WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Деятельность региональных властей по поддержанию политической стабильности в условиях социально-экономического кризиса в 1993-2000 гг. (на материалах западной сибири)

На правах рукописи

Кашкин Андрей Владимирович

Деятельность региональных властей по поддержанию политической стабильности в условиях социально-экономического кризиса в 1993-2000 гг. (на материалах Западной Сибири)

Специальность 07.00.02. – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Омск - 2008

Работа выполнена на кафедре истории и регионального развития ФГОУ ВПО «Омский государственный аграрный университет»

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Новиков Сергей Валентинович
Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Осипов Алексей Григорьевич доктор политических наук, доцент Волох Олег Владимирович
Ведущая организация: Омский государственный технический университет

Защита состоится 19 декабря 2008 года в 12.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ. 212. 177. 04 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Омском государственном педагогическом университете по адресу: 644043, г. Омск, ул. Партизанская, 4 а.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Омского государственного педагогического университета по адресу: 644099, г. Омск, Набережная Тухачевского, 14, библиографический отдел.

Автореферат разослан «___» ноября 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор исторических наук, доцент Т. А. Сабурова

1. Общая характеристика работы

Актуальность исследования. Знание истории государства и его территорий позволяет понять современную государственность и прогнозировать основные тенденции ее развития в будущем. Именно поэтому исследователями различных отраслей знания проявляется устойчивый интерес к проблеме поддержания политической стабильности в том или ином территориальном образовании.

Конституция РФ 1993 г., утвердив принцип разделения властей как по горизонтали (на исполнительную, законодательную и судебную), так и по вертикали (на федеральную, региональную и муниципальную), а также выборность органов государственной власти в качестве основ государственного строя, обусловила формирование и развитие новых в отечественной истории политических институтов на территории субъектов РФ. В этих условиях выборы как универсальный механизм участия граждан в управлении государством, подтверждающий легитимность действующей власти, стали ключевым элементом сохранения политической стабильности.

Исследование предложенной темы позволяет выявить пробелы в масштабных политико-правовых преобразованиях 1993-2000 гг., охарактеризовать изменения социально-экономической сферы, выяснить своевременность реформ и их восприятие российским социумом.

В условиях смены социально-экономической формации и политической системы, следствием которой стал глубокий социально-экономический кризис, большое значение имеет опыт сохранения политической стабильности в тех или иных областях государства. Сохранение этой стабильности является гарантом национальной и региональной безопасности, что немаловажно в условиях динамичного развития мира и появления геополитических угроз. Как следствие, опыт сохранения политической стабильности, полученный нашим государством в 1993-2000 гг., имеет помимо научно-исторического еще и сугубо практический интерес.

Степень изученности темы. Избранная тема диссертационного исследования потребовала привлечения научной литературы из различных отраслей знания. В ходе работы было выделено четыре проблемных блока исследовательской литературы:

  1. Вопросы социально-экономического развития субъектов РФ.

Проблемам социально-экономического развития административно-территориальных субъектов Западной Сибири посвящены работы В.И. Шишкина. Автор проводит анализ проблем социально-демографического и финансово-экономического развития субъектов Западной Сибири в период с 1991 по 2000 гг., выявляет тенденции развития ситуации и намечает возможные пути выхода из кризиса.[1]

Материал, характеризующий состояние экономики Омской области, приведен в книге М.Л. Калужского и А.Р. Сараева. Ими проанализированы процессы размещения производственных сил в области, охарактеризовано состояние отраслей промышленности и оценена степень влияния на них преобразований 1990-х гг.[2] В период с 2003 по 2006 гг. вышел в свет ряд работ коллектива авторов кафедры регионального развития ОмГАУ. В этих монографических изданиях Ж.В. Лазаревой, Л.В. Азаровой, Г.Т. Кужбановой и С.В. Новиковым поднимаются вопросы экономического и социально-демографического развития Омской области в постсоветский период. Авторами подвергнут анализу массив статистических данных, проведено количественное и качественное сопоставление показателей развития разных отраслей экономики по годам, обобщены сведения о социально-демографических процессах на территории Омского региона, подготовлена оценка потенциала социально-экономического развития области на ближайший период.[3] Наряду с этим Ж.В. Лазаревой была подготовлена и в 2005 г. защищена кандидатская диссертация на тему «Социально-экономическое развитие субъекта Российской Федерации (на примере Омской области)».[4] В 2003 г. вышла в свет брошюра А.А. Кравца, содержащая фактический и статистический материал по исследуемым вопросам, но несущая отпечаток критики, присущей левой оппозиции.[5]



Вопросы развития различных отраслей экономики Западной Сибири поднимались на страницах научно-исследовательских журналов в статьях Е.В. Любимовой, Э.П. Амосенок, А.А. Гумеровой, Н.И. Лариной, Ю.Ш. Блам, Л.В Машкиной и О.В. Машкиной.[6]

  1. Проблемы становления политико-правовой системы западно-сибирских субъектов РФ.

И. Кравец в своих исследованиях рассматривает особенности формирования законодательной базы Новосибирской области. Им исследованы вопросы становления основных законов региона, дана их правовая оценка, проведен их сопоставительный анализ с аналогами в других субъектах федерации, выявлены особенности их правоприменения.[7] Относительно Алтайского края проблемы исследованы О.Н. Барабановым.[8]

  1. Вопросы формирования института многопартийности в Западно-Сибирских субъектах РФ в 1993-2000 гг.

С.В. Новиковым исследованы процессы становления местных отделений партий и движений на территории Западно-Сибирского региона, выявлены проблемы взаимоотношений политических организаций с органами государственной власти, средствами массовой информации, исследованы вопросы участия партий в общественно-политической жизни субъектов Федерации.[9]

Проблемы функционирования отделений политических партий и движений на территории Омской области были подняты в изданиях специалистов Регионального центра по связям с общественностью Н.В. Тетериной, В.П. Федюшиным, Е.П. Воловиковой. Н.В. Тетериной совместно с И.А. Махнановой принадлежит раздел монографии «Социально-экономические и политические процессы в современной России (на примере Омской области)», посвященный становлению и развитию общественных организаций.[10]

А.Г. Осипов и В.И. Козодой в своей монографии раскрыли процесс институционализации многопартийности на территории Западной Сибири в 1986-1996 гг.[11]

  1. Проблемы проведения избирательных кампаний разного уровня в Западной Сибири в 1993-2000 гг.

