WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Западноевропейские специалисты на казенных заводах урала в первой половине xix в.

На правах рукописи

Ермакова Ольга Константиновна

западноевропейские специалисты

на казенных заводах урала

в первой половине xix в.

Специальность – 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Екатеринбург – 2013

Работа выполнена в секторе методологии и историографии Федерального государственного бюджетного учреждения науки Институт истории и археологии Уральского отделения Российской академии наук

Научный руководитель: Алексеева Елена Вениаминовна доктор исторических наук, доцент
Официальные оппоненты: Запарий Владимир Васильевич доктор исторических наук, профессор, ФГАОУ ВПО «Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина», заведующий кафедрой истории науки и техники Института фундаментального образования
Шапошников Геннадий Николаевич доктор исторических наук, доцент, ГБОУ ВПО «Уральская государственная медицинская академия» Минздрава России, заведующий кафедрой истории, экономики и правоведения
Ведущая организация: ФГБУН Удмуртский институт истории языка и литературы Уральского отделения Российской академии наук

Защита состоится «17» апреля 2013 г. в 10 часов на заседании Диссертационного совета Д 004.011.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций при ФГБУН Институт истории и археологии Уральского отделения Российской академии наук (620990, г. Екатеринбург, ул. С. Ковалевской, д. 16).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБУН Институт истории и археологии Уральского отделения Российской академии наук.

Автореферат разослан «__»__________ 2013 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета, доктор исторических наук Е.Г. Неклюдов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА диссертации

Актуальность темы исследования. Проблема взаимодействия России и Западной Европы традиционно актуальна для отечественной исторической науки. Одной из сторон этого взаимодействия являлось приглашение на российскую службу иностранных специалистов, которые выступали проводниками западноевропейского опыта, широко использовавшегося в становлении и развитии российской промышленности. Наполеоновские войны и появление новых видов вооружений заставили правительство в начале XIX в. вновь обратиться к помощи иностранцев, привлечь их к созданию оружейных предприятий на Урале. Профессиональный опыт, знания, культура и менталитет западноевропейских специалистов помогали внедрению на уральских заводах передовых технологических достижений, а также в определенной степени способствовали европеизации локальных сообществ. Изучение структуры и особенностей сообщества иностранцев на уральских заводах позволяет понять, как был организован процесс трансляции знаний и технологий, каковы были его результаты, а также дополняет существующие представления об уральском социуме первой половины XIX в.

В современных условиях, когда российско-европейское сотрудничество активно развивается на основе исторически сложившихся прецедентов и постоянно приобретает новые формы, особенно актуальным становится исследование, посвященное выявлению механизмов заимствования и адаптации европейских идей и практик, определению степени включенности России в общеевропейское развитие, реконструкции исторического опыта ориентирования на западноевропейские образцы в различных сферах жизни российского государства и общества.

Исследование опыта привлечения зарубежных специалистов, их адаптации и влияния на российскую промышленность и на местное общество в исторической ретроспективе приобретает особую значимость в связи с происходящим в настоящее время процессом глобализации, обмена технологиями, опытом, открытиями и знаниями, в котором приглашенные специалисты также играют роль проводников инноваций.

Объектом исследования выступает социальная группа западноевропейских специалистов (в области горного дела, металлургии, машиностроения, оружейного производства), приехавших на казенные заводы Урала в первой половине XIX в.

Предметом исследования является комплекс характеристик социальной группы западноевропейских специалистов, а именно: динамика численности, этно-конфессиональный состав, правовое положение, условия службы, социокультурный облик, профессиональная структура, адаптационные механизмы.



Хронологические рамки исследования включают в себя первую половину XIX в. Границы выбранного исторического периода ознаменованы крупнейшими военными событиями в Европе, с которыми были связаны этапы привлечения на казенные заводы Урала иностранных специалистов. В начале XIX в. наполеоновские войны и связанная с ними необходимость перевооружения армии повлекли за собой приглашение на Урал большого количества европейских мастеров, и в целом, явились мощным импульсом для начала нового этапа европеизации страны и общества. Верхняя хронологическая граница исследования обозначена серединой XIX в. Поражение в Крымской войне продемонстрировало отставание России от Западной Европы и кризис уральской промышленности, что обусловило переход к следующему периоду активного заимствования и адаптации европейского опыта.

Территориальные рамки исследования охватывают Пермскую губернию, а также граничащие с ней территории Троицкого уезда Оренбургской губернии и Сарапульского уезда Вятской губернии. Выбор территориальных рамок определяется местоположением наиболее крупных казенных заводов, на которых работали западноевропейские специалисты в первой половине XIX в. (Златоустовский, Ижевский, Воткинский, Кушвинский, Екатеринбургские заводы).

Степень изученности темы. Изучение истории взаимоотношений и взаимовлияния России и Западной Европы является актуальным направлением в историографии. Западноевропейцы в России, их роль и влияние на политические, экономические, социокультурные стороны жизни российского государства и общества – это ключевые вопросы в рамках заявленной проблематики.

При изучении историографии темы исследования был проведен обзор литературы, посвященной иностранцам в России в целом. По данной тематике создано большое количество работ. Но поскольку они имеют косвенное, вводное отношение к теме исследования, остановимся лишь на наиболее важных. В дореволюционной историографии проводились исследования об иностранцах в России, но хронологически они охватывали, главным образом, более ранний период – XV – начала XVIII в.[1] В советской историографии следует отметить труд С.Ф. Платонова, посвященный европеизации России, ее взаимодействию с Западом в XVI–XVII вв.[2] В литературе советского периода о европейцах говорилось чаще в контексте рассмотрения иных тем, но были и работы, посвященные непосредственно иностранцам. Такова кандидатская диссертация Н.Г. Вершининой об иноземцах и иноземных слободах в Москве[3].

Интерес к проблемам взаимодействия России и Западной Европы и, в частности, иностранцам в России, существенно возрастает в 1990–2000-е гг. Можно выделить несколько направлений исследований. Учеными активно изучаются диаспоры, локальные сообщества иностранцев. Так, швейцарцам в Российской империи посвящены статьи А.И. Степанова[4] и А.В. Тихоновой[5], британцам – работы А.А.Орлова, британского ученого Э. Кросса, французам – труды В.С. Ржеуцкого[6]. Многочисленные труды, а также материалы конференций посвящены немецкой диаспоре в России XVIII–XIX вв.[7] Вместе с тем, западноевропейцы рассматриваются не только в масштабах национальных диаспор, но и в рамках профессиональных сообществ. Например, А.В. Тихонова изучила деятельность швейцарских предпринимателей, учителей. О.В. Скобелкин исследовал положение служилых иноземцев в составе русского войска XVII в.[8] В.В. Волохова определила роль западноевропейских специалистов в развитии отечественной горной промышленности во второй половине XVIII – первой трети XIX в. на материале Олонецких заводов. Она изучила деятельность иностранцев на частных и казенных предприятиях, показала вклад европейцев в развитие российской металлургии, в частности, на Олонецких заводах[9].

Традиционно актуальной является проблема правового положения иностранцев на территории России. С.П. Орленко показал особенности правового положения западноевропейцев в России XVII в.[10] Специалисты юридического профиля, А.М. Тесленко и Е.С. Смирнова, исследовали законодательное регулирование пребывания иностранцев в России, проследили эволюцию правового статуса иностранцев в разные исторические периоды (XVII–XX вв.)[11]. Исследование вопроса о российском подданстве проведено Т.Б. Николаевой, которая реконструировала порядок выдачи приезжающим в Россию иностранцам паспортов и видов на жительство, детально рассмотрела процедуру паспортного контроля в отношении иностранцев в XIX в.[12]

Одним из центральных направлений исследований, посвященных иностранцам в России, является изучение проблем взаимодействия, взаимовлияния, участия западноевропейцев в различных сферах жизни российского общества и государства. Важным шагом в изучении проблем взаимодействия России и Европы стало издание сборника «“Вводя нравы и обычаи Европейские в Европейском народе”: к проблеме адаптации западных идей и практик в Российской империи». В статьях сборника поднимаются вопросы о взаимовлиянии России и Европы, степени восприятия и адаптации западных идей и практик российским государством, обществом, культурой в XVIII в.[13]

Взаимодействие России и Европы изучается исследователями с разных методологических позиций. Признавая определяющее значение для диссертационного исследования теории диффузионизма, следует акцентировать внимание на диффузионистском направлении в историографии. Монография Е.В. Алексеевой, посвященная диффузии европейских инноваций в России в XVIII – начале XX в., представляет собой широкое по хронологическому и территориальному охвату исследование коренных изменений в политической, экономической, профессиональной областях жизни российского государства и общества, происходивших под влиянием европейских нововведений[14]. Иностранцы рассматриваются автором как агенты диффузии европейских инноваций в России. В работе прослеживается динамика численности иностранцев, иммиграционная политика России, влияние европейцев на экономическое развитие уральского региона.

