WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Предпринимательство в винокуренной промышленности пермской губернии во второй половине xix – начале xx в.

На правах рукописи

Микитюк Владимир Петрович

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО В ВИНОКУРЕННОЙ

ПРОМЫШЛЕННОСТИ ПЕРМСКОЙ ГУБЕРНИИ

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX НАЧАЛЕ XX В.

Специальность – 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Екатеринбург – 2013

Работа выполнена в секторе экономической истории федерального государственного бюджетного учреждения науки Институт истории и археологии Уральского отделения Российской академии наук

Научный руководитель: Неклюдов Евгений Георгиевич доктор исторических наук, доцент
Официальные оппоненты: Шустов Сергей Григорьевич доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой истории и межкультурной коммуникации НП ВПО «Прикамский социальный институт»
Шапошников Геннадий Николаевич доктор исторических наук, доцент, заведующий кафедрой истории, экономики и правоведения ГБОУ ВПО «Уральская государственная медицинская академия» Миндзрава России
Ведущая организация: ФГОАУ ВПО «Уральский Федеральный университет им. первого Президента России Б.Н. Ельцина»

Защита состоится 30 октября 2013 г. в 13-00 часов на заседании Диссертационного совета Д 004.011.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций при ФГБУН Институт истории и археологии Уральского отделения Российской академии наук (620990, г. Екатеринбург, ул. С. Ковалевской, 16).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБУН Институт истории и археологии Уральского отделения Российской академии наук (620990, г. Екатеринбург, ул. С. Ковалевской, 16, к. 1101).

Автореферат разослан «____» сентября 2013 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета, доктор исторических наук Е.Г. Неклюдов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Актуальность темы. В современную эпоху в экономической жизни Российской Федерации огромную роль играет частное предпринимательство. Оно динамично развивается во многих отраслях российской экономики, в т. ч. в производстве винно-водочных изделий и торговле ими. Занимая в этой отрасли ведущие позиции, частный капитал развивает производство, совершенствует технологии и решает другие сложные задачи, среди которых важное место занимает необходимость адаптации к колеблющемуся между предпринимательской свободой и государственной монополией законодательству, регулирующему эту отрасль экономики страны.

В этой ситуации научные исследования по истории частного предпринимательства в винокурении и виноторговле во второй половине XIX – начале XX в. приобретают чрезвычайную актуальность, поскольку в тот исторический период фиксируются разные варианты развития этого вида предпринимательства под влиянием изменений вектора государственной политики от установления акцизной системы до введения «казенной продажи питей». Винокуренным заводчикам пришлось тогда применять разнообразные меры для адаптации к меняющейся реальности. Немалый вклад в развитие винокурения и виноторговли, а также в разработку и апробацию мер по адаптации к новым правовым условиям был сделан пермскими винокурами. Это делает особенно актуальным исследование именно их предпринимательской деятельности, тем более что многие ее аспекты не получили должного освещения в историографии, что обедняет общее представление о развитии частного предпринимательства на Урале в имперский период. Необходимость ликвидации этих белых пятен, а также наличие разнообразной и информативной источниковой базы сыграли решающую роль при выборе темы диссертационного исследования.

Объектом исследования выступает частное предпринимательство в Пермской губернии во второй половине XIX – начале XX в. Предпринимательство рассматривается нами как особый вид индивидуальной или коллективной экономической деятельности, направленной на извлечение прибыли, и сосредоточенной, в частности, на производстве и сбыте товаров[1].

Предметом исследования является предпринимательство в области винокурения и виноторговли, которое во второй половине XIX – начале XX в. развивалось в условиях двух систем: акцизной и государственной монополии.

Хронологические рамки диссертации определяются, с одной стороны, временем принятия в 1861 г. Положения о питейном сборе, заложившем основы акцизной системы и давшем импульс модернизационным процессам в развитии отрасли, с другой, началом Первой мировой войны и введением «сухого закона» в 1914 г. Внутренней гранью стал 1895 г., время введения в Пермской губернии казенной винной монополии, которая радикальным образом изменила условия для частного предпринимательства. Научная значимость выбранного для исследования исторического периода определяется возможность рассмотреть предпринимательство в условиях двух различных правовых систем развития отрасли.



