WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Функционирование дательного падежа в немецком и русском языках

На правах рукописи

ШВЕДОВА Ирина Викторовна

ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ДАТЕЛЬНОГО ПАДЕЖА В НЕМЕЦКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ

Специальность 10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва – 2011

Работа выполнена на кафедре англистики и межкультурной коммуникации

Московского гуманитарного педагогического института

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Евгения Викторовна Бирюкова
Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Изюм–Эрик Салиховна Рахманкулова кандидат филологических наук, доцент Любовь Михайловна Шатилова
Ведущая организация: ФГВОУ ВПО «Военный университет»

Защита диссертации состоится «___» декабря 2011 г. в 1130 часов на заседании диссертационного совета Д 212.155.04 при Московском государственном областном университете по адресу: 105082, г. Москва, Переведеновский переулок, д. 5/7.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного областного университета по адресу: 105005, г. Москва, ул. Радио, д. 10 а.

Автореферат разослан «___» ноября 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук,

доцент Марина Вячеславовна Фролова

Данное диссертационное исследование выполнено в русле функциональной грамматики в сопоставительном аспекте. Оно посвящено системному исследованию функционирования дательного падежа в немецком и русском языках.

Сопоставительное изучение языков находится в центре внимания таких отечественных и зарубежных лингвистов, как Б.А. Абрамов (1984), Е.В. Бирюкова (2010), К. Бругманн (1904), В.Г. Гак (1989), А.Л. Зеленецкий (2004), П.Ф. Монахов (1983), Л.Л. Нелюбин (1991), И-Э.С. Рахманкулова (1994), Г.Т. Хухуни (1979), Х. Шпрауль (1997), В.Н. Ярцева (1981) и др. «Специфика каждого языка заключается не только в наличии индивидуальных черт, но также в проявлении в нем всеобщих свойств, называемых универсалиями. … Таким образом, сравниваемые языки могут определяться как общими для них, так и специфическими средствами, отличающимися друг от друга» [Рахманкулова, 1984, с. 7–8].

Многие зарубежные языковеды занимались изучением отдельных аспектов функционирования датива в немецком языке: А. Вайс и П. Поленц исследовали особенности его прагматической специфики; А.В. Исаченко, Д. Крон исследовали выражение дативом отношений принадлежности; Г. Хельбиг, Й. Шмидт – валентный статус; Г. Шефер – его семантические роли [Свистула, 2010, 3].

Функционирование датива в немецком языке изучалось также Б.А. Абрамовым (2004), В. Адмони (1986), И.В. Боровковой (2002), В. Гладровым (1998), Г. Глинцем (1962), Дуденом (2006), О.И. Москальской (1966), И.-Э.С. Рахманкуловой (1994), С.С. Свистулой (2010), М.Д. Степановой, Г. Хельбигом (1978), Л.Л. Черкесовой (1974), У. Энгелем (1996), Й. Эрбеном (1956).

Однако до сих пор не было предпринято системных исследований функционирования дательного падежа немецкого языка в сопоставлении с русским языком. Необходимость исследования дательного падежа в сопоставительном аспекте отмечалась современными отечественными и зарубежными лингвистами [Абрамов, 1999; Ревзин, 1964; Хельбиг, 1966].

Актуальность настоящего исследования обусловлена интересом современных исследователей к проблемам сопоставительного анализа дательного падежа немецкого и русского языков. Сложность и многоаспектность его функционирования дает возможность, с одной стороны, выявить структурно-функциональные особенности дательного падежа в немецком и русском языках, с другой – проследить тенденции развития дательного падежа в немецком и русском языках.

В частности, до сих пор не решен окончательно вопрос, исходить ли при определении падежа из формы, значения или функции падежа. В этой связи представляется важным сопоставительное исследование дательного падежа с точки зрения структурно-функционального подхода.

Научная новизна работы состоит в том, что впервые проводится системное исследование функционирования дательного падежа немецкого и русского языков в сопоставительном аспекте. Впервые рассматриваются тенденции развития дательного падежа в немецком и русском языках в сопоставительном аспекте.

Целью представленной работы является исследование функционирования дательного падежа в немецком и русском языках.

Поставленная цель определила следующие задачи:

  1. дать теоретический анализ существующих подходов по проблеме исследования дательного падежа немецкого и русского языков;
  2. выделить структурно-функциональные модели дательного падежа немецкого языка и способы их передачи на русский язык;
  3. выделить структурно-функциональные модели дательного падежа русского языка способы их передачи на немецкий язык;
  4. сравнить функционирование дательного падежа немецкого и русского языков;
  5. выявить общее и различное в функционировании дательного падежа немецкого и русского языков;
  6. выявить тенденции развития дательного падежа в современном немецком и русском языках.

Теоретическая значимость исследования связана с тем, что на материале функционирования дательного падежа немецкого и русского языков были выявлены черты их сходства и различия. Фактический материал представляет определенный интерес для дальнейших исследований немецкого и русского языков в сопоставительном аспекте. Результаты настоящего диссертационного исследования способствуют дальнейшей разработке положений функционирования дательного падежа немецкого и русского языков.



Практическая значимость работы связана с возможностью применения материала и выводов диссертации при изучении курсов сопоставительной типологии, теоретической и практической грамматики современного немецкого языка. Его результаты могут найти применение при составлении учебных, учебно-методических пособий, в практике преподавания немецкого языка в школе и вузе, в практике художественного перевода.

Объектом исследования являются структура и функции дательного падежа в немецком и русском языках в сопоставительном аспекте.

Предметом исследования данной работы является функционирование дательного падежа немецкого и русского языков.