В сборнике материалов конференции «Диффузия европейских инноваций в Российской империи» опубликованы результаты исследований проблемы распространения европейских инноваций, их адаптации в России, вопросов европеизации российского государства и общества. Для изучения вопроса об иностранных специалистах на Урале важны вошедшие в сборник статьи теоретико-методологического характера (Е.В. Алексеевой, С.А. Нефедова, И.В. Побережникова), а также публикации, раскрывающие проблемы переноса инноваций, агентами которого являлись европейцы, приезжавшие в Россию (статьи Е.А. Курлаева, Е.Г. Неклюдова, И.В. Шильниковой)[15].

В рамках исследовательской парадигмы диффузионизма активно создаются работы, в которых внимание сконцентрировано на процессах заимствования и адаптации европейских новшеств на Урале. К их числу относится сборник статей, посвященный диффузии технологий на протоиндустриальной фазе развития уральской металлургии в XVII–XVIII вв. Статьи Е.А. Курлаева и Н.С. Корепанова позволяют проследить истоки проникновения на Урал европейских рудознатцев, мастеров, их роль в становлении основных производств на Урале[16].

Важным результатом исследований в данном направлении, применительно к уральскому региону, стала коллективная монография, посвященная диффузии технологий, социальных институтов и культурных ценностей на Урале в XVIII – начале XX в.[17] В разделе, повествующем об иностранцах на Урале в XIX в. (автор В.А. Шкерин), показана роль выходцев из германских государств, Великобритании, Франции и Швеции в развитии металлургии, судостроения, машиностроения, здравоохранения на Урале.

В целом, историография по уральскому региону обширна и разнообразна и представляет собой отдельное направление исследований, построенных на региональном материале, но имеющих общероссийское значение. Важное место в историографии изучаемой темы занимают обобщающие труды по истории уральской промышленности, исследования по истории горнозаводского комплекса Урала. Д.В. Гаврилов поэтапно изучил развитие уральской промышленности, показал особенности промышленной революции на Урале, выделив ее отправные точки, связанные с внедрением новых технологий. В своих многочисленных трудах, посвященных истории формирования и развития уральской металлургии, историк всегда показывает ее на международном фоне, приводя количественные показатели и качественные сравнения, указывает на широкое привлечение зарубежного опыта и специалистов[18]. Важное место вопросам взаимодействия и взаимовлияния Западной Европы и Урала, диффузии инноваций и технологического опыта уделено в фундаментальной монографии В.В. Алексеева и Д.В. Гаврилова «Металлургия Урала с древнейших времен до наших дней»[19].

В историографии горнозаводского Урала особое место занимают исследования А.В. Черноухова по истории медеплавильной промышленности России в XVII – первой половине XIX в. Высоко оценивая вклад квалифицированных европейских специалистов в становление и развитие медеплавильной промышленности, А.В. Черноухов, однако, отмечает, что среди иностранцев встречались и «недоучки, отрицательные личности», которые, как правило, не задерживались на заводах и отправлялись на родину. В целом же, колония европейцев была довольно влиятельной[20].

Истории черной металлургии Урала в XVIII–XX вв. посвящены работы В.В. Запария. Исследователь дает периодизацию и характеристику этапов ее развития на протяжении трех столетий, обращается, в том числе, к проблеме иностранных специалистов, работавших на Урале, оценивает их участие и вклад в развитие уральской промышленности[21].

Результаты деятельности западноевропейцев оцениваются исследователями в работах по истории городов и отдельных заводов. Е.Ф. Шумилов в монографиях, посвященных истории Ижевска и Ижевского завода, обратил внимание на роль иностранных специалистов в устройстве оружейного производства. Исследователь признает, что без использования знаний и опыта западноевропейцев едва ли было возможно быстро и эффективно организовать работу нового оружейного предприятия. Автор указывает на высокий уровень профессионализма европейцев, подчеркивает их заинтересованность в работе, отмечает «патриотизм ижевских иноземцев»[22].

Т.А. Васина в монографии о населении, культуре и быте Камских заводов в конце XVIII – первой половине XIX в. приводит некоторые данные о численности иностранцев на Ижевском и Воткинском заводах и о количестве представителей неправославных конфессий на этих заводах. Автор делает вывод о том, что по своему положению, определявшемуся контрактами, европейцы приближались к заводскому чиновничеству[23].

Н.А. Родионов, занимающийся исследованием истории оружейного производства и изучением зарубежных связей Удмуртии, подчеркивает роль иностранных специалистов в развитии оружейного и инструментального производства, введении пудлингования и контуазского способа выделки железа на Камских заводах. И хотя, отмечает исследователь, «результаты работы заграничных специалистов не оправдали всех ожиданий», в конечном итоге, из вводимых ими новшеств, складывался прогресс промышленного производства. Исследования Н.А. Родионова охватывают период XIX и XX вв.[24]

В монографии С.Н. Куликовских, раскрывающей историю Златоустовской школы украшенного оружия, рассматриваются немецкие специалисты как первые мастера оружейной фабрики[25]. В 2010 г. вышел сборник статей «Во славу российского оружия», в котором освещены результаты исследований по истории Златоустовской оружейной фабрики, технологии изготовления оружия, а также статьи о горных инженерах и мастерах-оружейниках Златоуста[26]. Новым обобщающим исследованием по истории Златоустовской фабрики стала книга Ю.П. Окунцова «Златоустовская оружейная фабрика». Исследователь выявляет предпосылки появления на Златоустовском заводе иностранцев, показывает значение их деятельности[27].

Высокую значимость для диссертационного исследования имеют работы Н.С. Корепанова по истории Екатеринбурга. Детально излагая фактологический материал по истории города, автор не обходит вниманием основные биографические вехи видных представителей западноевропейцев на Урале в XVIII–XIX вв. Работы Н.С. Корепанова позволяют выявить некоторые подробности религиозных аспектов пребывания иностранцев на Урале[28].

Распространенным подходом к изучению иностранцев на Урале является их рассмотрение в составе национальных диаспор. Большое количество работ посвящено выходцам из германских государств. В сборнике материалов конференции «Германия – Россия: исторический опыт межрегионального взаимодействия XVI–XX вв.»[29] представлены результаты исследований о немцах на Урале и в Сибири. Статья Н.С. Корепанова раскрывает этапы иммиграции саксонцев на Урал в 30–40-е гг. XVIII в.[30] В публикации В.А. Ляпина, посвященной немецким оружейникам Златоуста, отражены причины приглашения немецких мастеров, условия их работы и роль в развитии оружейного дела и обучении русских мастеровых, в частности, отмечен вклад Вильгельма и Людвига Шафов[31].





В 2010 г. была опубликована коллективная монография, посвященная немцам на Урале в XVII–XXI вв. В книге раскрывается история пребывания немцев на территории Урала за несколько веков, отмечается, что в XIX – начале XX в. немецкая диаспора на Урале существенно выросла. Следствием этого стало увеличение роли немцев в экономической, социальной и культурной жизни Урала[32].

Вклад британских специалистов в развитие уральской горной промышленности отмечен С.В. Устьянцевым и Е.В. Логуновым, которые исследовали использование английского технологического опыта на заводах Урала[33]. Англичанам на Урале посвящена статья В. Зейферта[34]. Судьбы британских специалистов на Урале в XIX – начале XX в. стали объектом изучения Ф.В. Бондаренко, В.П. Микитюка и В.А. Шкерина, которые вывели на первый план человеческое измерение технологического переноса опыта европейских стран в Россию[35].

Приглашение бельгийских оружейников на Урал в середине XIX в. нашло отражение в статье В.А. Ляпина, где выявлены причины неудачного, в данном случае, опыта использования труда европейских мастеров[36].

