WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Фольклоризмы как третья семиологическая система при переводе

На правах рукописи

Дмитриева Елена Геннадьевна

Фольклоризмы как третья семиологическая система
при переводе

Специальность 10.02.20 – сравнительно-историческое,

типологическое и сопоставительное языкознание

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва - 2009

Работа выполнена на кафедре английского языка для естественных факультетов факультета иностранных языков и регионоведения Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.

Научный руководитель доктор филологических наук, профессор

Полубиченко Лидия Валериановна

Официальные оппоненты доктор филологических наук, профессор

Задорнова Велта Яновна

кандидат филологических наук, доцент

Убоженко Ирина Вячеславовна

Ведущая организация Литературный институт им. А.М.Горького

Защита диссертации состоится « 17 » марта 2009 года в 15.30 часов на заседании диссертационного совета Д 501.001.04 при Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова, ауд.107-108.

Адрес: 119192, Москва, Ломоносовский проспект, д.31, корпус 1, факультет иностранных языков и регионоведения.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке МГУ им. М.В. Ломоносова (I корпус гуманитарных факультетов).

Автореферат разослан « » _февраля 2009 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета Маринина Е.В.

Глобализация, переживаемая сегодня человечеством, приводит ко все большей унификации культур. В этом контексте интерес к фольклору становится ярким выражением противонаправленной тенденции.

Данная диссертация посвящена переводческому аспекту проблемы проникновения фольклора в литературу.

Объектом исследования в диссертации являются фольклоризмы англо-шотландской народной балладной традиции, используемые в балладах английских поэтов, и предлагаемые русскими поэтами варианты их передачи при переводе баллад.

Предмет исследования составляют системные характеристики фольклоризмов в двух языковых традициях, соотносимые в процессе перевода, то есть фольклоризмы как третья семиологическая система. Под последней мы понимаем «любую хорошо узнаваемую стилистическую подсистему языка-источника, последовательно используемую автором для достижения определенного эффекта и обусловливающую стилистическую неоднородность произведения»[1], что и необходимо передать в переводе. Название «третьей» она получила потому, что наиболее ярко проявляется при переводе с одной семиологической системы (языка-источника) на другую (языка-цели) и «приходит в столкновение с первыми двумя»[2].

По проблеме третьей семиологической системы уже проводились исследования, в которых в этой функции выступали романизмы в произведениях У.Шекспира[3], церковнославянизмы в романе А.С.Пушкина “Евгений Онегин”[4] и библеизмы в романе «Приключения Тома Сойера» М.Твена[5]. В целом, «элементами третьей семиологической системы могут быть иностранные слова и выражения, диалектизмы, возвышенная и архаичная лексика и т.д.»[6]. В общем плане уже был поставлен вопрос и о фольклоризмах как третьей семиологической системе[7], так и не получивший, однако, до настоящего времени последовательного и всестороннего освещения.

Фольклорным материалом исследования послужили корпус текстов англо-шотландских народных баллад из пятитомного собрания The English and Scottish Popular Ballads Ф.Дж.Чайлда и тексты русской народной баллады из двух сборников, составленных Б.П.Кирданом и Д.М.Балашовым. Материал англо-шотландской баллады составил 570776 словоупотреблений (110150 стихотворных строк), русской – 107108 словоупотреблений (20885 стихотворных строк). Материал английской литературной баллады в диссертации представлен оригиналами и переводами восьми баллад У.Вордсворта (We are Seven в переводе И.Козлова; The Thorn в переводе А.Сергеева; The Last of the Flock в переводе Ю.Даниэля; The Mad Mother в переводе И.Меламеда; The Idiot Boy в переводе А.Карельского; The Complaint of a Forsaken Indian Woman в переводе М.Фроловского; Goody Blake and Harry Gill в переводе И.Меламеда; Simon Lee в переводе И.Меламеда), двенадцати баллад Р.Саути (King Henry V and the Hermit of Dreux в переводе С.Шоргина; The Crossroads в переводе В. Вотрина; Mary, the Maid of the Inn в переводе Вс.Рождественского; St. Michael’s Chair в переводе Вс.Рождественского; The Surgeon’s Warning в переводе Арк. Штейнберга; Brough Bells в переводе С.Шоргина; The Old Woman of Berkeley, A Ballad, Shewing How an Old Woman Rode Double, and Who Rode Before Her в переводе В.Жуковского; Lord William в переводе В.Жуковского; Rudiger в переводе В.Жуковского; Donica в переводе В.Жуковского; Jaspar в переводе Дж. Катара; The Well of St. Keyne в переводе Вс.Рождественского) и четырех произведений Дж.Китса (Where be ye going, you Devon maid? в переводах С.Я.Маршака и М.Яснова; Meg Merrilies в переводах Ю.Фадеевой, А.Жовтиса, В.Рогова; La Belle Dame Sans Merci в переводах Л.Андрусона, С.Сухарева, В.Левика; Written in the cottage where Burns was born в переводе С.Маршака). Объем проанализированного материала английской литературной баллады составляет 2989 оригинальных стихотворных строк и 3177 строк перевода. Общий объем материала, включающий фольклорные и литературные произведения на обоих языках, составил 223424 строки поэтического текста.



Выбор жанра баллады для анализа не случаен. Баллада – центральный жанр англо-шотландского фольклора. В период романтизма целая плеяда английских и шотландских поэтов черпала вдохновение именно в этом фольклорном жанре, заимствуя оттуда как сюжеты, так и форму, включая язык. В русской литературе всегда существовал интерес к произведениям перечисленных выше авторов: многое из наследия романтиков переводилось на русский, начиная еще с XIX века. Переводы лирики этих поэтов пополнили сокровищницу русской литературы и сами по себе заслуживают рассмотрения не как вторичный текст, а как самостоятельные авторские произведения.