Проблемам выборов в современной истории Алтайского края посвящены работы Алтайской Школы Политических Исследований. Ю. Чернышовым, В. Рыжковым, А. Ляпуновым, А. Щербиным, Н. Щербиной, Я. Шашковым, Е. Притчиной, А. Кривовым, А. Ивкиным, О. Барабановым и другими авторами, работавшими в рамках «Школы», неоднократно поднимались вопросы современного законодательства о выборах и его применения, использования PR и административного ресурса, рассматривалась методика работы избирательных комиссий, изучались проблемы вовлеченности средств массовой информации в избирательный процесс.[12]

Интерес представляет деятельность Новосибирского Фонда развития политических технологий и прогнозирования «Сибирь-Форум». Специалисты Фонда, помимо практической деятельности – ведения избирательных кампаний, организации PR-кампаний – занимаются анализом современных политических процессов на территории Западной Сибири. Результаты их разработок опубликованы в монографии, принадлежащей перу А.Г. Осипова, В.И. Козодоя, И.Г. Козлова, Д.Т. Пучкина, А.И. Степанова. В этой работе с учетом материалов, выходящих за обозначенные рамки исследования и касающихся поднятой диссертантом темы, авторами были изучены процессы становления региональной многопартийности и сделан вывод о слабом влиянии политических партий на распределение мест в законодательных органах.[13]

Группой омских исследователей И.В. Лоткиным, С.В. Новиковым, А.А. Макаровым были опубликованы исследования, посвящённые выборам депутатов Законодательного Собрания Омской области.[14] Наряду с этим, применительно к Омской области, исследователем Е.А. Сафаровой были проанализированы выборы депутатов Государственной Думы РФ 1999 г.[15]

Изучению проблемы выборов в западно-сибирских субъектах РФ в первой половине 90-х гг. посвящено диссертационное исследование И.А. Папушева. Автором были системно исследованы правовые нормы, процедуры, информационная и организационная структуры выборов в органы государственной власти территорий Западной Сибири.[16]

Вопросы формирования законодательных органов государственной власти субъектов Федерации на примере Кемеровской, Новосибирской и Томской областей применительно к 1993-2001 гг. были подняты в работе П. Шараева. Один из разделов его исследования затрагивает тему выборов как механизма формирования законодательных органов. Автор охарактеризовал избирательные системы субъектов РФ, рассмотрел нормативно-правовую базу проведения выборов, отметил активное участие исполнительных органов государственной власти соответствующих субъектов Федерации в кампаниях по выборам депутатов законодательных органов.[17]

Анализ литературы, посвящённой проблемам развития политических отношений и деятельности органов государственной власти в условиях социально-экономического кризиса, свидетельствует об отсутствии специальных исследований указанной проблемы.

Цель исследования заключается в выявлении форм и методов деятельности органов государственной власти западно-сибирских субъектов РФ по поддержанию политической стабильности в период социально-экономического кризиса.

В диссертационном исследовании поставлены следующие задачи:

- определение тенденций социально-экономического развития территорий Западной Сибири в 1993-2000 гг.;

- выделение общего и частного в становлении политико-правовой системы в различных субъектах РФ, входящих в западносибирский регион в конкретно-исторический период;

- определение компетенции исполнительной власти субъекта РФ в части корректировки социально-экономического курса, проводимого в исследуемые годы Правительством РФ;

- установление полномочий депутатского корпуса различного уровня по формированию социально-экономического и политического курса;

- выявление заинтересованности исполнительной власти в итогах избирательных кампаний различного уровня, имевших место в 1993-2000 гг.;

- проведение анализа процесса и итогов избирательных кампаний различного уровня с точки зрения их соответствия заявленным принципам свободного волеизъявления.

Объектом исследования является деятельность органов власти в период социально-экономического кризиса 1993-2000 гг.

Предметом исследования выступают меры, предпринимавшиеся властями в сфере законотворческой деятельности, социально-экономической политики, взаимодействия с представителями политических сил и бизнес-структур, по поддержанию политической стабильности и легитимизации власти путем проведения выборов.

Положения, выносимые на защиту:

- на территории Алтайского края, Кемеровской, Новосибирской, Омской и Томской областей имел место экономический кризис, выражавшийся в падении объемов производства несырьевых отраслей промышленности и распаде агропромышленного комплекса вышеназванных субъектов РФ;

- падение уровня экономического развития западно-сибирских субъектов РФ повлекло за собой снижение качества жизни, сворачивание социальной инфраструктуры, демографический кризис и недовольство населения, что могло повлиять на политическую стабильность;

- органы государственной власти западно-сибирских субъектов РФ с целью снижения социальной напряженности были вынуждены вырабатывать модели поведения административных элит в зависимости от конъюнктуры электоральных предпочтений граждан;

- социально-экономическое развитие той или иной территории оказывает влияние на электоральное поведение граждан и политическую стабильность;

- наличие оппозиционных губернаторов не является показателем слабости федеральной власти и неподконтрольности социально-экономических процессов, протекающих на обозначенной территории;

- проведение избирательных кампаний различного уровня являлось подтверждением демократических основ политического режима на территории каждого из изучаемых субъектов РФ.

Хронологические рамки исследования. Период с 12 декабря 1993 г. по 26 марта 2000 г. Первая дата обусловлена принятием Конституции РФ, с которой началось формирование новой системы государственного устройства. Вторая – связана с окончанием очередного избирательного цикла в субъектах РФ и избранием нового Президента РФ, который, заявив о выстраивании вертикали власти, желая или не желая того, придал ей черты «административного» процесса, заставив властные элиты субъектов РФ отказаться от политической специфики выборов, выражавшейся в наличии «красных» губернаторов или законодательных органов с доминирующим положением «красных» депутатов.

Территориальные рамки исследования охватывают пять западно-сибирских субъектов РФ: Алтайский край, Кемеровскую, Новосибирскую, Омскую и Томскую области. Эти административно-территориальные образования обладают разнообразными природно-климатическими и финансово-экономическими условиями. Здесь наряду с отраслями добычи и переработки полезных ископаемых разместились также наукоемкие производства и крупные предприятия агропромышленного комплекса. В ходе протекавших в обществе процессов на территории вышеназванных субъектов РФ развернулась многогранная политическая борьба, являвшаяся отражением борьбы различных экономических и властных элит за право осуществлять контроль над ресурсами как для достижения каких-либо общественнозначимых целей, так и в своих личных интересах.

Считаем, что представленные западносибирские субъекты РФ наиболее полно отражают особенности внутреннего развития страны, характерные большинству других административно-территориальных субъектов России в период преобразований 1993-2000 гг.

В исследование не вошли субъекты РФ, составляющие Тюменскую область: в работах по экономической и социальной географии ее статус как сибирской территории неоднократно ставился под сомнение. Позднее этот факт был подтвержден включением этой области в Уральский Федеральный округ. Изучение политических процессов как в начале, так и в конце ХХ века подводит к констатации того факта, что партийно-политическое строительство в Тюменской области проходило под влиянием Екатеринбургского (Свердловского) центра, тогда как на изучаемых территориях указанное строительство развивалось от Новосибирского и Томского центров.





При решении поставленных в работе задач исследователь исходил из следующего понимания нижеперечисленных терминов:

Кризис социально-экономический - резкое ухудшение экономического состояния страны, проявляющееся в значительном спаде производства, нарушении сложившихся производственных связей, банкротстве предприятий, росте безработицы и в итоге — в снижении жизненного уровня, благосостояния населения.[18]

Стабильность политическая - устойчивое состояние политической системы, позволяющее ей эффективно функционировать и развиваться под влиянием внешней и внутренней окружающей среды, сохраняя при этом свою структуру и способность контролировать процессы общественных перемен.[19]

Методологическая база. Теоретической основой работы стала концепция разделения властей (Дж. Локк, Ш. Монтескье, М. Сперанский, П. Зайончковский). Данная теория характерна той стадии развития общества и государства, когда созревают все необходимые предпосылки для активного участия широких слоев общества в социально-политической жизни и политических процессах страны, торжествует хотя бы в формальном плане политический и идеологический плюрализм; среди интеллектуальных слоев общества идет усиленный поиск путей и средств создания надежных гарантий прав и свобод подданных или граждан; предпринимаются попытки ограждения их, а вместе с ними всего общества и государства от возможной узурпации всей государственной власти как со стороны отдельных лиц, так и со стороны отдельных органов государства. Именно этим характеризуются процессы, имевшие место в России в 1993-2000 гг.

