WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Лексические и грамматические особенности китайской региональной разновидности английского языка (на материале письменных текстов)

Иванкова Татьяна Алексеевна

«Лексические и грамматические особенности китайской региональной разновидности английского языка (на материале письменных текстов)»

10.02.04

Филологические науки

К 212.056.01

Дальневосточный государственный университет

690950, Владивосток, ДВГУ, ул. Алеутская, 56, ауд. 507

Тел. (4232) 45-93-92

Email: german@deans.dvgu.ru

Предполагаемая дата защиты диссертации – 31 октября 2007 года

На правах рукописи

ИВАНКОВА Татьяна Алексеевна

ЛЕКСИЧЕСКИЕ И ГРАММАТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ КИТАЙСКОЙ РЕГИОНАЛЬНОЙ РАЗНОВИДНОСТИ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА

(на материале письменных текстов)

Специальность 10.02.04 – германские языки

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Владивосток – 2007

Работа выполнена на кафедре теории и практики перевода Дальневосточного государственного университета.

Научный руководитель:

доктор филологических наук, Зоя Григорьевна Прошина

профессор

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, Виктор Владимирович Кабакчи

профессор

кандидат филологических наук, Анна Викторовна Бобенко

доцент

Ведущая организация: Дальневосточный государственный гуманитарный университет

Защита состоится «31» октября 2007 г. в 14.00 на заседании диссертационного совета К 212.056.01 при Дальневосточном государственном университете по адресу: 690950, г. Владивосток, ул. Алеутская, 56, ауд. 320.

С диссертацией можно ознакомиться в зональной научной библиотеке Дальневосточного государственного университета.

Автореферат разослан «26» сентября 2007 г.

Учёный секретарь диссертационного совета Е. В. Кравченко

Реферируемая диссертация посвящена рассмотрению языковых особенностей китайской региональной разновидности английского языка в ее письменной форме. Под китайской региональной разновидностью английского языка понимается форма английского языка (АЯ), используемая на территории Китайской Народной Республики (КНР), употребляемая образованными китайцами в процессе внутри- и межкультурной коммуникации и обладающая выраженными языковыми особенностями, развившимися вследствие новых социокультурных условий функционирования и интерферирующего влияния китайского языка.

Возросшие потребности народов мира в более тесном общении во всех сферах жизни и общая тенденция к глобализации выдвинули на первый план английский язык в его уникальной посреднической функции. Распространение АЯ в мире достигло небывалых масштабов и заставило лингвистов обратить пристальное внимание на языковые контакты между английским и другими языками планеты и их результаты.

Оставаясь “равным сам себе во всех сферах общения и во всех коммуникативных ситуациях” (Кабакчи 1998: 6), т.е. сохраняя ядро и основной инвентарь элементов, английский язык, в то же время, в зависимости от культурно-языкового окружения приобретает специфические черты на всех языковых уровнях и переходит к существованию в новых формах – в виде вариантов и разновидностей. Понятие региональных вариантов и разновидностей АЯ (regional/local varieties of English, World Englishes) впервые обозначено в трудах Браджа Качру – основоположника направления лингвоконтактологии, связанного с изучением взаимовлияния английского языка и контактирующих с ним языков планеты. В российском языкознании укрепляется разграничение между терминами, соответствующими английскому “variety” – “вариантом” и “разновидностью” (Прошина 2001б: 264, Ильина 2005: 38). Вариант языка реализуется в АЯ как родном и втором, официальном языке. Под разновидностью понимается язык, который функционирует как иностранный в том или ином регионе, имеет определенный культурный базис, позволяющий этой разновидности быть языком внешнекультурного общения. Разновидность, как и вариант, обладает определенными интерференционными признаками.

Актуальность диссертационной работы обусловлена необходимостью изучения многочисленных региональных вариантов и разновидностей английского языка, появившихся в результате взаимодействия с автохтонными языками на территориях за пределами исторической родины АЯ. Среди них китайская региональная разновидность английского языка представляет особый интерес в связи с возросшей ролью КНР на мировой политической сцене, бурным экономическим ростом и лидирующими позициями страны в глобальной экономике, а также расширяющимися международными контактами, в том числе, с Россией, поскольку общение в большинстве случаев осуществляется на английском как языке-посреднике. В данной ситуации знание особенностей китайской региональной разновидности английского языка приобретает особое значение для успешной межкультурной коммуникации представителей различных наций с китайцами.

Объектом настоящего диссертационного исследования является китайская региональная разновидность английского языка в ее современном состоянии (письменная форма).

В качестве предмета исследования избраны специфические лексические и грамматические особенности китайской региональной разновидности английского языка.

Целью данного диссертационного сочинения является выявление, описание и анализ лексико-грамматических особенностей китайской региональной разновидности английского языка.



