WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Вербализация концептосферы human face в американской языковой картине мира

Нестерова Маргарита Владимировна

«Вербализация концептосферы HUMAN FACE в американской языковой картине мира»

10.02.04

филологические науки

К 212.056.01

Дальневосточный государственный университет

690950, Владивосток, ул. Алеутская, 56.

Тел.: 45-93-92

Email: german@deans.dvgu.ru

Предполагаемая дата защиты диссертации – 25 мая 2007 года

На правах рукописи

НЕСТЕРОВА Маргарита Владимировна

ВЕРБАЛИЗАЦИЯ КОНЦЕПТОСФЕРЫ HUMAN FACE

В АМЕРИКАНСКОЙ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЕ МИРА

Специальность 10.02.04 – германские языки

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Владивосток 2007

Работа выполнена на кафедре лексикологии, стилистики и методики преподавания английского языка Дальневосточного государственного университета.

Научный руководитель: кандидат филологических наук, доцент Меграбова Эмма Грайровна
Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Серкова Нелли Исидоровна
кандидат филологических наук Тимченко Виктория Олеговна
Ведущая организация: Камчатский государственный университет им. Витуса Беринга

Защита состоится «25» мая 2007 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета К 212.056.01 при Дальневосточном государственном университете по адресу: 690950, г. Владивосток, ул. Алеутская, 56, ауд. 320.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Дальневосточного государственного университета.

Автореферат разослан «18» апреля 2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Кравченко Е. В.

Реферируемое диссертационное исследование посвящено изучению концептосферы HUMAN FACE в рамках лингвокогнитивного подхода, который предполагает анализ языковых данных, направленный на описание структуры и содержания концептов, представленных в языковой картине мира определенного народа.

Актуальность выполненной работы обусловлена современными общетеоретическими задачами когнитивной лингвистики, ее интересом к проблемам взаимодействия языка, мышления и культуры, а также направленностью на изучение фрагментов картины мира через их языковые репрезентации.

Для современной лингвистики характерен интерес к любым проявлениям «человеческого фактора» в языке. По мнению многих ученых, антропоцентризм является неотъемлемым свойством языковой картины мира, поскольку язык есть не что иное, как реализация когнитивных способностей человека. Языковая деятельность ориентирована на человека. Она отражает действительность через ее восприятие человеком, поэтому в языке имеется богатый набор средств для представления и характеристики самого человека.

Человек представляет собой чрезвычайно сложный феномен. Он рассматривается как живая система, интегрирующая физические и духовные, природные и социальные, наследственные и прижизненно приобретенные свойства. Как живой организм, человек включен в природную связь явлений и подчиняется биологическим закономерностям. На уровне сознательной психики и личности человек обращен к социальному бытию с его специфическими закономерностями. Физическая, морфологическая организация человека является высшим уровнем организации материи в известной нам части мироздания. Человек кристаллизует в себе все, что накоплено человечеством в течение веков. Эта кристаллизация осуществляется и через приобщение к культурной традиции, и через механизм биологической наследственности.

Интерес к изучению лица человека в наши дни определяется многими обстоятельствами. В настоящее время активно используются косметические и хирургические технологии для изменения лица, возникло криминологическое направление анализа лицевых особенностей. Значительно возросла роль лица как культурного конструкта в связи с появлением кинематографа, телевидения, Интернета.

Обращение к языковым данным позволяет исследователю наиболее полно зафиксировать и описать совокупность признаков, формирующих концепты, которые относятся к концептосфере HUMAN FACE.

Основной целью данного исследования является описание особенностей вербализации концептосферы HUMAN FACE в рамках американской языковой картины мира.

В соответствии с поставленной целью выдвигаются следующие задачи:

  1. сделать обзор теоретической литературы, посвященной рассмотрению основных когнитивных категорий: «картина мира», «языковая картина мира», «концепт», «концептосфера», «концептуализация» и «категоризация», «стереотип», «гендерный стереотип», «эстетический стереотип», «концептуальный анализ»;
  2. отобрать и реконструировать фрагменты концептосферы HUMAN FACE с последующим структурированием данной концептосферы в целом;
  3. выявить способы представления эстетического аспекта концептосферы HUMAN FACE в американской индивидуально-авторской картине мира;
  4. посредством вычленения гештальтов эксплицировать глубинные смыслы описываемых концептов;
  5. верифицировать и дополнить выявленные концептуальные признаки с помощью свободного ассоциативного эксперимента с участием носителей американского варианта английского языка.

Методы исследования. В соответствии с решаемыми в работе задачами применяется комплексный концептуальный анализ, включающий: метод анализа словарных дефиниций, дающий возможность выявить и описать ядро концепта; контекстуальный анализ, позволяющий воссоздать концепт по тем содержательным признакам, которые соответствующая лексема обнаруживает в контексте; метод гештальтного анализа, предполагающий буквальное прочтение именной, глагольной и предложной сочетаемости лексем, репрезентирующих исследуемые концепты; а также метод свободного ассоциативного эксперимента, который дает возможность верифицировать данные, полученные другими методами, дополнив их признаками концепта, фиксируемыми в групповом и индивидуальном сознании участников эксперимента. Посредством количественного анализа выявляются различия в содержании концептов, при этом устанавливается их уровневый статус.



Объектом исследования является концептосфера HUMAN FACE, которая рассматривается как фрагмент американской картины мира. Выбор данной концептосферы в качестве объекта исследования продиктован тем, что она входит в концептосферу HUMAN BEING, с которой соотносятся остальные концепты: любой факт, явление, событие, действие характеризуется, описывается и категоризируется с точки зрения человека, поскольку «человек есть мера всех вещей» (Протагор. Цит. по: А. А. Грицанов, 2001, 804).

Предметом исследования являются языковые репрезентации, объективирующие концептосферу HUMAN FACE в американской языковой картине мира.

Материалом для исследования послужили данные сплошной выборки из 52 лексикографических источников: комбинаторных, толковых и энциклопедических словарей на английском языке, тезаурусов современного английского языка, словарей синонимов и антонимов, фразеологизмов, сборников пословиц, поговорок и афоризмов. В качестве источника материала были также использованы произведения современной американской художественной литературы 1980 – 2006 гг. издания (30 книг общим объемом 12105 страниц). Таким образом, было проанализировано 2460 контекстов (текстовых фрагментов, в которых выражены содержательные признаки исследуемого концепта). Кроме того, материалом для исследования послужили 712 реакций, полученных в ходе свободного ассоциативного эксперимента, в котором приняли участие 138 информантов.

