WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Репрезентация операций памяти в семантике глагольных единиц немецкого языка

На правах рукописи

РЕБРИНА Лариса Николаевна

РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ОПЕРАЦИЙ ПАМЯТИ В СЕМАНТИКЕ ГЛАГОЛЬНЫХ ЕДИНИЦ НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА

10.02.04 – Германские языки

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Волгоград – 2007

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования

«Волгоградский государственный университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Шамне Николай Леонидович.
Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Якимович Елена Викторовна; кандидат филологических наук, доцент Зимина Наталия Владимировна.
Ведущая организация: Саратовский государственный университет

Защита диссертации состоится «26» октября 2007 г. в 12.00 час. на заседании диссертационного совета Д 212.029.05 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата филологических наук в Волгоградском государственном университете по адресу: 400062, г. Волгоград, проспект Университетский, 100, ауд. 2-05В.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Научно-исследовательского института истории русского языка Волгоградского государственного университета.

Автореферат разослан « » сентября 2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор филологических наук, доцент М.В. Косова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Реферируемая диссертация посвящена комплексному анализу глагольных конституентов лексико-семантической системы (ЛСС) немецкого языка, используемых его носителями для описания процессов памяти.

В зарубежной лингвистике исследованием немецких глаголов памяти занимались В. Бренненштуль, Е. Бутулуси, Г. Вейс, Г. Вейнрих, Г. Гольден, Г. Гюнтер, Д. Круше, Т. Нир, Б. Примус, Й. Шредер, Е. Фельдер. В работах названных ученых рассматриваются отдельные глаголы памяти, и не уделяется достаточно внимания комплексному описанию сложных парадигматических связей внутри названной ЛСГ.

На материале русского языка глаголы памяти исследовались в работах Ю.Д. Апресяна, Л.Г.Бабенко, Л.М. Васильева, А. Вежбицкой, З. Вендлер, М.А. Дмитровской, А.А. Зализняка, М.В. Никитина, В.В. Туровского. В сопоставительном аспекте семантическую структуру глаголов памяти рассматривала М.В. Милованова.

Актуальность темы определяется недостаточной исследованностью парадигмы лексических единиц, используемых носителями немецкого языка для репрезентации операций памяти, а также необходимостью уточнения критериев определения состава, границ между ядром и периферией анализируемой ЛСГ. Проведенное с использованием компонентного, контекстуального и статистического анализа исследование позволяет выявить степень эксплицированности репрезентации конкретных операций памяти в ЛСС немецкого языка.

Объектом исследования служит лексико-семантическая группа глаголов памяти в немецком языке.

Предметом исследования являются лексико-семантические характеристики глаголов памяти в немецком языке, их парадигматические отношения, связь с другими ЛСГ глаголов.

В основу исследования положена следующая гипотеза: парадигмы глагольных единиц, описывающих отдельные операции памяти, характеризуются неодинаковой дифференцированностью, а репрезентация соответствующих ситуаций в семантике анализируемых глаголов – разной степенью эксплицированности.

Цель исследования установить закономерности репрезентации операций памяти глагольными конституентами ЛСС немецкого языка. Поставленная цель обусловила конкретные задачи исследования:

– определить состав ЛСГ глаголов памяти в немецком языке и установить иерархию семантических признаков в семантической структуре глаголов памяти;

– описать структуру внутренней организации ЛСГ глаголов памяти в немецком языке;

– охарактеризовать степень эксплицированности репрезентации отдельных операций памяти в семантике глагольных единиц;

– проанализировать связь ЛСГ глаголов памяти с глаголами других ЛСГ и выявить функциональные эквиваленты глаголов памяти в немецком языке.

Материалом исследования послужили тексты произведений современной художественной литературы на немецком языке. Кроме того, для решения поставленных задач привлекались данные словарей немецкого языка "Duden. Deutsches Universalwrterbuch", "Duden. Das Bedeutungswrterbuch", "Wahrig. Deutsches Wrterbuch", "Wrterbuch der deutschen Gegenwartssprache". В ходе исследования было проанализировано 4303 отобранных методом сплошной выборки минимальных контекстов. Под минимальным контекстом мы понимаем контекст, выявляющий значение и функции слова в рамках его непосредственных грамматических связей с представленными в тексте зависимыми словами. За единицу исследования принят лексико-семантический вариант глагола (ЛСВ) – глагольная единица в одном из ее лексических значений, описываемых толковыми словарями, совокупность которых образует смысловую структуру многозначного глагола.



