WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Городское население свердловской области накануне и в годы великой отечественной войны (1939-1945 гг.)

На правах рукописи

Кругликов Владислав Владимирович

ГОРОДСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ

СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ

НАКАНУНЕ И В ГОДЫ

ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

(1939-1945 гг.)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Екатеринбург

2007

Работа выполнена на кафедре истории России ГОУ ВПО «Уральский

государственный педагогический университет»

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Корнилов Геннадий Егорович
Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Институт истории и археологии УрО РАН кандидат исторических наук, доцент ГОУ ВПО «Уральский государственный лесотехнический университет» Сперанский Андрей Владимирович Черезова Оксана Геннадьевна
Ведущая организация: ГОУ ВПО «Уральский государственный технический университет – Уральский политехнический институт»

Защита состоится 26 сентября 2007 г. в 10.00 часов на заседании Диссертационного совета Д 004.011.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Институте истории и археологии УрО РАН по адресу: 620026, г. Екатеринбург, ул. Р.Люксембург, 56.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института истории и археологии УрО РАН.

Автореферат разослан «____» ____________ 200 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат исторических наук Е.Т.Артемов

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИК-0ooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. История нашей страны во многом характеризуется непрерывной чередой войн: борьбы с иноземными захватчиками, территориальных завоеваний, внутренних конфликтов. Главным событием двадцатого века, определившим демографическое развитие населения, стала Великая Отечественная война с ее многомиллионными людскими потерями.

Изучение демографических процессов накануне и в годы войны осложнено рядом моментов. Указанный период отличался необычайной интенсивностью миграционного движения. Это – эвакуированные и реэвакуированные, беженцы, депортация целых народов, усилившаяся миграция сельского населения в города и многие другие миграционные потоки. Гигантская масса пришедших в движение людей создавала невероятные трудности для текущего учета населения, фиксации демографических событий. Миграции населения стали фактором глубинных изменений в национальном и демографическом развитии населения Урала: его численности, размещении, структуре. Эти изменения имели долгосрочные последствия и во многом определили особенности социально-демографических процессов вплоть до конца XX века.

Объект исследования народонаселение Среднего Урала накануне и в годы Великой Отечественной войны.

Предмет исследования демографические процессы в городах (естественное и механическое движение).

Хронологические рамки исследования охватывают 1939-1945 гг. – период кануна и Великой Отечественной войны Советского Союза с Германией.

Начальный хронологический рубеж в работе обусловлен проведением в 1939 г. Всесоюзной переписи населения. Завершение исследования связано с окончанием в 1945 г. Великой Отечественной войны.

Территориальные рамки. Исследование охватывает территорию Свердловской области в административно-территориальном делении рассматриваемого периода, в связи, с чем необходимо отметить, что в 1941 г. два района Челябинской области – Каменский и Покровский – вошли в состав Свердловской области.

Степень изученности проблемы. Вопросам изучения развития народонаселения в СССР посвящено значительное число работ, принадлежавших к различным направлениям научного знания: географического, демографического, исторического, экономического, этнографического.

Анализ историографического материала позволяет выделить два этапа изучения народонаселения, освещавших период кануна и Великой Отечественной войны: первый – советский – охватывает литературу, изданную в период с 1939 г. до начала 1990-х гг., второй – постсоветский – с 1990-х годов – по настоящее время. Выявленные работы можно условно разделить на три группы: 1) исследования по истории народонаселения СССР; 2) труды по городскому населению страны; 3) работы по городскому населению Урала.

В конце 1930-х – начале 1950-х гг. изучение демографических процессов в отечественной историографии носило ограниченный характер. В условиях нарастания негативных процессов в общественно-политической жизни страны в 1930-е гг. публикация в открытой печати статистических сведений о населении фактически прекратилась.



Однако было бы серьезной ошибкой полагать, что развитие науки о народонаселении в СССР остановилось. В конце 1930-1940-х гг., включая военный период, ученые проводили исследования отдельных вопросов естественного движения населения, осуществляли поиск методов расчетов основных демографических явлений и процессов[1]. Однако в этих исследованиях городская специфика в большинстве случаев не рассматривалась.

В отечественной историографии до конца 1950-х гг. в основном разрабатывались вопросы численности, естественного движения населения в России и СССР в первое двадцатилетие XX в. Исследования носили ограниченный характер из-за трудностей в работе, связанных с отсутствием архивных источников. Изучение демографических процессов в годы Великой Отечественной войны в данный период практически не велось. Выделим лишь работу о деятельности в СССР органов здравоохранения, написанную на разнообразных материалах и показавшую достижения медицины в борьбе с заболеваемостью и смертностью людей в 1917-1956 гг.[2]

С начала 1960-х годов наметился сдвиг в сторону расширения исследований в области народонаселения. Это было связано с подъемом интереса к демографическим исследованиям в связи с проведением Всесоюзных переписей населения 1959, 1970, 1979 гг.

Заметным явлением в научной жизни страны стало исследование Б.Ц. Урланиса о людских потерях вооруженных сил в войнах XVII-XX вв. Ученый также осветил вопросы рождаемости, продолжительности жизни населения в СССР[3]. Это были первые работы, в которых содержались количественные сведения периода Великой Отечественной войны.

Со второй половины 1960-х гг. интерес к проблемам демографии стал возрастать, эта тенденция наблюдалась до конца 1980-х гг. В указанный период активно создавались научные подразделения демографического профиля. Разнообразней становилась проблематика демографических исследований. Появились работы о демографии как самостоятельной научной дисциплине. Было издано пособие по курсу демографии. Публиковались исследования о численности, возрастнополовом составе населения СССР и РСФСР[4]. Все это стимулировало изучение проблем населения.

По «уральской тематике» был издан сборник трудов Института экономики УНЦ АН СССР о формировании населения Урала[5]. В нем была рассмотрена динамика численности, источники формирования населения и раскрыты тенденции его развития (урбанизация, концентрация населения в крупных городах и т.д.). Статьи Л.И. Гавриловой, Е.В. Невоструевой[6] посвящены различным аспектам социально-демографической ситуации городов Урала в различные отрезки времени, и представляют определенный интерес в плане изучения новых методов исследования данной проблемы.

Таким образом, в 1970-е гг. научная разработка городского населения изучаемого автором исторического периода практически не получила освещения в научной литературе. Демографы рассматривали проблемы городского населения в основном в связи с анализом демографических процессов и явлений.

С 80-х гг. XX в. весьма активно развивалось изучение демографических процессов периода 30-40-х годов в различных регионах России и бывших республиках СССР. Исходя из проблематики нашего исследования, большой интерес представляла работа И.С. Даниленко «Народонаселение и война». В ней автор раскрыл место и роль народонаселения при подготовке и ведении войн, их воздействие на демографические процессы[7]. К 40-летию победы в Великой Отечественной войне вышла работа Л.Е. Полякова[8] (предисловие к которой было написано И.С. Даниленко), в которой убедительно показано катастрофическое влияние войны на развитие народонаселения, отмечена необходимость решения демографических проблем современности только в мирных условиях.

В 1988 г. под редакцией Л.Л. Рыбаковского вышла обобщающая монография «Население СССР за 70 лет»[9]. Авторы на основе материалов переписей, сведений статистики выявили особенности, взаимное влияние и взаимодействие демографических, социальных процессов в историческом развитии.