Методологической базой диссертации явились теоретические положения описательного и сопоставительного языкознания, разработанные в классических трудах Л. Вайсгербера, Г. Глинца, Л. Зюттерлина, В.Г. Костомарова, Б. де Куртенэ, Д.Э. Розенталя, Ф.Ф. Фортунатова, У. Энгеля, Й. Эрбена, В. Юнга. При сопоставительном анализе датива были изучены труды известных лингвистов: Б.А. Абрамова, В.Г. Адмони, В.В. Виноградова, В. Гладрова, E.В. Гулыга, А.Л. Зеленецкого, П.Ф. Монахова, О.И. Москальской, Г. Хельбига, Н.Ю. Шведовой, Е.И. Шендельс, В. Шнейдера, Х. Шпрауль. Методология проведенного исследования опирается на современный интегрированный подход к изучению грамматических явлений, включающий морфологический, формальный и синтаксический аспекты.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Функционирование дательного падежа в немецком и русском языках рассматривается на основе моделирования предложений с учетом структурно-функционального подхода.
  2. Функционирование дательного падежа в немецком и русском языках имеет черты сходства и различия, что объясняется различным строем немецкого и русского языков:

– синтаксическая функция, выполняемая существительными и местоимениями в форме дательного падежа в сопоставляемых языках совпадает, т.е. косвенные дополнения одного языка передаются на другой язык косвенными дополнениями, обстоятельства – обстоятельствами;

– синтаксическая функция, выполняемая существительными и местоимениями в форме дательного падежа в сопоставляемых языках может не совпадать, т.е. косвенные дополнения, выраженные в немецком языке существительными и местоимениями в дативе, передаются на русский язык обстоятельствами, сказуемыми, придаточными предложениями;

– обстоятельства немецкого языка, выраженные существительными и местоимениями в дативе, передаются на русский язык сказуемыми или придаточными предложениями;

– косвенные дополнения, выраженные в русском языке существительными и местоимениями в дательном падеже, передаются на немецкий язык подлежащими, прямыми дополнениями, сказуемыми.

  1. Дательный падеж в русском языке менее употребителен, чем в немецком языке. В русском языке дательный падеж менее синкретичен по отношению к другим падежам, чем в немецком языке, так как в русском языке функционируют творительный и предложный падежи.
  2. Прослеживаются следующие тенденции в развитии дательного падежа современных немецкого и русского языков:

– беспредложный дательный падеж немецкого и русского языков вытесняется предложным дательным падежом;

– предлоги dank, entsprechend, ab, gem, nebst, samt zufolge, согласно и благодаря выходят из употребления в стиле художественной литературы современных немецкого и русского языков.

Теоретической основой данной работы послужили фундаментальные труды по функциональной грамматике (А.В. Бондарко, Г.А. Золотова, С.Д. Кацнельсон, И.И. Ревзин, Д.Э. Розенталь, Ч. Филлмор, Л.Н. Фоменко, Н.Ю. Шведова, Е.И. Шендельс, У. Энгель, Й. Эрбен), по сопоставительной типологии (Б.А. Абрамов, В. Гладров, А.Л. Зеленецкий, Э. Прокош, Ю.Н. Хоружая), по теории моделирования предложения (В.Г. Адмони, Х. Бринкманн, О.И. Москальская, И.-Э.С. Рахманкулова, Л.В. Щерба).

Основными методами исследования в данной работе являются как общенаучные методы (метод анализа и синтеза, с помощью которых был собран и обобщен теоретический материал по исследуемой теме, а также подведены итоги исследования), так и лингвистические методы (метод сплошной выборки и сравнительно-сопоставительный метод, позволивший сопоставить дательный падеж немецкого и русского языков; описательно-аналитический метод, позволивший обработать отобранный исследовательский материал).

Материалом для исследования послужили примеры из немецкой и русской художественной литературы ХIХ–ХХ веков и их переводы. Было обработано 25 художественных произ­ведений немецкой литературы ХIХ-ХХ веков общим объемом 5000 страниц (Г. Белль, П. Зюскинд, Э. Кестнер, Т. Манн, О. Пройслер, Э.М. Ремарк и др.). Было обработано 13 художественных произведений русской литературы ХIХ–ХХ веков общим объемом 4000 страниц (Б. Акунин, М.А. Булгаков, И.А. Бунин, А.М. Волков, А.Б. Маринина, Л.Г. Улицкая, А.П. Чехов и др.).

Достоверность выводов обеспечивается апробированными методами исследования, разработанными в лингвистике теоретическими предпосылками, анализом большого количества фактического материала (более 2500 языковых единиц), собранного методом сплошной выборки.

Апробация работы проводилась в форме отчетных выступлений на заседаниях кафедры немецкой филологии и методики Московского гуманитарного педагогического института. Основные положения и результаты исследования с последующими публикациями докладывались на научно-практических конференциях «Дни науки МГПИ» (Москва, 2008–2011), на II международной интернет-конференции «Актуальные проблемы профессионального и иноязычного общения» (Мичуринск, 2009), на VI научно-практической конференции «Проблемы профессиональной подготовки современного учителя иностранного языка» (Москва, 2008), на международной конференции «Романо-германская филология и дидактика в педагогическом вузе» (Москва, 2010), на II заочной Всероссийской научно-практической студенческой конференции «Актуальные вопросы языковой динамики и лингводидактики» (Чебоксары, 2011).

Цель и задачи исследования определили структуру работы, включающую введение, три главы, заключение, список научных трудов, содержащий перечень теоретических работ отечественных и зарубежных авторов, использованных в диссертации, список словарей, список художественной литературы, послужившей источником фактического материала, а также список сайтов и приложения.

Основное содержание работы

Введение содержит общую характеристику работы: обоснование актуальности темы и выбора материала исследования, формулировку цели и задач исследования. Здесь сформулированы основные положения, выносимые на защиту, раскрыты научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования.

В первой главе «Падежная система немецкого и русского языков» рассматривается исторический аспект падежных систем немецкого и русского языков, проблема падежа в освещении отечественных и зарубежных лингвистов, структура категории падежа в немецком и русском языках, семантика и функции падежа в немецком и русском языках, дается определение основных понятий, используемых в диссертации.

Падежные системы индоевропейских языков изучали такие отечественные и зарубежные лингвисты, как В.Г. Адмони (1972), А.Х. Айтемирова (2007), И.В. Боровкова (2002), В.В. Виноградов (1986), И.Даль (1960), В. Гладров (1998), О.И. Москальская (1956), С.С. Свистула (2010), Г. Хюбшман (1875), Л.Л. Черкесова (1974), В. Шмидт (1967), Х. Шпрауль (1999), В. Юнг (1980) и др.





Вследствие исторического родства индоевропейских языков, падежная система немецкого языка имеет ряд общих черт с падежной системой других индоевропейских языков, в том числе, с падежной системой русского языка. Но на фоне этой общности ясно выступает их своеобразие [Прокош, 1954, с. 245–246].

В историческом аспекте определяющими для развития немецкого языка оказались два процесса падежной эволюции – синкретизм и аналитизм.

