WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Система военно-учебных заведений россии xviii - начало xx вв.

На правах рукописи

Уваров Игорь Артурович

Система военно-учебных заведений России

XVIII - начало XX вв.

Специальность: 07.00.02 - Отечественная история

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Москва – 2012

Работа выполнена при консультировании

кафедры истории и политологии

Государственного университета управления (ГУУ)

Научный консультант: доктор юридических наук, профессор

Козбаненко Виктор Анатольевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук

Грачёва Ольга Анатольевна

Московский пограничный институт

Федеральной службы безопасности

доктор исторических наук, профессор

Горская Наталья Ивановна

(Смоленский государственный университет)

доктор исторических наук, профессор

Машкин Николай Афанасьевич

Российский торгово-экономический

университет

Ведущая организация: НОУ ВПО "Московский государственный

гуманитарный университет"

Защита состоится _29 мая 2012 г.на заседании диссертационного совета Д.212.049.13 в Государственном университете управления по адресу: 109542, г. Москва, Рязанский проспект, 99, учебно-административный корпус. Зал заседания Учёного Совета Института государственного управления и права. (ауд. А-319)

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Государственного университета управления по адресу: 109542 г. Москва, Рязанский проспект, 99.

Автореферат разослан _____ апреля 2012 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета

кандидат философских наук, доцент А.В. Лопарёв

I. Общая характеристика работы

История свидетельствует, что могущество Российского государства сопровождалось увеличением его территории, ростом численности населения, постоянной готовностью к отражению нападений соседних государств. Все это вынуждало правительство создавать соответствующую систему подготовки военных кадров. Функции армии и военно-учебных заведений на протяжении довольно длительного периода в развитии России тесно переплетались. Отсюда складывалась традиция осуществлять обучение будущих офицеров на общих основаниях, в одних и тех же военных заведениях. Подобный подход диктовался требованием времени и существовал на протяжении длительного периода развития вооруженных формирований России – вплоть до 1917 г.

Российское офицерство всегда считалось цветом нации. Почти три века насчитывает русская военная школа. Впитав в себя лучшие традиции военно-педагогической мысли, она на протяжении столетий была эталоном военного воспитания и образования. Питомцами российских военно-учебных заведений были государственные деятели и известные ученые, полководцы и мастера культуры. Славные победы русского оружия, достижения отечественной военной науки – все это плоды национальной системы военного образования.

История формирования и развития военно-учебных заведений – неисчерпаемая тема для исследования. Богатейшие архивы содержат массу интересных и важных документов о деятельности военного ведомства по организации военного образования, а также документы и материалы большинства военно-учебных заведений за все время их существования. Всё это способствует изучению этой важной страницы нашей истории.

Подготовка военных кадров является важнейшей функцией государства, так как от уровня профессионализма офицерского состава зависит боеспособность армии и защита суверенитета страны. Именно государство рассматривается народом, как самый мощный организатор обеспечения безопасности истории, культуры и традиций страны.

Данное научное исследование связано с насущной потребностью в осмыслении процесса становления российских военно-учебных заведений, выявлении особенностей их развития на протяжении двух столетий и анализе результатов их деятельности для применения на современном этапе. Изучение системы военного образования в России во многом помогает воссоздать и скорректировать реальный образ русского офицера. Военно-учебные заведения были именно той формой подготовки офицерских кадров, которые формировали личность будущего офицера. В советское время оценки образовательного, культурного и нравственного облика офицеров «царской армии» были достаточно поверхностными, в них преобладали негативные оценки, упрощённый взгляд на их внутренний мир. Повезло только декабристам и героям войны 1812 г. – их имена известны, они были патриотами и революционерами. Все остальные, особенно гвардия, - это игроки, пьяницы, дуэлянты, службисты или дураки в стиле полковника Скалозуба. Конечно, подобные личности были в среде русского офицерства в разное время. Но были и другие черты и явления их жизни. Именно в военно-учебных заведениях закладывались те главные черты характера, которые и составляли реальный облик офицера русской армии того или иного времени.

Кроме того, изучение истории военно-учебных заведений представляет также интерес в связи с исследованием российского образования вообще. Ещё с XVIII в. при неразвитости системы гражданского общества эти учебные заведения выполняли функции и гражданских учебных заведений, занимаясь подготовкой гражданских чиновников. Они совмещали, по сути, начальное, среднее и в какой-то степени высшее (университетское) образование. Только в XIX в. военно-учебные заведения постепенно становятся профессиональными, готовя именно офицеров для военной службы. Была осуществлена централизация управления военно-учебными заведениями, они находились под постоянным контролем Главного начальника военно-учебных заведений. А этими Главными начальниками были, как правило, великие князья и даже будущие императоры – Александр I, Николай I, Александр II. Таким образом, существовала тесная связь между правительством и военным образованием, что превращало последнее в особую сферу внутренней политики государства, без учёта которой было бы сложно составить адекватное представление о содержании этой политики в целом.



В общем, вне проблемы истории военно-учебных заведений нельзя уяснить многие важнейшие вопросы: истоки декабризма, жёсткой николаевской внутренней политики, истоки либеральных реформ 60-70-х годов XIX в. и многие другие. Проводниками тех или иных реформ как раз и были питомцы военно-учебных заведений. Понять противоположные по направленности политические тенденции невозможно без учёта роли военно-учебных заведений, как главного источника военных и административных кадров во многом определивших лицо как александровской и николаевской, так и пореформенной России в целом.

В этой связи актуальность исследования определяется следующим:

- в научно-познавательном плане – необходимостью глубокого изучения процесса организации и совершенствования подготовки военных кадров, выявлением основных составляющих воспитания подрастающего поколения, ролью офицерских воспитательных кадров при передаче опыта и в учебно-воспитательной работе;

- в военно-прикладном отношении – возможностью использовать исторический опыт воспитания и обучения в военно-учебных заведениях и организации профильной подготовки в XXI в.

На сегодняшний день опыт, приобретенный российскими военно-учебными заведениями, является достаточно ценным, так как за столетия офицерской школой были выработаны основные направления в области воспитания и образования офицерского состава русской армии. Осознание необходимости возрождения высокопрофессиональной подготовки русского офицерства – важный путь в достижении высокой обороноспособности России и укрепления ее международного авторитета.

В данном исследовании предпринята попытка показать развитие системы военного образования в контексте событий той или иной эпохи, выявить взаимосвязь между событиями, происходившими в военно-учебных заведениях и теми процессами, которые происходили во внутренней жизни России. В силу этого представленное научное исследование позволяет глубже осмыслить систему военно-учебного образования за длительный период - XVIII – начало XX веков. В результате является возможность творчески использовать исторический опыт в современных военно-учебных заведениях, в деле улучшения подготовки будущих офицеров.

Автор ограничивается рассмотрением истории военно-учебных заведений только низшего и среднего уровня, не касаясь военно-учебных заведений высшего уровня - военных академий. Это связано с тем, что взяты очень широкие хронологические рамки исследования – более двух столетий; кроме того, история военных академий весьма специфична, последние развивались чаще всего по своим законам и имели отличные от других военно-учебных заведений задачи.

Задачи, поставленные для достижения поставленных целей, могут быть сформулированы в следующем виде:

проанализировать отечественную историографию, выявив глубину исследования тех или иных вопросов, а также наличие дискуссионных проблем;

рассмотреть процесс зарождения первых военно-учебных заведений в России, определить основные принципы и особенности их работы;

показать этапы становления системы военно-учебных заведений, определить влияния внутренней и внешней политики на содержание подготовки офицерских кадров;

проследить содержание подготовки (обучения) учащихся (юнкеров, кадетов и пр.) в различные периоды истории России;

раскрыть принципы формирования и механизмы функционирования центральных органов управления военно-учебными заведениями, в зависимости от задач поставленных императорами и вызовов времени;

показать историю отдельных типов военно-учебных заведений - кадетских корпусов, юнкерских училищ, военных училищ, военных гимназий и пр.

проанализировать в динамике социальный и возрастной состав учащихся военно-учебных заведений, их образовательный, моральный и культурный уровень, содержание преподавания;

исследовать в исторической динамике педагогические приёмы, используемые в военно-учебных заведениях, для формирования особого типа личностей верных трону и Отечеству;

выявить фундаментальные обстоятельства, определяющие структуру военно-учебных заведений и географию их размещения;

определить характер и особенности использования зарубежного опыта в создании системы военно-учебных заведений (особенно в XVIII в.);

определить влияние военно-технической революции конца XIX - начала XX в. на изменения содержания обучения и структуру военно-учебных заведений.

Рабочая гипотеза исследования состоит в том, что развитие системы военно-учебных заведений является отражением того или иного внешнего и внутреннего политического курса государства. Выпускники военно-учебных заведений на протяжении почти двух столетий были опорой власти, обеспечивая не только армию, но и госаппарат соответствующими кадрами. От качества подготовки офицерских кадров во многом зависели успехи или неудачи во внешней политике, победы или поражения в войнах.

Объектом исследования является система военно-учебных заведений в России XVIII - начала XX вв. в её развитии.

Предметом исследования являются военно-учебные заведения различных типов и определение влияния исторической и политической обстановки на их функционирование.

Хронологические рамки исследования заданы временем функционирования системы военно-учебных заведений. Точкой отсчёта исследования является время правления Петра I, который начал создавать некоторое их подобие. Второй хронологический рубеж – начало XX в., конкретно – 1917 г., когда практически все военно-учебные заведения были закрыты или перепрофилированы в связи с новой идеологической парадигмой.

Методологической основой исследования являются общенаучные и общеисторические подходы.

Принцип объективности, который лежит в основе общенаучного подхода, предполагает анализ и оценку используемого материала без «давления» личной оценки автора. Автор стремился максимально объективно анализировать процессы происходящие в истории военно-учебных заведений России за более чем два столетия.

Принцип историзма используется для рассмотрения процессов в их развитии и взаимосвязи.

Цивилизационный подход выявил связь между процессом развития российского общества в целом и процессами происходящими в русской армии вообще и в её офицерском корпусе, в частности.

Историко-генетический метод необходим для понимания предпосылок тех реформ и преобразований в сфере подготовки офицерских кадров в Российской империи, которые происходили на протяжении более двух столетий.

Историко-системный метод применялся при рассмотрении структуры военно-учебных заведений в различные периоды и для уяснения роли властных структур самодержавного государства в организации подготовки офицерских кадров.

Историко-сравнительный метод использовался для сопоставления содержания преподавания и принципов воспитания в военно-учебных заведениях в различные периоды истории и для уяснения степени личностных ("царственных") влияний на содержание преподавания в вузах и их структуру. Метод использовался также для сравнения содержания нормативных документов, регламентировавших деятельность военно-учебных заведений.

При подготовке работы применялись также специальные методы: статистический и источниковедческий.

Использовались элементы формационного подхода: учёт классовой структуры общества при анализе социальной и политической ситуации особенно в период реформ 60-70-х годов и в годы первой российской революции.

Исследование проведено в историко-проблемном и аналитическом ключе.

Основные результаты исследования, полученные лично автором и выносимые на защиту заключаются в следующем:

- На протяжении XVIII и первой половины XIX в. учеб­ные заведения готовили не только военных, но и гражданских чинов­ников. Для многих небогатых дворян и детей разночинцев это была единс­твенная возможность получения высшего образования, включения в государственную службу и общественную жизнь. Обучение в привилегированных военно-учебных заведениях (например в Сухопутном корпусе) преследовало две цели: подготовить не только военных офицеров, но и гражданских чиновников.

- Характерной чертой многих военно-учебных заведений со времён П.И. Шувалова (середина ХVIII в.) была так называемая «многопредметность», которая была следствием стремления подготовить чиновника "широкого профиля". Исследователи прошлого считали это очень существенным недостатком в деятельности военных корпусов.

- Во второй половине ХVIII века наблюдались следующие тенденции в развитии профессионального военного образования: дальнейшая специализация военного образования; гуманизация содержания; разворачивание системы стимулов обучения; придание обучению планово-организующего начала; выделение необходимых приоритетов в подготовке будущих офицеров. Эти тенденции в той или иной степени продолжали проявляться и в XIX в.

- До середины ХVIII века имела место всесословность обучаемых, то есть дворянские дети обучались вместе с детьми разночинцев. Но это, по взглядам большинства представителей правящего класса того времени, подрывало устои самодержавия. Такой "демократизм", введённый Петром I, был вызван потребностями быстро растущей и постоянно воюющей армии. Потомки Петра I на троне постепенно отказались от привлечения разночинцев в военно-учебные заведения.

- В первой половине XVIII в. дворянство с большой неохотой посы­лало своих детей учиться по причине того, что обучение носило принудительный характер, и, в основном, школа комплектовалась под угрозой ослушникам «потеряния чести и живота». У большинства кадетов было желание уклониться от этой повинности - отсюда побеги, симуляция, нежелание учиться и т. п. Дворянство не видело практической целесообразности в этом обучении, так как та или иная степень родовитости позволяла получить чины и без обра­зования. Чтобы избежать этого, уже в конце XVIII в. было принято решение в корпусах готовить молодежь не только для службы в армии и на флоте, но также и давать гражданское образование, что сразу повысило рейтинг данных учебных заведений.

- С середины XVIII в. и вплоть до последней трети века XIX военно-учебные заведения были дворянскими по своему составу и только поражение в Крымской войне и торжество здравого смысла в ходе реформ 60-70-х годов привели к постепенному изменению социального состава военно-учебных заведений, к их демократизации.. Это дало возможность улучшить подготовку офицеров во всех типах военно-учебных заведений.

- Вплоть до начала XIX в. немногочисленные военно-учебные заведения управлялись по личному усмотрению своих непосредственных начальников. Отсутствовала унификация, как в вопросах организации учебного процесса, так и в характере обучения и воспитания кадет. Централизованное управление было осуществлено только после создания в начале "Совета о военных училищах», а затем "Главного управления военно-учебных заведений (ГУВУЗа)".

- К середине XIX века в России сложилась система подготовки офицеров, объединяющая 23 кадетских корпуса, которые подразделялись на 5 групп. Были сформулированы основные правила приема и выпуска, внутреннее устройство учебных заведений, а также определены задачи физического, нравственного и интеллектуального развития кадетов. Впервые выделяются как самостоятельные учебные заведения, осуществлявшие подготовку молодежи к поступлению в военно-образовательные учреждения, готовившие офицеров.

- Большую часть XVIII и в первой четверти XIX столетия считалось, что военная служба, поглощавшая гражданскую, в глазах правительства, общества и народа стояла как бы выше гражданской. Считалось, что человек, пригодный к ней, будет пригодным и к гражданской государственной службе. Кроме того, практически не существовало разделения управленческого труда. Статус офицера в глазах верховной власти был выше статуса любого другого специалиста. Ему оно готово было поручить какое угодно дело, и на каком угодно поприще государственной деятельности. В силу этого с определённой натяжкой можно утверждать, что Пажеский корпус – это первое учебное заведение России, готовящее управленцев – государственных чиновников.

- Всю первую половину XIX в. идёт быстрый рост числа кадетских корпусов. Они становятся главной формой подготовки офицерских кадров и гражданских служащих. На середину XIX века кадетские корпуса были открыты во многих губернских городах. Причем многие корпуса создавались не только за казенный счет, но и за счет средств обучаемых, а также на пожертвования. Пик в развитии кадетских корпусов приходится на 1845 г. (их 19), когда на эту форму подготовки офицерских кадров было обращено особое внимание. Кадетские корпуса имели и благотворительное значение, давая возможность получать образование и содержание детям неимущих и умерших офицеров и дворян.