В 1980-е гг. в историографии были продолжены исследования по проблемам демографии[10], народонаселения[11], миграции[12].

Таким образом, со второй половины 1970-х гг. и практически до конца 1980-х гг. наблюдалось постоянное расширение круга исследуемых общетеоретических, методологических, а также конкретных демографических и историко-демографических проблем. Огромная аналитическая работа, выполненная на данном этапе отечественной историографии, выдвинула на первый план вопросы теории и методологии естественного движения и миграции. Однако источниковая база историко-демографических исследований оставалась ограниченной из-за недоступности засекреченных материалов Центрального статистического управления Госплана СССР. Идеологизация общественной жизни страны значительно снижала востребованность изучения множества демографических вопросов. Не случайно, что городское население, особенности его функционирования в отдельные исторические периоды не стало самостоятельным объектом изучения в историко-демографических исследованиях.

В 1990-е гг. демографы стремились обобщить накопленный опыт в изучении населения России[13]. Появились работы, посвященные анализу демографического развития России и СССР в XX в.[14], раскрывающие особенности демографического перехода в России[15].

Исследуя проблемы населения России в XX в., историки ввели новый фактический материал, не использованный или мало используемый в работах демографов и социологов. Появились работы, посвященные изучению городского населения. Выделим исследования В.Б. Жиромской[16] о городском населении России в 1920-1930-е гг.; О.М. Вербицкой[17] о сельской семье в 1920-1950-е гг.; Н.А. Араловец[18] о городской семье в 1920-е гг., подготовленные на широком круге исторических источников.

В 1993 г. вышло комплексное исследование «Население Советского Союза. 1922-1991»[19], авторы которого на широком круге новых источников осветили демографическую ситуацию в 1920-е гг., проанализировали итоги переписей 1926, 1937 и 1939 и др. годов, динамику рождаемости и смертности на протяжении всего исследуемого периода.

Особый интерес представляет сборник статей «Людские потери СССР в Великой Отечественной войне», выпущенный к 50-летию Победы[20]. Спектр публикаций отразил процесс поиска новых документов, их анализ и сопоставление. Указанный сборник статей заслуживает пристального внимания, поскольку в нем присутствует материал, касающийся методологии, методики, историографии и источников исследуемых проблем.

Заметным явлением в историографии стало издание обобщающей работы «Население России в XX веке: Исторические очерки» в 3-х томах[21]. Во 2 томе рассмотрены вопросы о потерях в рядах советских вооруженных сил и среди гражданского населения, подробно освещены демографическая ситуация и миграционные процессы на протяжении 1940-50-х годов, уточнены хронологические и территориальные рамки демографических катастроф, выделены этапы демографического развития страны. В частности, В.А. Исупов[22] рассмотрел демографические процессы в тыловых районах России; Н.А. Араловец[23] и О.М. Вербицкая[24] осветили особенности смертности городского и сельского населения в тылу в годы войны. Процессам урбанизации и развитию городского населения РСФСР, изменению его демографического состояния посвящены работы А.С. Сенявского[25] и И.П. Остапенко[26]. В указанных исследованиях содержатся данные по уральскому региону.

В числе современных исследований отметим работы В.С. Попова в журнале «Социологические исследования» под общим названием «Региональные особенности демографического положения РСФСР в 40-е годы», а также Л.Л. Рыбаковского, посвященные анализу людских потерь СССР и России в Великой Отечественной войне[27]. Одной из последних публикаций по исследуемой теме является работа руководителя Центра военной истории России Института российской истории РАН Г.А. Куманева «Война и эвакуация в СССР. 1941-1942 годы»[28]. Автор на основе имеющейся литературы и новых документов представил общую картину перебазирования производительных сил СССР в 1941-1942 гг., внес в ее историю ряд дополнений и уточнений.

Чтобы составить наиболее достоверные расчеты населения, необходимо исследование региональных источников, на что неоднократно указывалось в литературе[29]. В настоящее время историческая наука занимает значительное место в изучении конкретных вопросов развития населения страны. Историко-демографическая тематика стала широко проникать и в региональные исследования.

Несмотря на тяжелую демографическую ситуацию на Урале в 1941-1945 гг. первым и на долгие годы единственным исследованием по указанным вопросам стала статья Г.Ф. Ершова о демографических последствиях войны в Молотовской области[30]. Ряд наблюдений Г.Ф. Ершова представляет значительный интерес и сегодня, например, о факторах сокращения воспроизводства населения, причинах смертности трудоспособного населения и др. Практически до конца 1970-х гг. научные работы на региональном уровне по исследуемой теме отсутствовали. Лишь в 1980-е гг. появились труды по демографическому развитию Урала, в том числе деревни, в которых рассматривался широкий круг проблем, ранее не поднимавшихся и глубоко не обсуждавшихся[31].

История населения Урала активно изучалась в работах В.В. Алексеева, Г.Е. Корнилова, А.Г. Оруджиевой, М.А. Фельдмана, О.В. Павловой, О.Г. Черезовой[32] и др.

В 1980-е годы было издано несколько научных сборников, посвященных миграционным процессам на территории Урала[33].

В 1990-2000 гг. актуальность исследований в области демографии значительно возросла. Был подготовлен и издан ряд работ, посвященных изучению демографической истории Урала в XX веке. Обобщающим изданием по истории демографического развития населения Уральского региона стала книга «Население Урала. XX век. История демографического развития», опубликованная в 1996 г. Ее авторы – историки и демографы – обобщили исторический опыт демографического развития Урала, проанализировали проблемы динамики численности населения и миграции, рождаемости и смертности, эволюции возрастной структуры жителей Уральского региона. Основное внимание было уделено историческому анализу эволюции механизмов социально-демографического функционирования общества, что детально можно выявить именно в региональном аспекте. Наиболее важной из поставленных в монографии является проблема определения и классификации типа демографического перехода на Урале.





Одним из важных событий в плане расширения круга исторических исследований послужило издание В.П. Мотревичем материалов переписи 1939 г. по Уральскому региону[34].

Среди наиболее известных работ, посвященных демографическому развитию региона в XX веке, можно отметить исследования С.В. Голиковой, Г.Е. Корнилова, П.М. Кузовлева, Н.А. Миненко, В.П. Мотревича, Ю.А. Русиной. В свете рассматриваемой проблемы особое значение имели работы Г.Е. Корнилова, посвященные социально-демографическим процессам в уральской деревне в годы Великой Отечественной войны[35]. В ходе анализа и сопоставления документов, автор пришел к выводу о глубоком деформирующем воздействии войны на демографическую структуру сельского населения Урала, выразившемся в резком сокращении жителей сельских местностей и изменении их социально-профессиональной структуры.

Проблемам эвакуации в годы Великой Отечественной войны на Урал посвящено монографическое исследование М.Н. Потемкиной[36]. Автор поставила перед собой задачу провести комплексное изучение процессов эвакуации и реэвакуации населения на Урале в годы Великой Отечественной войны. В работе освещаются вопросы материально-бытового обеспечения эваконаселения, оказания ему социальной помощи, раскрывается трудовая деятельность и общественные настроения эвакуированных в уральском тылу.