Актуальность исследования определяется практикой художественного перевода последних двадцати лет. Начиная с конца 90-х годов прошлого века интерес отечественных переводчиков и литературоведов к английской поэзии, особенно к поэзии эпохи романтизма, усилился. Отчасти это объясняется тем, что некоторые авторы, как, например, Р.Саути, Дж.Китс и другие яркие художники слова, в советский период в силу политической конъюнктуры либо не переводились, либо переводились избирательно. В последнее время вышел ряд сборников поэзии, среди которых сборник баллад Роберта Саути (2006), где представлены 18 новых переводов; сборник стихов и баллад Алджернона Суинберна «Сад Прозерпины» в переводе Г. Бена; баллады Дж. Китса (1998), сборник избранной лирики Уильяма Вордсворта (2001), также с публикацией некоторых произведений впервые; сборник стихов Сэмюеля Кольриджа (2004); избранные стихотворения Роберта Бернса в переводах Евгения Фельдмана (2000), а также в переводах Г.Усовой (2006); избранное Уильяма Батлера Йейтса в переводах Г.Кружкова (1995, 2001).

Тем не менее, и в новых переводах, и в переводах, созданных не один десяток лет назад, фольклоризмы как третья семиологическая система редко опознаются переводчиками в тексте оригинала. В результате происходит нивелирование фольклорного звучания подлинника и, в конечном итоге, искажается восприятие творчества поэтов в целом. Между тем, «обретая “жизнь в веках”, переводная поэзия, наряду с оригинальной, органически входит в общественно-эстетическую жизнь русского общества»[8], которое сегодня как никогда заинтересовано в как можно более точном представлении об особенностях иноязычного оригинала и стоящей за ним культуры.

Актуальность проведенного исследования имеет и еще один, теоретический аспект. Дело в том, что российская школа лингвофольклористики и ее достижения уникальны, так как ни в Великобритании, ни в США работа над языком фольклора в таком объеме и с таких позиций, насколько нам удалось выяснить, не ведется. В рамках этой школы одной из актуальных проблем современной филологической науки признается «дальнейшая разработка типологии фольклоризма и исследования фольклоризма творчества отдельных писателей»[9]. Все диссертации последнего десятилетия, в которых рассматривается проблема «фольклоризма»[10], защищены по специальностям фольклористика, русская литература или русский язык. При этом исследование «фольклоризма писателя» в отечественной науке рассматривается прежде всего как «междисциплинарная теоретическая проблема на стыке литературоведения и фольклористики»[11].

Между тем, фольклоризмы обладают сильнейшим стилистическим потенциалом, который наиболее ярко и наглядно проявляется при сопоставлении литературных произведений с системным использованием фольклоризмов и их переводов, настоятельно требуя осмысления данной проблематики с позиций лингвостилистики.

Так как в настоящей диссертации стилистический аспект фольклоризмов изучается на примере жанра баллады в двух языковых традициях, то данное исследование лежит в рамках функциональной сопоставительной - или контрастивной, как называет ее А.Д.Швейцер[12] - стилистики.

Данное исследование также вносит свой вклад в устранение такого «пробела современного переводоведения и лингвостилистики», как недостаточная разработанность «проблемы перевода в зависимости от жанрового типа переводимого материала, например фольклорных жанров»[13]. В последнее десятилетие в этом направлении уже предпринимались определенные усилия, объектом которых стал жанр англо-шотландской баллады. Например, Л.И.Шиятая проводит сопоставительный анализ семиолингвистических характеристик баллады англо-шотландской и русской традиций[14]. Еще одна исследовательница англо-шотландской народной баллады О.В.Томберг рассматривает взаимодействие грамматического аспекта и поэтики жанра[15].

Уровень сопоставления в проведенном нами исследовании – жанр, причем акцент сделан на лексико-синтаксической составляющей, представленной через призму перевода. Если воспользоваться терминологией, предлагаемой Курской школой лингвофольклористики, то настоящее диссертационное исследование можно отнести к кросс-культурной лингвофольклористике, новому направлению в филологии, возникшему в 90-е годы ХХ века. Хотя первые шаги в этом направлении были сделаны еще в монографии П.В.Табахьяна[16], широкое проведение исследований данной проблематики на федеральном уровне началось только в 2003 году, когда был дан старт проекту "Кросс-культурная лингвофольклористика"[17]. Тем не менее, в настоящем исследовании мы будем пользоваться термином «сопоставительная стилистика» как более емким и лучше отвечающим переводческим задачам, решаемым в диссертации.

Цель исследования состоит в том, чтобы найти способы передачи третьей семиологической системы - в нашем случае, фольклоризмов - при переводе баллад. Данная цель предполагает решение следующих задач:

  • провести контрастивный анализ содержательно-композиционных, формально-поэтических, языковых особенностей балладного жанра в русской и англо-шотландской фольклорных и, отчасти, литературных традициях;
  • уточнить определение фольклоризмов для сопоставительной стилистики;
  • опираясь на данные конкорданса балладного корпуса Ф.Дж.Чайлда, выявить фольклоризмы, выступающие в роли третьей семиологической системы при переводе английских литературных балладах трех знаменитых поэтов;
  • создать конкорданс русской народной баллады;
  • проследить адекватность отражения третьей семиологической системы в переводах рассматриваемых литературных баллад на русский язык с помощью созданного нами конкорданса русской народной баллады;
  • найти соответствия идентифицированным в английской балладе фольклоризмам в русской фольклорной традиции для возможного использования их в качестве аналогов при переводе;
  • разработать алгоритм действий переводчика при работе с фольклоризмами как третьей семиологической системой.

Первостепенной задачей при этом являлась именно разработка арсенала средств в помощь переводчику в случаях, когда он решает передать в переводе третью семиологическую систему, на что, как представляется, переводчика все больше ориентируют сегодня перемены глобального масштаба, растущий интерес к этно-культурному компоненту и современные требования к переводу.