- В первой трети XIX в. военными кадетские корпуса были только по названию, а на деле это были заведения типа среднего общеобразовательного. Основную массу учебных дисциплин в них составляли общеобразовательные предметы.

- Благодаря военным реформам 60-70-х годов, была создана достаточно эффективная и самобытная система подготовки офицерских кадров. Постепенно происходила демократизация состава учащихся, в них увеличивалась роль разночинцев. Это не было следствием политики правительства, а было неизбежным обстоятельством, вызываемым потребностями армии. Эта демократизация пошла на пользу военно-учебным заведениям.

- К 1880 г. военные прогимназии утратили своё значение. По программам общеобразовательных дисциплин они стали близкими к средней школе. Прогимназии потеряли право производить своих выпускников в офицеры и стали подготовительными учебными заведениями, готовящими молодых людей к поступлению в офицерские училища.

- Военная контрреформа Александра III (1882 г.) не вызывалась какими то серьёзными обстоятельствами и носила скорее политический, чем военно-учебный характер. Это была уступка императора реакционерам, которые в хорошем и глубоком образовании видели угрозу существующему строю.

- Война явилась могучим ускорителем военно-технического прогресса, что имело своим следствием появление многочисленных новых военных специальностей. Специалистов нового профиля и начали готовить различные специальные школы и курсы офицеров. Требования к подготовке этих зачастую уникальных военных специалистов были качественно иными. Часто чисто военная составляющая была вторична и не существенна. Требовались инженерные, научные знания по целому спектру наук - математике, физике, сопромату, химии, металловедению, электротехнике, логистике, языкам, фотографии, географии, аэронавтике и многим другим наукам. Процесс этот шёл во всём мире, и Россия была не исключением.

- В пореформенный период, особенно в начале XX в., происходит медленный процесс модернизации военно-учебных заведений, более пристальное внимание обращается на состав воспитателей и преподавателей, происходит постоянный поиск такого содержание преподавания, который бы обеспечивал и чисто военную подготовку, и достаточно широкую общеобразовательную. На работу военно-учебных заведений большое влияние оказывает общая внутренняя политика.

- В педагогическом процессе в военно-учебных заведениях доре­волюционной России ведущая роль принадлежала педагогу, воспитате­лю. Именно на него возлагалась ответственность за формирование личности, требовалось создание реальных условий всестороннего формирования воспитанника с позиций передовой науки того времени. Педагог как центральная фигура педагогического процесса выделяется как носитель цели и передовых идеалов, обладателем научных знаний и мастерства воспитания.

Научная новизна исследования состоит в следующем:

1) Впервые комплексно изучается становление и развитие системы военно-учебных заведений за весь период её существования, вплоть до 1917 г.

2) Рассмотрены все стороны деятельности военно-учебных заведений, начиная с системы управления ими до характера образования и воспитания. Даны объективные оценки эффективности и качества подготовки офицерских кадров в тот или иной период.

3) В развитии показаны быт, нравы, условия учёбы учащихся военно-учебных заведений в разные периоды истории (за более чем 200 лет).

4) Раскрыта роль ряда выдающихся государственных и военных деятелей в становлении и развитии системы военно-учебных заведений (М.И. Кутузов, Я.П. Ростовцев, П.И. Шувалов, Д.А. Милютин, Н.В. Исаков, Н.И. Демидов, "царствующие особы" и др.).

5) Достаточно подробно рассматривается содержание преподавания в военно-учебных заведениях разного типа и уровня и в разные периоды времени.

6) Дана объективная характеристика преподавательских кадров и воспитателей и показаны усилия властей по их улучшению.

7) Впервые показаны кардинальные изменения в системе подготовки офицерских кадров в связи с военно-технической революцией, охарактеризованы особенности подготовки новых военных специалистов (лётчиков, водолазов, электротехников, связистов, минёров, зенитчиков, лингвистов и т. п.).

8) Изучена деятельность временных военно-учебных заведений военного времени, дана объективная характеристика усилиям властей по массовой подготовки офицеров для воюющей армии.

9) В источниковедческом плане новизна исследования состоит не только в привлечении к изучению ранее использовавшихся или недостаточно использовавшихся источников, но и в новом прочтении уже рассматривавшихся другими исследователями документов с целью выявления новых аспектов, всесторонне характеризующих систему военно-учебных заведений.

Историография проблемы

Историография вопросов, в той или иной степени входящих в исследуемую проблему, настолько обширна, что могла бы стать предметом отдельного исследования. С учетом задач настоящей диссертации, мы сочли возможным сосредоточиться на анализе основных историографических тенденций в рамках заявленной темы. В литературе, посвященной исследуемой проблемы, можно выделить несколько периодов: дооктябрьский, советский и постсоветский. Каждый из этих периодов имеет свои особенности, связанные с процессами, происходившими в стране, с характером того или иного правления. Это позволяет выделить общие тенденции, проблематику, методологические подходы к изучению данной темы в каждый из обозначенных периодов.

Первые попытки дать обобщающие работы по вопросу развития русских военных школ были осуществлены в 40-х годах XIX века. П.Н. Глебов в своих публикациях в журнале "Отечественные записки" и "Артиллерийский журнал" сообщает сведения о военных школах периода царствования Петра I и характеризует их в целом отрицательно[1]. Его перу принадлежат также публикации по истории военно-учебных заведений времён Екатерины II и Павла I.[2] В них больше положительных оценок, но показаны и очевидные недостатки. До критики властей, виновных в тех или иных провалах в деле подготовки офицерского корпуса, автор не поднимается. Его работы написаны с верноподданнических позиций, у него монарх всегда прав. П.Н. Глебова можно считать родоначальником изучения системы военного образования в России.

В 1832 г. была предпринята попытка написать историю одного из первых военно-учебных заведений России - Первого кадетского корпуса. Это сделал его выпускник А.В. Висковатов.[3] Отсчёт времени автор ведёт с 1732 г. - времени открытия этого учебного заведения. Данная "История" представляет собой скорее справочную книгу, где даны различные сведения о шефах и директорах учебного заведения за рассматриваемого время, рассказ о строениях (помещениях) корпуса, о расходовании различных сумм, "о мундирах и знамёнах", даны списки курсантов и выпускников по годам и т. п. сведения. Какого-либо анализа в работе нет, нет и оценок какого-либо действия. Но это был первый опыт такого рода историй.

Большое влияние на дальнейшее развитие историографии военного образования в России оказал труд Ф.Ф. Веселаго, посвящённый не только истории отдельного военно-учебного заведения, но и истории зарождения всей системы военного образования в России.[4] В его работе достаточно подробно была показана история возникновения и развития первых военно-учебных заведений начала XVIII в. и, в частности, Московской школы математических и навигацких наук, созданной в январе 1701 г.

Следующим серьёзным исследованием по истории военно-учебных заведений стала работа Н.Н. Мельницкого «Сборник сведений о военно-учебных заведениях в России. (Сухопутное ведомство)», увидевшая свет в 1857-1860 гг. В ней достаточно подробно рассматривается период от зарождения военно-учебных заведений до середины 50-х годов XIX в., приведены многочисленные факты создания различных военно-учебных заведений. Приведённые в сборнике факты позволяют увидеть динамику развития системы военно-учебных заведений до середины XIX в.

В целом, современники в XVIII столетии, да и в первой половине XIX в., анализу развития системы военно-учебных заведений внимания не уделяли. Их работы носили главным образом справочный характер. Они отвечали не запросам времени, а запросам начальства.

С конца XIX в. в изучении истории военно-учебных заведений происходят некоторые изменения. В это время продолжают выходить официальные юбилейные издания, работы, посвященные истории отдельных военно-учебных заведений. Это стало возможным благодаря опыту, накопленному в предшествующие годы. С другой стороны, необходимость таких исследований диктовалась требованиями времени, изменениями, происходящими в военном деле и в жизни станы, которые породили ряд новых проблем и противоречий в подготовке военных кадров.

Большую роль в реформировании военно-учебных заведений и в изучении этого вопроса вообще сыграл генерал М.С. Лалаев, который написал ряд подробных и интересных исследований.[5] В его работах достаточно полно освещена история начальных военно-учебных заведений. Автор не только раскрывает условия формирования кадетских корпусов, но и акцентирует внимание читателей на попечительстве царствующей династии над этими учебными заведениями, выделяя государственную поддержку как основу подготовки офицерского состава. Он подробно описывает управление корпусами, анализирует регламентации и указы, систематизирует историю развития военного образования. Данные работы написаны с верноподданнических позиций и иными быть не могли[6].

М.С. Лалаев, находясь на службе в военном министерстве, долгое время являлся непосредственным руководителем и исполнителем предначертаний начальства в деле реформирования системы военно-учебных заведений. Он разрабатывал систему так называемых низших школ военного ведомства, с конца 60-х годов под его непосредственным руководством совершается преобразование военно-начальных школ в военные прогимназии. В специализированных журналах «Педагогический сборник» и «Военный сборник» были помещены ряд солидных статей, всесторонне освещающих порученное ему дело, рассказывая историю отдельных военно-учебных заведений.[7] То есть, сведения представляемые генералом М.С. Лалаевым, были, что называется, из первых рук.

Среди трудов описательного характера, появившихся в это время, определенный интерес представляют официальные обзорно-исторические и юбилейные издания. В 1903 г. публикуется «Обзор деятельности Военного министерства в царствование императора Александра III. 1881-1894 гг.», содержащий обильный фактический материал, касающийся истории возникновения и развития системы военно-учебных заведений.[8] Подобные издания, естественно, не содержали никакой критики деятельности властей по организации военно-учебных заведений, не называли и наиболее важные проблемы в их деятельности. В них говорилось только о достижениях, даже когда их было не много.

Шагом вперёд в изучении истории военно-учебных заведений были исторические очерки П.В. Петрова и Ф.В. Грекова, опубликованные в начале XX в.[9] Для этих работ характерно хронологическое изложение исторических фактов, но носят они, скорее, справочный характер. Для нашего исследования они представляют интерес обилием фактического материала, подробными сведениями об изменениях учебных программ, официально ставившихся целях обучения и воспитания. Все эти работы были написаны по заданию военного министерства и Главного управления военно-учебных заведений и отражали официальную точку зрения на процессы, происходившие в военно-учебных заведениях.

К пятидесятилетнему юбилею ГУВУЗ в 1913 г. вышла в свет работа В.А. Бернацкого «Пятидесятилетие Главного управления военно-учебных заведений», во многом повторяющая книгу М.С. Лалаева, но сведения, содержащиеся в ней, изложены более подробно и систематично, даже сделана попытка периодизации истории Управления. Однако сделано это по формальному признаку смены его начальников.

Апофеозом официальных юбилейных изданий стала многотомная история Военного министерства - «Столетие Военного министерства», посвященная столетию этого учреждения, издававшаяся с 1902 по 1914 год. Эта история, как и все добротные юбилейные издания, характеризуется богатством фактического материала и преувеличенно хвалебными оценками мероприятий правительства, восторженными характеристиками высочайших особ и начальствующих лиц. Военно-учебным заведениям посвящен десятый том (второй половине XIX - началу XX вв. посвящена часть третья тома) истории: «Главное управление военно-учебных заведений. Исторический очерк».[10] Авторы этой работы – сотрудники ГУВУЗ П.В. Петров и Н.А. Соколов – использовали широкий круг документов, привели выдержки из деловой документации, учебных программ, инструкций, мемуаров воспитанников военно-учебных заведений. Самостоятельный раздел посвящен подготовке и проведению военно-учебной реформы 1860-х годов. Однако вопросы жизни и конкретной деятельности отдельных военно-учебных заведений не нашли рассмотрения в данном издании.

В конце XIX в., и особенно в начале XX в., к юбилеям различных военно-учебных заведений, продолжают издаваться многочисленные исторические очерки, описывавшие историю отдельных кадетских корпусов, военных гимназий, юнкерских и военных училищ. В большинстве своем эти работы представляют собой документальные хроники того или иного учебного заведения. Наибольшего внимания среди этих работ заслуживают труды А. Антонова, П. Лузанова, Н.П. Жерве и В.К. Строева, Ф.Ф. Веселаго, В.П. Викентьева, М.Л. Лелюхина, А.Н. Поливанова, А. Платова и Л. Кирпичева, А.Н. Петрова, М. Максимовского, П.П. Карцова и ряда других.[11]. Эти исследования отличаются привлечением большого количества местного материала, множеством статистических данных, эпизодов из жизни военно-учебных заведений. Но «законы жанра» (юбилейные издания) диктовали соответствующее содержание, как правило, хвалебное. Обязательно называются знатные выпускники, сделавшие карьеру, что считалось чуть ли не главной заслугой данного учебного заведения. До описания проблем и недостатков, как правило, авторы не доходили. Но в совокупности этот пласт исследований позволяет представить более полно картину жизни и историю всей системы военно-учебных заведений.





Параллельно с работами описательного направления с конца XIX века появляются труды, представляющие собой научные исследования по отдельным проблемам подготовки вооруженных сил, воинского воспитания, подготовки офицерских кадров, хотя начало этим исследованиям было положено еще в 1870-1880 гг., но должного освещения они тогда еще не получили.[12] М.И. Драгомиров продолжает свою работу над обоснованием значения морального духа войск. В 1910 году в учебнике тактики воспитание морально-боевых качеств, доведенных до степени самопожертвования, провозглашается основной задачей воинского воспитания, указываются практические приемы воспитания чувства долга.[13]

В советское время история военно-учебных заведений «царского времени» была не актуальна. Давая дореволюционной истории России в основном негативные оценки, советские власти не поддерживали стремление историков дать объективную картину истории военно-учебных заведений прошлого. Может быть, только преобразованиям Петра I повезло больше, но и его деятельность по созданию военно-учебных заведений широкого освещения не получила. Только после Великой Отечественной войны (не без влияния победы) историки смогли обратиться к истории военно-учебных заведений прошлого.[14] Над этой (и не только) проблематикой довлела безапелляционная сталинская позиция, закрывавшая путь к объективному поиску истины. Пытливых учёных И.В. Сталин обозвал «безнадежными бюрократами» и «архивными крысами» (были и более резкие оценки). Он утверждал: «Коль старая Россия была разгромлена в ходе революции и гражданской войны, то, следовательно, она была "гнилой" и "отсталой».[15] Так, ценнейшее и на тот момент мало изученное военно-историческое прошлое стало фактически запретной зоной для исследователей. В лучшем случае его можно было только огульно обличать. Но и после смерти И. Сталина неофициальный запрет на освещение и положительную оценку деятельности царской власти во все времена сохранялся.

Только в 60-80-е годы эти антинаучные стереотипы стали преодолеваться в трудах военных историков. Наибольшая заслуга в этом процессе принадлежала П.А. Зайончковскому. В его многочисленных работах собран и структурирован богатый фактический материал, освещающий все стороны формирования и подготовки офицерского состава, подробно представлен период «Великих реформ» и их влияние на новое военное устройство. Наибольший интерес вызывают публикации, в которых подвергнут анализу уровень возрастного и сословного состава офицерских кадров, степень материальной обеспеченности. Учёный, в частности, проанализировал деятельность главного управления военно-учебных заведений и подведомственных ему учреждений, исследовал социальное происхождение офицеров и генералов русской армии, образовательный уровень молодёжи, поступающей в военно-учебные заведения.[16]

Большой конкретно-исторический материал о подготовке офицерский кадров, о совершенствовании деятельности военно-учебных заведений от военизированных прогимназий до военных академий ввёл в научный оборот Л.Г. Бескровный.[17] Его главная заслуга в исследовании данной проблемы заключается в скрупулезной статистической конкретизации процесса формирования офицерского корпуса. Автор монографий собрал значительный материал, посвящённый осуществлению реформы военного образования, позволяющий выявить сильные и слабые стороны реформ.