Синкретизм в немецкой падежной системе появился несколько отлично от других языков. Датив оказался максимально синкретическим падежом как по отношению к остальным немецким падежам, так и по сравнению диапазона его синкретизма с аналогичными диапазонами в других языках. Это связано с тем, что немецкий датив вобрал в себя часть аблатива, тогда как в греческом языке, например, аблатив целиком вливается в генитив. Поэтому характерно определение немецкого датива как «огромного сливного бассейна» („das groe Sammelbecken“), данное О. Бехагелем [Behagel, 1886, с. 605–609].

Одновременно в немецком языке зародилась тенденция к аналитизму, захватившая в первую очередь локатив, аблатив и инструментатив, т.е. падежи, которые раньше других стали давать синкретические слияния [Dal, 1960; Dal, 1952]. Вслед за ними аналитизм стал проявляться и в дативе.

В русском языке дательный падеж менее синкретичен по отношению к другим падежам, так как в русском языке функционируют творительный и предложный падежи.

Русский язык также стремится к аналитизму, который проявляется на грамматическом уровне, а именно в употреблении предложно-падежных сочетаний.

Уже индоевропейская падежная морфология включала в себя синтетическую и аналитическую подсистемы. С одной стороны развивался падежный синкретизм, ведший к редукции исходной индоевропейской падежной системы и к появлению ее сокращенных вариантов в отдельных языках. С другой стороны, перестройка изнутри стимулировала появление аналитических падежей, существовавших с «чистыми» синтетическими падежами. В истории языкознания это складывается в сложную проблему взаимодействия чистых, или грамматических, падежей с предложными сочетаниями [Schmidt, 1967, с. 122–123].

О немецкой падежной системе правомернее говорить как об уникальном типе, представляющем собой не стадию компромисса, а скрещивание противоположно направленных тенденций: тенденции к сохранению и восстановлению флексии и тенденции к аналитизму. Указания на это имеются в некоторых специальных исследованиях. И. Даль определяет указанные тенденции как «системосохраняющую» и «системорасшатывающую» тенденции, имея в виду, что унаследованным из индоевропейского является синтетический (флективный) тип падежа. Немецкая падежная система сохраняет древнегерманский облик в том смысле, что в ней существуют две подсистемы – флективная и аналитическая [Dal, 1960].

Относительно русского языка можно говорить о процессе выделения словоформ из синтаксического контекста, что связано с переходом классифицирующего признака имени от типа основ к роду основ, и параллельно с тем – от семантического синкретизма падежных форм к их семантическому разграничению [Колесов, 2005, с. 244].

Костяк падежной системы древнерусского языка образовали грамматические падежи (именительный, винительный и родительный), которые противопоставлены конкретным по значению обстоятельственным падежам (творительный, дательный, отложительный и местный). Дательный падеж иногда включали в число грамматических, поскольку он обладает предикативными свойствами. Разграничение грамматических и конкретных падежей носило условный характер, семантические и синтаксические их признаки еще не совмещены в единую категорию, но при этом «конкретные» падежи по своей функции обязательно направлены от соответствующей глагольной формы.

На основе содержательных функций предложно-падежных форм выделяли субъект-объектные значения (падеж субъекта – именительный, прямого объекта – винительный, косвенного объекта – дательный, орудийный – творительный) и обстоятельственные (дательный падеж – местный падеж – отложительный падеж) [Там же. С. 244–245].

В русском языке дательный падеж восходит к праславянскому, употребляется самостоятельно или с предлогами к, по, согласно, благодаря. Впервые вопрос о предложном и беспредложном употреблении дательного падежа разработал А.Х. Востоков [Камаль, 2006, с. 9].

Современными лингвистами [Даль, 1960; Зеленецкий, 2004; Кравченко, 2001; Чурзина, 2008] немецкий язык характеризуется как аналитический язык, использующий синтетические средства (флексии). Русский язык характеризуется как синтетический язык, использующий аналитические средства (употребление предложно-падежных сочетаний)

Современную грамматику характеризует такой подход к проблеме падежа, при котором падежи нельзя рассматривать изолированно, вне связи друг с другом. Их следует рассматривать в системе, на основе отношения оппозиций, которые объединяют их в парадигму существительного. Эта исходная установка сформулирована у Р. Якобсона: «Попытка рассматривать каждый падеж изолированно тщетна. Необходимо исходить из противопоставления падежей» [Jakobson, 1936, S. 246].

Термин «падеж» может употребляться в двух смыслах: 1) как конкретный падеж (например, винительный, родительный): 2) как падеж вообще (грамматическая категория падежа), то есть грамматическое явление, состоящее в том, что в данном языке противопоставляются два и более конкретных падежа. И на основании этого решается вопрос о наличии категории падежа в данном языке [Абрамов, 1984, с. 12].

Анализируя работы лингвистов, можно выделить три основных подхода к рассмотрению категории падежа. Их можно определить как морфологический, формальный и синтаксический.

Морфологическая точка зрения отчетливо сформулирована русским языковедом Н.П. Некрасовым, который писал: «Под падежом я разумею не одно его внутреннее грамматическое значение, но и ту внешнюю звуковую сторону слова, в которой оно выражается и которая обуславливается изменениями в окончаниях имен и местоимений, обозначающими грамматические отношения склоняемых слов к другим словам в речи. Где нет этих изменений, там, по моему мнению, нет и падежей» [Некрасов, 1910, с. 51–52]. Еще большее значение морфологии придает В.И. Абаев: «Совершенно очевидно, что при установлении морфологической системы словоизменения имени (то есть склонения) можно исходить только из морфологической характеристики, а не из функции» [Абаев, 1949, с. 130].

При формальном понимании падежа возможны вариации в зависимости от того, какие формальные различия считаются достаточными для признания двух падежей различными. В частности, порядок слов может признаваться или не признаваться достаточно формальным средством для различения двух падежей. Так, Л. Ельмслев считает, что «порядок слов может выражать падеж» [Ельмслев, 1960, с. 265]. Некоторые ученые рассматривают в качестве падежной формы сочетание имени с предлогом или послелогом [Зализняк, 1960; Потебня, 1958]. Можно назвать формальным такое понимание падежа, при котором в качестве падежных форм допускаются только цельные словоформы и два падежа признаются различными только в том случае, если хотя бы у части склоняемых слов им соответствуют внешне различные словоформы. Категория падежа – это научный конструкт формы конкретного слова [Ельмслев, 1960, с. 265].

