиографический список исписок источников.

ОСНОВНОЕ СОДЕРАЖНИЕРАБОТЫ

Во Введении обосновываются актуальность иновизна разрабатываемой проблемы,указываются цель, задачи исследования, еготеоретическая и научно-практическаязначимости, излагается основноесодержание работы, формулируются основныеположения, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретико-методологические аспектыисследования субстантивации в татарском ирусском языках» рассматриваются общетеоретическиевопросы разрабатываемой проблемы.

Субстантивация широкораспространена в татарском и русскомязыках. Субстантивироваться можетпрактически любая часть речи. Однако втатарском языке наиболее развитасубстантивация прилагательных, причастийи имён действия, в русском – субстантивацияприлагательных, причастий и местоименныхприлагательных.

Первый параграф посвящен изучению субстантивациикак разновидности транспозиции. Изменение языка, егограмматического строя проявляется вразличных транспозиционных процессах, вт.ч. и в переводе слов из однойлексико-грамматической категории в другуюили его употребление в функции другойчасти речи. Изменение функции слова в речи,накопление нового грамматическогокачества, возникновение новых связей сдругими словами и утеря старых связей, аглавное –семантические возможности создают условиядля перехода частей речи.

Транспозиционныевозможности разных классов слов в русскомязыке не одинаковы (Дьячук 1988; Ким 1978;Мигирин 1971; Шигуров 1988). Как считает О.М.Ким,«чем богаче система значений, форм ифункций у семантического класса, тем ширеего транспозиционные возможности инаоборот, чем беднее семантика, форма ифункции семантического класса, тем уже еготранспозиционные возможности»[1]. Посправедливому мнению В.В.Шигурова,«процесс переходности охватывает всесемантико-грамматические классы слов, нонаиболее активно он развивается в именах,наречиях и служебных частях речи. Чтокасается глагольной системы, то здесь вназванный процесс вовлекаются лишьпричастия и деепричастия»[2].

Существование явленийпереходности, по мнению исследователей,обусловлено внеязыковыми факторами, аименно «потребностью в более экономном, ноточном и семантически емком выраженииинформации о действительности»[3]. Какотмечает М.Ф.Лукин, «законы развития языкаопределяются коммуникативнымипотребностями членов социальногоколлектива. К этим потребностям восходятвсе причины изменений, инноваций,новообразований в языке, в т.ч. и такназываемый переход слов из одной частиречи в другую»[4]. В качествеглавной причины существованияпереходности в системе частей речиисследователи называют «потребностьчеловека в выражении многообразныхоттенков мыслей имеющимися языковымисредствами»[5]. Благодарятранспозиции «одна и та же семантема можетпереходить с одного уровня языка на другой,расширяя синтаксические возможностиязыка, способствуя более точномуоформлению мысли и придаваяисключительную гибкость выражению»[6].Переходные явления можно рассматриватькак специальный механизм, предохраняющийязык от перегрузки лексическим материалом.А.А.Кизюкевич считает, что транспозиция«функционально объединяется со способомаффиксации, восполняя егонедостаточность», а преимуществомтранспозиции является то, что в ходе этогопроцесса «материально слово необразуется»[7].

Во втором параграфераскрываются типысубстантивации в сопоставляемых языках. Взависимости от особенности употребления,функционирования в речи в отечественнойлингвистике выделяется полная (узуальная),окказиональная и эллиптическаясубстантивации.

Узуальнойсубстантивации подвержен достаточнострого очерченный круг грамматическихформ (в татарском языке это в основном«причастия на -учы, -че иимена действия на -у», в русском языке – это«слова прилагательного склонения»,(прилагательное, причастие,местоимение-прилагательное, порядковоечислительное)), в то время какокказиональная субстантивация принимает всвой состав практически любые языковыеединицы. Для разделения субстантивации наузуальную и окказиональную необходимоучитывать грамматическую природу исемантическую структурусубстантивированного слова. Исследователи(напр., Яцкевич 1977; Бабайцева 1983 и др.)отмечают, что в узуальных субстантиватахна первый план выступает предметноезначение, а в окказиональных единицахпреобладает семантика исходной части речи.Ср. субстантивированные прилагательные вконтекстах: Беркнне шул танышымныочраттым (Г.Гыйльманов).Недавновстретил того знакомого’. лр кызылга кызыга –Дурак красному рад (Посл.); Один знакомый позвонил изДейвиса в Техасе … (С.Довлатов). Низенький,совершенно квадратный человек... всиреневом пальто и лайковых рыжихперчатках стоял у прилавка... У сиреневого не хваталочего-то в лице, а наоборот, скорее былолишнее... (М.Булгаков). В первомслучае произошла узуальная субстантивация,обладающая четко выраженнымкатегориальным значением предмета (лица) иудаленным признаковым компонентом, тогдакак второй субстантиват – окказиональный– определенноуказывает на признак называемого предмета(лица), т.е. имеет тесную связь с семантикойисходного прилагательного.

Окказиональные единицыречи – реальносуществующие слова, созданные для случая ипо случаю. Они имеют, как правило, яркуюэмоциональную окраску и употребляются вразговорном стиле и в текстаххудожественной литературы. Напр.: [Хлил]моны шикелле«юу» млеслрен котылгысызбернрс итеп санарга... кнеккн иде инде (.Еники). ‘[Халил] уже привык считать... такогорода посиделки – «обмывания» чем-тонеизбежным’;Полковнику померещилось, чтона багажнике, растопырив ноги, сидит прыщавый, но велосипедуже проехал и свернул на тропу (С.Юрский).

При эллипсиседвучленное выражение предмета и егопризнака заменяется однословнымвыражением этого же представления. Когда вречи сочетание «прилагательное (причастие,числительное, местоимение) +существительное» становится привычным,употребление существительного при немстановится необязательным. Эллипсис можнообъяснить стремлением к лаконичностиизложения, экономией речевых средств,воспринимаемое как устранение избыточнойинформации. Напр.: низрсатучы биргншоколадны мч «унлык»ны кыенсынганкебек кен алдыда бер читкбарып басты (Г.Гыйльманов).‘Анизар как бычувствуя неловкость, взял шоколадку и три«десятирублевые», которых дала продавщица,и встал в сторонке’. Ту да рхмт диеп кара Синетудыручыга! (Н.Измайлова). ‘Родись и попробуйскажи спасибо Родившей тебя!’; Чтоже, пиши меня на основную [то есть наработу] (Работ.). Отец –знаменитый сварщик, а еще она в строительном заочница(В.Кожевников). – И слава богу, – облегченно решилаЛариса. – Я вэтом году медицинский уже кончаю. А что ты в мирной жизниделать собираешься? – Осенью в педагогическийпоступать буду(А.Степанов).

Закрепляются в языке ификсируются в словарях, только результатысубстантивации в узком, морфологическомпонимании (т.е. узуальные субстантиваты). Внастоящей работе субстантивациярассматривается как в языковом (узуальные),так и в функциональном (окказиональные)аспектах.

Третий параграф посвящен вопросу отношениясубстантивации к конверсии. «Конверсияесть такой вид словообразования(словопроизводства), при которомсловообразовательным средством служиттолько сама парадигма слова»[8].

У исследователей нетединого мнения в вопросе разграничениясубстантивации, адвербиализации (иподобных им явлений) и конверсии. Особыеспоры вызывает разграничение конверсии исубстантивации. Оба эти явления относятсяк наиболее характерным способамобразования новых единиц языка. То, чторезультатом этих способов образованияновых единиц языка является получениенового слова, омонимичного по формеисходному слову, привело к тому, что этиявления стали считать тождественными иобъединили под общим названием«конверсия». Самой распространеннойточкой зрения на природу конверсии исубстантивации является мнение лингвистовотносительно тождественности этихявлений. К ученым, разделяющим эту точкузрения, относятся Е.И.Чапник (1952),А.Я.Загоруйко (1960), Г.П.Троицкая (1964).Ф.А.Ганиев (1985, 1990, 2000, 2004).

Мы также считаем, чтоэти явления тождественны, т.к. слова,образованные по конверсии, не имеютникакого отличия от слов, образованныхпутем субстантивации – новые слова в обоихэтих случаях образуются без использованияспециальных словообразовательныхаффиксов, путем включения основы однойчасти речи в парадигму слова исоответствующую сочетаемость другой частиречи.

В четвертом параграферассмотрены аспекты изучениясубстантивации. Тематическаяклассификация субстантиватовпредставляет собой определенные модели,которые в большинстве случаевтождественны в исследуемых языках.Схожесть семантических моделей втатарском и русском языках убедительнодемонстрирует определенную общность всистеме образования субстантиватов вразноструктурных языках, чтосвидетельствует о наличии межъязыковогосходства. Семантика субстантиватов весьмаобширна; практически самая различная позначению (человек, его поведение идеятельность, животные, пища, одежда,предметы домашнего обихода и др.).

Наличие отличительныхдля каждого языка семантическихмоделей определяется спецификойнационального восприятия слова.

Из общего числасемантико-тематических моделейсубстантиватов особо выделяется модель созначением лица, общая и центральная длясубстантиватов всех частей речи (авыру –больной, безнекелр –наши, лгермчелр–неуспевающие, ченчесе килмде – третий непришел).

Наибольшим числоммоделей характеризуютсясубстантивированные прилагательные,довольно многочисленнысубстантивированные причастия,немногочисленны субстантивированныечислительные и местоимения.

В структурном планенаблюдаются различные типысубстантиватов. В большинстве случаев ониимеют общее проявление:семантико-тематически они соответствуютоднословной форме (ярлы– нищий, гаеплче – обвиняющий, икенче –второе (блюдо), мин – я).

Диктующим элементомсубстантивации являются функциональныецелевые задачи речи. Речевая потребностьдиктует функциональное выражениесубстантивата. Функциональнаязагруженность субстантиватов, восходящихк различным частям речи, неодинакова.Максимальная функциональнаязагруженность отмечена усубстантивированных прилагательных. Вобоих языках субстантивированныеприлагательные прослеживаются во всехстилях речи: в официально-деловойписьменности: гомуми –общее, рсми– официальное и т.д.; внаучном языке: билгесез–неизвестное, бтен– целая и т.д.

Основной сферойупотребления субстантивированныхпричастий является книжная речь, чтообъясняется природой причастий, ихсущностью и свойствами как части речи,напр., бленче – делимое, сйрлчелр – пресмыкающиеся.

Сфера употреблениясубстантивированных числительныхпреимущественно окказиональная,отражается в речевом, ситуативномпроявлении (–Син ничнчедукыйсы? –Бишт (бишенчед) – Ты вкаком учишься? – Впятом).

Функционально-стилистическаяхарактеристика субстантивированныхместоимений в первую очередь проявляется вих особой употребительности в разговорнойречи. К числу разговорных в обоих языкахотносятся субстантиваты: безнеке – наш (человек, имеющий кнам отношение начальник, хозяин и т.д.), наше (то, чтопринадлежит или свойственно нам); синекелр –твои (родные, близкие кого-л.); зе – сам (хозяин, главадома, семьи,предприятия,учреждения и т.д.).

Субстантиваты широкопредставлены в пословицах и поговоркахобоих языков: юаш булсабасалар, усалбулсаасалар будешь злым – повесят, будешь мягким – раздавят’, кырыккаярылу ‘расколоться на сорок частей’, зенеке– зкт свое – в центре’; глухому две обедни неслужат, знающий молчит, не знающий говорит, в гору семеро едва тянут, а под гору и один столкнет, я – последняя буква в алфавите.

Есть случаи адекватногосоответствия в обоих языкахсубстантиватов в составе пословиц,поговорок и фразеологизмов: корыны бушкааудару – переливать из пустого в порожнее, батып баручы саламгаябыша – утопающий хватается за соломинку, бер сукабелн, идкашык белн– один с сошкой, семеро с ложкой.

С точки зрениявременной дистрибуции, средианализируемых лексем есть слова,отражающие различную степень давности:архаические (яшеллр рекруты’; городничий, каторжный (каторжник); устарелые (беренче – первый, икенче – второй (в значении – секретарь обкома, горкома), тмн‘десятьтысяч’), новые(эш бирче работодатель’; тек– крутой; мобильный, сотовыйи др.).

По стилистическомустатусу выделяются субстантиватыразговорно-просторечные (ялтырбаш лысый’,тумрау ‘чурбан, колода’; суленое (обещанное),чумовой(шальной); книжные (кшефитче, кшефкылучы открыватель, изобретатель’,кемдер –кто-либо, кайбер – некоторый; ученый,просвещенный), диалектные(арбаучы колдун’, арчалаучы заступник,защитник’;алты-биш шесть и пять’ (о слабоумномчеловеке); волочащий (волокита,повеса); пёрший (первый).

Широкая фиксация данныхслов в произведениях классиков,современных писателей и публицистов, атакже в разговорной, просторечной,диалектной и сленговой речи нагляднодемонстрирует их функциональнуюактивность.

Вторая глава «Субстантивация именприлагательных в татарском и русскомязыках» посвящена раскрытию транспозиции именприлагательных в имена существительные всопоставляемых языках.

В первомпараграфе рассматриваются разновидностиперехода имен прилагательных в именасуществительные. Среди субстантиватовобоих языков с точки зрения связи с именемприлагательным как словообразующимэлементом можно выделить дверазновидности: 1) субстантиваты какрезультат непосредственного переходаимени прилагательного в именасуществительные и 2) как результатопосредованного перехода (причастие имяприлагательное имя существительное). В татарском ирусском языках самым продуктивным ираспространенным способом являетсянепосредственный переход, когда имяприлагательное непосредственно переходитв класс имен существительных. Внутри этойразновидности можно выделить несколькоразрядов: 1) субстантиваты как результатлексико-грамматической омонимии(образования омоформ) (акбелый’ и акбелок,бельмо’,авыр тяжелый’ и авыр беременность’;горючее вещество и горючее, рыжий цвет и рыжий (клоун)); 2) субстантиваты какрезультат использования имениприлагательного при обращении (кадерлем – дорогой (мой),секлем – милый (мой)); 3)субстантиваты как результат переносногозначения имени прилагательного (шке плохой’ шке грязь’; горячее о спиртных напитках’, кладовая о сложении ценного, ненужного’); 4) субстантиватыкак результат калькирования (аклар –белые, партояклылар – парнокопытные; внешнее, внутренне, вселенная); 5) субстантиваты как результатокказионального употребления; 6)субстантиваты как результат эллипсиса; 7)субстантиваты как результат образованиясамого прилагательного по готовойсловообразовательной модели (модель на«-лы»: ярлы бедный, бедняк’, яле пешеход’; модель на «-ая»: пельменная, пирожковая); 8) субстантиваты как результатупотребления имени прилагательного вформе Pl tantum (кызыллар – красные; яшьлр – молодые); 9) субстантиваты как результатупотребления имени прилагательного вформе singularia tantum (гомуми– общее, начар – дурное).