Из основной цели вытекают следующие последовательно решаемые задачи исследования:

  1. рассмотреть теоретические проблемы языкового контактирования и вариативности английского языка: содержание и соотношение понятий языкового контакта, билингвизма и интерференции, вариантов и разновидностей языка;
  2. осветить историю англо-китайского языкового контакта и описать распространение, статус и функции английского языка на материковой части Китая (в КНР) в настоящее время;
  3. раскрыть содержание понятия “китайская региональная разновидность английского языка” и определить, какие нормы регламентируют ее употребление;
  4. проанализировать письменные тексты, созданные китайцами с разным уровнем владения английским языком с целью выделения и рассмотрения типичных черт данной разновидности на уровнях лексики и грамматики;
  5. экспериментальным путем проверить коммуникативную значимость лексико-грамматических особенностей китайской региональной разновидности английского языка в процессе межкультурной коммуникации.

Материалом для исследования послужили англоязычная периодика Китая (500 публикаций за 2005-2007 гг.), наблюдения и данные, полученные в ходе анкетирования 65 студентов Хейлунцзянского университета г. Харбина (Китай), письма, сочинения, статьи и доклады на английском языке студентов, ученых и преподавателей из КНР, книги на английском языке, написанные или переведенные китайцами. Общий объем составил 86 рукописных и 7898 печатных страниц.

В диссертации используется комплекс методов:

  • описательно-аналитический метод, примененный для анализа собранных данных и их описания в русле соответствующих теоретических концепций;
  • сравнительно-сопоставительный метод, при помощи которого были выявлены сходства и различия в лингвистических системах китайского и английского языков, а также отличия в английской речи китайцев с разными уровнями владения английским языком;
  • метод частотного анализа, давший возможность определить типичные и устойчивые черты АЯ КНР;
  • метод культурологической интерпретации, использованный для выяснения культурного базиса лексических единиц АЯ КНР;
  • метод контекстуального анализа, при котором лексические единицы АЯ КНР описывались не обособленно, а в составе фрагментов текста, необходимого и достаточного для определения их значения;
  • метод эксперимента, позволивший проверить влияние лексико-грамматических особенностей китайской региональной разновидности АЯ на успешность межкультурной коммуникации.

Научная новизна данной работы состоит в том, что впервые в отечественной лингвистике исследуются языковые особенности английского языка КНР как региональной разновидности английского языка, т.е. как относительно устойчивой языковой системы. Кроме того, до сих пор не предпринималось попыток рассмотреть лексико-грамматические черты разновидностей английского языка с точки зрения их понятности носителям других вариантов и разновидностей, т.е. в свете влияния этих особенностей на успешность межкультурной коммуникации.

Теоретическая значимость диссертации заключается в том, что она продолжает разработку теорий языковых контактов и вариантов и разновидностей мирового английского языка, которые дают более полное и точное представление о сути самого распространенного в мире языкового контакта “английский+другой язык”. Примененные в работе параметры описания отдельной региональной разновидности АЯ могут стать основой для анализа других вариантов и разновидностей полинациональных языков. Наблюдения и выводы диссертации также позволят расширить область знаний в таких научных дисциплинах как лингвострановедение, лингвокультурология и теория межкультурной коммуникации.

Практическая ценность работы определяется тем, что выводы и результаты исследования могут быть использованы в процессе профессиональной подготовки переводчиков, в практике преподавания английского языка, в том числе, при подготовке преподавателей английского языка для работы с китайскими студентами, в общих и специальных курсах по социолингвистике, лексикологии и стилистике английского языка, лингвострановедению и лингвокультурологии. Материалы и практические результаты исследования могут войти в словарно-справочные издания, посвященные вариантам и разновидностям АЯ, и будут полезны в практике межкультурной коммуникации.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Английский язык, имеющий плюрицентрический характер, функционирует на территории КНР в виде китайской региональной разновидности. Китайская региональная разновидность АЯ представляет собой континуум и распадается на китаизированный АЯ и АЯ КНР, отличающиеся по функциональным признакам и языковому содержанию, и реализуется на трех лектальных уровнях (базилект, мезолект и акролект).
  2. Специфичные языковые особенности АЯ КНР вызываются к жизни новой культурной средой и интерференцией китайского языка и существуют в виде ошибок, девиаций и инноваций по отношению к литературному АЯ Великобритании и США.
  3. Определение нестандартных языковых явлений в английской речи китайцев в качестве девиаций (основы инноваций), а не ошибок, происходит на основе ряда критериев, среди которых: 1) частотность и типичность в речи образованных китайцев, использующих акролект китайской региональной разновидности АЯ, 2) обусловленность языковой средой и социокультурным контекстом функционирования АЯ в КНР и 3) коммуникативная незначимость.
  4. Лексические инновации китайской региональной разновидности АЯ, служащие средством трансляции национального самосознания и культуры Китая, входят в узус и формирующуюся эндонорму АЯ КНР, что доказывается их закреплением в авторитетных печатных источниках.
  5. С помощью АЯ КНР возможно успешное общение с представителями других наций. Языковые особенности китайской региональной разновидности АЯ, в основном, коммуникативно незначимы.