В 2010 г. состоялся круглый стол «Французский след на Урале», в ходе которого большое внимание было уделено французским ученым, специалистам, учителям, музыкантам и путешественникам, побывавшим на Урале в разное время. Например, статья В.А. Дацкевич посвящена французскому ученому Фредерику Лепле, прослеживается его вклад в развитие горного дела и металлургии на Урале[37].

Материал, посвященный частным заводам, в ходе диссертационного исследования привлекался в качестве сравнения или необходимого дополнения при анализе тех или иных ситуаций, складывавшихся на казенных предприятиях. Е.Г. Неклюдов исследовал вопрос пребывания иностранцев на частных заводах Урала в начале XIX в., связывая их приезд в Россию с очередными этапами «европеизации» России. «Александровская европеизация» начала XIX в., по мнению автора, лишь косвенно затронула Урал, но выявила «главные направления назревающих перемен», что привело к новому витку европеизации, относящемуся уже к середине XIX в.[38] Е.Г. Неклюдов также исследовал роль заводчиков из числа иностранцев, в частности, немца Андрея Андреевича Кнауфа, и деятельность на Урале французского ученого Фредерика Лепле[39].

Пребывание французского профессора Клода Иосифа Ферри на Урале в начале XIX в. нашло отражение в работе Л.А. Дашкевич, которая рассмотрела взаимоотношения Ферри с заводским начальством, обратила внимание на точку зрения В.С. Виргинского о неприязни директора нижнетагильских заводов М.Д. Данилова по отношению к Ферри[40]. Л.А.Дашкевич отмечает и негативное отношение к французскому профессору со стороны местного населения. Трудностями во взаимоотношениях во многом объяснялись неудачи Ферри в период его работы на нижнетагильских заводах[41].

Анализ историографии показал, что в литературе тема присутствия на заводах иностранных специалистов занимает важное место. В общероссийском масштабе иностранцы изучаются в составе национальных диаспор, профессиональных сообществ, активно исследуются вопросы межкультурного взаимодействия России и Европы, в котором иностранцы выступают проводниками европейской культуры, уделено внимание правовому положению иноземцев. Накоплен фактологический материал, выделены заслуги западноевропейцев в развитии уральской металлургии. Однако комплексного исследования разнообразных аспектов пребывания европейских специалистов на Урале не проводилось. Мало изучены такие вопросы, как мотивация и причины приезда европейцев, проблемы адаптации, взаимоотношения с местным населением. Иностранцы рассматриваются, главным образом, с точки зрения их профессиональной деятельности, вклада в технико-экономическое развитие региона. В меньшей степени освещены вопросы образа жизни, условий службы, материального положения западноевропейцев. В поле зрения исследователей попадают, в основном, фигуры, наиболее значимые и выдающиеся. Между тем, мало изучены биографии людей «второго плана», которые по численности составляли большинство приезжих мастеров. Таким образом, отсутствует целостная реконструкция всего сообщества западноевропейских специалистов как особой социальной страты в структуре местного общества.

Цель исследования – комплексное изучение социальной группы западноевропейских специалистов (в области горного дела, металлургии, машиностроения, оружейного производства) на казенных уральских заводах в первой половине XIX в. через выявление ее этно-конфессиональных, экономических и социокультурных характеристик, реконструкцию персональных и коллективных биографий.

Исходя из поставленной цели, необходимо решить следующие задачи:

- выявить численность, этно-конфессиональный состав и правовое положение западноевропейцев;

- выяснить причины, мотивы и обстоятельства приезда иностранных специалистов на Урал;

- дать характеристику условий службы западноевропейских специалистов, правил приема и увольнения, материального положения и уровня жизни;

- определить профессиональную структуру социальной группы иностранных специалистов;

- выявить механизмы адаптации иностранцев и характер их взаимодействия с местным населением;

- оценить роль западноевропейских специалистов в развитии уральских заводов, выявить их профессиональное и культурное наследие.

Источниковая база диссертации обширна и разнообразна, ее основу составили архивные материалы. Выявление и отбор источников проводился в центральных и региональных архивохранилищах страны. В работе использованы материалы четырех фондов Российского государственного исторического архива (РГИА), одного фонда Российского государственного архива древних актов (РГАДА), трех фондов Государственного архива Свердловской области (ГАСО), двух фондов Центрального государственного архива Удмуртской республики (ЦГА УР), трех фондов Государственного архива Тюменской области (ГАТО) и трех фондов Архива Златоустовского городского округа (Архив ЗГО).

В диссертационном исследовании использованы следующие виды источников. Во-первых, привлечено большое количество законодательных актов, представленных манифестами, указами, уставами. Они регулируют порядок въезда и выезда, права и обязанности, социально-правовой статус иностранцев, разъясняют порядок деятельности отдельных предприятий горной промышленности и отрасли в целом.

Во-вторых, большое значение для исследования имеет актовый материал, представленный публично-правовыми актами. Среди них разного рода контракты и договоры с иностранными специалистами. Указанные источники обладают высоким информационным потенциалом, они свидетельствуют о социально-правовом статусе, условиях службы, материальном положении, уровне жизни западноевропейцев, сроках их пребывания в России, семейном положении, профессиональной квалификации, а также о целях приглашения иностранных специалистов на казенные уральские заводы.

Третий вид источников – делопроизводственные материалы. Привлечены материалы внешнего и внутреннего документооборота высшего и регионального горного начальства, а также внутризаводская документация. В них отражен процесс вербовки, приема на службу и увольнения иностранцев, а также самые разнообразные аспекты жизни и деятельности западноевропейцев на Урале. К материалам внутреннего документооборота нами также отнесены документы, фиксирующие количественные показатели кадрового состава и его материального обеспечения: служебные формуляры, списки иностранных специалистов, табели выдачи жалования и т.п. Названные документы содержат в себе информацию о профессиональном опыте, времени приезда на Урал, жаловании, составе семьи, подданстве, состоянии здоровья иностранцев, что позволяет определить динамику численности западноевропейцев, реконструировать биографии иностранных специалистов, этапы их карьерного пути, выявить династии европейцев, осевших на Урале. Сведения о полученных наградах и поощрениях указывают на конкретные заслуги и вклад западноевропейских специалистов, служивших на уральских заводах.

Особую разновидность делопроизводственных источников составили паспорта, виды на жительство и свидетельства, выданные иностранцам. С помощью данных источников удалось установить время приезда в Россию и перемещения внутри страны конкретных специалистов, выяснить их происхождение и, в ряде случаев, состав семьи.

Наконец, отдельной разновидностью делопроизводства является судопроизводственная документация (судебно-следственная). Нами были изучены документы Златоустовской Управы благочиния и Немецкого суда, которые дают представление о характере взаимоотношений иностранцев с местным населением, раскрывают причины конфликтов между западноевропейцами и русскими мастерами.

Четвертым видом источников, использованных в диссертации, является периодическая печать. В частности, это статьи Горного журнала, посвященные описанию западноевропейских технологий, заводов, путешествий русских горных инженеров в Европу с целью изучения новых техник производства, материалы, раскрывающие характер и темпы промышленного производства на заводах Урала.

Пятый вид использованных источников – литературные. К ним относятся сказы П.П. Бажова, отразившие тему жизни и деятельности западноевропейских специалистов на уральских заводах и имеющие фактологическую основу.

Источниковая база исследования, представляется, на наш взгляд, репрезентативной, позволяющей решить поставленные задачи и достигнуть цели исследования.

Методологическая основа исследования строится на принципах историзма и научной объективности. Объект диссертационного исследования рассматривается в непосредственной взаимосвязи с конкретными историческими обстоятельствами изучаемого периода.

Тематика диссертации относится к такому важному для отечественной истории направлению исследований, как российско-европейские связи и взаимовлияние в период нового времени. Как было указано в историографическом обзоре, одним из методологических инструментов их анализа в последнее десятилетие активно выступает диффузионистский подход, позволяющий систематизировать и интерпретировать характер этих контактов в контексте выработки, распространения и усвоения разными обществами индустриальной эпохи ключевых инноваций. Технологические и сопровождающие их социальные инновации являются мощным стимулом развития, вынуждающим другие страны заимствовать нововведения, адаптировать их в соответствии с внутренними условиями. Исследование выполнено в этом теоретическом ключе. Западноевропейские специалисты расцениваются как агенты передачи инноваций, проводники передового европейского технологического опыта в важнейший промышленный регион России. Через взаимодействие иностранцев с местным населением происходило взаимовлияние культур, шла диффузия, то есть, проникновение европейских элементов, в сферу культуры и повседневную жизнь уральского социума.