Методологической базой исследования послужили положения, разработанные в отечественных и зарубежных работах по теории перевода (А.В.Федоров, В.С.Виноградов, Г.Гачечилидзе, И.С.Алексеева, Л.С.Бархударов, Н.К.Гарбовский, О.В.Томберг, С.В.Тюленев, Я.И.Рецкер); по стиховедению (Е.Г.Эткинд, В.М.Жирмунский, М.Л.Гаспаров, Б.В.Томашевский); по фольклористике (В.П.Аникин, Н.И.Кравцов, В.Я.Пропп, Д.С.Лихачев, А.В.Кулагина, Т.И.Воронцова, L.Pound, D.Buchan, A.L.Lord, A.B.Friedman, A.H.Krappe, В.Е.Гусев, О.Л.Мощанская, А.Н.Веселовский, Дж.Бейли, П.Г.Богатырев, И.А.Оссовецкий, С.Е.Никитина, Б.Н.Путилов, Д.М.Балашов, А.В.Ковылин); по лингвофольклористике (Е.Б.Артеменко, М.А.Бобунова, А.Т.Хроленко, З.К.Тарланов, Е.В.Филиппова, О.А.Петренко, И.С.Климас, М.А.Венгранович, К.Г.Завалишина, О.Н.Зимнева); по сопоставительной стилистике (О.С.Ахманова, Л.В.Полубиченко, В.Я.Задорнова, П.В.Табахьян, А.Д.Швейцер, Ю.С.Степанов).

Выбор методов исследования был продиктован природой изучаемого материала. В качестве основных в данной диссертации использовались дополняющие друг друга метод сопоставления оригинала и перевода[18] и метод сравнения «параллельных текстов»[19], дающий возможность осуществить «комплексное сопоставительное изучение функционально эквивалентных подсистем двух языков как основы для адекватного перевода произведений, язык которых принадлежит к соответствующей подсистеме»[20]. Последний уже подтвердил свою продуктивность на материале русских и английских народных сказок[21].

В рамках диссертации пришлось также прибегать к количественно-качественными методам исследования, а именно, использованию данных конкорданса корпуса англо-шотландских баллад Ф.Дж.Чайлда и созданного нами конкорданса русских народных баллад. Выбор такого подхода обусловлен тем, что конкорданс содержит как данные о частотности, так и данные о сочетаемости языковых единиц в народной балладе обеих традиций. Данная информация крайне важна для практики перевода, так как именно частотность и синтагматика одних и тех же элементов отличают функционально-стилистические системы и подсистемы [22].

Научная новизна диссертации состоит в том, что впервые в качестве третьей семиологической системы были последовательно изучены фольклоризмы разных уровней и возможности их воспроизведения при переводе. Англо-шотландская и русская народная баллада также ранее не подвергались сопоставительному анализу с особым выделением переводческого аспекта.

Теоретическая значимость исследования определяется его вкладом в развитие теории перевода, а именно – теории третьей семиологической системы как составной части сопоставительной стилистики для пары языков «английский – русский». Кроме того, результаты исследования могут представлять интерес для лингвофольклористики, идиостилистики, литературоведения и критики перевода.

Практическая значимость диссертации заключается в том, что ее материалы могут найти применение в курсах стилистики английского языка и теории перевода, спецкурсах и спецсеминарах; сделанные выводы могут быть использованы в практической работе художественных переводчиков и при составлении англо-русского словаря фольклоризмов балладного жанра, а также общефольклорного словаря англо-русских соответствий.

Суть исследования потребовала проведения работы в два этапа. Согласно принципам предпереводческого анализа текста, прежде чем приступить к переводу, необходимо выявить жанрово-стилистические доминанты текста, определить его жанровую принадлежность, ознакомиться с жанровой традицией в принимающей культуре и культуре-источнике, частью которой является текст оригинала. На этом, подготовительном этапе подключается ресурс теоретических принципов контрастивной (сопоставительной) или, как ее называет Ю.С.Степанов, «внешней»[23] стилистики. Мы применяем общий принцип сопоставительной стилистики, который заключается в том, что «сначала изучают все выборы, которые регулярно, обычно, «типично» делают в своей речи все люди, говорящие на данном языке, пытаются установить общую тенденцию этих выборов, а затем сравнивают эти данные с аналогичными данными, полученными из наблюдений над другим языком»[24]. Мы используем данный принцип на подготовительном этапе работы, когда сопоставляем балладный жанр в двух фольклорных традициях, описываем его генезис, балладный язык и поэтическую форму, сопоставляем ядро лексикона жанра англо-шотландской и русской народной баллады. Согласно утверждению А.Д.Швейцера, «контрастивная лингвистика всегда нацелена на конкретную пару языков, подвергаемых синхронному сопоставлению с целью выявления их общих и различительных черт на основе единого языка, выступающего в качестве tertium comparationis, или одного из исследуемых языков, используемого в качестве эталона для сопоставления»[25]. В данном случае, как показывает сопоставительный анализ, в роли tertium comparationis выступает язык фольклора, имеющий ряд общих черт или даже универсалий[26] в разных национальных языках. В сферу задач контрастивной стилистики также входит «сопоставительный анализ системных отношений между языковыми средствами, <…> определение принципа их отбора, сочетаемости и организации в текстах»[27]. Именно эти задачи и необходимо решить при переводе, а особенно при переводе фольклорного произведения и литературного текста с вкраплениями фольклоризмов. Так как сопоставление в исследовании проводится на уровне жанра, то мы рассматриваем «параллельные тексты» народной баллады двух традиций – англо-шотландской и русской, – которые объединены общей «социально-коммуникативной ситуацией их порождения», что позволяет выделить «дифференциальные и интегральные признаки текстов данного жанра в различных языках»[28]. В результате проведенного сопоставительного анализа языка народной баллады становится возможным выделение фольклоризмов на разных языковых уровнях в двух рассматриваемых традициях и установление соответствий между ними.