Представители классического языкознания (К. Бругман, М. Дейчбейн, М. Регула, А.А. Шахматов) при определении падежа основной считают функцию, исходя из значения падежей. Падеж, по их мнению, – это выражение функции имени в предложении. Иными словами, «падеж выражает синтаксические функции существительного, устанавливая отношение существительного в данной падежной форме к другим членам предложения» [Грамматика русского языка, 1960, с. 118].

Рассматривая синтаксические функции датива в немецком и русском языках, следует упомянуть, что он выполняет функции второстепенных членов предложения. Разграничение синтаксических функций представляет трудности в любом языке. Для определения синтаксической функции датива в немецком и русском языках необходимо учитывать: 1) значение существительного; 2) степень связи существительного с личным глаголом; 3) его синтаксическую роль; 4) сочетаемость с другими словами в предложении [Бирюкова, 1996, с. 15].

При освещении проблемы падежа мы основываемся на теории морфологических категорий известного русского ученого А.В.Бондарко, который отмечает, что морфологические категории всегда имеют определенное отношение к синтаксису, тот или иной выход в структуру предложения: каждая морфологическая категория обладает определенной синтаксической направленностью, синтаксической перспективой. Согласно А.В. Бондарко, падеж существительного отнесен к категориям с переменной синтаксической значимостью по следующим соображениям: в одних случаях разные падежные формы оказываются с разными типами синтаксических конструкций, в других же случаях различие между падежными формами не приводит к изменению типа синтаксической конструкции [Бондарко, 1976, с. 19, с. 66].

Опираясь на теоретические положения российских и зарубежных ученых, мы рассматриваем падеж как морфологическую категорию.

Специфическая черта категории падежа – ее многочленность. Грамматическая категория – совокупность однородных грамматических форм слова, противопоставленных друг другу по общему признаку, например значения «единственное число» и «множественное число» образуют грамматическую категорию числа, значения отдельных падежей объединяются в категорию падежа [Розенталь, 1995, с. 224].

Большинство ученых признает в современном немецком языке четыре падежа. Другого деления падежей в немецком языке на данном этапе не существует, так как не обнаруживается более четырех различительных падежных форм. И даже если не каждое существительное выступает во всех падежных формах, так или иначе, в немецком языке четыре морфологических падежа: номинатив, генитив, датив и аккузатив.

Характерной чертой немецкого языка является то, что падежным окончаниям принадлежит лишь незначительная роль при выражении падежей имени существительного, а основная роль отводиться артиклю.

В современном русском языке функционируют шесть падежей: именительный, родительный, дательный, винительный, творительный и предложный. Другого деления падежей в русском языке на данном этапе не существует, так как не обнаруживается других различительных падежных форм, хотя и не каждое существительное выступает во всех падежных формах.

В русском языке все падежи (в том числе и дательный) маркируются флексиями, достаточно отчетливо их дифференцирующими, хотя в парадигме склонения многих существительных встречаются омонимические формы: в единственном числе стол (именительный и винительный падежи), коня (родительный и винительный падежи), двери (родительный, дательный и предложный падежи), соседке (дательный и предложный падежи), времени, пути (родительный, дательный и предложный падежи); во множественном числе: стол-ы (именительный и винительный), сосед-ок (родительный и винительный) [TRANSlation NEED?, Электронный ресурс].

Многие ученые (И.Ф. Андреш, 1971; Х. Бринкманн, 1962; Е.А. Бокарев, 1954; И.В. Боровкова, 2002; А.А. Лаврентьев, 1999; Ч. Филлмор, 1981; Н.Ю. Шведова, 1978) считают, что основное значение дательного падежа в немецком и русском языках – это обозначение объекта. Дательный падеж обозначает косвенный объект – лицо или предмет, в пользу которого совершается или к которому направляется действие (помощь брату – die Hilfe dem Bruder – по образцу глагольного сочетания – учитель помогал брату – der Lehrer half dem Bruder), т.е. адресат [Лаврентьев, Электронный ресурс].

Х. Бринкманн считает датив немецкого языка «забронированным за личностью» [Brinkmann, 1962, с. 441–454]. Внутри «сферы личного» он различает пять разновидностей:

1) в центре помещается личность с ее внутренним миром;

2) личность во внешнем мире, т.е. вокруг личности совершаются процессы, к которым она обязана выразить свое отношение;

3) отношение личности к другим лицам, взаимоотношения людей;

4) обмен чем-либо, заключающийся в процессах «давать» и «брать»;

5) личность как существо высшей организации среди себе подобных, познание мира человеком [Brinkmann, 1953, с. 104].

О пяти компонентах членения датива немецкого языка говорит И.Ф. Андреш, называя их дательный ограничения, дательный носителя состояния, дательный назначения, дательный аффективный, дательный принадлежности [Андреш, 1971, с. 6].

Имя существительное в дативе употребляется в немецком языке в следующих конструкциях:

1. Датив приглагольный. Наиболее широко он употребляется в сочетании с глаголами. Дательный приглагольный выражает косвенное дополнение – лицо или предмет, на которые ориентировано действие, в интересах или в ущерб которым совершается действие (Er hilft der Mutter).

2. Дательный падеж в сочетании с именами прилагательными также выражает косвенное дополнение (Sei mir nicht bse).

3. Свободный датив лица. Свободный (неуправляемый) датив лица представляет собой своеобразный вид дополнения. Основным значением его является указание на заинтересованность лица в происходящем действии (Es ist dem Jungen interessant, etwas neues zu erfahren) [Dreyer, Schmitt, 1996, с. 182].

Дательный падеж русского языка более узок по значению, чем датив немецкого языка. Дательный падеж русского языка при глаголах типа «давать» обозначает лицо, которому передается предмет (Он подарил мне одно золотое кольцо с сапфиром). Часто дательный падеж кодирует также роль адресата речи (Скажи мне, кудесник, любимец богов…), часто используется для обозначения лица, интересы или физическое состояние которого затрагиваются действием (Сестра сшила мне пижаму. Охотники распороли волку живот.).

В безличных предложениях дательный падеж может называть лицо или предмет, которые испытывают состояние, выражаемое сказуемым безличного предложения: Саше не спится; Ребенку стало страшно; Больной становится все хуже [Розенталь, 1995, с. 235].