Диссертационное исследование опирается на методы социальной истории. Используется историко-антропологический подход и методы микроистории. В центре исследовательского внимания – человек. Не только наиболее выдающиеся и известные личности, но и люди «второго плана». В исследовательское поле включены «все» западноевропейские специалисты (относящиеся к выбранному объекту изучения): различного уровня квалификации, возраста, происхождения, независимо от их социального статуса или непосредственной роли в тех или иных социально-экономических процессах.

В исследовании использован компаративный подход. Метод компаративного анализа применялся для оценки условий службы, материального положения и уровня жизни иностранцев, их социально-правового статуса в сравнении с положением русских специалистов, иностранцев на частных заводах или же ситуации в стране, из которой прибыл европеец.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые предпринято комплексное изучение социальной группы западноевропейских специалистов на казенных заводах Урала в первой половине XIX в. В динамике выявлены численные, этно-конфессиональные и социокультурные характеристики иностранцев. На обширном источниковом материале проанализированы этапы и механизмы вербовки европейских мастеров, процедуры приема и увольнения со службы. Западноевропейские специалисты рассмотрены как особая социальная группа в составе местного общества, дифференцирована ее структура. Персональные и коллективные биографии большинства иностранцев реконструированы впервые. В диссертации проанализированы мотивы и обстоятельства приезда западноевропейцев на Урал, механизмы адаптации к жизни в русской провинции. Изучен характер взаимоотношений иностранных специалистов с местным населением и процесс их интеграции в локальный социум. Составлена база данных западноевропейских специалистов на казенных заводах Урала в первой половине XIX в.

Практическая значимость работы. Результаты исследования могут быть использованы при изучении проблем взаимодействия и взаимовлияния России и Европы, процессов межкультурного взаимодействия, трансфера технологий и культурных ценностей, адаптации европейских инноваций в периферийных регионах России. Основные положения и выводы диссертации будут полезны при разработке учебных курсов и методических пособий по истории Урала.

Апробация результатов исследования проведена в рамках 9 международных, всероссийских и региональных конференций в Граце (Австрия), Москве, Екатеринбурге и Златоусте. Результаты научной работы отражены в 9 научных публикациях общим объемом в 3,6 п.л., а также в ходе реализации Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России», госконтракт 14.740.11.0209 «Человек в условиях социально-культурных трансформаций российского общества в XVII–XX вв.» (2010–2012 гг.)

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка литературы и двух приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ диссертации

Во Введении обозначена актуальность исследования, показана степень изученности темы, дана характеристика источниковой базы, определены методологическая основа, объект и предмет исследования, хронологические и территориальные рамки, сформулированы цели и задачи.

Первая глава «Численность, этносоциальный состав и правовое положение западноевропейских специалистов» освещает динамику численности, этносоциальный и конфессиональный состав, профессиональную квалификацию западноевропейских специалистов, их правовой статус и обстоятельства приезда на Урал.

В первом параграфе «Количественная и этно-конфессиональная характеристика» проанализирована динамика численности иностранных специалистов, выявлены основные районы выхода иностранцев, их происхождение. На казенных заводах Урала в границах территориальных рамок исследования к началу XIX в. количество вновь приехавших и не принявших российского подданства иностранцев составляло приблизительно 20 чел. Резкие изменения численности западноевропейских специалистов произошли в первой четверти XIX в. В связи с организацией двух новых оружейных предприятий (Ижевского оружейного завода и Златоустовской оружейной фабрики) на Урал было приглашено большое количество иностранных мастеров. В 1807–1808 гг. на Ижевский и Воткинский заводы приехало 149 европейских оружейников. Вместе с семьями их численность составляла около 300 чел. В 1810–1811 гг. 59 оружейников перешли с Ижевского завода на Златоустовский, где число иностранцев вместе с семействами увеличилось до 154. Число иностранцев на Ижевском заводе постепенно сокращалось. В 1820 г. их было 13, а в 1855 г. – 6. На Камско-Воткинском заводе в середине XIX в. работало 10 иностранцев.

Для формирования штата Златоустовской фабрики в Германии в 1813–1814 гг. было завербовано 40 иностранных мастеров (вместе с семьями – 131 чел.) До 1818 г. продолжался приток западноевропейцев на Златоустовскую фабрику. К 1820 г. в Златоусте проживало 147 семейств иностранных мастеров, вместе с женами и детьми – 454 чел. В течение первой половины XIX в. численность иностранцев Златоустовской фабрики не уменьшалась. По спискам 1836–1837 гг. иностранных специалистов насчитывалось 200 чел., к этому моменту в число мастеров вошло большое количество детей первых немецких оружейников. По данным 1859 г. на Златоустовской оружейной фабрике работало 122 иностранных мастера (без учета членов семей), и еще 65 человек числились в отдельном списке, это были дети первых Златоустовских иностранцев.

В Екатеринбурге на протяжении первой половины XIX в. служило около 25 иностранных специалистов. В 1853 г. во время Крымской войны на Екатеринбургской механической фабрике работали 2 британца, 6 бельгийцев и 1 саксонец. Всего в 1840–1850-е гг. на казенные уральские заводы было приглашено 20 британских специалистов, а также 9 бельгийцев.

В целом, на протяжении первой половины XIX в. на казенных заводах Урала работало более 340 иностранцев (в это число входят вновь приехавшие специалисты и их дети, не учитываются обрусевшие потомки выходцев из Европы, осевших на Урале в предыдущие столетия).

Этнический состав иностранных мастеров демонстрировал традиционное для Урала преобладание выходцев из Германии. Мастера были родом из Пруссии, Саксонии, Герцогства Бергского, Герцогства Мекленбургского. Квалифицированные специалисты оружейного дела были выходцами из крупнейших немецких центров оружейного производства – Золингена и близлежащих к нему городов (Ремшайда, Вальде, Эльберфельда), и Клингенталя, а также из Данцига.

На втором месте по численности находились британцы. Британские механики и инженеры, служившие на Урале, были родом из графств Кент, Ланкашир. Приезжали специалисты из Лондона и Гринвича. Присутствовали также специалисты из Дании (Копенгагена), Швеции, Австрии (Штирии) и Бельгии (Люттиха). Малым числом были представлены французские подданные, прибывшие из Парижа.

По конфессиональной принадлежности большинство западноевропейцев были лютеранами, меньше половины католиками, также присутствовал небольшой процент англикан и реформатов.

Второй параграф «Профессиональная квалификация, обстоятельства приезда на Урал и правовое регулирование жизни и деятельности» содержит общую характеристику профессионального уровня приглашенных мастеров, описывает причины их приезда на Урал и правовой статус. Проанализированы основные законодательные акты, регулировавшие положение иностранцев в России и, в частности, на уральских заводах, исследованы локальные документы, определявшие правовое положение западноевропейцев.

Профессиональное сообщество западноевропейцев включало специалистов в области горного дела, металлургии, машиностроения, оружейного производства. В них больше всего нуждалась промышленность Урала, с самого своего основания испытывавшая сильное европейское влияние. Уровень квалификации и профессионализма иностранцев, в целом, был высок, но кроме по-настоящему искусных мастеров, попадались авантюристы, не сведущие в производстве.

Причины приезда западноевропейских специалистов на Урал в первой половине XIX в. были обусловлены как международной конъюнктурой и внутренним положением в европейских странах, так и личными или семейными обстоятельствами иностранных мастеров. Главным фактором, привлекавшим большое число иностранцев на уральские заводы, являлись крайне выгодные условия службы.

Привилегированному положению европейских мастеров соответствовал их социально-правовой статус. В общероссийском законодательстве прослеживалась тенденция к ограничению прав иностранцев и усилению надзора за ними, но приглашенные на Урал из Европы горные инженеры, оружейники, технические специалисты находились на исключительно привилегированных позициях.

К началу XIX в. правовое положение иностранцев обретает четкие контуры. Контракты с западноевропейскими специалистами принимают унифицированную форму. В них обозначаются основные условия службы иностранца, оговариваются действия после истечения установленного срока договора. Иностранный специалист должен был добросовестно исполнять свои должностные обязанности, за что получал фиксированное жалованье, кроме того, освобождался от налогов, податей и рекрутской повинности, имел право на отпуск и возможность кратковременного отъезда на родину в течение срока службы. Правовое регулирование положения иностранцев становится хорошо разработанным, приобретает более четкие формы, как в масштабе общероссийского законодательства, так и на местном уровне.