Теоретической базой диссертационного исследования послужили работы отечественных и зарубежных лингвистов в области когнитивной науки (Е. С. Кубрякова, 1988, 1990, 1991, 1994(а), 1994(б), 1999, 2004; В. З. Демьянков, 1994; Л. О. Чернейко, 1995, 1997; В. И. Карасик, 1996, 2001, 2004; А. П. Бабушкин, 1996, 2001; Ю. С. Степанов, 1997; З. Д. Попова, 1999, 2001, 2002, 2003(а); 2003(б); Н. Э. Агаркова, 2000; Н. Н. Болдырев, 2001(а), 2001(б); И. А. Стернин, 2001, 2003; М. Г. Лебедько, 2002; С. Г. Воркачев, 2004; В. А. Маслова, 2004(а); G. Lakoff, 1980, 1987, 1988; R. Jackendoff, 1983, 1988, 1999; R. Langacker, 1987(a); 1987(б); 1997; L. Janda, 2000; V. Evans, 2004; 2005(а) и др.), гендерологии (О. А. Воронина, 2001, 2002; А. В. Кирилина, 2000, 2001, 2002; И. И. Булычев, 2005; И. Б. Васильева, html-документ и др.), эстетики (В. М. Богуславский, 2004, К. Штрац, 2004; N. Zangwill, 2006; M. Jain, html-документ; R. Donatelli, html-документ и др.), психологии и психолингвистики (И. С. Кон, 1966, 1978; И. Н. Горелов, 1977; Л. В. Сахарный, 1989; Е. И. Горошко, 2001, 2005, html-документ; Р. М. Фрумкина, 2001; В. П. Белянин, 2003; Н. И. Семечкин, 2004 и др.).

Научная новизна диссертационного исследования. Изучению внешности человека (в частности, его лица) посвящены многие исследования в области философии, эстетики, этнологии, культурной антропологии, психологии, медицины, однако в лингвокогнитивном аспекте такой феномен, как человеческое лицо, до сих пор системно не рассматривался. В работе впервые описываются способы вербального представления концептосферы HUMAN FACE в американской языковой картине мира, а также дается структурированное описание концептосферы в целом и составляющих ее концептов. В диссертации осуществлен многоуровневый анализ исследуемого концепта.

При восприятии и оценке внешности людей человек опирается на возрастные, национально-этнические, эстетические, гендерные, социально-статусные стереотипы, функционирующие в национальном сознании и разделяемые каждым членом этого общества. Новизна работы определяется исследованием концептуальных признаков, фиксирующих интегративный характер стереотипов восприятия и оценки внешности человека как физического объекта и участника социальных отношений.

Теоретическая значимость диссертации заключается в дальнейшей разработке когнитивного направления в лингвистике: в работе предлагается многоаспектный подход к изучению определенного фрагмента ментального пространства, существующего в рамках национальной картины мира. В данной диссертации продолжается исследование функционирования в сознании национального сообщества стереотипов, определяющих восприятие и оценку внешности человека. В работе акцентируется внимание на гендерных и эстетических стереотипах, делается попытка рассмотреть аспекты, вызывающие их взаимообусловленность. По данным ассоциативного эксперимента можно судить о ментальном «климате», характерном для данного момента развития общества в широком социально-психологическом контексте и о возможной динамике и перспективах развития этого общества.

Практическая ценность выполненной работы состоит в том, что результаты нашего исследования могут найти применение в преподавании теоретических курсов «Лексикология современного английского языка», «Введение в теорию межкультурной коммуникации», «Страноведение США», а также спецкурсов по когнитивной лингвистике, лингвокультурологии для студентов и аспирантов филологических специальностей.

Практическая ценность работы заключается также в том, что она способствует осознанному пониманию индивидом, изучающим американский вариант английского языка, тех когнитивных структур, которые стоят за лексическими и фразеологическими единицами языка, а также синонимическими рядами и паремиями, что может способствовать повышению его коммуникативной компетенции.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Концептосфера HUMAN FACE представляет собой совокупность концептов FACE, EYE, NOSE, MOUTH, LIP, CHEEK, FOREHEAD и CHIN, каждый из которых имеет полевую структуру, состоящую из ядра, интерпретационного слоя и образного слоя. В ядро входят наиболее устойчивые, общенациональные признаки. Интерпретационный слой концепта является совокупностью слабо структурированных признаков, представленных в виде предикаций, отражающих интерпретацию отдельных ядерных признаков национальным, групповым и индивидуальным сознанием. Образный слой концепта составляют гештальты, раскрывающие целостное образное представление ментальных сущностей, существующих в национальном сознании.
  2. Количественный и качественный состав языковых средств, вербализующих концептосферу HUMAN FACE, свидетельствует о том, что она занимает одну из достаточно важных позиций в американской картине мира.
  3. Посредством количественного анализа ядерных признаков концептов определяется структура концептосферы HUMAN FACE. К центральной части относятся концепты FACE и EYE, имеющие наибольшее количество устойчивых общенациональных концептуальных признаков. В промежуточную часть входят концепты NOSE, MOUTH и LIP с меньшим количеством ядерных признаков. На периферии концептосферы находятся концепты CHEEK, FOREHEAD и CHIN, представленные наименьшим количеством ядерных признаков, что свидетельствует о меньшей значимости данных концептов для носителей языка.
  4. Наибольшее количество концептуальных признаков входит в состав концепта FACE. Однако они не покрывают полностью все признаки концептов концептосферы HUMAN FACE. Следовательно, в концептосферу HUMAN FACE, наряду с концептом FACE как целостным осмыслением передней части головы человека, входят другие концепты.
  5. Интерпретационные признаки исследуемых концептов соотносятся с существующими в национальном сознании американцев национально-этническими, эстетическими, гендерными, возрастными и социально-статусными стереотипами.
  6. Лицо человека осмысливается не только как конкретно-чувственный предмет, но также как абстрактная сущность, образный характер которой выявляется путем гештальтного анализа.
  7. Реальное присутствие выявленных ядерных признаков в индивидуальном сознании американцев верифицируется с помощью свободного ассоциативного эксперимента.
  8. Процедура концептуального анализа носит комплексный характер, что позволяет отразить многоплановое осмысление объектов и явлений окружающей действительности.