Дательный падеж немецкого и русского языков оформляет в предложении второстепенные члены и выражает объектные, обстоятельственные и определительные отношения. Объектные, обстоятельственные и определительные отношения могут быть выражены косвенным падежом имени существительного без предлога («чистый») или же сочетанием косвенного падежа и предлога (предложный), в зависимости от этого различают предложное и беспредложное употребление падежей. [Helbig, Buscha, 1996, с. 255; Розенталь, 1995, с. 235].

В немецком и русском языках существительные, стоящие в дательном падеже, выполняют в предложении функции косвенного дополнения или обстоятельства. Р.И. Аванесов пишет, что «каждая языковая категория выделяется как категория, благодаря своей противопоставленности другим соответствующим категориям, благодаря своей соотнесенности с ними. Категории же синтаксические выделяются только в предложении: вне предложения нет синтаксических категорий. Члены предложения выделяются и противопоставляются друг другу благодаря всем реально существующим в языке соотношениям, как внутри предложения, так и в речи в целом. Поэтому синтаксические признаки второстепенных членов предложения заключаются во всех связях данного слова с другими, а не только в его морфологически выраженном грамматическом значении» [Аванесов, 1936, с. 45].

Во второй главе «Функционирование дательного падежа в немецком и русском языках» рассматривается функционирование беспредложного дательного падежа немецкого языка в сопоставлении с русским языком, предложного дательного падежа немецкого языка в сопоставлении с русским языком, предложного дательного падежа с пространственно-временными отношениями немецкого языка в сопоставлении с русским языком.

В немецком языке, так же как и в русском, выделяют предложный и беспредложный датив. Предложный датив употребляется с предлогами, причем это могут быть как предлоги, управляющие только дательным падежом (mit, zu, von, nach и т.д.), так и предлоги, требующие после либо датив, либо аккузатив (in, vor, auf, ber и т.д.). Данный вопрос исследовали такие отечественный и зарубежные лингвисты, как В.Г. Адмони (1955), О.С. Ахманова (2005), Дуден (1962), А.Т. Кривоносов (2001), Г. Хельбиг (1973), В. Юнг (1996) и др.

В немецком языке позиция перед именной группой не является для предлога единственной. Некоторые предлоги немецкого языка могут следовать за именной группой, к которой они относятся. При этом большинство предлогов имеет только одно возможное положение (либо впереди, либо позади), другие же предлоги выступают как в препозиции, так и в постпозиции. Так, только в препозиции стоят предлоги in, an, auf, hinter и другие. Только в постпозиции ставятся предлоги entgegen, entlang и прочие. Такие предлоги, как gegenber, nach, zu могут как предшествовать, так и следовать за именной группой. И постпозитивное употребление предлога обычно ведет к подчеркиванию его лексического значения [Хоружая, 2007, с. 13].

Вопросами структурно-функционального моделирования предложений занимались В.Г. Адмони (1955), Х. Бринкманн (1971), Г.А. Золотова (1973), А.Ф. Лосев (1968), О.И. Москальская (1974) Г. Хельбиг (2001) и др.

Модель – это логическая или языковая схема, образец, соответствующий структуре определенной ситуации и способный многообразно заполняться лексически [Прокаев, 2004, с. 35].

На основе исследуемого материала мы выделяем три макромодели функционирования дательного падежа немецкого языка в сопоставлении с русским языком: макромодель функционирования беспредложного датива немецкого языка в сопоставлении с русским языком, макромодель функционирования предложного датива немецкого языка в сопоставлении с русским языком и макромодель функционирования предложного датива с пространственно-временными отношениями немецкого языка в сопоставлении с русским языком.

Макромодель функционирования беспредложного датива немецкого языка в сопоставлении с русским языком представлена микромоделями в зависимости от функций датива в предложении. Макромодели функционирования предложного датива немецкого языка в сопоставлении с русским языком и предложного пространственно-временного датива немецкого языка в сопоставлении с русским языком представлены моделями, соответствующими предлогам немецкого языка, которые управляют дативом – „aus“, „auer“, „in“, „von“ и т.д. Модели представлены микромоделями в соответствии с функциями датива в предложении.

Выделенные макромодели показывают функционирование дательного падежа немецкого языка в сопоставлении с русским языком с учетом структурно-функционального подхода.

Макромодель функционирования беспредложного датива немецкого языка в сопоставлении с русским языком представлена шестью микромоделями в соответствии с функциями датива в предложении. В качестве примера мы рассмотрим следующие микромодели.

Микромодель S+P+OD S+P+OД. Датив немецкого языка передается на русский язык дательным падежом. В данном случае косвенное дополнение, выраженное в немецком языке местоимением в форме дательного падежа без предлога, передается на русский язык косвенным дополнением, выраженным местоимением в форме дательного падежа без предлога.

Er hngte mir eine kleine schwarze Figur an einer dnnen Kette um den Hals [Ремарк, 2007, с. 8]. – С этим он надел мне на шею крохотную черную фигурку на тонкой цепочке [Ремарк, 1998, с. 4].

Микромодель S+P+OD S+P+OВ. Датив немецкого языка передается на русский язык винительным падежом без предлога. Косвенное дополнение, выраженное в немецком языке существительным в форме дательного падежа без предлога, передается на русский язык прямым дополнением, выраженным существительным в форме винительного падежа.

Der Blick ging dem Jungen durch Mark und Bein [Preuler, 2006, с. 23]. – Взгляд пронизал мальчика насквозь [Там же. С. 23].

Макромодель функционирования предложного датива немецкого языка в сопоставлении с русским языком представлена моделями, соответствующими предлогам немецкого языка, которые управляют дативом – „aus“, „auer“, „bei“, „entgegеn“, „gegenber“, „mit“, „nach“, „seit“, „von“ и „zu“. Модели представлены микромоделями в соответствии с функциями дательного падежа в предложении. В качестве примера рассмотрим модель с предлогом „auer“, которая представлена следующими микромоделями.

Микромодель S+P+auer+OD S+P+кроме+OР. Предлог „auer“ используется при указании на исключение, ограничение. Он передается на русский язык предлогом «кроме». Косвенное дополнение, выраженное существительным в форме дательного падежа с предлогом „auer“, передается на русский язык косвенным дополнением, выраженным существительным в форме родительного падежа с предлогом «кроме».

… und Grenouilles Mutter … hatte … auer Gicht und einer leichten Schwindsucht keine ernsthafte Krankheit … [Sskind, 2005, c. 8]. – … и мать Гренуя … кроме подагры и легких головокружений ничем серьезным не болела … [Зюскинд, 2006, с. 7].