Во второй главе «Условия службы иностранных специалистов на уральских заводах» исследованы механизмы вербовки иностранных специалистов, процедура приема и увольнения со службы. Оценивается материальное положение и уровень жизни иностранцев.

Первый параграф «Вербовка, прием на службу и увольнение» раскрывает основные способы привлечения западноевропейских мастеров, порядок их оформления на службу и увольнения.

Привлечение на казенные заводы Урала иностранных специалистов инициировалось российским правительством в связи с возникавшими потребностями в создании новых предприятий, обеспечения страны вооружением, необходимостью достигнуть общеевропейского уровня развития промышленности, введения передовых технологий. Существовало два способа вербовки: первый – с помощью отправления за границу горных администраторов, делегатов от заводов из числа иностранцев, второй – заключение контрактов через российских представителей (консулов, послов) в европейских странах.

После того, как достигалось соглашение относительно условий работы иностранца в России, и заключался контракт, приглашенному специалисту выдавался паспорт. Паспорт являлся гарантом свободного проезда иностранца к месту службы. В пути западноевропейцев сопровождали специально нанятые посредники, которые отвечали за безопасность иностранцев и сохранность их имущества.

При помощи иностранных фабрикантов, Д. Гильгера и А. Эверсмана, перешедших на российскую службу, на Ижевский и Златоустовский заводы были приглашены квалифицированные европейские оружейники, произошло крупное переселение иностранцев на Урал. Личное знакомство Д. Гильгера и А. Эверсмана с немецкими и датскими оружейными мастерами, а также заинтересованность горных администраторов в успехе возложенной на них миссии, способствовали тому, что в 1807–1815 гг. приток искусных иностранных мастеров в Россию обеспечил быстрое развитие новых оружейных производств на Урале.

В других случаях, когда в Россию выписывались отдельные мастера, вербовка производилась российскими представителями в Европе. Консулы имели возможность отслеживать темпы развития тех или иных производств на Западе. Через их посредство в первой половине XIX в. на уральские заводы были вызваны британские инженеры, механики и корабельные мастера, а также бельгийские и немецкие оружейники. Таким способом были завербованы высококвалифицированные специалисты, такие как Давид Гильгер, Джеймс Карр, Самуил Пенн. Но вследствие того, что российские уполномоченные представители в Европе не всегда имели возможность объективно оценить уровень профессионализма мастеров и часто полагались только на словесные обещания иностранцами успешной работы, на уральские заводы попадали непрофессионалы, специалисты низкой квалификации.

Третий путь устройства на службу на уральские заводы западноевропейских мастеров – это приезд иностранцев в Россию по собственному желанию. В таких случаях иностранцы, как правило, самостоятельно приезжали в Петербург, а оттуда по усмотрению Горного Департамента, распределялись на заводы.

Успех вербовки зависел от конкретных исторических условий. Так, в годы наполеоновских войн на Урал охотно выехали искусные немецкие оружейники, так как они не желали оставаться на территориях, оккупированных французами, и надеялись на спокойное и обеспеченное будущее в России. Однако в периоды спокойной международной обстановки и стабильной экономической ситуации в европейских странах, иностранцы не стремились к переезду в Россию, привлечь их могли только исключительно выгодные условия службы.

Проработав положенное по контракту время, иностранные специалисты либо оставались на заводах, продолжая службу на условиях нового контракта или без него, либо получали увольнение. Процедура увольнения могла длиться неопределенное количество времени, вплоть до года и больше. Перед увольнением со службы иностранного мастера составлялся отчет о его работе и счет использованных им инструментов и материалов. При увольнении иностранец должен был выплатить долги, если таковые имелись. На обратный проезд до Санкт-Петербурга мастера получали прогонные деньги.

Во втором параграфе «Материальное положение, уровень жизни и социальное обеспечение» рассматриваются условия жизни и службы иностранцев на казенных уральских заводах с точки зрения материального достатка и существовавшей системы социального обеспечения. Материальное положение и уровень жизни западноевропейских специалистов на Урале характеризовались высоким уровнем доходов, комфортными условиями проживания, наличием дополнительных пособий от казны. Средний размер жалованья иностранного специалиста в первой половине XIX в. составлял 1500–2000 руб. Жалованье иностранных мастеров зависело от степени их квалификации, опыта работы, семейного положения. Сравнив положение иностранцев на нескольких заводах в разные годы, удалось установить, что на размер заработной платы европейцев изначально оказывали влияние условия и время их приезда на Урал. Назначаемые оклады и другие выплаты зависели от степени заинтересованности самих иностранцев в работе на уральских заводах и того, насколько предприятия нуждались в европейских специалистах в конкретный период времени. Иностранцы, служившие на Урале, бесплатно обеспечивались квартирами, строевым лесом, прислугой.

Говоря о мастерах, приехавших на Урал в составе двух крупнейших миграций иностранных специалистов первой половины XIX в. (на Ижевский и Златоустовский заводы), можно отметить, что наиболее высокооплачиваемыми оказались оружейники Златоустовской фабрики. Заработная плата немецких мастеров Златоуста в несколько раз превышала финансовый достаток ижевских оружейников. Кроме того, немецкие мастера Златоуста получали не только денежное содержание, но и землю, скот и другие пособия. Причины разницы в материальном положении ижевских и златоустовских мастеров, выходцев из Европы, обуславливались различием обстоятельств приезда иностранцев на Урал. Если ижевские оружейники в условиях бушевавших наполеоновских войн охотно согласились переехать в Россию, то для того, чтобы несколькими годами позже привлечь немецких мастеров в Златоуст, российскому правительству пришлось существенно улучшить предлагаемые иностранцам условия службы.

В целом, уровень доходов западноевропейских специалистов, работавших на уральских заводах в первой половине XIX в., существенно превосходил заработки русских мастеров, в том числе обладавших равной с иностранцами степенью квалификации. Материальный достаток европейцев соответствовал уровню доходов горных администраторов и чиновников.

Помимо достойного материального положения иностранные специалисты казенных уральских заводов получали полноценное социальное обеспечение от государства, а также самостоятельно организовывали формы социальной поддержки. Западноевропейские специалисты имели возможность совершать религиозные обряды, для чего создавались лютеранские и католические приходы, обучать детей иностранным языкам и различным наукам, пользоваться медицинской помощью. Мастера – выходцы из Европы удостаивались пенсий по выслуге лет наравне с классными горными чиновниками, благодаря чему сохраняли высокий уровень жизни и после окончания службы.

Третья глава «Структура социальной группы иностранных специалистов» состоит из трех параграфов, в которых представлено сообщество западноевропейцев, разделенное на три группы по уровню профессиональной квалификации и социальному статусу. Реконструированы биографии представителей каждой группы.

Первый параграф «Специалисты высшего уровня, основатели новых направлений производства уральской горной промышленности» характеризует представителей высшего звена структуры социальной страты иностранных специалистов. Реконструированы биографии таких видных администраторов, профессионалов высокого класса, как Давид Гильгер, Александр Эверсман, Джеймс Карр, Самуил Пенн, Бернард Аллендер. Выявлены основные жизненные вехи династий талантливых оружейников Бейне, Боде, Вейерсбергов, Вольферцов, Шафов. Показана исключительная роль упомянутых иностранцев в формировании новых направлений производства, развитии отдельных заводов.

Во втором параграфе «Мастера узких специализаций» диверсифицируется наиболее многочисленная группа западноевропейских специалистов, основную массу которой составили иностранные оружейники, приглашенные на Урал в 1807–1816 гг. Многие из них начали службу на Ижевском заводе, затем перешли на Златоустовский завод и Златоустовскую оружейную фабрику. Эти иностранцы являлись искусными в своем деле мастерами, благодаря чему в сравнительно небольшие сроки на Урале было налажено оружейное производство.

В середине XIX в., когда была предпринята попытка создания нового предприятия по производству стрелкового оружия, на Урале работали бельгийские оружейники, но их деятельность здесь длилась недолго в силу несоответствия поставленной правительством задачи по введению машинного производства специфике взятого за образец оружейного дела в Бельгии, имевшего ремесленный характер. Помимо оружейников к специалистам данной категории относятся британские мастера, служившие на Воткинском и Екатеринбургских заводах: формовщики, литейщики, молотовые мастера, приглашенные для конкретных работ, в помощь своим соотечественникам, выполнявшим ключевые задачи по внедрению новых технологий.