В общем, в трудах Л.Г. Бескровного, П.А. Зайончковского, К.Ф. Шацилло ряда других авторов был заложен фундамент для дальнейшей разработки этой проблемы. В монографиях этих авторов нашла отражение система комплектования императорской армии офицерским составом в пореформенную эпоху и в начале XX в., собраны и тщательно проанализированы статистические данные, характеризующие социальный облик российского офицерства и его динамику[18]. Для решения этих задач П.А. Зайончковский впервые ввел в круг используемых источников формулярные списки офицерского состава армии.

Несомненный вклад в заполнение фактографических пустот в истории военного образования в России внесла работа А.И. Каменева, посвящённая общим проблемам подготовки офицерских кадров в России XIX – начала XX в.[19] В ней приводятся интересные фактические данные о переменном составе слушателей военно-учебных заведений России, анализируются изучаемые в ВУЗах учебные программы, раскрываются некоторые методические стороны организации учебного процесса и т. д.

Вопросы образования и воспитания учащихся военно-учебных заведений отражены в трудах Н.И. Алпатова.[20] Автор представляет обобщённый опыт военно-учебных заведений, проводит всесторонний анализ учебно-воспитательной работы, рассматривает деятельность офицеров-воспитателей, выявляет комплексное значение целостной воспитательной системы, выработанной за многолетнюю деятельность кадетских корпусов. Методика учебно-воспитательной работы, раскрытая в трудах Н.И. Алпатова, применялась в различных кадетских корпусах России.

Вопросы обучения и воспитания в военно-учебных заведениях в связи с изучением проблемы подготовки квалифицированного офицерского состава рассмотрены в работах А.В. Фёдорова, В.Б. Задорожного, Ю.Ф. Прудникова, Л.П. Богданова, С.В. Бордунова, Ю.А. Галушко и А.А. Колесникова и других авторов. Указанные авторы отмечали, что без переустройства военно-учебных заведений низшего уровня переустройство армии в разные периоды нашей истории невозможно. В их работах даётся критическая оценка многих сторон деятельности военно-учебных заведений рассматриваемого времени.[21] В частности, в диссертационном исследовании С.В. Бордунова достаточно полно проанализированы вопросы военной подготовки, организации учебно-методической работы в ВУЗах. В данной работе показана совокупность педагогических проблем всех военно-учебных заведений России второй половины XIX – начала XX в. (военные школы, кадетские корпуса и военные гимназии, военные и юнкерские училища, академии).[22] Но в силу поставленных задач автор уделяет основное внимание педагогическим проблемам.

Определённый интерес для понимания эволюции системы управления учебными заведениями представляет диссертация И.В. Объедкова, который исследовал организационную структуру Главного управления военно-учебными заведениями в годы первой мировой войны 1914-1917 гг. В диссертации конкретно показаны существенные перемены в системе военно-учебных заведений России с начала Первой мировой войны до Февральской революции, названы обстоятельства, диктующие эти перемены.[23]

Тема военно-учебных заведений стала актуальной в 90-е годы XX в. и в первое десятилетие XXI в. Спектр проблем, рассматриваемых в связи с изучением истории военно-учебных заведений, в это время чрезвычайно широк. Это и история отдельных заведений, и анализ воспитательной работы в них, и система организации учебного процесса, и вклад отдельных личностей, и многие другие проблемы. Можно назвать исследования таких авторов, как Беляев А.В., А.И. Каменев, В.А. Скоробогатый, С.В. Волков, Ю.А. Галушко, А.А. Колесников, Н.А. Машкин, И.В. Андрошин, Н.Н Аурова, В.Н. Бенда, А.В. Беляев и другие, где с большей или меньшей обстоятельностью рассматриваются многие вопросы истории военно-учебных заведений, в основном, XIX-XX веков.[24] Столь активное обращение к истории военно-учебных заведений было в некоторой степени порождено тем, что в стране стали создаваться (или возрождаться) кадетские корпуса и другие военно-учебные заведения. Знание их истории и традиций стало иметь не только историческое, но и практическое значение.

Отдельные вопросы подготовки офицерских кадров затронуты в довольно многочисленных научно-популярных изданиях, которых особенно много появилось в 90-е годы прошлого века и в начале уже XXI столетия. Это работы И.Н. Андрушкевича, В.М. Безотосного, В.Н. Бондаренко, А.Ю. Воробьевой, Ю.А. Галушко и А.А. Колесникова, А.В. Канкрина, В.М. Крылова, A.M. Плеханова и А.А. Попова, Э.М. Филиппова, О.А.Хазина и других.[25] Данные работы пронизаны духом патриотизма, в них зачастую сквозит восхищение пажами и кадетами, негативные моменты в деятельности военно-учебных заведений дореволюционной России сведены к минимуму.

В начале 90-х гг. XX в. в связи с распадом Советского Союза, глубоким экономическим кризисом и первой Чеченской войной (январь 1994-1996 гг.), вновь проявился интерес к истории военно-учебных заведений, особенно тех, где воспитывались дети ветеранов войн. Выявилась проблема отсутствия комплексной целенаправленной работы с подрастающим поколением. Война сделала сиротами многих детей офицеров и актуализировала вопрос о воссоздании кадетских корпусов. К разработке этой темы обратились историки В.Ф. Струтинский, В.В. Изонов, A.M. Лушников, В.Н. Миронов, A.M. Плеханов, А.Л. Самович, Э.М. Филиппов и др.[26] В работах этих и других авторов настойчиво прослеживается связь с современностью, авторы стремятся доказать, что опыт многих военно-учебных заведений прошлого необходимо использовать и в современных военно-учебных заведениях низшего уровня (кадетские корпуса, суворовские и нахимовские училища и аналогичные им учебные заведения). С этим утверждением трудно спорить.

В общем, проведенный анализ позволяет констатировать, что в исторической литературе затрагивались многие стороны и аспекты проблемы подготовки и обучения офицерского корпуса. Литературы по этой проблеме всякого свойства и назначения много. Вместе с тем остаётся проблема создания обобщающих трудов, в которых получили бы рассмотрение самые разные аспекты истории военно-учебных заведений за весь период их существования. Малоизученным, например, остается вопрос о влиянии военно-технической революции на содержание обучения офицеров. Опыт подготовки офицеров-специалистов (летчиков, подводников, минёров, зенитчиков, химиков, лингвистов и пр.) остался втуне - в советское время всё начинали заново.

Источниковая база данного исследования сформировалась в процессе исследования широкого круга различных документов в Российской государственной и исторической библиотеках, Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА) и публикациях XIX – начала XX века. Основной фактический материал дали автору официальные документы, исходившие от государственных органов. Центральное место среди них принадлежит законодательным и нормативным актам военного ведомства. Они помещены в «Полном собрании законов» и в «Своде военных и морских постановлений». Нами, в основном, были использованы книга пятнадцатая «Свода военных постановлений» – «Заведения военно-учебные» и книга третья «Свода морских постановлений» – «Учебные заведения морского ведомства». Эти своды периодически переиздавались, в них помещались нормативные акты с различными дополнениями и изменениями.

Позитивным явлением было то, что в 1871 г. все положения, касающиеся военно-учебных заведений, были собраны в отдельном издании под общим заглавием: «Постановления о военно-учебных заведениях» (С-Пб. 1871), куда вошли документы, утверждающие штаты этих заведений, устанавливающие внутренний распорядок, табели и учебные программы. Кроме того, в разное время были изданы: "Инструкции по воспитательной части для военных прогимназий" (1870 г.), "Инструкция юнкерским училищам" (1871 г.), "Постановления для пажей специальных классов Пажеского корпуса и юнкеров военных училищ" (1864 и 1873 гг.), "Инструкция о строевых занятиях в военных гимназиях и прогимназиях" (1873 г.), "Инструкция для производства испытаний воспитанникам военных гимназий" (1878 г.), "Систематический каталог для фундаментальных библиотек военных гимназий" (1866 г.), "Циркулярные распоряжения Главного Управления военно-учебных заведений по педагогическим вопросам" (1872–1881 гг. №№ 1–111). Этот блок документов позволяет проследить все этапы политики властей в отношении военно-учебных заведений, определить наиболее актуальные проблемы для того или иного периода. Близкими по значению и не менее важными являются ежегодные Всеподданнейшие отчёты и доклады по Военному и Морскому министерствам.[27] Эти доклады представлялись императору в начале следующего года. Они содержали секретные сведения о состоянии различных отраслей военного управления, организации и обучения войск. В них не только фиксировалось существующее положение вещей, но и излагались текущие и перспективные задачи, стоявшие перед военным и морским ведомствами, включая и проблематику подготовки офицерских кадров. Всеподданнейшие отчёты Военного министерства издавались типографским способом с опозданием на два года. Последний отчёт за 1912 г. вышел в 1914 г. В дальнейшем издание прекратилось в связи с начавшейся Первой мировой войной. Аналогичные доклады по Морскому министерству издавались ежегодными выпусками за ряд лет: 1812-1811 гг.; 1829-1853 гг.; 1859-1869 гг.; 1901-1904 гг.; 1910-1913 гг., а также сводными за несколько гг., 1884-1889 гг., 1890-1893 гг., 1894-1896 гг., 1897-1900 гг., 1906-1909 гг.лет: 1856-1858 гг., 1870-1873 гг., 1874-1878 гг., 1879-1883

Материалы, представленные в этих документах, достаточно адекватно и полно отражают существо правительственного курса в области военного строительства вообще и в сфере подготовки офицерских кадров в соответствующих военно-учебных заведениях. В них представлен значительный статистический материал о деятельности этих учебных заведений – данные о численности и сословном составе воспитанников и слушателей военно-учебных заведений, сведения о выпуске и приёме, о распределении в войска и пр. В некоторых статистических данных можно обнаружить неточности или неполноту, но в целом данная статистика достаточна для того, чтобы сделать соответствующие выводы.

К категории нормативно-законодательных источников относятся приказы (опубликованные или находящиеся в архивах) по военному ведомству, циркуляры Главного штаба и главных управлений (артиллерийского, инженерного, военно-судного и др.), приказы управляющего Морским министерством, а также многочисленные официальные документы, нормировавшие деятельность военно-учебных заведений (в основном, инструкции и правила).[28]

Особую ценность в качестве источников представляют официальные документы обобщающего характера. Это служебные записки, речи и доклады на совещаниях, журналы различных заседаний, переписка с руководством военно-учебных заведений и т. п.[29] В этих документах давалась официальная (не всегда объективная и полная) оценка состояния военно-учебного образования вообще и в конкретных учебных заведениях в частности. Ценность этой группы источников заключается в том, что эти документы дают довольно объективное представление о строительстве системы военного образования, о её недостатках и проблемах, о планах и проектах, которые выдвигало правительство или конкретные лица. Они позволяют определить роль тех или иных руководителей различных ведомств в развитии военного образования.

Представление о динамике внутреннего устройства военно-учебных заведений, характере приёма в них, оценке знаний, системе поощрения и наказания учащихся и по другим вопросам дают различные положения и уставы.[30] Их анализ позволяет составить представление о политике государства в вопросе подготовке офицерских кадров, об основных принципах воспитания и образования. В ряде этих документов достаточно подробно описывается внутреннее устройство военно-учебных заведений, права и обязанности кадетов (юнкеров), содержание обучения.

Важным источником для понимания внутренней жизни военно-учебных заведений, для оценки успехов и недостатков военного образования являются мемуары. При всей их субъективности именно воспоминания позволяют показать картину жизни в корпусах и училищах, оценить характер и результаты обучения, получить представление о моральном и идейном облике учащихся и преподавателей военно-учебных заведений. Среди авторов воспоминаний мы находим многих генералов, политиков, деятелей культуры и науки. Ведь военно-учебные заведения дали «путёвку в жизнь» многим видным людям нашей страны (о них см. далее). Это воспоминания А.А. Брусилова, А.И. Деникина, Н.Д. Бутовского, А.А. Игнатьева, Н.К. Имеретинского, А.И. Куприна, Д.А. Милютина, А.А. Поливанова, В.А. Сухомлинова, Н.А. Епанчина, Б.А. Энгельгардта, Б.М. Шапошникова и других.[31] Без этих "записок с натуры" составить достаточно объективное представление о внутренней жизни этих учебных заведений невозможно. Эти воспоминания показывают историю учебных заведений минимум за полтора столетия.

Ценным источником является периодическая печать, в основном, журналы, их использовано не менее 30.[32] Среди них особенно можно выделить два – «Военный сборник» и «Морской сборник». Первый начал издаваться по инициативе Д. Милютина в 1858 г. при штабе Гвардейского корпуса и просуществовал до 1917 г., выходя ежемесячно. Он распространял в армии сведения по всем отраслям военного знания, включая и вопросы военного образования. На его страницах комментировались и обсуждались проекты преобразований военной школы, а также статьи видных теоретиков и учёных того времени. Мы находим в них и воспоминания о днях учёбы в ВУЗах, статистические данные о контингенте слушателей, аналитические материалы ведомств. «Морской сборник» выходил ежемесячно с 1848 по 1917 г. и уделял достаточно много внимания вопросам военного образования, организационному совершенствованию деятельности морских учебных заведений. В этих изданиях иногда выражалась не только официальная точка зрения на те или иные аспекты работы вузов, но и субъективные мнения специалистов. Вопросы по истории военного образования, а также его текущие проблемы затрагивались во многих других периодических изданиях.

Важным источником для рассмотрения проблем воспитания в военно-учебных заведениях является журнал «Педагогический сборник» – орган военного ведомства. В нём печатались как теоретические статьи, так и рассказы о воспитательной работе в отдельных корпусах. Здесь были опубликованы важные для понимания истории военно-учебных заведений статьи М.С. Лалаева, В.И. Грекова, И. Заусцинского, Н. Кисилёва, П. Священника и ряда других авторов.[33]

В официальном разделе помещались вновь выходящие постановления и распоряжения по ведомству военно-учебных заведений, отчеты о работе этих учреждениях. В части неофициальной помещались статьи по вопросам теории и практики обучения и воспитания, актуализированные к потребностям военно-учебных заведений. Немалое место занимали статьи по истории развития военно-учебных заведений в России, а также сведения о системе обучения в иностранных государствах военному делу. Особое место отводилось библиографии. В Приложениях помещались оригинальные материалы, извлечения из наиболее ценных педагогических трудов.

Некоторый материал по истории военно-учебных заведений содержится в отраслевых военных журналах - «Артиллерийский журнал», «Инженерный журнал», «Интендантский журнал», «Военный журнал» и др. В них печатались многочисленные заметки о положении дел в ВУЗах, затрагивались принципиальные вопросы усовершенствования подготовки офицерского состава. Постоянными авторами были преподаватели военно-учебных заведений. В начале XX в. в них часто публиковались дискуссионные материалы, отражающие различные точки зрения на деятельность отдельных военно-учебных заведений. Много полезного для понимания истории военно-учебных заведений можно найти в публикациях газеты «Русский инвалид» – официального органа Военного министерства. С середины 80-х годов XIX в. в этой газете помещалось много материалов о реформе ВУЗов, о проблемах воспитания и образования в них.

