WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Особенности формирования и развития молодежных субкультур республики бурятия в конце хх – начале ххi вв.

На правах рукописи

Калашникова Вера Викторовна

Особенности формирования и развития молодежных субкультур Республики Бурятия в конце ХХ начале ХХI вв.

Специальность 07.00.02. – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

кандидата исторических наук

Улан-Удэ 2010

Работа выполнена на кафедре истории Отечества ГОУ ВПО «Бурятский государственный университет»

Научный руководитель: доктор исторических наук,

профессор

Митупов Константин Бато-Мункич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук,

профессор

Кальмина Лилия Владимировна

кандидат исторических наук,

доцент

Карначев Александр Евгеньевич

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Восточно-Сибирская

государственная академия

культуры и искусств

Защита состоится 15 октября 2010 г. в 10.00 ч. на заседании диссертационного совета Д 212.022.07. при ГОУ ВПО «Бурятский государственный университет» (670000, Республика Бурятия, г. Улан -Удэ, ул. Смолина 24 а).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Бурятский государственный университет» по адресу 670000, Республика Бурятия, г. Улан -Удэ, ул. Смолина 24 а.

Автореферат разослан 12 сентября 2010 г.

Учёный секретарь Диссертационного совета Палхаева Е.Н.

кандидат исторических наук, доцент

Общая характеристика работы

Актуальность исследования. Последнее десятилетие ХХ века было особым для жизни народов нашей страны. Социально-экономические и политические преобразования в России и на постсоветском пространстве затронули сферу молодежных субкультур. В период социально-экономических перемен в уязвимом положении оказалась молодежь.

Молодежь, как наиболее продуктивная группа, обладает особым свойством создавать нечто новое. Эта группа населения всегда находится «в авангарде потребления» и поэтому, неудивительно, что процессы трансформации и модернизации влияют на молодежь особенно сильно. Молодые люди, являясь пионерами модерна, всегда первыми попадают под влияние сети Интернет, СМИ и их продукции.

В 1990-е гг. в непростых для всей страны и для нашей республики условиях среди множества других проблем, наиболее остро стояла проблема подрастающего поколения и молодежи. В российском обществе, ставшем на путь стабилизации социально-экономического положения, за экономическими проблемами, к сожалению, теряется, уходит на второй план та часть населения, которой и принадлежит будущее. Статус в обществе определяется уровнем доходов. В 90-е гг. ХХ века более половины населения находилось за чертой бедности, ситуация стала меняться лишь с начала 2000-х гг., но по-прежнему остается проблема маргинального статуса молодых людей. Имущественное неравенство, особенно остро проявившееся в период 90-х гг. ХХ века и в начале 2000-х гг., обусловило расслоение российского общества, что вызвало неравенство стартовых позиций молодежи и подростков. Молодежь находится в разных первоначальных условиях: стабильный материальный доход одних состоятельных родителей позволяет им отдавать своих детей в элитные учебные заведения, другим детям, из неблагополучных семей, иногда нечего есть и надевать. Кризис гуманности, проявляющейся в высоком уровне преступности, насилия, жестокости, наркомании, алкоголизма, утраты культурных и нравственных ценностей, сказывался, прежде всего, на подростках и молодежи, как на наименее защищенной части населения.

В последние полутора – два десятка лет в нашем обществе периодически возникает интерес к особым формам самоорганизации молодежи, проявляющим себя в особом стиле одежды, поведения. Эти субкультурные объединения организуют разного рода акции: от шумного, находящегося на грани хулиганства поведения на концертах любимых рок-групп, до «показательных акций» юных последователей Э. Лимонова. К совсем шокирующим публику выходкам можно отнести и погромы представителей различных национальностей, совершаемые самого разного рода фашистскими объединениями.

Само понятие «молодежная субкультура» в широком плане трактуется, как культурное пространство и круг общения подростковых и молодежных сообществ, помогающие им адаптироваться в социуме и создавать свои, автономные формы культурной активности. Основной фактор, привлекающий молодежь к субкультуре – стремление приобрести внешние, формальные характеристики, позволяющие выделяться из общей обезличенной массы населения мегаполиса.[1]

Это определение составлено на основе изучения молодежных субкультур в крупных городах, но, тем не менее, процессы развития молодежных сообществ и их признаки отчетливо проявляются и в провинциальных городах и районах страны.

По-нашему мнению, появление и развитие молодежных субкультур зависит от развития рыночных отношений. Рынку присущи следующие элементы: конкурентность, индивидуальность, свобода, жестокость, которые очень сильно влияют на взросление молодых. Здесь наблюдается следующая закономерность: чем больше численность молодежных объединений и количество участников, вступающих в их ряды, тем успешнее развивается рынок и рыночные отношения. Связано это, предположительно, с тем, что модернизация и демократизация порождает интерес к отдельно взятой личности, так и к ее особенностям, моральным ценностям, интересам, установкам. Такая личность ищет смысл жизни, ищет самореализацию не только в социальном статусе, но и в духовной сфере. Следовательно, появление молодежных субкультур – это явление позитивное, положительное, протест против сложившихся социально-экономических, общественно-политических и культурных условий: все это присуще молодежным сообществам.



С другой стороны, это явление имеет и свою негативную сторону: молодежь по-разному реагировала на социальное неравенство, возникающее в рыночных условиях. Многочисленные молодежные субкультуры – это протест против социального неравенства, социальной несправедливости, возникающей в условиях рыночной экономики, с присущими ей жесткой конкуренцией и не менее жестокими законами. Это своего рода общественная реакция на расслоение общества. Однако существует и обратно пропорциональный процесс в этих сообществах: молодежь не хочет выделяться, живет в своем особом мире, закрывается и уходит в себя.

Если рассматривать данное явление в психологическом аспекте, то в 1990-е гг. стал происходить переход от социально-демократических идеалов к либеральным; и, следовательно, в массовом сознании молодежи произошел переход от коллективистской психологии к индивидуальной. На первое место постепенно стала выдвигаться личность, ее индивидуальность и особенности.