Методологическими основами нашего исследования послужили положения о полевой структуре языка и системном характере лексики (А.В. Бондарко, Е.В. Гулыга, Э.В. Кузнецова, И.А. Стернин, Е.И. Шендельс, Г.С. Щур), об иерархии основных типов лексико-семантических парадигм, разграничении понятий ЛСП, ЛСГ, тематической группы и необходимости определения границ ЛСГ по грамматическим, тематическим и семантическим признакам (Л.М. Васильев, Ю.Н. Караулов, Т.А. Кильдибекова, Х.Х. Кузьмина, Э.В. Кузнецова, И.В. Сентенберг, Ф.П. Филина, Д.Н. Шмелёв), об обусловленности лексической сочетаемости глаголов характеристиками субстанциональных сем в семантической структуре глаголов (О.А. Михайлова), о синтаксическом статусе значения глагола и о связи наиболее частотных элементов ближайшего контекста с внутренними компонентами значения глагола (Ю.Д. Апресян, Н.Д. Арутюнова, В.Г. Гак, И.П. Сусов, Н.Л. Шамне), об интерпретации значения глагола как многоярусного образования (С.М. Антонова, Л.М. Васильев, Р.М. Гайсина, В.Г. Гак, Э.В. Кузнецова, С.П. Лопушанская, О.А. Михайлова, М.В. Никитин, А.Г. Сильницкий, И.А. Стернин, А.А. Уфимцева, Н.Л. Шамне), об обусловленности асимметрии лексического представления особенностями восприятия внеязыковой действительности носителями языка (K. Пруст); классификация типов внутренней организации ЛСГ глаголов (И.Т. Вепрева, Н.А. Гогулина, О.П. Жданова); способы описания глаголов памяти в лингвистических трудах отечественных и зарубежных ученых (Ю.Д. Апресян, В. Бренненштуль, Е. Бутулуси, Л.М. Васильев, А. Вежбицка, Г. Вейс, Г. Гюнтер, М.А. Дмитровская, А.А. Зализняк, Д. Круше, Т. Нир, М.В. Пименова, Б. Примус, В.В. Туровский, Й. Шредер). При описании семантической структуры конституентов ЛСГ глаголов памяти в немецком языке мы опирались на подход, разработанный в научной школе профессора С.П. Лопушанской.

Методы исследования. Поставленные задачи и предмет исследования обусловили использование различных методов лингвистического анализа: метод сплошной выборки и статистический анализ, привлекаемые для определения состава ЛСГ глаголов памяти в немецком языке и выявления структуры внутренней организации данной ЛСГ, описательный метод, включающий в себя наблюдение, интерпретацию, обобщение и классификацию анализируемого материала, методы контекстуального и компонентного анализа, используемые для описания семантики глаголов памяти и характеристики степени эксплицированности репрезентации отдельных операций памяти конституентами исследуемой ЛСГ.

Научная новизна заключается в том, что глаголы памяти в немецком языке исследуются как особое парадигматическое объединение лексических единиц, определяется состав ЛСГ глаголов памяти, реконструируется семантическая структура глаголов памяти, описываются парадигматические отношения конституентов ЛСГ, структура внутренней организации лексико-семантической группы, её связи с другими ЛСГ глаголов в ЛСС немецкого языка, степень эксплицированности репрезентации отдельных операций памяти в семантике глагольных единиц.

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в дальнейшей разработке положения о системном характере лексического уровня языка, об асимметричности лексической репрезентации внеязыковой действительности в лексико-семантической системе языка, вопросов лексической семантики, теории лексико-семантических групп и исследований функциональной эквивалентности лексических единиц.

Практическая значимость работы. Полученные в ходе исследования результаты и языковой материал могут быть использованы в вузовских курсах по общему языкознанию, лексикологии, стилистике, теории и практике перевода, в спецкурсах по семантике, межкультурной коммуникации, лингвострановедению, на практических занятиях по немецком языку как иностранному. Материал исследования может служить для разработки тематики курсовых и дипломных работ.

Апробация работы. Результаты исследования обсуждались на заседании кафедры немецкой филологии Волгоградского государственного университета, научных сессиях в ВолГУ (2002–2007), на межвузовских конференциях, на III, VI, VII Всероссийских научно-практических конференциях «Теория и практика германских языков» (Ульяновск 2002, 2005, 2006), на научной конференции «Язык, культура, этнос в глобализованном мире: на стыке цивилизации и времен» международного конгресса «Азия в Европе: взаимодействие цивилизаций» (Элиста 2005), на международных научных конференциях «Предложение и слово: парадигматический, коммуникативный, методический аспекты» (Саратов 2002) и «Актуальные проблемы лингвистики XXI века» (Киров 2006). Положения, выносимые на защиту:

1. Лексико-семантическую группу глаголов памяти в немецком языке конституируют лексико-семантические варианты глаголов, объединяемые на основе общей категориальной семы 'осуществление операции с фрагментами прошлого опыта в активном поле сознания'. Семантическая структура немецких глаголов памяти представляет собой иерархию категориальной, интегральных и дифференциальных сем, которая отражает особенности репрезентации в языке различных операций памяти, включающих в качестве базовых составляющих три компонента: субъект, объект, собственно процесс.