В исследовании достаточно широко использовались документы, извлечённые из архивов. Это, прежде всего, Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА) и Российский государственный архив военно-морского флота (РГА ВМФ). В Военно-историческом архиве использовались в основном фонды Главного управления военно-учебных заведений (ГУВУЗ) в составе военного министерства (Ф. 725). Документы этого фонда характеризуют постановку военного образования и развитие военно-педагогической мысли в России, преподавательскую деятельность многих выдающихся представителей российской науки. В нём широко представлены различные справки и проекты перестройки военного образования, отчёты сотрудников ведомства о посещении различных военно-учебных заведений, протоколы совещаний по разным поводам, предложения отдельных лиц с целью решения тех или иных проблем, переписка с подведомственными учебными заведениями и другие документы. Интерес представляют сведения об укомплектовании военно-учебных заведений учащимися, статистика социального, национального и возрастного состава учащихся военно-учебных заведений, сведения о заболеваниях, дисциплинарных проступках воспитанников. Программы и правила приема в военно-учебные заведения позволили показать содержание преподавания и характер отбора учащихся в военно-учебные заведения в различные периоды.

Документы фонда Д.А. Милютина (Ф. 224) позволили показать усилия военного министра по проведению военной реформы в 60-70-е годы и особенно изменение системы подготовки офицерских кадров в России. Интересны также документы фонда Педагогического музея военно-учебных заведений (Ф. 354), которые позволили показать динамику изменения содержания преподавания, состояние кадров в военно-учебных заведениях, составить представление о приоритетах в обучении и воспитании кадет. Фонды 1, 2, и 5 РГВИА позволили получить представление о работе первых военно-учебных заведений в XVIII в., и показать усилия Петра I и других правителей XVIII в. по созданию системы подготовки профессиональных офицерских кадров. Использованы также материалы фондов некоторых военно-учебных заведений - Первого и Второго Петербургских кадетских корпусов (ф. 314 и 315), Пажеского корпуса (Ф. 318). В них можно найти сведения о внутреннем устройстве корпусов, описание событий корпусной жизни, приказы по учебным заведениям, документы вышестоящих учреждений и другие документы. Они позволяют составить представление о характере обучения и воспитания, об изменениях в содержании преподавания, о быте учащихся, их моральном облике и мировоззрении, о кадрах педагогов и по другим вопросам.

Показать подготовку военных лётчиков накануне и в ходе первой мировой войны позволяют документы фонда 2008 (Полевое управление авиации и воздухоплавания при штабе главнокомандующего (1914-1918 гг.)).

Историю создания и развития военно-учебных заведений XVIII в. позволили представить документы фонда 23. В этом фонде находятся Указы и определения Военной коллегии, протоколы заседаний воинских комиссий, доклады, записки воинских комиссий и мнения генералитета об изменениях. Воинские комиссии и комитеты работали при всех императорах России в XVIII в. и разрабатывали различные военные вопросы, в том числе и вопросы касающиеся военно-учебных заведений.

В Российском государственном архиве военно-морского флота (РГА ВМФ) наибольший интерес представляют мало систематизированные, но интересные документы фонда 315 ("Материалы по истории русского флота. (Коллекция")) в которых находятся документы отражающие в основном деятельность государства и отдельных лиц по созданию и развитию военно-морского флота России. В этом фонде есть отдельные документы и по истории первый военно-учебных заведений, готовящих флотоводцев и моряков. Они позволяют, в частности, определить даты создания тех или иных морских военно-учебных учебных заведений. Некоторые сюжеты по истории рождения флота времён Петра I содержатся в фонде 233 (Канцелярия генерал-адмирала Ф.М. Апраксина (1695-1728 гг.)). Здесь есть сведения о Навигацкой и Морской школах, документы отражающие характер и содержание преподавания.

Использованы также фонды Российского государственного архива древних актов (РГАДА). Это, прежде всего, фонд 20 - "Дела военные" (1700 - 1852 гг. Разряд XX) и фонд 21 - "Дела морского ведомства" (1655 - 1854 гг. Разряд XXI), позволяющие составить общее представление о зарождение системы подготовки кадров особенно в петровское время. Эта группа архивных документов позволяет получить некоторые представления о состоянии офицерских кадров в России XVIII - начала XIX в.

В целом состояние источников и литературы позволяет провести достаточно глубокий и объективный анализ истории развития военно-учебных заведений в России за два первых столетия их существования.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, шести глав, 26 параграфов, заключения, списка использованных источников и литературы, приложения (в отдельном томе).

II. Основное содержание работы

Во Введении раскрывается актуальность избранной темы, анализируется степень её разработанности, определяются цели и задачи, хронологические рамки исследования, методологическая основа, характеризуются источники и раскрывается новизна выносимых на защиту положений.

В первой главе - "Система военно-учебных заведений XVIII века", состоящей из четырёх параграфов, - анализируется история первых военно-учебных заведений России, определяется место кадетских корпусов в системе подготовки офицерских кадров в XVIII в., рассказывается о Пажеском корпусе – первом элитарном учебном заведении в России, особое место уделено Артиллерийскому и инженерному шляхетским кадетским корпусам.

Характеризуя развитие военно-учебных заведений в XVIII в., начиная с основателя их, Петра I, нужно подчеркнуть, что они постоянно пользовались особенным вниманием высшей власти, самих императоров и императриц. Большинство правителей России этого времени принимали близко к сердцу интересы как общего, так и специально-военного образования подрастающих поколений. Правительство в разные времена самыми разнообразными методами стимулирует получения образования офицерским корпусом. В частности, Пётр I запретил неграмотным дворянам жениться, а с 1737 г. было запрещено производить в офицеры неграмотных.

Характер и содержание учебного процесса, естественно, менялись сообразно с требованиями времени. Но всегда задача военно-учебных заведений соответствовала конкретным потребностям государства – будь то политика внутренняя или внешняя. Развитие военно-учебных заведений было весьма нестабильным, многое в их состоянии зависело от тех или иных правителей и начальников. Не устоялись формы подготовки офицеров, но всегда доминантой были интересы дворянства. Только Пётр I, вынужденный покрывать огромную убыль в армии в период почти непрерывных войн, приоткрывает «дверь» в офицерский корпус для выслужившихся разночинцев. Но уже Екатерина II и Павел I «дверь» эту плотно закрывают.

Принудительное вначале, в эпоху Петра I, школьное образование мало-помалу делается свободным, и во второй половине ХVIII столетия ощущается заметный недостаток в школах вообще и военных учебных заведений, в частности. В немногочисленных заведениях второй категории не хватало места для приема всех желающих получить военное образование.

Существенным недостатком учебных курсов того времени была их многопредметность и энциклопедизм. Это было данью веку, когда данное явление признавалось законным и в науке, и в литературе, и в государственной службе. Другим серьёзным недостатком была двойственность целей, которые ставились перед некоторыми заведениями. В первые десятилетия ХVIII в. специальное военное образование преобладает над общим. Но уже с 30-х годов общему образованию начинает отводиться важное место. Во второй половине столетия приходит осознание того, что для всякого специального дела, в том числе и для военного, необходимы, прежде всего, люди образованные и умственно развитые. Было очевидным, что одних навыков в той или другой конкретной специальности оказывается недостаточно.

Практически постоянной проблемой в деятельности военно-учебных заведений рассматриваемого времени была проблема учителей и воспитателей. Большие затруднения в поисках подготовленных учителей заставляли даже на первых порах выписывать их из-за границы. Однако практика показала, что это не лучший путь. Постепенно пришли к выводу, что нужно готовить учителей в стенах самих учебных заведений. Стали открываться специальные классы (отделения), в которые привлекались наиболее подготовленные и способные выпускники военно-учебных заведений. Россия, особенно во времена М. Ломоносова, стала искать «собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов». Появились они и в военно-учебных заведениях, хотя большинства никогда не составляли.

Негативно на качестве подготовки учащихся военно-учебных заведений сказывалось почти полное отсутствие методической работы и острая нехватка учебников, даже в привилегированных учебных заведениях. Учебные планы, распределение классных и внеклассных занятий находились долгое время в крайне неудовлетворительном состоянии.

Жестокие меры наказания, практиковавшиеся на первых порах в военных школах, соответствовали той грубости нравов, которая исключала всякую возможность применения мер нравственного воздействия. С течением времени, однако, стали обращать внимание и на нравственную сторону образования и воспитания. Идеи просвещения мало-помалу стали проникать и в закрытые военные учебные заведения. Не только жестокие истязания, практиковавшиеся в начале столетия, но и всякое физическое воздействие на учащихся начинает уступать место нравственному воспитанию. К концу столетия заметно к лучшему изменился климат в кадетских корпусах и иных учебных заведениях. Но своеобразная «дедовщина» продолжала существовать. Имели место избиения старшими младших воспитанников, и даже массовое неповиновение.

Для первой четверти ХVIII в. в сфере образования вообще и военной школы в частности было характерно условное сословное равенство. Но уже со времен Анны Иоанновны начинает превалировать другой принцип, и для дворянства – первого сословия в государстве – создаются заведения нового типа, вроде Сухопутного корпуса, предназначенного исключительно для образования и воспитания сыновей офицеров и чиновников из дворян.

Для военно-учебных заведений времён Петра I была свойственна крайняя бедность, что, естественно, сказывалось на качестве подготовки кадров. В течение десятилетий после смерти Петра власти прилагают разные усилия, чтобы хотя бы минимально обеспечить этих военных бурсаков. Иногда это удавалось в отношении отдельных военно-учебных заведений. В екатерининское время на материальную сторону было обращено серьезное внимание, и военно-учебные заведения, за весьма редкими исключениями, не испытывали нужды в деньгах.

В конце столетия на помощь правительству приходит и частная благотворительность, богатые люди выделяют из своих средств крупные суммы на дело военного воспитания. Правда, иногда власть инициирует эти сборы, по сути, обязывая местных дворян раскошелиться на открытие кадетского корпуса или иной военной школы.

Для ХVIII в. характерно практически самостоятельное, автономное существование и развитие отдельных военно-учебных заведений. Общего управления военно-учебными заведениями не существовало. Это пагубно сказывалось на подготовке офицерских кадров и в целом и, особенно, в отдельных учебных заведениях. Учили разному и по-разному, так же, как и воспитывали.

Высшее управление военно-учебными заведениями сосредотачивалось по принадлежности: или в адмиралтейств-коллегии (Морской корпус), или в военной коллегии. Причем специальные школы находились в ведении канцелярии главной артиллерии или в единоличном ведении их создателей. Каждое военно-учебное заведение жило и развивалось само по себе, оставаясь вполне самостоятельным.

В целом, во второй половине ХVIII века наблюдались следующие тенденции в развитии профессионального военного образования: дальнейшая специализация военного образования; гуманизация содержания; разворачивание системы стимулов обучения; придание обучению планово-организующего начала; выделение необходимых приоритетов в подготовке будущих офицеров. Эти тенденции в той или иной степени продолжали проявляться и в XIX столетии.

Во второй главе - "Военно-учебные заведения в первой половине XIX в.", - состоящей из 9 параграфов, рассматривается развитие системы военно-учебных заведений в дореформенный период. Анализируется политика государства по формированию системы управления военно-учебными заведениями, показан процесс унификации образования в них в результате реформ времён Николая I, характеризуется система воспитания в военно-учебных заведениях в дореформенный и пореформенный периоды, показываются отличия в подходах к воспитанию и образованию кадет (юнкеров) в разные периоды времени, анализируется характер приёма в военно-учебные заведения и выпуска из них. Отдельно показана история наиболее известных и важных для системы военно-учебных заведений военных школ - Пажеского корпуса, различных офицерских школ и училищ, их социальный состав. На конкретных примерах показывается морально-этический климат в военно-учебных заведениях XIX в. Особо анализируется система подготовки офицеров для флота.

До двадцатых годов XIX в. военно-учебные заведения не имели взаимной связи и не управлялись каким-либо одним органом. Каждое заведение управлялось по личному усмотрению своего непосредственного начальника. Ежегодные приёмы в учебные заведения и выпуски из них воспитанников на военную службу производились без точно установленных правил. Для учебно-воспитательного дела не существовало ни общих постановлений, ни частных инструкций и программ, и даже хозяйственной частью в каждом заведении ближайший начальник его управлял почти без всякого контроля.

Исследователи XIX в. выделяли в жизни и деятельности военно-учебных заведений за тридцатилетнее царствование императора Николая I три периода, связанных с именами главных начальников (шефов) военно-учебных заведений. Первый период связан с именем цесаревича Константина Павловича (1825-1831 гг.); второй – с 1831 по 1849 г. – время управления военно-учебными заведениями великого князя Михаила Павловича и третий – с 1849 по 1855 г. – время управления наследника цесаревича Александра Павловича. Но все эти три периода представляют собою органически одно целое, так как в центральном управлении был один и тот же человек – Я. Ростовцев – главный организатор и настройщик системы военно-учебных заведений.

Начало первого периода совпало с коренными реформами в деле школьного обучения вообще. В это время деятельность военно-учебных заведений была направлена, главным образом, к объединению целей и средств преподавания, с резко выраженным стремлением к единообразию в деле воспитания и обучения и к устранению «произвольного преподавания». Государственные учебные заведения были призваны совместно с семьей принимать все меры к подъему нравственности и к насаждению отечественного воспитания в духе православия и самодержавия.

В новой системе обучения словесным наукам и чтению книг исторического и нравственного содержания отводилось ведущее место. Нравственное воспитание было поставлено выше образования, причем центральное положение в кодексе нравственных правил заняли послушание, кротость и покорность. В усвоении учебных предметов замечалась погоня за мелкими фактами, в ущерб существенному, главному. Продолжительность учебного курса была сокращена на год. Личный состав преподавателей и офицеров наставников нуждался в радикальном освежении, но в этот период, который можно назвать переходным, никаких положительных мер принято не было.

Ко времени правления Николая I относится попытка объединения всех военных школ под одним началом для тотального контроля над ними. Николай I считал, что государство, власть, должны контролировать все сферы жизни общества, и особенно образование. В мае 1826 г. по указу императора учреждается "Особый комитет" «с целью рассмотрения и определения учебных курсов для кадетских корпусов и других военно-учебных заведений и выбора соответственных учебных руководств». Возложенная на этот Комитет задача заключалась в том, чтобы выработать для военно-учебных заведений план нового устройства. Позднее создаётся «Комитет устройства учебных заведений» разработавший ряд Уставов для различного типа учебных заведений (в том числе и военных). Этими уставами был положен конец старым принципам академической свободы и самоуправления университетов и других учебных заведений. Административные «гайки» были закручены.

Из правительственных актов и распоряжений, которые были сделаны в первые годы царствования Николая I, явствует, что реформа школы представлялась императору первым и самым действенным средством для отрезвления общества от «дерзновенных мечтаний». Для него это было одним из важных способов укрепления власти вообще и предотвращения эксцессов типа восстания декабристов.

В это время были упразднены некоторые военно-учебные заведения, но одновременно шла активная деятельность по реорганизации старых заведений, по учреждению новых и группированию в одном центральном управлении военно-учебных заведений. В систему военно-учебных заведений в 30-40-е годы были включены некоторые, по сути гражданские, учебные заведения. Они готовили специалистов не столько для армии, сколько для гражданских ведомств.

Идя по пути тотального контроля и военизации всех учебных заведений военного ведомства, 29 февраля 1832 г. император создаёт Штаб управления главного начальника Пажеского, всех сухопутных кадетских корпусов и Дворянского полка. Естественно, раз учащиеся подведомственных учебных заведений были почти военнослужащими, значит и командование (руководство) ими должно быть построено по военному образцу. Такова логика Николая I и руководителей военного министерства.