Исследования в области проблем, связанных с молодежью, как прогрессивного слоя общества, всегда были актуальными. Связано это, прежде всего, с тем, что будущее принадлежит именно молодежи, и от того, с какими ценностями новое поколение войдет в это общество, во многом зависит будущая экономика, политика и культура, а также формирование новой системы моральных ценностей.

Об актуальности проблемы говорят следующие факты: отсутствие четкой идеологии, продуманной молодежной политики. Общество находится в поиске нового образца для подражания. Образы советского времени, такие как образы Зои Космодемьянской, пионера, советского гражданина, уже не отвечают требованиям дня. Молодежь - это наиболее активная, мобильная часть населения и, неудивительно, что она мечется в поисках нового образа. Требования нового времени диктуют иные действия и формирование новых, ранее несуществующих образов.

Молодежные субкультуры, по нашему мнению, ломают стереотипы и представления традиционного общества. Российское общество находится в догоняющей позиции по отношению к западноевропейскому постмодернистскому обществу. Такая «догоняющая» позиция обуславливает появление молодежных объединений на авансцене. Если сравнивать общественные явления Запада и России, то можно найти много общего в причинах возникновения субкультур. В 1970-е гг. в США и ряде Европейских стран произошел крупный экономический кризис, где с особой быстротой стали возникать подобные объединения. Здесь необходимо отметить, что на улицу тогда хлынуло огромное количество безработной молодежи, в основном представителей из низших слоев общества. Проанализировав ситуацию, которая сложилась в 90-е гг. ХХ в., в результате экономического хаоса, на «подмостках» оказалась все та же молодежь, покинутая государством. При отсутствии идеологических конструктов с особой быстротой стали создаваться молодежные течения и движения. Таким образом, «бум» появления молодежных субкультур в России пришелся на первую половину 1990-х гг.

Необходимо отметить, что влияние межэтнических отношений на молодежь очень сильно. Молодые люди находятся в постоянном общении с представителями разных национальностей, эти взаимоотношения протекают на фоне формирования молодежных субкультур и зачастую меняют направленность и характер данных субкультур. Этот факт представляет особый научный интерес к проблеме формирования и развития молодежных субкультур в регионах, в том числе и Бурятии.

Степень изученности

В научной литературе, посвященной изучению молодежных субкультур и изучению межнациональных отношений, накоплен солидный и разнообразный фактический материал. Работы, посвященные проблеме данного исследования, можно разделить на несколько групп:

- работы, посвященные вопросам социально-экономического развития России и регионов, в том числе и Бурятии, в постсоветский период, так как социально-экономическое развитие непосредственно влияло на общее развитие культуры: появление застойной бедности, увеличение числа безработных, маргинализации общества, в связи с этим возрастание роли молодежи в условиях переходного периода.

- труды, посвященные исследованию национальных процессов, этнополитических отношений, межэтнического взаимодействия в республике Бурятии.

- работы, посвященные исследованию молодежных субкультур в России и регионах, в том числе и Бурятии.

К первой группе работ относятся работы известных российских экономистов и социологов, а также работы бурятских ученых.

Характер экономических преобразований в России в постсоветский период и их социальные последствия рассматриваются в трудах известного экономиста С.Ю. Глазьева «Благосостояние и справедливость: как победить бедность в богатой стране». Анализу начального этапа российских рыночных преобразований посвящен доклад академика Д.С. Львова Российские реформы в глобальном контексте. Доклад на заседании Президиума РАН. Освещению хода российских реформ в 1990-е гг. посвящена двухтомная коллективная монография «Реформирование России: от мифов к реальности», под редакцией академика Г.В. Осипова.

Вопросы трансформации социальной структуры российского общества в условиях рыночных преобразований исследуются в работах академика Т.И. Заславской «Социентальная трансформация российского общества: деятельностно-структурная концепция». Динамика социокультурной трансформации в России в постсоветский период рассматриваются в работе З.Т. Голенковой «Динамика социоструктурной трансформации в России».

Проблемы промышленного развития Бурятии в советский период в конце 1980-х – начале 1990-х гг. рассматриваются в монографиях М.Н. Балдано. В них автор достаточно глубоко изучает вопросы промышленного развития, анализируя достижения, недостатки и издержки за данный период. Автор раскрывает механизм динамики промышленного развития Бурятии.

В то же время, следует отметить, что вопросы социально-экономического развития республики Бурятии в 1990-е гг. и на современном этапе еще недостаточно изучены. Исследования в этой области представлены лишь отдельными статьями В.К. Агалова, Н.И. Атанова, Т.В. Думновой, Л.В. Потапова, а также в докладах представителей законодательных и исполнительных органов власти республики. В этих работах ситуация была недостаточно удачно рассмотрена, либо рассмотрена однобоко, без детального и системного анализа.

Вопросы качества жизни населения республики Бурятии в условиях рыночных преобразований исследованы в монографии С.Б. Найдановой. Переход на рыночные отношения и приватизация госпредприятий привели к обнищанию основной массы населения, увеличению безработицы, социальной дифференциации населения. Проблемы демографического развития республики в начале 1990-х гг. затрагиваются в вышедшей в 1995 году монографии Д.Д. Мангатаевой «Население Бурятии: тенденции формирования и развития». По мнению автора, «усилившиеся в начале 1990-х гг. негативные тенденции воспроизводственного процесса, особенно в таких основных показателях, как рождаемость, смертность, семейно-брачные отношения, будут иметь долговременный характер воздействия на развитие населения республики.

Социальные процессы в республике Бурятии в 1990-е гг. рассматриваются и в монографии К.Б.-М. Митупова «Социальные процессы в Бурятии (90-е годы ХХ в.)». По мнению автора, в 1990-е гг. в республике шло формирование новых компонентов социальной структуры. Экономические преобразования 90-х гг. ХХ века способствовали формированию и развитию таких социальных групп, как предприниматели, безработные, бомжи. По мнению К.Б.-М. Митупова, социальные изменения, происходившие в Бурятии в 1990-е гг., обусловлены депрессивным характером развития экономики. Резкая социальная поляризация населения по доходам, увеличение численности населения, проживающего за чертой бедности, крайне негативно сказывалось на развитии социальных процессов Бурятии.