Фольклоризмы, представляющие собой конкретные языковые средства, организованные в особом порядке, мастерски используются поэтами в английской литературной балладе, которая анализируется на втором этапе работы. Литературные баллады английских поэтов-романтиков исследуются с точки зрения наличия в них фольклоризмов и их отражения в переводе на русский язык. В ходе анализа в авторском тексте выделяются фольклоризмы разных языковых уровней, имеющие аллюзивную отсылку к англо-шотландской балладе, соответствующей картине мира и языковой традиции. Данные фольклоризмы сопоставляются с соответствующими им фольклоризмами народных баллад русской традиции как потенциальными функциональными эквивалентами.

Апробация работы: основные положения и выводы диссертационного исследования отражены в публикациях по теме диссертации. Результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры английского языка для естественных факультетов факультета иностранных языков и регионоведения МГУ им. М.В. Ломоносова и были представлены в докладах на VI Международной конференции «Перевод: язык и культура» (Воронеж, Воронежский государственный университет, 2006); VIII Международной юбилейной научной конференции по переводоведению «Федоровские чтения» (С.-Петербург, Санкт-Петербургский государственный университет, 2006); II Международной конференции «Феномен творческой личности в культуре» (Москва, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, 2006); XIII и XIV Международных научных конференциях студентов, аспирантов и молодых ученых «ЛОМОНОСОВ» (Москва, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, 2006, 2007); Региональной научно-практической конференции «Формирование языковой личности – проблемы, задачи, тенденции, перспективы» (С.-Петербург, Санкт-Петербургский государственный горный институт им.Г.В.Плеханова, 2007); Всероссийской заочной научно-практической конференции «Язык. Культура. Коммуникация» (Ульяновск, Ульяновский государственный университет, 2007); VI Международной конференции «Языки в современном мире» Национального общества прикладной лингвистики (Москва, Российский государственный социальный университет, 2007).

На защиту выносятся следующие положения:

  • Глобальные перемены, произошедшие за последние полвека, и, как результат, повсеместно возросший интерес к этнокультурному компоненту, а также повышение в ХХ веке требований к художественному переводу подготовили почву для создания новых переводов художественных текстов, в которых фольклоризмы играют текстообразующую роль и составляют третью семиологическую систему.
  • Исследование «фольклоризма» с позиций литературоведения и фольклористики затрагивает, условно говоря, «план содержания» «фольклоризма», в то время как лингвостилистический подход сосредотачивается в первую очередь на его «плане выражения», который крайне важен для переводчика при работе с поэтическим текстом. Фольклоризмы представляют собой единицы языка разных уровней (от фонетического до ритмо-синтаксического), при употреблении которых в сочетаемости, характерной для фольклорного текста, автор литературного произведения добивается стилистического эффекта «фольклорности», достигаемого в результате реализации фольклорного потенциала каждого использованного фольклоризма. На одном отрезке текста автор нередко использует фольклоризмы разных уровней, начиная от фонетического и заканчивая ритмо-синтаксическим, так что на фольклоризмы более низкого уровня наслаиваются фольклоризмы более высокого. По такому же принципу строится фольклорный балладный текст англо-шотландской и русской традиций, и поэтому авторское произведение, содержащее фольклоризмы как третью семиологическую систему, способно пробудить фольклорные ассоциации в восприятии носителя языка.
  • Изначально устное бытование балладного жанра накладывает отпечаток на стилистику и приемы организации фольклорного балладного материала, сходные в русской и англо-шотландской традициях. Ядро балладного лексикона в англо-шотландской и русской фольклорных традициях совпадает почти на шестьдесят процентов, что обусловлено общностью фольклорного мировосприятия и жанрового содержания.
  • Для фольклорного поэтического текста единицей перевода мы предлагаем считать фольклоризмы разных уровней, так же как и для литературного произведения, использующего их как третью семиологическую систему. Такой подход позволит достичь большей эквивалентности исходного и переводного текстов, нарушение которой происходит вследствие ошибочного выбора переводчиком единицы перевода.
  • Фольклоризмы, интегрированные в текст английской литературной баллады в роли третьей семиологической системы, необходимо отражать в переводе, так как в противном случае искажается восприятие произведения и, в конечном счете, творчества поэта. Кроме прямых эквивалентов, фольклоризмы могут также быть переданы в переводе путем их замены и компенсации функциональными эквивалентами языка-цели, что становится возможным вследствие наличия балладного жанра в обеих фольклорных традициях и национальных литературах.
  • На настоящий момент в отечественной практике поэтического перевода можно констатировать в целом неудовлетворительное положение дел с передачей фольклоризмов как третьей семиологической системы. Проанализированные переводы баллад представляют собой поэтические произведения, тяготеющие либо к возвышенному литературному стилю, либо к просторечью. В обоих случаях третья семиологическая система остается не переданной и впечатление от оригинала претерпевает в переводе искажение.
  • Переводческая стратегия при выборе поэтической формы баллады должна строиться с учетом аналогового текста: при переводе англо-шотландской народной баллады в роли такового будут выступать тексты русской народной, а при переводе литературной баллады – русской литературной баллады. Данное положение продиктовано культурно-специфическим характером поэтической формы и различиями в сопутствующих ей коннотациях в разных фольклорных и литературных традициях. В противном случае в переводе утрачивается третья семиологическая система и искажается глобальный вертикальный контекст оригинала.

Содержание работы. В соответствии со стадиями проведенного исследования, текст диссертации распадается на две главы, завершающихся подробными выводами, а также содержит введение, заключение, библиографию и приложения.