Значительный объем исследовательской работы по проблемам изучения народонаселения проводится Институтом истории и археологии Уральского отделения РАН. По его инициативе были подготовлены научные конференции и изданы сборники статей «Урал в Великой Отечественной войне», «Урал в стратегии второй мировой войны» и др.

В преддверии 60-летия победы советского народа в Великой Отечественной войне коллектив института подготовил комплексное исследование под редакцией А.В. Сперанского, посвященное г. Свердловску и его вкладу в великую победу[37]. В этой работе освещены и демографические процессы, проходившие в городе в военное время.

Таким образом, можно отметить, что в 1990-2000-е гг. происходило осознание важности демографической составляющей в динамике общества, производился поиск новой проблематики. Вместе с тем, наряду с достаточной изученностью ряда вопросов развития народонаселения, существует объемный тематический пласт, нуждающийся в дальнейшей разработке.

Отмеченные работы касаются изучения демографических проблем либо в общесоюзном масштабе, либо в региональном. В новых исторических условиях сложилась потребность в детальном изучении прошлого, формирования объективных выводов, что требует глубокого анализа нашего исторического опыта, в том числе исторического опыта территорий.

В связи с этим представляется актуальным изучение демографических проблем отдельных областей СССР накануне и в годы Великой Отечественной войны, в частности Свердловской области. Введение в научный оборот данных о людской численности области позволит получить не только объективный научный синтез исторического процесса в ретроспективе, но и выявить необходимый материал для научного стратегического прогнозирования на перспективу демографического поведения населения. Большим достижением является наличие серьезной теоретической базы для обоснования динамики демографических изменений в нашем регионе – теории демографического перехода.

Источниковая база исследования представлена тремя основными группами: законодательными и нормативными актами, материалами делопроизводства государственных учреждений, статистической информацией.

Основу неопубликованных источников составили материалы федеральных архивов – Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ), Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Российского государственного архива экономики (РГАЭ), а также региональных архивов – Государственного архива Свердловской области (ГАСО), Центра документации общественных организаций Свердловской области (ЦДОССО). Фонды указанных архивов содержат обширный документальный материал, отражающий практически весь спектр проблем народонаселения Свердловской области накануне и в годы Великой Отечественной войны.

Динамика количественных и качественных показателей численности населения отражена в текущем учете механического движения (ГАРФ. Ф.374; ГАСО. Ф.Р-1813). Учет миграций, введенный в стране с декабря 1932 г., осуществлялся органами внутренних дел на основе документов прописки и выписки во всех городах, поселках городского типа, рабочих и курортных поселках, а также в некоторых сельских населенных пунктах. Учет прибывших и выбывших по сельской местности был введен только в 1943 г.

Наиболее насыщен массивами информации фонд 1562, оп.20 (РГАЭ) – Центральное статическое управление Госплана СССР. Отдел демографии. Сектор численности населения. Здесь сосредоточились материалы текущего учета естественного движения населения, который производился по республикам, областям, а в пределах каждой из этих территорий – по городским и сельским поселениям, отдельно по городам – административным центрам.

Особый вид источников составляют материалы центральных и местных органов здравоохранения, учреждений государственного санитарного контроля. В ходе работы были использованы документы Фонда Министерства здравоохранения СССР (ГАРФ. Ф.Р-8009); материалы Всесоюзной государственной санитарной инспекции (ГАРФ. Ф.Р-9226); архивные документы Свердловского областного отдела здравоохранения (ГАСО. Ф.Р-627) – сводные годовые статистические отчеты о сети, деятельности и кадрах медицинских учреждений, о работе санэпидемстанций, о сети и кадрах Главного аптечного управления. Они содержат информацию о динамике заболеваемости населения и состоянии его здоровья, о развитии системы здравоохранения, о борьбе за санитарное благополучие страны и ликвидацию инфекционных болезней.

Документы Отдела СНК РСФСР по хозяйственному устройству эвакуированного населения сосредоточены в фондах А-327 (ГАРФ), Р-540 (ГАСО). Были использованы сводные статистические сведения о количестве размещений и трудовом устройстве эвакуированного населения на территории РСФСР (в частности Свердловской области), стенограммы совещаний, отчеты и докладные записки облисполкомов и областных уполномоченных по эвакуации населения.

В фонде 17, оп. 122 (РГАСПИ) – Организационно-инструкторского отдела ЦК ВКП(б) находится делопроизводственная документация – докладные записки, справки, письма о внесении изменений в административно-территориальное деление краев и областей (в частности, об организации 3 городских районов в г. Каменск-Уральский). Также была почерпнута информация о ходе эвакуации населения и государственного имущества из прифронтовых районов вглубь страны, о приеме, размещении, обслуживании и настроениях эвакуированных. Опись 88 фонда 17 содержит материалы итогов районных и городских партийных конференций Свердловской области, одним из главных вопросов которых являлась работа советских органов и местных парторганизаций по улучшению бытовых условий рабочих, оказанию помощи семьям военнослужащих, жилищно-коммунальное и культурно-бытовое строительство в городах и промышленных центрах Свердловской области.

В Центре документации общественных организаций Свердловской области (ЦДООСО) фонд 4 (Уральский (Свердловский) областной комитет ВКП(б), опись 31) содержит ряд документов, касающихся изменений в хозяйстве Свердловской области за годы войны, докладные записки о положении эваконаселения на территории области, состоянии детских учреждений, конъюнктурные обзоры эпидемической заболеваемости и др. Особый интерес вызвали докладные о материально-бытовых условиях жителей Казахской ССР, мобилизованных для работы на промышленных предприятиях области.

К категории опубликованных источников были отнесены сборники законодательных актов СССР[38], статистические сборники и справочники[39]. Перепись 1939 г. представляет собой ценный источник для характеристики населения и является одной из самых подробных советских переписей. Представленные данные позволяют охарактеризовать население Российской Федерации по большому числу параметров: полу и возрасту, национальности, социальному положению, занятиям.

Большую роль при подготовке диссертационной работы сыграло изучение материалов периодической печати того времени. Среди них хотелось бы отметить газеты «Правда», «Уральский рабочий».

Таким образом, источниковая база исследования демографической ситуации городского населения Свердловской области накануне и в годы Великой Отечественной войны довольно обширна, вполне репрезентативна и позволяет решить поставленные исследовательские задачи.

Основой методологии исследования стала теория модернизации[40], позволяющая наиболее адекватно изучить социально-демографические процессы в СССР в 1941-1945 гг., оказавшие значительное влияние на структуру городского населения Свердловской области.

В рамках общей теории модернизации заслуживает внимания теория урбанизационного перехода, предложенная А.С. Сенявским[41]

. В исследовании урбанизации есть один условный, но важный пятидесятипроцентный показатель в соотношении городского и сельского населения страны, который свидетельствует (при всей условности и информативной «бедности») о важном рубеже в переходе общества к «городской» стадии. Значимой характеристикой урбанизационного процесса, дополняющей динамику численности и удельного веса городского населения, является изменение источников этого роста.