Следующую группу работ представляют труды, посвященные исследованию национальных процессов, межэтнического взаимодействия, осуществление государственной национальной политики в республике Бурятии в постсоветский период.

Проблемам формирования и развития, а также современного состояния этносоциальной структуры населения Бурятии посвящены работы В.И. Затеева, Б.В. Хараева, Н.Ц. Хантургаевой. Авторы уделяют значительное внимание динамике и факторам изменения этносоциальной структуры, социально-демографической ситуации в Бурятии в ХХ веке, а также влиянию демографических процессов на этносоциальное развитие региона.

Исследованию развития и современного состояния бурятского народа посвящена монография А.А. Елаева «Бурятский народ: становление, развитие, самоопределение».

Вопросам межэтнического взаимовлияния народов республики посвящена монография А.Д. Карнышева. В своем исследовании автор уделяет значительное внимание социально-психологическим аспектам межэтнических отношений народов республики, исследованию потенциала межэтнической конфликтности. По мнению автора, снятие конфликтных ситуаций, нуждается, прежде всего, в улучшении социально-экономической обстановки.

Проблемы совершенствования национальной политики в Бурятии в современных условиях исследуются в работах М.В. Бадмаевой, С.А. Панарина, А.Н. Постникова, Е.А. Строгановой. Важные результаты были получены в ходе исследования в рамках модели этнологического мониторинга, проведенного Л.Л. Абаевой, С.Д. Цыреновым.

Межнациональным отношениям и вопросам этничности посвящена монография, вышедшая под редакцией А.А. Елаева «Межнациональные и этнические вопросы Бурятии». По мнению авторов, существует «латентное развитие конфликтов в сфере межнациональных отношений, межнациональная напряженность растет при переходе от менее урбанизированных поселений к более урбанизированным и это обусловлено усложнением системы социальных связей».

К следующей группе работ относятся исследования, посвященные общим методологическим проблемам молодежной субкультуры и теоретического обоснования этого понятия, исследованию неформальных молодежных группировок в постсоветский период.

Изучение молодежных объединений уходит своими корнями в исследования городской этнографии. Данные исследования начинают активно проводить в ХХ веке, когда появляется научный подход к субкультуре. Проблемы молодежной субкультуры, анализ, классификация, особенности европейских молодежных субкультур - все это рассматривается в работах М. Брейка, В.Ф.Уайта, А. Коена, Г. Беккера и др. Впервые на молодежные субкультуры обратили внимание западные ученые-социологи в середине 40 – начале 50-х гг. ХХ века (Т. Парсонс, Ш. Айзенштадт).

Становление отечественной науки по изучению феномена молодежных субкультур связано с именами И.М.Ильинского, А.И.Ковалевой, И.С.Кона, В.Т.Лисовского, В.А.Лукова, Б.А.Ручкина, В.И. Чупрова.

В 1988 г. был выпущен сборник научных статей, посвященный психологическим вопросам изучения неформальных молодежных объединений. Авторы сборника А.П. Файн, И.А. Невский, Л.А. Радзиховский проанализировали специфику неформальных подростковых и молодежных объединений, рассмотрели структуры, возникающие из стихийных форм общения. В сборнике прозвучали мнения о недопустимости рассматривать отечественные неформальные группы и объединения молодежи, как кальку одноименных зарубежных, и автоматически использовать эти модели западных исследователей как предполагаемую возможность перерождения неформальных групп в антиобщественные и преступные.

Нужно отметить, что в период с 1987 – 1990-е гг. усилился интерес к такого рода объединениям, и поэтому в различных научных изданиях было опубликовано много статей. Среди них можно особо выделить статьи А. Абрумовой, И.В. Бестужева-Лады, К.Мяло, В.С. Овчинского, С.И. Плаксия, И.Ю. Сундиева, М.Н. Топалова и другие. Все эти исследователи рассмотрели феномен «неформалов» на базе широкого фактического материала, дали различные трактовки в понимании неформальных групп. Выделили их функции, направленность деятельности, формы, а также различили их по криминологической типологии: «неформальные группы с негативной направленностью», «случайные группы переродившегося интереса», «ретретистские» или группы ухода от действительности, и «собственно преступные».

Особого внимания заслуживает работа Омельченко Е. «Молодежные культуры и субкультуры». В этой работе автор освещает теоретические подходы к изучению молодежных культур и субкультур второй половины XX века, анализирует результаты социологических исследований молодежных проблем в рамках английской, американской и отечественной традиций. Впервые в отечественной традиции были представлены теоретические практики по изучению молодежных движений, были раскрыты гендерный подход, расовый, классовый.

Не менее известны работы Щепанской Т.Б.: «Традиции городских субкультур», «Символика молодежных субкультур». В этих работах исследован автором генезис понятия «молодежной субкультуры», дано его определение, выведена типология субкультур. Необходимо подчеркнуть, что работа также основана на социологических данных.

Важные данные по общим тенденциям развития и распространения молодежных сообществ в нашей стране были получены в следующих работах: А. Кокарев «История панков и панк-рока»; С.В. Косарецкая, И. Ю. Синягина «О неформальных объединениях молодежи». В этих работах особо рассматриваются следующие явления:

  1. история появления молодежных сообществ;
  2. особенности отдельных молодежных субкультур в нашей стране, их отличия от зарубежных сообществ.

Проблемы молодежного экстремизма исследует в своих работах А. Тарасов «Порождение реформ: бритоголовые, они же скинхеды», «Новая профашистская молодежная субкультура в России» и др. В своих многочисленных работах он рассматривает причины появления движения скинхедов, раскрывает их сущность, особенности российских скинхедов.

В разработке проблем, связанных с изучением вопроса движения скинхедов, важное место также занимают работы С. Беликова «Бритоголовые. Все о скинхедах. Эксклюзивные материалы». Автор рассматривает историю зарождения движения скинхедов в Европе и Америке, раскрывает основные причины прихода молодежи в «скинхеды», выводит периодизацию развития скинхед-движения в России, показывает структуру, идеологию данной субкультуры.