Территориальные рамки исследования охватывают Пермскую губернию в составе 12 уездов. В то же время исследование таких важных направлений предпринимательской деятельности пермских винокуров как инвестиции и благотворительность делает необходимым при анализе этих аспектов расширение географических рамок до границ Вятской, Оренбургской, Уфимской, Тобольской, Томской губерний и Семипалатинской области.

Степень изученности темы. В дореволюционный, советский и современный периоды специальных научных исследований по нашей теме не проводилось. Однако отдельные сюжеты, относящиеся в первую очередь к правовым моделям частного предпринимательства в винокуренной промышленности и виноторговле в масштабах Российской империи или Европейской России, привлекали внимание исследователей еще с конца XIX в. Так, служащий Министерства финансов Н.С. Терский в своей работе дал обстоятельный анализ откупов и акцизной системы, признав полезность введения последней[2]. В работе С. Красножена проанализированы законодательные акты, регулирующие винокурение и виноторговлю, а также раскрыты принципы их налогообложения в европейских странах, США и России[3]. О.Н. Осипов, положительно оценив акцизную систему, подверг критике ее издержки – рост злоупотреблений со стороны торговцев спиртным и усиление пьянства[4]. В капитальном исследовании М.И. Фридмана проанализированы результаты действия винной монополии. Автор признал полезность ее введения, подкрепив этот вывод весьма обширными статистическими данными[5].

Как, правило, труды дореволюционных авторов содержат лишь фрагментарные сведения о деятельности пермских винокуров. Эти лакуны отчасти заполняются многочисленными публикациями в местной периодической печати. Так, в 1870-е гг. появилось несколько статей И.В. Змиева, содержащие богатый фактический материал с элементами анализа развития винокурения и виноторговли в Пермской губернии[6].

В советский период историки долго не занимались исследованиями предпринимательской деятельности вообще и винокуров в частности. Исключение составляли труды, в которых рассматривалось экономическое развитие России[7]. Из советских историков одним из первых внимание на винокуренную отрасль обратил П.Г. Рындзюнский. Он констатировал факт повышенного внимания государства к этой отрасли, объяснив его «фискальными соображениями». Зафиксировав значительный рост объема производства винокуренных заводов в период действия акцизной системы, в качестве главной причины этого явления автор назвал возможность производства спирта, необлагаемого акцизом[8].

По мнению В.Я. Лаверычева, государство оказывало разнообразную поддержку винокурам из числа помещиков и с этой целью запретило с 1890 г. открывать винокуренные заводы в городах и создавать акционерные общества. Эти меры были призваны повысить конкурентоспособность заводов помещиков-винокуров. Исследователь отметил сильное стремление заводчиков к организации негласных соглашений и указал, что условия для возникновения ранних монополистических объединений сложились в середине 1870-х гг., а более заметные масштабы процесс создания картелей приобрел в 1880-е гг.[9]

Частное предпринимательство в винокуренной отрасли и виноторговле, становление и развитие винокуренной промышленности Урала долгое время не становились объектами исследований уральских историков. В 1963 г. в Перми вышел первый том «Истории Урала», в котором имелись лишь краткие сведения о винокуренной отрасли Пермской губернии[10]. В 1960–1970-х гг. было опубликовано несколько статей, посвященных «фабрично-заводской» («негорнозаводской») промышленности Урала. Историки Ф.С. Горовой, Г.В. Яровой и Б.З. Ставицкая дали краткий анализ развития некоторых отраслей (в т. ч. винокуренной) в Пермской губернии, но предпринимательская деятельность винокуров в их работах не исследовалась[11].