Но характер управления военно-учебными заведениями не удовлетворяет Николая I. Главная причина – страшный бюрократизм в этих ведомствах. Поэтому уже 1834 г начинается подготовка очередного преобразования руководства военно-учебными заведениями. По отношению к военно-учебным заведениям ведению военного министерства подлежали лишь административные и законодательные дела, требовавшие его мнения. Причем власть министра ограничивалась требованием от военно-учебного управления необходимых справок и надзором за точным исполнением принятых Указов и указаний императора. Но очередная реорганизация вовсе не избавила управление военно-учебными заведениями от бюрократизма.

В первой половине века перманентной была проблема нехватки специальной литературы. Хотя было заметно некоторое оживление выпуска учебной книги для военно-учебных заведений, но значительных перемен не произошло. Как отмечали современники, вплоть до 60-х гг. XIX в. русская военная мысль «оставалась в иностранном плену», а «военно-учебная литература далеко не отличалась тем богатством и развитием, которого бы следовало ожидать". Улучшить положение с изданием учебно-методической литературы в какой-то степени пытался «Журнал для чтения воспитанников военно-учебных заведений», издаваемый 30 лет.

Начиная с конца 40-х годов принципы и содержание воспитания и образования в военно-учебных заведениях определялись «Наставлением для образования воспитанников военно-учебных заведений», написанным Я. Ростовцевым. Оно включало в себя подробные указания как относительно общей цели воспитания и обучения в военно-учебных заведениях, так и регулировало объем и методы преподавания каждого учебного предмета в частности. С 1849 г. всем заведениям было предписано руководствоваться этим "Наставлением" «относительно направления и объема преподавания».

Во второй половине 30-х и в 40-е годы XIX в. было открыто много новых военно-учебных заведений (в основном, кадетских корпусов). Но, несмотря на их значительный рост, число кандидатов для поступления в них не только не уменьшилось, но, наоборот, увеличилось, и к 1845 году достигло значительной цифры – 7 000 чел. Это потребовало изменить систему приема малолетних абитуриентов. В основу приёма был положен принцип заслуг отцов и сиротства.

В 1854 г. общий штат общевойсковых военно-учебных заведений был рассчитан на 8 288 человек, хотя реально обучалось 7 751 чел. За 10 лет 1845–1854 гг. военно-учебные заведения выпустили 5 563 офицера. В последующие годы количество подготовленных офицеров несколько увеличилось. На гражданскую службу за этот период выпущено всего 216 человек, или 3 % всех выпускников, а нижними чинами в армию – 410 (6 %). Таким образом, военно-учебные заведения давали весьма небольшой процент «брака», но среди всех производимых в офицеры выпускники учебных заведений составляли тогда менее трети. То есть, система военного образования нуждалась в дальнейшем совершенствовании и развитии.

Определённым достижением указанного периода было то, что удалось сформировать достаточно стройную, хотя и не безупречную, систему военного образования. Недостатком её было то, что она традиционно зиждилась на сословных принципах, в результате чего от военно-учебных заведений отсекалась так называемая "разночинная" молодёжь, сохранялась кастовость в подготовке офицеров.

В целом, первая половина XIX в. была временем поиска форм подготовки офицерских кадров, сочетающих в себе высокий профессионализм и преданность трону. Подавляющее большинство учащихся в военно-учебных заведениях и школах были дворяне. Военно-учебные заведения выполняли также дополнительную социальную функцию – поддерживали бедных дворян и осиротевших детей. Содержание преподавания и характер обучения и воспитания сильно зависели от основных направлений внутренней политики. В частности, напуганный восстанием декабристов Николай I устанавливает жёсткий контроль над военным школами, стремясь искоренить «революционную заразу». Практически постоянно в это время ощущается нехватка кадров опытных преподавателей и воспитателей. Заметно стремление научить многому, и не только военным дисциплинам, причём даже в училищах низшего уровня. Морально-этический климат во многих военно-учебных заведениях "оставлял желать лучшего". В целом система подготовки офицерских кадров выполняла свою функцию, хотя наблюдалась некоторая косность и консерватизм, что было следствием общей внутриполитической ситуации в стране. Но в целом армия испытывала нехватку профессионально подготовленных офицеров практически всех специальностей.

Третья глава - "Система военно-учебных заведений, сложившаяся в результате реформ 60 -70-х гг. XIX в., состоящая из 6 параграфов, - рассматривает особенности, сильные и слабые стороны системы военно-учебных заведений, сложившейся в результате так называемых "Милютинских реформ". Достаточно подробно показывается история отдельных типов военно-учебных заведений - Военных училищ, Пажеского корпуса, Юнкерских училищ (основного типа учебных заведений для подготовки младших офицеров), Военных гимназий (кадетских корпусов), Специальных военных училищ российской армии. Отдельным сюжетом рассмотрена система подготовки офицеров для флота.

Глубокая военная реформа была вызвана к жизни отменой крепостного права и стремлением правительства преодолеть отсталость существовавшей военной системы, выявившейся в ходе Крымской войны (1853-1856), а также развитием военной техники и попыткой сократить военные расходы государства. Проведение подобной реформы требовало полной реконструкции системы военного образования. Армия уже не могла ориентироваться на то, что большая часть Офицерского корпуса готовилась в частях из вольноопределяющихся, юнкеров и ветеранов - унтер-офицеров, не прошедших подготовки в военно-учебных заведениях.

В ходе Крымской войны выявилась необходимость изменения системы подготовки офицерских кадров и перестройки её на новых буржуазных началах. Вся совокупность экономических и политических изменений, происходивших с 60-х годов в стране, требовала проведения преобразования военной школы. В первые пять лет после Крымской войны Военное министерство не производило каких-либо существенных изменений в работе корпусов. За эти годы было усилено то направление в работе корпусов, которое установилось перед Крымской войной. Его основой было соединение общего и специального образования в военно-учебных заведениях.

До середины 60-х годов XIX столетия военно-учебные заведения давали всего около одной трети офицеров, необходимых армии, а потому корпус офицеров большей частью комплектовали из вольноопределяющихся и унтер-офицеров, прослуживших определенный срок и выдержавших легкий экзамен. По данным самого военного министерства: «…кадетские корпуса давали ежегодно не более 26 % всех офицеров, поступавших на укомплектование армии. Остальная масса выходила из войсковых юнкеров и унтер-офицеров (около 62 %) или поступала из отставки (до 12 %)».

В ходе военных реформ 1860-70-х гг. была проведена реорганизация военно-учебных заведений. Система стала выглядеть следующим образом: низшие действовали при воинских частях (школы для солдатских детей и учебные команды готовили унтер-офицеров из солдат); средние – военные гимназии – давали начальное военное образование для лиц, желавших его продолжить; высшие представляли собой военные училища. Тогда же была создана сеть военных академий для переподготовки офицеров.

Основные положения данной реформы сводились к следующему:

«1. Сохранить военно-учебные заведения с тем назначением, которое им ныне предначертано, чтобы доставить не только специальным оружиям, но и армейским войскам, в особенности для замещения старших воинских должностей, офицеров, получивших достаточное общее и военное образование.

2. Число воспитанников в этих заведениях определить так, чтобы из них ежегодно поступало на службу от 400 до 500 офицеров.

3. Специальные классы отделить от общих в особые заведения, устроив их таким образом, чтобы молодые люди, приготавливающиеся к военному поприщу, были точнее поставлены в условия военного воспитания и действительной службы.

4. Изменить устройство заведений с общими классами по частям воспитательной и учебной, согласно современным требованиями педагогики, и прекратить в этих заведениях фронтовые занятия, как несоответственные возрасту воспитанников.

5. Уменьшить число военно-учебных заведений, согласно с требованием меньшей цифры выпуска из них офицеров, с тем, чтобы сбережение от этого уменьшения обратить на учреждение юнкерских школ при войсках, и, в случае возможности, часть из него уделить Министерству народного просвещения для усиления общественных реальных заведений».

Согласно этому документу все военные школы в ходе преобразования, были разделены нa 4 разряда:

I разряд: военные академии и педагогические курсы при Второй Петербургской военной гимназии;

2 разряд: Пажеский и Финляндский кадетские корпуса (они были сохранены), юнкерские и военные училища;

3 разряд: военные гимназии и прогимназии;

4 разряд: технические, оружейные, топографические, фельдшерские и иные школы.

Этим самым были определены основные звенья подготовки офицерских кадров высшей, средней и низшей квалификации. По реформе общевойсковые военно-учебные заведения подразделялись на четыре основных типа. Это военные училища, юнкерские училища, военные гимназии (кадетские корпуса) и военные прогимназии.

Таким образом, суть реформ в области военного образования, проведённых в 60-е гг. XIX в., состояла в отделении общеобразовательного курса в военно-учебных заведениях от военно-специального и создании для каждого из них отдельных учебных заведений: военных гимназий (с 1882 г. – кадетские корпуса) и военных училищ, на которые разделились прежние кадетские корпуса.

Важнейшим мероприятием реформы было преобразование в середине 60-х годов кадетских корпусов в военные гимназии и прогимназии, близкие по программе общеобразовательных дисциплин к средней школе. Они потеряли право производить своих выпускников в офицеры и стали подготовительными учебными заведениями, готовящими молодых людей к поступлению в офицерские училища. Гимназии имели подготовительный и 6 основных классов на 416 воспитанников. По сравнению с кадетскими корпусами, это заведение получило большую общеобразовательную программу и избавилось от изнуряющей строевой подготовки. Кроме того, было признано необходимым в офицеры производить только получивших специальное военное образование в учебных заведениях, для чего и решили пропускать через них всю массу вольноопределяющихся, юнкеров и унтер-офицеров – всех, кто ранее получал офицерское звание непосредственно в частях после определенного срока выслуги. Поскольку этот контингент обладал в большинстве худшим общеобразовательным уровнем, чем выпускники военных гимназий, для него были созданы особые училища с облегченной программой, получившие названия юнкерских. Были организованы и общеобразовательные военные учебные заведения сокращенного курса, получившие название военных прогимназий, которые готовили к поступлению в юнкерские училища подобно тому, как военные гимназии готовили к поступлению в военные училища.

В ходе реформы Д.А. Милютина были созданы два типа учебных заведений, в которых обучали будущих офицеров, – военные и юнкерские училища, причем учащихся и тех и других называли юнкерами. Однако между этими училищами была существенная разница. Среди поступающих в военные училища были преимущественно дворяне. Туда попадали в основном юноши, окончившие кадетские корпуса (военные гимназии). Юнкерские училища были предназначены для молодых людей со стороны – всех категорий и всех сословий. Большинство поступавших в них не имели законченного среднего образования, что придавало данным учебным заведениям оттенок второсортности. Военные училища готовили офицеров для всех родов оружия, а юнкерские – только в пехоту и кавалерию в звании, промежуточном между офицерским и унтер-офицерским (подпрапорщик, эстандарт-юнкер, подхорунжий), и только уже в войсках их производили в офицеры. В 80-х годах соотношение выпускаемых из военных и юнкерских училищ было 26 и 74 %, т. е. подавляющее большинство младших офицеров заканчивало именно юнкерские училища.

Проводником и организатором реформ, обеспечившим дальнейшее развитие системы, было созданное в январе 1863 г. Главное управление военно-учебных заведений (ГУВУЗ). В его ведение были переданы все военно-учебные заведения, находящиеся в ведении Военного министерства. ГУВУЗ стал тем организующим центром, претворяющим в жизнь все реформаторские положения и военного министра, и самого императора.

В пореформенной период в России, особенно благодаря реформам 60-70-х годов, была создана достаточно эффективная и самобытная система подготовки офицерских кадров. Постепенно происходила демократизация состава учащихся, в них увеличивалась роль разночинцев. Это не было следствием политики правительства, а скорее было неизбежным обстоятельством, вызываемым потребностями армии. Эта демократизация пошла на пользу военно-учебным заведениям. Чётко прослеживаются два периода в истории военно-учебных заведений. Это время правления Александра II и период контрреформ Александра III. Но даже контрреформы не сломали костяк системы, созданной Д. Милютиным и его сподвижниками. Более того, и в это время происходили некоторые позитивные сдвиги в деятельности военно-учебных заведений.

Пик в развитии военно-учебных заведений России приходится на время царствования императора Александра II. К 1880 г. общее число этих учебных заведений достигает 50, а число учащихся в них почти 15 тыс. человек. Причём значительная часть курсантов (кадетов) учится за свой счёт – это каждый восьмой, если не брать в расчёт юнкерские училища, где «экстернов» совсем не было. В целом прогресс в развитии военного образования был очевиден, хотя армии по-прежнему не хватало высокообразованных офицеров.

К концу 80-х годов была создана также система подготовки преподавательских кадров, приняты меры к привлечению наиболее подготовленных (прежде всего в профессиональном отношении) преподавателей. Это явилось важным обстоятельством, способствующим улучшению подготовки кадет и юнкеров. Хотя на протяжении всего рассматриваемого периода количество выпускаемых из военно-учебных заведений не покрывало потребностей армии, но доля офицеров, выпускников различных училищ и корпусов, неуклонно росла. Расширялась и география размещения военно-учебных заведений, они работали практически во всех регионах. Власти, особенно в 80-90-е годы, тщательно следили за настроениями кадетов, стремились сделать их опорой трона. У неё были основания тревожиться: идеи демократии и даже революционные настроения всё-таки прорывались в отгороженные от окружающего мира военно-учебные заведения. В это время сложилась достаточно эффективная система воспитания будущих офицеров. В её основе было воспитание приверженности монархии и чувства патриотизма.

Поражения России в войнах начала ХХ в., укоренение среди гражданского населения прохладного и неоднозначного отношения к воинской повинности и военной профессии, показали просчёты творцов реформы. Стало очевидным, что не все принципы военного строительства, применяемые в других государствах, могли быть успешно применены в России. Это замечание относится, в частности, и к реформированию военно-учебных заведений. Но в целом, безусловно, милютинские реформы в военной сфере, в том числе и в отношении подготовки офицерского корпуса, имели большое позитивное значение. Это показала и победоносная русско-турецкая война 1877-1878 гг.

В целом вся система военно-учебных заведений России по состоянию на 1912 год имела следующий вид: 6 военные академий, 5 специальных высших военно-учебные заведений, 6 пехотных училищ, 2 артиллерийских училища, 2 инженерные училища, 3 кавалерийские училища, 1 топографическое училище, 5 юнкерских пехотных училищ, 2 юнкерских кавалерийских училища, 10 специальных школ, и 30 кадетских корпусов (включая Пажеский корпус). То есть в 1912 г., всего в стране было 72 военно-учебных заведения различного уровня и назначения.

В главе IV - "Временные военно-учебные заведения периода Первой мировой войны" - анализируется история тех военно-учебных заведений, которые были порождены Первой мировой войной и показывается как изменилась система подготовки офицерских кадров в условиях создания массовой армии.

Начало создания в России института офицеров военного времени следует считать момент обнародования в 1886 г. временного положения о прапорщиках запаса пехоты и кавалерии. Этот документ явился очередным шагом в череде военных реформ второй половины XIX в. и своего рода дополнением к «Уставу 1874 г. о всеобщей воинской повинности». Положением предусматривалась добровольная сдача экзамена на чин прапорщика запаса нижними чинами, пользующимися льготами по образованию.