Микромодель S+P+auer+AdAW S+P (глагол); S+P+auer+AdAW, AdL S+P+Ad.ОД, AdМ (наречие). Предлог „auer“ употребляется в устойчивых словосочетаниях без артикля: auer Atem, auer Betrieb, auer Dienst, auer Frage stehen, auer Zweifel stehen, auer Acht lassen и т.д. Обстоятельство образа действия или места, выраженное в немецком языке существительным в форме дательного падежа с предлогом „auer“, передается на русский язык сказуемым, выраженным глаголом, или обстоятельством образа действия или места, выраженным наречием. В данных случаях речь идет о частеречных нарушениях.

Das schwere Tagewerk auf der Mhle schien denen nichts auszumachen, keiner ermdete, keiner klagte, keiner geriet bei der Arbeit in Schwei oder auer Atem [Preuler, 2006, с. 41]. – Тяжелая ежедневная работа на мельнице, казалось, не составляла им труда, никто не уставал, никто не жаловался, никто во время работы не потел и не задыхался [Там же. С. 41].

Sie haben gut gelernt, das steht auer Zweifel [Манн, 2008, с. 53]. – Вы, несомненно, хорошо подготовились [Манн, 1985, с. 323].

Der Meister blieb auer Haus bis zum Vorabend des Dreiknigstages [Preuler, 2006, с. 219]. – Мастер отсутствовал дома до вечера праздника Богоявления [Там же. С. 219].

Макромодель функционирования предложного датива с пространственно-временными отношениями немецкого языка в сопоставлении с русским языком представлена моделями в соответствии с предлогами немецкого языка, которые управляют дативом – „an“, „auf“, „hinter“, „in“, „neben“, „ber“, „unter“, „vor“ и „zwischen“. Модели представлены микромоделями в соответствии с функциями дательного падежа в предложении. В качестве примера рассмотрим модель с предлогом „hinter“, которая представлена следующими микромоделями.

Микромодель S+P+hinter+AdL S+P+AdМ (за+сущ.Т). Предлог „hinter“ употребляется при обозначении места и передается на русский язык предлогом «за». Обстоятельство места, выраженное в немецком языке существительным в форме дательного падежа с предлогом „hinter“, передается на русский язык обстоятельством места, выраженным существительным в форме творительного падежа с предлогом «за».

Der Mann hinter Brlachs Schreibtisch klatschte in die Hnde… [Drrenmatt, 2008, с. 147]. – Человек, сидящий за письменным столом Барлаха, ударил в ладоши … [Там же. С. 147].

Микромодель S+P+hinter+AdТ S+P (глагол). Предлог „hinter“ имеет временное значение, существительное в форме дательного падежа с предлогом „hinter“ передается на русский язык глаголом, имеющим значение завершения. Обстоятельство времени, выраженное существительным в форме дательного падежа с предлогом „hinter“, передается на русский язык сказуемым, выраженным глаголом. Здесь имеют место частеречные нарушения.

Er hatte das Buch hinter dem Rcken seines Vorderschlers aufgeschlagen, las darin mit dem Ausdruck vollendeter Unschuld und Nachdenklichkeit, starrte dann auf einen Punkt der Wandt und sprach [Манн, 2008, с. 50]. – Перед Вассерфогелем лежала раскрытая Библия, которую заслонил от учителя впереди сидящий ученик, и он читал по ней с видом полнейшей невинности, потом уставлялся в одну точку на стене, как бы припоминая что-то, и опять читал, нарочно запинаясь, покашливая и с ходу переводя библейский текст на довольно беспомощный современный язык [Манн, 1985, с. 318].

Анализ исследовательского материала показывает, что:

– обстоятельства, выраженные существительными и местоимениями с предлогами, передаются на русский язык обстоятельствами, выраженными существительными и местоимениями с предлогами (39,6%);

– косвенные дополнения с предлогами, выраженные в немецком языке существительными и местоимениями в дативе, передаются на русский язык обстоятельствами, выраженными существительными и местоимениями с предлогами (19,2%);

– косвенные дополнения с предлогами, выраженные в немецком языке существительными и местоимениями в дативе, передаются на русский язык косвенными дополнениями с предлогами, выраженными существительными и местоимениями (17,4%);

– беспредложные косвенные дополнения, выраженные в немецком языке существительными и местоимениями в дативе, передаются на русский язык беспредложными косвенными дополнениями, выраженными существительными и местоимениями (7,4%);

– имеют место также частеречные нарушения, при которых косвенные дополнения с предлогом передаются на русский язык другими членами предложений, выраженными сказуемыми (3,9%) или определениями (2,2%);

– обстоятельства, выраженные существительными и местоимениями с предлогами, передаются на русский язык обстоятельствами, выраженными наречиями (2,8%) или сказуемым, выраженными глаголами (0,7%);

– беспредложные косвенные дополнения, выраженные в немецком языке существительными и местоимениями в дативе, передаются на русский язык предложными косвенными дополнениями (2,4%) или прямыми дополнениями (2,4%);

– имеют место также частеречные нарушения, при которых косвенные дополнения с предлогом передаются на русский язык придаточными предложениями (0,7%) или инфинитивными оборотами (0,5%);

– предложные косвенные дополнения, выраженные в немецком языке существительными и местоимениями в дативе, передаются на русский язык безпредложными косвенными дополнениями (0,4%);

– встречаются единичные случаи функционирования датива в немецком языке, которые мы не выделяем в отдельные микромодели (0,4%).

Необходимо особо отметить случаи частеречных нарушений, при которых обстоятельства, выраженные в немецком языке существительными с предлогом, передаются на русский язык сказуемыми, выраженными глаголами (auer Atem – задыхался) или придаточными предложениями (beim Rasieren – когда брился).

В третьей главе «Функционирование дательного падежа в русском и немецком языках» рассматривается функционирование беспредложного дательного падежа русского языка в сопоставлении с немецким языком и предложного дательного падежа русского языка в сопоставлении с немецким языком.

Функционирование дательного падежа русского языка в сопоставлении с немецким языком представлено двумя макромоделями – макромоделью функционирования беспредложного дательного падежа русского языка в сопоставлении с немецким языком и макромоделью функционирования предложного дательного падежа русского языка в сопоставлении с немецким языком.

Макромодель функционирования беспредложного дательного падежа русского языка в сопоставлении с немецким языком представлена двумя моделями – моделью функционирования приглагольного дательного падежа русского языка в сопоставлении с немецким языком и моделью функционирования приименного дательного падежа русского языка в сопоставлении с немецким языком.