Апробация работы осуществлялась в виде сообщений, докладов и выступлений на аспирантских семинарах Института иностранных языков Дальневосточного государственного университета, заседаниях кафедры иностранных языков Института менеджмента и бизнеса и кафедры теории и практики перевода Института иностранных языков ДВГУ, занятиях по курсу «Социолингвистика» в Университете Иллинойса, США (исследовательский грант Фулбрайта, 2006-2007 гг.), на научной конференции студентов и аспирантов Дальневосточного государственного университета (2004 г.), межвузовских научно-практических конференциях в г. Владивостоке («Россия – Восток – Запад: проблемы межкультурной коммуникации», 2005 г.) и г. Комсомольске-на-Амуре («Дальний Восток: проблемы межкультурной коммуникации», 2006 г.), международных конференциях и симпозиумах в г. Владивостоке («Общие проблемы, общие решения: преподавание языков в различных культурных контекстах: 5-я Паназиатская конференция», 2004 г.), г. Хабаровске («Культурно-экономическое сотрудничество стран Северо-Восточной Азии: Второй международный симпозиум», 2006 г.) и г. Харбине, Китай («Harmony, Diversity, and Intercultural Communication: 2007 International Association for Intercultural Communication Studies and China Association for Intercultural Communication Conference», 2007 г.), а также в личных беседах с Браджем и Ямуной Качру, назначенных кураторами диссертанта во время стажировки по программе Фулбрайта в Университете Иллинойса.





Содержание работы отражено в тринадцати публикациях, из которых одна вышла в рецензируемом журнале («Вестник Бурятского государственного университета», 2007 г.).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы (255 наименований), списка словарей (7 наименований) и двух приложений.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность диссертационного исследования, подчеркивается научная новизна, определяются цель, задачи и методы исследования, указываются теоретическая значимость и практическая ценность, представляются теоретическая база и материал исследования. Излагаются основные теоретические предпосылки рассмотрения АЯ КНР как региональной разновидности АЯ, определяется соотношение терминов вариант и разновидность языка.

В Главе I «Китайская региональная разновидность мирового английского языка: определение, статус, функционирование и нормативность» определяется терминологический аппарат исследования, раскрываются такие базовые понятия как языковой контакт, билингвизм, интерференция. Освещаются история англо-китайского этноязыкового взаимодействия и функционирование АЯ в современном Китае. Рассматривается вопрос нормативности языковых черт китайской региональной разновидности АЯ.

Теоретической базой стали труды отечественных и зарубежных лингвистов и методистов, занимавшихся разработкой таких направлений, как лингвоконтактология и полинациональные языки (Белл 1980; Вайнрайх 2000; Дешериев, Протченко 1972; Домашнев 1967, 1969, 1976, 1983, 2000; Кнуров 1990; Розенцвейг 1972; Семенец 1985; Хауген 1972; Чередниченко; Швейцер 1963, 1976; Ярцева 1969), билингвизм и интерференция (Жлуктенко 1974; Мартине 1963, 1999), теория вариантов и разновидностей мирового английского языка (Ильина 2005; Прошина 2001а и б, 2005; Bolton 2000, 2002, 2003, 2006; Haugen 1957, 1968; Honna 2005, 2006; Kachru B. 1981, 1983, 1985, 1986, 1992, 1994, 1996, 2000, 2005, 2006; Kachru Y. 1994, 2006; McArthur 2000, 2001, 2003; Smith 1981, 1983, 1987, 2004, 2006), психолингвистика и анализ ошибок (Дракина 1984; Залевская 2000; Чойбонова 2004) и теория межкультурной коммуникации (Кабакчи 1998; Тер-Минасова 2004; Hymes 1972; Lebedko 1999; Wen 2004).

Вопросы взаимодействия языков имеют огромное значение в современном языкознании и привлекают постоянное внимание как отечественных, так и зарубежных исследователей. Как заметил Э. Хауген, каждый лингвист рано или поздно сталкивается с проблемами, которые своим появлением обязаны языковому контакту (Хауген 1972: 61). Наиболее полно и однозначно, с нашей точки зрения, это понятие раскрывается в современном определении, данном В.В. Ивановым в словаре “Языкознание”: “Языковые контакты – взаимодействие двух или более языков, оказывающее влияние на структуру и словарь одного или многих из них. Социальные условия языковых контактов определяются необходимостью общения между представителями разных этнических языковых групп, вступающих между собой в интенсивные связи по хозяйственным, политическим и другим причинам” (Иванов 1998: 237).

За почти два века общения между китайским народом и англоговорящими нациями их языки и культуры взаимно обогатили друг друга. В эпоху раннего взаимодействия языковой контакт китайского и английского языков вызвал к жизни примитивный пиджин-инглиш, существовавший в качестве упрощенного языка-посредника. Вследствие более длительного периода нативизации английского языка в материковом Китае, т.е. адаптации к новому языковому и культурному окружению, сформировалась китайская региональная разновидность английского языка. Она имеет конкретную территорию распространения и специфичные языковые черты.

Китайская региональная разновидность АЯ распадается на китаизированный АЯ (Chinese English/Chinglish) и АЯ КНР (China English), которые отличаются по функциональным признакам и языковому содержанию. Китаизированный АЯ, также называемый новым китайским пиджин-инглишем, характеризуется малым объемом лексики, упрощенным синтаксисом, отражает сильное интерференционное влияние китайского языка на употребление лексических единиц и построение предложений. Он получает негативную оценку самих китайцев, старающихся избавиться от его проявлений. Яркими примерами китаизированного АЯ являются вывески и дорожные знаки, объявления, меню: “Collecting Money Toilet” на указателе, “Keep this candle out of children” на упаковке, таблички с предостережениями в местах отдыха “Please be careful of your personal effects and protect them from losing”или “Come in not allowed in case of penalty”.