Во введении определяются объект и предмет исследования, цели и задачи диссертации; обосновываются актуальность, научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы; характеризуется методологическая база исследования материала; описывается последовательность шагов проведенного анализа; формулируются основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава является в основном теоретической, но включает и собственно исследовательские разделы. В ней проводится обзор научной литературы, посвященной языку фольклора, рассматривается вопрос о системе фольклорных жанров и фольклорной стилистике, освещается лингвистическая специфика языка фольклора, описываются существующие словари фольклора, характеризуется балладный жанр вообще и англо-шотландская и русская народная баллада в частности. В главе также осуществляется сопоставительный анализ ядра лексикона народной баллады двух традиций, освещается исторический аспект языка англо-шотландской народной баллады, выделяются его лингвопоэтические характеристики. Объединение фольклоризмов в систему по языковым уровням определяет круг тех конкретных лингвистических явлений, которые при употреблении в литературной балладе создают стилистическую неоднородность произведения и придают ему фольклорное звучание.

В сущности, фольклоризмы – это те элементы, поиск которых в материале английской литературной баллады с последующим анализом их передачи в переводе и составляет предмет второй, собственно практической главы диссертации. В ней сопоставляются английская и русская литературная баллада, рассматриваются общие трудности перевода поэтического текста, а также конкретные трудности перевода баллады и фольклоризмов, вырабатывается ряд рекомендаций по переводу англо-шотландской народной и литературной баллады.

Каждый параграф, посвященный отдельному поэту, структурируется следующим образом: дается краткая характеристика его творчества, проводится подробный анализ одной баллады, содержащей фольклоризмы, с точки зрения их отражения в переводе, остальные баллады авторов анализируются как «корпус текстов», из которого отбираются наиболее яркие примеры авторского использования фольклоризмов и анализируется их перевод.

В заключении подводятся основные итоги проведенного исследования, формулируются общие выводы и перспективы дальнейшей разработки проблематики.

Библиография насчитывает 259 источников на русском и английском языках.

Приложения включают таблицы, отражающие результаты проведенного сопоставительного анализа ядер лексиконов русской и англо-шотландской баллады, фрагмент составленного в ходе работы над настоящей диссертацией конкорданса русской народной баллады, алфавитный список ядра лексикона англо-шотландской народной баллады, а также пример русской народной баллады из собрания Б.П.Кирдана «Князь Роман жену терял».

ОСНОВНОЕ СОЖЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Глава 1 «Место балладного жанра в англо-шотландской и русской фольклорных традициях» состоит из разделов и подразделов, где рассматривается ряд вопросов, решение которых является подготовительной работой, необходимой для осуществления практического исследования, проводимого в Главе 2 настоящей диссертации. Глава 1 является своего рода обширным предпереводческим анализом, цель которого – сопоставить жанр баллады в двух традициях, определив для обеих фольклоризмы, составляющие третью семиологическую систему при переводе.

В данной главе раскрывается сущность языка фольклора, выделяются фольклоризмы как лингвостилистические единицы разных языковых уровней, которые вплетаются в английскую литературную балладу и составляют третью семиологическую систему при ее переводе. Язык фольклора составляет особую стилистическую подсистему национального языка, имеющую свой арсенал специфических лингвистических средств всех уровней: от фонетического до ритмо-синтаксического. Выбор средств языка фольклора и их удельный вес в конкретном фольклорном или литературном произведении диктуются его жанровой принадлежностью.

Система фольклорных жанров складывалась веками, при этом степень востребованности каждого из них со временем менялась. Однако балладный жанр отличается долголетием. Он существует в Европе уже около тысячи лет и имеет сложный генезис. Тем не менее, в целом можно утверждать, что баллада, как в русской, так и в английской традициях, развивалась на обломках эпоса и постепенно трансформировалась в лирическую песнь.

В качестве содержательных доминант жанра выделяются сюжетность, повествовательность, поступательное развитие балладного действия, фрагментарность, одноконфликтность, компрессия, трагизм, отсутствие прямой «авторской» оценки, психологизм.

Англо-шотландская народная баллада обладает четко выраженной поэтической формой. В балладной строфе между первой и третьей строками с четырьмя ударениями в каждой отсутствует рифма, тогда как вторая и четвертая строки, в каждой из которых по три ударения, рифмуются (abcb). Количество безударных слогов в строках произвольно. Размер такой строфы, в самом абстрактном виде, можно определить как четырехстопный ямб, попарно чередующийся с трехстопным, когда в ямбической в целом строфе некоторые ударения могут быть пропущены. Но конкретный балладный материал дает большее разнообразие размеров (например, тонический дольник) и рифмовок (например, попарная рифмовка), особенно в начале баллады, которые, все же далее нередко выстраиваются в балладную строфу, описанную выше. Тем не менее, выводы о балладной поэтической форме желательно делать, базируясь на конкретном материале определенных баллад.

Для русской народной баллады, напротив, не характерны ни рифма, сохраняющаяся на протяжении всего произведения, ни деление на строфы, ни наличие припева. Вследствие отсутствия ярко выраженной, присущей только этому жанру формы и ввиду использования в балладе общефольклорных языковых средств, русскую народную балладу в XVIII-XIX веках изучали вместе с былиной, лирической песнью и другими поэтическими жанрами.