Необходимо выделить коллективную монографию «Молодежь в обществе риска». Авторы данной монографии на основе анализа существующих теоретических подходов раскрывают социологическое содержание понятия «общества риска», проводят сравнительный анализ социального облика российской и западной молодежи в конце ХХ - начале ХХI вв.

В криминологическом аспекте деятельность экстремистски настроенных молодежных группировок анализировали в своей монографии «Молодежный экстремизм» Д.И. Аминова и Р.Э.Оганян. Ученые представили новую, практически значимую информацию об основных криминологических свойствах, качествах и последствиях антиобщественного поведения подростков, входящих в неформальные молодежные группы экстремисткой направленности.

Все вышеперечисленные работы имеют общую структуру, то есть в них даются характеристики, описание молодежных сообществ и их типология, анализ, особенности, сравнение молодежных субкультур Запада и России.

Исследования, посвященные рассмотрению неформальных молодежных объединений города Улан-Удэ и Республики Бурятия, представлены в работах А.З. Бадмаева, в комментарии-воспоминании К.Б.-М. Митупова, а также в статье Н.А.Халудоровой.

Первой работой, исследовавшей молодежные сообщества, была работа Н.А. Халудоровой, в которой автор описал ситуацию в молодежной среде города Улан-Удэ, сложившуюся на начало 90-х годов XX века.

Интересная информация о молодежных сообществах, по нашему мнению, принадлежит А.З. Бадмаеву, К.Б.-М. Митупову. Отсчет истории молодежных объединений А.З.Бадмаев начинает с конца 1960-х годов и прослеживает до середины 1990-х годов. Он оспаривает и дополняет описание молодежных группировок Н.А.Халудоровой. Автором собран обширный эмпирический материал, приводится список молодежных объединений, анализируется состав и причины, заставляющие вступать молодых в группировки.

Таким образом, исследователям, занимавшимся проблемой формирования и развития неформальных молодежных группировок в Бурятии, удалось собрать обширный эмпирический материал. Данные исследования были посвящены неформальным молодежным объединениям в контексте поселковых субкультур, на основе индустриализации и советской урбанизации. Авторами была выдвинута идея о том, что «в каждом поселке, которые в большинстве своем они были рабочими, появляются молодежные субкультуры на основе, в первую очередь, территориального признака, следовательно, главная задача этих ассоциаций – это защита собственной территории». Необходимо также отметить, что к началу 90-х годов ХХ в. таких субкультур в Улан-Удэ насчитывалось около 30.

Следует особо выделить публикации Э.Д. Дагбаева «Неформалы поневоле», «Черные души города» С. Березина. Эти исследователи в своих работах раскрывают структуру, формы неформальных объединений, дают общее представление о развитии неформальных групп в Республике Бурятия.

Итак, историографический анализ позволяет нам сделать вывод о том, что вопросы формирования и развития молодежных сообществ, влияние социально-экономических и общественно-политических событий на молодежные субкультуры, межэтническое взаимодействие в среде молодежи, особенности молодежных субкультур всегда были и остаются актуальными. Несмотря на довольно глубокую изученность различных аспектов развития России в постсоветский период, вопросы исследования молодежных субкультур в республиках и новые тенденции в их развитии остаются практически неизученными, в Бурятии нет специальных работ, посвященных этой теме.

Молодежные субкультуры изучаются на стыке разных наук: социологии, истории, политологии, культурологии, этнологии и т.д. В русле общих тенденций ведутся и исследования молодежных субкультур в Республике Бурятия, где данная проблема является одной из самых актуальных. Актуальность темы и ее малоизученность в данном ракурсе определили цель и задачи данного исследования.

Объект исследования является молодежная культура в конце ХХ – начале ХХI вв.

В качестве предмета исследования выступают молодежные субкультуры Бурятии в конце ХХ – начале ХХI вв..

Целью исследования является выявление и освещение особенностей молодежных субкультур в Бурятии.

Задачи:

  1. Рассмотрение экономического и общественного положения Бурятии в условиях трансформации общества.
  2. Освещение демографической ситуации в Бурятии.
  3. Выявление особенностей развития молодежных субкультур в Бурятии.
  4. Выявление места и роли молодежной субкультуры в республике Бурятия.
  5. Изучение деятельности представителей молодежных субкультур в Бурятии.
  6. Исследование влияния межэтнических взаимоотношений на развитие молодежных субкультур Бурятии.

Хронологические рамки работы охватывают период с начала 1990-х гг. до конца первого десятилетия XXI вв. Выбор этих дат обуславливается прежде всего началом радикальной экономической реформы и ее влияние на общества, а также изменениями характерными в политике, культуре и идеологии. Постановка проблемы именно в таких хронологических рамках позволяет проследить ту социокультурную трансформацию в Республике Бурятия на фоне изменений во всех сферах общества, характерных для этапа переходного периода.

Территориальные рамки включают в себя территорию республики Бурятия в рассматриваемый период.

Источниковая база включает в себя источники, которые можно разделить на несколько групп.