Если китаизированный АЯ имеет малое употребление в силу ограниченности языковых ресурсов, будучи, в основном, языком представителей сферы мелкой торговли и услуг, то АЯ КНР широко применяется в качестве средства межкультурного и, в определенных сферах, внутринационального общения. Он функционирует как: 1) язык печатных, электронных, радио и телевизионных СМИ; 2) цель и средство обучения в системе образования; 3) язык науки и международных конференций, проводимых в Китае; 4) язык международных контактов в области бизнеса, туризма, науки и т.д., где китайцы используют английский язык в качестве посредника; 5) язык внутринационального общения в Интернете. АЯ КНР является языком образованных китайцев и признается одной из разновидностей мирового английского языка (World Englishes), служащей средством выражения национального своеобразия страны в процессе межкультурной коммуникации.

Важным критерием определения статуса каждого варианта и разновидности английского языка является ориентация на внешние или внутренние языковые нормы. По словам Браджа Качру, выбор происходит между экзонормативной и эндонормативной моделью (Kachru B. 1986: 21). Экзонорма, или внешняя норма, связана с принятием неанглоговорящими странами модели АЯ тех стран, где он является родным (главным образом, Великобритании и США), а эндонорма, или внутренняя норма, предполагает местную разновидность АЯ образованных носителей в качестве образца (Kachru B. 1986: 21). Экзонорма в отличие от мобильной и неустойчивой эндонормы является статичной, абсолютной и инвариантной (Berns 2005: 87). Экзонорма АЯ характерна для России, Японии, Кореи, Китая и др. стран, эндонорма – для Великобритании, США, Австралии, Индии, ЮАР и др.

Несмотря на существующее мнение, что региональные варианты и разновидности АЯ должны опираться на собственную норму и отказаться от заимствованных норм (Kirkpatrick 2003, Hu 2004), мы считаем, что разумным выбором будет не замена одной нормы другой, а баланс экзо- и эндонормы. Внешние нормы обеспечат взаимопонимание при участии в международном общении, а внутренние нормы могут применяться в коммуникации на АЯ внутри страны или, при определенных условиях, в регионе в целом (в случае АЯ КНР – в азиатском регионе).

Поскольку АЯ в КНР находится в положении иностранного языка, система образования страны ориентируется на внешние модели АЯ, и языковое употребление регламентируется, в основном, экзонормами. Эндонорма китайской региональной разновидности АЯ находится в процессе формирования.

Анализируя широту распространения АЯ в Китае в территориальном отношении и по социальному охвату, можно утверждать, что всё больше китайцев вовлекается в ситуацию двуязычия (владеют путунхуа, государственным языком Китая, и китайской региональной разновидностью АЯ), если, вслед за Э. Хаугеном, считать началом двуязычия момент, когда говорящий начинает создавать на втором языке законченные, осмысленные предложения (Haugen 1968: 9), или когда с помощью второго языка становятся возможны коммуникация (Прошина 2001a: 41) и взаимопонимание (Михайлов 1972: 198, Ханазаров 1972: 121), независимо от степени проявления интерференции (Дешериев, Протченко 1972: 35).

У. Вайнрайх и Э. Хауген предлагают называть интерференцией случаи отклонения от норм любого из языков, происходящие в результате владения двумя и более языками, то есть вследствие языкового контакта (Вайнрайх 2000: 22, Хауген 1972: 62). С лингвистической точки зрения, интерференция как часть процесса нативизации АЯ в странах за пределами Великобритании и США определяет особенности локализованной разновидности английского языка, её отличительные черты на уровне фонологии, грамматики и лексики. Воздействие контактирующих языков друг на друга в виде интерференции вызывает ошибки, девиации и иннова­ции, приводящие к изменению норм языка (Прошина 2001а: 55).

“Ошибка”, совершаемая индивидумом, рассматривается носителями АЯ как родного как нечто неприемлемое, не принадлежащее языковой норме АЯ. С другой стороны, “девиация” и “инновация”, характерные для социума, являются результатом новой “неанглийской” языковой и культурной среды существования английского языка; они результат продуктивного процесса, который типичен для данного варианта/разновидности. Девиации имеют систематический характер и могут быть объяснены исходя из контекста (Kachru 1986: 29). За каждым видом девиации стоят определенные когнитивные особенности картины мира, свойственной данному этносу (Прошина 2005: 125). Следовательно, девиации от нормированного АЯ Великобритании и США в речи говорящих на разных региональных вариантах и разновидностях являются не только неизбежным, но и в определенном смысле необходимым компонентом межкультурной коммуникации.