2. Внутренняя структура ЛСГ немецких глаголов памяти имеет сложную организацию и включает в себя следующие подгруппы и микрогруппы: «хранение информации в памяти», «сохранение информации в памяти» (микрогруппа каузации запоминания и микрогруппа запоминания), «воспроизведение информации из памяти» (микрогруппа каузации воспоминания и микрогруппа воспоминания), «утрата информации из памяти».

3. Репрезентация конкретных операций памяти глагольными конституентами в немецком языке характеризуется асимметричностью. Наибольшую экспликацию получают операции «воспроизведение информации из памяти» и «сохранение информации в памяти», наименее эксплицированы операции «утрата информации из памяти» и «хранение информации в памяти».

4. В качестве функциональных эквивалентов глаголов памяти для описания операций хранения и воспроизведения информации из памяти регулярно употребляются глаголы знания, говорения и восприятия. Для репрезентации ситуаций сохранения информации в памяти и утраты информации из памяти глаголы других ЛСГ используются не регулярно.

Структура диссертационной работы обусловлена задачами диссертационного исследования и спецификой исследуемого материала. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии, списка источников фактического материала, лексикографических источников и сокращений, принятых в работе.

ОСНОВНОЕ СОДРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы, актуальность и новизна предпринятого диссертационного исследования, определяются цели и задачи работы, раскрывается её теоретическая и практическая значимость, даётся характеристика материала, описываются используемые методы исследования и формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Аспекты исследования глагольных конституентов лексико-семантической системы языка» рассматриваются основные положения системного подхода при изучении ЛСС языка и специфика глагольной семантики.

ЛСГ является эффективным инструментом исследования подсистем ЛСС языка. Под ЛСГ мы понимаем структурный компонент соответствующего ЛСП, входящий в его состав в качестве подсистемы, объединяющий слова одной части речи на основе интегрирующего компонента лексического значения слов группы, и представляющий собой парадигматическое поле с определенным типом структуры внутренней организации. Единицей ЛСГ является ЛСВ слова.





Для обозначения «парадигматических группировок» внутри ЛСГ мы используем термин «подгруппа», а для парадигматических группировок более низкого разряда, конституирующих подгруппы, – термин «микрогруппа».

При описании структуры ЛСГ глаголов памяти мы следуем классификации И.Т. Вепревой, Н.А. Гогулиной, О.П. Ждановой, которые выделяют иерархический, веерный, комплиментарный, градуальный типы внутренней организации глагольных ЛСГ (Вепрева, Гогулина, Жданова 1984). Парадигматическая структура ЛСГ определяется семантическим содержанием конституентов ЛСГ.

Мы исходим из понимания значения глагола как многоярусного образования, конституируемого семантическими компонентами различного типа, и следуем концепции лексического значения Р.М. Гайсиной, представляющей значение глагола как совокупность денотативных сем, отражающих признаки события или ситуации, и неденотативных сем, содержащих впечатления или оценку денотата индивидуумом. Денотативные семы представляют собой иерархию, образуемую двумя рядами: несубстанциональными семами (указывают на характеристики ситуации) и субстанциональными семами (указывают на признаки участников ситуации). Первые определяют собственно лексическое значение глагола, вторые – лексико-синтаксическую часть его значения (Гайсина 1982). Качество субстанциональных сем определяет лексическую сочетаемость глагола (Михайлова 1984). С внутренними компонентами значения глагола связаны типичные, наиболее частотные элементы ближайшего контекста (Кузнецова 1980, Шамне 2000).

При описании семантической структуры (СС) глаголов мы, вслед за А.Г. Сильницким, исходим из того, что глагол, функционируя в простом предложении, может описывать сложную ситуацию, состоящую из нескольких семантически связанных между собой во временном и мотивационном планах элементарных ситуаций: из базовой (эксплицитно обозначает основное семантическое содержание предложения) и фоновой ситуации (представлена имплицитно и мотивирует базовую ситуацию, или мотивируется базовой ситуацией). Глагольные значения подразделяются на синхронные (моделирующие простую ситуацию), а у полиситуативных глаголов – на проспективные и ретроспективные. Проспективные глаголы имплицируют некоторое последующее состояние или действие, мотивируемое базовым глагольным действием, ретроспективные глаголы – некоторое предшествующее состояние или действие, мотивирующее базовое значение глагола (Сильницкий 2003: 9–23).