Несколько статей по этой тематике написаны А.В. Дмитриевым. Проанализировав условия для предпринимательства, этот исследователь сделал вывод, что «негорнозаводская» промышленность, ограниченная в источниках получения топлива, в 1860–1870-е гг. была вынуждена сосредоточиться на переработке сельскохозяйственного сырья, в т. ч. на винокурении. Кроме того, им было обращено внимание на то, что представители крупного капитала не вкладывали средства в винокурение, благодаря чему на Урале преобладали мелкие и средние винокурни, составлявшие 2/3 предприятий отрасли[12].

В 1990 г. Институтом истории и археологии УрО РАН было опубликовано масштабное исследование «История Урала в период капитализма», в котором дан обстоятельный анализ развития региональной экономики, в т. ч. ее «негорнозаводского» сектора. В исследовании отмечены быстрое становление капиталистических отношений в некоторых «негорнозаводских» отраслях и значительный рост капиталистического предпринимательства. В то же время пермским винокурам места в этом капитальном издании нашлось немного. О П.Д. Дягилеве говорится лишь как о помещике, Злоказовы упоминаются только как владельцы текстильного предприятия; столь же отрывочны сведения о крупнейшем винокуре урало-сибирского региона А.Ф. Поклевском-Козелл[13].

На современном этапе развития российской историографии интерес к предпринимательству, в т. ч. в сфере винокурения и виноторговли, заметно вырос. В конце XX – начале XXI в. было опубликовано немало работ, посвященных истории предпринимательства. Они дают общее представление о развитии этого вида деятельности в Российской империи и отдельных ее регионах, но пермские винокуры в этих работах, как правило, не упоминаются[14].

Существенное значение имеет появление диссертаций, посвященных исследованию различных аспектов государственной политики по регулированию рынка алкогольной продукции, а также развитию винокуренной отрасли и виноторговли в Российской империи и ее отдельных регионах.

Так, А.М. Мариупольский проанализировал развитие винокурения и виноторговли в Томской и Тобольской губерниях в условиях акцизной системы. По итогам исследования им сделан вывод о том, что главной действующей силой в винокуренной отрасли Западной Сибири стало частное предпринимательство. Он же констатировал создание ранних монополий, а также серьезную реорганизацию винокурен, результатом которой стал переход от мануфактуры к фабрике[15]. С.В. Богданов изучил винокуренное производство Тверской губернии второй половины XIX в., уделив значительное внимание не только развитию отрасли, но и правительственной политике по регулированию производства спиртных напитков и торговли ими. Кроме того, автор подробно проанализировал социальные последствия частного и казенного предпринимательства в виноторговле[16]. В диссертации Н.В. Сметневой проведено комплексное изучение винокурения, пивоварения, водочного и спиртоочистительного производств, а также виноторговли Прибайкалья, выявлены ведущие тенденции их развития во второй половине XVII – начале XX в.[17]

Н.Е. Горюшкина на примере Курской губернии рассмотрела проблему государственного регулирования рынка алкогольной продукции в период действия акцизной системы. Она уделила особое внимание созданию многоуровневой системы государственного контроля и изучила деятельность местных акцизных учреждений. Кроме того, автор проанализировала издержки «питейной либерализации»[18]. Е.В. Пашков на примере той же губернии исследовал опыт осуществления казенной винной монополии конца XIX – начала XX в. Проанализировав законодательные акты и практику их применения, автор пришел к выводу, что посредством введения казенной продажи питей и увеличения косвенных налогов государство аккумулировало внутренние финансовые ресурсы. Автор уделил большое внимание изучению влияния монополии на уровень пьянства и народного благосостояния, а также деятельности попечительств о народной трезвости[19].

В диссертации А.Г. Быковой исследовано потребление водки при акцизной системе и винной монополии на территории всей империи, проведен сравнительный анализ обеих систем, исследованы механизмы реализации алкогольной продукции. Кроме того, автор уделила значительное внимание изучению «алкогольного вопроса» в периодической печати и ряду других проблем[20].