Во второмпараграфе анализируютсясемантические модели субстантивированныхимен прилагательных. Субстантивированныеприлагательные в зависимости от общего дляряда слов лексического значения втатарском и русском языках представленыследующими семантическими моделями созначениями: 1) лица: аксак– хромой, бай – богатый; 2)различных классификаций растительного иживотного мира: кузаклылар–бобовые,агулылар –ядовитые; 3)названия животных: кара –вороной, кк– сивый, туры– гнедой.Как показывают факты, даннаямодель в сопоставляемых языкахпредставлена мастью животных (лошадей); 4)отвлеченных, абстрактных понятий: иске –старое, мим– важное; 5) различных временных понятий:айлык – ежемесячное, влге,элекке –прежнее, прошлое; 6) напитков: ак –белое, кырыклы – сорокоградусная; 7) различных монет,бумажных денег: бишлек–пятирублевая, йзлек –сотенная; 8)«одежда и материал для ееизготовления». Субстантивированныеприлагательные данной группы мотивированыприлагательными цвета: соры– серое, чуар– пестрое.Субстантиваты типа красное, синее, черноепреимущественно имеют собирательноезначение, кроме того, они могут обозначатьпредмет по материалу определенного цвета исам материал. В субстантивации участвуютблизкие по значению к цветообозначениямприлагательные, не называющие конкретногопредмета, но указывающие на наличиехроматического тона: ччкле – цветастое; 9) среди диалектизмов обоих языковотмечается субстантивированноеприлагательное йомшак – мягкийв значении хлеб’; 10) отвлеченногопонятия цвета: ак – белое, кызыл – красное и др.

Таковы общие для обоихязыков семантические моделисубстантивированных прилагательных,которые совпадают не только тематически,но нередко семантически однозначны (аксак –хромой, саран –скупой, яшеллр–зеленые).

Наряду суниверсальными моделями есть и уникальные,т.е. присущие только одному изсопоставляемых языков, напр., татарскомуязыку со значениями: 1) оценки:бишле пятерка’, яхшы хорошо’; 2) игр: акчалы игра в деньги’, егермеберле игра в двадцатьодно’; 3)«вышедшие из употребления, старые вещи»:ватык осколок’, ертык рвань’; 4) «природныеявления и состояние»: салкынхолод’, юешвлага’; 5) «материал»: а) дляизготовления одежды (чалбарлык брючный материал’, чолгаулык портяночный материал’); б) для хозяйства ипостройки (рамлык материал, годный дляизготовления рамы’, тшмлек материал дляпотолка’); 6)веществ: ачы кислота’, мигерткечдурман’. Как подтверждаютфакты, эквивалентами субстантиватов,рассмотренных групп татарского языка, врусском выступают базовые существительныеили словосочетания.

Русскому языкухарактерны следующие модели со значениями:1) помещения: детская, столовая. Даннаямодель является многочисленной ипродуктивной в русском языке, по своейчисленности уступая лишь модели созначением лица. В татарском же языке этагруппа полностью отсутствует;эквивалентами русских субстантиватовданной модели в татарском языке выступаютбазовые существительные (парикмахерская – ччтарашхан, рюмочная –чркхан); 2) различныхлекарств, медикаментов. Эквивалентамирусских субстантиватов данной группы втатарском языке выступает: а) вторая формаизафета существительных: глазное – кз даруы,снотворное –йокы даруы; б) описательная конструкция:рвотное – костыра торган дару,слабительное –эч йомшарткыч дару; 3) «официальная бумага, документ»:больничный, накладная,обходной. Большинстворусских примеров данной группы – слова устаревшейлексики: духовная, подорожнаяи др., что является одной изпричин отсутствия их эквивалентов втатарском языке. Субстантиваты типа больничный, накладная, передаются на татарский языкописательно: авыруларгабирел торганбюллетень, ибрелсетовар исемлеге язылган кгазь; 4)различных мифических существ. Это слова,называющие Бога (всевышний,вышний, предвечный, пресвятая,пречистая) и духов (водяной, леший, банный).Понятия, обозначающие богов, лакунарны длятатарского языка. Эквивалентом всех этихслов в татарском языке выступаетсловосочетание: Аллаы (ходай) тгал илислово Алла; 5)«музыкальные инструменты»: ударные, щипковые ит.д.; 6) «виды работ»: курсовая, дипломная, контрольнаяи т.д. Употребление указанныхлексем ограничено семантически. Онихарактеризуют сферу учебы, научной работы,практических и теоретических занятий.Сфера употребления этих лексем – разговорная; 7) «средствасвязи». Даннаягруппа является продуктивной, чтообеспечивается за счет быстрого развития ивхождения в потребительское обращениепоследних достижений техники иэлектроники. Такимисубстантиватами-новинками являютсявозникшие в конце XX столетия лексемысотовый имобильный.


Модели
В татарском языке В русском языке
значение лица
609 – 59,9 %

650 – 40,7 %
значение различных классификацийрастительного и животного мира
116 – 11,4 %

170 – 10,6 %
значение отвлеченных, абстрактныхпонятий 86 –8,46% 110– 6,9 %
значение различных временныхпонятий 23 – 2,26% 23– 1,44 %
значение пространственныхпонятий 22 – 2,16% 27– 1,69 %
значение отвлеченного понятияцвета 19 –1,87% 19– 1,19 %
название животных 14 – 1,37% 40– 2,5 %
значение игр 10 – 0,98 % 10 – 0,62%
значение различных болезней 10 – 0,98% 8– 0,5 %
значение различных монет, бумажныхденег 9 – 0,88% 22– 1,38 %
значение «одежда и материал для ееизготовления» 8 – 0,78% 20– 1,25 %
значение блюд и кушаний 7 – 0,68% 27– 1,69 %
значение напитков 5 – 0,49% 23– 1,44 %
значение посуды, кухоннойутвари 5 – 0,49% 2– 0,12 %
субстантиваты, обозначающиеразличные виды платы, пошлин
2 – 0,19 %

90 – 5,64 %
со значением материал: а)предназначенный для изготовления обувиили одежды; б) предназначенный дляхозяйства
18 – 1,9 %

субстантиваты, обозначающиеприродные явления 14 – 1,37%
значение веществ 14 – 1,37 %
субстантиваты, обозначающиевышедшие из употребления, старыевещи
12 – 1,18 %

значение оценки, отметки 7 – 0,68%
значение помещения 255– 15,9 %
общее значение «официальная бумага,документ» 30– 1,88 %
названия мифологическихсуществ 23– 1,44 %
значение различных лекарств,медикаментов 20– 1,25 %
общее значение «музыкальныеинструменты» 10– 0,62 %
общее значение «виды работ» 10 – 0,62 %
субстантиваты с общим значением«средства связи» 5– 0,31 %
разрозненные 6 – 0,59%
всего 1016 1594

В третьемпараграфе проводится обзорфункционально-стилистическихособенностей субстантивированных именприлагательных. Стилистический планупотребления субстантивированныхприлагательных в обоих языках достаточноширок, они могут быть как элементамиразговорного, так и подвидов книжногостиля речи. Подавляющее числоанализируемых единиц представлено внейтральном стиле: бай – богатый, татлы – сладкое.

Субстантиватыучаствуют в формированииобщественно-политической, социальнойлексики: згрлр – голубые, суллар– левые, ультраунар – ультраправые и т.д.

Субстантивированныеприлагательные в обоих сопоставляемыхязыках используются в образованиисобственных имен (антропонимов, эргонимов,прагматонимов и др.). В татарском языке:Гзл, Ирк, Сылу (женские имена),Батыр, Газиз, Камил, Нфис (мужские имена) идр. В русском языке среди антропонимов,образованных субстантивацией, отмеченыкак имена, фамилии (патронимы), так ипрозвища людей: Грозный,Горький, Премудрый идр.

Подмечено также обилиезаглавий с субстантивированнымиприлагательными, напр., в названияххудожественных произведений: Бхетсезлр бхете(Ф.Садриев). Счастье несчастных’,илкнсезлр(К.Тинчурин). Без ветрил’, Матур туганда (Ш.Камал).Когдарождается прекрасное’; Кроткая(Ф.Достоевский), Нищий (М.Лермонтов); Толстый и тонкий (А.Чехов); вназвании телепередачи: Очевидное-невероятное.

Субстантивированныеприлагательные участвуют и в образованииэргонимов (наименования организаций и др.).В татарском языке это примеры типа: Бхетлесчастливый’ (торговый центр),Тмле вкусный’ (кондитерская), Татлы сладкий’ (магазин продуктовый), Бай богатый’ (видеостудия) и др. В русском языке– Связной, Парикмахерская, Шашлычная и др.

Высокочастотными вобоих сопоставляемых языках выступаютсубстантиваты нейтрального стиля (втатарском языке их 48%, в русском – 49,7% от общегоколичества). Субстантиваты разговорного икнижного стилей в обоих языкахумеренночастотны (16 %).

Как в татарском, так и врусском языках малочастотны образованияпассивной лексики: диалектные (в татарском– 3,6%; в русском– 6,4%),устаревшие (3,4% и 5,1%), неологизмы (0,3% втатарском языке и 4,7% в русском).

Об активности отдельныхсубстантиватов свидетельствует ихупотребление в пословицах, поговорках и вофразеологизмах, напр., в татарском языке:ертык тишектнкл прореха смеется наддыркой’,ирк кайда, юлр шунда где избалованность,там и глупость’; в русском – тихий наедет, а бойкий сам наткнется; умный знает и спросит, а глупый незнает и не спрашивает. Онивстречаются в разного рода афоризмах:новое – этохорошо забытое старое; лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным.

Встречаются случаиадекватного соответствия в обоих языкахсубстантиватов в составе пословиц,поговорок и фразеологизмов: тиле кызылга кызыга – всякийдурак красномурад, бкрене кабер ген тзт – горбатого только могила исправити др.

Третья глава «Переходотглагольных образований в именасуществительные в татарском и русскомязыках» посвящена анализусубстантивации причастий в татарском ирусском языках, и переходу имен действия вимена существительные в татарскомязыке.

В первомпараграфе анализируютсяпути, способы и условия перехода причастийв имена существительные. Переход причастийв существительные сопровождается тем, чтоотпадает надобность в определяемомсуществительном, категории рода, числа ипадежа у них становятся независимыми, впредложении они выполняют характерные длясуществительного синтаксические функции,могут иметь при себе определения, т.е. у нихразвивается значение предметности иутрачиваются глагольные признаки, напр.,будущее – килчк, ведущий – алып баручы, провожающие – озатучылар и т.д.

Субстантивацияпричастий в обоих сопоставляемых языкахимеет девять разновидностей: 1)субстантиваты как результатнепосредственной (причастие существительное)субстантивации причастий. Напр.: м килчкт укучыны крмгненкрстчклрен зур ышанычуята (М.Кбиров). И верится, что задастжару читателю в будущем’. Язучыга укучыларыны кпбулуы мим,артистларга –заллар тулуы... (М.Кбиров). Для писателянеобходимо, чтоб было больше читателей, адля артистов –полный зал’;Мужчина за столом началчитать: –...Возраст тридцать лет, рост метр шестьдесятвосемь... Имеется отчетливая вдавленнаяборозду на лобной части головы, наличиетемного пятна на верхнем веке правогоглаза... –Читающий поднялголову и внимательно посмотрел на Есенина,– от кого жеВам так досталось, голубчик? Не сами же Высебе фингал под глазом поставили? – И прежде, чем Сергейуспел объяснить, читающий сказал,– нуладно-ладно, с этим потом...(Ю.Гранатова); 2) субстантиваты какрезультат опосредованной (причастиеприлагательное существительное) субстантивациипричастий. Напр.: … вакыт,туктамыйча агучы м агулаучы вакыт (Ф.Яхин). … время, непрерывнотекущее и отравляющее время’. Халкыбызны а-зиененагулаучы бубндлр татарча сйлшс д, аларны татар дипйтерг тел йлнми...(БГ). Язык неповорачивается назвать этих людей,отравляющих сознание народа, татарами,хотя они и говорят по-татарски’. з-злрен агулаучылар ттен пыскыткан арада,леге куркыныччирднфайдаланып акча эшлргтелчелр кннн-кн арта(ВТ). В товремя как самоотравители дымят, желающихзаработать на этом страшном недугестановится все больше и больше’; Секретарь Гарина, одна из пишущихбарышень и двое рассыльных былиагентами Мак Линнея(А.Толстой); 3) субстантиваты как результатокончательного перехода причастия в именасуществительные, т.е. как результат полнойсубстантивации (укытучы учитель’, ктче пастух’; приданое, подсудимый); 4)субстантиваты как результатокказионального употребления причастия(неполная субстантивация): бирче малучы бхсе– спор дающего и берущего; 5)субстантиваты как результат эллипсиса(телгн(материал) –пройденный(материал); 6) субстантиваты как результатупотребления причастия в форме Pl tantum(имезчелр– млекопитающие, сйрлчелр –пресмыкающиеся); 7)субстантиваты как результат закрепленияпричастия в форме Sg tantum (кимче – уменьшаемое, бленче– делимое); 8) субстантиваты какрезультат употребления сложных слов, однимиз компонентов которых являются причастия(ил гизче ‘путешественник’, эшбашкаручы ‘делопроизводитель’;впередсмотрящий, незаконнорожденный); 9)субстантиваты как результат использованияпричастия при обращении: Гаеплнче, басыгыз! – Обвиняемый, встаньте!

В процентном отношенииразновидности субстантиватов можнопредставить следующим образом: какрезультат непосредственнойсубстантивации причастий – 24%; опосредованнойсубстантивации причастий – 20%; окончательногоперехода причастия в именасуществительные (результат полнойсубстантивации) – 18% и 9%; окказионального употребленияпричастия – 12%и 13%; эллипсиса – 7,4% и 11%; употребления причастия вформе Pl tantum –5,8% и 6,8%; употребления сложных слов, одним изкомпонентов которых являются причастия– 5,4% и 5,6%;закрепления причастия в форме Sg tantum – 4,8% и 6,8%;использования причастия при обращении– 2,6% и3,8%.