Вслед за С.П. Лопушанской, мы понимаем под семантической структурой «единство взаимодействующих разноуровневых значений, организованных в пределах отдельного слова определённым способом в соответствии с системой данного языка и с закономерностями функционирования этой системы в речи (в тексте)» (Лопушанская 1988: 5). Для обозначения компонентов семантической структуры мы приняли термин «сема». Общий компонент в семантической структуре разных ЛСВ глаголов мы называем «интегральной семой» (Стернин 1985), а компоненты, отличающие конституенты ЛСГ друг от друга – «дифференциальными семами» (Кузнецова 1980; Стернин 1985а, 1985б).

Во второй главе «Лексико-семантическая группа глаголов памяти в немецком языке» рассматриваются подходы к толкованию немецких и русских глаголов памяти в отечественной и зарубежной лингвистике, определяется состав ЛСГ глаголов памяти, описывается семантическая структура глаголов памяти, их парадигматические отношения, структура внутренней организации ЛСГ, характеризуется степень эксплицированности репрезентации отдельных операций памяти и выявляются функциональные эквиваленты исследуемых глаголов в ЛСС немецкого языка.

В русистике существует несколько подходов к толкованию глаголов памяти: толкование глаголов памяти через глаголы знания (Вежбицка 1986, Апресян 2001, Арутюнова 1988), через глаголы восприятия (Дмитровская 1991), через глаголы поисковой группы (Туровский 1991, Зализняк 2004). При попытках классифицировать глагольную лексику немецкого языка исследуемые глаголы включаются зарубежными лингвистами в состав глаголов психической деятельности (Гюнтер 1974, Нир 2005, Шредер 2002), информационных глаголов (Бальмер, Бренненштуль 1986), когнитивных глаголов (Барц 2002, Бутулусси 1991, Вейс 2005, Фуджинава 2000).

Для определения состава ЛСГ, границ между ядром, периферией и дальней периферией ЛСГ мы использовали следующие статистические характеристики: индекс значения ЛСВ глагола (W), средняя частота употребления для данной ЛСГ (Fср.), частота употребления конкретного конституента (F), а также функциональная нагрузка ЛСВ глагола (Q). Под функциональной нагрузкой мы понимаем степень участия конституента ЛСГ в процессе построения высказываний в тексте по сравнению с другими единицами ЛСГ или ее подгруппы, имеющими сходную функцию, т.е. среднюю долю употреблений данного ЛСВ глагола от общего числа употреблений конституентов исследуемой ЛСГ или подгруппы. Величина индекса значения учитывает разную значимость ЛСВ слова в смысловой структуре многозначного слова. ЛСВ глаголов с максимальными перечисленными статистическими характеристиками мы отнесли к ядру ЛСГ, а конституенты с низкими и минимальными характеристиками – к ближней и дальней периферии ЛСГ. Наличие индекса при ЛСВ означает, что в состав ЛСГ глаголов памяти нами включено несколько ЛСВ (значений) данного глагола. В таблице №1 отражены статистические характеристики глаголов памяти и их статус в составе исследуемой ЛСГ.

Таблица 1.

Статистические характеристики и статус глаголов памяти в составе ЛСГ

ЛСВ глаголов кол-во употреблений (F) величина индекса значения (W) функц. нагрузка (Q) статус ЛСВ глаголов кол-во употреблений (F) величина индекса значения (W) функц нагрузка (Q). статус
wiedererinnern 1 0,75 0,028 б/периферия heraufbeschwren 8 0,66 0,227 б/периферия
aufrhren 1 0,63 0,028 б/периферия zurcksehnen 10 0,5 0,296 д/периферия
einlernen 1 1 0,028 б/периферия behalten 12 0,38 0,340 д/периферия
einben 1 1 0,028 б/периферия einprgen2 13 0,62 0,385 б/периферия
anlernen 1 0,62 0,028 б/периферия aufsagen 13 1 0,368 б/периферия
wachrufen 1 0,91 0,028 б/периферия gedenken1 14 1 0,397 б/периферия
zurckerinnern 2 1 0,057 б/периферия verdrngen 15 0,37 0,425 д/периферия
zurckrufen 2 0,63 0,059 б/ периферия rekonstruieren 16 0,49 0,454 д/периферия
einbrennen 2 0,66 0,059 б/периферия kommen 16 0,368 0,454 д/периферия
ausgraben 3 0,62 0,089 б/периферия zurckdenken 20 1 0,567 б/периферия
einstudieren 3 0,66 0,089 б/периферия entsinnen 21 1 0,595 б/периферия
verewigen2 4 0,5 0,113 д/периферия ermhnen 21 0,5 0,595 д/периферия
zurckgreifen 4 0,75 0,113 б/периферия wiedererkennen 22 1 0,624 б/периферия
aufwrmen 4 0,707 0,113 б/периферия vergessen4 26 0,66 0,737 б/периферия
anmahnen 4 1 0,113 б/периферия sehen 29 0,305 0,822 д/периферия
vergegenwrtigen 4 1 0,113 б/периферия mahnen1 32 0,79 0,091 б/периферия
hersagen 4 1 0,113 б/периферия merken 47 0,66 1,276 ядро
nachtrauern 4 1 0,113 б/периферия besinnen 58 0,54 1,644 б/периферия
nachtragen 4 0,54 0,113 д/периферия erinnern3 60 0,58 1,701 ядро
nachweinen 4 1 0,113 б/периферия lernen 75 1 2,126 ядро
ausholen 5 0,66 0,142 б/периферия erkennen 148 0,5 4,195 б/периферия
zurckblicken 5 0,62 0,142 б/периферия wissen 204 0,75 5,782 ядро
einschrfen 5 1 0,148 б/периферия vergessen1 205 1 5,811 ядро
verewigen1 6 1 0,170 б/периферия erinnern2 240 0,787 6,803 ядро
sich aneignen 6 0,65 0,170 б/периферия einfallen 270 0,52 7,653 б/периферия
entfallen 7 0,637 0,198 б/периферия denken 369 0,37 10,46 б/периферия
verlernen1 7 1 0,198 б/периферия vergessen2 610 0,64 17,29 ядро
einprgen1 8 0,75 0,227 б/периферия erinnern1 795 0,87 22,53 ядро