Дательный приименной падеж может иметь два значения – значение косвенного объекта (нам смена – uns Nachfolger) и определительное значение (доля случайностям – Teil fr Zuflligkeiten).

Макромодель функционирования предложного дательного падежа русского языка в сопоставлении с немецким языком представлены моделями, соответствующими предлогам русского языка, которые управляют дательным падежом – «к («ко»)» и «по». Модели представлены микромоделями в соответствии с функциями дательного падежа в предложении.

Макромодель функционирования беспредложного дательного падежа русского языка в сопоставлении с немецким языком представлена двумя моделями – моделью приглагольного дательного падежа и моделью приименного дательного падежа. Данные модели представлены микромоделями в соответствии с функциями дательного падежа в предложении. Например, модель приглагольного дательного падежа представлена следующими микромоделями.

Микромодель S+P+OД S+P+OD. Дательный падеж наиболее употребителен в сочетании с глаголами. Дательный приглагольный падеж выражает косвенное дополнение – лицо или предмет, на которые ориентировано действие, в интересах или в ущерб которым совершается действие. Косвенное дополнение, выраженное в русском языке местоимением в форме дательного падежа, передается на немецкий язык косвенным дополнением, выраженным местоимением в форме дательного падежа.

… мне это померещилось [Булгаков, Электронный ресурс]. – … oder war die mir im Traum erschienen [Bulgakow, 2004, с. 51].

Микромодель P+OД (безличное предложение) S+P. Дательный падеж употребляется при обозначении лица, испытывающего какое-либо состояние. Косвенное дополнение, выраженное в русском языке местоимением в форме дательного падежа, передается на немецкий язык подлежащим, выраженным местоимением в форме именительного падежа.

Никто не знал, да и она, кажется, позабыла, почему ей не пришлось выйти замуж за своего студента … [Андреев, Электронный ресурс]. – Niemand wusste, und auch sie selbst hatte es anscheinend vergessen, warum sie ihren Studenten nicht geheiratet hatte … [Andrejew, 2004, с. 9].

Макромодель функционирования предложного дательного падежа русского языка в сопоставлении с немецким языком представлена двумя моделями, соответствующими предлогам русского языка, которые управляют дательным падежом – «к» и «по». Данные модели также представлены микромоделями в соответствии с функциями дательного падежа в предложении. В качестве примера рассмотрим предлог «к» («ко»).

Микромодель S+P+к+OД S+P+zu+OD. Предлог «к» («ко») обозначает направленность действия, движения в сторону какого-либо предмета как предела, цели и передается на немецкий язык предлогом „zu“. Косвенное дополнение, выраженное в русском языке существительным в форме дательного падежа с предлогом «к» («ко»), передается на немецкий язык косвенным дополнением, выраженным существительным в форме дательного падежа с предлогом „zu“.

… а сбоку еще прибивалась тропка – кратчайший путь к морю [Улицкая, Электронный ресурс]. – … und ein Stck abseits davon – der krzeste Weg zum Meer [Ulitzkaja, 2008, с. 6].

Микромодель S+P+к+OД S+P+an+OA. Предлог «к» («ко») употребляется в значении приближения к чему-либо вплотную. Предлог «к» («ко») передается на немецкий язык предлогом „an“. Косвенное дополнение, выраженное в русском языке существительным в форме дательного падежа с предлогом «к», передается на немецкий язык косвенным дополнением, выраженным существительным в форме винительного падежа с предлогом „an“.

Под вековою шелковицею спала нянька, прислонившись к ее стволу [Пастернак, Электронный ресурс]. – Unter einem alten Maulbeerbaum schlief die Amme, an den Stamm gelehnt [Pasternak, 2004, с. 105].

Анализ исследовательского материала показывает, что:

– косвенные дополнения, выраженные в русском языке существительными или местоимениями в дательном падеже с предлогами, передаются на немецкий язык косвенными дополнениями, выраженными существительными или местоимениями в дативе с предлогами (24,8%);

– косвенные дополнения, выраженные в русском языке существительными или местоимениями в дательном падеже без предлогов, передаются на немецкий язык косвенными беспредложными дополнениями, выраженными существительными или местоимениями в дативе (19,4%);

– обстоятельства, выраженные в русском языке существительными в дательном падеже с предлогами, передаются на немецкий язык обстоятельствами, выраженными существительными в дативе или аккузативе с предлогами (17,1%);

– беспредложные косвенные дополнения, выраженные в русском языке существительными и местоимениями в дательном падеже, передаются на немецкий язык косвенными дополнениями, выраженными существительными или местоимениями в дативе или в аккузативе с предлогами (12,8%);

– беспредложные косвенные дополнения, выраженные в русском языке существительными и местоимениями в дательном падеже, передаются на немецкий язык подлежащими, выраженными существительными или местоимениями в номинативе (10,6%);

– предложные косвенные дополнения, выраженные в русском языке существительными или местоимениями в дательном падеже, передаются на немецкий язык беспредложными косвенными дополнениями, выраженными существительными или местоимениями в дативе (4,6%);

– предложные косвенные дополнения, выраженные в русском языке существительными или местоимениями в дательном падеже, передаются на немецкий язык прямыми дополнениями, выраженными существительными и местоимениями в аккузативе (4,6%);

– беспредложные косвенные дополнения, выраженные в русском языке существительными или местоимениями в дательном падеже, передаются на немецкий язык прямыми дополнениями, выраженными существительными и местоимениями в аккузативе (3,7%);

– имеют место частеречные нарушения, при которых обстоятельства, выраженные существительными в дательном падеже с предлогом, передаются на немецкий язык обстоятельствами, выраженными наречиями (1,4%);

– косвенные дополнения, выраженные в русском языке существительным или местоимением в дательном падеже с предлогом, передаются на немецкий язык сказуемым (0,9%).

– встречаются единичные случаи функционирования дательного падежа в русском языке, которые мы не выделяем в отдельные микромодели (0,1%).

Необходимо отметить случаи частеречных нарушений, при которых обстоятельства, выраженные в русском языке существительными с предлогом, передаются на немецкий язык обстоятельствами, выраженными наречиями (по утрам – morgens).