Концепция «трехстадийности», предложенная Л.Л. Рыбаковским, позволяет комплексно исследовать миграции населения. В миграционном процессе он выделил три основных стадии, взаимосвязанных друг с другом: потенциальная миграция (подготовка мигрантов к переселению, накопление информации, влияние различных факторов и непосредственно причин), собственно миграция (сам процесс переезда) и адаптация населения (мигрантов) к условиям жизни на новом месте. Поэтому концепция «трехстадийности» позволяет исследовать миграционные процессы во всей их полноте.

Принцип историзма, понимаемый как постижение объективной закономерности исторического процесса и основанный на анализе максимально возможного круга источников, позволяет изучать явления в их развитии. Исходя из принципа объективности, в исследовании особое внимание уделялось конкретным историческим фактам при соблюдении деидеологизированного подхода к выработке выводов по изучаемой проблеме. Использовались также статистические методы, методы системного анализа, проблемно-хронологический, сравнительно-исторический. Диалектический метод познания позволил обеспечить многомерный подход к анализу событий, их оценки с учетом совокупности максимально возможного количества факторов. Учитывая степень изученности проблемы и ее актуальность, была определена цель исследования – выявление, изучение, анализ факторов естественного и миграционного движения, их влияние на динамику численности городского населения Свердловской области в 1939-1945 гг.

Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд основных задач:

- на основе критического анализа научной литературы, архивных материалов изучить основные показатели естественного движения населения;

- рассмотреть определяющие факторы рождаемости, смертности, брачности и разводимости;

- проанализировать основные тенденции миграционного движения в Свердловской области, направления потоков и состав мигрантов;

- исследовать динамику численности городского населения Свердловской области;

- выявить общие закономерности развития демографических процессов и показать особенности демографического развития в городах Свердловской области.

Решение поставленных задач позволит выявить и систематизировать ряд важных демографических процессов, произошедших в Свердловской области накануне и в годы Великой Отечественной войны.

Научная новизна и практическая значимость исследования заключается в том, что в диссертации впервые предпринимается попытка комплексного изучения и освещения динамики численности городского населения Свердловской области, его состава накануне и в годы Великой Отечественной войны. Рассмотрены процессы воспроизводства городского населения, выявлена взаимосвязь миграционных процессов с политической и социально-экономической обстановкой, показаны основные направления и мощность миграционных потоков в Свердловской области.

В ходе работы исследован и введен в научный оборот значительный по объему архивный материал, позволяющий использовать его в дальнейшем при создании обобщающих трудов по истории Урала и демографической проблематике, при чтении спецкурсов по истории края, вузовского курса лекций по исторической демографии. Фактические данные, выводы диссертации могут быть востребованы при проведении прогнозных расчетов в ходе разработки региональных и территориальных целевых программ социальной направленности.

Апробация работы. Основные положения и выводы исследования были изложены на международных, всероссийских и региональных научно-практических конференциях: Парадигмы исторического образования в контексте социального развития (Екатеринбург, 2003); Региональные модели исторического общего и профессионального образования (Екатеринбург, 2004); Человек на войне: советский фронт и тыл в 1941-1945 гг. (Нижний Тагил, 2005); Мониторинг региональной модели исторического общего и профессионального образования (Екатеринбург, 2005); Историческое образование на современном этапе: проблемы и перспективы модернизации (Екатеринбург, 2006); Роль исторического образования в формировании исторического сознания общества (Екатеринбург, 2007). Всего по теме диссертации опубликовано 8 научных работ общим объемом 3,8 п.л.

Структура диссертации обусловлена задачами исследования (в основу положен проблемно-хронологический принцип) и состоит из введения, трех глав, заключения, списка источников и литературы, приложения.

2. КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Введение содержит обоснование актуальности темы, ее научной новизны, в нем раскрывается степень изученности, формулируются и определяются цель, задачи, объект, предмет, территориальные и хронологические рамки исследования, дается анализ источников, характеризуются научные основы и методы проведенной работы.

В первой главе «Естественное движение» рассматриваются тенденции и особенности рождаемости, приводится анализ факторов, изменения причин смертности в исследуемый период.

Главной тенденцией динамики численности населения тыловых районов страны в военный период стало его существенное сокращение. В аспекте рассматриваемой проблемы влияние войны особенно ярко выразилось в снижении уровня рождаемости. Происходившие в годы войны изменения в возрастнополовой структуре городского населения Свердловской области, рост доли женщин, уменьшение количества заключаемых браков, безусловно, способствовали ее сокращению. В 1942 г. число рождений в сравнении с 1941 г. сократилось на 36,6%, а в 1943 г. по отношению к 1941 г. – на 66,8%. К 1944 г. показатели рождаемости снизились до минимальных за все годы войны величин – на 72,3%. Таким образом, количество родившихся в городах области уменьшилось в 3 раза в сравнении с 1941 г. В 1945 г. наблюдался рост рождаемости в сравнении с показателями 1944 г. – на 48,3%[42]

.

Вместе с тем, в военные годы снизились показатели мертворождаемости. Если в 1940 г. в городах Свердловской области количество мертворожденных составляло 916 человек, то в 1944 г. эта цифра достигла минимального показателя и составила 71 чел. За 1940-1945 гг. уровень мертворождаемости в городах области уменьшился более чем в 6 раз, что было связано с принятием мер санитарно-эпидемиологического и материально-бытового характера, некоторым высвобождением соответствующей медицинской базы за счет сокращения рождаемости.

В годы Великой Отечественной войны произошло катастрофическое снижение заключенных браков, что самым негативным образом отразилось на воспроизводстве населения. Резкое уменьшение количества заключенных браков подтверждают данные по отдельным городам и области в целом, что совпало с минимальным для военных лет уровнем рождаемости, ухудшением социально-экономических, и как следствие, материально-бытовых условий. Необходимо отметить и тот факт, что продолжительность пребывания в браке в годы войны несколько сократилась. Так в городах Свердловской области каждый пятый-шестой брак расторгался, не продлившись 1-2 года. Из всех браков, заключенных в 1942 г., были расторгнуты 15,9%, а по городам – 14,4%; в 1944 г. их доля составила: 13,5 и 14,5% соответственно. Таким образом, в ходе изучения факторов, влиявших на рождаемость (уровень брачности и разводимости, возраст вступления в брак, возрастная структура рожающих женщин, порядок рождения детей) выявлен ряд негативных, во многом взаимообусловленных факторов, повлекших резкое снижение рождаемости. В результате этого за 1941-1945 годы в Свердловской области дефицит рождаемости составил 238,3 тыс. человек, т.е. количество рожденных детей в годы Великой Отечественной войны уменьшилось в 1,9 раза.

Количественные параметры смертности населения тыловых районов России в годы войны прошли в своем развитии два этапа: на первом (июнь 1941 – осень 1942 гг.) уровень смертности заметно увеличился, на втором (осень 1942 – весна 1945 гг.) – понизился.

Учет смертности городского населения в тылу в годы Великой Отечественной войны производился более тщательно, чем сельского. Однако эти сведения также страдали пробелами и погрешностями. Уральский регион, в том числе Свердловская область, представляют особый интерес в исследовании «чистых» данных о динамике смертности, как субъекты, не менявшие границ учета, будучи при этом типичными промышленными тыловыми районами.