При исследовании глаголов памяти немецкого языка мы исходим из положения, что деятельность памяти опосредуется активным полем сознания. Сознание заполняет память, поставляя информацию из окружающей среды, преобразует единицы вариативного поля памяти, содержащего релевантную для индивидуума, подлежащую обработке сознанием информацию, в элементы инвариативного поля, т.е. разнообразные готовые психологические комплексы, необходимые для взаимодействия человека со средой (Арки 2007). Активное поле сознания переводит следы памяти из пассивной зоны памяти (недоступной для реализации на данный момент) в активную. В качестве категориальной семы, объединяющей ЛСВ глаголов в ЛСГ глаголов памяти, мы приняли сему 'осуществление операции с фрагментами прошлого опыта в активном поле сознания'.

При описании операций памяти мы интерпретируем эти процессы как продвижение фрагментов прошлого опыта в пространстве памяти (Брагина 2003).

В семантической структуре (СС) ядерных конституентов merken, erinnern3, lernen, wissen, vergessen1, erinnern2, vergessen2, erinnern1 категориальная сема 'осуществление операции с фрагментами прошлого опыта в активном поле сознания' уточняется следующими интегральными денотативными несубстанциональными и субстанциональными семами: 1) 'продвижение фрагментов прошлого опыта в пространстве памяти'; 2) 'каузативность'; 3) 'темпорально-мотивационные отношения, описываемые ЛСВ глагола'; 4) 'характер операции памяти'; 5) 'характер субъекта операции памяти'; 6) 'характер объекта операции памяти'; 7) 'партнер операции памяти'.

Дифференциальные семы 'эксплицитный/имплицитный партнер операции памяти', реализующие интегральную сему 'партнер операции памяти', релевантны для СС каузативных глаголов памяти. Под каузацией мы понимаем отображение в языке отражающихся в мышлении человека объективно существующих причинно-следственных отношений (Кацнельсон 1972: 7). Каузативная ситуация включает в себя каузатора (инициатор обозначаемого глаголом действия), каузируемый объект (лицо, подвергающееся воздействию каузатора), т.е. два взаимодействующих партнера, и признак каузации, приобретаемый объектом каузации в результате побуждения (Храковский 1973: 41).

Ядерные конституенты регулярно используются для описания операций памяти, характеризуются малосодержательным значением и описывают операции памяти в наиболее общем виде (как неспецифичные, т.е. без дополнительных характеристик условий протекания и участников операции памяти).

Конституенты ближней и дальней периферии ЛСГ глаголов памяти объединяются на основании тех же интегральных сем, что и ядерные конституенты ЛСГ, а также на основании дополнительных денотативных и неденотативных интегральных сем: 'субъективная оценка объекта операции памяти', 'сопровождающее действие', 'сопровождающие эмоциональные реакции', 'оценка операции памяти говорящим'. Для их СС может быть также релевантна дополнительная субстанциональная дифференциальная сема 'специфичность объекта операции памяти' и несубстанциональные денотативные дифференциальные семы 'длительное протекание', 'внезапность'. Дальнюю и ближнюю периферию конституируют ЛСВ глаголов с более конкретной семантикой.