На Урале в постсоветский период появилось значительное количество научных и научно-популярных изданий по истории частного предпринимательства[21]. В некоторых из них сообщаются отрывочные данные о винокуренных заводах и биографические сведения об отдельных винокурах. В частности, в коллективной монографии «Предпринимательские династии Камско-Вятского региона XVIII–XX вв.» одна из глав посвящена пермским винокурам Чердынцевым[22].

В 1995 г. увидела свет коллективная работа «Предпринимательство на Урале: История и современность», в которой проанализированы условия успешной деятельности коммерсантов и промышленников, в т. ч. пермских винокуров Поклевских-Козелл и Злоказовых[23]. В монографиях Т.И. Кружковой исследуется деятельность предпринимателей урало-сибирского региона во второй половине XIX – начале XX в. В них значительное место уделено винокуренным заводчикам Поклевским-Козелл и Злоказовым. Автором указано на создание винокурами монополистического объединения и отслежены некоторые инвестиции винокуров в разные отрасли[24]. Н.В. Акифьева исследовала практику потребления спиртных напитков на территории Урала в XVII – начале XXI в.[25]

На рубеже XX–XXI вв. немало статей о разнообразной деятельности винокуренных заводчиков написали профессиональные историки, краеведы и генеалоги. Наибольшее количество публикаций посвящено предпринимательской династии Поклевских-Козелл. В 1992 г. была опубликована книга краеведа И.К. Чердынцева «На талых ключах»[26], годом позже появилась статья А.В. Дмитриева о Поклевских-Козелл[27]. Позднее вышли статьи Т.П. Мосуновой[28] и С.Г. Филя[29], посвященные предпринимательской и общественной деятельности винокуров Поклевских. Общественная и научная деятельность винокуров Голубцовых нашла отражение в статьях Е.П. Пироговой[30]. М.Б. Ларионова (Летфулова) исследовала процесс возникновения имений винокуров Зубовых и Голубцовых, а также привела данные по родословной Голубцовых[31].





Анализ историографии показывает, что по избранной нами теме специальных научных исследований не проводилось. Дореволюционные и советские историки в основном рассматривали развитие отрасли, не уделяя внимания предпринимательской деятельности и предпринимателям. В современный период ситуация меняется: количество публикаций, анализирующих предпринимательскую, общественную и благотворительную деятельность винокуренных заводчиков, возрастает. Наше исследование органично вписывается в этот общий процесс, расширяя и углубляя научное представление о составе и деятельности пермских винокуров во второй половине XIX – начале XX в.

Цель исследования – выявление особенностей, экономических и общественных результатов предпринимательской деятельности в винокуренной отрасли Пермской губернии в условиях акцизной системы (1861–1895 гг.) и государственной винной монополии (1895–1914 гг.).

Для достижения поставленной цели определены следующие задачи:

– выяснить условия для развития частного предпринимательства в винокуренной отрасли при акцизной системе и государственной монополии и особенности введения этих систем в Пермской губернии;

– показать динамику состава винокуренных заводчиков Пермской губернии и дать характеристику их социального облика;

– выявить основные направления предпринимательской деятельности пермских винокуров;

– определить главные методы ведения конкурентной борьбы;

– выявить основные направления инвестиций винокуренных заводчиков в различные отрасли промышленности урало-сибирского региона;

– определить мотивы и формы участия винокуров в общественной и культурной жизни региона.

Источники. Исследование базируется на значительном массиве разнообразных источников, представленных как материалами региональных архивов (ГАСО, ГАООСО и ГАПК) и федерального РГИА, так и материалами, опубликованными в различных изданиях. Нами использованы такие виды письменных источников как законодательные и нормативные акты, опубликованные в Полном собрании законов Российской империи второго и третьего изданий и Своде законов Российской империи 1857 г. и 1893 г.; делопроизводственная документация центральных и региональных органов власти, земских и городских органов самоуправления; частное делопроизводство винокурен; справочно-информационные и статистические издания; периодическая печать; источники личного происхождения.