  1. Архивные материалы, дающие представление о ходе выполнения молодежной политики в Республике Бурятия, осуществления программ по борьбе с преступностью, безнадзорностью, о ходе выполнения законодательства о детях и молодежи. В работе были использованы материалы фондов Ф.2028 и Ф.2042 Национального Архива Республики Бурятия, которые дают представление о ходе обсуждения и разработки республиканских законодательных актов в области проблем молодежи. В фонде Ф. 2028 содержатся документы Правительства Республики Бурятия с 1995 – 2005 гг., которые раскрывают сущность федеральных и республиканских программ в области молодежной политики, охране детства и материнства.
  2. Законодательные акты органов государственной власти Российской Федерации и Республики Бурятия, составляющие правовую основу государства, регулирующие и направляющие работу государственных и общественных организаций в области молодежной политики. Они представлены такими основополагающими документами, как закон Республики Бурятия от 23.12.1992 N 283-XII (ред. от 07.12.2004) «О Государственной молодежной политике в Республике Бурятия» (принят Верховным Советом РБ 23.12.1992). Закон Российской Федерации «Об образовании».
  3. Статистические документы, представленные ежегодными статистическими сборниками, аналитическими записками, энциклопедическими справочниками, материалами переписи населения 1989 и 2002 гг., выпущенными органами государственной статистики Российской Федерации и Республики Бурятия в 1989 – 2007 годах. В свою очередь, использованные статистические документы можно разделить на две подгруппы. К первой из них относится статистика народонаселения, представленная такими сборниками, как «Национальный состав постоянного населения Республики Бурятия. Итоги всероссийской переписи населения 2002 г.», «Предварительные итоги Всероссийской переписи населения 2002 г. в Бурятии», ежегодными сборниками «Демографическая ситуация в Республике Бурятия», «Миграция населения в Республике Бурятия», «Семья в Бурятии» и др. К другой подгруппе статистических документов относится экономическая статистика, представленная такими сборниками, как «Промышленность Республики Бурятия», «Социально-экономическое положение Республики Бурятия», «Финансы в Бурятии» и др. Экономическая статистика и статистика народонаселения представлена и в ежегодных обобщающих сборниках «Россия в цифрах», «Бурятия в цифрах», «Статистический ежегодник по Республике Бурятия».
  4. Материалы периодической печати за 1990 – 2004 годы. Эту группу источников также можно разделить на две подгруппы. Во-первых, это научные издания Российской Академии наук и ее отделений, а также научные издания высших учебных заведений. К ним относятся такие периодические издания, как «Вопросы экономики», «Социологические исследования», «Общественные науки и современность», «Вестник Бурятского государственного университета» и т.д. Вторая подгруппа представлена российской и республиканской прессой, прежде всего, такими газетами, как «Аргументы и факты», «Правда Бурятии», «Бурятия» и др.
  5. Данные полевых исследований. Молодежные субкультуры Республики Бурятия находились в фокусе исследовательского интереса автора, начиная с 2005 года. Этим годом датируется начало полевых исследований в г. Улан-Удэ. В общей сложности полевые исследования проводились на протяжении трех лет (2005-2008гг.). В исследование было вовлечено более 400 респондентов в возрасте 14-30 лет, так как большинство статистических данных определяет молодежь в рамках 14-30 лет. Глубинное интервью было проведено среди 20 информантов. Использовался метод анкетирования всего было в него вовлечено 468 человек. Первое анкетирование прошло весной 2007 г., второе – осенью 2008 г. Остальные участники предоставляли письменные, фото и видеоматериалы. Материал для данного исследования был получен методом включенного наблюдения и интервью (нарративное, полуструктурированное, фокусированное)
  6. Особую группу источников представляют Интернет-источники. На сайтах Интернет можно найти большое количество информации, отражающую проблему развития молодежных субкультур. К этим источникам относятся официальные сайты молодежных субкультур, информационные странички, ведущие ленту последних новостей, различные форумы по молодежной проблематики.

Таким образом, источниковая база позволяет исследовать особенности становления и развития молодежных субкультур в многообразии.

Методологической основой данной работы являются принципы историзма, объективности и системности. Принцип историзма дает нам возможность изучить особенности формирования молодежных субкультур Республики Бурятия на фоне развития исторических явлений, которые происходили в истории Бурятии и в целом по стране, выявления общего и особенного в их развитии, обусловил применение сравнительно-исторического метода. Основными принципами написания работы стали отказ от рассмотрения молодежи как единой группы, выявление криминальных практик в среде молодежи и девиантных форм, а так же культурной составляющей в молодежных объединениях.

Принцип объективности предполагает непредвзятое, объективное отношение к историческому прошлому. Объективность исследования достигалась отсутствием идеологических и личных пристрастий в анализе материалов.

Методы исследования. В работе были использованы формационный и цивилизационный методы изучения исторического процесса, которые в сочетании друг с другом обеспечивают реальные возможности для исследования поставленных проблем с учетом развития общественных отношений, материальной и духовной жизни народа.

В данной диссертационной работе используется совокупность методов исторического исследования. Общеисторические методы использовались во взаимодействии с общенаучными, прежде всего, с такими, как анализ, синтез, описание, объяснение. Метод статистического анализа использовался при анализе демографических показателей: численности населения, его естественного и миграционного движения, национального состава и т.д. Наиболее важными из них являются ретроспективный, сравнительно-исторический.

В работе были использованы общенаучные методы такие как: индукция, дедукция, метод системности, целеполагания, анализ, метод обобщения, сравнения и синтез.

Также использовался междисциплинарный метод. Проблемное поле, в рамках которого проводилось диссертационное исследование, имеет междисциплинарный характер. Так, в русле затрагиваемой нами проблематики пересекаются научные интересы различных гуманитарных наук, в том числе истории, социологии, антропологии, философии, психологии. В силу междисциплинарного характера исследования использованы методы качественной социологии: формализованное интервью, беседа и анкетирование.

В данной работе автором была предпринята попытка применения метода социальной антропологии, который позволяет проникнуть в психологию человека, раскрыть побудительные мотивы его поведения, воссоздать целостное представление о жизни молодежи.

Научная новизна диссертации состоит в следующих положениях:

- на основе различных групп источников проведен анализ молодежных субкультур в Республике Бурятия в период с конца XX – начала XXI вв.

- рассмотрены основные факторы и причины появления молодежных субкультур в Республике Бурятии, а также специфика их развития на фоне общероссийских тенденций.

- определено влияние молодежной субкультуры на молодежь в региональном аспекте.

Практическая значимость исследования. Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в качестве теоретической базы в определении направлений деятельности в области молодежной и социальной политики Республики Бурятия. Факты, методы и полученные результаты исследования могут быть использованы для дальнейшего исследования проблемы и создания научных трудов по истории молодежных субкультур и особенностей формирования образа, в частности виртуального, как по всей стране, так и в Бурятии, а также для создания методических рекомендаций по работе со студентами и учащимися при разработке факультативных курсов и спецсеминаров по социальной и исторической антропологии.