Варианты и разновидности АЯ не являются однородными образованиями, они распадаются на акролектальные, мезолектальные и базилектальные подвиды, “каждый из которых обладает набором грамматических правил, способов организации речевого акта, функциональной дифференциации и кодовой маркированности” (Richards & Tay 1981: 45). Базилект – это низший отрезок речевого континуума, ему соответствует разновидность языка, на которой говорят необразованные или малообразованные члены языкового сообщества, у которых отсутствуют или ограничены возможности общаться с носителями АЯ как родного. Базилект далее всего отстоит от языка-цели (Fasold 1990: 190). Акролект – высшая точка континуума, он базируется на норме книжной, письменной речи и ближе всего к нормированному литературному языку. Мезолект отражает коммуникативную норму устно-разговорной речи, или узус. Он характерен для людей, имеющих лишь некоторое образование или образованных людей в неформальных ситуациях (Platt & Weber 1980: 274). В таком понимании китаизированный АЯ представляет собой базилект, далеко отстоящий от кодифицированного АЯ, а АЯ КНР – акролект китайской региональной разновидности АЯ, более всего приближенный к экзонормам.

Девиация приобретает статус инновации только в том случае, если она используется большим числом говорящих на акролекте, т.е. является нормативной чертой того или иного регионального варианта (Bamgbose 1998: 3; Pakir 1997: 178), или, в случае разновидностей АЯ – признаковой чертой, сознательно поддерживаемой на уровне узуса образованными носителями. Следовательно, для описания языковых черт китайской региональной разновидности английского языка, т.е. девиаций и инноваций, которые имеют потенциал для вхождения в формирующуюся эндонорму АЯ КНР, необходимо проанализировать тексты, созданные говорящими на акролекте.

Такой исследовательский подход как анализ ошибок предоставляет методики отбора и классификации нестандартных языковых явлений английской речи китайцев, которые используются в ходе практического исследования. Из теории межкультурной коммуникации и методики преподавания иностранных языков в целях настоящей работы заимствуются понятия межкультурной компетенции, базирующейся на лингвистической компетенции, и коммуникативной значимости ошибок и отклонений. Соответственно, часть нестандартных явлений в английской речи китайских носителей можно объяснить отсутствием или недостатком точности, т.е. лингвистической компетенции коммуниканта. В то же время, включение в речь некоторых языковых особенностей зависит от уровня межкультурной компетенции говорящего, и их необходимо оценивать с точки зрения уместности – обусловленности социокультурным контекстом и коммуникативной значимости – влияния на эффективность коммуникации.

Глава II «Характеристика языковых особенностей английской речи китайцев на уровнях лексики и грамматики» посвящена рассмотрению и анализу практического материала. Описываются зоны внутриязыковой и межъязыковой интерференции, определяющие появление нестандартных явлений в речи китайцев на АЯ. Выделенные в рассмотренных текстах языковые явления, не принадлежащие системе литературного АЯ, классифицируются по аспекту языка. Каждая языковая черта АЯ КНР рассматривается исходя из влияния разных типов интерференции, культурно-когнитивной обусловленности и количественных характеристик. Описывается эксперимент, позволивший определить коммуникативную значимость/незначимость языковых особенностей АЯ КНР.

Причины отклонений в английской речи китайцев, которые становятся характерными чертами китайской разновидности английского языка, лежат в двух плоскостях – внутри- и межъязыковой интерференции. Как и в отношении других вариантов и разновидностей АЯ, трудно однозначно провести грань между этими двумя источниками девиаций.

Внутриязыковая интерференция объясняет появление одинаковых ошибок, которые допускают изучающие АЯ независимо от их родного языка (Залевская 2000: 299). Она отражает процесс овладения иностранным языком и определяется такими основными стратегиями учащегося как сверхгенерализация, игнорирование ограничений на применение некоторого правила, неполное применение правила или упрощение, формирование ошибочных гипотез по поводу изучаемых языковых явлений. Межъязыковая интерференция в рассматриваемом случае представляет собой влияние китайского языка на английский на всех уровнях языковой системы.

Несомненно, свою важную роль также играет перенос культурных представлений китайцев, философии и религии, правил поведения и норм прагматики в речь на английском языке. При анализе языковых черт АЯ КНР учитывалось сложное взаимодействие разных типов интерференции.

Общее количество текстов, отобранных для анализа, равно 374, из них 43 соответствуют уровню мезолекта и 331 – акролекта. Безусловно, трудно провести четкую грань между мезолектальным и акролектальным уровнями, но это было необходимо для решения поставленных задач. Поэтому для сравнительного анализа и определения на его основе устойчивых языковых черт АЯ КНР, которые обладают потенциалом для вхождения во внутреннюю норму китайской региональной разновидности АЯ, информанты были условно разделены на две группы. Мы руководствовались критериями двух типов: экстралингвистическими (количество лет изучения АЯ, наличие опыта общения с носителями АЯ как родного, цель создания текстов – для внутрикультурного общения или межкультурной коммуникации) и собственно лингвистическими (лингвистическая компетенция, т.е. способность выразить свои мысли на АЯ с относительно малым или большим количеством лексико-грамматических нарушений). Число авторов исследованных текстов – 168 (из них 43, владеющих мезолектальной формой АЯ КНР, и 125 – акролектальной). В ряде случаев один и тот же носитель китайской региональной разновидности АЯ является автором нескольких текстов, поэтому общее количество текстов превышает число авторов. В текстах, созданных на мезолектальной форме АЯ КНР, было обнаружено 322 лексико-грамматических явления, не принадлежащих системе литературного АЯ, а в текстах, соответствующих акролекту, зафиксировано 920 таких явлений. В совокупности по двум лектальным уровням количество явлений, относящихся к языковым чертам китайской региональной разновидности АЯ, составило 1242.