Уже первые месяцы войны характеризовались ростом смертности горожан, что нашло выражение в изменении ординарных сезонных колебаний ее общих коэффициентов. В Свердловской области, несмотря на сокращение уровня смертности в 1941 г. в целом, в городах наблюдался ее рост с 22,4 до 23,5‰. В последующие месяцы, особенно зимой 1941-1942 гг., количество умерших в городах значительно превышало уровень 1940 г.

По Свердловской области в 1942 г. увеличение числа умерших составило 35,8%, а в городах – 44,8%. В 1943 г. уже наблюдался процесс сокращения умерших на 40,1%, в городах – на 41,6%. В 1945 г. процент смертности по сравнению с 1941 г. составлял всего 39,5% по области, 37,6% по городским поселениям[43].

В годы войны, несмотря на большой приток эвакуированных, темпы роста смертных случаев были выше темпов роста городского населения. На уровне смертности населения сказались ухудшение санитарных условий и рост заболеваемости, тесно связанные с передвижением значительной массы мигрантов.

В течение всего периода Великой Отечественной войны смертность мужчин превышала смертность женщин. Мужская смертность фиксировалась выше женской практически во всех возрастах. Причем в наиболее трудоспособных возрастах смертность в городах была более высокой, чем в сельской местности. В младшей возрастной группе 0-9 лет большую часть умерших всегда составляли мальчики, эта тенденция сохранилась и в годы войны. Осталось на предвоенном уровне соотношение умерших в старших возрастах 60 лет и более, среди которых традиционно наблюдалось превышение женщин. В других возрастных группах произошли изменения. В довоенные годы лица женского пола до 30-летнего возраста среди умерших превышали лиц мужского пола. Начиная с 1941 г., среди умерших в возрасте 20-59 лет большую часть составляли лица мужского пола.

Необходимо отметить, что в основе значительного повышения показателей смертности в 1942 г. лежал рост младенческой смертности. В этом году он достиг наивысшего показателя и составил 24 670 человек, в том числе 13 862 человека – умерло в городах Свердловской области. В 1943 г. этот показатель снизился в 5 раз по сравнению с 1942 г., в 1944 г. – в 5,7 раза и в 1945 г. – в 8,2 раза по отношению к 1942 г.[44]

Произошли изменения в структуре причин смерти населения тыловых районов. На территории области, как и в целом по стране, эндогенные факторы смерти отошли на второй план, однако болезни сердечно-сосудистой системы и причины, классифицировавшиеся как старческая дряхлость, также увеличили свой удельный вес в общем числе умерших.

Ведущую роль стали играть причины с явным преобладанием экзогенного фактора. В период наивысшего увеличения смертности в 1941 и 1942 гг. инфекционные болезни занимали первое место в структуре причин смертности и обусловили 27-34% всех случаев смерти в Свердловской области[45].

Анализ рождаемости и смертности городского населения Свердловской области показывает, что в военные годы происходила убыль населения вследствие деформации естественного прироста, вызванного вынужденным бесплодием женщин из-за ухода мужчин на фронт и в результате повышенной смертности населения.

Во второй главе «Миграционное движение» - освещается процесс эвакуации, содержится анализ численности и состава мигрантов, факторов его формирования, а также территориально-географических направлений миграций в годы Великой Отечественной войны.

За годы войны наша страна приобрела уникальный опыт проведения массовой эвакуации и реэвакуации гражданского населения. Свердловская область стала одним из крупнейших промышленных центров страны. Одним из важнейших направлений работы партийных и советских органов области стала организация приема и размещения эвакуированных, их культурно-бытовое, медицинское обслуживание, трудоустройство. Анализируя данные учета эваконаселения на Урале, следует отметить, что эвакуация проходила в два этапа. Первый – летом и осенью 1941 г., второй – летом и осенью 1942 г.

Свердловская область (наряду с Челябинской и Пермской) приняла на себя большую часть эвакуированного населения уральского региона, особенно в первые годы войны. По данным переселенческих отделов на 21 октября 1941 г. в Свердловской области насчитывалось 91 223 человек учтенного эвакуированного населения[46]. На 15 января 1942 г. численность эвакуированного населения составила максимальную за годы войны величину - 719,0 тыс. человек[47]. Затем, с учетом транзита и начинавшихся процессов реэвакуции, численность эвакуированных в Свердловской области несколько стабилизировалась и на 1 января 1943 г. составила 334,4 тыс. человек; на 1 июля 1943 г. – 343,9 тыс. чел.[48] Однако с усилением реэвакуации уже на 1 ноября 1943 г. число эвакуированных в области равнялось 191,6 тыс. человек. За счет быстрых и организованных темпов реэвакуации в городских поселениях численность эвакуированных уменьшалась быстрее, чем на селе. Так, в городах Свердловской области их число в 1943 г. сократилось по сравнению с 1942 г. на 18,2%. К концу 1945 г. подавляющая часть населения, прибывшего на Урал по эвакуации, вернулась на прежнее место жительства – к этому времени количество эваконаселения сократилось в сравнении с началом 1942 г. на 84%.

Приток эвакуированных оказал значительное влияние на динамику миграционного движения, численность и демографическую структуру городского населения Свердловской области.

Число прибывших в 1941 г. по отношению к 1940 г. в области выросло в 2 раза, количество выбывших за этот год увеличилось в 1,4 раза.

Для населения Свердловской области была характерна большая миграционная подвижность, особенно в 1941 и 1942 гг., когда на ее долю пришлось 29,6% и 37,9% прибывших от общерегиональной миграции на Урал (из всех 1 209 008 человек, прибывших в область за военное время, в эти два года прибыло 820 651 чел. (67,9%). В 1943-1945 гг. миграционная подвижность составляла 26-28%.

Динамика выезда за пределы области в годы войны имела ту же направленность, что и прибытия: пик абсолютных и относительных показателей приходился на 1941 г., а затем, несмотря на значительные размеры, шло ее неуклонное сокращение. Только в 1944 г. наблюдается рост выбывших в сравнении с предыдущим годом, что было связано с процессом реэвакуации, более интенсивными в тот период.

В 1941 г. города Свердловской области покинули 261,6 тыс. человек (33,4% всех выбывших из уральского региона). В 1942 г. количество выбывших из городов области сократилось незначительно – в 1,2 раза, а в расчете на 1 тыс. населения – в 1,4 раза в сравнении с 1941 г. В 1943 г. отток городского населения абсолютно и относительно уменьшился, в сравнении с предыдущим годом – соответственно в 2,2 раза (на 45%) и 2,3 раза (на 44,3%). В следующем 1944 г. число выбывших выросло в сравнении с 1943 г. в 1,2 и 1,2 раза соответственно. В 1945 г. общее количество выехавших вновь пошло на убыль в сравнении с предыдущим годом в 1,4 раза (или на 26,8%) и коэффициент миграции по выбытию уменьшился в 1,3 раза (на 25,7%).

Проанализировав процессы прибытия и выбытия населения на территории Свердловской области, необходимо отметить, что область первенствовала в абсолютных цифрах по этому показателю в Уральском регионе, наиболее интенсивно этот процесс проходил в 1941-1943 гг.