Апробация диссертации. Основные теоретические положения диссертации были изложены на региональной научно-практической конференции с международным участием «Молодежь в условиях социально-экономической трансформации общества» (Улан-Удэ, февраль 2007), межрегиональной научно-практической конференции «Молодежь и власть: оптимизация и взаимодействие с местным самоуправлением» (Улан-Удэ, май 2008 г.), республиканская научно-практическая конференция «Современная молодежь проблемы, перспективы и устремления» (Улан-Удэ, ноябрь 2008 г.), региональная научно-практическая конференция «Молодежь города в условиях модернизационных процессов Бурятии» (апрель 2009 г.)

Основные положения исследования, приведенные автором, отражены в научных публикациях. По теме диссертации опубликовано 10 работ, а также брошюра «Современная молодежная субкультура» (Улан-Удэ 2007 г.).

Структура работы Диссертация состоит из введения, двух глав, шести параграфов, заключения, списка приложений, списка источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснована актуальность исследования, раскрывается степень научной разработанности темы, формулируются объект и предмет, цель и задачи исследования, определяются его хронологические рамки и территориальные границы, методологическая и источниковая база работы, ее новизна и практическая значимость, апробация основных положений.

Первая глава «Модернизация социально-экономических условий и развитие Бурятии в конце ХХ начале ХХI вв.» состоит из трех параграфов и представляет собой теоретико-методологическую основу работы. В ней рассматриваются социально-экономические и демографические условия. Первый параграф «Экономическое положение республики в условиях трансформации общества» посвящен рассмотрению социально-экономической ситуации в период с начала 90-х гг. ХХ в. до первого десятилетия ХХI в. Решаются вопросы изменения социальной структуры Бурятии. Появление новых слоев общества, процессы обнищания и развитие социальных болезней в данный период. В результате радикальных экономических реформ серьезно ухудшились основные параметры социально-экономического развития Республики Бурятия, которая за годы реформ переместилась в группу наиболее кризисных регионов страны, экономический кризис 1998 г. особенно сильно сказался на социально-экономическом развитии Бурятии. Во многом это связано с неудовлетворительными стартовыми условиями для развития республики, обусловленные неэффективной структурой экономики, социальными и демографическими проблемами, природно-климатическими и географическими факторами. Производительные силы Бурятии, сформировавшиеся в условиях плановой системы хозяйствования, не могли эффективно функционировать в рыночной экономике. Из-за низкого уровня развития производства и повышенных затратах, обусловленных природно-климатическими условиями, а также повышенными экологическими требованиями, в Бурятии сложился дефицитный бюджет.

Доминирующей тенденцией промышленного развития республики в начале 2000-х гг. является стагнация, в условиях потери основных генерирующих факторов освоения новой продукции: профессиональных кадров, основных фондов и технологий. В состоянии глубокого кризиса продолжает находиться сельское хозяйство. В период с 1995 – 2000 гг. объем доходов консолидированного бюджета Республики Бурятия возрос в 2,5 раза. Улучшение экономической ситуации в республике возможно лишь при изменении современной региональной социально-экономической политики Федерального Центра, переходе от бюджетных дотаций к инвестированию, развитии межрегиональной экономической интеграции. Процессы модернизации социально-экономической сферы негативно оказались, прежде всего на наименее защищенных слоях общества – это пенсионеры, многодетные семьи, молодежь. Доходы молодежи зависят от доходов их родителей, следовательно, потерявшие работу родители при закрытии и ликвидации предприятий не могли благотворно сказаться на положении молодых. Социально-экономические преобразования 1990-х гг. и в последующие годы отрицательно сказались на положении молодых людей, которые не имеют собственных доходов, отсюда происходит проблема досуга молодежи.

Во втором параграфе «Основные тенденции развития социальных процессов» изучаются вопросы социальной структуры данного периода. Экономические процессы 1990-х гг. привели к глубокой трансформации в российском обществе, в ходе которого изменились многие параметры его социальной организации. Произошло разрушение старой социальной структуры, ее институтов и социальной иерархии и формирование новых компонентов общества. Для формирующейся социальной структуры современного российского общества характерны крайняя неустойчивость, аморфность, неопределенность, отсутствие сложившихся массовых социальных слоев со своими осознанными интересами, политико-идеологическими ориентациями, общепринятыми правилами и стандартами поведения. В социальном пространстве российского общества продолжают преобладать дезинтеграционные тенденции, что обусловлено как разными темпами социальных изменений в различных сферах жизни, так и неравномерностью хода реформ. Наиболее характерным свидетельством этому является продолжающаяся дифференциация населения страны по уровню доходов и растущее социальное неравенство.

Рыночные реформы 1990-х гг. негативно отразились на уровне жизни населения в республике, что выразилось в ухудшении показателей социального развития. Доминирующими тенденциями трансформации социальной структуры общества в Бурятии, как и в России, стали углубление социального неравенства по всем показателям и маргинализация значительной части населения. Все эти процессы негативно сказались на положении прежде всего социально-неимущих слоев – это дети, молодежь, молодые семьи.

Сокращение финансовых и материальных ресурсов, выделяемых на развитие социальной сферы, способствовало углублению кризиса. Имея низкий уровень социального развития, не подкрепленный развитой экономической базой, республика за годы реформ еще в большей степени отстала от большинства регионов России. Доминирование инерционного сценария экономического развития республики на современном этапе не позволяет корректировать экономические реформы и создать условия для решения социальных проблем. Молодые люди пополняли ряды бедных слоев населения из-за недостаточного дохода их родителей.