Апробация работы осуществлялась на заседаниях кафедры лексикологии, стилистики и методики преподавания английского языка Института иностранных языков Дальневосточного государственного университета, на аспирантских семинарах ИИЯ ДВГУ. По теме диссертации были сделаны доклады на двух международных конференциях по вопросам преподавания английского языка (“Sharing Сhallenges, Sharing Solutions : Teaching Languages in Diverse Contexts”. – Владивосток, 2004; “Best Practice in ELT”. – Биробиджан, 2006) и на региональной научно-практической конференции («Россия – Восток – Запад : проблемы межкультурной коммуникации». – Владивосток, 2005).





Содержание работы отражено в 9 публикациях автора.

Структура работы. Диссертация состоит из Введения, четырех Глав, Заключения, Списка использованной литературы, включающего 273 научных труда (из них – 64 на английском языке), Списка лексикографических источников с принятыми сокращениями, Списка произведений художественной литературы с принятыми сокращениями, а также двенадцати приложений. Общий объем диссертационного исследования составляет 232 страницы. Основной текст работы – 174 страницы.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, научная новизна, теоретическая и практическая значимость результатов работы, формулируются объект, предмет, цели, задачи и положения, выносимые на защиту, а также представляются методы исследования, фактический материал и структура работы.

В Главе 1 «Особенности лингвокогнитивного подхода к изучению языковой концептуализации мира» излагаются теоретические предпосылки исследования. Когнитивная лингвистика занимается описанием и объяснением ментальных структур, непосредственно не наблюдаемых, но имплицитно присутствующих в сознании человека, которые получают языковую объективацию. Понятийный аппарат когнитивной лингвистики составляют термины, важнейшими из которых являются: «картина мира», «концептуальная картина мира», «языковая картина мира», «концепт», «концептосфера», «гештальт».

Картина мира представляет собой глобальный образ мира, созданный в результате познавательной активности человека. Антропоцентрическая установка на изучение языка является результатом развития идей выдающихся философов и языковедов: В. фон Гумбольдта, Л. Вайсгербера, Э. Сепира, Б. Уорфа и др. Она предполагает решение вопроса о том, как человек влияет на язык и как язык влияет на человека. Введение в научный аппарат термина «языковая картина мира» предусматривает изучение языка с позиций фиксации и хранения всего комплекса знаний о мире, накопленных данным языковым сообществом. Языковая картина мира по отношению к концептуальной картине мира выполняет функции означивания концептов как основных элементов концептуальной картины мира и их экспликации средствами языка.

Концепт как сложный ментальный конструкт не имеет единого определения в науке о языке на современном этапе ее развития. Отсутствие единой точки зрения в определении концепта как центральной категории когнитивной лингвистики свидетельствует о трудностях формирования новой научной парадигмы, в центре внимания которой находится человек в его взаимодействии с окружающим миром.

Концепт является результатом отражения действительности сознанием. Он имеет сложную многоуровневую, не жестко организованную структуру, состоящую из признаков. Не все концепты фиксируются языковыми средствами, но самые важные концепты кодируются именно в языке (З. Д. Попова, 1999; 2003(а); 2003(б); И. А. Стернин, 1998). Концепт имеет вербальную (языковую) и невербальную репрезентацию. Совокупность концептов, характеризующих определенный фрагмент действительности, образует концептосферу (М. Г. Лебедько, 2002, 127). Поскольку в силу динамического характера человеческого мышления концептосфера не имеет четких границ, ее нельзя представить в виде четко структурированного образования. Однако выделенные нами концепты позволяют наиболее полно описать исследуемую концептосферу.

Проблема стереотипа широко освещается в работах отечественных и зарубежных ученых: И. С. Кона (1966), П. Н. Шихирева (1971), М. Г. Лебедько (M. G. Lebedko, 1999, 37–42; 2005), В. В. Красных (2002), Н. И. Семечкина (2004), У. Липпмана (W. Lippman, 1997), М. Маки (M. Mackie, 1973), У. Квастхофф (U. Quasthoff, 1978), С. М. Джадда (C. M. Judd, 1993) и др.

Термин «стереотип» введен в научный оборот американским журналистом и социологом У. Липпманом. Под стереотипом он понимал упорядоченные, детерминированные культурой «картинки мира» в голове человека (the pictures in our heads), которые экономят его усилия при восприятии сложных социальных объектов, и защищают его ценности, позиции и права (W. Lippman, 1997, 95).

Рассматривая стереотипы с когнитивных позиций, М. Г. Лебедько определяет их как особые формы обработки информации, «продукт когнитивного процесса категоризации», а сам процесс стереотипизации – как естественный и необходимый (M. G. Lebedko, 1999, 37–42).

Стереотипы, по мнению И. С. Кона, являются неотъемлемым элементом обыденного сознания. Как готовая схема восприятия, аккумулирующая стандартизированный коллективный опыт и приобретаемая индивидуумом в процессе социализации, стереотип выполняет положительную роль, позволяя человеку сэкономить время и усилия при реагировании на изменяющиеся условия окружающего мира (И. С. Кон, 1966) и помогая ориентироваться в незнакомом культурном пространстве (R. R. Bootzin, 1991, 644). Но в то же время стереотип может затруднять межкультурную коммуникацию (M. G. Lebedko, 2005, 20–23), а также препятствовать проявлению творческого потенциала личности (Л. В. Паринова, 2005, 154).

В нашем понимании, эстетические и гендерные стереотипы есть не что иное, как признаки концептов КРАСОТА и ГЕНДЕР. Они выражают обыденные представления о прекрасном/безобразном и маскулинности/фемининности, выработанные определенным народом в ходе своего культурно-исторического развития и предлагаемые в качестве эталонов всем членам данного общества. Стереотипы претерпевают изменения с течением времени.