Вышерассмотренныйматериал показывает, что разновидностиперехода субстантивированных причастий вимена существительные по языкам в принципесовпадают. Количественное несоответствиенекоторых разновидностей, объясняется, впервую очередь, разным количествоммотивирующих причастий, т.е. тем, что большинствопричастий татарского языка на русский языкпередается именем существительным (укытучы – учитель,ктче – пастух, сайлаучы – избиратель ит.д.).

В разделах«субстантиваты как результатнепосредственной субстантивациипричастий» и «субстантиваты как результатопосредованной субстантивации причастий»квантитативный анализ может быть толькоприблизительным, т.к. одно и то жепричастие, в зависимости от контекста,может быть результатом как опосредованной,так и непосредственной субстантивации.Напр.: Ял итчелр... мйданчыкка килеп чыгачак (ШК). Отдыхающие... попадут наплощадку’.... ял итчелр(= ял иткннр) белн сйлшерг булдым(ВТ). Решилпоговорить с отдыхающими (= отдыхавшими)’; Провожающие, (= провожавшие) теснясь, взволнованноперекидываясь словами, побежали из сарая ктолпе на пустырь … (А.Толстой)и Пассажирский терминалсоздан на основе государственныхстандартов, и имеет все условия. В томчисле: зал ожидания для пассажиров, перрондля провожающих… (ТиС). В первых примерахслова ял итчелр отдыхающие’ и провожающие – результатнепосредственной субстантивации(субстантивированное причастие сохраняетпризнаки глагола), а во втором случае–опосредованной.

Во втором параграфедемонстрируютсясемантико-тематические и структурныеособенности субстантивированныхпричастий. Субстантивированные причастияв татарском и русском языках образовываютвосемь семантико-тематических групп.Основное количество причастий в обоихсопоставляемых языках субстантивируетсясо значением лица (если в татарском языкевсего 941 пример, из них 900 – со значением лица(это 96% от общего количества), в русскомязыке из 348 примеров, 277 – со значением лица(79,5 % от общего количества). Среди нихвыделяются:

1. Названия людей взависимости от рода их занятий, профессии,должности, обязанностей (в татарском языке– 743 примеров; врусском –228). Лишь частьсубстантиватов, входящих в даннуюподгруппу, одинаково представлена в обоихязыках, т.е. они являютсясубстантивированными причастиями как втатарском, так и в русском языках: грлче – водящий, галящий;лгермче– неуспевающий, отстающий (обучащемся), рислек итче– председательствующийи др.

2. Названия людей взависимости от их межличностных отношений:котыртучы подговорщик’, келаздыручы соблазнитель’; желанный, уважаемый.

3. Слова, выражающиехарактер, какие-либо качества человека,психический склад лица: айлашучы ‘приспособленец’, пешмгнперен., разг.‘растяпа’; одержимый, умалишенный.

4. Названия людей взависимости от их физиологическихпризнаков (слова, выражающиефизиологическое состояние человека):фаланучы, изачигче страдалец, мученик’; первородящая, слепорожденный.

5. Названия людей взависимости от их организаторскихспособностей, от их склонности к лидерству:алда баручы, алданбаручы лидер, передовик’, йдче‘инициатор,зачинщик, зачинатель’;впередсмотрящий перен. (о передовомработнике, новаторе), преуспевающий.

Группа, определяющаялицо по его роли в области морскихотношений характерна только для русскогоязыка: впередсмотрящий; завозенный (Даль –второй лоцман).

Субстантивированныепричастия в обоих сопоставляемых языкахучаствуют в образовании терминов(математических, биологических): алынучы – вычитаемое, кисче – секущая, ккй салучылар – яйцекладущие, чагучылар – стрекающие.

Субстантиваты созначением лингвистических терминовотмечены только в русском языке: мотивирующее, редуцированные; дрожащие, шипящие.Эквивалентами данных лексемв татарском языке выступают: а) базовые существительные: подлежащее – ия, сказуемое – хбр; б)имена прилагательные: дрожащие – калтыравык, калтыравыклы, тетрле; в) несубстантивированноепричастие: мотивирующее – длиллче,редуцированный – кыскарган,кыскартылган (сузык); шипящие – чыжылдаучы (тартыклар).

Группасубстантивированных причастий созначением отвлеченных, абстрактныхпонятий обнаружена в обоих сопоставляемыхязыках: ткн(нр)– пройденное, минувшее; кргн(нр)– увиденное.

Есть группы,характерные только одному из исследуемыхязыков, напр., татарскому языку: 1) субстантивированныепричастия с общим значением «машина для …»брикетлаучыбрикетировщик (машина длябрикетировки)’, брошюралаучы брошюровщик’; 2) разрозненные: элгн-таан диал. полотенца, занавескии т.п.’; кыстырган диал. национальное мучноеизделие (йамыш)’.

Ряд групп характерентолько для русского языка: 1) субстантиваты,обозначающие звонки: входящие, исходящие; 2)субстантивированные причастия,обозначающие отвлеченные понятия вфилософии: познающее, познаваемое; 3) слово, обозначающее снаряд поустройству, действию: трассирующие; 4)субстантиваты самых разнообразныхлексических значений, не образующие такназываемых групп: ископаемое, растворимый (кофе),славущая(праздник), съезжаяустар. (помещение).

Ниже представленатаблица с семантическойклассификацией субстантивированных причастий втатарском и русском языках, где указаноколичественное и процентное отношениечисла лексем, составляющих ту или инуюсемантико-тематическую группу, к общемучислу субстантиватов.


Семантико-тематическиегруппы
В татарском языке В русском языке
I.Значение лица 900 (96 %) 277 (79,5 %)
I.1.Названия людей в зависимости от рода ихзанятий, профессии, должности,обязанностей
743

228
I.1.1.По роли в юридической сфере 95 25
I.1.2. По роли в сфере воспитания иобучения, образования, науки
43

8
I.1.3. По роли в военной сфере 23 36
I.1.4. По отношению к средстваммассовой информации, связи
23

8
I.1.5.По отношению кмузыкально-хореографической илисценической деятельности
20

12
I.1.6. По отношению к религии, кобщественным мероприятиям
18

7
I.1.7. По принадлежности ксфере спорта, физической культуры
14

3
I.1.8.По отношению к колдовству, магии 14 1
I.1.9. По общественному исоциально-имущественному положению
12

15
I.1.10. По отношению к сфере литературыи искусства
11

3
I.1.11. Названия людей в зависимости отих склонности к переездам,путешествиям
9

10
I.1.12. Субстантиваты, обозначающиебрачные (семейные) отношения
8
5
I.1.13. По отношению к сферемедицины, здравоохранения
8

7
I.1.14. По роли в сфере политики 8 21
I.1.15. По роли в играх 7 5
I.1.16. По склонности к вреднымпривычкам 6 4
I.1.17. По отношению круководящим должностям 4 4
I.1.18. По роли в авиации 2 3
I.1.19. По его отношению к сфере различныхотраслей производства
81

I.1.20. По его роли, деятельности вобласти сельского хозяйства
72

I.1.21. По его отношению кфинансово-экономической и торговой сфере
29

I.1.22. По его роли в сфере лёгкойпромышленности
26

I.1.23. По его роли в строительстве 17
I.1.24. По его роли в сфере общепита 13
I.1.25. По его роли в сфережилищно-бытовых услуг
10

I.1.26. По месту жительства 8
I.1.27. По его отношению к рыболовецкойдеятельности
4

I.1.28. По его отношению к сфере ритуальныхуслуг
1

I.2. Названия людей в зависимости отих межличностных отношений
96

15
I.3. Слова, выражающие характер,к.-л. качествачеловека, психический склад лица
37

11
I.4. Названия людей в зависимости отих физиологических признаков
11

19
I.5. Названия людей взависимости от их организаторскихспособностей, от их склонности клидерству
10

3
I.6. Субстантиваты, называющие лицо всоответствии с их возрастом
3

1
II. Научные термины 31 (3,29 %) 22 (6,32%)
II.1. Биологические 18 6
II.2. Математические 13 10
II.3. Лингвистические 6
III.Субстантиваты, выражающиеобобщенно-отвлеченные, абстрактныепонятия
6 (0,63 %)

37 (10,6 %)
IV.Субстантиваты, обозначающие звонки 2 (0,57%)
V.Субстантивированные причастия,обозначающие снаряды по устройству,действию 2 (0,57%)
VI.Субстантивированные причастия,обозначающие отвлеченные понятия вфилософии 1 (0,28%)
VII. Разрозненные 2 (0,21%) 7 (2,01%)
VIII. Субстантиваты с общим значением«машина для …»
2 (0,21 %)

Всего 941 (100 %) 348 (100%)

Третий параграф посвящен раскрытию функциональныхособенностей субстантивированныхпричастий. Субстантивированные причастия восновном являются словами нейтральнойлексики, в обоих языках осуществляютразличные языковые функции.

Субстантиваты в научнойречи используются наряду с союзами,местоимениями и наречиями в качествеспецифических средств связи. Так,типичными для научного текста являютсяфразы: Алда (югарыда) йтелгннрдн(йрнелгннрдн, тикшерелгннрдн, кзтелгннрдн)чыгып (кренгнч);тикшерелгннрг нигезлнеп(таянып) – основываясь (опираясь) на исследуемое (исследуемый материал), изпредыдущего мыузнаем..., прежде, чем перейти к доказательству, укажемследующее..., исходяиз вышесказанного...

Субстантивированныепричастия, используемые вофициально-деловом стиле, представляютсобой немногочисленную группу.Большинство субстантиватов – название профессийи характеристика лица по какому-либопризнаку. Для языка официальных бумаг, также как и для научного стиля, характерноиспользование устоявшихся формул, клише:Тбндкрстелгннрдн тыш юридик мнсбтлр объекты булып …(из Постановления РТ). Объектамиюридических взаимоотношений кроменижеуказанных …’;... совместно именуемые сторонызаключили настоящий договор о нижеследующем... (изпотребительского договора).

Субстантивированныепричастия в обоих исследуемых языкахширокоупотребительны во фразеологизмах(крылатых выражениях), пословицах,поговорках: в татарском языке – иел малтабучы любитель легкойнаживы’,сз йртче сплетник,кляузник’,аерылганны аюашар, бленгнне бре ашар отделившегосямедведь съест, разделившегося волксъест’ и т.д.; врусского языке – навёрстывать упущенное, спасение утопающих –дело рук самихутопающих;бритый стриженогоголее.

Субстантивированныепричастия имеют место в сфере собственныхнаименований, – в названиях произведенийхудожественной литературы, кинокартин ит.д., напр.: Сйгнемне исемеСирин(Г.Гыйльманов). Любимую зовут Сирина’, Килчккхатлар (.Такташ). Письма в грядущее’ и др.; «Униженные и оскорбленные» (Ф.Достоевский), «Непокоренные»(Б.Горбатов).

Среди субстантиватовтатарского и русского языков, присущихгазетно-публицистическому и официальномустилям, выделяются новообразования, напр.,арендага алучыарендатор’, хосусыйлаштыручыприватизатор’; впередсмотрящий,инакодумающие, малоимущие.

Субстантивированныепричастия имеют место в диалектах обоихисследуемых языков, напр.: айак стнйрчелрлюди,обслуживающие свадьбу’, ашайыручы человек, которыйразливает суп, разделяет еду во времяугощения’;доброжелающий (доброволец), забидящий(обидчик) и др.

В четвертомпараграфе анализируются разновидности перехода имёндействия в имена существительные втатарском языке.

Имена действия втатарском языке образовываются от всехглагольных основ. Это около шести тысячединиц. Однако, как показывает анализязыкового материала, из нихсубстантивировались лишь 270.

Важным факторомсубстантивации имён действия является ихгенетическое родство с именамисуществительными. Э.В.Севортян в работе«Аффиксы глаголообразования вазербайджанском языке», рассматриваяглаголообразующие аффиксы, высказалмнение о том, что: «все глаголы и имена,семантически связанные между собой иобъединяемые значениями названияпроцесса, результата и т.д., восходят ккорням и производным словам, в которых небыло не только грамматического, но иногда илексического разграничения глагола иимени действия, процесса и его признака(или результата) и т. д.»[9].

В то же время втатарском языке не все существительные на-у образованысубстантивацией имени действия, есть словаобразованные при помощи суффикса -у. Ф.А.Ганиевпредлагает следующие критерии различениясуффиксального способа словообразованиясуществительных от субстантивации:отсутствие такой глагольной формы всовременном татарском языке; присуществовании параллельной глагольнойформы установление наличия в древней формезвука г в концеслова; отсутствие в производящей основесовременного значения или егосемантическое изменение. «Наличиеотмеченных трёх признаков показываетсуффиксальный характер образованияизучаемого существительного»[10]. Такойподход к решению данного вопроса не всегдасоответствует истине.

Во-первых, отсутствиесоответствующей глагольной формы всовременном языке не всегда может являтьсяпоказателем суффиксальногословообразования. Напр., предложенное вкачестве примера Ф.А.Ганиевым слово борау ‘сверло’,восходит к древнетюркской глагольнойоснове бур- ‘вертеть,повёртывать, поворачивать’[11] и являетсяосновой для образования вторичногоимени действия и омонимичного с нимсубстантивата (напр., борау-лау).Следовательно, здесь не суффиксальноесловообразование, а субстантивация. В данном случае нельзяне согласиться с мнением К.С.Сабирова,который утверждает «по существу данныйаффикс относится к глаголообразующимсредствам – онобразует имена действия, однако часть словс этим аффиксом окончательно перешла вразряд имён существительных... Напр.,нижеперечисленные слова выступают лишькак имена существительные: иг‘напильник’, тышау ‘путы’, кыршау ‘обруч’, кис ‘кочерга’, борау ‘сверло’, утрау ‘остров’, тимр ‘лишай’, кырау ‘заморозки’, бел ‘оселок’»[12].