В третьем параграфе «Изменения в демографической ситуации» рассмотрены процессы изменения демографических показателей Республики Бурятия. Это было вызвано негативными последствиями радикальных экономических реформ. Государство практически перестало уделять внимание этому важнейшему показателю, который фактически должен определять направленность и необходимость преобразований. Тенденция снижения уровня жизни населения Бурятии в 1990-е гг. стала доминирующей и в начале 2000-х гг. ситуация не изменилась. Последствия этого процесса проявились в увеличении числа безработных и лиц с доходами ниже прожиточного минимума, ухудшении демографических показателей, распространении социальных болезней. Система социальной защиты населения республики остается неэффективной и по-прежнему не носит адресный характер. Идет устойчивый рост количества и стоимости платных услуг в системе здравоохранения, качество которой осталось практически на том же уровне. Сходные процессы происходят и в сфере образования и жилищно-коммунального хозяйства. Улучшение экономических показателей пока не способствует повышению эффективности социальной политики и сохранению интеллектуального и демографического потенциала населения. Высока безработица среди лиц от 16 – 30 лет, которая влияет на миграционные оттоки из Республики Бурятия, прежде всего наиболее одаренной и талантливой молодежи. Республика теряет интеллектуальный и демографический потенциал населения. Взросление молодых стало все чаще стало происходить на улице, так как не хватало времени у родителей, занятых добычей продуктов, закрылась сеть творческих кружков, домов культуры при заводах, фабриках. Все чаще молодежь можно было увидеть на улицах, попрошайничая и ведя аморальный образ жизни, приручаясь к спиртному и наркотическим средствам.

Вторая глава «Молодежные субкультуры Бурятии в конце ХХ начале ХХI вв.» состоит из трех параграфов, посвящена процессам появления и развития молодежных субкультур. Первый параграф «Место и роль молодежной субкультуры в обществе» посвящен теоретическому обоснованию феномена молодежных сообществ. Молодежные субкультуры выполняют не только социализирующие функции, но и конструктивно-творческие, поскольку явления молодежной субкультуры непосредственно включены в жизнь общества и определяют некоторые формы его развития. Молодежные субкультуры – это:

  1. результаты экономической и политической трансформации и модернизации общества, а также влияния процессов демократизации.
  2. коммуникативная система, самопроизводящаяся во времени;
  3. субкультуры – это непросто идеологические конструкты, с их помощью молодые люди стремятся отыграть этот мир, отвоевать для себя культурное пространство в соседстве и в социальных институтах, реальное время для отдыха и досуга, нужное им место на улицах и в подворотнях.
  4. Субкультуры помогают молодым выделить и присвоить себе территорию в округе.
  5. Молодежные субкультуры наполняют досуг молодых, влияют на ценности, моральные установки и смысл жизни.

Второй параграф «Особенности формирования молодежных субкультур Бурятии» приводит классификацию молодежных сообществ Бурятии, а так же рассматривает виртуальный образ молодежных субкультур, наиболее многочисленного движения панков и феноменального движения скинхедов. В Интернет-пространстве существует большое количество сайтов, посвященных данным субкультурам. Необходимо отметить, что за последние несколько лет произошел особый «бум» на открытие такого рода сайтов. Именно посредством перечисленных выше сайтов, до молодежи доносят свои идеи участники данных молодежных течений, проводят агитацию и пропаганду в целях расширения своего движения.

Эти сайты невозможно сосчитать, например, уже говорилось, что каждая панк-группа имеет свой собственный сайт и даже не один, а несколько, а в каждом регионе достаточное количество таких групп.

В целом, правила и нормы поведения, утвержденные в обществе, вызывают у большинства молодых людей желание нарушить их, причем чаще всего без видимых причин. Делается это с целью самоутвердиться. Распространение вредных привычек (табакокурение, употребление алкогольных и наркотических средств) среди молодежи имеет высокие показатели, имеющие тенденцию к росту особенно в студенческой молодежной среде. Для молодых людей очень характерно подражание криминальной и асоциальной субкультуре. Особенность молодежного возраста такова, что размеренность повседневности ими неприемлема. Ребят привлекают нестандартные ситуации, эпатаж окружающих, поэтому некоторые из них вступают в молодежные субкультуры, а некоторые в криминальные субкультуры, в которых они находят «приключения», свой смысл жизни и обоснование своих взглядов и ценностей. Молодежные субкультуры стали появляться во второй половине 1990-х гг.

Недостаточная социальная активность современной молодежи – одно из проявлений социального отчуждения, которое выражается в скептическом отношении молодых людей относительно молодежных и детских организаций. Отсюда и нежелание их проявлять свою активность на благо общества.

Таким образом, на современном этапе развития общества, особенностью новоявленных молодёжных объединений является ее адаптивная функция. Она помогает подросткам совершить переход во взрослую жизнь, ограничивая криминальное влияние, влияние «маскулинной» культуры.

По своей направленности данные субкультуры можно разделить на романтическо-подражательные («хиппи», «стритовщики», «толкинисты», «эмо», с некоторыми оговорками - «байкеры»), анархическо-аморальные («панки», «металлисты», «хиппи»), криминальные («гопники», «шпана») и экстремистские («скинхеды» или «бритоголовые»).

Полярная направленность в выборе духовных ценностей у молодежи, поиск идеалов в криминальной среде или в музыке, и перевес в сторону последней, все это свидетельствует о стремлении молодежи адаптироваться в современных социальных условиях

Таким образом, молодежным субкультурам свойственны определенные функции: 1) возможность самореализации или адаптивная функция; 2) компенсаторская, связанная с личной зависимостью и отсутствием свободы в официальных структурах; 3) досуговая или креативная, эвристическая, которая выражает художественно-творческие и нравственные устремления молодежи.

В силу сохранения в обществе многих элементов традиционного общества всякое стремление молодых людей выделиться из общей массы воспринимается негативно. Такие молодые люди вынуждены скрывать свою принадлежность к определенной субкультуре. Республика Бурятия в этом смысле не является исключением.

Третий параграф «Этнические особенности молодежных субкультур» выявляет влияние национального колорита Республики Бурятия на молодежные объединения. Параграф составлен на основе социологических исследований, проводимых автором в два захода в 2007 г. и 2008. Можно сделать вывод об относительной стабильности межэтнических отношений в Бурятии. Это обусловлено рядом факторов, основными из которых являются: характер и особенности исторического развития народов республики, накопившими достаточно большой опыт взаимодействия; особенности их национального характера, сознания и психологии; соотношение удельного веса и численности основных этнических групп республики. Последнее обстоятельство, наряду с достаточно устойчивой экономической зависимостью республики от федерального центра, способствовало сохранению относительно спокойной этнополитической ситуации в Бурятии в пореформенный период.