Третий параграф «Авантюристы и непрофессионалы» раскрывает, каким образом представители данной категории иностранцев оказывались на заводах, и за счет чего им удавалось долгое время продолжать службу. Непрофессионалы оказывались на уральских заводах вследствие невозможности российских представителей достоверно узнать степень квалификации нанимаемых мастеров. Некоторым из них долгое время удавалось удержаться на службе, используя хитрости и давая бесконечные обещания о скорейшем успехе порученного им дела. Отсутствие результата работ они объясняли несовершенством технического оснащения заводов и недостатком времени.

Подводя итог исследования структуры социальной группы западноевропейских специалистов, сделан общий вывод о том, что в начале XIX в. в связи с военной угрозой, на уральские заводы была привлечена значительная группа специалистов-оружейников из германских государств, а также Дании и Швеции. Среди них выделялись руководившие процессом миграции горные администраторы, а также потомственные оружейники и фабриканты. Но основная масса иностранных оружейников состояла из мастеров, имевших конкретную специализацию, знавших строго определенный участок работ. Пропорционально общей численности иностранцев на уральских заводах, именно они составляли большинство западноевропейских специалистов. Особое положение занимали британские специалисты, поскольку именно они приглашались для введения таких новых для уральской промышленности технологий и производств, как пудлингование, строительство паровых машин, работа на паровых молотах, судостроение, заимствованных из Англии. Каждый британский специалист, приглашенный на уральские заводы, высоко ценился и обеспечивался наиболее удобными условиями работы, высокими доходами, большим почетом и уважением.

В четвертой главе «Этнокультурный синтез и социальная адаптация» исследованы проблемы этносоциального синтеза и адаптации западноевропейских специалистов на Урале, изучено их профессиональное и культурное наследие.

В первом параграфе «Включение в социокультурную среду, адаптация и взаимоотношения с местным населением» признается, что включение западноевропейских специалистов в социокультурное пространство Урала происходило через их профессиональную деятельность, а также семейные и родственные связи. Приглашенные иностранцы относились к категории технической элиты местного населения, что было обусловлено высокой профессиональной квалификацией и задачами, решаемыми европейцами, подтверждалось высоким уровнем их доходов и материального положения, высочайшим признанием их заслуг со стороны императора и правительства, а также принадлежностью некоторых из них к дворянскому сословию.

В процессе адаптации западноевропейцев к жизни в российской провинции важную роль играли условия жизни иностранцев, их материальное благополучие, помощь переводчиков, а также иностранцев, уже обосновавшихся на Урале. Большое значение имело наличие собственной диаспоры, возможность контактов с соотечественниками и совместного преодоления трудностей адаптации, что, однако, приводило к обособленности таких групп иностранцев от местного населения.

Важнейшим механизмом интеграции западноевропейских специалистов в уральский социум являлось обучение. Взаимоотношения иностранцев и русских людей, складывавшиеся в процессе обучения, общения с заводскими администраторами или совместное времяпрепровождение в увеселительных заведениях, были не лишены трудностей. Европейские мастера проявляли высокомерие и надменность по отношению к русским, которых считали необразованными дикарями, в ответ местное население негативно относилось к приезжим «выскочкам». Результатом становились конфликты между иностранцами и русскими.

Стремлением к обособленности от местного населения отличались немецкие мастера Златоустовской оружейной фабрики. Здесь сложилось сплоченное сообщество иностранцев, в котором существовали формы общественных и культурных объединений, а также социальных инициатив, направленных на поддержание материального благополучия и психологического комфорта европейских мастеров. В Златоусте были образованы «Общество иностранцев», «Общество молодых иностранных мастеров», Немецкий клуб и Немецкий суд. Иностранцы Златоуста были склонны к постоянной борьбе за свои права и привилегии, что выражалось в бесконечных жалобах заводскому начальству и императорскому правительству и судебных тяжбах.

Интегрирование западноевропейцев в состав уральского социума происходило путем заключения браков иностранцев с российскими подданными. В случае, когда иностранец женился на русской девушке, ни тот, ни другой не обязывались переменить веру, но европеец подписывался в том, что ни при каких обстоятельствах не будет склонять православную жену в иное вероисповедание. Важно, что и дети, рождавшиеся в таких браках, обязательно принадлежали к православию, а значит, потомки иностранцев, сочетавшихся браком с русскими, становились не только российскими подданными, но и православными христианами.

Дети иностранцев, осевших на Урале, вольны были заниматься любым делом, а потому они либо перенимали искусство своих отцов и продолжали развивать семейное мастерство, либо выбирали иную стезю и становились чиновниками, учеными, учителями, врачами, аптекарями, полицмейстерами. В их числе были и высшие заводские администраторы. Западноевропейские мастера, приезжавшие на службу по контракту на уральские казенные заводы в первой половине XIX в., формировали слой технической интеллигенции, а те, кто оседал на Урале и после окончания контрактов, являлись основателями династий европейцев, занимавших позиции в различных профессиональных отраслях и обраставших все большими родственными узами с местным уральским населением.

Второй параграф «Профессиональное и культурное наследие» посвящен роли и вкладу западноевропейских специалистов в развитие уральской казенной промышленности, а также их участию в процессе европеизации местного общества.

В первой половине XIX в. с привлечением на уральские заводы западноевропейских специалистов были основаны и получили развитие новые отрасли промышленного производства, а также художественного мастерства. Большую роль специалисты из Европы сыграли в развитии на Урале оружейного дела, металлургии, машиностроения и судостроения. Значительный рост производимого в России оружия (стрелкового и холодного) был в большой степени обеспечен участием иностранцев в создании новых оружейных предприятий Урала: Ижевского оружейного завода и Златоустовской оружейной фабрики.

При помощи французских мастеров в 1830-е гг. на Урале был введен контуазский способ выделки сварочного железа.

Главным образцом для уральских предприятий в первой половине XIX в. служили английские технологические достижения. Британские специалисты способствовали внедрению на Урале паровых машин, паровых молотов (Несмита, Далена), пудлингования железа, судостроения.

Отголоски деятельности иностранных мастеров на уральских заводах прослеживаются и в истоках зарождения традиций художественного чугунного литья. Главным достижением иностранцев в области художественного промысла стало основание Златоустовской школы холодного украшенного оружия и гравюры на стали. Немецкие оружейники положили начало этому художественному мастерству, обучили русских учеников, а их последователи сумели развить, усовершенствовать и разнообразить искусство украшения оружия.

В культурном плане пребывание европейцев на Урале оказывало влияние на местное общество, его быт, стереотипы поведения, менталитет, культурные традиции, религиозный ландшафт. Присутствие иностранных мастеров накладывало отпечаток на уклад жизни местного населения.

Профессиональное и культурное наследие западноевропейских специалистов заключается и в том, что они сумели передать русским мастерам свои навыки и знания. Европейцы вошли в число значимых фигур в истории развития Урала как горнозаводского центра России. В процессе взаимодействия иностранцев с местным населением происходил диалог культур и их взаимовлияние, что имело не только региональное, но и общероссийское значение.

В Заключении подведены итоги исследования и сформулированы основные выводы.

В первой половине XIX в. была продолжена и получила новое развитие традиция приглашения на казенные заводы Урала западноевропейских специалистов. Оформился правовой статус западноевропейцев, характеризующийся большей степенью их юридической защищенности. Повысилась мобильность иностранных специалистов: как с точки зрения свободы въезда в Россию и выезда из страны, так и в плане перемещений внутри государства и уральских территорий, в частности. Существовало две категории иностранцев, одна из которых включала выходцев из Европы, навсегда осевших на Урале, а другая – специалистов, покидавших империю после окончания контрактов. Последнее было не характерно для XVII–XVIII вв., когда иностранные мастера, работавшие в России, практически не имели возможности вернуться на родину.