Ведущим принципом исследования стал принцип историзма, позволивший проанализировать деятельность властей по поддержанию политической стабильности в условиях социально-экономического кризиса в ее историческом развитии и в контексте конкретной исторической ситуации.

При написании диссертации соискателем были применены следующие методы исторического исследования:

- сравнительно-исторический, позволяющий сравнивать общественно-политические изменения в различных субъектах Российской Федерации;

- историко-типологический, посредством которого была проведена классификация политических движений и выделены различные модели поведения региональных элит;

- статистический, при помощи которого, опираясь на данные статистических исследований, были обобщены количественные показатели;

- синхронистический, с помощью которого удалось сопоставить общественно-политические процессы, протекавшие в пяти исследуемых регионах;

- системного анализа, востребованный при рассмотрении всех явлений общественно-политической и социально-экономической жизни субъектов РФ в их взаимосвязи и позволяющий на основе обобщения этих данных составить целостную картину о деятельности региональных властей по поддержанию политической стабильности в условиях социально-экономического кризиса.

Источники исследования. Для решения поставленных в диссертационном исследовании задач использован широкий круг источников. Типологически их можно разделить на несколько основных групп:

  1. Нормативно-правовые акты федерального и регионального уровней и иные официальные документы: Конституция РФ, законы РФ, Указы Президента РФ и иные нормативно-правовые акты федерального уровня, Устав Алтайского края, Кемеровской, Новосибирской, Омской и Томской областей, законы пяти вышеназванных субъектов Федерации, распоряжения их глав администраций, постановления региональных законодательных органов государственной власти. Также в работе нами были исследованы судебные решения Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, областных судов. Данные материалы опубликованы в «Собрании законодательства РФ», «Собрании актов Президента и Правительства РФ» и др. Эта группа документов была необходима при подготовке историко-правового анализа процессов становления новых институтов государственной власти субъектов РФ и формирования партийных структур.
  2. Статистические данные как категория исследована при подготовке характеристики социально-экономического развития территорий в 1993 – 2000 гг., его анализа и сопоставления с другими субъектами РФ. В работе преимущественно проанализированы сведения Государственного комитета статистики.[20]
  3. Агитационные материалы, т.е. материалы, побуждающие избирателя голосовать за/против кандидата или списка кандидатов.[21] В исследовании были проанализированы и сопоставлены агитационные статьи, опубликованные в регулярных СМИ, а также отдельные агитационные издания (газеты, брошюры, листовки) политических партий и кандидатов в депутаты Государственной Думы ФС РФ, законодательных органов государственной власти субъектов РФ, а также кандидатов на должности глав администраций исследуемых субъектов РФ. Данный круг источников был необходим при подготовке тех частей диссертационного исследования, которые касались хода избирательных кампаний разного уровня.[22]
  4. Автобиографическая и мемуарная литература представлена книгами А. Тулеева, Б. Мальцева, Л. Полежаева, и др. Особенностью этих материалов является субъективизм авторов, отражающий их собственное видение протекавших процессов, что позволяет взглянуть на события глазами их непосредственных участников.[23]
  5. Публицистическая литература представлена политической публицистикой Е.Д. Похитайло, М.И. Машкарина и П. Бугаева, социально-политической публицистикой О.Н. Смолина.[24]

Научная новизна. В диссертационном исследовании впервые с помощью широкого круга источников с позиций исторической науки с подключением инструментария политологии, социологии и статистики рассмотрены вопросы деятельности региональных властей по поддержанию политической стабильности в условиях социально-экономического кризиса. На примере Алтайского края, Кемеровской, Новосибирской, Омской и Томской областей рассмотрены проблемы влияния социально-экономической ситуации в том или ином административно-территориальном образовании на результаты избирательных кампаний различного уровня как фактор политической стабильности.

Практическая значимость. Проведенное исследование и выводы, сделанные в ходе него, дают возможность расширить представления широкой общественности о становлении системы государственного устройства в субъектах РФ после 1993 г.

Научные результаты исследования также будут полезны политическим деятелям и всем тем, кто принимает либо влияет на принятие решений по вопросам развития территорий.

Другой аспект практического применения результатов работы заключается в возможности ее использования в учебной работе (разработка научно-методических пособий по становлению политических систем субъектов РФ, подготовка курсов лекций для студентов исторических и политологических факультетов).

Апробация результатов исследования. Основные выводы и результаты диссертационной работы отражены в выступлениях на научно-практических конференциях разных уровней. По проблематике исследования имеется 7 опубликованных статей, в том числе в журнале, рекомендованном ВАК.

Структура диссертационного исследования. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и источников и приложений.

2. Основное содержание работы

Структура диссертационного исследования подчинена его цели и задачам. Научная работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка и приложений.

Во введении обоснована актуальность изучаемой проблемы, поставлены цели и задачи, подлежащие решению, определена методологическая база диссертации, обрисован круг историографической разработанности данной проблемы, очерчены хронологические и территориальные рамки исследования, определены возможности дальнейшего приложения результатов работы.

Первая глава «Социально-экономическое развитие и контуры политической системы Западно-Сибирских регионов в 1993 2000 гг.» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Экономический кризис и рост социальной напряженности в условиях реформ 1993 2000 гг.» дана характеристика экономического потенциала изучаемых субъектов федерации, а также проанализирован сложный и неоднозначный процесс перехода региональных экономик к рыночным механизмам функционирования. Исследование позволило выявить общее состояние экономической сферы в субъектах федерации, рассмотреть положение основных отраслей хозяйствования, охарактеризовать меры по поддержанию ситуации, принимавшиеся на региональном уровне.

Экономики территорий негативно отреагировали на финансово-экономический кризис 1990-х гг. Сокращение объемов производства было свойственно каждой из отраслей промышленности и сельского хозяйства. В результате в экономиках регионов наметился уклон в сторону развития организаций, необходимых для удовлетворения базовых потребностей населения (сфера обслуживания и, отчасти, пищевая промышленность), а также предприятий, дающих быструю самоокупаемость (ресурсодобыча).

Наряду с этим в параграфе исследуются процессы, происходившие в обществе, а также сферах, выполняющих основные социальные функции (здравоохранение, образование, культура).

Продолжавшееся ухудшение экономической ситуации и связанное с этим прекращение деятельности и банкротство многих крупных предприятий города и села стало фактором высвобождения большой части квалифицированных рабочих кадров.

Образовательная сфера всех регионов остро отреагировала на произошедшие демографические сдвиги: по всем рассматриваемым субъектам произошло 1,5-2-кратное сокращение дошкольных учреждений, количество общеобразовательных учреждений осталось примерно на том же уровне, а количество ВУЗов возросло (в первую очередь, за счет негосударственных образовательных учреждений).