Еще до начала Первой мировой войны было ясно, что существовавшие училища не смогут в полной мере количественно обеспечить армию офицерами. Военному руководству на случай войны виделся достаточно простой и рациональный в российских условиях способ комплектования армии командным составом. В 1910-1911 гг. при ГУВУЗе действовало секретное Особое совещание, которое разработало план ускоренной подготовки в военных училищах офицеров военного времени. Согласно ему после объявления мобилизации юнкера выпускного класса должны были окончить военное училище за 4 месяца. Одновременно в каждом училище предполагалось устроить восьмимесячные ускоренные курсы. В октябре 1912 г. Николай II утвердил «Положение об ускоренных выпусках..." содержавшее, однако, лишь общие рекомендации. В марте следующего года одобрение царя получила так называемая «большая программа усиления армии». В соответствии с ней расширялся приём юнкеров, и создавались четыре новых военных училища. В перспективе было намерение открыть ещё три временных ВУЗа. Предполагалось, что в первые четыре года количество офицеров сухопутных войск увеличится на 1 693 человека. А в последующие пять лет – на 4 837 человек.

Программой усиления армии и флота предусматривалось расширение сети и военно-морских учебных заведений. В 1913 г. в Санкт-Петербурге открылось новое морское учебное заведение – Отдельные гардемаринские классы для специального военно-морского обучения гражданских лиц с оконченным средним образованием. Иногда их называли «параллельными», подразумевая подготовку в них командных морских кадров, аналогичную курсу старших классов Морского корпуса. В том же году в столице были созданы Курсы гардемарин флота для военно-морского обучения гражданских лиц, обладавших высшим техническим образованием. Запланированное разделение Морского корпуса на два учебных заведения: военно-подготовительное (Морской кадетский корпус) и по подготовке командных кадров флота (Морское училище), произошло уже во время войны.

Таким образом, к началу Первой мировой войны в числе военно-учебных заведений второго уровня были: 16 общевойсковых военных училищ (11 пехотных, 3 кавалерийских, 2 казачьих); 5 специальных военных училищ (3 артиллерийских, 1 инженерное и 1 военно-топографическое); 1 Морское инженерное училище, Отдельные гардемаринские классы и Курсы гардемарин флота; специальные классы Пажеского и Морского корпусов. Всего – 26 вузов. В состоянии формирования находились ещё 4 училища (2 пехотных, 1 артиллерийское и 1 инженерное).

Война перечеркнула многие планы, в том числе и по подготовки офицеров. Во время мировой войны оставшиеся в учебном процессе офицерские школы сухопутных войск сократили сроки обучения. В то же время численность военно-морских и военно-авиационных учебных заведений увеличилась. В связи с этим соотношение объемов подготовки между офицерскими школами различных родов оружия существенно перераспределилось. Офицерские школы сухопутных войск закрылись, и их постоянный состав пошел на формирование новых полков.

Для пополнения войск офицерским составом были приняты срочные меры. В октябре 1914 г. Пажеский корпус, пехотные, кавалерийские и казачьи училища преобразуются в ВУЗы с четырехмесячным курсом. Срок обучения в артиллерийских и инженерных училищах должен был составить 8 месяцев. Закон не делал разницы в правах и обязанностях между офицерами довоенных и военных выпусков из училищ. В течение войны сроки обучения в военных училищах неоднократно менялись. Например, 18 февраля 1915 г. приказом по военному ведомству был подтвержден четырёхмесячный срока обучения в Пажеском корпусе и в пехотных и казачьих военных училищах. А в апреле 1915 г. срок обучения был продлен в Пажеском корпусе, пехотных и казачьих военных училищах до 5 месяцев. В июне 1916 г. срок обучения в вузах был опять сокращён до 4 месяцев. Уже при Временном правительстве, 31 августа 1917 г., вышла Директива ГУВУЗа, которая продлила срок обучения до 8 месяцев. Аналогичные изменения сроков обучения происходили в кавалерийских и казачьих училищах.

То есть, ситуация на фронте и вообще в стране – вот те обстоятельства, которые влияли на решения руководства по поводу длительности срока обучения в ВУЗах. Хотя, очевидно, что для подготовки настоящих офицеров и 4, и 5 месяцев слишком мало.

Интенсивная убыль офицерского состава в ходе войны заставила военное руководство России приступить к созданию школ подготовки прапорщиков. В самом начале войны Военному ведомству предписывалось открыть 4 школы прапорщиков в Петрограде, Москве и Киеве. Вслед за этим в различных городах страны начали открываться школы при фронтах и отдельных армиях (школы прапорщиков при Северо-Западном фронте в Гатчине, Юго-Западном фронте в Житомире, 6-й Отдельной Армии, 7-й Отдельной Армии), при запасных пехотных и артиллерийских бригадах, для производства прапорщиков из ополчения. «Положение о школах подготовки прапорщиков пехоты», введенное в действие 13 февраля 1916 г., устанавливало, что эти школы открываются для подготовки нижних чинов в прапорщики. Школы подчинялись начальнику Генерального штаба, а общее руководство ими осуществлялось начальниками штабов военных округов.

Штат каждой школы планировался от 200 до 400 юнкеров. Приёмные экзамены отменялись, но поступающие должны были иметь образование не ниже начального. Оценка учащихся сводилась к отметкам «удовлетворительно» и «неудовлетворительно». Выпускные экзамены не назначались, но в конце курса каждому выпускнику давалась общая оценка. Право производить юнкеров в прапорщики предоставлялось командующему военным округом.

Школы прапорщиков напрямую зависели от запасных пехотных бригад, при которых существовали. Оттуда они получали вооружение, обмундирование, снаряжение, другие хозяйственные и бытовые принадлежности. Из запасных батальонов к школам прикомандировывались нестроевые нижние чины, выполнявшие обязанности поваров, буфетчиков, сапожников, столяров и т.п. Медицинскую помощь оказывали батальонные врачи. Священник тоже был приходящим. Его обычно рекомендовало местное епархиальное управление.

На комплектовании школ слушателями сказывалась малочисленность образованных людей в России. Всех добровольцев и мобилизованных с высшим и средним образованием распределяли в основном в военные училища. Школам прапорщиков доставались «четырёхклассники» (т.е. окончившие курс учебного заведения равного примерно четырехклассному городскому училищу). Но и этот контингент с каждым набором заметно ухудшался. У большинства принятых отсутствовала начальная военная подготовка. Оставлял желать лучшего и культурный уровень поступающих. Становилось трудным «привить к ним общепринятые в офицерской среде привычки» - отмечали современники.

Выпускники школ прапорщиков не пользовались правами офицеров действительной службы (кадровых офицеров), не могли производиться в штаб-офицерские чины и по демобилизации армии подлежали увольнению в запас или в ополчение.

Ускоренная подготовка младших офицеров в школах прапорщиков и значительное сокращение учебного времени во всех военно-учебных заведениях была, безусловно, вынужденной мерой. Очевидно также и то, что ускоренно хорошо подготовить настоящего командира нельзя. Военным властям и, в частности, ГУВУЗу пришлось выбирать между необходимостью быстрого обучения в годы войны и качеством этого обучения. Практически все учащиеся этих ускоренных школ и выпусков «доучивались» на фронте, там ожидала их самая суровая практика. Особенно в начале войны юные прапорщики, бывшие юнкера и кадеты, несли очень большие потери. Они платили своими жизнями за ускоренную подготовку и отсутствие воинского опыта. Но вариантов иной формы подготовки практически не было. Естественно, в условиях войны всякие социальные ограничения при поступлении в военно-учебные заведения сами собой отпали. Более того, комплектование ускоренных школ и курсов происходило чаще всего по мобилизации, а совсем не по желанию. После катастрофы великого отступления 1915 г. число энтузиастов, желающих пойти на фронт и получить воинское звание, сильно убавилось. Зато постепенно вырастало число недовольных властью и ситуацией в стране.

Глава V - Военно-техническая революция и подготовка офицерских кадров нового типа", состоящая из 5 небольших параграфов - рассматривает появление военно-учебных заведений нового типа, возникших под влиянием военно-технической революции.

Военно-техническая революция, особенно ускорившаяся в конце XIX - начале XX в., естественно оказала влияние и на систему подготовки соответствующих офицерских кадров. Для новых типов и родов оружия всё больше были нужны скорее технические специалисты, чем специалисты "по фрунту". Требовался иной уровень образования, а значит и другая система подготовки. Понадобились офицеры-химики, офицеры-лётчики, которые командуют не солдатами, а своими летательными аппаратами, офицеры-минёры, моряки, плавающие на подводных лодках и могущие тралить мины и т. д. От уровня подготовки офицеров нового типа в конечном счёте зависел успех армии и в целом даже победа в той или иной войне. Особенно это наглядно проявилось в Крымской войне, которую Россия проиграла главным образом из-за технической отсталости армии вообще и отсутствия новых типов оружия, в частности.

Военно-учебные заведения нового типа относились к разряду вузов переподготовки и принимали только офицеров, имевших соответствующее звание и окончивших то или иное военно-учебное заведение. Офицеры-кандидаты для поступления в любые подобные офицерские школы (общевойсковые, специальные, морские) вступительных экзаменов не сдавали. Об их готовности к поступлению свидетельствовали положительные аттестации от начальства и направление на учебу. Для поступления в офицерские авиационные вузы не требовалось и наличия аттестации с направлением. В сухопутные офицерские школы принимались офицеры в возрасте до 45 лет.

Вузами переподготовки - Офицерскими железнодорожной, автомобильной и электротехнической школами - выпускались офицеры в качестве командиров подразделений соответствующих войск, вне зависимости от того, в каких войсках до этого офицер проходил службу. Выпускники фотографической школы получали дополнительную специализацию, позволявшую им в дальнейшем перейти на штабную службу в качестве специалистов по фотографическому делу. Офицерские школы и курсы восточных языков выпускали военных переводчиков для приграничных окружных штабов, а также российских посольств и консульств за рубежом, но большинство из офицеров-лингвистов было негласно привлечено и к разведывательной агентурной деятельности по местам службы в интересах Генерального штаба.

Выпускники офицерских школ, курсов и классов нового типа по завершении учебы возвращались в свои соединения. Продолжительность обучения в вузах повышения квалификации и переподготовки офицерского состава устанавливалась, исходя из сложности учебных программ. Сроки обучения значительно различались между собой.

Накануне войны в офицерских школах сухопутных войск одновременно проходили переподготовку и повышали квалификацию около 1 050 офицеров, в офицерских авиационных школах - около 100, в офицерских морских школах - порядка 120 офицеров.

В главе рассказывается об отдельных специальных "школах", готовящих уникальных военных специалистов. В частности, Офицерская артиллерийская школа стрельбы, созданная в 1883 г., готовила командиров батарей оснащённых орудиями нового типа. Военное ведомство готовило и переучивало не только офицеров артиллеристов нового профиля, но и имело обязанность готовить офицеров-оружейников, т. е. тех, кто изобретал эти новые орудия и участвовал в их производстве. К военно-учебным заведениям такого рода относились Техническое артиллерийское училище, готовившее кадры для артиллерийских заводов (штат училища 100 человек), и Пиротехническое училище, готовившее мастеров-пиротехников для пороховых заводов и крепостей (штат 85 человек) В 1900 г. эти училища были слиты в одно Техническое училище артиллерийского ведомства со штатом в 150 человек и сроком обучения 4 года.

В Офицерской стрелковой школе офицеры проходили основной курс в период с 1 февраля до 1 сентября, т. е. 7 месяцев. При этом в пулемётном отделе Офицерской стрелковой школы офицеров обучали современной технике один год. В стрелковую школу принимались офицеры, прослужившие в чине капитана не менее двух лет и имевшие такой же стаж командования ротой.

Особую заботу для военного ведомства составляли учебные заведения готовившие морских артиллеристов. Здесь нужно назвать Морской офицерский артиллерийский класс, который выделялся крайней перегруженностью учебной программы и ограниченным временем на ее освоение.

С началом использования в военном деле авиационных и воздухоплавательных средств возникла проблема защиты от нападения противника с воздуха. Специальные артиллерийские орудия для стрельбы по воздушным целям разрабатывались в ходе войны. Первыми двумя фронтовыми учебными заведениями, обучавшими артиллеристов стрельбе из зенитных орудий, стали Офицерские курсы стрельбы по воздушному флоту Северного и такие же курсы Юго-Западного фронтов, которые открыли летом 1916 г. Срок обучения в них составлял 6 недель. На этих курсах обучалось по 20 человек.

Первым военно-учебным заведением, готовящим профессиональных военных лётчиков (а скорее аэронавтов), была "Офицерская воздухоплавательная школа" открытая в Гатчине 7 февраля 1885 г. В начале в ней тогда обучались 18 чел. В этой школе готовили кадры офицеров для управления аэростатами. Так как в армии ещё не было самолётов, то практического значения подготовка этих офицеров не имела.

Только с конца 1908 г. после создания при С.-Петербургском политехническом институте "Офицерских теоретических авиационных курсов" начинается систематическая подготовка военных лётчиков. На этих курсах обучалось всего 35 чел. В июне 1910 г. в г. Кача Особым комитетом по усилению воздушного флота создаётся Севастопольская офицерская авиационная школа на 35 учащихся. Большое место в деле подготовки кадров для авиации занимали школы, открываемые различными обществами. В течение 1914-1915 гг. во всех школах авиации было подготовлено более 400 лётчиков-офицеров, 358 лётчиков-солдат и 378 охотников. На 1 января 1916 г. в авиационных школах обучалось 218 офицеров, 196 солдат и 176 охотников.

Начавшаяся мировая война заставила увеличить число офицерских школ, курсов и классов. Это увеличение началось уже в 1915 г. и коснулось, прежде всего, авиации. Вступив в войну практически с четырьмя военными авиационными учебными заведениями, русская армия уже с первых месяцев войны начала испытывать недостаток в авиационных офицерских кадрах. А они требовались практически для всех родов войск - и для сухопутных войск, и для морского флота, и для артиллерии, и для разведки и в других военных сферах. К середине 1915 г. было принято решение о создании специализированных военно-учебных заведений для подготовки летчиков морской авиации. Самой крупной была Петроградская офицерская школа морской авиации Отдела Воздушного Флота (ОВФ), которая открылась в августе 1915 г.

В 10-х годах XX в. в российской армии начинают использоваться автомобили. Это авто для командиров воинских соединений и позже - грузовые автомобили для перевозки грузов и солдат. Однако грузовых автомобилей было мало, и основной тягловой силой по-прежнему были лошади. Использование автомобилей потребовало подготовки технических специалистов, которые сочетали бы в себе и знание техники, и навыки командования. В результате, в процессе подготовки таких специалистов складывались уникальные, ранее никогда не применяемые методики подготовки офицеров. Они должны были знать технику, уметь управлять автомобилями и воспитывать подчинённых не на плацу, а в ангаре, с гаечным ключом.

Одним из первых специальных военных учебных заведений, готовящих офицеров-автомобилистов была Офицерская автомобильная школа. При учебной автомобильной роте в С.-Петербурге был создан офицерский курс, рассчитанный на 15 человек. Сама автомобильная рота готовила солдат и унтер-офицеров в качестве водителей и автотехников. Срок обучения в условиях войны был очень короткий - 4 месяца. Функционировавшая всю войну офицерская автомобильная школа имела в своем составе классную структуру по категориям обучавшегося личного состава.