Хотя считается, что концепт может быть выражен средствами несловесных искусств (живописи, музыки, архитектуры, скульптуры, кино и др.), именно языковые средства репрезентации концепта дают возможность его реконструировать, применяя различные приемы концептуального анализа. На данном этапе развития когнитивного направления науки концептуальный анализ трактуется неоднозначно. Выбор методики исследования концепта во многом определяется содержанием, которое исследователь вкладывает в термин «концепт». Одним из основных путей концептуального анализа является описание концептов через выделение его концептуальных признаков. Используемая в работе процедура концептуального анализа носит комплексный характер, что позволяет отразить многоплановое осмысление объектов и явлений окружающей действительности, а также получить информацию о национальной специфике отражения знаний и опыта в языке носителей определенной культуры. Согласно данной методике исследование проводится в несколько этапов:

  1. Исследуются словарные дефиниции ключевых лексем рассматриваемых концептов, их производных слов, синонимов, антонимов, фразеологических единиц (метод дефиниционного анализа). На основании количественного анализа ядерных признаков концептов выстраивается структура концептосферы HUMAN FACE. Исходя из количества языковых средств, репрезентирующих концептуальный признак, делается вывод о его актуальности для американского национального сознания (количественный анализ).
  2. Анализируется сочетаемость ключевых лексем в речевых клише, пословицах, поговорках, авторских высказываниях, художественных контекстах, что позволяет выделить понятийные признаки концептов (контекстуальный анализ).
  3. Исследуется метафорическая сочетаемость, посредством чего выявляются образные признаки концептов, то есть гештальты. Под гештальтом понимается целостное образное осмысление определенного фрагмента картины мира, выявляемое посредством буквального прочтения именной, глагольной и предложной сочетаемости лексем, репрезентирующих исследуемые концепты (Н. Э. Агаркова, 2000, 96). Буквальное прочтение сочетаемости позволяет выявить концептуальные признаки и раскрыть содержание концепта (гештальтный анализ).
  4. Осуществляется экспериментальная проверка наличия выделенных при исследовании ядерных признаков концепта FACE в сознании американцев (метод ассоциативного эксперимента).

Таким образом, концептуальный анализ позволяет наиболее полно и разносторонне исследовать отраженные в национальном сознании фрагменты картины мира.

В Главе 2 «Структура концептосферы HUMAN FACE по данным анализа лексической семантики» описываются ядро, интерпретационный слой и образный слой концептов FACE, EYE, NOSE, MOUTH, CHEEK, FOREHEAD и CHIN, входящих в концептосферу HUMAN FACE, для чего привлекается разнообразный языковой материал: ключевые слова-репрезентанты концептов, производные лексемы, синонимы, антонимы, свободные словосочетания, фразеологические единицы, речевые клише, пословицы, поговорки и афоризмы.

Выявленное в ходе исследования значительное количество языковых единиц, объективирующих рассматриваемые концепты в английском языке, дает основание полагать, что концептосфера HUMAN FACE занимает важное место в американской картине мира, поскольку множественное вариативное обозначение объекта, передающее сложные смысловые оттенки обозначаемого, отражает «сосредоточенность внимания человека на определенном объекте в структуре его деятельности и существенность этого объекта по тем или иным причинам для жизни человека» (Е. С. Кубрякова, 1991, 95).

В рамках данного исследования описание концепта начинается с представления его ядра, формируемого устойчивыми общенациональными признаками. Анализ лексикографических источников позволяет сделать вывод, что стоящие за всеми рассматриваемыми концептами сущности осмысливаются как физические объекты, имеющие определенное месторасположение и параметры: форму/ размер, цвет, блеск, тактильные характеристики (moon-faced, almond-eyed, blue-eyed, shining eyes, a Roman nose, a warm mouth, dry lips, cheeks as red as cherries, a narrow forehead, a cleft chin) и обладающие подвижностью по вертикали/горизонтали (faceup, to turn one’s nose up at sth, to turn the other cheek, to keep one’s chin up).

В американском национальном сознании лицо концептуализируется как показатель физического состояния человека (a tired face), его расовой принадлежности (black-faced, a red face, a white face, a yellow face); как индикатор эмоций, чувств (a face as long as a fiddle, a face like thunder) и качеств характера (an honest face, a kind face), умственных способностей (a clever face), а также как объект оценки по эстетическим параметрам (a beautiful face, not just a pretty face).

Специфическими составляющими концепта FACE, представляющего осмысление лица как целостной недискретной сущности, являются такие признаки, как ‘местонахождение органов чувств’ (to turn about face, to sb’s face), ‘маркер возраста’ (baby-faced, a youthful face, Your face records your age), ‘идентификатор человека’ (a famous face, an unknown face), ‘объект, имеющий ракурс восприятия’ (full-faced, half-faced).

Глаз является объектом, имеющим парное количество, который представляет собой не просто телесную область, а орган, выполняющий важнейшую функцию – зрительную, что дает человеку возможность видеть, воспринимать внешний мир, ориентироваться в пространстве (hawk-eyed, near-sighted eyes, to close or shut one’s eyes to sth).

В американском национальном сознании глаз осмысливается как показатель физического состояния человека (rheumy eyes), его расовой принадлежности (round eyes, slanted eyes); как индикатор эмоций, чувств (cold-eyed, happy eyes), качеств характера (greedy eyes), умственных способностей (stupid eyes); как объект оценки по эстетическим параметрам (for sb’s fair eyes), а также как орган, производящий оценку объема/ количества вещества (one’s eyes are bigger than one’s stomach), посредством которого можно причинить вред человеку (to give sb the evil eye).

Нос – это орган, необходимый для дыхания, обоняния, модуляции голоса. Кроме того, он является показателем физического состояния человека (a blocked nose, a sunburned nose); качеств характера (a nose of wax); объектом оценки по эстетическим параметрам (an ugly nose), а также фокусом концентрации внимания при восприятии лица (as plain as the nose on your face).

Рот (губы) используются человеком для приема пищи, модуляции звуков и восприятия тактильных ощущений. Посредством рта (губ) происходит вербальная/ невербальная коммуникация. В ходе исследования были также выделены следующие признаки концептов MOUTH и LIP: ‘показатель физического состояния человека’ (a swollen mouth, wind-burned lips); ‘маркер расовой принадлежности’ (round eyes, slanted eyes); ‘индикатор эмоций, чувств’ (a sensual mouth, scornful lips); ‘маркер качеств характера’ (a cruel mouth, firm lips), а также ‘объект оценки по эстетическим параметрам’ (a lovely mouth, luscious lips).