В основу нашего анализа положены такие классифицирующие качественные критерии как уровень языковой структуры (лексика, морфология, синтаксис), характер отклонения (по форме, значению и употреблению), зона проявления отклонения (межъязыковая, внутриязыковая, смешанная интерференция). Начальная обработка данных, собранных в ходе анкетирования китайских студентов и полученных из других перечисленных источников, состояла в систематизации нестандартных языковых явлений в англоязычной письменной речи китайцев. Использовался традиционный критерий “аспект языка”: были выделены лексико-семантические (семантические, структурные и структурно-семантические) и грамматические (морфологические и синтаксические) ошибки и отклонения.

Количественными критериями выступают частотность (количество нестандартных явлений), типичность (число и процент говорящих каждого уровня, в письменной речи которых присутствовало то или иное нестандартное явление) и удельный вес явления (доля в общем массиве данных) по каждой группе говорящих и в совокупности по двум лектальным уровням.

Дополнительным критерием классификации языковых особенностей китайской региональной разновидности АЯ стала коммуникативная значимость/незначимость, которая определялась по принципу возможности/невозможности однозначной идентификации смысла высказывания, содержащего ошибку или отклонение, а затем была проверена экспериментальным путем.

Нестандартные языковые явления, отмеченные в речи говорящих на мезолекте, но не зафиксированные в текстах акролекта, были отнесены к ошибкам, вызванным психолингвистическими причинами и индивидуальными особенностями студентов (сложностью английских структур для усвоения, небрежностью речи в силу усталости, невнимательности, отсутствием необходимых знаний, недостаточной сформированностью навыка и т.п.), а также внутриязыковой интерференцией. Согласно существующим исследованиям, ошибки такого типа, а также отдельные нарушения, связанные с межъязыковой интерференцией, составляют универсальные черты региональных вариантов и разновидностей АЯ. Устойчивые ошибки, отмеченные и на уровне акролекта, вызываются, как правило, межъязыковой интерференцией. Наряду с девиациями и инновациями они определяют своеобразие языковых черт АЯ КНР.

К девиациям АЯ КНР мы отнесли те языковые черты, которые являются национально и культурно специфичными, употребляются в акролекте АЯ КНР и не имеют коммуникативной значимости. Статус инновации приобретают девиации, которые закреплены в использовании авторитетных источников, имеющих широкое географическое распространение и социальный охват (книги и центральные газеты).

В соответствии с указанными критериями, ошибками на грамматическом уровне являются: нестандартное словообразование (it’s very unconvenient; Fitzgerald became an alchoholist), неразличение частей речи (It is impossible to get a right and fully understanding; there are comparative fewer data), нарушение норм формообразования глаголов (some time ago we really have a good time; we are still communicate with English) и имен существительных (people who are from different country meet; I need more knowledges), нестандартное употребление артиклей (Tian’anmen was also gate that the emperor and his retinue went through; adverbs must be placed next to a verbs), отсутствие глагола-связки (summer very hot and winter very cold), неиспользование или неразличение подлежащих it и there (Have a holiday in there is very good; There also have some foreigners), отсутствие подлежащего (Can get more and more information) и нарушения в построении однородных рядов (the best and safe method). Как лексические ошибки классифицируются: специфичное предложное управление (He was crazy for NBA; he got a unique understanding towards arts, life and society) и неупотребление предлогов (English can help people communicate each other), а также использование английских лексических единиц в нестандартной сочетаемости (greetings caused by different cultures lead to misunderstanding).

Девиациями на уровне грамматики являются: удвоение знаменательных частей речи (I need to good good study), нестандартное образование атрибутивных структур с именем существительным (the reason lies in vision’s primary status; English levels of the learners), повторы и отсутствие слов-заместителей (regional accents and regional dialects not only suggest linguistic diversity but also cultural diversity), нестандартный порядок слов (People from different countries, most of their conversations are in English; The park was exactly built according to Chinese ancient mythology), построение предложений со специфичной структурой по модели китайского сложного (The set up of the private schools is the result of the public funded educational institutions and the private business developers want to develop a revenue stream to subsidise or fund their public mission), а на уровне лексики – лексическая избыточность (Since China is walking towards the whole world, it is unavoidable that Chinese will meet people from every country of the world and people in every corner of the world).

Инновации АЯ КНР представлены только на лексическом уровне, и к ним относятся заимствования из китайского языка (What is more upsetting is that the Ministry of Education is determined to “qing tui,” or “sort out and discharge” as the Chinese official jargon states, these teachers; the protection and safety of overseas Chinese is a constant concern) и лексические единицы с измененной семантикой (A driver wanted by Taiwan police for robbing an armored bank delivery vehicle has been captured by mainland police).