Анализируя источники миграции и направления основных миграционных потоков, необходимо отметить следующие моменты. Если суммировать прибытия в города области за все годы войны, то основным был поток из городов (60,7%), затем приехавших из сельской местности (26,6%) и лиц из неизвестной местности (12,7%). До 1943 г. основной поток прибытия шел из городов, но с 1944 г. стали лидировать прибывшие из сельской местности. Их доля прибытия в города области росла: в 1941 г. она составляла 22,8%, в 1942 г. – 18%, в 1943 г. – 34,1%, в 1944 г. – 46,1% от всех приехавших.

Анализ выбытия из городов показывает, что в целом за годы войны основной отток населения в Свердловской области происходил в группу «неизвестно» (42,2%), что было связанно с мобилизацией. На втором месте по количеству убывавшего населения шло направление «город-город» (41,6%), затем направление «город-село» (16,2%). Доля выбытий по направлению «город-город» росла из года в год с 32,95% в 1941 г. до 65,7% в 1945 г., а в сельскую местность, наоборот, сократилась с 18,7% до 16,1%.

Интенсивность миграции в регионе зависела от числа перемещений и численности населения, проживавшего на данной территории. По Свердловской области миграционной подвижностью были охвачены в 1941 г. – 42%, в 1942 г. – 27%, в 1943 г. – 13%, в 1944 г. – 11%, в 1945 г. – 10% городского населения.

Необходимо учесть, что в ходе реэвакуационных процессов подавляющее число эвакуированного населения возвратилось к местам постоянного проживания. Незначительная его часть осела на Урале и на 1 июля 1945 г. (с учетом незавершившихся процессов реэвакуации) в Свердловской области проживало на 167,9 тыс. человек больше чем на 1 января 1941 г., что составляло 6% общей численности населения области.

В третьей главе «Численность городского населения» анализируется динамика численности населения, которая является важнейшей результирующей основных тенденций воспроизводства и миграционного движения людей. Великая Отечественная война как масштабное социальное явление обусловила перетрубационные сдвиги в развитии народонаселения.

Структурные изменения в экономике Свердловской области в пользу индустриальных отраслей, объективно являвшихся градообразующими, стали решающей доминантой увеличения численности и удельного веса городского населения, роста значения городов в развитии общества.

В период войны социально-демографическая ситуация имела ряд особенностей. В тыловых регионах страны, города которых превратились в мощный боевой арсенал Красной армии, численность городского населения не только не сократилась, но даже увеличилась. Ведущая тенденция развития процессов урбанизации в исследуемый период заключалась в ускоренном росте численности населения малых и средних городских поселений. На Урале увеличение жителей в городских поселениях произошло повсеместно, в Свердловской области оно выросло на 24,6%. На территории Свердловской области процесс возникновения городов и поселков городского типа выглядел следующим образом. По переписи населения 1939 г. в области насчитывалось 22 города, из которых 5 небольших (с населением меньше 20 тыс. человек), 14 средних (от 20 до 50 тыс. чел.), 1 – с численностью жителей от 50 до 100 тыс. человек, и 2 города – с количеством населения свыше 100 тыс. человек.

В 1941 г. в области располагалось 24 города и 45 рабочих поселков. За время войны в Свердловской области возникло 8 новых городов и 16 поселков городского типа. К концу войны на территории области было расположено 32 города и 61 поселок городского типа[49]. Количество городских жителей области значительно увеличилось. Из 32 городов – 8 насчитывали менее 20 тыс. человек, 17 – от 20 до 50 тыс. человек, 5 – от 50 до 100 тыс. человек, и 2 города – свыше 100 тыс. чел. Численность ряда городов области увеличилась в течение периода войны в 1,5-2 раза (Карпинск, Нижний Тагил, Серов, Ирбит, Верхняя Салда, Каменск-Уральский).

Значимой характеристикой урабанизационного процесса, дополнявшей динамику численности и удельного веса городского населения, явилось изменение источников этого роста. В Свердловской области увеличение городского населения за период с 1939 г. по 1941 г. составило 5,1%. Доля городского населения области в 1939 г. равнялась 59,9% от общей численности жителей; в 1941 г. – 60,8% (по Уралу – 37,5%; по СССР – 33,0%).

Таким образом, к началу войны Свердловская область занимала одну из лидирующих позиций по соотношению и числу городских жителей, поскольку уровень урбанизации Уральского региона был выше, чем в среднем по СССР.

Миграционный поток в городскую местность за первый военный год был весьма значителен. Городское население в Свердловской области выросло за 1941 г. на 26,6%. В последующий 1942 г. прибыль городского населения в области составила всего 4% по отношению к 1941 г., а с 1944 г. начался процесс уменьшения числа городских жителей в связи с процессом реэвакуации. Тем не менее, если к началу войны доля городского населения в общей численности населения Свердловской области составляла 60,8%, то к концу войны она увеличилась до 71,2%.

Темпы роста горожан значительно превышали темпы роста жителей села. Вследствие этого удельный вес городского населения по-прежнему возрастал, тогда, как прослойка жителей села сокращалась.

В заключении диссертации подведены итоги исследования. Одним из определяющих факторов увеличения численности городского населения была миграция населения в процессе эвакуации. Однако следует отметить и большой процент миграционного движения сельского населения.

По проведенным расчетам, в 1940 г. доля естественного прироста в общей численности городского населения Свердловской области равнялась 25%, а миграции составляли 75%. В 1941 г. процент естественного прироста резко снизился и составил 7,8%, миграции соответственно увеличились до 92,2%. В 1945 г., когда рождаемость вновь приобрела положительную динамику, доля естественного прироста увеличилась до 21,2% (не достигнув, однако, довоенного уровня). В годы войны доля естественного прироста в общей численности городского населения Свердловской области составила всего 6%. Именно приток эвакуированных сыграл решающую роль в увеличении численности городского населения Свердловской области.

В 1939-1945 гг. основой роста городского населения Свердловской области являлись миграции. К концу войны их доля составила 78,8%. В 1941-1945 гг. доля миграций в общей численности городского населения Свердловской области составляла 94%.

Основные положения диссертации изложены

в следующих публикациях:

1. Кругликов, В. В. Роль народонаселения в социокультурной динамике / В. В. Кругликов // Парадигмы исторического образования в контексте социального развития: сб. науч. статей. – Екатеринбург: Урал. гос. пед. ун-т, 2003. – С.87-91.

2. Кругликов, В. В. Проблемы демографического развития городского населения Урала в годы Великой Отечественной войны / В. В. Кругликов // Региональные модели исторического общего и профессионального образования: сб. науч. статей. – Екатеринбург: Урал. гос. пед. ун-т, 2004. – С.106-108.

3. Кругликов, В. В. О некоторых особенностях демографического развития городского населения Урала в годы Великой Отечественной войны / В. В. Кругликов // Человек на войне: советский фронт и тыл в 1941-1945 гг.: Материалы регион. науч.-практ. конф. – Н.Тагил: Изд-во НТГСПА, 2005. – С.36-40.

4. Кругликов, В. В. Динамика численности населения Свердловской области в годы Великой Отечественной войны / В. В. Кругликов // Мониторинг региональной модели исторического общего и профессионального образования: сб. науч. статей. – Екатеринбург: Урал. гос. пед. ун-т, 2005. – С.117-124.