По степени сходства мы различаем ЛСВ глаголов с «идентичной» и «близкой» СС. В ходе анализа словарных статей, компонентного и контекстуального анализа были выявлены следующие конституенты с идентичной и близкой СС: а) конституенты с идентичной СС: 1) besinnen – entsinnen; 2) zurckdenken – denken; 3) einlernen – sich anlernen; 4) einben – einstudieren; 5) sich einbrennen – einprgen2; 6) zurckgreifen – ausholen; 7) hersagen aufsagen; 8) nachtrauern – nachweinen; 9) erkennen – wiedererkennen; 10) zurckerinnern – zurckrufen; 11) merken – lernen; б) конституенты с близкой СС: 1) zurckblicken – vergegenwrtigen; 2) aufwrmen – aufrhren. ЛСВ глаголов с идентичной и близкой СС больше всего среди периферийных конституентов, поскольку они участвуют в большем числе привативных оппозиций.

По результатам контекстуального и компонентного анализа были выявлены следующие типы связи конституентов внутри ЛСГ глаголов памяти: «вхождение», «схождение» и «расхождение».

1. Под “вхождением” понимается тип связи, основанный на общности сем, включающий в себя следующие разновидности связей лексических единиц:

а) гиперо-гипонимическая (родовидовая) связь объединяет единицы, являющиеся членами привативной оппозиции, когда «входящая» единица помимо общих сем имеет одну или несколько конкретных сем, (например, erinnern1 и wiedererinnern, erkennen и wiedererkennen – члены привативной оппозиции по дифференциальной семе 'повторяемость', реализующей интегральную несубстанциональную сему 'характер протекания операции памяти');

б) синонимическая связь объединяет единицы, являющиеся членами эквиполентных и привативных оппозиций, и имеющие общие и различные семы (erinnern1 – einfallen – entsinnen – besinnen – zurckerinnern);

г) градуальная связь объединяет синонимичные единицы, называющие разные степени обозначаемого понятия и различающиеся семами 'очень', 'максимальное', 'незначительное' и т.д. Например, ЛСВ sich einbrennen («sich tief einprgen» – DUW) связан градуальными отношениями с einprgen2;

2. “Схождение” – тип связи, основывающийся на близости содержания сем.

а) тяготение – тип связи через семы, указывающие на процесс, следующий за данным, например, einben («durch intensives ben lernen, sich aneignen, was dann wiedergegeben werden soll; eine Rolle, eine Partie» – DUW) связан отношением тяготения с aufsagen («etw. auswendig Gelerntes fehlerlos, aber nicht kunstvoll sprechen» – DUW);

б) реминисцентная связь (через семы, указывающие на предшествующий процесс), например, verlernen1 («etw. Erlerntes, Gewusstes allmhlich immer weniger, schlielich gar nicht mehr beherrschen» – DUW) связан отношением реминисценции с wissen, lernen;

3. “Расхождение” – тип связи, основывающийся на противоположности содержания сем, и включающий в себя следующие разновидности:

a) антонимическая связь – объединяет единицы, обозначающие полярные понятия. Например, СС einfallen и СС entfallen отличаются друг от друга только по дифференциальным семам, реализующим интегральную денотативную несубстанциональную сему 'продвижение фрагментов прошлого опыта в пространстве памяти' и принадлежат к разным подгруппам ЛСГ глаголов памяти, поскольку первый описывает операцию непроизвольного воспоминания, а второй – операцию непроизвольного забывания;

б) отношение несовместимости предполагает наличие у единиц так называемых «инклюзивных негативных сем», отрицающих наличие отдельных признаков. Такие семы эксплицитны, отражаются в словарных статьях компонентами «лишённый», «не», «без» и т. д., например: vergessen2 («nicht mehr an jmdn., etw. denken» – DUW) связан отношением несовместимости с denken;

в) отношение противодействия объединяет единицы, имеющие контрастные семы (например: 'препятствовать какому-либо воздействию' – 'воздействие'): erinnern2 («veranlassen an etw. nicht zu vergessen» – DUW) связан отношением противодействия с vergessen1.

Контекстуальный и компонентный анализ конституентов ЛСГ глаголов памяти показывают, что данные ЛСВ глаголов отражают в своей семантике особенности репрезентации в языке операций памяти, включающих субъект, объект, собственно процесс в качестве базовых составляющих. Позиции субъекта и объекта при глаголах памяти замещаются существительными, описывающими человека. Для субъекта и объекта операции памяти характерна антропоцентрическая направленность.

На основании дифференциальных сем, реализующих интегральную сему 'продвижение фрагментов прошлого опыта в пространстве памяти', все конституенты ЛСГ глаголов памяти можно разделить на четыре подгруппы.