В связи с техническим прогрессом в вооружёниях армии понадобились и специалисты по электротехнике. Офицерская электротехническая школа вела свою историю от созданного в Санкт-Петербурге 5 сентября 1857 г. Технического гальванического заведения для подготовки военных электротехников. Оно стало первым в Европе вузом, ставившим своей задачей развитие и усовершенствование методов применения электричества в инженерном деле. В 1884 г. его переименовали в Гальванический офицерский класс, который в 1891 г. стал Электротехническим офицерским классом, а в 1894 г. – Электротехнической военной школой при управляющем электротехнической частью. В 1911 г. последнюю переименовали в Офицерскую электротехническую школу. Штат был рассчитан на 60 человек, срок обучения - 1 год и 7 месяцев

Особенно большие изменения в типах и видах вооружения произошли на флоте. Буквально за 10-15 лет осуществилось качественное перевооружение российского флота (и не только). В качестве орудий и средств войны появились мины, броненосные корабли вооружённые фугасными снарядами, появились подводные лодки, водолазы, радиосвязь и прочее. Всё это потребовало готовить офицерские кадры достаточно узкой специализации, а не просто моряков или морских офицеров. Сами морские офицеры разбивались на достаточно большие группы по специализации - артиллеристы, минёры, связисты, водолазы, штурманы, подводники и пр.

Узкие (и зачастую уникальные) морские офицеры-специалисты появились на российском флоте ещё в 70-е годы XIX в. Изобретение морских мин привело к необходимости подготовки соответствующих специалистов. Поэтому ещё в 1874 г. в Кронштадте был создан "Минный офицерский класс при Минной школе", который с 1906 г. резко увеличил выпуск морских минёров. Минные курсы на 24 офицера действовали и в Севастополе.

В связи с изобретением в конце XIX в. радиосвязи потребовалось готовить специалистов по этой (тогда экзотической) специальности. Поэтому в 1913 г. при Минной школе открывается Офицерская школа радиотехников на 25 чел., готовившая специалистов связи для флота. Но флот ещё не готов был для широкого использования радиосвязи, поэтому специалистов такого профиля готовилось немного.

Глава VI - "Преподаватели и система обучения и воспитания в военно-учебных заведениях России, состоящая из двух параграфов, - анализирует состав и подготовку преподавательских кадров для военно-учебных заведений и воспитательную деятельность в них.

Преподавательский состав кадетских корпусов делился на штатных приватных и сверхштатных преподавателей. К штатным относились те, кто состоял на действительной службе в корпусе. Штатные преподаватели зачислялись в корпус приказами Начальника ГУВУЗ по представлению директора. К ним могли относиться инспектор классов и его помощник, а также ротные командиры и офицеры-воспитатели с нагрузкой не более 9 часов в неделю на каждого

Процедура отбора преподавателей и воспитателей в корпуса была довольно тщательной. Офицер, желавший служить в военном училище, должен был иметь выслугу лет: 5 лет офицерской службы, из коих непосредственно перед назначением, не менее 2-х лет в строю. Помимо этого он должен был представить отличную аттестацию за последние 2 аттестационных периода, обладать необходимыми умственными и служебными качествами и соответствующими чертами характера.

Удовлетворявшие всем этим требованиям офицеры после отбора в дивизии (начальник дивизии нес персональную ответственность за рекомендуемого) кандидат зачислялся ГУВУЗом в особые кандидатские списки, предлагавшиеся затем начальникам военных училищ для выбора к замещению вакантных должностей. Избранные начальником училища кандидаты прикомандировывались к училищу на испытание в течение 2-х лет, числясь на этот срок во временной командировке от своих частей. Такая система комплектования обеспечивала, как правило, подбор знающий свое дело офицеров.

Практически весь XIX век, особенно после восстания декабристов, власти обращали самое пристальное внимание на нравственную и политическую благонадёжность педагогического состава военно-учебных заведений. На основании положения Комитета министров от 26 мая 1867 г. на работу в военно-учебные заведения не принимались лица, отрицательно зарекомендовавшие себя на предыдущем месте службы. Для этого Министерство народного просвещения ежегодно рассылало начальникам учебных округов специальные циркуляры, в которых указывались фамилии этих лиц и проступки, которые они совершили. (Своеобразные "чёрные списки").

С целью привлечения достойных офицеров к воспитательной и преподавательской работе в военно-учебных заведениях военное ведомство в начале 80-х годов XIX в. разработало ряд мер. Им была установлена зарплата выше чем в гражданских высших учебных заведениях.

В военно-учебных заведениях шел естественный процесс поиска наиболее приемлемых методов преподавания вообще и военных дисциплин, в частности. Изучение этого опыта позволяет сделать вывод о том, что на характер методики преподавания влиял целый комплекс самых различных факторов. Это и наличие опытных профессиональных преподавателей, и идеологические установки того или иного периода, и состав обучающихся, и установки кадетов в процессе обучения, и соответствие методов обучения возрасту воспитанников, и характер материальной базы учебного заведения, и способность начальства организовать учебный процесс, и наполняемость классов (групп), и многое другое. Естественно, далеко не всегда все эти составляющие процесса подготовки нужных офицерских кадров «имели место быть».

В целом, в пореформенный период, особенно в начале XX в., происходит медленный процесс модернизации военно-учебных заведений, более пристальное внимание обращается на состав воспитателей и преподавателей, происходит постоянный поиск такого содержание преподавания, который бы обеспечивал и чисто военную подготовку, и достаточно широкую общеобразовательную. На работу военно-учебных заведений большое влияние оказывает общая внутренняя политика. Отсюда проявляются то относительно либеральные тенденции (время правления Александра II), то "закручивание гаек" (в период контрреформ Александра III), то прагматизм начала XX века.

Анализ руководящих докумен­тов по организации учебно-воспитательного процесса в военных гим­назиях и кадетских корпусах, а также очерки и воспоминания воспи­танников ВУЗов того времени дают возможность утверждать, что в целом они дава­ли своим воспитанникам хорошую для того времени подготовку, фор­мировали высокие нравственные качества личности будущего офицера и гражданина.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

I. Монографии:

1. Система военных образовательных учреждений в России XVIII – начала XX вв. И.А. Уваров. – Смоленск: Смоленская городская типография, 2010. Монография – 427 с., табл.

2. Техническая модернизация русской армии во второй половине XIX- начале XX вв. И.А. Уваров. – Смоленск: Смоленская городская типография, 2011. Монография – 431 с., табл.

3. Военная интеллигенция дореволюционной России XVIII – начала XX вв. LAP LAMBERT Academic Publishing GmbH & Co. KG Saarbrucken, Germany. - 345 с.

II. Статьи в ведущих рецензируемых научных изданиях, рекомендованные ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации:

1. Система комплектования военно-учебных заведений в XIX веке. Вестник ГУУ. Москва. № 22. 2010. – С. 253-259.

2. Пётр I – основоположник военного образования в России. // Вестник Поморского университета. Архангельск. 10/ 2010. – С. 95-101.

3. Исторические предпосылки формирования системы военного образования в России ХVIII – начала ХХ веков. ФГАОУ ВПО Южный федеральный университет. № 5 (54). Ростов-на-Дону. 2010. – С.110-113.

4. Подготовка офицеров российской армии в годы Первой мировой войны. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. № 5. Тамбов. 2011. Часть III – С.156-161.

5. Быт и нравы учащихся военно-учебных заведений России XIX - начала XX вв. Известия Смоленского государственного университета. № (15). Смоленск. 2011. – С. 206-213.

6. Социальный состав военно-учебных заведений России в конце XIX-начале XX вв. Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. № 3 (37). Саратов. 2011. – С.174-176.

7. Организация военного образования в России во второй половине XIX – начале XX вв. (в соавтор.). // Вестник Академии права и управления. № 25. Москва. 2011. – С.111-118.

8. Влияние отечественной военно-научной мысли на развитие военных образовательных учреждений XVIII-начала XX веков. / Казанская наука. Сборник научных статей № 9 (1). Казань. 2011. - С. 270-272.

9. Поощрения и наказания в военно-учебных заведениях России в XVIII – XIX вв. // Нижегородское образование. № 3. Нижний Новгород. 2011. – С. 202-208.

10. Военная интеллигенция – Пажеский корпус. Гуманитарные и социально-экономические науки. Ростов-на-Дону. № 3.- 2012. - С. 21-29.

11. Система подготовки офицеров новых военно-технических специальностей в российской армии в конце XIX –начале XX вв. Гуманитарные и социально-экономические науки. Ростов-на-Дону. № 4. 2012. - С. 82-93.

12. Подготовка военных летчиков в России в начале XX века. Гуманитарные и социально-экономические науки. Ростов-на-Дону. № 5. 2012. С. 77-81.

III. Статьи, тезисы:

1. Сущность и специфика нравственного воспитания курсантов академии. / Повышение эффективности познавательной деятельности обучаемых: Методический сборник. № 1. – Смоленск: Типография ВА ПВО СВ, 1995. – С. 50-54.

2. Гуманизация воинского воспитания в военно-учебных заведениях дореволюционной России. Материалы межрегиональной научной конференции «Проблемы гуманизации образования в вузе». – Смоленск: Типография ВА ПВО СВ, 1997. – С. 280-283.

3. Развитие патриотического сознания воспитанника военно-учебного заведения как проблема формирования его духовного мира. //Материалы межвузовской научной конференции «Государственно-патриотическая идеология и проблемы ее формирования». – Смоленск: Типография ВА ПВО СВ, 1997. – С. 160-164.

5. Смоленский кадетский корпус. // Край Смоленский: гуманитарный научно-популярный литературно-художественный журнал. – 1997. – № 3-4. – С. 9-13.

6. О некоторых аспектах духовного воспитания будущих офицеров дореволюционной России. Материалы городской межвузовской молодежной научно-практической конференции «Судьба России в XX веке: история и современность». – Смоленск: Типография ВА ПВО СВ, 1998. – С. 197-199.

7. Государственно-патриотическое воспитание в высшем учебном заведении: исторический аспект. // Материалы международной научно-практической конференции. – Вып. 1. – Смоленск: Смоленский регион IPA, 2001. – С. 89-92.

8. Артиллерийский и шляхетный кадетский корпус. ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет». 2007. - 25 с.

9. Первые военно-учебные заведения России. // ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет». 2007. - 45 с.

10. Место кадетских корпусов в системе подготовки офицерских кадров в XVIII веке ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет». 2008. -23 с.

11. Пажеский корпус - первое элитарное учебное заведение России. ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет». 2009. - 13 с.

12. Офицерский корпус дореволюционной России: национально-исторические особенности формирования. // Материалы 1 Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы гуманитарных и социально-экономических наук». – Смоленск: Типография ВА войсковой ПВО ВС РФ. 2010. – С.149-154.

13. Развитие системы военного образования в России в свете реформ Д.А. Милютина. // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Государство, власть, управление и право: история и современность» – Москва. 2010. – С. 229-233.

14. Специальные военные училища российской армии в ХIХ веке. Молодой ученый: ежемесячный научный журнал. № 12(23). Чита. 2011.- С.27-32

15. Попечение о военно-учебных заведениях: история и современность. // Материалы VI Всероссийской научно-практической конференции. – Смоленск. 2011. – С. 230-236.

16. Реформа военно-учебных заведений России в 80-е годы XIX века: воссоздание кадетских корпусов. Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием 26-27 мая 2011 года – Смоленск: Городская типография; ВА ВПВО ВС РФ, 2011. – С.182-184.

17. Система подготовки офицеров для флота России в XIX - начале XX вв. // Материалы VIII международной научно-практической конференции "Современные проблемы гуманитарных и естественных наук". Москва - 2011. - С.133-137.

IV. Учебные пособия:

1. Нравственное воспитание в военной школе России первой половины XVIII – XIX – начала XX веков: учебное пособие. – Смоленск: Типография ВА ПВО СВ, 1997. – 148 с.


1 Глебов, П. Известия о первых военных школах, учрежденных в царствование Петра Великого / П. Глебов // Отечественные записки. – 1846. – № 44. – С. 101-105.

2 Его же: Военно-учебные заведения подведомственные е.и.в. Главному начальнику в царствование имп. Екатерины II. // Отечественные записки. 1845. Т. XLII. № 10. - С. 60-78; Артиллерийский и Инженерный кадетский корпус в царствование имп. Екатерины II, 1762-1796 гг. // Артиллерийский журнал. 1863. № 11. - С. 57-58; Материал для истории русских военно-учебных заведений: Военно-учебные заведения в царствование имп. Павла I. // Отечественные записки. 1839. Т. 4. № 7. - С. 65-73.

3 Висковатов А.В. Краткая история Первого кадетского корпуса. - Спб., 1832.

4 Веселаго, Ф.Ф. Очерк истории Морского кадетского корпуса с приложением списка воспитанников за 100 лет / Ф.Ф. Веселаго. – СПб., 1852.

5 См. Лалаев, М.С. Исторический очерк военно-учебных заведений подведомственных Главному их управлению (1700-1880) / М.С. Лалаев – СПб., 1880. – Ч. 1: 1700-1825 гг.; Ч. 2: 1825-1880 гг.; Его же: Исторический очерк военно-учебных заведений, подведомственных Главному их управлению. – Ч. 1: 1700-1825 гг.; Ч. 2: 1825-1880 гг. От основания в России военных школ до исхода первого двадцатипятилетия благополучного царствования государя императора Александра Николаевича: 1700 – 1880. – Ч. 1-2. – СПб.: Тип. М. Стасюлевича, 1880.

6 См. Лалаев, М.С. Первый Московский кадетский корпус / М.С. Лалаев. – СПб., 1878; Он же: Царственные заботы императора Николая Павловича о развитии военно-учебных заведений. – СПб. 1877; его же: Наши военно-учебные заведения 1828-1912. СПб,. 1913; Он же: Первая Московская военная гимназия. – СПб., 1878; его же: 50-летие Орловского-Бахтина кадетского корпуса 1843-1893. // Педагогический сборник. 1894. № 1. С. 1-23.

7 См. Лалаев, М.С. Ахиллесова пята современного воспитания / М.С. Лалаев // Педагогический сборник. – СПб., 1893. – № 3; Его же. Исторический обзор регламентации воспитания и обучения в наших военно-учебных заведениях. // Военный сборник. – 1900. – № 1; 250-летие Орловского-Бахтина кадетского корпуса 1843-1893. // Педагогический сборник. - 1894. № 1. С. 1-23 и др.

8 Обзор деятельности Военного министерства в царствование императора Александра III. 1881-1894 гг. – СПб., 1903.

9 Петров, П.В. Главное управление военно-учебных заведений: Исторический очерк / П.В. Петров. – Т. 2. – СПб., 1902; Греков, Ф.В. Краткий исторический очерк военно-учебных заведений: 1700-1910 / Ф.В. Греков. – СПб., 1910.

10 См. Петров, П.В., Соколов Н.А. Главное управление военно-учебных заведений: Исторический очерк / П.В. Петров, Н.А. Соколов // Столетие военного министерства. – Т. Х. – Ч. 3. – СПб., 1914.

11 Антонов, А. Первый кадетский корпус / А. Антонов. – СПб., 1906; Лузанов, П. Сухопутный шляхетский кадетский корпус (ныне 1-й кадетский корпус) / П. Лузанов. – СПб., 1907; Викентьев, В.П. Полоцкий кадетский корпус / В.П. Викентьев. – Полоцк, 1910; Жерве, Н.П. Исторический очерк 2-го кадетского корпуса, 1712-1912 / Н.П. Жерве, В.К. Строев. – СПб., 1912; Веселаго, Ф.Ф. Очерки истории Морского кадетского корпуса / Ф.Ф. Веселаго. – СПб., 1852; Исторический очерк образования и развития Артиллерийского училища. 1820-1870 гг. – СПб., 1870; Исторический очерк образования 2-го кадетского корпуса. – СПб., 1862; Лелюхин, М.Л. Несколько заметок о 2-м кадетском корпусе / М.Л. Лелюхин // Военный сборник. – 1862. – № 4. Поливанов А.Н. Пятидесятилетие 2-го московского кадетского корпуса. - М., 1899; Платов А., Кирпичев Л. Исторический очерк образования и развития Артиллерийского училища 1820-1870. - СПб., 1870; Петров А.Н. Исторический очерк Павловского военного училища, Павловского кадетского корпуса и императорского военно-сиротского дома. 1798-1898. - Спб., 1898; Максимовский М. Исторический очерк развития Главного инженерного училища. - СПб., 1869; Краткий исторический очерк Орловского-Бахтина кадетского корпуса с приложением списка, окончивших курс за время первого пятидесятилетия со дня открытия (1843-1893 гг.). - Орёл, 1893; Карцов П.П. Исторический очерк новгородского графа Аракчеева кадетского корпуса и Нижегородской военной гимназии (ныне Нижегородского графа Аракчеева кадетского корпуса): Сост. к 50-летнему юбилею корпуса. 1834-1884. - Спб., 1884; Викентьев В.П. Полоцкий кадетский корпус. - Полоцк, 1910 и др.