Сопоставительный анализ ядра лексикона англо-шотландской и русской баллады выявил общие единицы, способные потенциально выступать как эквиваленты при переводе баллады. Сопоставление балладной картины мира в анализируемых традициях, которую мы попытались создать, сравнив четыре основные части речи (существительное, прилагательное, глагол, числительное) по семантике и частотности, показало, что среди существительных наибольшую общность демонстрирует группа единиц, именующих кровных родственников, среди прилагательных – цветообозначения и оценочные прилагательные, среди глаголов – глаголы движения. Числительные занимают примерно равный объем ядерного лексикона в обеих балладных традициях. Фокус повествования англо-шотландской баллады лежит в сфере социальных отношений, а не семейного конфликта. В англо-шотландской балладе больше представлена лексика, связанная с человеком и его действиями. Балладные герои англо-шотландской традиции больше передвигаются в пространстве, больше оказывают какое-то воздействие на окружающие их предметы, активнее воспринимают балладную действительность и больше общаются, чем русские балладные герои. Более частотны в англо-шотландской балладе, по сравнению с русской, наименования времени, что наводит на мысль, что для англо-шотландской балладной картины мира категория времени более значима, чем для русской. Балладные герои двух традиций живут разными эмоциями (горе vs love). В русской балладе герои реагируют на ситуации больше на эмоциональном уровне, чем на рассудочном. Русский балладный герой, в сравнении с англо-шотландским, представлен как более пассивное существо.

При анализе языка англо-шотландской народной баллады необходимо учитывать произошедшую в английском смену языкового строя. В историко-лингвистическом аспекте язык англо-шотландской баллады носит полистадиальный характер, то есть в нем запечатлены формы, характерные как для синтетического, так и для аналитического строя. Специфика жанра в англо-шотландской традиции, таким образом, создается не только на лексическом, но и на грамматическом уровнях. В языке русской народной баллады грамматических явлений, затрагивающих языковой строй, отмечено не было. Русский язык в процессе развития не претерпевал столь глубоких изменений, как смена строя.

В разделе, посвященном фольклоризмам, делается обзор существующих исследовательских работ по данному вопросу. С позиций лингвостилистики в данной диссертации под фольклоризмами понимаются фонетические явления, а также лексические и ритмо-синтаксические единицы, в том числе и устойчивые фольклорные формулы, составляющие подсистему языка фольклора и имеющие фольклорные коннотации. В основании нашей классификации фольклоризмов лежит уровневый принцип устройства языка. В материале народной баллады обеих традиций присутствуют фонетические, морфо-синтаксические, лексические, ритмо-синтаксические фольклоризмы, между которыми возможно установить соответствия.

Основной специфической чертой языка фольклора, в том числе, и языка баллады обеих традиций являются фольклорные формулы. В диссертации под ними понимаются «одинаково метрически и синтаксически организованные словесные выражения, выступающие в роли модели, оформляемой разным лексическим материалом»[29]. Фольклорная формула – каркас, на который нанизываются остальные лингвистические средства.

Глава 2 «Роль фольклоризмов как третьей семиологической системы в переводе английской баллады» посвящена поиску способов передачи фольклоризмов как третьей семиологической системы при переводе английской литературной баллады на русский язык. Для достижения поставленной цели в главе решается ряд сопутствующих вопросов: дается общая характеристика английской и русской литературной баллады; делается обзор проблем, с которыми сталкивается переводчик при работе с поэтическим текстом; изучается существующий опыт перевода англо-шотландской народной баллады; прослеживается степень передачи фольклоризмов как третьей семиологической системы в существующих переводах литературной баллады.

Английская литературная баллада заимствует из народной традиции различные элементы, начиная от сюжетов и заканчивая специфическим языком. Переводы английской литературной баллады на русский послужили стимулом для появления русской литературной баллады, которая, в свою очередь, имитирует не русскую народную балладу, а западно-европейский вариант ее формы. В результате русская литературная баллада унаследовала многие элементы литературной баллады западно-европейского образца, в частности, английской.

В проанализированных авторских балладах У.Вордсворта, Р.Саути и Дж.Китса в особенностях обращения с фольклоризмами проявляются некоторые характеристики идиостиля поэтов. Соотношение «фольклорное – литературное» в разных балладах разное. Варьируется также частотность употребления определенных видов фольклоризмов в зависимости от творческих преференций поэтов.

Анализ переводов баллад показал, что переводчики не осознают наличия фольклоризмов, заложенных в оригинале и выступающих в роли третьей семиологической системы. Случаи их передачи и компенсации в тексте перевода единичны. Чаще всего передаются наиболее явные фольклоризмы, такие как параллельные синтаксические конструкции, внутренняя рифма, иногда аллитерация и ассонанс. Редкие случаи воспроизведения отдельных фольклоризмов носят изолированный характер, без понимания их связи с другими фольклоризмами - элементами третьей семиологической системы.

В рассмотренных аутентичных текстах наличие фольклоризмов устанавливалось в ходе тщательного анализа литературного текста по уровням фольклоризмов, то есть, по сути, авторский текст сопоставлялся с балладным текстом народной англо-шотландской традиции. Текст перевода, в свою очередь, сопоставлялся с балладным текстом русской народной традиции. В результате, выяснилось, что переводы представляют собой чисто литературные произведения, в то время как наличие «фольклорного следа» в оригинале нельзя отрицать, что обусловлено не только авторскими предпочтениями и приемами работы со словом, но и самой жанровой формой, изначально фольклорной. Не учитывающий этих обстоятельств перевод, в конечном счете, приводит к искаженному восприятию творчества поэта в целом.

Проделанный анализ позволил выработать некоторые рекомендации по переводу баллад, содержащих фольклоризмы. Характер балладного жанра и употребление английскими поэтами фольклорных формул и, в целом, фольклоризмов разных уровней накладывает отпечаток на переводческий процесс. Мы предлагаем считать фольклоризмы разных уровней единицей перевода фольклорного текста и литературного произведения, в котором они выступают как третья семиологическая система при переводе. Следовательно, одной из задач переводчика становится поиск аналога для фольклоризмов оригинала (включая формулы) в русской народной балладной традиции. Если переводимый поэт создал свою формулу по образцу фольклорной, желательно повторить подобный эксперимент с русским материалом. При передаче третьей семиологической системы фольклоризмов необходимо искать пути ее компенсации через фольклоризмы других уровней, если использование соответствий того же уровня невозможно. Для более полной передачи третьей семиологической системы в переводе необходима ориентация на аналоговый текст.