Безличные предложения, в которых косвенные дополнения, выраженные в русском языке местоимениями в форме дательного падежа, передаются на немецкий язык подлежащими, выраженным местоимениями в форме именительного падежа (ей не пришлось выйти замуж – sie hatte nicht geheiratet).

В заключении диссертации представлены выводы, сделанные на основе проведенного исследования:

1. Функционирование дательного падежа в немецком и русском языках представлено в форме моделей с учетом структурно-функционального подхода.

2. Установлено, что функционирование дательного падежа в немецком и русском языках имеет черты сходства и различия, что объясняется различным строем немецкого и русского языков:

– синтаксическая функция, выполняемая существительными и местоимениями в форме дательного падежа в сопоставляемых языках совпадает, т.е. косвенные дополнения одного языка передаются на другой язык косвенными дополнениями, обстоятельства – обстоятельствами;

– синтаксическая функция, выполняемая существительными и местоимениями в форме дательного падежа в сопоставляемых языках может не совпадать, т.е. косвенные дополнения, выраженные в немецком языке существительными и местоимениями в дативе, передаются на русский язык обстоятельствами, сказуемыми, придаточными предложениями;

– обстоятельства немецкого языка, выраженные существительными и местоимениями в дативе, передаются на русский язык сказуемыми или придаточными предложениями;

– косвенные дополнения, выраженные в русском языке существительными и местоимениями в дательном падеже, передаются на немецкий язык подлежащими, прямыми дополнениями, сказуемыми.

3. Выявлено, что дательный падеж в русском языке менее употребителен, чем в немецком языке. В русском языке дательный падеж менее синкретичен по отношению к другим падежам, чем в немецком языке, так как в русском языке функционируют творительный и предложный падежи.

4. Выявлены следующие тенденции в развитии дательного падежа современных немецкого и русского языков:

– беспредложный дательный падеж немецкого и русского языков вытесняется предложным дательным падежом;

– предлоги dank, entsprechend, ab, gem, nebst, samt, zufolge, согласно и благодаря выходят из употребления в стиле художественной литературы современных немецкого и русского языков.

Дальнейшие исследования могут проводиться в двух направлениях: с одной стороны, возможно расширить границы изучения функционирования дательного падежа немецкого языка в сопоставлении с русским языком в рамках различных функциональных стилей (научном, газетно-публицистическом, официально-деловом и разговорном). С другой стороны, аналогичное исследование может быть проведено с использованием оригинальных текстов с целью сопоставить функционирование дательного падежа немецкого и русского языков.

В приложении 1 представлена сводная таблица моделей функционирования дательного падежа в немецком языке в сопоставлении с русским языком.

В приложении 3 представлена сводная таблица моделей функционирования дательного падежа в русском языке в сопоставлении с немецким языком.

В приложениях 2, 4 обобщены результаты приложений 1 и 3.

Основные положения проведенного исследования отражены в публикациях автора:

Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК

Министерства образования и науки РФ:

  1. Шведова И.В. Исторический аспект падежной системы немецкого и русского языков // Вестник Костромского гос. ун-та. – Кострома: КГУ, 2009. – № 4. – С. 122–125.
  2. Шведова И.В. Исторический аспект падежной системы немецкого языка // Вестник Тамбовского ун-та. Сер.: Гуманитарные науки. – Тамбов: ТГУ, 2009. – № 7. – С. 273–276.
  3. Шведова И.В. Проблема общего значения дательного падежа немецкого и русского языков // Вестник Костромского гос. ун-та. – Кострома: КГУ, 2009. – № 4. – С. 208–211.

Статьи в научных изданиях:

  1. Шведова И.В. Структура категории падежа // Современное гуманитарное образование в социокультурном пространстве столичного мегаполиса: сб. науч. ст. – М.: МГПИ, 2009. – Вып. 2. – С. 115–117.
  2. Шведова И.В. Функционирование беспредложного датива в немецком и русском языках // Прикладные вопросы сопоставительной лингвистики. – М.: МГПИ, 2009. – С. 91–95.
  3. Шведова И.В. Функционирование предлога „bei“ в немецком и русском языках // Романо-германская филологи и дидактика в вузе: сб. материалов Первой Междунар. науч. конф. (17–18 ноября 2010 года). – М: МГПИ, 2011. – № 1. – С. 50–57.
  4. Шведова И.В. Функционирование предлога „von“ в немецком и русском языках // Международный журнал «Интеллект». – Тбилиси: Телавский гос. ун-т, 2010. – № 3(38). – С. 112–114.
  5. Шведова И.В. Функционирование предлогов „entgegen“ и „gegenber“ в немецком и русском языках (на материале стиля художественной литературы) // Основы лингвистической подготовки студентов языкового факультета педагогического вуза: сб. науч. ст. – М.: МГПИ, 2010. – С. 27–32.
  6. Шведова И.В. Функционирование предлогов дательного падежа в немецком и русском языках // Актуальные проблемы профессионального речевого общения. – Мичуринск: МичГАУ, 2010. – С. 213–222.
  7. Шведова И.В., Балкичева Е.В. Функционирование предлога „seit“ в немецком языке и способы его передачи на русский язык // Актуальные вопросы теории перевода и межкультурной коммуникации: сб. науч. ст. – Чебоксары: Чувашский гос. пед. ун-т, 2011. – С. 75–77.
  8. Шведова И.В., Ильина А.А. Функционирование предлога „hinter“ в немецком языке и способы его передачи на русский язык // Актуальные вопросы теории перевода и межкультурной коммуникации: сб. науч. ст. – Чебоксары: Чувашский гос. пед. ун-т, 2011. – С. 77–79.
  9. Шведова И.В., Истратова О.А. Функционирование предлога „vor“ в немецком и русском языках // Романо-германская филологи и дидактика в вузе: сб. материалов Первой Междунар. науч. конф. (17–18 ноября 2010 года). – М: МГПИ, 2011. – № 1. – С. 57–62.
  10. Шведова И.В., Мишурова Е.И. Предлог „mit“ и способы его передачи на русский язык // Актуальные вопросы теории перевода и межкультурной коммуникации: сб. науч. ст. – Чебоксары: Чувашский гос. пед. ун-т, 2011. – С. 80–83.
  11. Шведова И.В., Мишурова Е.И. Предлог „zu“ в немецком языкe // Романо-германская филологи и дидактика в вузе: сб. материалов Первой Междунар. науч. конф. (17–18 ноября 2010 года). – М: МГПИ, 2011. – № 1. – С. 39–43.


 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.