Анализ показывает, что в речи китайцев, использующих мезолектальную и акролектальную формы АЯ КНР, наиболее распространены такие грамматические особенности как нарушение норм формообразования глагола (частотность – 141; типичность – 48%; удельный вес – 11%), нестандартное употребление артикля (103; 26%; 8%), неразличение частей речи (69; 26%; 6%), нарушение норм формообразования существительных (51; 24%; 4%), нестандартный порядок слов (51; 19%; 4%), а также повторы и отсутствие слов-заместителей (33; 17%; 3%) и такие лексические особенности как заимствования (частотность – 244; типичность – 46%; удельный вес – 20%), нестандартная лексическая сочетаемость (211; 48%; 17%), нестандартное употребление предлогов (106; 38%; 9%).

При сопоставлении количественных показателей становится очевидно, что нестандартные лексические явления употребляются чаще в речи китайцев, владеющих АЯ на уровне акролекта: их удельный вес здесь составляет 58% и только 44% – на уровне мезолекта. Нестандартные грамматические явления, напротив, более характерны для мезолекта: их удельный вес на этом лектальном уровне равен 56%, а на акролекте – только 42%. Если сравнить удельный вес лексических и грамматических особенностей по обоим лектальным уровням в совокупности, то мы увидим, что в исследованных текстах отмечено больше нестандартных языковых явлений, относящихся к лексическим чертам АЯ КНР (55%), чем грамматических (45%). Причину такого распределения мы видим в том, что в отличие от большинства грамматических черт АЯ КНР, воспринимаемых как отклонения от норм кодифицированного АЯ, культурно-специфичная лексика и идиомы осознаются как способ передачи национальных особенностей в процессе межкультурной коммуникации. Поэтому китайцы с более высоким уровнем владения АЯ допускают меньше нарушений грамматических норм литературного АЯ, но не избегают употребления девиаций и инноваций, составляющих лексические черты китайской региональной разновидности английского языка, а интенсивно используют их в речи.

С целью установить, как лексико-грамматические особенности китайской разновидности английского языка влияют на успешность процесса межкультурной коммуникации, в январе 2006 г. нами был проведен эксперимент в Университете Иллинойса, гг. Урбана-Шампэйн, США.

Мы поставили перед собой задачи определить: 1) какие лексические единицы АЯ КНР а) незнакомы говорящим на других вариантах и разновидностях АЯ; б) узнаваемы, но их значение неизвестно или неясно в предложенном контексте; и 2) какие лексические и грамматические особенности китайской региональной разновидности АЯ мешают интерпретации высказывания с точки зрения замысла говорящего.

Параметры выявления коммуникативной значимости языковых особенностей АЯ КНР, определившие задачи эксперимента, основываются на шкале “успешности межкультурной коммуникации” варианта или разновидности АЯ, предложенной Л. Смитом (Smith 1988). Шкала включает в себя три компонента: 1. распознавание, узнавание слова/высказывания, 2. понимание значения слова/высказывания, 3. трактовка смысла, осознание намерения говорящего. Мы впервые применяем данную шкалу для установления степени понятности письменных текстов, и за “распознавание” принимается узнавание информантом графической формы слова. Понимание значения слова связывается с доступностью его значения в предложенном контексте. Трактовка смысла определяется способностью перефразировать выражение, сохранив исходное значение.

К эксперименту были привлечены две группы информантов по 12 человек каждая: 1) носители АЯ как родного; 2) носители АЯ как второго и иностранного. Информантам были предложены 30 абзацев из текстов, написанных китайцами на английском языке: отрывки из сочинений и писем студентов, статей лингвистов и преподавателей и публикаций газеты China Daily. Тексты содержали различные виды лексических и грамматических особенностей, присущих АЯ КНР, в количестве, как минимум, двух примеров, а в случае с частотными и типичными явлениями – трех и более. Это позволило определить коммуникативную значимость каждой конкретной языковой особенности АЯ КНР и исключить влияние на результаты исследования того факта, что проблемы с восприятием отдельных высказываний некоторых авторов могли быть связаны с индивидуальными особенностями мышления и уровнем лингвистической и межкультурной компетенции авторов и информантов.

Информанты получили следующую установку:

Пожалуйста, прочитайте следующие абзацы. 1) Подчеркните слова и выражения, которые Вам незнакомы и 2) выделите слова и словосочетания, значение которых в данном контексте Вам непонятно.

Отметим, что 18 отрывков, т.е. 60% текстов, составлявших материал эксперимента, оказались полностью понятны информантам. Если посмотреть на количество слов, отмеченных как непонятные (из 1850, которые приходятся на 30 абзацев), то 100% информантов в каждой группе и в совокупности в обеих группах не поняли менее 20% слов. Таким образом, понятными оказались свыше 80% текста. Эти данные доказывают, что коммуникация с использованием китайской региональной разновидности английского языка прошла успешно, реципиенты письменных текстов восприняли и поняли четыре пятых информации, содержащейся в них.

Из грамматических особенностей китайской региональной разновидности английского языка сложнее всего для восприятия оказывается измененный порядок слов (62,5% респондентов), затем следует специфичная структура предложения (21%) и замыкает ряд непонятных черт неразличение частей речи (8%). Нестандартные сочетания лексических единиц (21 чел. / 87,5%) и фразеологические кальки (15 чел. / 62,5%) возглавили список непонятных лексических черт.