Таким образом, в основе предлагаемой нами передачи фольклоризмов лежит принцип функциональной эквивалентности. Алгоритм действий переводчика при работе с балладой можно представить следующим образом:

  • баллада на языке-источнике подвергается тщательному анализу для выделения единиц перевода (фольклоризмов);
  • в конкордансе, созданном нами на материале русской народной баллады, переводчик отыскивает функциональные аналоги для фольклоризмов языка-источника (при этом не подлежат замене на функциональный аналог реалии);
  • в случаях, когда функциональный аналог фольклоризма того же уровня в языке-цели найти и/или использовать не удается, необходимо произвести его компенсацию при помощи фольклоризмов других уровней;
  • отобранные языковые средства языка-цели организуются в балладный текст, имитирующий органичную для балладного жанра поэтическую форму принимающей культуры (стих русской народной баллады для англо-шотландской народной и имитацию стихотворной формы оригинала для литературной баллады).

Передача фольклорных ассоциаций текста важна, так как они составляют глобальный вертикальный контекст произведения, без которого оно в принимающей культуре «повисает в воздухе» и не связывается в восприятии реципиента с пластом аналогичных текстов, уже известных ему.

Значимость передачи фольклорных ассоциаций в переводах английской баллады (как литературной, так и народной) особенно велика, так как в англоязычной традиции баллада объективно является фольклорным жанром, что накладывает глубокий отпечаток как на ее язык, так и на остальные элементы художественного произведения, и в восприятии англоязычного реципиента активирует соответствующий ореол знаний и ожиданий. Исходя из принципа равенства впечатлений, производимых переводным и оригинальным текстами, становится ясно, что в тексте перевода необходимо заложить соответствующие элементы, способные вызвать комплекс ассоциаций, подобный ассоциациям, вызываемым оригиналом у носителя языка. Элементами, способными пробудить схожие ассоциации у представителей русской и английской культур, являются фольклоризмы, благодаря которым и возникает соответствующий эффект. Таким образом, для передачи фольклорного звучания, реализуемого в оригинале через конкретные языковые средства, а именно, фольклоризмы, составляющие третью семиологическую систему, переводчик должен подобрать соответствующие фольклоризмы языка-цели, что возможно благодаря существованию балладного жанра в фольклорных традициях обеих стран.

Традиционно баллады, как литературные, так и народные, переводились по принципу имитации поэтической формы оригинала. Однако такой подход не вполне приемлем, с точки зрения передачи третьей семиологической системы. Поэтическая форма, а именно, размер, рифмовка, строфика, несут для реципиента дополнительную информацию. Они культурно-специфичны, и один и тот же размер в разных литературных и фольклорных традициях имеет разные коннотации. Поэтому при переводе баллад имеет смысл четко разграничивать литературные и народные произведения.

Перенесение классической формы англо-шотландской баллады в русскую традицию, на наш взгляд, обосновано при переводе литературной баллады. Воспроизводить же при переводе стихотворную форму англо-шотландской народной балладой представляется неверным, так как такая поэтическая форма у русскоязычного реципиента не ассоциируется с фольклором, то есть третья семиологическая система и глобальный вертикальный контекст оригинала останутся не только не переданными, но и исказятся, так как рифмованные балладные катрены и двустишья для носителя русской культуры – очевидные признаки литературного произведения. Поэтому англо-шотландскую народную балладу имеет смысл переводить стихом русской народной баллады, отказавшись от балладной строфы и рифмы оригинала. Таким образом, перевод баллад еще раз доказывает, что перевод поэтического текста должен осуществляться в широком контексте сопоставительного стихосложения.

При переводе англо-шотландской народной баллады переводчик сопоставляет две подсистемы национальных языков – язык фольклора англо-шотландской и русской традиций в жанровой реализации народной баллады. Таким образом, предполагается, что переводчик сознательно ограничивает круг языковых средств, из которых он выбирает своего рода «строительный материал» для нового текста на языке-цели.

В балладе существует группа лексики, не допускающая использования функциональных аналогов при переводе. К ней относятся антропонимы, топонимы, зоонимы, фитонимы и т.д., то есть все реалии, встречающиеся в тексте баллады. Сохранение этих слов в переводе за счет их транскрипции/транслитерации чрезвычайно важно, так как они помогают сохранять национальный колорит. При выборе аналогов фольклоризмов всех уровней требуется большая осторожность, так как при переводе недопустима излишняя русификация, а некоторые функциональные эквиваленты могут нести в себе не только фольклорное звучание, но и “местный колорит”. Следовательно, окончательный выбор функциональных эквивалентов должен определяться различными видами лингвистического и филологического контекста (узким, широким, вертикальным, глобальным и т.д.).

В заключение следует отметить, что проделанное исследование не исчерпывает всего многообразия проблем, связанных с передачей фольклоризмов как третьей семиологической системы при переводе. В данной диссертации были выявлены и проанализированы фольклоризмы только балладного жанра. Понятно, что сфера исследования требует расширения за счет анализа и систематизации фольклоризмов других жанров, вместе составляющих единый национальный фонд фольклоризмов. Перспективы дальнейших исследований в этой области лежат в русле сопоставительной стилистики и теории перевода. В рамках указанных дисциплин могут быть развиты разделы научного знания, занимающиеся изучением перевода фольклора.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

1. Дмитриева Е.Г. Проблемы перевода народной баллады (на материале англо-шотландской и русской баллады) // Социокультурные проблемы перевода: сб. науч. трудов в 2 ч. – Вып. 7, ч.1. – Воронеж: Воронежский государственный университет, 2006. – С. 265-273.