Сложная ситуация в регионах сложилась в сфере медицинской инфраструктуры: повсеместно снизилась обеспеченность населения больничными местами. Непросто складывалась ситуация с кадровым обеспечением медицинских учреждений: при увеличении количества врачей несколько снизилась численность среднего медицинского персонала (особенно это характерно для Омской и Томской областей).

По итогам рассмотрения данной проблематики диссертант пришел к выводу о росте социальной напряженности в обществе и общем ухудшении качества жизни подавляющей части населения регионов.

Во втором параграфе «Деятельность властей по формированию нормативно-правовой базы субъектов РФ» были рассмотрены процессы становления новых политико-правовых систем на территории западносибирских субъектов РФ.

В ходе изучения новой нормативно-правовой базы проанализирован механизм подготовки и принятия законодательства субъектов РФ, исследованы процессуальные особенности становления и правовые характеристики сформированной правовой базы указанных субъектов РФ.

Отмечается, что процесс обсуждения и принятия законодательных актов того или иного субъекта РФ вызывал конфликт, связанный с объемом административных и финансовых полномочий конкретного органа власти. Так, принятие Устава Алтайского края сопровождалось острым политическим кризисом, разрешение которого вышло за рамки края. Краевое Законодательное собрание, находившееся в оппозиции действовавшему главе администрации, подготовило и приняло вариант Устава, которым были значительно урезаны функции исполнительной власти в целом и ее главы в частности. В свою очередь, губернатор края М. Кислюк отказался подписывать представленный ему вариант документа и обратился в Конституционный Суд РФ с требованием о пересмотре статей Устава, расходившихся, по его мнению, с Конституцией РФ. Ключевой статьей документа, вызвавшей наибольшие претензии сторон, стала статья о выборах главы администрации края: в варианте, принятом Законодательным собранием, говорилось об избрании губернатора депутатским корпусом Законодательным собрания, сам М. Кислюк оспаривал эту формулировку, ссылаясь на Конституцию РФ, которая, по его мнению, гласила о принципе всеобщих выборов главы субъекта Федерации. По итогам разбирательства Конституционный Суд РФ признал ряд статей Устава Алтайского края, в том числе статью о выборах главы Алтайского края, не соответствующими Конституции РФ.

В результате изучения процессов формирования правовой базы в Алтайском крае, Кемеровской, Новосибирской, Омской и Томской областях за период с 1993 по 2000 гг. диссертант пришел к следующим выводам:

- в субъектах РФ была сформирована нормативно-правовая база, которая заложила основы их политико-административной, финансово-экономической и социальной систем;

- пересечение интересов различных групп влияния в ходе разработки законодательных актов приводило к острым политическим кризисам, решение которых зачастую выходило за рамки субъектов Федерации, а их последствия оказывали негативное влияние на внутреннюю социально-экономическую ситуацию;

- несмотря на позиционирование органами власти собственных политических платформ, отличных от идеологии федерального центра, можно констатировать, что в целом нормативно-правовая база субъектов западно-сибирского региона соответствовала системе, принятой на уровне Российской Федерации. Это явилось гарантией развития социально-экономического курса, заданного российским Правительством.

В третьем параграфе «Взаимодействие органов власти с политическими партиями и их представителями в субъектах РФ» было уделено внимание вопросам развития политической ситуации, исследован процесс политического оформления органов исполнительной и законодательной ветвей власти, их взаимоотношений и взаимовлияний.

Также в параграфе в соответствии с классификацией, предложенной Г. Голосовым, было исследовано партийное пространство субъектов федерации, были выделены четыре категории политических организаций:

- правые (под которыми необходимо понимать партии, выступающие за преимущественно рыночные механизмы экономической регуляции);

- центр (это наименование относится к различным организациям корпоративного типа и вообще к квазиполитическим группам);

- националисты (категория российских политиков, избегающих артикуляции сколько-нибудь ясными программами социально-экономического развития в общероссийском масштабе);

- левые (партии, подчеркивающие важную роль государства в экономике).

Анализ политических процессов, протекавших в рамках обозначенных субъектов РФ, позволил соискателю выявить следующие особенности:

- политические процессы развивались в рамках противостояния ряда влиятельных групп. Эта тенденция выражалась в борьбе между ветвями и уровнями власти конкретного субъекта Федерации;

- партийное строительство в областях Западной Сибири во многих случаях носило декларативный характер и слабо совпадало с теоретическими представлениями о структурировании партийного поля. На территории субъектов наиболее активно развивались левые политические группы или местные отделения партий провластной ориентации.

- анализ социально-экономического и политического развития территорий показал, что политические партии и движения не всегда являлись самостоятельными субъектами политической игры, а зависели от деятельности финансово-экономической и административной элиты субъектов РФ.

Вторая глава «Легитимизация органов исполнительной власти посредством выборов глав администраций в 1993-2000 гг.» состоит из трех параграфов, в которых рассмотрены избирательные кампании по выборам глав администраций заявленных западно-сибирских субъектов РФ.

В первом параграфе «Выборы глав администраций Омской и Томской областей» рассмотрены нормативно-правовые и процессуальные особенности выборов глав администраций Омской и Томской областей в 1995 г. и 1999 гг.

Автором проанализирована административная борьба за право проведения прямых выборов глав администраций субъектов РФ, развернувшаяся с начала 1995 г., отмечена деятельность областных властей по популяризации института губернаторства среди широких масс населения, охарактеризован процесс формирования необходимой для проведения соответствующих выборов законодательной базы Омской и Томской областей.

Главы администраций указанных областей, Л. Полежаев и В. Кресс, сумели аккумулировать серьезные финансовые, политические и общественные ресурсы, как в своих регионах, так и за их пределами (в том числе и в Москве). Их программы базировались на признании необходимости рыночных реформ с введением в них элементов государственного регулирования и решения на областном уровне конкретных проблем (например, газификация, сборка собственного автобуса, трактора, большегрузного автомобиля и др.). Также акцент делался на сохранении ряда льгот пенсионерам и малоимущим гражданам. За эти программы отдали голоса те, кто предпочел постепенное движение по пути рыночных преобразований радикальным поворотам влево или вправо.

Кандидаты от левых партий Л. Горынин, Е. Похитайло, А. Кравец – в Омске; Р. Попадейкин и отчасти П. Кошель – в Томске выдвигали идеи сохранения государственной собственности на крупные экономические объекты, вплоть до их реприватизации и национализации (например, Омского нефтеперерабатывающего завода), требовали ввести процедуру общественного и административного контроля деятельности администраций.

Правые В. Захарченко – в Омске; И. Тютрин – в Томске, используя реформаторскую риторику в своих выступлениях, не приводили конкретных предложений по выводу областей из кризиса, упирая на необходимость дальнейшей «демократизации» государственных институтов и общественно-экономических отношений.

Как в 1995 г., так и в 1999 г. в обеих областях победили действовавшие главы администраций: Л. Полежаев и В. Кресс, набравшие более половины голосов избирателей.

Это позволило сделать следующие выводы:

- активная критика левых и патриотических сил, проводившаяся, в частности, в ходе избирательных кампаний, являлась демонстрацией лояльности федеральным властям, что гарантировало региональной элите поддержку из Москвы;

- позиционирование действовавших глав областных администраций себя в качестве надпартийных политиков, придерживавшихся центристских взглядов, позволяло им дистанцироваться от непопулярных в обществе реформ и давало возможность консолидировать вокруг себя широкие массы населения. а также представителей финансово-экономических групп ради решения хозяйственных задач в рамках федерального курса.