В американской КМ щека представлена как показатель физического состояния человека (a chapped cheek, a swollen cheek) и часть тела, на которой растет борода у мужчин (a clean-shaven cheek, a stubby cheek).

Лоб осмысливается в качестве индикатора физического состояния человека (a feverish forehead, a sweaty forehead), показателя эмоций, чувств человека (a frowning forehead) и маркера ума человека (an intellectual forehead).

Подбородок – это часть тела, на которой растет борода у мужчин (smooth-chinned, an unshaven chin). Он представляется показателем качеств характера человека, а именно: храбрости, твердости, решительности и упорства (chinless, weak-chinned, a firm chin, a resolute chin, to stick one’s chin out).

Встречающиеся в интерпретационном слое концептов противоречивые признаки отражают осмысление определенной сущности, которое носит диалектичный характер, например: ‘объект, наиболее точно выражающий внутренний мир человека’ The face is the index of the mind (или heart) vs. ‘часть тела, неадекватно передающая внутренний мир человека’ A fair face may hide a foul soul (или heart).

Интерпретационные признаки ‘результат божественного творения’ (…In the faces of men and women I see God, and in my own face in the glass (Walt Whitman)) и ‘физический объект, параметры которого свидетельствуют о родственных связях человека’ (A man finds room in the few square inches of the face for the traits of all his ancestors; for the expression of all his history, and his wants (Ralph Waldo Emerson)) раскрывают религиозные и «наивные» представления американцев.

Анализ пословиц A fair face may fade, but a beautiful soul lasts forever; A face without freckles is like a sky without stars позволил вывести признаки ‘объект, эстетическая привлекательность которого снижается со временем’, ‘объект, необходимым элементом которого являются веснушки – их отсутствие не позволяет считать лицо красивым’. Данные признаки передают интерпретацию американским национальным сознанием ядерного признака ‘лицо – это объект эстетической оценки’.

Анализ лексикографических источников позволяет выявить также образный слой концептов. Посредством гештальтного анализа было установлено, что лицо концептуализируется в американском массовом сознании как неодушевленный предмет (гештальты «ЛИЦО – КНИГА», «ЛИЦО – ПИСЬМО», «ЛИЦО – ИСТОЧНИК СВЕТА», «ЛИЦО – ГРАВЮРА», «ЛИЦО – ТРАНСПОРТНОЕ СРЕДСТВО», «ЛИЦО – ЦЕННЫЙ ПРЕДМЕТ» и др.), живое существо (гештальт «ЛИЦО – ОБМАНЩИК») и граница (гештальты «ЛИЦО – МАСКА», «ЛИЦО – ШИРМА», «ЛИЦО – ЗЕРКАЛО»).

Глаз воспринимается американцами как неодушевленный предмет (гештальт «ГЛАЗ – ЖЕМЧУЖИНА») и граница (гештальты «ГЛАЗ – ОКНО», «ГЛАЗ – ЗЕРКАЛО»). Архетип «ГЛАЗ – ЖИВОЕ СУЩЕСТВО» был получен путем анализа семантики глагола to feast (v.t. to provide or entertain with a feast (RHUD)) при буквальном прочтении фразеологической единицы to feast one’s eyes on sb/sth.

В результате анализа словарных данных не были выявлены интерпретационные признаки и гештальты концептов MOUTH, CHEEK, FOREHEAD и CHIN. Кроме того, было зафиксировано отсутствие образного слоя в структуре концепта NOSE.

Исходя из количественного анализа ядерных признаков исследуемых концептов, структура концептосферы HUMAN FACE может быть представлена в следующем виде. К центральной части относятся концепты FACE и EYE, имеющие наибольшее количество устойчивых общенациональных концептуальных признаков, составляющих ядро концепта (по 22). В промежуточную часть входят концепты NOSE, MOUTH и LIP, у которых было выявлено меньшее количество ядерных признаков (15, 14 и 14 соответственно). На периферии концептосферы находятся концепты CHEEK, FOREHEAD и CHIN, представленные наименьшим количеством ядерных признаков (8, 8 и 5 соответственно).

В Главе 3 «Представление концептосферы HUMAN FACE в современных американских художественных текстах» проводится контекстуальный и гештальтный анализ сочетаемости ключевых лексем, вербализующих рассматриваемые концепты. Полученные концептуальные признаки позволяют дополнить и детализировать структуру концептов, реконструированную по данным дефиниционного анализа, выявить их образный компонент. Свое исследование мы проводим на материале художественных контекстов, поскольку художественная литература аккумулирует все богатство общенационального языкового сознания, отражает особенности национальной картины мира, присущей данному языковому коллективу.

Ядерные признаки, выявленные на основе лексикографических данных, получают объективацию и в текстах. При этом они детализируются в соответствии с национально-этническими, гендерными, возрастными, эстетическими, социально-статусными стереотипами, функционирующими в американском социуме, обнаруживая интегративный характер восприятия внешности человека. Согласно этому, основное внимание автора при анализе контекстов было направлено на выявление интерпретационных и образных признаков изучаемых концептов.

Критерии чистоты, здоровья и молодости являются основополагающими при вынесении эстетической оценки телесных параметров. Наличие одновременно этих трех условий, которые находят отражение во внешности человека, позволяет признать его красивым: His fresh young face, so healthy and rosy and lightly tanned by the summer sun… (WHL, 196); She was young and beautiful and fresh (ITC, 51).

Как показывает анализ, одним из критериев положительной оценки лица могут быть расовые признаки. Например, голубые/синие глаза в американском национальном сознании являются показателем европейского происхождения человека. В силу этого голубой (синий) цвет глаз получает положительную эстетическую оценку в следующем примере: A picture of little Mary Jane, for whom the candy is named. Smiling white face. Blond hair in gentle disarray, blue eyes looking at her out a world of clean comfort. The eyes are petulant, mischievous. To Pecola (an Afro-American girl) they are simply pretty (BE, 50).