Привлечение на казенные заводы Урала западноевропейских специалистов в первой половине XIX в. явилось одной из сторон многогранного процесса диффузии инноваций, европейских идей и практик, шедшего непрерывно и в разнообразных проявлениях. В исследуемый период мощнейшими импульсами европеизации и диффузионных волн, отразившихся на уральской промышленности и политике по приглашению в Россию иностранных специалистов, стали, во-первых, наполеоновские войны, а во-вторых – промышленный переворот в Европе и выход Англии на лидирующие позиции в мировом экономическом пространстве. Отражением этих событий стало, с одной стороны, приглашение в течение двух первых десятилетий XIX в. на казенные заводы Урала большого количества европейских оружейников (для перевооружения армии, обновления оружейного производства по европейскому образцу). С другой стороны, в первой половине XIX в., особенно к середине столетия, отчетливо прослеживалась тенденция переориентирования на английский технологический опыт и активного привлечения на Урал британских специалистов, считавшихся носителями, проводниками этого новейшего опыта и передовых достижений.

Адаптация иностранцев к жизни в российской провинции проходила сложно, сопровождалась конфликтами приезжих специалистов с местным населением. Европейцы стремились к обособлению и закрытости своих диаспор. Но само пребывание иностранных специалистов на казенных уральских заводах, их жизнь и деятельность создавали условия для диффузии инноваций, и этот процесс шел независимо от желания контактеров. Сообщества иностранцев становились локальными центрами сосредоточения инноваций и отправными точками их распространения. Европейские новшества проникали через технологии, обучение, смешанные браки. В ходе этого процесса шло и обрусение иностранцев. Закрытость иностранных диаспор оказалась относительной. По роду своей профессиональной деятельности европейские специалисты вынуждены были постоянно контактировать с русскими мастерами, представителями заводских администраций. Межкультурное взаимодействие постепенно переходило и в область повседневности, досуга, неформального общения.

Таким образом, западноевропейские специалисты, служившие на казенных уральских заводах в первой половине XIX в., повлияли на технико-экономическое развитие региона и способствовали внедрению новых производств, а также явились проводниками и в то же время объектами социокультурных изменений, происходивших под влиянием диффузии европейских инноваций на Урале.

ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных

изданиях (в соответствии с перечнем ВАК):

  1. Условия службы по контракту иностранных специалистов на Урале в первой половине XIX в. // Уральский исторический вестник, 2011. № 1(30) С. 106–110 (0,5 п. л.)
  2. «История водворения в России» иностранных оружейников в первой половине XIX в. (по материалам Горного ведомства) // История: электронный научно-образовательный журнал, 2012. Вып. 5(13): История России с древнейших времен до XXI века: проблемы, дискуссии, новые взгляды [Электронный ресурс]. URL: http://mes.igh.ru/magazine/content/istoria-inostrannih-oryjeinikov.html (0,5 п. л.)

Разделы в коллективных монографиях:

  1. Условия службы западноевропейцев по контракту в первой половине XIX в. // Диффузия технологий, социальных институтов и культурных ценностей на Урале (XVIII – начало XX в.) Коллективная монография / отв. ред. – Е.В. Алексеева. Екатеринбург, 2011. С. 248–256 (в соавт.; 25,5 п. л. / 0,5 п. л.)

Статьи в сборниках научных трудов и материалах конференций:

  1. Французы на Урале в конце XVIII – первой половине XIX в. // «Французский след» на Урале: Материалы круглого стола. Екатеринбург, 2010. С. 52–56 (0,3 п. л.)
  2. Условия работы по контракту иностранных специалистов на Златоустовской оружейной фабрике в первой половине XIX в. // Во славу российского оружия: Сборник материалов научно-практической конференции. Златоуст, 2010. С. 40–42 (0,2 п. л.)
  3. Александр и Эдуард Эверсманы: немцы на службе в России (1811–1860 гг.) // Личность в истории: теоретико-методологические и методические аспекты: сб. науч. ст. Екатеринбург, 2011. Часть II. С. 32–36 (0,2 п. л.)
  4. Иностранные мастера – основатели оружейного дела в Златоусте (первая половина XIX в.) // Современная наука: Актуальные проблемы теории и практики. Серия – Гуманитарные науки, 2012. № 4–5. С. 40–44 (0,5 п. л.)
  5. Life and activity of Austrian Scientist in Russia in the late 18th century: Benedict Franz Johann von Herrmann // 2000. The European Journal, December 2012. No 2. P. 8–10 (0,4 п. л.)
  6. Опыт привлечения иностранных специалистов на Камские заводы в первой половине XIX в. в контексте промышленной модернизации // Модернизация в условиях освоения восточных регионов в XVII–XX вв. Екатеринбург, 2012. C. 78–89 (0,5 п. л.)

Подписано в печать 12.03.2013. Формат 60 84/16. Бумага писчая.

Гарнитура «Таймс». Печать на ризографе. Усл. печ. л. 1,5.

Тираж 130 экз. Заказ № 3745.

Отпечатано в типографии

ООО «Издательство УМЦ УПИ».

Адрес: 620062, Екатеринбург, ул. Гагарина, 35 а, оф. 2

Тел.: (343) 362-91-16, 362-91-17


[1] См.: Мулюкин А.С. Иностранцы свободных профессий в Московском государстве. СПб, 1898; Он же. О свободе приезда иностранцев в Московское государство // Журнал Министерства народного просвещения, май 1908 г. СПб., 1908. С. 58–81; Он же. Приезд иностранцев в Московское государство. Из истории русского права XVI и XVII вв. СПб., 1909; Сапожников А.А. Иноверцы и иноземцы в России (Их права и отношения к коренным жителям). СПб., 1998; Цветаев Д.В. Обрусение иноземцев-протестантов в Московском государстве. Москва, 1886; Он же. Протестантство и протестанты в России до эпохи преобразований. М., 1890.

[2] Платонов С.Ф. Москва и Запад в XVI–XVII вв. Л., 1925.

[3] Вершинина Н.Г. Иноземцы и иноземные слободы в Москве: дис. … канд. ист. наук. М., 1948.

[4] Степанов А.И. Русские и швейцарцы: записки дипломата. М., 2006; Он же. Швейцарцы в России и русские в Швейцарии // Новая и новейшая история, 2006. №. 1. С. 120–152.

[5] Тихонова А.В. Российская политика в отношении швейцарских колонистов в первой половине XIX в. // Вопросы истории, 2010. № 8. С. 89.

[6] См.: Кросс Э. Британцы в Петербурге: XVIII в. СПб., 2005; Орлов А.А. Британцы в Москве в 1812 году: вымысел и реальность // Вопросы истории, 2003. № 12. С. 129–136; Он же. «Теперь вижу англичан вблизи...»: Британия и британцы в представлениях россиян о мире и о себе (вторая половина XVIII – первая половина XIX в.). Очерки. М., 2008; Ржеуцкий В.С. Французы на русских дорогах: иммиграционная политика Екатерины II и формирование французских землячеств в России // Европейское просвещение и цивилизация России. М., 2004. С. 235–254 и др.

[7] См.: Немцы России (энциклопедия). В 3-х томах. М., 1999–2006; Немцы России в контексте отечественной истории: общие проблемы и региональные особенности: Мат-лы междунар. науч. конф. М., 1999; Немцы России на рубеже веков: история, современное положение, перспективы: Мат-лы междунар. науч.-практ. конф. Оренбург, 2000; Петров Ю.В. Деннингхаус. Немцы в Московском обществе. Симбиоз и конфликты // Отечественная история, 2002. № 2. С. 177–181; Безотосный В. Российские немцы – военные и государственные деятели на службе в первопрестольной столице в XVIII–XIX вв. // Московские немцы. Четыре века с Россией. М., 1999. С. 10–17.

[8] См.: Тихонова А.В. Швейцарские предприниматели и создание промышленного сыроварения в Смоленской губернии в XIX – начале XX в. // Экономическая история: ежегодник. М., 2008; Она же. Швейцарские учителя в России в перовой половине XIX в. // Вопросы истории, 2011. № 9. С. 142–149; Скобелкин О.В. Западноевропейцы в русском войске первой половины XVII в.: вопросы контактов России и Запада // Восточная Европа в древности и Средневековье: контакты, зоны контактов и контактные зоны: Мат-лы конф. М., 1999. С. 101–105; Он же. Организация службы иноземцев на защите южных рубежей России в первой половине XVII в. // Население и территория Центрального Черноземья и Запада России в прошлом и настоящем. Воронеж, 2000. С. 20–25; Ковригина В.А. Иноземные купцы-предприниматели Москвы петровского времени // Торговля и предпринимательство в феодальной России. М., 1994. С. 190–213.