Второй параграф «Выборы главы администрации Новосибирской области» посвящен анализу избирательных кампаний по выборам главы администрации Новосибирской области в 1995-1996 и 1999-2000 гг.

В этой части работы прослежена хронологическая цепь событий от выхода в октябре 1995 г. Указа Президента РФ, позволявшего досрочное проведение выборов, до подведения итогов избирательных кампаний, дана характеристика программных положений кандидатов.

В кампании 1995-1996 гг. И. Индинок выступил в качестве проводника реформаторских планов Правительства РФ. В. Муха использовал наработки левых и патриотических движений. Он выступил за проведение регионально-ориентированного варианта реформ, базирующихся на сохранении государственной собственности крупных предприятий, требованиях государственного заказа и сохранении социальных завоеваний трудящихся.

В результате победу во втором туре выборов одержал В. Муха, набравший 54% голосов. Победа Виталия Мухи стала возможной после получения помощи "извне" - неожиданного для многих призыва проигравшего первый тур голосования кандидата на пост главы областной администрации, представителя демократических сил А. Мананникова к своим сторонникам проголосовать за него. Благодаря А. Мананникову В. Муха стал фигурой политического компромисса для "прокоммунистического" и "продемократического" электората. Общей почвой для этого компромисса стали антикоррупционизм, стремление к законности и порядку.

Следующие выборы губернатора Новосибирской области прошли в ранее запланированные сроки. Лидерами избирательной гонки стали В. Толоконский и И. Стариков. Действовавший глава областной администрации В. Муха уступил уже в первом туре выборов, заняв 3-е место по его итогам. Накануне второго тура В. Толоконский выступил с реформаторских позиций, подчеркнув при этом особый статус Новосибирской области как центра западно-сибирского региона. Реформаторская, по сути, программа И. Старикова не носила каких-либо региональных особенностей. Как следствие, победу одержал В. Толоконский, набравший 44,3% голосов.

В ходе исследования проблемы выборов главы администрации Новосибирской области соискателем были сделаны следующие выводы:

- большинству кандидатов было свойственно использование идей областничества, которые были достаточно популярны у избирателей. В избирательной кампании 1995-1996 гг. они позволили выйти вперед В. Мухе, и, наоборот, в кампании 1999-2000 гг. эти же настроения электората не позволили выиграть представителю Москвы И. Старикову;

- областнические идеи на протяжении обеих кампаний активно поддерживались и представителями региональной элиты. Тем самым она пыталась обезопасить себя от возможного вмешательства московских финансовых и политических кругов во внутрирегиональные дела.

Эти тенденции, свойственные Новосибирской области, позволяли приходить к власти политикам, умело использовавшим областнические идеи в своей риторике.

Третий параграф «Выборы глав администраций Алтайского края и Кемеровской области» характеризует избирательный процесс на территории двух субъектов РФ с высоким электоральным влиянием «левой» идеологии.

Для обоих административно-территориальных субъектов характерны более поздние сроки проведения первых избирательных кампаний (ноябрь 1996 г. на Алтае и октябрь 1997 г. в Кузбассе), что было связано с наличием внутриполитических кризисных ситуаций, вызванных разногласиями между исполнительной и законодательной властью обоих субъектов РФ.

Кандидаты А. Тулеев и А. Суриков, несмотря на различия экономических систем названных субъектов, выдвинули во многом схожие программы, включавшие в себя требования финансовых инъекций в производство, государственного заказа на приобретение угля (Кемерово) и сельхозпродукции (Алтай), сохранения социальных гарантий для различных групп населения. Именно эти программные положения позволили вышеназванным лидерам одержать победу на выборах.

Очередная избирательная кампания по выборам губернатора Алтайского края была перенесена на март 2000 г. На высший краевой пост претендовали три кандидата, в их числе действовавший губернатор А. Суриков, повторивший программные положения предыдущих выборов и, как следствие, набравший 77,5% голосов.

Избирательные кампании на территории Алтайского края и Кемеровской области имели следующие особенности:

- отсутствие у проправительственных сил единого кандидата, способного составить реальную конкуренцию А. Сурикову и А. Тулееву;

- поддержка кандидатуры А. Сурикова и А. Тулеева всеми левыми и патриотическими силами регионов;

- избирательная риторика А. Сурикова носила двойственный характер: для широких масс электората им обыгрывались левые идеи, для бизнес-сообщества – подчеркивалась его связь лично с Б. Ельциным.

Это позволило А. Сурикову и А. Тулееву реально сплотить вокруг себя как «левый» электорат, так и наиболее влиятельные общественно-политические и финансово-экономические группы. Все это гарантировало им успех на губернаторских выборах и обеспечивало социальную стабильность, необходимую для дальнейшего проведения общефедерального курса реформ.

Третья глава работы «Особенности формирования органов законодательной власти в западно-сибирских субъектах РФ в 1993-2000 гг.» посвящена выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации и законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ.

В первом параграфе «Избирательный процесс и властные структуры при формировании депутатского корпуса по пропорциональной избирательной системе» рассматриваются избирательные кампании 1993, 1995 и 1999 гг. по выборам депутатов Государственной Думы по пропорциональной избирательной системе.

В выборах 1993 г. в голосовании по пропорциональной системе приняло участие 13 партий и блоков. Представители Новосибирской области входили во все зарегистрированные списки (общефедеральные и их региональные группы), кроме «Женщин России», алтайские политики присутствовали только в шести - «Выбор России», АПР, РДДР, ПРЕС, «Яблоко», «Женщины России». Региональных представителей в избирательных списках ряда партий и движений имели Кемеровская, Омская и Томская области.

Несмотря на фактическое отсутствие какой-либо деятельности на местах, по партийным спискам во всех пяти субъектах РФ победила ЛДПР. Такой результат свидетельствует о том, что люди, настроенные против установившегося режима, но не желавшие возвращения к коммунизму, увидели в этой партии «третью силу».

Иначе следует подходить к результатам, показанным КПРФ и «Выбором России». Это итоги реальной деятельности партийных организаций на местах. В то же время излишнее дробление политических сил, близких федеральному руководству («Выбор России», ПРЕС, РДДР, ДПР), привело к уменьшению их результата в 2 – 2,5 раза. Противоположный лагерь выиграл в результате прямо противоположной ситуации. Запрещение ряда националистических и коммунистических организаций привело их сторонников в ЛДПР или КПРФ.

В целом результат выборов показал, что общество разделилось на две крупные части, одна из которых была настроена на продолжение демократических преобразований, но другая – требовала пересмотра всего курса развития страны.

В 1995 г. количество партий и избирательных блоков возросло до 44. Наряду с этим возросло и представительство всех исследуемых субъектов РФ в политических силах, допущенных к выборам.

Во всех регионах наибольшее количество голосов набрала КПРФ. Однако ее показатель сильно отличался по регионам: если в целом по Кемеровской области партии удалось собрать почти половину голосов всех пришедших к избирательным урнам, то ее показатель в Омской области достаточно скромен – всего 800 голосов отделило ее от второго места.