2. Дмитриева Е.Г. Проблема системы фольклорных жанров // Материалы XIII международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». – М.: Факультет иностранных языков и регионоведения МГУ, 2006. – С. 279-281.

  1. Дмитриева Е.Г. Фольклоризмы как третья семиологическая система при переводе баллад Р.Бернса на русский язык // VIII Международная юбилейная научная конференция по переводоведению «Федоровские чтения». Санкт-Петербург, 19-21 октября 2006г.: Тезисы докладов / Отв. ред. проф. И.В.Недялков – СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2006. – С. 31-32.
  2. Дмитриева Е.Г. Роль аналогового текста при переводе (на материале англо-шотландской и русской баллады) // Язык. Культура. Коммуникация. Материалы Всероссийской заочной научно-практической конференции, г.Ульяновск, март 2007г. / Отв. ред. проф. С.А.Борисова. – Ульяновск, 2007. – С. 356-366.
  3. Дмитриева Е.Г. Особенности перевода на русский язык дивергентов британского и американского английского (на материале газетных медийных текстов) // Материалы XIV Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» / Отв. ред. И.А. Алешковский, А.И. Андреев. Т. III. – М.: Изд-во МГУ, 2007. – C. 134.
  4. Дмитриева Е.Г. Фольклоризмы как третья семиологическая система при переводе (на материале русской и англо-шотландской баллады) // Вестник Московского университета. Серия 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2007, № 4. – C. 164-172.
  5. Дмитриева Е.Г. Фольклоризмы как третья семиологическая система при переводе баллад Р.Саути // Материалы VI Международной конференции "Языки в современном мире". - М: КДУ, 2007. - С. 152-155.
  6. Дмитриева Е.Г. Литературные баллады Э.Ч. Суинберна как реализация фольклорной англо-шотландской традиции // Записки горного института. 2008, том 175. – С.21-22.

[1] Полубиченко Л.В. Перевод фольклоризмов как третьей семиологической системы // Шестые Федоровские чтения. Университетское переводоведение. СПб., 2005. С.300.

[2] Кукурян И.Л. Английские переводы романа А.С.Пушкина «Евгений Онегин» как предмет лингвопоэтического анализа: Автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1990. С.7.

[3] См.: Чубаров А.Л. Англо-французская диглоссия в творчестве У.Шекспира и проблемы ее передачи на другом языке: Автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1988.

[4] См.: Кукурян И.Л. Указ. соч.

[5] См.: Полубиченко Л.В. Филологическая топология: теория и практика: Дис. … докт. филол. наук. М., 1991.

[6] Кукурян И.Л. Указ. соч.С.7.

[7] См.: Полубиченко Л.В. Филологическая топология: теория и практика…С. 555-573; Полубиченко Л.В. Перевод фольклоризмов… С.300– 313.

[8] Подольская Г.Г. Английская романтическая баллада в контексте русской литературы первой четверти ХХ в. (С.Т. Кольридж, Р. Саути): Автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1999. С.3.

[9] Украинцева Н.Е. Фольклоризм прозы В.Ф.Потанина: Автореф. дис... канд.филол. наук. Челябинск, 2005. С.21.

[10] См. например: Украинцева Н.Е. Указ. соч.; Топильская Е.Е. Фольклоризм как речевое средство (на материале лирических текстов А.А.Ахматовой и О.Э.Мандельштама): Автореф. дис... канд. филол. наук. Воронеж, 1996; Вадругина Г.С. Фольклоризм как элемент поэтики А.И.Куприна. Вопросы типологии и эволюции: Автореф. дис... канд. филол. наук. Челябинск, 1996; Коноплева О.С. Фльклоризм «Уральских рассказов» Д.Н.Мамина-Сибиряка: Автореф. дис... канд. филол. наук. Екатеринбург, 2005 и др.

[11] Медриш Д.Н. Фольклоризм Пушкина. Вопросы поэтики: Учебн. пособ. Волгоград: ВГПИ им. А.С.Серафимовича, 1987. С.3.

[12] Швейцер А.Д. Контрастивная стилистика: Газетно-публицистический стиль в английском и русском языках. М.: РАН. Ин-т языкознания, 1993.

[13] Табахьян П.В. Сопоставительная стилистика русского и немецкого фольклора. Киев: Вища школа. Головное изд-во, 1980. С.22.

[14] См.: Шиятая Л.И. Семиолингвистические характеристики средневековой народной баллады в сопоставительном аспекте: Дис. канд. филол. наук. Тюмень, 2005.

[15] См.: Томберг О.В. Грамматика и поэтика английской народной баллады: историческое развитие и проблемы перевода: Дис. канд. филол. наук. Екатеринбург, 2003.

[16] См.: Табахьян П.В. Указ. соч.

[17] Проект включен в федеральную научную программу "Университеты России" [http://www.rkursk.ru/index1.php?c_tb=2&sel_c=8&m_m=8&d_m=5&pr=1&p_m=30&num_f=obch_sved/main.html]

[18] См.: Швейцер А.Д. Указ. соч.

[19] См.: Алексеева И.С. Введение в переводоведение. СПб., 2004.

[20] Егорова О.А. Традиционные формулы как явление народной культуры (на материале русской и английской фольклорной сказки): Дис. … канд. культурологии. М., 2002. С.199.

[21] См.: там же.

[22] Швейцер А.Д. Указ. соч. С.14.

[23] Степанов Ю.С. Семиотика. М., 1971.С. 7.

[24] См.: там же.

[25] Швейцер А.Д. Указ. соч. С.10.

[26] См.: Калашникова Е.А. Синтаксический параллелизм как средство организации эпического текста (на материале былин киевского цикла и рун «Калевалы»). - Автореф. дис... канд.филол. наук. СПб., 1998.

[27] Швейцер А.Д. Указ. соч. С.11.

[28] Там же.

[29] Калашникова Е.А. Указ. соч. С. 129.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.