5. Кругликов, В. В. Изучение проблем развития народонаселения в отечественной историографии / В. В. Кругликов // Историческое образование на современном этапе: проблемы и перспективы модернизации: сб. науч. статей. – Екатеринбург: Урал. гос. пед. ун-т, 2006. – С.142-151.

6. Кругликов, В. В. Численность и состав городского населения Свердловской области в годы Великой Отечественной войны / В. В. Кругликов // Проблемы социально-экономического и гуманитарного развития Урала: Межвуз. сб. трудов молодых ученых вузов г. Екатеринбурга. – Екатеринбург: Урал. гос. пед. ун-т, 2006. – С.79-89.

7. Кругликов, В. В. Городское население Свердловской области в годы Великой Отечественной войны: проблемы демографического развития / В. В. Кругликов // Вестник Южно-Уральского государственного университета. – Челябинск: ЮУрГУ. 2006. № 17 (72). Серия «Социально-гуманитарные науки». Вып.7. – С.44-52. (ведущий рецензир. научный журнал, определ. ВАК).

8. Кругликов, В. В. Города Свердловской области в годы Великой Отечественной войны: историко-демографический аспект / В. В. Кругликов // Роль исторического образования в формировании исторического сознания общества: сб. науч. статей. – Екатеринбург: Урал. гос. пед. ун-т, 2007. – С.106-115.

Подписано в печать 15.08.2007 г. Формат 60х84 1/16

Усл. п.л. 1,40 Тираж 100 экз. Заказ 1157.

Отпечатано с готового оригинал-макет в Типографии АМБ

620144, г. Екатеринбург, ул. Фрунзе, 96

Тел.: 251-65-96, 251-66-04, 269-55-74


[1] См.: Боярский А.Я. Статистика населения. М., 1938; Новосельский С.А. О ранней детской смертности. Работа написана в 1941 г. Опубликована в изданиях: Новосельский С.А. Вопросы демографии и санитарной статистики: Избранные произведения. М., 1958; Гаврилов К.П. Ранняя детская смертность и борьба с ней. Свердловск, 1947.

[2] См.: Очерки здравоохранения СССР (1917-1956). М., 1957.

[3] См.: Урланис Б.Ц. Войны и народонаселения Европы: Людские потери в вооруженных силах в войнах XVII-XX вв. М., 1960; Он же. Рождаемость и продолжительность жизни в СССР. М., 1963.

[4] См.: Кваша А.Я. Динамика численности населения РСФСР за 50 лет // Здравоохранение Российской Федерации. 1967. № 12; Урланис Б.Ц. Динамика населения СССР за 50 лет // Население и благосостояние. М., 1968.

[5] Проблемы формирования и развития населения Урала. Труды Института экономики УНЦ АН СССР. Свердловск, 1977.

[6] Гаврилова Л.И. Особенности движения населения городов Свердловской области // Проблемы формирования и развития населения Урала. Сб. ст. Свердловск, 1977. С. 25-32; Невоструева Е.В. Миграция – фактор формирования населения и трудовых ресурсов // Там же. С. 93-105.

[7] Даниленко И.С. Народонаселение и война. М., 1981.

[8] Поляков Л.Е. Цена войны. М., 1985.

[9] Население СССР за 70 лет / Под ред. Л.Л. Рыбаковского. М., 1988.

[10] См.: Боярский А.Я. Основы демографии. М., 1980; Кваша А.Я. Демографическая политика в СССР. М., 1981; Демографы думают, спорят, советуют. М., 1981; Региональные проблемы социально-демографического развития. М., 1982; Шелестов Д.К. Демография: история и современность. М., 1983; Демографическое и экономическое развитие в регионе / Под ред. Г.М. Романенковой, В.В. Бойко. М., 1983; Кваша А.Я. Что такое демография. М., 1985; Демографические процессы и их закономерности. М., 1986; Демографическая политика социалистического общества. М., 1986; Дробижев В.В. У истоков советской демографии. М., 1987; Шелестов Д.К. Историческая демография. М., 1987; Демографические исследования. М., 1988; Демографическая политика в региональном разрезе. М., 1988; Валентей Д.И., Кваша А.Я. Основы демографии. М., 1989; и др.

[11] См.: Кочетков А.В. Расселение в СССР. М., 1981; Основы теории народонаселения / Под ред. Д.И. Валентея. М., 1986; Размещение населения СССР: региональный аспект динамики и политики народонаселения. М., 1986; Поляков Ю.А. Советская страна после окончания гражданской войны: территория и население. М., 1986; Дзарасова Н.В. Народонаселение СССР за 70 лет. Йошкар-Ола, 1987; Валентей Д.И., Зверева Н.В. Изучение народонаселения: вопросы методологии. М., 1987; Волков А.Г. Население СССР. М., 1988; и др.

[12] См.: Догужаев В.Б. Миграция населения и ее роль в формировании трудовых ресурсов КБАССР. Нальчик, 1980; Проблемы воспроизводства и миграции населения. М., 1981; Региональные особенности воспроизводства и миграции населения в СССР / Под ред. Н.М. Римашевской. М., 1981; Корель Л.В. Перемещение населения между городом и селом в условиях урбанизации. Новосибирск, 1982; Макарова Л.В., Морозова Г.Ф., Тарасова Н.В. Региональные особенности миграционных процессов в СССР. М., 1986; и др.

[13] См.: Система знаний о народонаселении / Отв. ред. Д.И. Валентей. М., 1991; Народонаселение: Современное состояние научного знания / Отв. ред. Д.И. Валентей, А.С. Первушина. М., 1991.

[14] См.: Вишневский А.Г. Эволюция семьи в СССР и принципы семейной политики // Семья и семейная политика. М., 1991; Андреев Е.М., Дарский А.Е., Харькова Т.Л. Население Советского Союза. 1922-1991. М., 1993; Исупов В.А. Демографические катастрофы и кризисы в России. Новосибирск, 2000.

[15] См.: Захаров С.В. Демографический переход в России и эволюция региональных и демографических различий // Семья и семейная политика; Город и деревня в Европейской России: сто лет перемен: Монографический сб. М., 2001.

[16] Жиромская В.Б. После революционных бурь: Население России в первой половине 20-х годов. М., 1996; Она же. Демографическая история России в 1930-е годы. Взгляд в неизвестное. М., 2001.

[17] Вербицкая О.М. Российское крестьянство от Сталина к Хрущеву. М., 1998.

[18] Араловец Н.А. Городская семья в России 1897-1926 гг. Историко-демографический аспект. М., 2003.

[19] Андреев Е.М., Дарский А.Е., Харькова Т.Л. Население Советского Союза. 1922-1991. М., 1993.

[20] Людские потери СССР в Великой Отечественной войне. СПб., 1995.

[21] Население России в XX веке: Исторические очерки. Т.2. 1940-1959. М., 2001.

[22] Исупов В.А. Демографические процессы в тыловых районах России // Население России в XX веке: Исторические очерки. Т.2. 1940-1959. М., 2001. С. 82-106.

[23] Араловец Н.А. Городская семья в России 1940-1950-е гг. // Там же. С. 218-243.

[24] Араловец Н.А., Вербицкая О.М. Особенности смертности городского и сельского населения в тылу в 1941-1945 гг. // Там же. С.106-128.