Подгруппу «хранение информации в памяти» конституируют глаголы памяти с дифференциальной семой 'отсутствие продвижения единиц в пространстве памяти': wissen, nachtragen. ЛСВ wissen (доминанта подгруппы) имеет малосодержательное значение и описывает ситуацию хранения информации в наиболее общем виде, т.е. без дополнительных характеристик условий протекания операции или ее участников.

К подгруппе «сохранение информации» мы отнесли конституенты с дифференциальной семой 'продвижение фрагментов прошлого опыта извне внутрь пространства памяти'. Ядро подгруппы «сохранение информации» конституируют lernen (доминанта подгруппы), merken, einprgen2, ближнюю периферию подгруппы – ЛСВ behalten, sich aneignen, verewigen2, verewigen1, einprgen1, дальнюю периферию – einlernen, einben, sich anlernen, sich einbrennen, einstudieren, einschrfen. Из этой подгруппы следует выделить ЛСВ verewigen1, verewigen2, einschrfen и отнести их на основании релевантности для их СС дифференциальной семы 'наличие каузации' к микрогруппе «каузация запоминания».

Подгруппу «воспроизведение информации из памяти» конституируют ЛСВ с дифференциальной семой 'продвижение фрагментов прошлого опыта из глубинных слоёв памяти на поверхность'. По результатам анализа СС конституентов этой подгруппы мы выделяем микрогруппу, «воспоминание» и микрогруппу «каузация воспоминания». Ядерными конституентами данной микрогруппы являются erinnern2 (доминанта подгруппы), erinnern3, периферийными конституентами – mahnen1, ermhnen, anmahnen. Ядерными конституентами микрогруппы «воспоминание» являются einfallen и erinnern1 (доминанта), конституентами ближней периферии – wiedererinnern, aufrhren, zurckerinnern, ausgraben, zurckgreifen, aufwrmen, vergegenwrtigen, hersagen, nachtrauern, nachweinen, ausholen, zurckblicken, heraufbeschwren, zurcksehnen, aufsagen, gedenken1, zurckdenken, entsinnen, wiedererkennen, besinnen, erkennen, denken, дальней периферии – rekonstruieren, kommen, sehen.

Подгруппу «утрата информации из памяти» конституируют ЛСВ глаголов с дифференциальной семой 'продвижение фрагментов прошлого опыта с поверхности вглубь пространства памяти'. К ядру подгруппы «утрата информации из памяти» мы отнесли vergessen1, vergessen2 (доминанта), к ближней периферии – vergessen4, verlernen1, entfallen, к дальней периферии – verdrngen.

ЛСГ глаголов памяти имеет иерархическую структуры, возглавляемую ЛСВ lernen, wissen, erinnern1, vergessen2, являющимися членами семантической оппозиции по дифференциальным семам, реализующим интегральную сему 'продвижение фрагментов прошлого в пространстве памяти'.

Репрезентация отдельных операций памяти глагольными конституентами ЛСС немецкого языка характеризуется асимметричностью. Для определения степени эксплицированности конкретных операций памяти мы соотносили такие характеристики как размер, функциональная нагрузка подгруппы и степень дифференцированности парадигм глагольных единиц в подгруппах (совокупность возможных характеристик отдельных операций памяти и их участников, отражаемых в семантике ЛСВ глаголов). Наибольшую экспликацию получают операции «воспроизведение информации из памяти» и «сохранение информации в памяти». Операции «утрата информации из памяти» и «хранение информации в памяти» наименее эксплицированы.

Для репрезентации операций памяти носители немецкого языка используют также глаголы других ЛСГ. Операцию хранения информации в памяти может описывать глагол kennen, сохранение информации – speichern, fixieren, festhalten, утрату информации из памяти – vergeben, verzeihen, ausblenden, auslschen, каузацию воспоминания – andeuten, verweisen, aussehen, klingen, воспоминание – aufleben, hren, auftauchen, sich vorstellen, erwhnen, erzhlen, beschwren, bedenken, vermissen, finden, suchen. Материал исследования показывает, что в качестве функциональных эквивалентов глаголов памяти для описания операций хранения и воспроизведения информации из памяти регулярно употребляются глаголы знания, говорения и восприятия.

В заключении представлены основные результаты работы. В ходе исследования был определен состав ЛСГ глаголов памяти в немецком языке и в качестве интегрирующего компонента лексического значения выявлена категориальная сема 'осуществление операции с фрагментами прошлого опыта в активном поле сознания; реконструирована семантическая структура соответствующих глаголов и показано, что анализируемые глаголы содержат в своей семантике в качестве базовых составляющих компоненты, отражающие особенности репрезентации в языке операций памяти – субъект, объект, собственно процесс; установлено, что ЛСГ глаголов памяти в немецком языке имеет иерархическую структуру и конституируется подгруппами «хранение информации в памяти», «сохранение информации в памяти», «воспроизведение информации из памяти» и «утрата информации из памяти»; доказано, что наибольшую экспликацию получают операции «сохранение информации в памяти» и «воспроизведение информации из памяти», наименее эксплицированы операции хранение информации в памяти» и «утрата информации из памяти»; выявлены функциональные эквиваленты глаголов памяти в ЛСС немецкого языка.