В ходе исследования было установлено, что такие внешние параметры лица, как наличие загара, пропорциональность его частей, чистота и отсутствие недостатков кожи (шрамов, синяков, волдырей) американском социуме считаются красивыми независимо от пола и возраста объекта.

Однако в рамках нашего исследования были выявлены физические параметры, получающие разную эстетическую оценку, в зависимости от пола их обладателя. Так, был установлен факт корреляции эстетических и гендерных стереотипов при восприятии лиц мужчин и женщин. В американском массовом сознании лицо концептуализируется как часть внешней оболочки тела человека, по которой судят о его внутренней сущности. Предполагается, что параметры частей лица свидетельствуют о наличии определенных качеств характера у человека. Причем красивыми считаются именно те параметры, которые указывают на качества, приписываемые мужчинам и женщинам в соответствии с гендерными стереотипами: “He was even more handsome than she had realized yesterday: his face was strong and masculine…” (WHL, 319–320); She was pretty in life, blond, with delicate features and an engaging smile (P, 8); He was proud of his chin. … It was a manly chin, a big round chin… (BV, 10–11); a firm chin (ITC, 14); a stubborn chin (MG, 228); … his chin is a challenging jut (TIS, 309); He studied her face, tipped up at an acute angle, her delicate chin with its distinctive dimple… (BS, 276). Так, у мужчин красивым считается лицо с крупными чертами, большим подбородком, как показателями силы, энергичности, мужественности, уверенности в себе, в то время как у женщин положительную эстетическую оценку получает лицо с тонкими чертами, воспринимаемое как проявление беззащитности, чувственности, ранимости – то есть тех качеств, которые приписываются женщине в соответствии с гендерными стереотипами, функционирующими в американском сознании. Данный вывод находит подтверждение в примере, указывающем на взаимообусловленность чувственности и красоты женского лица: For his part, Maxim was staring down into a face that had haunted him for the past twenty-four hours. It was a face of infinite beauty and sensitivity, with that hint of mystery he had noticed yesterday (WHL, 320).

Глаза голубого (синего) цвета получают наивысшую положительную эстетическую оценку в американском социуме, например: her lovely blue eyes (TL, 86); those beautiful blue eyes (BS, 243); those startlingly blue eyes (WHL, 271); your pretty blue eyes (WW, 118); Bewitching blue eyes. (TL, 81). Это подтверждается и тем фактом, что женщины стремятся подчеркнуть голубизну своих глаз при помощи косметических средств: … she… smeared a little pale-gray eyeshadow on her lids. This color always made her blue eyes look bluer (WHL, 463). В то же время необходимо отметить, что не только голубые (синие), но и другие глаза (зеленые, серые, карие, черные) получают положительную эстетическую оценку, независимо от пола и возраста человека: her beautiful green eyes (WW, 283); He had … beautiful gray eyes with long lashes… (ITC, 296); She was middle-age cute, with … attractive hazel eyes (BS, 84); She had beautiful chocolate-brown eyes… (WW, 130); her beautiful dark eyes (WW, 156). Следовательно, цвет глаз, являющийся эстетически релевантным физическим параметром, получает вариативную трактовку, в зависимости от эстетических стереотипов, которые функционируют в групповом сознании представителей американского социума.

Однако, несмотря на то, что в отдельных контекстах подчеркивается красота серых, зеленых, карих, черных и темных глаз, сопоставление этих цветов с голубым (синим) с точки зрения их значимости, демонстрирует доминирование последнего цвета при оценке эстетической привлекательности внешности человека в современном американском сознании: They’re great pals now, Freddie, seven, Malachy, two. … He has blue eyes like my mother. He has golden hair and pink cheeks. I have brown eyes like Dad. I have black hair and my cheeks are white in the mirror (AA, 14); Malachy runs smiling to the big women. … you can see the shiny blue of his eyes, the pink of his cheeks. All that makes the big women smile and I wonder why they didnt smile when they talked to me (AA, 40).

В национальном сознании американцев нос имеет свои особенности концептуализации. Анализ исследуемого материала показал, что наиболее привлекательным считается большой ровный прямой нос, который сравнивается с формой носа древнеримских статуй (a Roman nose) и известных киноактеров (Charles Lindbergh), например: He was>handsome – thick wavy blond hair, a straight Roman nose… (GRB, 79); He had a wonderful profile. Straight nose, arched lips, pleasing chin – like a young Charles Lindbergh (BS, 405). Кроме того, положительную эстетическую оценку получают и другие формы носа: орлиный (an aquiline nose), курносый (her upturned nose, a snub nose), а также маленький ровный нос (small, straight nose), например: He was … one of the most handsome men Jamie had ever seen. He had soot-black eyes, an aquiline nose… (MG, 30); …her pretty upturned nose… (WHL, 71); She was pretty, he saw at once – short auburn hair, a snub nose with freckles… (NSP, 151); … he had never seen a woman as beautiful as she … with her … small, straight nose… (WHL, 213).

В то же время, непропорционально большой (big, large, overdeveloped), длинный (long), острый (pointed, sharp), кривой (crooked), плоский (flat), нос, а также нос со следами повреждения (broken) признаются некрасивыми: My father was never good-looking. … His chin was weak, his nose overdeveloped… (M, 197); But their ugliness was unique. … Keen but crooked noses, with insolent nostrils (BE, 38–39); A broken nose and a scar spoiled what would otherwise have been a too-handsome face (MG, 95).

Эстетическая оценка рта и губ выносится в соответствии со следующими физическими параметрами: размер (wide), форма (full), блеск (well-moistened), независимо от пола и возраста человека, например: He was even more handsome than she had realized yesterday: … a mouth she could only think of as beautiful it was wide, full and generous (WHL, 319–320); Bernard had inherited his mother’s … full lips, those dark expressive eyes, and a complexion as smooth as new fruit. … he was an exceptionally handsome boy (PT, 276); … she was nonetheless a lovely young woman, very arresting, with … a full, wide mouth (WHL, 18); … my captor’s pliant, full-lipped, well-moistened mouth (TL, 51). Параметр ‘цвет губ’ релевантен при рассмотрении женской внешности. Действительно, женщины используют косметические средства для того, чтобы выделить губы, придать им другой оттенок, блеск: … and those perfectly curved lips … with brown lipstick! … The brown lipstick, the colour of caramel, hellish, rebellious, perfectly elegant… (BV, 130).