[25] Сенявский А.С. Урбанизация и городское население РСФСР: общее и специфическое // Там же. С. 197-206.

[26] Остапенко И.П. Изменение демографического состояния городского населения РСФСР в 1939-1959 гг. // Там же. С. 206-218.

[27] Рыбаковский Л.Л. Людские потери СССР в Великой Отечественной войне // Социологические исследования. 2000. № 6. С.108-118; 2000. № 8. С.89-97; Он же. Великая Отечественная: людские потери России // Социологические исследования. 2001. № 6. С.85-95.

[28] Куманев Г.А. Война и эвакуация в СССР. 1941-1942 годы // Новая и новейшая история. 2006. № 6. С. 7-27.

[29] См.: Гущин Н.Я. Демографическое развитие Сибири: основные этапы и проблемы // Историческая демография Сибири. Новосибирск, 1992. С.124-185; История населения СССР 1920-1959 гг. // Экспресс-информация. Серия «История статистики». М., 1990. Вып.3-5 (Часть 1). С.140-144; Корнилов Г.Е. Уральское село и война (Проблемы демографического развития). Екатеринбург, 1993; и др.

[30] См.: Ершов Г.Ф. Демографические последствия войны в Молотовской области // Медико-санитарные последствия войны и мероприятия по их ликвидации. Т.2. М., 1948. С.12-16.

[31] См.: Кузовлев П.М. К истории формирования населения Урала // Проблемы формирования и развития населения Урала. Свердловск, 1977. С.5-24; Мокеров И.П., Кузьмин А.И. Экономико-демографическое развитие семьи. М., 1990; Население и трудовые ресурсы уральской советской деревни. Свердловск, 1987; Социально-демографическое развитие уральского села. Свердловск, 1988; Ефременков Н.В., Иванова М.А., Корнилов Г.Е., Муравьев В.Е., Плотников И.Е., Толмачева Р.П. Крестьянство Урала (1927-1941). Свердловск, 1990; и др.

[32] Алексеев В.В. Взаимодействие социально-экономических и демографических процессов на Урале в условиях тоталитарного режима // Историческая демография: новые подходы, методы, источники. М., 1992. С.3-5; Корнилов Г.Е. Демографическая структура сельского населения Урала (по данным Всесоюзной переписи 1926 и 1939 гг.) // Социально-демографическое развитие уральского села. Свердловск, 1988. С.37-44; Оруджиева А.Г. Динамика численности населения Урала в советский период // Население России в СССР: новые источники и методы исследования. Екатеринбург, 1993. С.29-38; Фельдман М.А. Рабочие крупной промышленности Урала в 1914-1941 гг. Екатеринбург, 2001; Черезова О.Г. Сельское население Среднего Урала во второй половине XX века (историко-демографические процессы): Дисс. …к.и.н. Екатеринбург, 2003; Павлова О.В. Миграции населения на Урале в 1914-1939 годы. Дисс…к.и.н. Екатеринбург, 2004; и др.

[33] Региональные особенности движения населения Урала. Сб. ст. Свердловск, 1980; Особенности воспроизводства и миграции населения на Урале. Сб. науч. тр. Свердловск, 1986; и др.

[34] Всесоюзная перепись населения СССР 1939 г.: Уральский регион. Сб. материалов / Сост. В.П. Мотревич. Екатеринбург, 2002.

[35] Корнилов Г.Е. Уральская деревня в период Великой Отечественной войны (1941-1945). Свердловск, 1990; Он же. Уральское село и война. Проблемы демографического развития. Екатеринбург, 1993; Он же. Миграция сельского населения Уральского региона в годы войны // Отечественная история. 1993. № 3. С.67-82.

[36] Потемкина М.Н. Эвакуация в годы Великой Отечественной войны на Урале: люди и судьбы. Магнитогорск, 2002.

[37] Во имя победы. Свердловск в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945. Екатеринбург, 2005.

[38] Законодательные и административно-правовые акты военного времени. С 22 июня 1941 г. по 22 марта 1942 г. М., 1944; Законодательство о браке, семье и опеке. М., 1947; Итоги Всероссийской переписи населения 1959 года. РСФСР. М., 1963; КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. М., 1954. Ч.1; КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 9-е изд. М., 1977; и др.

[39] Административно-территриальное деление Свердловскойобласти на 1 апреля 1939 г. Свердловск, 1939; Свердловская область. Административно-территориальное деление на 1 ноября 1967 года: Справочник. Свердловск, 1968; Народное хозяйство СССР за 60 лет. М., Свердловская область за 50 лет. Цифры и факты. Свердловск, 1984; Всесоюзная перепись населения 1939 г.: Основные итоги, М., 1992; Всесоюзная перепись населения 1939 года. Основные итоги. Россия. СПб., 1999; Всесоюзная перепись населения СССР 1939 г.: Уральский регион. Сб. материалов / Сост. В.П. Мотревич. Екатеринбург, 2002; и др.

[40] См.: Алексеев В.В., Алексеева Е.В., Денисевич М.Н., Побережников И.В. Региональное развитие в контексте модернизации. Екатеринбург, 1997; Модернизация в социокультурном контексте: традиции и трансформации. Екатеринбург, 1998; Алексеев В.В. Основополагающая тенденция российской истории XX в. // Уральский исторический вестник. 2001. № 7. С.5-14; Побережников И.В. Переход от традиционного к индустриальному обществу: теоретико-методологические проблемы модернизации. М., 2006; и др.

[41] См.: Сенявский А.С. Урбанизация и городское население РСФСР: общее и специфическое // Население России в XX веке: Исторические очерки. Т.2. 1940-1959. М., 2001. С. 197-206; Сенявский А.С. Урбанизация России в XX веке: Роль в историческом процессе. М., 2003.

[42] ГАСО. Ф.Р-1813. Оп.1. Д.773. Л. 72 об.; Д.774. Л.63; Д.775. Л.69; Д.776. Л.49; Д. 777. Л. 65 об., 70 об.

[43] ГАСО. Ф.Р-1813. Оп.1. Д.774. Л.66-67; Д.775. Л.71-71 об.; Д.776. Л.50-50 об.; Д.777. Л.1-1 об.; Д.778. Л.81-81 об.

[44] ГАСО. Ф.Р-1813. Оп.1. Д.774. Л.57, 58, 59, 66-67; Д.775. Л.1, 2, 3, 71-71 об.; Д.776. Л.1, 3, 4; Л.50-50 об.; Д.777. Л., 1-1 об., 2, 3, 4; Д.778. Л.1, 2, 3, 81-81 об.

[45] Корнилов Г.Е. Уральское село и война (Проблемы демографического развития). Екатеринбург, 1993. С.77.

[46] РГАЭ. Ф.4372. Оп.42. Д.998. Л.19.

[47] РГАЭ. Ф.4372. Оп.42. Д.998. Л.47.

[48] ГАРФ. Ф.А-327. Оп.2. Д.404. Л.2.

[49] Константинов О.А. Новые городские поселения СССР периода Великой Отечественной войны // Научные зап. Ленинград. финансово-экономич. ин-та. Вып.12. Л., 1956. С.126, 129; Свердловская область. Административно-территориальное деление на 1 ноября 1967 года: Справочник. Свердловск, 1968. С. 6-13.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.