Повсеместно на второе место вышла ЛДПР. Голосование за ЛДПР носило глубокий протестный характер определенной части населения, не видевшей перспектив в дальнейших демократических преобразованиях, но и не приемлющей возврата к социализму.

Кроме того, высокую степень доверия получили такие оппозиционные движения, как Коммунисты – Трудовая Россия – За СССР, АПР, КРО, Власть народу, Блок С. Говорухина, Держава и др. В зависимости от региона им суммарно удалось собрать до четверти голосов (на Алтае). Сюда можно прибавить голоса, полученные демократическим оппозиционным «Яблоком».

Таким образом, против курса выступили около двух третей граждан, от числа пришедших на выборы.

В то же время проправительственное движение «Наш дом – Россия» собрало не более 9% (в Томске), а на Алтае и в Кемерово оно не перешагнуло барьер в 5%.

В избирательной кампании 1999 г. приняли участие 26 избирательных блоков.

Относительную победу на выборах по партийным спискам в большинстве субъектов одержала КПРФ. На Алтае КПРФ получила на 11% голосов больше, чем это было по итогам выборов 1995 г. Но здесь необходимо учитывать, что в 1999 г. в избирательной кампании не приняла участие в качестве самостоятельного игрока Аграрная партия, традиционно сильная именно в Алтайском крае. Значительно возросло количество голосов, поданных за КПРФ в Омской области, с 16,2% до 28,5%. Здесь следует говорить о концентрации протестного голосования. Если в 1995 г. много голосов у коммунистов оттянули небольшие левые и лево-патриотические объединения, то на этот раз КПРФ удалось собрать большую часть лево-настроенного омского электората. Показатель КПРФ и по Новосибирской области прибавил около 7% по сравнению с предыдущими выборами. Такой результат обеспечили преимущественно жители районов области, малых городов и Академгородка.

Тяжелое поражение потерпела КПРФ в Кемеровской области, где она собрала на 20% меньше, чем на выборах 1995 г. и уступила первое место «Единству». В Томской области КПРФ также ухудшила результат четырехлетней давности.

Результат движения «Единство» стал победой его создателей. На Алтае поддержка избирателями «Единства» представляла собой внешне парадоксальную форму все того же протестного голосования. В условиях неустойчивости предпочтений протестного электората ту его часть, которая разочаровалась в КПРФ и краевом руководстве, вполне могла привлечь аура «Единства». В Новосибирской области сыграла свою роль харизматическая фигура многократного олимпийского чемпиона А. Карелина – коренного новосибирца и одного из лидеров движения. В Омской области за эту политическую структуру проголосовали жители сельских районов, где она вышла на первое место. Наивысший результат показало движение в Кемеровской области, где ему удалось собрать более 33% голосов избирателей. Успех «Единства» во многом заключался в информационной мощи ряда, в первую очередь, федеральных СМИ, которые активно работали на движение и против его конкурентов.

В результате рассмотрения процесса и итогов выборов были отмечены следующие закономерности:

- повсеместно происходит рост электоральной популярности «левых сил»;

- региональный уровень государственной власти в период думских избирательных кампаний не вел жесткой агитации против оппозиционных сил, т.к. главы региональных администраций были заинтересованы в получении голосов «левого» электората на собственных выборах, проходивших в те же сроки, что и выборы в федеральную Думу;

- на фоне разрозненности региональных политических сил, позиционировавших себя «демократическими», с 1998 г. начинается поиск консолидирующей идеологии и движения, вылившийся в создание Межрегионального движения «Единство»;

- в ходе выборов 1999 г. за счет мощного прессинга федеральных СМИ и заинтересованности ряда губернаторов «Единство» вышло на 1-2 место в зависимости от субъекта Федерации. Это становится началом широкого использования административного ресурса на выборах по пропорциональной избирательной системе.

Во втором параграфе «Деятельность властных структур в период выборов депутатов Государственной Думы ФС РФ по мажоритарной избирательной системе» исследован процесс избрания по мажоритарной избирательной системе в кампаниях 1993, 1995 и 1999 гг.

Для проведения выборов 1993 г. в Томской области было образовано 2 одномандатных избирательных округа, в Омской – 3, в Кемеровской и Новосибирской областях и Алтайском крае - по 4. Наибольшую активность в округах проявили представители КПРФ, а также кандидаты от проправительственного «Выбора России» (который нередко представляли работники региональных администраций, например В. Бауэр – заместитель главы Томской областной администрации, В. Рыжков - секретарь администрации Алтайского края). По итогам голосования преимущество получили кандидаты от «Выбора России», победившие в половине округов.

На выборах 1995 года была изменена нарезка одномандатных округов. Если в Алтайском крае, Кемеровской и Новосибирской областях по-прежнему осталось по 4 округа, в Омской области изменились только границы округов, а их количество осталось неизменным, то представительство Томской области было сокращено до одного депутата – одномандатника. Наибольшую активность в выдвижении своих кандидатов проявили партии, представленные в составе Думы первого созыва (КПРФ, ЛДПР, «Яблоко», «Демократический выбор России – объединенные демократы»), а также образованное в начале 1995 г. проправительственное движение «Наш дом – Россия». По результатам голосования в 16 одномандатных избирательных округах более половины мест получили представители «левой» оппозиции.

На выборах 1999 г. за регионами сохранилось прежнее количество одномандатных избирательных округов: 1 – в Томской области, 3 – в Омской, по 4 – в Кемеровской и Новосибирской областях и Алтайском крае. Значительная часть выдвиженцев по одномандатным округам была поддержана той или иной политической организацией. При этом наибольшую активность в выдвижении кандидатов по одномандатным округам проявили партии, представленные в действовавшем составе Государственной Думы. По результатам избирательной кампании на территории указанных субъектов РФ места в Думе получили представители КПРФ и «независимые» проправительственные кандидаты.

Проанализировав ход и результаты выборов депутатов Государственной Думы по мажоритарной избирательной системе, диссертант пришел к следующим выводам:

- власти регионального уровня государственной власти были заинтересованы в победе конкретных кандидатов, прямо связанных с действующими администрациями;

- следствием подобной заинтересованности стали победы на округах кандидатов лояльных региональным административным элитам, либо кандидатов, не проявлявших должного интереса к внутрирегиональным проблемам;

- указанные кандидаты зачастую презентовали себя в качестве независимых и надпартийных политиков, способных решать конкретные проблемы.

В третьем параграфе «Особенности участия исполнительной власти в формировании законодательных органов субъектов РФ» рассмотрены избирательные кампании по выборам депутатов законодательных органов государственной власти субъектов РФ. Процесс выборов изучен на основе избирательных кампаний 1994-1999 гг.

В начале параграфа рассмотрены правовые предпосылки оформления новых законодательных органов в субъектах РФ.

В ходе анализа дана характеристика всем участникам избирательных кампаний, их политическим платформам и избирательным стратегиям. Наряду с этим выявлена заинтересованность тех или иных политических, административных, финансово-экономических групп в представительстве собственных интересов в законодательном органе государственной власти конкретного субъекта РФ.