Анализ контекстов показал, что в характеристику форм губ вводится признак ‘расовая принадлежность’. В следующем примере подчеркивается различие больших толстых губ, принадлежащих представителям негроидной расы и меньших по размеру губ у людей, относящихся к европеоидной расе: I thought about the baby that everybody wanted dead, and saw it very clearly. It was in a dark, wet place, its head covered with great O’s of wool, the black face holding, like nickels, two clean black eyes, the flared nose, kissing-thick lips, and the living, breathing silk of black skin. No synthetic yellow bangs suspended over marble-blue eyes, no pinched nose and bowline mouth (BE, 190).

Как показало проведенное исследование, параметры возраста и здоровья обусловливают эстетическую оценку щек, поэтому красивыми могут быть признаны розовые (pink), круглые (round), гладкие (smooth) щеки, независимо от пола и возраста человека, например: They’re great pals now, Freddie, seven, Malachy, two. … He has golden hair and pink cheeks (AA, 14); He was good-looking, with smooth, round cheeks… (WHL, 202); … but she had also been close to beautiful: … her cheeks flushed with a maids high color. That all but irresistible beauty was hardly more than a memory today… (I, 287).

Концепт FOREHEAD эксплицитно представлен в меньшем количестве контекстов. Результаты контекстуального анализа позволили выявить такой признак исследуемого концепта, составляющий его интерпретационный слой: ‘лоб – это часть лица человека, на которую распространяется эстетическая оценка’. Причем, красивым считается высокий и широкий лоб, независимо от пола человека, например: He had never seen a more beautiful face… She had a high forehead… (BV, 578); He was good-looking, with … a wide brow… (WHL, 202). В то время как узкий, лоб получает отрицательную эстетическую оценку, что может быть проиллюстрировано при помощи следующих примеров: But their ugliness was unique. … The eyes, the small eyes set closely together under narrow foreheads (BE, 38–39). Можно сделать вывод, что в американской КМ эстетическая привлекательность высокого широкого лба обусловлена предполагаемыми внутренними качествами человека (большими интеллектуальными способностями).

Помимо интерпретационных признаков, анализ контекстов позволяет выделить архетипы, не выявленные на материале словарей, тем самым, расширив описание образного слоя концептов. Например, в структуру концепта FACE были включены архетипы «ЛИЦО – КОНТЕЙНЕР» и «ЛИЦО – ВЕЩЕСТВО» (гештальт «ЛИЦО – ЛЕД»): The dressmaker’s face filled with happiness (WHL, 300); Suddenly her face was full of anger… (M, 427); … his face hardened into a block of ice as he looked at his father (D, 163).

Употребление глаголов to inherit (verb to receive property or money from someone who has died (MED)) и to bestow (verb formal to give valuable property … to someone (MED)) в следующих примерах указывает на то, что части тела, в частности глаза, рассматриваются как имущество, передающееся по наследству от родителей детям: Lydia had inherited her mother’s height and figure, her sparkling blue eyes… (WHL, 205); And brilliant blue eyes, which he had bestowed on both of his children (G, 4). Причем наличие семы «ценность» в составе лексического значения глагола to bestow указывает на положительную эстетическую оценку голубого (синего) цвета глаз. В приведенных контекстах имплицирован гештальт «ГЛАЗ – НАСЛЕДУЕМЫЙ ПРЕДМЕТ». Аналогичным образом были выявлены гештальты, дополняющие те, которые были выявлены ранее: «ГЛАЗ – БУР», «ГЛАЗ – ИСТОЧНИК СВЕТА», относящиеся к архетипу «НЕОДУШЕВЛЕННЫЙ ПРЕДМЕТ»; «ГЛАЗ – ВОДА», «ГЛАЗ – ЛЕД», «ГЛАЗ – ОГОНЬ» (архетип «ГЛАЗ – ВЕЩЕСТВО»); «ГЛАЗ – ОМУТ», «ГЛАЗ – ЛУЖА» (архетип «ГЛАЗ – КОНТЕЙНЕР»); «ГЛАЗ – НЕБО», (архетип «ГЛАЗ – ПРОСТРАНСТВО»).

Художественное сознание вскрывает новые свойства, признаки объекта, либо дает новые модификации уже известных. Так, в сознании авторов глаза представляются в виде драгоценных камней: She had lost weight and her cheeks were dark and sunken. Her eyes registered nothing; they were two turquoise gems lying inert in a field of off-white (PT, 65); рыб, морских существ: Behind the thick lenses off his hornrims, the man’s brown eyes floated like strange fish (I, 188); световых лучей: She was staring straight at him, her laser eyes no more than eighteen inches from his face… (BV, 360); “…it is almost impossible to see my work unless he had X-ray eyes…” (QB, 277).

Следует отметить, что в результате анализа индивидуально-авторских текстов не были зафиксированы гештальты концептов NOSE, MOUTH, CHEEK, FOREHEAD и CHIN.

Таким образом, было установлено, что концепты FACE и EYE являются одними из наиболее важных концептов для массового американского сознания. Данные концепты, относящиеся к центральной части концептосферы HUMAN FACE, имеют помимо ядерного слоя интерпретационный и образный слои, сформированные большим количеством признаков.

В Главе 4 «Ассоциативно-вербальный компонент концепта FACE (экспериментальный анализ)» дается теоретическое обоснование применения свободного ассоциативного эксперимента и описание процедуры его проведения. Цель свободного ассоциативного эксперимента состояла в верификации, уточнении и дополнении набора концептуальных признаков, полученных в ходе изучения данных лексикографических источников.