В то же время процессы, происходившие в стране, способствовали изменению условий существования и взаимодействия этнических групп республики. Произошло значительное ухудшение социально-экономических параметров их жизнедеятельности, что, в свою очередь, дало толчок новым тенденциям в развитии народов Бурятии: изменению социальной структуры, формированию маргинальных групп населения, росту конкуренции между этническими группами республики в различных видах деятельности, росту их политической активности. Все это происходит на фоне характерных для современного этапа развития человечества процессов глобализации, интенсификации межкультурного взаимодействия, расширения городского пространства.

Таким образом, в национальном плане в нашей республике отсутствует перекос в пользу той или иной национальности, исключение составляет лишь субкультура «скинхедов». Известно, что при личном общении исчезают национальные характеристики такие как: цвет кожи, раскос глаз и т.д., и на первый план выходят характеристики самой личности: добрый, хороший, общительный и т.д. Субкультуры в основе своей открыты для каждого человека независимо от его принадлежности к той или иной национальности. Все эти процессы привели к появлению «этно-рока», как своеобразной попытки объединения западных мотивов с местной национальной музыкой.

В Заключении подведены итоги исследования, проведен анализ молодежных субкультур постсоветской Бурятии. Основные его результаты сводятся к следующему:

  1. Кризисные явления, характерные для Российского общества конца ХХ – начала XXI в. отразились на положении молодежи.
  2. Возникли явления индивидуализации и, как следствие появление и повсеместное распространение большого количества молодежных субкультур.
  3. В результате обнищания большей части населения произошел рост преступности в молодежных сообществах и криминализация;
  4. Особенно остро проявился статус маргинальности молодых;
  5. Рассмотрены основные теоретико-методологические подходы и концепции исследования молодежной субкультуры.
  6. Дана характеристика виртуальных практик молодежных субкультур Бурятии. Показано, что данные практики являются очень разнообразными. Они выполняют особые функции: коммуникационную (заведение знакомств, поддержка дружеских связей), информационную (обмен информацией), психологическую (выражение чувств и эмоций), образовательную (получение знаний) и т.д.
  7. Исследовано новое коммуникативное пространство – Интернет и влияние СМИ на молодежные субкультуры.
  8. На сегодняшний день сложно говорить о гомогенной, недифференцированной группе молодежи. В работе особо подчеркнуто, что возрастающее социальное расслоение, различные жизненные стратегии, профессиональные ориентации и другие особенности не позволяют сводить всю молодежь к одному основанию, а следовательно, невозможно говорить о единой молодежной субкультуре.

Основные результаты диссертации опубликованы в следующих работах:

Статьи, опубликованные в журналах по списку ВАК:

  1. Калашникова В.В. Межэтническое взаимодействие в Бурятии в современной историографии / Калашникова В.В.// Вестник Томского государственного университета – Томск, 2009 – №321 апрель – С. 92-95.
  2. Калашникова В.В. Особенности формирования молодежных субкультур в Бурятии в конце ХХ – начале XXI вв. / Калашникова В.В.// Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов – г. Курск, 2008 – №10 – С. 158-163.

Брошюры:

  1. Калашникова В.В. Современная молодежная субкультура / Плюснина В.В., Калашникова В.В. // «Современная молодежная субкультура» - Улан-Удэ, 2007. – 63с.

Статьи:

  1. Калашникова В.В. Эпатаж протеста или о новых формах самовыражения молодежи / Калашникова В.В. // Журнал «Город, устремленный в будущее». – Улан-Удэ, 2006 – С. 38-45.
  2. Калашникова В.В. Место и роль молодежной субкультуры в обществе / Калашникова В.В. // матер. регион. науч.-практ. конф. с междунар. участ. «Молодежь в условиях социально-экономической трансформации общества». – Улан-Удэ, 2007. – С.196-203.
  3. Калашникова В.В. Межэтническое взаимодействие в Бурятии в современной историографии / Калашникова В.В.// матер. регион. науч.-практ. конф «Индустриальной развитие Сибири в контексте модернизационных процессов». – Улан-Удэ, 2007 – С.145-151.
  4. Калашникова В.В. Формирование молодежных субкультур в Бурятии / Калашникова В.В. // Сетевой электронный научный журнал КубГАУ [Электронный ресурс] – Электрон. журн. – г. Краснодар. 2008 – №37 (3). Режим доступа: http://ej.kubagro.ru/2008/03/03/.
  5. Калашникова В.В. Молодежная миграция в Республике Бурятия / Калашникова В.В. // матер. регион. науч.-практ. конф «Молодежь и власть: оптимизация взаимодействия с местным самоуправлением». –Улан-Удэ, 2008 – С.165-169.
  6. Калашникова В.В. Современные молодежные субкультуры Республики Бурятия: особенности, противоречия и ценности /Калашникова В.В. // матер. респуб. науч.-практ. конф «Современная молодежь: проблемы, перспективы и устремления». –Улан-Удэ, 2008 – С.44-54.
  7. Калашникова В.В. Особенности молодежных субкультур в г. Улан-Удэ в конце ХХ начале XXI вв. / Калашникова В.В. // Вестник Бурятского государственного университета. –Улан-Удэ, 2009 – Сер. История, №7 – С. 113-117.
  8. Калашникова В.В. Этнические особенности молодежных субкультур г.Улан-Удэ в постсоветский период / Калашникова В.В.// матер-лы регион. науч.-практ. конф «Молодежь города в условиях модернизационных процессов Бурятии» – Улан-Удэ, 2009 – С. 43-51.

[1] Щепанская Т.Б. «Традиция городских субкультур» [Электронный ресурс] // Современный городской фольклор – М: РГТУ, 2003 г., http://www.poehali.narod.ru//subcult., С. 2.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.