Во-вторых, присуществовании параллельной глагольнойформы установление наличия в древней формезвука г в концеслова также не всегда может являтьсяпоказателем суффиксальногословообразования. Приведённое автором вкачестве примера слово йамаг-йамау втатарском языке является результатом несловообразования, а субстантивации,образованное от омонимичного именидействия йамау ‘латать’. Сам жеФ.А.Ганиев в работе«Современный татарский литературный язык.Словообразование по конверсии» в разделе«Переход глаголов в существительные» имясуществительное йамау ‘заплата’ рассматривает вчисле субстантиватов от имени действия,что ещё раз подтверждает правильностьнаших слов[13]

.

В-третьих, отсутствие впроизводящей основе современного значенияили его семантическое изменение, по нашемумнению, также не может выступитьубедительным основанием для определенияспособа словообразования того или иногосуществительного. Если существительное иомонимичное с ним имя действия историческивосходят к одной и той же древнетюркскойоснове, то здесь целесообразнее говорить осубстантивации. В то же время в языке естьсуществительные, безусловно образованныепри помощи суффикса -у. Напр., кыгырау ‘колокол;колокольчик, звонок’, тимр ‘лишай’, чабу ‘пола, фалда’ и др. Данные слова,во-первых, не имеют омонимичных глагольныхформ ни в современном татарском, ни вдревнетюркских языках. Во-вторых, в ихсемантике отсутствует значениеглагола.

Условия субстантивацииимён действия заключаются в следующем: а)препозиция имён действия, напр.: Ктктм пасу стадо’; б) метафорическое иметонимическое употребление имёндействия, напр., черемит ‘дремота’, кзбуу ‘гипноз’,кич утыру‘посиделки’; в) в общности с существительнымиаффикса -у,-; г)предметное значение семантическогосодержания самих имён действия: буяу краска’, уку учеба’, лч весы’; д) невозможностьимени действия употребляться вотрицательной форме. [Балкорты] Нечкбилгбер сорау (сорамау – ?) бирде… (А.Алиш). [Пчела] задала вопросНечкэбилю’; е)позиция определения, напр., сорау интонациясе вопросительнаяинтонация’; ж)закрепление в языке в качестве специальныхтерминов (идеаллаштыру ‘идеализация’, яшеллндер ‘озеленение’; алу ‘вычитание’, бл‘деление’ и др.).

Пятый параграф посвященраскрытию семантических ифункционально-стилистическихособенностей субстантивированных имёндействия в татарском языке.Субстантивированные именадействия в татарском языке образуютдовольно большое количество семантическихмоделей со значениями: 1) различныхтерминов (научные, спортивные, военные идр.): индустриялш ‘индустриализация’,планлаштыру планирование’; 2) лица: асрау ‘слуга’,мич ‘помощник’; 3) речи: пышылдау ‘шёпот’, сйл‘речь’; 4) обучения,образования: сынау ‘экзамен,испытание’, язу ‘письмо,письменность; алфавит; почерк’; 5) различныхучастков местности: рч‘делянка’, йл ‘джайляу, летняястоянка кочевников, выпас, летнее пастбищедля скота’; 6)болезней: илсен‘отёк’,калтырау ‘дрожь’; 7) ремонта, починки,строительных работ: тарттыру‘обтяжка(мебели)’, тышлау обивка,облицовка’; 8)предметов быта: брк ‘полог,покрывало’,лч ‘весы’; 9) «природныеявления и состояния»: ишел‘обвал,оползень’, ташу разлив,паводок’; 10) слова,встречающиеся в официально-деловой,номенклатурной речи: белдер‘объявление’, килеш ‘соглашение’; 11)«религиозно-магическое»: арбау ‘молитва, волшебноеслово, волшебство’, багу ‘ворожба,гадание’, тукату ‘колдовство’; 12) блюд, кушаний:ашау ‘еда’, эч-тарту ‘пьянство и курение’; 13) поломки, износа,ветхости: сыну ‘поломка’,чатнау ‘трещина’; 14) реализации (купли-продажи):сату ‘продажа, распродажа, сбыт;торговля’, сату-алу ‘купля-продажа,торговля’; 15)консервирования, подготовки продуктов кдлительному хранению: тозлау‘засол, посол,соление’, зерл‘заготовка’; 16) предметов одежды: бил‘пелёнка’, чолгау ‘портянка’; 17)финансово-денежной операции: тл’плата, оплата,платёж; разг.налог’. Итак,субстантивированные имена действия втатарском языке образуют довольно большоеколичество семантических моделей. Вколичественном отношении состав группразличен, неодинакова и их продуктивность.Есть группа, состоящая из 120 слов (группа созначением различных терминов), и естьгруппы, состоящие из 2-3 слов.

Ниже приводитсяраспределение субстантивированных имендействия по семантическим моделям.

Модели Количество %
I. Значениелица 74 27,6 %
1.1. Слова,характеризующие отношения между людьми 26
1.2. Слова,характеризующие психическое(психологическое), эмоциональное состояниечеловека 26
1.3. Слова,характеризующие физиологическоесостояние человека 15
1.4. Слова,характеризующие умственную, мыслительнуюдеятельность человека 4
1.5. Слова,характеризующие лицо по роду занятий,профессии 3
II. Субстантиваты,обозначающие различные термины (научные,спортивные, военные и др.) 120
43,1 %
II.
Научныетермины
55
II.1.Универсальные 7
II.1.1. Со значениемлитературоведческих терминов 12
II.1.2. Со значениемфизических терминов 11
II.1.3. Со значениембиологических (ботанических,зоологических) терминов 8
II.1.4. Со значениемматематических терминов, обозначающихматематические действия 7
II.1.5. Со значениемлингвистических терминов 7
II.1.6. Со значениемхимической терминологии 2
II.1.7. Созначением философской терминологии 1
II.2. Со значениемсельскохозяйственной терминологии 20
II.3. Со значениемюридических терминов 12
II.4. Со значениемвоенной терминологии 12
II.5. Со значениемобщественно-экономической терминологии 10
II.6. Со значениемполитических терминов 5
II.7. Со значениемсоциальных терминов 3
II.8. Со значениемспортивной терминологии 3
III. Со значениемречи 8 2,8 %
IV. Со значениемобучения, образования 10 3,4 %
V. Группасубстантиватов, обозначающих различныеучастки местности 6
2,15 %
VI. Со значениемразличных болезней 9 3,23 %
VII. Со значениемремонта, починки, строительных работ 8 2,87 %
VIII. Со значениемпредметов быта 7 2,51 %
IX. Группасубстантиватов, обозначающих природныеявления 7
2,51 %
X. Со значениемслов, встречающихся в официально-деловой,номенклатурной речи 6
2,15 %
XI. Срелигиозно-магическим значением 6 2,15 %
XII. Группасубстантивированных имен действия,обозначающие блюда, кушанья, еду 5
1,8 %
XIII. Со значениемполомки, износа, ветхости 4 1,43 %
XIV. Со значениемреализации (купли-продажи) 3 1,07 %
XV. Со значениемконсервирования, подготовки продуктов кдлительному хранению 2
0,71 %
XVI. Со значениемпредметов одежды 2 0,71 %
XVII. Со значениемфинансово-денежной операции 1 0,35 %
Всего 278 100 %

Исходя извышеизложенного можно констатировать то,что самой высокочастотной является группасубстантиватов со значением терминов, т.к.названия действий и процессовспособствуют употреблению имён действия вобразовании различных терминов. Особенномного субстантивных образований в составелингвистической, юридической,литературоведческой терминологии (алу вычитание’, чагыштыру сравнение’ и др.).

Высокочастотностьюотличаются также образования со значениемлица (асрау‘слуга’, мич‘помощник’). Умеренно частотны модели созначениями: обучения и образования (уку ‘чтение; учение, учеба’, укыту‘обучение);болезней (кычу ‘чесотка,экзема’, сыну ‘перелом’); местности (рч‘делянка’); ремонта и строительных работ(торгызу ‘восстановление’,тзт ‘починка,ремонт’);предметов быта (буяу краска’, иг ‘напильник,подпилок’);природных явлений (ишел‘обвал,оползень’, ташу разлив,паводок’);слов, встречающихся в официально-деловойречи (килеш ‘соглашение’,кист ‘предупреждение’); религии (арбау ‘молитва, волшебноеслово, волшебство’); речи (сйлш ‘разговор’); различныхматематических и лингвистических знаков(алу ‘минус’,сорау ‘вопросительный знак’); блюд и кушаний(ашау-эч ‘еда,пища; питание’). Малочастотными являютсяслова созначениями дефектов, поломки, износа(сыну ‘поломка’, тузу‘износ’); консервирования,подготовки продуктов к длительномухранению (тозлау ‘засол, посол,соление’, хзерл ‘заготовка’); предметов одежды(бил ‘пелёнка’, чолгау ‘портянка’).

Продуктивность,активность, частотность употреблениясубстантиватов в немалой степени зависитот того, в каком функциональном стиле речиони больше всего употребляются. Отмеченныевысокочастотностью терминологическиеобразования в основном характерны деловой,научной речи.

Субстантивированныеимена действия широко используются всоставе фразеологизмов, пословиц ипоговорок: бре бйлгкнмсволк непривыкнет к привязи’, дшм – ризалык билгесемолчание– знаксогласия’.

В пятой главе «Субстантивацияместоимений в татарском и русскомязыках»рассматриваются особенности переходаместоименных слов в имена существительныев татарском и русском языках.

В первомпараграфе анализируется связь местоимений сименем существительным. В обоих языкахместоимение, субстантивируясь, перестаетобозначать отвлеченное понятие.Основанием для перехода местоимений всуществительное является приобретение иминового категориального значения – значениепредметности в широком смысле этого слова.Напр.: Мин– ул, ни, сине яшь чагы (Песня). Я – она, мама, твоямолодость’;– Тише; здесьведь не лес, а я– не он (Н.Лесков).

Местоимения-существительные посвоему лексическому значениюсоотносительны с именамисуществительными. Следствиямисубстантивного употребленияобобщённо-предметных местоимений М.Ф.Лукин считаетследующие факторы: 1) возможностьобобщённо-предметных местоимений быть носителямипризнака, быть определяемыми словами; 2)потеря обобщенно-предметнымиместоимениями склоняемости исохранение ими начальной формы[14]. Напр.:Син д сяседер,белм аны, Тикул мине, минеярата… (Г.Сабирова). Ты, наверное, тожелюбишь его, я знаю, Но он любит меня, меня…’; – Но кто ж тебяпленила? –Она… – Но почему ж ты столькоогорчен? И кто виной? Супруг, отец, конечно…– Не то, мой друг! – Но чтож? – Я ей неон (А.Пушкин).

Субстантивацияместоимений-прилагательных может бытьрассмотрена как субстантивация именприлагательных. Они подвергаютсясубстантивации в тех же синтаксическихусловиях, что и имена прилагательные. В большинстве своем,– в типичныхсубстантивных функциях подлежащего идополнения: ркем з уена батып, з кайгысында йз башлады.... ркайсы зенекен уйлады(З.Зйнуллин).Каждыйокунулся в свои мысли и утонул в своемгоре. Каждыйдумал о своем’;Они замолчали, каждый думал о своем(Ч.Айтматов).

Местоимения-прилагательные так же,как и прилагательные, имеют степенисубстантивации (выделяетсяконтекстуальная и узуальнаясубстантивация): а) чаще отмечается контекстуальнаясубстантивация, к которой прибегают иногдав индивидуальном стиле речи писатели ипоэты: Нрсйтерен Санияда, хтеренкалдырган бтннрд бел алмады(М.Крим).Что он скажетне знала ни Сания, ни другие, которыеобидели его’;Убийца? Который из двух? И кем?(А.Пятигорский); б) узуальнаясубстантивация, напр.: Идаргбарганда да аман зенекен сйлде Мнвр … (З.Зйнуллин). Когда шли вправление все о своём говорила Мунавара…’; Потом королева Клара помоглаТанкреду завести речь опять о своём (Ф.Сологуб).

В обоих языках процесссубстантивацийместоимений-существительныхосуществляется одинаково. В татарскомязыке субстантивированныеместоимения-прилагательные приобретаютграмматические признаки именисуществительного и начинают изменяться покатегориям падежа, числа и принадлежности(бу – моны,моа, моны,моннан, монда; бу – болар, бусы – болары и др.).Расхождения по языкам в основномпроявляются в структурном несоответствиисамих местоимений. Напр., в ряде случаеводному субстантивату русского языкасоответствует одно субстантивированноеместоимение в татарском языке (мин – я,кем – кто,нрс – что ит.д.). Есть случаи, когда одномусубстантивированному местоимениюрусского языка соответствует несколькосубстантиватов татарского языка. Напр., рядсубстантивированных указательныхместоимений татарского языка передаютсяна русский язык одним и тем жесубстантивированным местоимением: андый, мондый, шундый– такой, бу,шушы –этот, теге, ул, шул – тот.

Таблица соответствиясубстантиватов татарского и русскогоязыков

Разрядыместоимений Татарские субстантивированныеместоимения Русские субстантивированныеместоимения
1.Личные
ед.ч. ул он, она,оно
мн.ч. без, безлр мы
2.Указательные

андый, мондый, шундый такой, таковой

бу,шушы этот

теге, ул, шул тот
3.Неопределенные
кемдер, ллкем, бер кто-то
нрсдер,лл нрс, нидер, лл ни что-то
4.Вопросительные нич,нич,никадр,ничаклы сколько
5.Отрицательные
ичкем, беркем,ичберкем никто
ичнрс, бернрс, ичбер нрс, берни, ични ничто
6.Определительные
бар, барча, бтен, мм все
р, рбер каждый

башка, бтн иной,другой

Во второмпараграфе «Семантические моделисубстантивированных местоимений втатарском и русском языках» рассмотрены семантические моделисубстантивированных местоимений.