По итогам рассмотрения анализа кампаний соискателем были сделаны следующие выводы:

- органы исполнительной власти субъектов Федерации были прямо заинтересованы в избрании лояльного себе корпуса депутатов регионального парламента с целью упрочения контроля (политического, экономического, юридического и др.) над территорией субъекта;

- представители экономических структур, политических сил, иных групп влияния получали представительство в законодательном органе того или иного субъекта Федерации;

- избирательные кампании по выборам депутатского корпуса регионального законодательного органа государственной власти проходили под контролем местных административных органов и финансово-экономических структур, стоявших за ними. В случае неспособности сформировать лояльный себе депутатский корпус действовавшие главы администраций вскоре теряли свои посты (пример, выборы депутатов и главы администрации Алтайского края в 1994-1996 гг.);

- в ряде случаев региональной исполнительной властью были предприняты политические, административные, судебные и др. меры по пересмотру результатов выборов в свою пользу.

Как следствие, большая часть депутатского корпуса законодательных органов государственной власти субъектов Федерации обслуживала политические и экономические интересы исполнительной власти.

В заключении приведены основные выводы по диссертационному исследованию. В частности, было найдено подтверждение тому, что на территории Алтайского края, Кемеровской, Новосибирской, Омской и Томской областей имел место экономический кризис, выражавшийся в падении объемов производства несырьевых отраслей промышленности и распаде агропромышленного комплекса вышеназванных субъектов РФ.

Падение уровня экономического развития западно-сибирских субъектов РФ повлекло за собой снижение качества жизни, сворачивание социальной инфраструктуры, демографический кризис и недовольство населения. Все эти факторы стимулировали разработку собственных концепций социально-экономического развития территорий органами исполнительной власти.

Развитие политико-правовой системы каждого из пяти исследованных субъектов осуществлялось в рамках конституционных основ государственного строя и в соответствии с общей линией федеральной политики. В этих условиях осуществлялось распределение властных полномочий между выборными представительной и исполнительной ветвями государственной власти субъектов Российской Федерации. В заданной системе исполнительная власть наделялась комплексом полномочий по администрированию и представительству соответствующего региона. К ведению представительной власти были отнесены вопросы по формированию нормативно-правовой базы и определению основ финансово-бюджетной политики соответствующего региона. Эти основы были закреплены и позднее – с принятием собственных региональных законодательных актов, регламентировавших сферу полномочий той или иной ветви власти.

Заложенные в нормативно-правовых актах, возможности воздействия ветвей государственной власти регионов на общий курс, проводимый федеральным Правительством, были нивелированы техническими сложностями их реального применения. Таким образом, региональные власти фактически были неспособны влиять на курс социально-экономических реформ, а в условиях дефицита собственных бюджетных средств – не имели возможности сгладить его последствия.

Позиция населения и федеральных властей подталкивала власти субъектов РФ к выработке моделей поведения административных элит в зависимости от конъюнктуры электоральных предпочтений граждан. В ходе исследования автором были выделены три модели:

Для первой модели было характерно использование «левой» риторики с опорой на отделения КПРФ и АПР (Алтайский край и Кемеровская область).

Вторая модель основывалась на обращении к идеям сибирского областничества (Новосибирская область).

Особенностью третьей модели стал уход от какой-либо политической идеологии в угоду решению «насущных проблем региона» (Омская и Томская области).

Однако анализ показал, что нахождение власти в руках какой-либо из этих групп не нарушало единства вертикали государственной власти и не противоречило проведению социально-экономических реформ.

Таким образом, проведение избирательных кампаний различного уровня является подтверждением демократических основ политического режима на территории каждого из изучаемых субъектов РФ. Однако, не отказываясь от самого института выборов, административные элиты подходят с различной степенью заинтересованности в их результатах, используя различные формы и методы влияния на избирателей и представителей политических сил.

Результаты исследования отражены в следующих публикациях:

Статья, опубликованная в журнале, рекомендованном ВАК Министерства образования и науки РФ:

  1. Кашкин А. В. Сравнительный анализ избирательных кампаний по выборам депутатов представительных органов власти в Омской области и Алтайском крае, прошедших в марте 1994 года / А. В. Кашкин // Омский научный вестник. – 2006. - № 9 (47). – С. 42 – 45.

Публикации в других изданиях:

  1. Кашкин А. В. Проблемы развития аграрного сектора Омской области и меры по их разрешению в 1991 – 1997 гг. (постановка вопроса) / А. В. Кашкин // Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития : сб. материалов 6 науч.-практ. конф. / ФГОУ ВПО Ом. гос. аграр. ун-т. – Омск : изд-во ФГОУ ВПО ОмГАУ, 2006. - С. 307-308.
  2. Кашкин А. В. Машиностроительный комплекс Омской и Томской областей в период кризиса 90-х годов XX века / А. В. Кашкин // Сборник материалов российско-польской научной конференции аспирантов и студентов при гуманитарном факультете ОмГАУ. 2006 г. – Новосибирск -Омск, 2006. – С. 7- 9.
  3. Кашкин А. В. Развитие отраслей хозяйства Новосибирской, Омской, Томской областей и Алтайского края в 1990 – 2002 гг./ А. В. Кашкин // Сборник материалов к российско-польской научной конференции аспирантов и студентов при гуманитарном факультете ОмГАУ. 2007 г.- Новосибирск-Омск, 2007. – С. 31 - 36.
  4. Кашкин А. В. Принятие Устава субъекта федерации как показатель баланса сил исполнительной и законодательной ветвей власти в регионе (на примере Алтайского края) / А. В. Кашкин // История, источниковедение и историография общественно-политической жизни Сибири новейшего времени: сб. статей к конф./ Сиб. акад. политических наук.– Новосибирск, 2007. - Вып. 1. – С. 17 – 23.
  5. Кашкин А. В. Основные демографические процессы в регионах Западной Сибири в 1993-2000гг. (на примере Алтайского края, Омской и Томской областей) / А. В. Кашкин // Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития : сб. материалов 7 науч.-практ. конф. / ФГОУ ВПО Ом. гос. аграр. ун-т. – Омск : изд-во ФГОУ ВПО ОмГАУ, 2008. – С. 236 – 242.
  6. Кашкин А. В. Формирование органов исполнительной власти: общее и частное. На материалах Кемеровской, Новосибирской, Омской, Томской областей и Алтайского края. 1993-2000 гг. / А. В. Кашкин // История, источниковедение и историография общественно-политической жизни Сибири новейшего времени : сб. статей к конф. / Сиб. акад. политических наук. – Новосибирск, 2008. - Вып. 2. – С. 12-66.