Сравнение ответов участников из разных групп дает интересную картину и стимул для дальнейших сравнительных лингвокультурных исследований. Например, выражение China is walking towards the whole world было пропущено респондентами второй группы (АЯ как неродной) как понятное. В то же время, 5 из 12 респондентов первой группы (АЯ как родной), или 42 %, испытали трудности с пониманием значения словосочетания и соответственно, с трактовкой его смысла. Причины такой разницы в понимании выражения из АЯ КНР носителями разных вариантов и разновидностей АЯ может иметь следующие варианты объяснения: от существования подобного словосочетания в родном языке до более близкого знакомства с культурой и образом мышления китайцев отдельных информантов.

Таким образом, эксперимент показал, что китайская региональная разновидность английского языка является достаточно понятной носителям других вариантов и разновидностей АЯ. Тем не менее, для того, чтобы повысить успешность межкультурной коммуникации с использованием АЯ КНР, необходимы действия обеих сторон, принимающих участие в общении.

Со стороны реципиентов, т.е. представителей других стран, потребуется бльшая осведомленность о социокультурной жизни Китая и особенностях его специфичной разновидности английского языка. Данные настоящей диссертационной работы, в частности, могут служить материалом для ознакомления с отдельными лексическими и грамматическими чертами АЯ КНР. С другой стороны, китайские носители АЯ, не отказываясь от специфичных черт в своей английской речи, могут облегчить понимание участникам общения за пределами Китая, добавляя комментарии к культурно-специфичным лексическим единицам и оставляя китаизированные грамматические структуры лишь для внутринационального или внутрирегионального употребления.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования, а также намечаются перспективы дальнейшего изучения исследуемой темы.

В приложении I дана анкета, которая предлагалась студентам Хэйлунцзянского университета (Харбин, Китай), в приложении II приводится материал эксперимента, проведенного в университете Иллинойса (Урбана-Шампэйн, США).

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

I. Статья, опубликованная в ведущем рецензируемом журнале:

1. Китайская региональная разновидность английского языка: определение и лексические особенности // Вестник Бурятского государственного университета. Серия 7 Филология. Раздел «Романо-германская филология». – г. Улан-Удэ, 2007. – C. 237-251. (0,6 п.л.)

II. Статьи и тезисы:

2. The Chinese variety of the English language // Sharing Challenges, Sharing Solutions: Teaching Languages in Diverse Contexts. June 24-27 2004, Vladivostok. Conference handbook. – Vladivostok, 2004. – P. 109. (0,02 п.л.)

3. Некоторые характеристики китайского варианта английского языка // Молодежь и наука XXI века: Материалы V Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. Красноярск, 2004 – С. 124-125. (0,2 п.л.)

4. Лексико-грамматические особенности китайского английского как интеръязыка // Материалы научной конференции аспирантов и студентов ДВГУ. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2004 – С. 51-54. (0,2 п.л.)

5. Лексические особенности китайского регионального варианта английского языка // Россия – Восток – Запад: проблемы межкультурной коммуникации: Программа и тезисы научно-практической конференции. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2005. – С. 25-26. (0,04 п.л.)

6. Английский язык в современном Китае: социолингвистический аспект // Культурно-языковые контакты: Сб. науч. тр. Вып. 8. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2005. – С. 41-51. (0,6 п.л.)

7. Ориентация на норму английского языка для употребления за пределами Великобритании и США // Материалы XII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». – М.: Факультет иностранных языков и регионоведения МГУ, 2006. – С. 16 – 18. (0,1 п.л.)

8. Лексические и грамматические отклонения в письменной речи говорящих на китайской региональной разновидности английского языка // Перевод и сопоставительная лингвистика. – № 3. – Екатеринбург: Уральский гуманитарный институт, 2006. – С. 35-41. (0,5 п.л.)

9. Английский язык межкультурной коммуникации в употреблении китайцев // Культурно-экономическое сотрудничество стран Северо-Восточной Азии: Материалы Второго международного симпозиума 18-19 мая 2006 г. В 2-х тт. – Хабаровск, 2006. – Т. 2. – С. 97-100. (0,3 п.л.)

10. Китаизированный английский язык как Новый китайский пиджинизированный английский язык // Культурно-языковые контакты: Сб. науч. тр. Вып. 9. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2006. – С. 124-135. (0,6 п.л.)

11. Языковые особенности китайской региональной разновидности английского языка (уровни лексики и грамматики) // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке. – Хабаровск, 2006. – № 4 (12). – С. 119-126. (0,7 п.л.)

12. The English language of the Chinese in the intercultural communication // Дальний Восток: Проблемы межкультурной коммуникации: Материалы региональной научно-практической конференции. г. Комсомольск-на-Амуре, 2006. – С. 174-176. (0,3 п.л.)

13. Book review: Zoya G. Proshina. Crossroads: English-Russian Dictionary of East Asian Culture Contacts. Ed. by Dong Zheng-min & Ludmila Bondarenko. –Vladivostok: Far Eastern University Press, 2004, 580 pp. // World Englishes. Oxford, UK & Boston, USA: Blackwell Publishers. – 2007. – Vol. 26. – No. 2. – Pp. 260-261. (0,1 п.л.)



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.