С точки зрениясемантики в составе зафиксированныхместоимений, которые подверглисьсубстантивному переосмыслению как втатарском, так и в русском языках, можновыделить следующие семантические моделисо значениями: 1) лица: кайберлр мн. – некоторые; мин –я; минеке – мой; ркем– каждый; сезнекелр мн. – ваши; теге, ул– тот. Напр.: «Мин!»дидем мин, яшсен «мин!»... (С.Рамеев) ‘«Я!» сказал я, пустьживёт «я!»...’;Ныне она должна была нетолько все видеть, все слышать, но еще ипостигнуть: «А ясама до каких же пор – я? (С.Залыгин). В первом случаеместоимение яупотреблено в своем обычном значении, вовтором – всубстантивном. В выражении «Яи не я» местоимение имеет значение«человек и внешний мир»; 2) «то, чтопринадлежит, свойственно или присущекому-нибудь»: аныкы – его, безнеке – наше, минеке – моё.Напр.: Башкаларны даАллаы тгал яраткан бит. Минеке дрес, синеке дрес тгел, дип сз йрт хата(Ислам). Других тоже бог создал. И спорить:мое верно, твое неверно, ошибка’; Ну,так на твоё ивыходит (А.Н.Островский); 3)«явление или предмет, только чтоупомянутые в речи»: бу – это, ул– оно;теге, ул,шул – тот. Напр.: Нрс кирк шуны табам, Бгырем, дигн була(В.Хйдрова). Что нужно – то найду, Душа моя,говорит’;Эх, Петр Андреич, надлежало бымне посадить тебя под арест, да ты уж и безтогонаказан (А.Пушкин); 4)«какой-нибудь предмет из двух илинескольких, которому противопоставляетсядругой, прочие»: анысы, теге,шул – то; бу, монысы – это. Напр.: Анысы кичбулган иде, монысы бген – То было вчера, аэтосегодня (Разг.); 5) «предмет,явление и т.п., который находится передговорящим»: бу, шул – это, этот. Напр.: Моны сиаядкяр-истлекитмен, – дип, алтын йзек Хнифг бирде(М.Акъегет). Это тебе сувенир, на память, – сказал он, и далХанифе золотое кольцо’; [Князь:] … Еще с собой привез яожерелье –Возьми его. Да вот еще: отцу Я это посулил. Отдайему (А.Пушкин); 6) «что-либо неимеющем никакой цены, лишенном серьезногозначения; отсутствие чего бы то ни было,пустота, небытие»: бернрс, берни (тгел) – ничто.Напр.: Безг параша да, … мыжлап йргн бетлр д бернрстгел... (И.Туктаров). Для нас ничто ни параша, … ни кишащиевши’; Я сам –ничто во всем,что есть под солнцем! (М.Лермонтов); 7) «нечто, привлекающеевнимание»: мондый, шундый– такое. Напр.: [Фим:] – Кыргыйлык бит бу!Мондыйны Рсйд ген булуы ммкин!(Г.Бширов).[Фахим:]– Это дикость!Такое могло случиться только вРоссии’;Хрестоматийная ситуация, вшколе проходили, знаем, что в нашей историитакое ужеслучалось, и не раз (НИ); 8)вещи, предмета: нрс – что.Напр.: Нрслремне второй класскакертеп бер Урынга куйгач... пристаньхалкыны серитрг башладым... (Ф.Крими). После того как отнес свои вещи навторой класс и поставил на одно Место, яначал наблюдать за людьми напристани’;Что – упало, то –пропало (Посл.);9) абстрактного понятия: башка, бтн– другое, иное, прочее, бу, теге– то, сезнеке– ваше, трле, телс нинди, р трле – всякое; земнеке – своё, шундый – такое. Напр.: Тормыш булгач трлесебула инде (ВТ). В жизни уж всякоебывает’;Поскольку в моей жизни можетслучиться всякое, я беру себе на заметку всех этихперсонажей … (журн.Пушкин). Созначением абстрактного понятия могутсубстантивироваться указательные (теге –то), определительные (башка, бтн– иное, другое,прочее), притяжательныеместоимения (синеке – твое, сезнеке – ваше);10) в обоих языках отмечена модель созначением болезни, которая употребляется вдиалектах и она представлена адекватнымипримерами: зенеке –своё (в значении внезапнаяболезнь или припадок, обморок, истерика,падучая). Напр.: Бу бине багаргакирк, аныкызенеке тота (БДСТЯ). Заэтой бабушкой уход нужен, у неепадучая’;Его свое беретъ (Даль).

В татарском языкеобнаружено субстантивированноеместоимение, являющееся для современногоязыка устаревшей: бтен(монета в 1 рубль) – в значении денежной единицы.

Только в русском языкеотмечено субстантивированное местоимениесо значением «исход игры, при котором никто невыигрывает; никем не выигранная партия;ничейный результат»:ничья. Местоимение ничейсубстантивируется только в женском родепреимущественно в форме – ничья. Напр.: Закономерная ничья. «Рубин» и«Сатурн» не забивают уже в двух матчахподряд … (Спорт-экспресс).Эквивалентом этого субстантивированногоместоимения в татарском языке выступаетописательная конструкция – берякны даотмавы, или словосочетание– уртак нти.Напр.: … з мйданыбызда уртак нтибелнген кангатьлнерг туры килде (ТЯ). …в своем поле нам пришлось довольствоватьсятолько ничьей’.

Соотношениесубстантивированных местоимений длясмысловых рядов.

Семантическиемодели Втатарском языке В русском языке
I. Со значениемлица 35 32
I.1. Со значением«семья, родные, близкие,родственники» 4 4
I.2. Со значением«всякий, любой» 5 3
I.3. Со значением«начальник, хозяин, глава, влиятельноелицо» 1 1
I.4. Со значением«любимый, возлюбленный; геройромана» 3 4
I.5. Со значением«не все, отдельные» 1 1
I.6. Со значением«соотечественники» 2 2
I.7. Со значениемспортивной команды, за которую «болеют» 2 2
I.8. Со значением«ничтожная личность, ничтожество» 4 3
I.9. Со значением«индивидуум», «личность» 1 1
I.10. Со значением «вполном составе, без исключения» 2 2
I.11. Со значениемлица, которому противопоставляется другой,прочие 1
1
I.12. Со значениемлица «без предварительного о немупоминания, как каким-нибудь образомизвестный, определенный» 1
1
I.13. Со значениемлица по отношению к моменту речи 4 4
I.13.1. Со значением«первый из упомянутых выше» 2 2
I.13.2. Со значением«последний из упомянутых выше» 2 2
II. Со значением«то, что принадлежит, свойственно илиприсуще кому-нибудь» 7
7
III. Со значением«явление или предмет, только чтоупомянутые в речи» 5
3
IV. Со значением«какой-нибудь предмет из двух илинескольких, которому противопоставляетсядругой, прочие» 5
2
V. Со значением«предмет, явление и т.п., который находитсяперед говорящим» 2
2
VI. Со значением«что-либо не имеющем никакой цены, лишенномсерьезного значения; отсутствие чего бы тони было, пустота, небытие» 2
1
VII. Со значением«нечто, привлекающее внимание» 2 1
VIII. Со значениемвещи, предмета 1 1
IX. Созначением абстрактного понятия 9 8
X. Со значениемболезни 1 1
XI. В значенииденежной единицы 1
XII. Со значением «исход игры, прикотором никто не выигрывает; никем невыигранная партия; ничейный результат»
1
Всего 70 60

В третьемпараграфе проанализированыфункционально-стилистические особенностисубстантивированных местоимений. Функционально-стилистическаяхарактеристика субстантивированныхместоимений, в первую очередь, выражается вих особой частотности в разговорной речи.

К числу разговорных вобоих языках относятся субстантиваты:безнекелр мн. – наши(близкие нам люди); минекелр мн.– мои (родные, близкие), ркем, телс кемнеодобр. – всякие (разный, всевозможный); сезнеке – ваше (то, чтопринадлежит или свойственно вам); синеке –твой (муж, возлюбленный илижена, возлюбленная). Напр.: Безбит икебез дятим хзер.Синекелрд, минекелр д бик ирт китепбардылар... (Г.Гыйльманов).Мы ведь обатеперь сироты. И твои, и мои ушли оченьрано’; – Вcё-таки все онисволочи, –разрешала себе Ирина. – И мои, и твои. – Знаешь, в чёмсостоит родительская любовь? (В.Токарева).

Субстантивированныеместоимения употребляются в образованиисобственных имен, напр., в произведенийискусств (артионимов): в названияхпроизведений –зем турындазем (А.Гыйлев). Само себе’, Барысы дасоветски (С.лл). Всё советское’ – произведения;Син – минеке, ул –синеке Ты – мой,он –твой’ – кинофильм; зебезсами’ – молодежный ток-шоу втелеканале «Татарстан – Яа Гасыр»; в русскомязыке – вназваниях произведений: ЕгорБулычов и другие (М.Горький),Прыжок в ничто (А.Беляев); Нечто оНежине, или Дуракам закон не писан (Н.Гоголь); телепередач – Одназа всех, Я –путешественник; кинофильмов:Свой средичужих, чужой среди своих, Господин Никто и др.

Субстантивированныеместоимения в составе онимов в русскомязыке представлены значительно шире, напр.,в названиях русских газет ижурналов: Все для Вас,Моё, Я,Караван+Я, «Я сам»(журнал для дошкольного образования);магазина одежды – Твое;организации для перевозки людей – такси Твое; медицинскойклиники –Он и Она;в названиях товаров(прагматонимов): Наше (вино), Ясамая (ватные палочки и т.д.),Я,Моё, Оно(соки).

Данные ономастическиеединицы обнаружены только в русском языке,это объясняется тем, что на сегодняшнийдень татарский язык не имеет достаточногоширокого применения в потребительскойсфере.

Отличительнойособенностью субстантивированныхместоимений по сопоставляемым языкамвыступает то, что субстантиваты русскогоязыка активно участвуют в образованиисобственных имен (прагматонимов,эргонимов), что, как было отмечено выше,диктуется экстралингвистическимифакторами.

В четвертой главе«Субстантивация имен числительных втатарском и русском языках» рассматриваютсясубстантивированные именачислительные.

Условиемсубстантивации числительных (как и другихчастей речи) является опущениесуществительного в двухсловном сочетании«числительное + существительное». Напр.:рдн ч солдат сикерде.Дртенчесе ст калды(З.Зйнуллин).С кузоваспрыгнули трое солдат. Четвертый осталсянаверху’;Вот, говорит, нос! для двух рос, а одному достался!(М.Салтыков-Щедрин).

Субстантивация именчислительных осуществляется двумяспособами: 1) слово приобретает предметноезначение при сохранении старого значения.В этом случае перед нами факт полнойсубстантивации с точки зрения слов,входящих в класс имен существительных; 2)слово приобретает предметное значениетолько в определенном контексте – окказиональнаясубстантивация. В обоих исследуемых языкахэто наиболее продуктивная имногочисленная группа субстантиватов.Напр.: Боларны [тирмне] уртадагы чесебайныкы. Кызныторганы шул чне сулягындагы ак йикнен улбел иде (Г.Ибраимов) Навосточнойстороне большого озера, подсветом яркой луны, стоят в ряддвенадцать белых теремов. Три из них,посередине, –богатых. Он знал, что девушка живет в беломдоме, по левую сторону от этих трех’. Но этитри пришли вредакцию, как с базара, расторговавшись(Г.Бакланов).

Переход числительных вимена существительные проявляются визменении синтаксической функции.Субстантивированные числительныеупотребляются для выражения субъекта и впредложении выполняют роль подлежащего.Напр.: Безне халыкка хас икетр белзекне аерып йтерг ммкин: беренчесе – тоташ, икенчесе – буынлы (тупсалы)белзеклр (Р.Мхммдова).Можноразличить два вида браслетов, свойственных нашемународу: первый – сплошной, второй – коленчатый(ступенчатый) браслеты’; – Они тут всепролетариями переодеваются, – сказалтретий (М.Горький).

При субстантивациичислительных важны, главным образом,следующие два момента: а) мысль направленане на конкретный предмет, а на группупредметов, объединенных общностьюколичества; б) т.к. основное вниманиенаправлено на количество, то происходитподчеркивание, акцентирование именноколичества. Субстантивированныечислительные отображают как количество,так и предмет, принимая все свойственныесуществительному элементы (аффиксмножественного числа, падежные ипритяжательные аффиксы и т.п.).

Субстантиваты как втатарском, так и в русском языкахпредставлены следующими семантическими моделямисо значениями: 1) лица, напр.:– Беренче, сезнекомандир чакыра (Разг.) Первый, вас вызываеткомандир’;– Срочнопередайте Первому. Я Четвёртый. Я Четвёртый. Бабушка приехала. В помощи ненуждаемся (В.Богомолов); 2)«балл, оценка»: бер ‘один’(эквивалентом числительного бер,в вышеуказанном значении, врусском языке выступают базовыесуществительные «кол», «единица»), ике –два, ч – три, дрт – четыре, биш – пять, шутл. алты – шесть. Напр.: –Элек студентлар имтиханны чк, дртк якибишк бирлр иде... хзер – ч мег, дрт мег, кайсы хтта ки биш мег (Юмор).Раньшестуденты сдавали экзамены на три, четыреили на пять… А сейчас – за три, четыре, анекоторые даже за пять тысяч’; – И тем, кто успешносправился с домашним заданием, япоставила…Ученики: – «Пять!»– «Шесть!» Учитель: – …хорошиеотметки… (ПС); 3)карточных и др. игр; карточныхтерминов: егерме бер – двадцать одно(«очко»), алтмышалты –шестьдесят шесть и др. Напр.:Бер карчык зене карта уйнапэштн чыгыпбеткн улына:«Их улым, улым, шул «егерме бер» харап итте инде сине», – ди икн(М.Гали) ‘Однастаруха говорит своему сыну, окончательноиспортившемуся, играя в карты: «Эх, сынок,сынок, «двадцать одно» как раз и испортилотебя»’; Игра «Тысяча» ведется в основном по правилам«тысяча одного», но с определенными отличиями(ТВ); 4) субстантиваты ме– тысяча,миллион, миллиард, которыесубстантивируются в значениях: «огромное,несметное, неисчислимое количество кого, чего-л.», в т.ч.: а)в значении «большие деньги, состояние».Напр.: – Гомер буе менр,миллионнарбелн эшиткч,исендкалгандыр инде (Акч.). – Раз всю жизньимела дело с тысячами, миллионами,наверное, запомнилось уж’; Кудафутболисты вкладывают заработанные миллионы (КП); б) в значении «лица». Напр.:Азмы аны кебеклр бу ирд! Менр, миллионнар! (М.Кбиров). Мало ли таких, как онна этой земле! Тысячи, миллионы!’; Станьтелеведущим! Тебя узнают миллионы!(ТВ); 5) «денежная сумма». Напр.: Беренче менекулына тоткач, бер шеш ст белн ак ипи алып,«бйрм стле» оештырды (Г.Гыйльманов). Получив свою первуютысячу, купил бутылку молока с белымхлебом, и устроил «праздничный стол»’; Дал ясорок вперед. Унего пятьдесят два было, уменя тридцать шесть (Л.Толстой); 6)«написанная цифра». Напр.: 6– 9ныкиресе –6 обратное9 (Разг.). Здесь, взначении «написанной цифры» можетсубстантивироваться любое количественноечислительное; 7) «размер». Напр., в речи лиц,занимающихся фотографией: чк дрт– три на четыре; 8)отвлеченного количества иарифметических действий. Напр.: – нием, унга бишне кушкачунбиш булабит? (.Бикчнтева).– Мамочка,если к десяти прибавить пять будетпятнадцать?’;Мы сложили: три и сорок восемь.Получилось пятьдесятодин (В.Левшин,Э.Александрова); 9) «очки (счет)». Напр.:Магнитогорск «Металлург»ыикенче тапкыр Нижегородск «Торпедо»сындрткике исбе белниде (ТЯ).‘«Металлург»Магнитогорска выиграл во второй разНижегородскую «Торпеду» со счетом четыреодин’; 29 ноября 2009... Манчестер Юнайтедразгромил Портсмут со счетом четыре один (Спорт);10) «блюдо»:беренче – первое, ченче –третье; 11) «класс; группа»:беренче – первый,... унберенче– одиннадцатый. Напр.:Бервакытны алтынчыда укыганда,ахрысы, тарих дресендислам диненебарлыкка киледигн теманыткч, ул инсе белн дин турында, Аллатурында бхскуертып ибрде (Н.Фттах). ‘Однажды, вроде, когдаучился в шестом, после того как прошли науроке истории тему о возникновенииисламской религии, он затеял спор с мамой орелигии, о Боге’; Со всех сторон Витячувствовал на себе десятки удивленных,недоверчивых, настороженных взглядовучениц и учеников десятого «А» (В.Малов); 12) ТВ каналов. Напр.: Бгенберенчедн бикяхшы кино булачак – Сегодня по первому очень хорошийфильм покажут; 13) «год»(«годы»). Напр.: Мен бу йне салганга икедистдн артык. йе, кырык беренчед иде (З.Зйнуллин). ‘Больше два десятка уже как построилиэтот дом. Да, в сорок первом было’; Пнинпреподавал в Вайнделле уже с серединысороковых, и яникогда не видел его более крепким,цветущим и уверенным в себе(В.Набоков).