Соискатель имеет 10 опубликованных работ, все по теме диссертации, общим объемом – 3,6 п.л. Одна публикация выполнена с соавтором. Основное содержание исследования отражено в следующих публикациях:

1. Ребрина Л.Н. Особенности репрезентации основных процессов памяти в лексико-семантической системе немецкого языка / Н.Л. Шамне, Л.Н. Ребрина // Вестник ВолГУ: Серия 2 – Языкознание. Научно-теоретический журнал. – Вып. 6. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2007. – С. 69–78. (авт. 0,4 п.л.). Статья опубликована в издании, соответствующем списку ВАК.

2. Ребрина, Л.Н. Лексическое представление операции «хранение информации в памяти» со специфичным объектом в лексико-семантической системе немецкого языка / Л.Н. Ребрина // Известия РГПУ имени А.И. Герцена: Научный журнал «Аспирантские тетради» – № 15(39). – СПб: «АНТТ–ПРИНТ», 2007. – С. 159–163 (0,4 п.л.). Статья опубликована в издании, соответствующем списку ВАК.

3. Ребрина, Л.Н. Средства выражения процессов памяти в немецком языке / Л.Н. Ребрина // Теория и практика германских языков: Материалы III Всероссийской научно-практической конференции. – Ульяновск: Изд-во Ульяновск. гос. ун-та, 2002. – С. 162–163 (0,2 п.л.).

4. Ребрина Л.Н. Об основных принципах толкования немецких глаголов памяти / Л.Н. Ребрина // Предложение и Слово: Межвузовский сборник научных трудов по материалам Второй Международной научной конференции «Предложение и слово: парадигматический, коммуникативный, методические аспекты» – Саратов: Изд-во Сарат. гос. ун-та, 2002. – С. 506–510 (0,4 п.л.).

5. Ребрина, Л.Н. Память как фундаментальная способность человека и фрагмент наивной картины мира человека на материале русского и немецкого языков / Л.Н. Ребрина // Теория и практика германских языков: Материалы VI Всероссийской научно-практической конференции. – Ульяновск: Изд-во Ульяновск. гос. ун-та, 2005. – С. 20–23 (0,2 п.л.).

6. Ребрина, Л.Н. Память в языковой картине мира (на материале русского и немецкого языков) / Л.Н. Ребрина // Язык, культура, этнос в глобализованном мире: на стыке цивилизации и времен: Материалы международного конгресса «Азия в Европе: взаимодействие цивилизаций». – Элиста: Изд-во КалмГУ 2005. – 152–155 (0,3 п.л.).

7. Ребрина, Л.Н. Ментальный мир человека и глаголы памяти в неблизкородственных языках (на материале немецкого и русского языка) / Л.Н. Ребрина // Теория и практика германских языков: Статьи по материалам VII Всероссийской научно-практической конференции. – Ульяновск: Изд-во Ульяновск. гос. ун-та, 2006. – С. 52–61(0,6 п.л.).

8. Ребрина, Л.Н. Полиситуативный глагол «vergessen» и его эвентуальные семантические характеристики / Л.Н. Ребрина // Актуальные проблемы лингвистики XXI века: Сборник тезисов и статей по материалам международной научной конференции. – Киров: Изд-во ВятГГУ, 2006. – С. 210–215 (0,4 п.л.).

9. Ребрина, Л.Н. Лексическое представление операции «хранение информации в памяти» глагольными конституентами лексико-семантической системы немецкого языка / Л.Н. Ребрина // Актуальные проблемы коммуникации и культуры – 5: Сборник научных трудов российских и зарубежных ученых в рамках года русского языка. Международная программа «Фулбрайт» в Российской Федерации. – Москва–Пятигорск, 2007. – С. 67–74 (0,4 п.л.).

10. Ребрина, Л.Н. Пространство памяти: проблемы лингвистического анализа / Л.Н. Ребрина // Пространство в языке и речи: лингвистические проблемы изучения и описания. Волгоград: «Волгоградское научное издательство», 2007. – С. 22–30 (0,4 п.л.).

Подписано в печать 12.09.2007 г. Формат 6084/16. Бумага офсетная. Гарнитура Таймс. Усл. печ. л. 1,0. Тираж 130 экз. Заказ.

Издательство Волгоградского государственного университета. 400062, г. Волгоград, просп. Университетский 1.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.