[9] Волохова В.В. Западноевропейские специалисты в отечественной горной промышленности во второй половине XVIII – первой трети XIX в.: на материале Олонецких горных заводов: дис. … канд. ист. наук. Петрозаводск, 2002.

[10] Орленко С.П. Выходцы из Западной Европы в России XVII в. (правовой статус и реальное положение). М., 2004.

[11] См.: Тесленко А.М. Правовой статус иностранцев в России (вторая половина XVII – начало XX в.): дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2000; Смирнова Е.С. Регулирование правового статуса иностранцев в России до начала XIX в. // Журнал российского права, 2004. № 9. С. 142–151.

[12] Николаева Т.Б. Паспортная система России: формирование и механизм функционирования во второй половине XVII – начале XX в.: Историко-правовой анализ: дис. … канд. юр. наук. Нижний Новгород, 2003. С. 151–174, 137–138.

[13] «Вводя нравы и обычаи Европейские в Европейском народе»: к проблеме адаптации западных идей и практик в Российской империи / Отв. составитель А.В. Доронин. М., 2008.

[14] Алексеева Е.В. Диффузия европейских инноваций в России (XVIII – начало XX в.). М., 2007.

[15] Диффузия европейских инноваций в Российской империи: Мат-лы Всерос. науч. конф. / Отв. ред. Е.В. Алексеева. Екатеринбург, 2009.

[16] Диффузия технологий на протоиндустриальной фазе развития металлургии (Урал в XVII–XVIII вв.): Сб. науч. статей / Отв. ред. Е.А. Курлаев. Екатеринбург, 2009.

[17] Диффузия технологий, социальных институтов и культурных ценностей на Урале (XVIII – начало XX в.). Екатеринбург, 2011.

[18] См.: Гаврилов Д.В. Горнозаводский Урал XVII–XX вв.: Избранные труды. Екатеринбург, 2005; Он же. Инженерно-техническая интеллигенция горнозаводского Урала в XVIII–XIX вв. // Интеллигенция, провинция, отечество: проблемы истории, культуры, политики. Иваново, 1996; Он же. Промышленная революция XIX в. на горнозаводском Урале // Ползуновские чтения: Тезисы науч.-практ. конф. Екатеринбург, 1994. С. 10–13; Он же. Промышленная революция // Уральская историческая энциклопедия. Екатеринбург, 1998. С. 429–430. Он же. Промышленный переворот на Урале: неудачная попытка переосмысления // Отечественная история, 2007. № 1. С. 143–159.

[19] Алексеев В.В., Гаврилов Д.В. Металлургия Урала с древнейших времен до наших дней. М., 2008.

[20] См.: Черноухов А.В. История медеплавильной промышленности России XVII–XIX вв. Свердловск, 1998; Он же. История медеплавильной промышленности России в XVII – первой половине XIX века: автореф. дис. … д-ра ист. наук. Екатеринбург, 1993. С. 29.

[21] Запарий В.В. Черная металлургия Урала XVIII–XX вв. Екатеринбург, 2001; Иностранные специалисты на Урале // Уральский рынок металлов, 2011. № 10 (162–163). С.60–62.

[22] См.: Шумилов Е.Ф. Город на Иже: Историческая хроника с прологом и эпилогом, в 12 главах, повествующая о славных традициях и богатой истории столицы Удмуртии. Ижевск, 1990; Он же. Два века «Ижмаша»: Истоки. Лидеры. Технологии. Конструкции. Династии. Культура. Быт. Т. 1. Город оружейников. 1807–1917. Ижевск, 2002.

[23] Васина Т.А. Камские заводы: население, культура, быт (конец XVIII – первая половина XIX в.) Ижевск, 2006. С. 84–85.

[24] Родионов Н.А. История оружейного производства в Удмуртии (XIX–XXI вв.). Ижевск, 2009; Он же. Зарубежные связи Удмуртии. Становление и эволюция. XIX–XX вв. Ижевск, 1999. С. 143–146; Он же. Иностранные рабочие и специалисты в оружейном производстве Удмуртии (XIX–XX вв.) // Урал индустриальный: Бакунинские чтения. Екатеринбург, 2007. Т. 2. С. 205–210.

[25] Куликовских С.Н. Златоустовская школа авторского холодного украшенного оружия. Становление и развитие (1815–1860 гг.). Челябинск, 2006.

[26] Во славу российского оружия: Сб. мат-лов науч.-практ. конф. Златоуст, 2010.

[27] Окунцов Ю.П. Златоустовская оружейная фабрика. М., 2011.

[28] Корепанов Н.С. В раннем Екатеринбурге (1723–1781 гг.). Екатеринбург, 1998; Он же. В провинциальном Екатеринбурге, (1781–1831 гг.). Екатеринбург, 2003; Он же. Первый век Екатеринбурга. Екатеринбург, 2005.

[29] Немцы на Урале и в Сибири (XVI–XX вв.): Мат-лы науч. конф. «Германия – Россия: исторический опыт межрегионального взаимодействия XVI–XX вв.» Екатеринбург, 2001.

[30] Корепанов Н.С. Благодатская горная экспедиция 1739–1742 гг. и волна контрактной иммиграции саксонцев на Урал // Немцы на Урале и в Сибири (XVI–XX вв.): Мат-лы науч. конф. «Германия – Россия: исторический опыт межрегионального взаимодействия XVI–XX вв.» Екатеринбург, 2001. С. 112–118.

[31] См.: Ляпин В.А. Немецкие оружейники на Урале // Немцы на Урале и в Сибири (XVI–XX вв.): Мат-лы науч. конф. «Германия – Россия: исторический опыт межрегионального взаимодействия XVI – XX вв.» Екатеринбург, 2001. С. 138–142; Он же. «Уголок Германии, перенесенный в Уральские горы» // Диффузия европейских инноваций в Российской империи: Мат-лы Всерос. науч. конф. / Отв. ред. Е.В. Алексеева. Екатеринбург, 2009. С. 262–266.

[32] Немцы на Урале XVII–XXI вв.: Кол. монография / В.М. Кириллов, Л.А. Дашкевич, Н.С. Корепанов, В.П. Микитюк и др. Нижний Тагил, 2009.

[33] Устьянцев С.В., Логунов Е.В. Английский технологический опыт и уральские горные заводы XIX в. Екатеринбург, 1992.

[34] Зейферт В. Посланцы Туманного Альбиона на Урале и в Екатеринбурге // Уральская старина. Екатеринбург, 2000. Вып. 4. С. 295–313.

[35] Бондаренко Ф.В., Микитюк В.П., Шкерин В.А. Британские механики и предприниматели на Урале в XIX – начале XX в. Екатеринбург, 2009.

[36] Ляпин В.А. Бельгийские оружейники на Урале // Екатеринбург: от завода-крепости к евразийской столице: Мат-лы Всерос. науч.-практ. конф. Екатеринбург, 2002. С. 100–101.

[37] Дацкевич В.А. Французский ученый-металлург Фредерик Лепле и его труды в книжной коллекции библиотеки Нижнетагильского музея-заповедника «Горнозаводской Урал» // «Французский след» на Урале: Мат-лы круглого стола. Екатеринбург, 2010. С. 57–62.

[38] Неклюдов Е.Г. Иностранцы на частных заводах Урала в начале XIX в. // Четвертые Татищевские чтения. Екатеринбург, 2002. С. 281–287.

[39] См.: Неклюдов Е.Г. Уральские заводчики в первой половине XIX в.: владельцы и владения. Нижний Тагил, 2004; Он же. Европейские предприниматели в составе уральских заводчиков первой половины XIX в. // Диффузия европейских инноваций в Российской империи: Мате-лы Всерос. науч. конф. Екатеринбург, 2009. С. 104–110; Он же. Путешествие Ф. Лепле на Урал в 1853 г. (к проблеме диффузии европейских инноваций) // Научно-экспедиционный и познавательный туризм в России: опыт, пути и перспективы развития: Мат-лы междунар. науч.-практ. конф. Екатеринбург, 2007. С. 49–54.

[40] Виргинский В.С. Ефим Алексеевич и Мирон Ефимович Черепановы. М., 1986.

[41] Дашкевич Л.А. Михаил Данилович Данилов // Нижний Тагил в лицах. Организаторы производства, инженеры, техники XIX – начала XX в. Екатеринбург, 1999. С. 3–11.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.