Только татарскому языкуприсуща субстантивация порядковыхчислительных в значении «поминки попокойнику на третий (седьмой, сороковой)день»: чесе – ‘поминки... на третийдень’, идесе– ‘поминки... на седьмойдень’.Рассмотренные числительныесубстантивировались в результатеэллиптического опущения существительногокн ‘день’, и принятия аффиксапритяжательности. В русском языке опущениесуществительного «день» в словосочетаниях«три дня», «семь дней», «сорок дней»(имеющих сходный смысл), не наблюдается.Эквивалентами данных числительных врусском языке выступают именасуществительные третьины, седьмины,сороковины илисловосочетания поминки натретий (седьмой, сороковой) день.

Субстантивированныепорядковые числительные со значением«часть, доля, результат деления какого-либочисла на равные доли»: сотая,десятая и др. присущи толькорусскому языку, напр.: Какнайти 3% от числа? Разделить на 100, т.е. найтиодну сотую или1%, а потом умножить результат на 3 (Матем.). Эквивалентом слов, входящихв данную подгруппу, в татарском языкевыступают количественные числительные,напр.: Бу – ирне Кояштан алган ылылыгыны йздн бере дигн сз (Физика). Это –одна сотая тепла, которую Земля берет уСолнца’.

В обоих языкахсобирательные числительныесубстантивируются со значением лица. Еслив татарском языке собирательныечислительные употребляются в значенииколичественных, то они субстантивируются взначении неодушевлённогосуществительного: 1) при абстрактном счетепредметов, напр.: Бер, ик,ч, дрт,Биш, алтау– ярата, зе, наян, ярата да, Юри ген шаярта (Песня). ‘Один, два, три, четыре, пять, шесть– любит, Он сам,шутник, и любит, и дразнит’ и 2) при устныхарифметических действиях, напр.: Беркушам ик була ч (Разг.). ‘Один прибавлю два будет три’.

В нижепредставленнойтаблице семантических моделейсубстантивированных имен числительных рядмоделей (со значениями: лица, денежнойсуммы, написанной цифры, отвлеченногоколичества и арифметических действий,«очки (счет)», ТВ каналов, «год» («годы»),«часть, доля, результат деления …») можетвыражаться любым числительным(количественным (лкч), собирательным (лсч),порядковым (лпч); в татарском языке – разделительным(лрч)), т.к. в их образовании можетучаствовать любое имя числительное.

Модели Количественные числительные Порядковые числительные Собирательные числительные
тат.яз. тат.яз. тат.яз. тат.яз. тат.яз. рус.яз.
1. Со значением лица

1.1. С общим значением лица лкч лпч лсч
1.2.Со значением«должностное лицо»


3

3


1.3. Со значением«военнослужащий»


лпч

лпч


2. со значением «балл,оценка»
6

6




3. Со значением игр 4 7



4.Субстантиваты ме– тысяча,миллион …
3

3




4.1. В значении «большиеденьги»
3

3




4.2. В значении«лица» 3 3



5. Со значением: «денежнаясумма»
лкч

лкч




6. Со значением «написаннаяцифра»
лкч

лкч




7. Со значением«размер» лкч лкч



8. Со значением арифм. действий
лкч

лкч




9. Со значением «очки(счет)»
лкч

лкч




10. Со значением«блюдо»


4

4


11. Со значением «класс;группа»


11

11


12. Со значением ТВканалов


лпч

лпч


13. Со значением «год»(«годы»)
лкч

-

лпч

лпч


14. Со значением «столетие,век»
1

-




15. Созначением «поминки по покойнику …»
4

-




16. Со значением «часть,доля, результат деления …»


-

лпч


Сфера употреблениясубстантивированных числительныхдовольно широкая, если даже субстантивациячислительных преимущественноокказиональная, и в основном отражается вречевом, ситуативном проявлении. Кругзначений субстантивированныхчислительных широк, хотя они и не отражаюткаких-либо конкретных предметов. В нихвыражается абстрактно какое-либоколичество однородных предметов. Этоявление широко встречается в заключающихсложные мысли афоризмах, пословицах,поговорках, крылатых словах, напр.: ике сигез уналтыикнне кем д бел‘всемизвестно, что дважды восемь – шестнадцать’; мене сйлгннн берне эшлпкрст ме кат артыграк ‘лучшеодин раз сделать, чем тысячу разговорить’; двое дерутся – третий немешай; один укаши сирота; одно дерево срубишь– десять посади и др. Возможнытождества субстантивированныхчислительных в составе пословиц, поговороки фразеологизмов: белге юан берне егар, белемебулган менеегар – руки побьют одного, знание побьёттысячу; берсука белн,ид кашык белн– семеро сложкой – одинс плошкой;икене берсе, икесене берсе – одно издвух.

Примеры стилистическойактуализации субстантивированныхчислительных, окруженных особымэкспрессивным ореолом, встречаются взаглавиях произведений: Кырык дртнебуранлы кышы (Г.Галиев).‘Холодная зимасорок четвертого’; Менр, якигзл кыз Хдич (З.Бигиев). ‘Тысячи, илипрекрасная Хадича’; Двадцать шесть и одна (А.Блок); Двенадцать(В.Маяковский); Трое (М.Горький), и в названияхкинофильмов В двадцать шестогоне стрелять,Миллион в брачной корзине,Четвёртый,также вназванияхтелепередач – Одна за всех, Сток одному и др.

В связи с изменениями вобщественно-политическом строе страны запоследние двадцать летсубстантивированные числительные первый –беренче, второй – икенче (в значении– секретарьобкома, гаркома …), возникшие каксоветизмы, утратили стилистическийоттенок новизны, и из неологизмапревратились в историзмы. Напр.: Мгъруркыяфтле ир-аткилеп керде мкунакка игътибар белн карап алгач, Беренчеалдына, стлг юкагына конверт куйды (Р.Мирхйдров).Вошелимпозантный мужчина и, после того, какпристально посмотрел на гостя, положил настол Первому тонкий конверт’; Я былана приеме у Первого (Разг.).

Среди субстантиватовимеют место cитуативно-синонимическиеобразования. Напр.: Аны гуманитар фннрдн биш м дрт, математикаданч. Шушы кннрдтртибеннн икекуйганнар (Разг.). ‘У него погуманитарным предметам пять и четыре (т.е.отлично и хорошо), а по математике толькотри (посредственно). На днях за дисциплинупоставили два(плохо)’;Через час Суровцев объявилотметки, которые поставил министр, – только пять и четыре, четверок быломало (Д.Засосов,В.Пызин).

Шестая глава «Лексикографированиесубстантиватов в татарском языке» посвящена вопросулексикографирования субстантивированныхимен прилагательных, отглагольныхобразований (причастия и имени действия),местоимения и имени числительного втатарском языке.

В первомпараграфе рассматриваетсяприменение субстантивированных именприлагательных в лексикографическихисточниках татарского языка.

А.А.Юлдашев справедливоотмечает, «конверсия по своему существупредставляет собой сознательноесловообразование и… подлежитобязательному отражению в грамматическихописаниях, и в особенности – в словарях»[15].

При подачесубстантивированных прилагательных всловарях татарского языка необходимоучитывать четыре степени субстантивации:абсолютно-полную, относительно-полную,частичную (неполную) и окказиональную(контекстуальную).

Следует отметить, что всловари татарского языка (ТСТЯ 1977 – 1981; ТСТЯ 2005) неразличаются полностьюсубстантивировавшиеся слова и слова,субстантивировавшиеся в связи с ихупотреблением в традиционныхсловосочетаниях: и те, и другие имеют всловаре одну и ту же помету: в значениисуществительного’. На наш взгляд, было бы болееправильным дать вокабулами слова,прошедшие путь полной субстантивации,напр.:

акларбелые’ ис.сущ.’, кпл.мн’. Примерамиабсолютно-полной субстантивации втатарском языке также выступают словатипа: 1) кызылларкрасные’, унарправые’; 2) бртеклелр зерновые’, кыяклылар злаковые’.

В отличие отабсолютно-полных субстантиватов,относительно-полные имеют в языкеомонимичные образования. Это слова типакарт старый’и карт старик’,бай богатый’ и бай богач’, яшьмолодой’ и яшь возраст’, карачерный’ и карачернила’, ак белый’ и акбелок,бельмо’.

Данные и подобныепримеры следовало бы подать в словари вкачестве омоформ к несубстантивированным,каковыми они и являются, напр.:

карт I старый’ сф. прил.’. Карт кеше старыйчеловек’.

карт II старик’ ис. сущ.’. Ярлыкарт бедный старик’.

Примеров относительнойсубстантивации в языке немного, и фиксацияих в словарях в качестве омоформ кнесубстантивированным, было бы болееправильным.

Примеры частичной(неполной) субстантивации следует подать всловарях в одной статье с мотивирующимименем прилагательным после арабскойцифры и с пометой в значении существительного’, напр.:

сабый маленький’ сф. прил.’. Сабый бала маленький’. 2. ис.мгъ. в зн. сущ.’ Сабый уйный младенец играет’.

В речи частовстречается окказиональная(контекстуальная) субстантивация, когдаимя прилагательное субстантивируетсяокказионально, ситуативно, лишь в рамкахопределенного контекста.

Примеры окказиональнойсубстантивации не следует включать всловари, в противном случае можно дойти доабсурда, т.е. «любое слово, употребленное втипичной для имени существительногофункции подлежащего и дополнения, невольновоспринимается каксуществительное»[16].

Во второмпараграфе рассматриваетсялексикографирование субстантивированныхпричастий.

Как правило, в толковыхсловарях тюркских языков, в т.ч. итатарского языка, собственно причастия невыделяются отдельными статьями. Это вполнеобосновано: будучи глагольной формой,причастие сохраняет значение исходногоглагола, поэтому его дублироватьнецелесообразно. Напр., в ТСТЯ причастиехрмтлче,хрмт итчеуважающий’ не дается отдельной статьей, егозначение можно определить по значениюглагола хрмтл уважать’ 1.Олылау, ихтирам ит относиться с уважением’; 2. Трбиял, трбия крст, карау, багу воспитывать,ухаживать’(ТСТЯ 1981).

Словари татарскогоязыка в основном ограничиваются подачейлишь одиночных субстантиватов (укытучы учитель’, ктче пастух’). В то время как вдвуязычных словарях представлены исоставные термины, одним из компонентовкоторых является причастие (газ ткрче газификатор;газовщик’,газап чигчестрадалец,мученик’).Однако составные причастные формы в нихданы в словарной статье «сплошным текстом,по принципу первого слова после переводазначений заглавного слова» (ТРС 1988),напр.:

тактасущ. доска, лес;… такта яручыраспиловщик (ТРС 1988).

Аналогичная картинанаблюдается и в двухтомномтатарско-русском словаре (ТРС 2007),напр.:

корыч сущ. сталь // стальной; тутыкмый торган корычнержавеющая сталь … корыч коючы (эретче)сталевар, сталелитейщик (ТРС 2007).

Ф.И.Тагирова, разработавпути усовершенствования подачи сложныхслов в словарях татарского языка, отметиланеобходимость «включать в состав словникараздельнооформленные сложные слова(тезм сзлр), при отборе которыхследует опираться на критерии различениясложных слов от других сложныхконструкций»[17]

. Мы, вследза Ф.И.Тагировой, подтверждаемцелесообразность подачи в качествевокабул раздельнооформленных композит, вт.ч. и составных терминов одним изкомпонентов которых является причастие(жавап бирче ответчик’, утильыючы утильщик’), иначе часть лексическогобогатства языка остается неучтенной.

В словарях татарскогоязыка причастные формы представленыследующими способами:

1) в составе глагольнойформы при соответствующем глаголе,напр.:

адашыргагл. заблудиться(напр., в лесу) 2. блуждать,плутать 3. в знач. прил. адашканзаблудивший, заблудившийся;

2) причастия выделяютсяв отдельную статью и рассматриваются каксамостоятельные слова (результатадъективации или субстантивации), напр.:

агулаучыприл.отравляющий // сущ. отравитель. Как видим,адъективированное причастие можетвыступить связующим звеном в пути ксубстантивации (так называемаяопосредованная субстантивация: причастиеадъективированное причастие (имяприлагательное) субстантивированное причастие (имясуществительное)), напр.:

белгн 1.прич. отбелерг 2.в знач. прил.знакомый

бялче сущ. оценщик,расценщик; бялче булып эшл работать оценщиком

булдыручысущ. 1.работающий, добытчик; 2. создатель,творец

гадилштерче сущ. упроститель;упрощенец; итди мсьлнегадилштерчелр упростителисерьезных вопросов.