Анализ результатов эксперимента, проведенного в 2006 г. с участием 138 американских граждан в возрасте 13–74 лет, рожденными и проживающими на территории США, позволил выявить то содержание концепта FACE, которое отражает обыденные представления членов американского социума о человеческом лице в настоящий момент. В ходе эксперимента было получено 712 вербальных реакций, при этом было определено семь групп концептуальных признаков в составе концепта FACE: ‘физический объект, который является внешней передней частью головы человека, имеющей определенные параметры (размер, форму, цвет, тактильные характеристики) и включающей в себя органы чувств’ (the front of a person’s head; the thing with eyes, nose, mouth, etc.) – 27% всех ассоциатов; ‘индикатор чувств и эмоций, черт характера человека’ (smile; happy; comforting; kind; goofy; friendly; relaxed or worried/ stressed; joy) – 30%, ‘идентификатор личности человека’ (identity; identifies me to the rest of the world; faces of people I love – family and friends) – 9%, ‘объект эстетической оценки’ (beautiful; Every face that is smiling is beautiful) – 5%; ‘показатель расовой / национальной принадлежности человека’ (ethnic origin; The human face has some consistent features, although aspects of these features may vary among different ethnic groups) – 4% и др.

Результаты эксперимента позволили расширить набор признаков концепта, установленных путем дефиниционного и контекстуального анализа. Так, лицо человека воспринимается американцами как ‘объект, относящийся к живой материи’, ‘имеющий земное происхождение’, ‘принадлежащий организму определенного биологического вида’, ‘позволяющий визуально отнести человека к женскому или мужскому полу’, ‘часто передающийся в произведениях искусства’. Экспериментальная проверка наличия ядерных признаков концепта FACE в сознании современных американцев показала, что признаки ‘показатель сословной принадлежности человека’ и ‘индикатор чистоты’ не актуальны.

В ходе эксперимента нами было получено эмпирическое подтверждение выдвинутой ранее гипотезы о полевой структуре концептов, поскольку ядерные признаки концепта FACE, выявленные при помощи анализа данных лексикографических источников, находят свое выражение и на уровне ассоциативных реакций, что объясняется национально-культурной обусловленностью индивидуального сознания.

Cравнение реакций (created by God vs. comparison to other primates) позволило выявить противопоставление двух видов картины мира, существующих в сознании отдельных участников эксперимента, – естественнонаучной и религиозной.

Анализ результатов, полученных путем свободного ассоциативного эксперимента, показал, что осмысление лица человека варьируется в зависимости от пола, возраста и образования респондента. Причем взросление и повышение уровня образования языковой личности способствует расширению спектра и углублению ассоциаций, уточняющих содержание анализируемого концепта.

В Заключении обобщаются теоретические и практические результаты диссертационного исследования, излагаются основные выводы. Перспектива дальнейшей разработки темы видится нам в диахроническом изучении рассматриваемых концептов, то есть в исследовании их исторической эволюции. Несомненный интерес представляет также сопоставительный анализ репрезентации содержания «эквивалентных» концептов в различных языковых картинах мира. Такое сопоставление позволит получить новые данные о национальной специфике рассматриваемых концептов.

Содержание диссертационного исследования отражено в девяти публикациях автора.

  1. Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах:
  1. Нестерова, М. В. Репрезентация концепта EYE в американской языковой картине мира (на материале современных американских художественных произведений) / М. В. Нестерова // Вестник Поморского университета. Сер. «Гуманитарные и социальные науки». – Архангельск : Изд-во Поморск. ун-та, 2006. – № 5. – С. 264–269. (0,5 п. л.)
  1. Статьи и тезисы:
  1. Nesterova, M. V. Phraseological Units as a Part of the Concept “FACE” / M. V. Nesterova // Общие проблемы, общие решения : преподавание языков в различных культурных контекстах. – Материалы 5й Паназиатской конференции. Владивосток, 24 – 27 июня 2004 г. / На англ. яз. “Sharing Сhallenges, Sharing Solutions : Teaching Languages in Diverse Contexts”. The fifth Pan-Asian conference at FEELTA 2004. Conference handbook. – Владивосток : Изд-во Дальневост. ун-та, 2004. – С. 141. (0,02 п. л.)
  2. Нестерова, М. В. Гендерные и эстетические аспекты языковой объективации концепта «HUMAN FACE» / М. В. Нестерова // Россия – Восток – Запад : проблемы межкультурной коммуникации : программа и тезисы 2-й региональной научно-практической конференции. – Владивосток : Изд-во Дальневост. ун-та, 2005. – С. 44–45. (0,03 п. л.)
  3. Nesterova, M. V. Gestalts Representing the Concept HUMAN FACE / M. V. Nesterova // Культурно-языковые контакты : сб. науч. тр. – Вып. 8. – Владивосток : Изд-во Дальневост. ун-та, 2005. – С. 155–161. (0,3 п. л.)
  4. Нестерова, М. В. Сопоставление вербализации концептов NOSE и CHIN в английской языковой картине мира / М. В. Нестерова // Образовательное пространство России : проблемы взаимодействия языков и культур : материалы региональной научно-практической конференции. Благовещенск, 2006 г., январь. – Благовещенск : Изд-во Амурск. ун-та, 2006. – С. 85–87. (0,1 п. л.)
  5. Нестерова, М. В. Опыт сравнения репрезентации концептов в английской языковой картине мира (на примере концептов NOSE и CHIN) / М. В. Нестерова // Вопросы филологических наук. – М. : ООО «Компания Спутник+», 2006. – № 3 (20). – С. 83–87. (0,3 п. л.)
  6. Nesterova, M. V. How Do Pink Piggy and Lion Eyes Characterize a Person? / M. V. Nesterova // Лучшее в преподавании английского языка. – Программа и тезисы 6 международной конференции. Биробиджан, 22 – 24 июня 2006 г. / На англ. яз. “Best Practice in ELT”. The sixth FEELTA International Conference on Language Teaching at FEELTA 2006. Conference handbook. – Биробиджан : Изд-во Дальневост. гос. социально-гуманитарной академии, 2006. – С. 38. (0,01 п. л.)
  7. Нестерова, М. В. Роль свободного ассоциативного эксперимента в выявлении признаков концепта HUMAN FACE в сознании американцев / М. В. Нестерова // Перевод и сопоставительная лингвистика : периодический научный журнал / отв. ред. А. Б. Шевнин. – Екатеринбург : Изд-во Уральского гуманитарного института, 2006. – С. 178–185. (0,4 п. л.)
  8. Нестерова, М. В. Гендерные и эстетические аспекты вербализации концептосферы HUMAN FACE в английском языке / М. В. Нестерова // Вопросы филологических наук. – М. : ООО «Компания Спутник+», 2006. – № 6 (23). – С. 30–37. (0,6 п. л.)


 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.