[1] На путях реформ / В. И. Шишкин // Сибирь в лицах. – Новосибирск: ИНФОЛИО-пресс, 2001. – С. 86-107;

[2] Калужский М. Л., Сараев А. Р. Экономика Западной Сибири: Омская область.- Омск: Изд-во ОмГАУ, 2003. – 208 с.;

[3] Омская область на пороге тысячелетий : политика, экономика, культура : монография / под общ. ред. С. В. Новикова, Р. А. Рияновой ; Ом. гос. аграр. ун-т. – Омск : Изд-во ОмГАУ, 2003. – с.79-127; Социально-экономические и политические процессы в современной России (на примере Омской области) : монография / Л. В. Азарова (и др.) ; под общ. ред. С. В. Новикова, Р. А. Рияновой.- Омск: Изд-во ФГОУ ВПО ОмГАУ, 2005. – с 67-118; Социальная и политическая жизнь Омского Прииртышья. Проблемы региональной и национальной безопасности: монография / Л. В. Азарова (и др.) ; под общ. ред. С. В. Новикова, Р. А. Рияновой.- Омск: Изд-во. ОмГУ, 2006. – с. 28-94;

[4] Лазарева Ж. В. Социально-экономическое развитие субъекта Российской Федерации (на примере Омской области) : автореф. дис. … канд. геогр. наук : 25.00.24. / Лазарева Жанна Васильевна. – Барнаул, 2005. – 24 с.;

[5] Кравец А. А. Сибирь обездоленная: социальное положение, социальное развитие и социальная политика в Омской области / А. А. Кравец. – М., Омск, 2003. – 112 с.;

[6] Интеграционный ресурс развития экономики Новосибирской области / А. А Гумерова, Н. И. Ларина // Регион – 2003. - №2. – С. 173-191; Лесной комплекс Сибири : от стратегии выживания к развитию / Ю. Ш. Блам, Л. В. Машкина, О. В. Машкина // Регион. – 2003. – №2. – С. 138-149; Производство и потребление электроэнергии в регионах Сибири : прогнозы и тенденции / Е. В. Любимова // Регион – 2004. - № 4. – С. 108-118; Роль машиностроения в промышленной политике Томской области / Э.П. Амосенок // Регион - 2002. - №3. – С. 147-157;

[7] Законотворчество и политика в Новосибирской области (январь – август 1999 г.) / И. Кравец // Конституционное право: Восточноевропейское обозрение. - № 4 (29). – 1999; Политико-правовой анализ результатов выборов-99 (Новосибирская область) / И. А. Кравец // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. - №1. - 2000;

[8] Алтайский край как субъект Российской Федерации. Конституционно-правовая характеристика / О. Н. Барабанов // Конституционное право : восточноевропейское обозрение. – 1997. - №3-4. – С. 97-113; Алтайский край: правовое и общественно-политическое развитие субъекта Федерации (февраль-май 1999 гг.) / О. Н. Барабанов // Конституционное право : восточноевропейское обозрение ; Центр Конституц. исслед. МОНФ. – 1999. - №3. – С. 188-193;

[9] Новиков С. В. Политические партии Алтая в 1988-1995 гг., составная часть политической жизни РФ / С. В. Новиков // Политические партии в условиях трансформации российского общества. – Чебоксары. – 1998. – Ч. 1. – С. 53-56; он же. Политические партии, общественно-политические движения, пресса, избиратель Западной Сибири: проблемы взаимовлияния. 1988-1996 гг.- Омск, 2002. - 408 с.;

[10] Информационный вестник [Текст] : О полит. партиях Ом. обл. : нояб. - дек., 1998 г. / Администрация Ом. обл., Регион. центр по связям с общественностью, 1998. - 30 с. Информационный вестник [Текст] : о полит. партиях Ом. обл. : 1999 / Администрация Ом. обл., Регион. центр по связям с общественностью, 1999. – 56 с.; Социально-экономические и политические процессы… с. 341-351;

[11] Осипов А. Г., Козодой В. И. Политический спектр. Формирование многопартийности в Западной Сибири 1986-1996. – Новосибирск, 2003. – 353 с.;

[12] Дневник Алтайской Школы Политических Исследований : материалы науч.-практ. конф.- Барнаул: Изд-во Алтайского ун-та.- 1997. - № 3 : Власть и собственность : к итогам губернаторских выборов в России.- 112 с.; Дневник Алтайской школы политических исследований : материалы науч.-практ. конф.- Барнаул: Изд-во Алтайского ун-та.- 1998. -. № 6. Становление гражданского общества в России: проблемы и перспективы. – 212 с.;

[13] Козодой В. И. Власть, общество, выборы. Политическое развитие Новосибирской области в 2000-2003гг. / В. И. Козодой, А. Г. Осипов (и др.).- Новосибирск, 2005.– 544 с.;

[14] Лоткин И. В. Выборы : политические партии, пресса, избиратель (1988–1995 гг.) / И. В. Лоткин, А. А. Макаров (и др.). – Омск : НСИАЦентр, 1996. – с. 33-53; Новиков С. В. Омская область. Выборы 1998 (черные страницы российской демократии) / С. В. Новиков.– Омск, 1998. – с. 62;

[15] Социальная и политическая жизнь Омского Прииртышья… с. 356-385;

[16] Папушев И. А. Выборы в органы государственной власти 1990-1996 гг. : На материалах Западной Сибири : дис.... канд. ист. наук : 07.00.02 / Папушев Игорь Андреевич. – Томск, 1998;

[17] Шараев П. С. Становление законодательных органов государственной власти в субъектах РФ в 1993-2001 гг. (на материалах Кемеровской, Новосибирской и Томской областей) : автореф. дис. … канд. ист. наук : 07.00.02. / Шараев Павел Сергеевич. – Томск, 2006. – 33 с.;

[18] Кризис социально-экономический / Б. А. Райзберг, Л. Ш. Лозовский, Е. Б. Стародубцева // Современный экономический словарь.- М.: ИНФРА-М, 2006;

[19] Стабильность политическая / Политический словарь нашего времени // под ред. В. В. Федорова.- М.: Центр соц. прогнозирования, 2006;

[20] Омская область в цифрах 1998 : Стат. сб. / Омскоблкомстат, - Омск, 1999. – 88 с.; Омская область в цифрах 2000 : Стат. сб. / Омскоблкомстат, - Омск, 2001. – 88 с.; Основные итоги социально-экономического развития Новосибирской области 2000 – 2003 гг. : Стат. сб. / Новосибирский Облкомстат, - Новосибирск, 2003. – 74 с.; и др.

[21] Агитационные материалы / Большой юридический словарь // М. Е. Волосов, В. Н.  Додонов и др. – М.: Инфра-М, 2006;

[22] ЦДНИОО. Ф. 9618; Мордвинцева С. А. Общественно-политические организации Омского Прииртышья 1988 – 1995 гг. (документы и материалы) / С. А. Мордвинцева, С. В. Новиков. – Омск, 1999. – 112 с.; Величко С. А. Общественно-политические организации Омского Прииртышья в конце ХХ в. (документы и материалы) / С. А. Величко, С. В. Новиков. – Омск, 2000. – 105 с.; и др.

[23] Полежаев Л. К. Вперед, на медленных тормозах. / Л. К. Полежаев. – М., 1994. – 149 с.; Тулеев А. Г. От легенды к были / А. Г. Тулеев. – Кемерово, 2003. – 127 с.; Мальцев Б. А. Слово о власти / Б. А. Мальцев. – Томск, 1999. – 192 с.; и др.;

[24] Похитайло Е. Д. Непостижимо… / Е. Д. Похитайло. – Омск, 2001. – 64 с.; Смолин О. Н. Куда несет нас рок событий / О. Н. Смолин. – М., 1995. – 122 с.; Машкарин М. И. Провинциальные истории / М. И. Машкарин. – М., 1997. – 100 с.; Бугаев П. Не ставшие на колени / П. Бугаев. – Новокузнецк, 1996. – 112. с.; и др.;



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.