Обобщая материалпараграфа, можно заключить, чтосоставители татарских словарей и авторысловарей других тюркских языков неразработали четких критериев подачи этоголексико-грамматического разряда влексикографических изданиях, чтообъясняется, прежде всего, теоретическойнеразработанностью понимания природыпричастия и процессов его переходности.Учитывая этот, в словари татарского языкапри подаче причастий следует вноситьследующие корректировки:

во-первых, всегданеобходимо учитывать тот факт, чтопричастия приводятся в словаре только втом случае, если они выступают в значениисоответственно прилагательного илисуществительного;

во-вторых, включать всостав словника раздельнооформленныесложные слова, одним из компонентовкоторых являются причастия (сарык рчетче овцевод’, сортсынаучы сортоиспытатель’, сыерсавучы дояр’,уйлап табучыизобретатель’).

В третьемпараграфе рассматриваетсяподача субстантивированныхимен действия в словарях татарскогоязыка.

В тюркских языках, вчастности в татарском, до сих пор не найденоптимальный вариант передачи глаголов всловарях.

В огузских и карлукскихязыках словарной формой глагола принятаформа на -мак (вузбекском, азербайджанском, турецком и др.),что соответствует природе этих языков, вкыпчакских –форма на -у (вказахском, татарском, башкирском идр.).

Лексикографированиеглагольных форм на -у затрудняет понимание словарныхстатей, т.к. данной формой в языкепередаются как имена действия, так исуществительные, образованные от них путёмсубстантивации.

Использование вкачестве словарной формы имени действия на-у приводит ктому, что в словарях очень часто нефиксируются имена существительные,образованные путём субстантивации.Наиболее удачный вариант передачи русскихимён действия на родной язык найденв русско-татарском словаре, изданномпод редакцией Ф.А.Ганиева (РТС 1997),напр.:

вязание 1.см. вязать; 2.бйлгн йбер, бйлнгн йбер, бйл.

В таком оформлениивиден перевод значений и глагола, исубстантивированного именидействия.

В тюркскойлексикографии окончательно не выработаныединые критерии включения глаголов всловари. При лексикографировании глаголовв тюркских языках необходимо учитыватьимена действия и образованные от них путёмсубстантивации существительные. Для этогов толковых словарях тюркских языков, на нашвзгляд, было бы более целесообразнооформить глаголы в форме чистой их основы(КТС 1978). А имена действия и их«опредмеченные» пары (если имя действиясубстантивировано) представлять водной статье под цифрами 1, 2 и т.д.,напр.:

буяуи д. 1. 1)крашение; 2) перен. приукрашивание чего-л. 2. 1) краска … 2)окраска …

Четвертыйпараграф посвящен анализусубстантивированных имен числительных иместоимений в словарях татарскогоязыка.

В словарях татарскогоязыка субстантивированные числительные восновном даны в одной словарной статье смотивирующим именем числительным послеарабской цифры и с пометой в значениисуществительного’, напр.:

кырык сорок’ сан числ.’ 40 саны цифра 40’ 2. и.мгъ. в знач. сущ.’ кырыгы дини Кеше лгннн со кырык кн ткч, аны иск алу йзеннн ткрел торган йола поминки по покойнику на сороковойдень после его смерти’ (ТСТЯ 1979).

В трехтомном толковомсловаре татарского языка (ТСТЯ 1977–1981) представленысубстантивированные числительные (15)икенче второе’;ч три’;идесе поминки по покойнику на седьмойдень’ идр.

Разработкасубстантивированных имен числительных втрехтомном словаре не вызывает особыхзатруднений, –она соответствует общей теориилексикографирования конверсивов, – в словарях вбольшинстве своем даются слова, прошедшиепуть полной субстантивации, т.е. узуальныеобразования, а окказионализмы в словарях восновном не фиксируются.

В однотомном толковомсловаре субстантивация порядковыхчислительных не расписана, а определенаграмматическим составляющим самойсубстантивации, составители словаряопределили ее как результат эллипсиса,напр.:

бишенчетрт. саны 1.… 2. ис. мгъ. Санянында килгнисемне кыскартканда В результате усечения (эллипсиса)имени существительного в словосочетаний«имя существительное + имячислительное»’. Бишенчег кч перейти впятый’. Данный прием представляетсядостаточно удачным, особенно с точкизрения практики – он позволяет значительно сократитьобъем словарной статьи и компактнопоказать соотношение значений взависимости от их грамматическойхарактеризованности, что облегчает ихусвоение. Однако у ряда других порядковыхчислительных (алтынчы шестой’, дртенчечетвертый’) субстантивированное значение всловаре не представлено.

Известно, что вдвухтомном татарско-русском словаре (ТРС2007) субстантивированные числительные данынесистемно. Так, переход порядковыхчислительных в существительные в словарепередан по-разному:

а) в пределах однойстатьи как одно из значений многозначногослова при помощи вертикальныхпараллельных линий:

тугызынчычисл. поряд. девятый ||сущ. перен.девятый класс;

б) в рамках однойсловарной статьи как одно из значениймногозначного слова за арабской цифрой:

бишенче числ. поряд. … 4. в знач.сущ. пятерка, пятый (огородских транспортных средствах);

дртенче числ. поряд.… 3. в субст. употр.разг. 1)четверка; 2)мн.ч. ~ лр четвероклассники;

икенче числ. поряд. 1. … 2)в знач. сущ. мн.икенчелр второклассники,второклассницы; учащиеся второго класса...3. в знач. сущ. второе(блюдо).

Субстантивированныеместоимения в словарях татарского языкатакже даны в одной словарной статьенесубстантивированным местоимением, напр.:

минеке мой’ алм. мест.’. Кемне яки нрснедер беренче затисеменннсйлчег караган булуынбелдер мое’ 2. и.мгъ. в знач. сущ.’. Ир, сйгн яр турында муж,возлюбленный’(ТСТЯ 1979).

Местоименияподвергаются только частичной,окказиональной, субстантивации. Поанализам словарей татарского языка намибыло выявлено десять случаев фиксациисубстантивированных местоимений: минеке ‘мой’(муж, хозяин); нрс ‘что’; уст. мгысы ‘множественное(число)’;уст. бтен (монета в 1 рубль) идр.

Немногочисленностьсубстантивированных местоимений,зафиксированных в лексикографическихисточниках татарского языка, объясняетсятем, что местоимения преимущественносубстантивируется в контексте, аконтекстные переходы в словарях неотражаются.

Учитываясамостоятельный статус субстантиватов, ихширокий спектр и продуктивность, всловарях татарского языка следуетпредставить их вокабулами. Такженеобходимо исключить подачу в словаряхокказиональных, контекстуальныхсубстантиватов, функционально неосвоенных; фразеологизмы, пословицы ипоговорки не должны служить иллюстрациейокказионально-ситуативных субстантиватов.Они могут выступать лишь какдополнительный иллюстративный примерупотребления функционально закрепленныхсубстантиватов в художественнойлитературе; дать омонимами только теобразования, которые прошли путь полнойсубстантивации; мотивированный всегдадолжен следовать за мотивирующим; включатьв состав словника раздельнооформленныесложные слова (тезм сзлр),одним из компонентов которых являютсяпричастия (бала караучыняня’, хатташучы почтальон’); во всех словарях татарского языкаразработать абсолютно единообразнуюподачу субстантиватов.

ВЗаключении диссертацииотражены и обобщены основные результатыисследования в соответствии споставленными задачами, приводятсяобщетеоретические выводы и намечаютсявозможные перспективы дальнейшегоисследования. Использование комплексногоанализа позволило выявитьструктурно-семантические ифункционально-стилистические особенностичастеречной транспозиции (субстантивации)в татарском и русском языках.

Результатысопоставительного анализа субстантивнойтранспозиции свидетельствуют о том, что влингвистике определены и зафиксированывозможные направления рассматриваемогопроцесса. Принципиально общим длясопоставляемых языков является процесссубстантивации всех частей речи. Наиболеепродуктивны и частотны субстантивации вобоих языках имен прилагательных ипричастий, менее – местоимений и числительных

Главным условиемсубстантивации является наличиесемантических моделей.Семантико-тематический анализсубстантиватов представляет собойопределенные модели, которые в большинствеслучаев адекватны в исследуемых языках.Одинаковость семантических моделей втатарском и русском языках убедительнодемонстрирует определенную общность всистеме образования субстантиватов вразноструктурных языках, что вполнезакономерно и свидетельствует о наличиимежъязыкового сходства.

Наши разысканияпоказывают, что субстантивация являетсяодним из типов конверсии и в обоихисследуемых языках является продуктивнымспособом словообразования.

Анализ включениясубстантиватов в татарские словарипоказал, что в них: а) не всесуществительные, образованные поконверсии, охвачены; б) в словарях нарушенпорядок расположения существительных,образованных субстантивацией; в)прилагательные и образованные от нихсуществительные зарегистрированы то каксамостоятельные слова, то как комплексныеслитные слова, то как значения исходногослова –прилагательного, т.е. по трем принципам. Этообстоятельство не полностью отвечаеттребованиям современнойлексикографической теории.

Комплексное исопоставительное описание языков в планеисследования процесса субстантивациипозволяет глубже изучить структурукаждого из этих языков, а также выявитьтипологические схождения и расхождениямежду данными.

Предложенный методполиаспектного исследованиясубстантиватов татарского и русскогоязыков как сложного и многогранноголингвистического объекта может бытьиспользован при изучении субстантиватовдругих разноструктурных языков.

Основные положения ирезультаты исследования получилиотражение в следующих публикациях:

Монографии:

1. Гайнутдинова А.Ф.Субстантивные прилагательные в татарскоми русском языках / А.Ф.Гайнутдинова. – Казань: «Фикер», 2004.– 136 с.

2. Гайнутдинова А.Ф.Субстантивация отглагольных образований втатарском и русском языках /А.Ф.Гайнутдинова. – Казань, 2011. – 208 с.

Словарь:

3. Гайнутдинова А.Ф.Татар теленеисемлшкн сзлр сзлеге / Словарьсубстантиватов татарского языка /А.Ф.Гайнутдинова. – Казан: ИЯЛИ, 2011. – 172 б.

Статьи в журналах,входящих в перечень ВАК РФ:

4. Гайнутдинова А.Ф.Тематические группы субстантивированныхимен действия в татарском языке /А.Ф.Гайнутдинова // ВестникЧувашского государственногоуниверситета. – Чебоксары, 2010. № 1.– С. 171-175.

5. Гайнутдинова А.Ф.Субстантивация причастий вразноструктурных языках: сопоставительныйаспект (на материале русского и татарскогоязыков) / А.Ф.Гайнутдинова // Вестник Челябинскогогосударственного педагогическогоуниверситета. – Челябинск, 2010. № 6.– С. 243-252.

6. Гайнутдинова А.Ф. Осубстантивации количественныхчислительных в русском и татарском языках /А.Ф.Гайнутдинова // ВестникЧитинского государственногоуниверситета. – Чита, 2010. № 7 (64).– С. 45-49.

7. Гайнутдинова А.Ф.Структурно-функциональная характеристикасубстантивированных причастий в русском итатарском языках / А.Ф.Гайнутдинова //Вестник университетаРоссийской академии образования. – М., 2010.№4. – С.64-68.

8. Гайнутдинова А.Ф.Субстантивация местоимений в русскомязыке. Тематические группысубстантивированных местоимений /А.Ф.Гайнутдинова // ВестникЧелябинского государственногоуниверситета. – Челябинск, 2010.Выпуск 45. – С.17-20.

9. Гайнутдинова А.Ф.Функционально-стилистические особенностисубстантивированных причастий в русском итатарском языках / А.Ф.Гайнутдинова //Вестник Поморскогоуниверситета. – Архангельск, 2010. № 8.– С. 181-185.

10. Гайнутдинова А.Ф. Триплюс два (О субстантивации числительных врусском языке) / А.Ф.Гайнутдинова // Вестник Челябинскогогосударственного педагогическогоуниверситета. – Челябинск, 2010. № 6.– С. 243-252.

11. Гайнутдинова А.Ф. Оразновидностях перехода причастий в именасуществительные в русском языке /А.Ф.Гайнутдинова // Мир науки,культуры, образования. – Горно-Алтайск, 2010. №4. – С.65-68.

12. Гайнутдинова А.Ф.Функциональная характеристикасубстантивированных числительных врусском языке / А.Ф.Гайнутдинова // Известия Волгоградскогогосударственного педагогическогоуниверситета. – Волгоград, 2010.– С. 79-82.

13. Гайнутдинова А.Ф. Осубстантивации причастий со значениемлица в татарском языке / А.Ф.Гайнутдинова //Вестник Вятскогогосударственного университета. –Киров, 2011. – С.79-82.

14. Гайнутдинова А.Ф.Семантико-тематическая характеристикасубстантивированных местоимений вразноструктурных языках: сопоставительныйаспект (на материале русского и татарскогоязыков) / А.Ф.Гайнутдинова // Вестник Татарскогогосударственногогуманитарно-педагогическогоуниверситета. – Казань, 2011. № 2.– С. 101-105.

15. Gainutdinova A.F. Substantivation ofpronouns in Turkic languages (on material of theTatar language) /A.F.Gainutdinova // Oriental Languages andCultures. – Cambridge, 2008. – 10 p.

Статьи и иные научныепубликации:

16. Гайнутдинова А.Ф. Оразновидностях перехода имёнприлагательных в имена существительные втатарском языке / А.Ф.Гайнутдинова //Гуманитарные науки в профессиональнойподготовке специалиста. – Казань,1998. – С. 13-15.

17. Гайнутдинова А.Ф. Квопросу о субстантивации именприлагательных в татарском языке /А.Ф.Гайнутдинова // Языковая ситуация вРеспублике Татарстан: состояние иперспективы (часть II). – Казань, 1999. – С. 132-133.