12 См. Бестужев, А.Ф. Правила военного воспитания относительно благородного юношества и наставления для офицеров, военной службе себя посвятивших / А.Ф. Бестужев. – СПб., 1807; Ростовцев, Я.И. Наставление для образования воспитанников военно-учебных заведений / Я.И. Ростовцев. – СПб., 1849; Бобровский, П.О. Переход России к регулярной армии / П.О. Бобровский. – СПб., 1885; Кадетские корпуса и военные гимназии: Очерк. – СПб., 1884; Кренке, А. Кадетский быт 20-30-х годов (1826-1834) / А. Кренке // Истори­ческий вестник. – 1882. – Кн. 5; Крылов, Р. Мысли о нравственном воспитании в классе, преимущественно об идеалах / Р. Крылов // Журнал для воспитания. – 1859. – № 6; Лелюхин, М. Л. Несколько заметок о 2-м кадетском корпусе / М.Л. Лелюхин // Военный сборник. – 1862. – № 4; О средствах завести хороших офицеров. // Военный журнал. – 1811. – Кн.11; Михневич, Н.П. Военно-исторические примеры / Н.П. Михневич. – СПб., 1892; Священник П. По вопросу о нравственно-религиозном образо­вании в военно-учебных заведениях / Священник П. // Педагогический сборник. – 1868. – № 10. – С. 1038-1081 и др.

13 См. Драгомиров, М.И. Избранные произведения / М.И. Драгомиров. – М., 1956. Его же: Одиннадцать лет. 1895-1906. Сборник ориги­нальных и переводных статей. – СПб., 1909. – Кн. 1, кн. 2. Его же: Наши делишки. 1902-1905. – СПб., 1909 и др.

14 См. Бескровный, Л.Г. Русская армия и флот в XVIII веке / Л.Г. Бескровный. – М., 1958; Его же. Система обучения и воспитания армии Петра I. – М., 1946; Епифанов, П.П. Начало организации русской регулярной армии Петра I (1699-1725) / П.П. Епифанов // Ученые записки МГУ. – 1946. – Вып. 87. – С. 66-69; Парибок, П.М. Первая русская пушкарская школа / П.М. Парибок // Советская педагогика. – 1943. – № 5-6. и др.

15 См. Сталин, И.В. О некоторых вопросах истории большевизма. Письмо в редакцию журнала «Пролетарская революция» / И.В. Сталин // Вопросы ленинизма. – Изд 2-е. – М., 1952. – С. 392.

16 Зайончковский, П.А. Самодержавие и русская армия на рубеже XIX - XX столетий / П.А. Зайончковский. – М., 1973; Он же. История дореволюционной России в дневниках и воспоминаниях. – М. 1976.; Он же: Справочник по истории дореволюционной России. – М., 1978; Он же: Военные реформы 1860-1870-х годов в России. – М, 1952; Он же: Русский офицерский корпус на рубеже двух столетий. 1883-1903 г. – М., 1973.

17 Бескровный, Л.Г. Хрестоматия по русской военной истории / Л.Г. Бескровный. – М., 1947; Его же: Военные школы в России в первой половине XVIII века // Исторические записки. – 1953. – № 102. – С. 285-300; Его же: Русская армия и флот в XIX веке. Военно-экономический потенциал России.– М., 1973; Его же: Армия и флот в начале XX века. Очерки военного потенциала. – М., 1986; Его же: Бескровный Л.Г. Система обучения и воспитания армии Петра I. М., 1946; Его же: Сословный состав офицерского корпуса на рубеже XIX–XX веков // История СССР. 1973. № 1 и др.

18 См. Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в XIX веке. М. 1973; Он же. Армия и флот России в начале XX века; Зайончковский П.А. Самодержавие и русская армия на рубеже XIX–XX столетий; Шацилло К.Ф. Россия перед первой мировой войной (Вооруженные силы царизма в 1905–1914 гг.). - М., 1974.

19 Каменев, А.И. История подготовки офицерских кадров в Рос­сии / А.И. Каменев. – М., 1990; его же: Военная школа России (уроки истории и стратегия развития). - М., 1999.

20 Алпатов, Н.И. Учебно-воспитательная работа в дореволюционной школе интернатного типа / Н.И. Алпатов. – М., 1958; Он же: Очерки по истории кадетских корпусов и военных гимназий в России. – М., 1960.

21 Задорожный, В.Б. Из истории подготовки офицерских кадров России / В.Б. Задорожный. – Новосибирск, 1990; Прудников, Ю.Ф. Комплектование русской армии 1794-1804 гг. / Ю.Ф. Прудников. – М., 1972; Богданов, Л.П. Русская армия в конце XVII - первой четверти XIX в. / Л.П. Богданов. – М., 1981; Фёдоров, А.В. Переустройство русской армии в 50-70-е гг. XIX в. / А.В. Федоров. – Л., 1950; Галушко, Ю.А. Школа российского офицерства / Ю.А. Галушко, А.А. Колесников. – М., 1993.

22 Бордунов, С.В. Развитие теории и практики подготовки офи­церского состава в военной школе дореволюционной России второй половины XIX- начала XX века: дис. … канд. пед. наук / С.В. Бордунов. – М., 1991.

23 Объедков, И.В. Военно-учебные заведения России в 1914-1917 гг.: дис. … канд. ист. наук / И.В. Объедков. – М., 1989.

24 Каменев, А.И. История подготовки офицерских кадров в Рос­сии / А.И. Каменев. – М., 1990; Скоробогатый, В.А. Военная школа России: страницы истории / В.А. Скоробогатый. – М., 1990; Волков, С.В. Российский офицерский корпус / С.В. Волков. – М., 2003; Галушко, Ю.А. Школа российского офицерства / Ю.А. Галушко, А.А. Колесников. – М., 1993; Машкин, Н.А. Высшая военная школа Российской империи XIX – начала XX века / Н.А. Машкин. – М., 1997; Андрошин, И.В. Становление и развитие системы воспитательной работы в кадетских корпусах / И.В. Андрошин. – Кострома, 2001; Аурова, Н.Н. Система военного образования в России: кадетские корпуса во второй половине XVIII - первой половине XIX века / Н.Н. Аурова. – М., 2003. Бенда, В.Н. Создание и развитие системы подготовки военных кадров в России в конце XVII - первой половине XVIII вв. / В.Н. Бенда. – СПб., 2008; Беляев А.В. Кадетские корпуса в дореволюционной России: опыт организации педагогических отношений. Ставрополь, 2008 и др.

25 Андрушкевич, И.Н. Воспитание русской военной молодежи: докл. в Санкт-Петербурге и Москве на Первом общекадетском съезде в России в 1998 г. / И.Н. Андрушкевич. – Буэнос-Айрес, 1999; Безотосный, В.М. Боевые генералы 1812-1815 гг. – воспитанники отечественных учебных заведений / В.М. Безотосный // Бомбардир. – 1995. – № 1; Бондаренко, В.Н. Кадетские корпуса России во второй половине XIX в. / В.Н. Бондаренко. – М., 1997; Воробьева, А.Ю. Кадетские корпуса в России в 1732-1917 / А.Ю. Воробьева. – М., 2003; Галушко, Ю.А. Школа российского офицерства / Ю.А. Галушко, А.А. Колесников. – М., 1993; Кадетские корпуса России // Бомбардир. – 1995. – № 1; Канкрин, А.В. Мальтийские рыцари. История Пажеского корпуса / А.В. Канкрин. – М., 1993; Крылов, В.М. Кадетские корпуса и российские кадеты / В.М. Крылов. – СПб., 1998; Филиппов, Э.М. Кадетские корпуса в России: прошлое и современность / Э.М. Филиппов. – СПб.: С.- Петерб. орг. о-ва «Знание» России, 1997; Хазин, О.А. Пажи, кадеты, юнкера: ист. очерк (к 200-летию Пажеского Его Императорского Величества корпуса) / О.А. Хазин. – М., 2005; Плеханов, A.M. От кадетских корпусов России к суворовским военным училищам войск НКВД (МВД) СССР (1731-1960 гг.) / А.М. Плеханов, А.А. Попов. – М., 1998 и др.

26 Струтинский, В.Ф. Подготовка офицерских кадров в России во второй половине XIX - начале XX вв / В.Ф. Струтинский. – М., 1994; Изонов, В.В. Подготовка военных кадров в России XIX- начала XX / В.В. Изонов. – М., 1998; Лушников, A.M. Военно-учебные заведения России 1861-1941 гг. / А.М. Лушников. – Ярославль, 1998; Плеханов, A.M. От кадетских корпусов России к суворовским военным училищам войск НКВД (МВД) СССР (1731-1960 гг.) / А.М. Плеханов, А.А. Попов. – М. 1998; Филиппов, Э.М. Кадетские корпуса в России: прошлое и современность / Э.М. Филиппов. – СПб.: С.-Петерб. орг. о-ва «Знание» России, 1997. Самович, А.Л. Военная школа России в 1914-1920 гг.: кадетские корпуса / А.Л. Самович. – М., 2002.

27 См., например: Всеподданнейший отчёт Военного министерства за 1864 г. – СПб., 1866; Всеподданнейший отчёт о действиях Военного министерства за 1881 г. – СПб., 1883; за 1903 г. – СПб., 1904 и др.

28 См. Инструкцию для военно-подготовительных занятий в кадетских корпусах: К приказу по военно-учебным заведениям 20 мая 1838 г. № 38. – СПб., 1888; Инструкция по учебной и воспитательной части, объявленные в приказах по военному ведомству, 1901 г., №№ 197, 318 и 319; Инструкция, определяющая правила военного воспитания и уст­ройства внутреннего порядка в военных училищах. – СПб., 1901; Инструкция по воспитательной части для кадетских корпусов. – СПб., 1908; Инструкция по воспитательной части для военных гимназий, однородных с ними заведений и военных прогимназий. – СПб., 1881; Инструкция по учебной части и программы преподавания учеб­ных предметов в военных училищах. – СПб., 1883; Инструкция по учебной части для юнкерских училищ. – СПб., 1901. Наставление для образования воспитанников военно-учебных заведений. Выс. утв. 24 декабря 1848 г. – СПб., 1849; Общая программа и инструкция для преподавания учебных предме­тов в военных гимназиях. – СПб., 1882; Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ). – Т. VIII. – СПб., 1889; Положение Александровского сиротского кадетского корпуса. – СПб., 1850; Положение о кадетских корпусах, высочайше утвержденные 14 февраля 1886 г. – СПб., 1886; Положение о Юнкерских училищах. Новая редакция. // Кн. XV изд. Свода военных постановлений 1869 г. – Ст. 892, 993 и др.

29 См. Бецкой, И.И. Рассуждения, служащие руководством к новому установлению шляхетского кадетского корпуса, сколько принад­лежат по воинской части оного / И.И. Бецкой. – CПб.: тип. Ф.Панина, 1766; Кутузов, М.И. Документы / М.И. Кутузов. – Т. 1. – М., 1950; Дневник Д.А. Милютина. - М., 1950. T.т 3, 4; Военное право в России при Петре Великом: Артикул воинский, с объяснениями преобразований в военном устройстве и в военном хозяйстве по русским и иностранным источникам. Ч. 2: Вып. 2 / Бобровский П.О. - С.-Пб.: Тип. В.С. Балашева, 1886; Милорадович Г.А. Материалы для истории Пажеского корпуса. 1711-1875. - Киев: тип. М.П. Фрица, 1876.

30 Положение Александровского сиротского кадетского корпуса. – СПб., 1850; Положение о кадетских корпусах, высочайше утвержденные 14 февраля 1886 г. – СПб., 1886; Положение о Юнкерских училищах. Новая редакция. // Кн. XV изд. свода военных постановлений 1869 г. – Ст. 892, 993; Положение о юнкерских училищах с программой учебного курса, составил капитан Васильев. – СПб., 1902; Постановления о военно-учебных заведениях. – СПб., 1871; Учреждения и уставы, касающиеся до воспитания и обучения в России юношества обоего пола. – Т. I и II. – СПб., 1774; Устав императорского шляхетского кадетского корпуса. – СПб., 1766; Правила приема и программы для поступления в военные гимназии. – СПб: Фену, 1874; Правила военного воспитания относительно благородного юно­шества и наставления для офицеров военной службе себя пос­вятивших. Спб., 1807; Учреждения и уставы, касающиеся до воспитания и обучения в России юношества обоего пола. Т. 1 и II. СПб., 1774 и др.

31 См. Бутовский, Н.Д. Годы моего учения в Петровско-Полтавском ка­детском корпусе / Н.Д. Бутовский. – Птг., 1915; Брусилов, А.А. Мои воспоминания / А.А. Брусилов. – М., 1983; Деникин, А.И. Путь русского офицера / А.И. Деникин. – М., 1990; Игнатьев, А.А. Пятьдесят лет в строю / А.А. Игнатьев. – М., 1941-1944. – Кн. 1-2; Имеретинский, Н.К. Пажеские и офицерские потехи в былые времена; Куприн А.И. Юнкера / А.И. Куприн. – М., 1981; Милютин, Д.А. Дневник Д.А. Милютина / Д.А. Милютин. – М., 1947; Поливанов, А.А. Из дневников и воспоминаний на должности военного министра и его помощника / А.А. Поливанов. – М., 1924; Русские мемуары. – М., 1988; Сухомлинов, В.А. Воспоминания / В.А. Сухомлинов. – Берлин, 1929; Епанчин, Н.А. На службе трёх императоров. Пажеский корпус в Петербурге / Н.А. Епанчин. – СПб., 1996; Энгельгардт, Б.А. Воспоминания камер-пажа (публикация В.А. Авдеева) / Б.А. Энгельгардт // Военно-исторический журнал. – 2003. – № 3; Шапошников Б.М. Воспоминания. Военно-научные труды. - М.: Воениздат, 1974 и др.

32 См. Армейский сборник; Бомбардир; Военный журнал; Военный сборник; Морской сборник; Педагогический сборник; Журнал для воспитания; Разведчик; Русский инвалид и др

33 См. Лалаев М.С. 50-летие Орловского-Бахтина кадетского корпуса 1843-1893. // Педагогический сборник. 1894. № 1. С. 1-23; Кисилёв Н. Товарищество в кадетских корпусах и его воспи­тательное значение: Педагогический этюд. // Педагогический сборник. 1902. № 11. С. 158-170; Греков В.И. К вопросу о воспитании в кадетских корпусах. // Педагогический сборник. 1910. Январь. - С. 1-2; Февраль. - С. 113-124; Священник П. По вопросу о нравственно-религиозном образо­вании в военно-учебных заведениях. // Педагогический сборник. 1868. № 10. - С. 1038-1081 и др.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.