18. Гайнутдинова А.Ф. Оразновидностях перехода именприлагательных в имена существительные врусском языке / А.Ф.Гайнутдинова //Новационные процессы в образовательныхсистемах. –Казань, 1999. – С.75-80.

19. Гайнутдинова А.Ф. Отематических группах субстантивовтатарского языка / А.Ф. Гайнутдинова //Проблемы лексикологии и лексикографиитатарского языка. – Казань, 1999. – С. 106-109.

20. Гайнутдинова А.Ф. Осубстантивированных прилагательныхрусского языка / А.Ф.Гайнутдинова //Материалы Международнойнаучно-практической конференции «НародыРоссии и Татарстана: возрождение иразвитие (часть I)». – Альметьевск, 2000. – С. 56-59.

21. Гайнутдинова А.Ф.Мктп дреслеклренд конверсиякренешенкарата / Явление конверсии в школьныхучебниках / А.Ф.Гайнутдинова // МатериалыМеждународной научно-практическойконференции «Народы Росси и Татарстана:возрождение и развитие (часть I)». – Альметьевск, 2000.– С. 64-67.

22. Гайнутдинова А.Ф. Ктематической характеристике субстантивовв русском языке / А.Ф.Гайнутдинова //Гуманитарное образование в высшей школе:языкознание, педагогика, психология.– Казань, 2000.– С. 45-52.

23. Гайнутдинова А.Ф. Оподаче субстантивированныхприлагательных в словарях татарскогоязыка / А.Ф.Гайнутдинова // Проблемылексикологии и лексикографии татарскогоязыка. –Казань, 2001. – С.81-85.

24. Гайнутдинова А.Ф.Тематические группы русских и татарскихсубстантивированных прилагательных:сопоставительный аспект / А.Ф.Гайнутдинова// Проблемы языка, литературы и народноготворчества. Сборник аспирантских работ.– Казань, 2002.– С. 3-9.

25. Гайнутдинова А.Ф. Ксопоставительному изучениюсубстантивированных прилагательных врусском и татарском языках /А.Ф.Гайнутдинова // Проблемысловообразования в тюркских языках. – Казань, 2002. – С. 146-150.

26. Гайнутдинова А.Ф. Оподаче конверсивов в словарях (наматериале русского и татарского языков) /А.Ф.Гайнутдинова // Труды Казанской школы покомпьютерной и когнитивной лингвистике.ТЕL-2004. Выпуск 8. – Казань: «Отечество», 2004. – С. 84-87.

27. Гайнутдинова А.Ф.ТРСны редакциял барышында туган кайберфикерлр/ Мысли,возникшие в процессе редактирования ТРС /А.Ф.Гайнутдинова // Проблемы лексикологии илексикографии татарского языка. – Казань, 2005.

28. Гайнутдинова А.Ф. Осубстантивации имен действия в татарскомязыке / А.Ф.Гайнутдинова // Казань иАлтайская цивилизация: 50-я международнаянаучная алтаистическая конференция.– Казань, 2007.– С. 61-63.

29. Гайнутдинова А.Ф.Г.Ибраимовсрлренд исемлшкн сзлр м аларны кулланылыш зенчлеклре / Субстантивы впроизведениях Г.Ибрагимова и особенностиих употребления / А.Ф.Гайнутдинова //Г.Ибраимовм XXI гасыр:тууына 120 ел тулуга багышланган халыкарафнни-гамли конференция материаллары. – Казан, 2007. – Б. 215-219.

30. Гайнутдинова А.Ф. Осубстантивации числительных в татарском ирусском языках / А.Ф.Гайнутдинова //Проблемы преподавания русского языка илитературы в условиях двуязычия: Сборникматериалов Всероссийскойнаучно-практической конференции. – Стерлитамак, 2007.– С. 36-41.

31. Гайнутдинова А.Ф. Осубстантивации числительных в татарскомязыке / А.Ф.Гайнутдинова // Тенишевскиечтения – 2007:Сборник научных статей. – Казань: Gumanitarya, 2007.– С. 113-115.

32. Гайнутдинова А.Ф.Г.Ибраимовсрлренд конверсивлар м аларны кулланылыш зенчлеклре / Конверсивы впроизведениях Г.Ибрагимова и особенностиих употребления / А.Ф.Гайнутдинова //Материалы Международной конференции«Наследие Г.Ибрагимова и современность».– НабережныеЧелны, 2007. – С.127-130.

33. Гайнутдинова А.Ф.Субстантивированные причастия в татарскомязыке и особенности их употребления вязыке официальных документов /А.Ф.Гайнутдинова // Современные языковыепроцессы Республики Татарстан иРоссийской Федерации: Законодательство оязыках в действии. Материалы Всероссийскойнаучно-практической конференции,посвящённой 15-летию принятия Закона оязыках. –Казань: Таткнигоиздат, 2007. – С. 409-411.

34. Гайнутдинова А.Ф.Субстантивация местоимений в тюркскихязыках (на материале татарского языка) /А.Ф.Гайнутдинова // Восточные языки икультуры. Материалы I международнойнаучной конференции 22-23 ноября 2007г. – М.: Изд-во РГГУ, 2007.– С. 24-27.

35. Гайнутдинова А.Ф. Оразновидностях субстантивации глаголов втатарском языке / А.Ф.Гайнутдинова //Филологическая наука конца 20 начала 21 века:проблемы, опыт исследования, перспективы.Материалы всероссийскойнаучно-практической конференции,посвященной 75-летию заслуженного деятелянауки РТ и РФ, доктора филологических наук,профессора Л.Ш. Арсланова. – Елабуга, 2007. – С. 165-168.

36. Гайнутдинова А.Ф.Субстантивированные имена действия втюркских языках и их отражение в словарях(на материале казахского языка) /А.Ф.Гайнутдинова // асырлар тоысындагы тркi ркениетi: саясат, экономика жне мдениет // Халыаралы ыл.-тж. конф. материалдары– Орал:«Аартушы»мемлекеттiк тiлдi оыту орталыы, 2007. –С. 72-75.

37. Гайнутдинова А.Ф. «Осемантико-стилистических функцияхсубстантивированных причастий иприлагательных в поэтическихпроизведениях Ф.Карима» / А.Ф.Гайнутдинова// «Ф.Крим– шагыйрьм яугир».– Казан, 2009.– С. 192-195.

38. Гайнутдинова А.Ф.Субстантивированные имена действия втюркских языках и их отражения всловарях /А.Ф.Гайнутдинова // Московский институтиностранных языков, научный журнал«Вопросы филологии»: V Международнаянаучная конференция «Язык, культура,общество». – М.,2009. – С.232.

39. Гайнутдинова А.Ф.Татар телендконверсиянебер очрагы буларак исемлш / Субстантивация какчастный аспект конверсии в татарском языке/ А.Ф.Гайнутдинова // Мilli мdniт. № 20. – Казан, 2010. – Б. 34-36.

40. Гайнутдинова А.Ф.Лексикографирование причастных форм всловарях тюркских языков / А.Ф.Гайнутдинова// Восточные языки и культуры. Материалы IIмеждународной научной конференции. – М.: Изд-во РГГУ, 2010– С. 24-27.

41. Гайнутдинова А.Ф. Рольсубстантивации в образовании собственныхимен в русском и татарском языках / А.Ф.Гайнутдинова //Ономастика Поволжья. Материалы XIIМеждународной научной конференции. – Казань, 2010. – С. 47-50.

42. Гайнутдинова А.Ф.«Функционально-стилистическаяхарактеристика субстантивированныхместоимений в русском и татарском языках» /А.Ф.Гайнутдинова // III Международнаятюркологическая конференция. – Елабуга, 2010. – С. 38-42.

43. Гайнутдинова А.Ф.М.Гафури поэзиясенд исемлшкналмашлыкларныкулланылыш зенчлеклре /Особенности употреблениясубстантивированных местоимений в поэзииМ.Гафури / А.Ф.Гайнутдинова // М.Гафури:дип м халык язмышы.– Казан, 2010.– Б. 191-194.

44. Гайнутдинова А.Ф.Семантико-тематическая характеристикасубстантивированных числительных врусском и татарском языках /А.Ф.Гайнутдинова // Язык. Культура. Общество. Межвузовский сборник научных трудов(выпуск 2). –Саранск, 2010.– С. 60-64.

45. Гайнутдинова А.Ф.Тематическая характеристикасубстантивированных причастий в русском итатарском языках / А.Ф.Гайнутдинова //ВестникКГУКИ. – Казань, 2010. № 3. – С.71-78.

46. Гайнутдинова А.Ф.Субстантивация причастий в татарском ирусском языках / А.Ф.Гайнутдинова //Творческие связи Казанской тюркскойлингвистической школы: материалымеждународной научно-практическойконференции, посвящённой 80-летию МирфатыхаЗакиева. – Казань, 2010. – С. 308 -309.

47. Гайнутдинова А.Ф. О субстантивацииподражательных слов в татарском языке /А.Ф.Гайнутдинова // Тумашевские чтения:актуальные проблемы тюркологии. МатериалыIV Всероссийской научно-практическойконференции. Тюменский государственныйуниверситет. –Тюмень: изд-во «Печатник», 2010. – С. 116-119.

48. Гайнутдинова А.Ф.Конверсионные образованиясуществительных в татарском языке /А.Ф.Гайнутдинова // Словообразование втюркских языках: исследование и проблемы:материалы Международной тюркологическойконференции, посвященной 80-летию ФуатаГаниева. – С.171-175.

49. Гайнутдинова А.Ф. Осубстантивации количественныхчислительных в татарском языке /А.Ф.Гайнутдинова // Жизнь, посвященнаятюркологии. –Вып.2. – Казань,2011. – С. 137-142.

50. Гайнутдинова А.Ф. Семантическаяхарактеристика субстантиватов в русском итатарском языках / А.Ф.Гайнутдинова // Язык.Образование. Культура: материалымеждународной конференции студентов,аспирантов, молодых преподавателей иученых 12-13 мая 2011. – Пенза: ПГУАС, 2011.– С. 178-182.

51.Гайнутдинова А.Ф.Семантико-стилистические функцийсубстантиватов в поэзии Габдуллы Тукая /А.Ф.Гайнутдинова // Габдулла Тукай мирасыммилли-мднибагланышлар: ГабдуллаТукайны тууына 125 ел тулугабагышланган халыкара фнни-гамли конференцияматериаллары. – Казан, 2011. –Б. 245-246.

52.Гайнутдинова А.Ф.Тематическая характеристикасубстантивированных причастий в русскомязыке / А.Ф.Гайнутдинова // Славянские языкии культуры: прошлое, настоящее, будущее.Материалы IV международнойнаучно-практической конференции. – Иркутск: ИГЛУ, 2011.– С. 78-83.

53. Гайнутдинова А.Ф. Оспособах субстантивации причастий врусском и татарском языках /А.Ф.Гайнутдинова // Жизнь, посвященнаятюркологии. –Вып.2. – Казань,2011. – С. 71-75.

54. Гайнутдинова А.Ф.Субстантивная транспозицияприлагательных в татарских говорах /А.Ф.Гайнутдинова // Актуальные проблемыдиалектологии языков народов России:Материалы XI Межрегиональнойконференции. –Уфа, 2011. – С.68-71.

55. Гайнутдинова А.Ф.Тематическая характеристикасубтантивированных причастий в руком итатрском языках / А.Ф.Гайнутдинова //Вопросы тюркской филологии. Выпуск IX:Материалы Дмитриевских чтений. – М., 2011. – С. 18-28.


1 Ким О.М.Транспозиция на уровне частей речи иявление омони­мии в современномрусском языке: Автореф. дис.... д-ра филол.наук. –Ташкент, 1978. –С.17.

2 Шигуров В.В.Переходные явления в области частей речи всинхронном освещении: Учебное пособие.– Саранск:Изд-во Саратовского ун-та, Саранскийфилиал, 1988. –С.9.

3 Бабайцева В.В. Явленияпереходности в грамматическом строе русского языка иметодика ихизучения // Явления переходности в грамматическомстрое современного русского языка: Межвуз. сб. науч. тр. –М, 1988. – С.5.

4 ЛукинМ.Ф. Переход частей речи илиих субституция? // Фило­логические науки.– М., 1982. №2.– С.78.

5 БаудерА.Я. К лингвистическойинтерпретации явлений пере­ходности в грамматическомстрое русского языка //Филологические науки. –М., 1980. №5. –С.80.

6 ДьячукИ.В. Проблема транспозиции науровне частей речи // Развитиечастей речив историирусского языка: Межвуз. сб. науч. тр. –Рига: Изд-воЛатвГУ, 1988. – С.42.

7 Кизюкевич А.А. Безаффикснаятранспозиция личных субстантивов (на материале русского и польскогоязыков) // Вопросы словообра­зования и номинативной деривации вславянских языках: М-лы III респ. конф. (5-6 окт.1989 г.). –Гродно, 1990. – С.168.

8 Смирницкий А.И. Поповоду конверсии в английском языке //Иностранный язык в школе. – 1953. – №3. – С. 12-24.

9 Севортян Э.В. Аффиксыглаголообразования в азербайджанскомязыке: Опыт сравнительного исследования.– М.: Изд-вовосточной литературы, 1962. – С.423.

10 Ганиев Ф.А.Современный татарский литературный язык:суффиксальное и фонетическоесловообразование. – Казань: Дом печати, 2005. – С.130.

11 Севортян Э.В.Аффиксы глаголообразования вазербайджанском языке: Опытсравнительного исследования. – М.: Изд-во восточнойлитературы, 1962. – С.351.

12 Современный татарский литературныйязык. Лексикология. Фонетика. Морфология.– М.: Наука, 1969.– С.148.

13 ГаниевФ.А. Современный татарскийлитературный язык. Словообразование поконверсии. –Казань: Дом печати, 2004. – С.39.

[14] ЛукинМ.Ф. Трансформация частейречи в современном русском языке. – Донецк: Изд-во ДГПИ,1973. –С.56.

15 Юлдашев А.А. Конверсияв тюркских языках и ее отражение в словарях// Советская тюркология. – 1970. – № 2. – С. 80

16 Смирницкий А.И. Такназываемая конверсия и чередование звуковв английском языке // Иностранные языки вшколе. – 1959.– №5. – С.109.

17 Тагирова Ф.И.Лексикографирование и орфографированиесложных слов татарского языка. – Казань: Изд-во"Печатный двор", 2005. – С.62, 63.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.