Среди законодательных актов особое место в исследовании занимают Положение о питейном сборе 1861 г. и мнение Государственного совета, высочайше утвержденное 6 июня 1894 г. Положение 1861 г. определило принципы функционирования акцизной системы и создало благоприятные условия для инвестиций в винокуренное производство, стимулировало быстрое развитие частного предпринимательства в винокурении и виноторговле. Мнение Государственного совета от 6 июня 1894 г., содержавшее основные параметры винной монополии, кардинально изменило условия частного предпринимательства в винокурении и виноторговле. Оба законодательных акта не раз подвергались корректировке, отражавшейся в текущем законодательстве, но вносимые поправки не меняли основных принципов акцизной системы и винной монополии.

Делопроизводственная документация центральных государственных органов в основном представлена архивными материалами, сосредоточенными большей частью в фондах Департамента неокладных сборов Министерства финансов и Горного департамента. Делопроизводство местных органов государственной власти хранится в фондах Канцелярии Пермского губернатора, лесного и судебного ведомств. Особую ценность представляют отчеты губернаторов, изучение которых дает возможность уяснить степень развития винокуренной отрасли и ее место среди других отраслей губернской экономики.

Документация земских и городских органов самоуправления публиковалась на страницах периодической печати и выходила отдельными изданиями. В частности, городские думы издавали журналы своих заседаний, сметы расходов и доходов. В журналах заседаний городских дум встречается информация об открытии винокуренных и водочных заведений, о состоянии виноторговли. Кроме того, они содержат информацию об общественной и благотворительной деятельности винокуренных заводчиков. Земства издавали свои журналы заседаний, сметы расходов и доходов и раскладку уездного земского сбора. Эти документы дополняют архивные материалы городских дум и земских учреждений. Среди последних большую ценность имеют формулярные списки винокуренных заводчиков, занимавших общественные должности.

Частное делопроизводство винокуренных предприятий сохранилось лишь фрагментарно. В ГАСО имеются фонды торгового дома «Братья Злоказовы» и винокуров Голубцовых. В первом сосредоточены преимущественно бухгалтерские документы злоказовских суконных фабрик и отдельные отчеты главной конторы торгового дома. Фонд Голубцовых по большей части представлен документами личного характера, имеющего отношение к научной и общественной деятельности нескольких представителей рода Голубцовых. Ограниченность информации этих источников позволяет лишь отчасти воспроизвести некоторые аспекты предпринимательской деятельности пермских винокуров и усиливает значение других видов наших источников.

Важное значение для исследования имеют справочно-информационные и статистические издания (как общероссийские, так региональные), поскольку они содержат данные о развитии винокуренной промышленности, не сохранившиеся в архивах. В последней четверти XIX – начале XX в. публиковалось значительное количество справочно-информационных и статистических изданий общероссийского значения[32]. Среди них особое место занимают «Ежегодники Министерства финансов», содержавшие разнообразные статистические данные. К губернским и региональным справочно-статистическим изданиям относятся «Адрес-календарь и памятная книжка Пермской губернии» и «Уральский торгово-промышленный адрес-календарь», в которых публиковались статистические данные о состоянии отрасли, общественной деятельности винокуров и т. д.

Разнообразный и богатый фактический материал, во многом дополняющий и заменяющий плохо сохранившееся частное делопроизводство, содержит местная периодическая печать, представленная многочисленными газетами и журналами («Волжский вестник», «Зауральский край», «Урал», «Уральская жизнь», «Уральское горное обозрение»). Одно из первых мест занимают «Пермские губернские ведомости», где публиковались новые законодательные акты, регулирующие деятельность винокуренной отрасли и виноторговли, а также постановления городских дум Пермской губернии, в которых большое место отводилось вопросам регулирования винокуренного производства и виноторговли. Большое значение имеет печатавшаяся в периодике разнообразная информация об отдельных винокуренных предприятиях и винокурах.

Из источников личного происхождения нами использованы воспоминания министров финансов С.Ю. Витте и В.Н. Коковцова, пермского губернатора И.Ф. Кошко, пермского вице-губернатора Н.А. Ордовского-Танаевского, служащего акцизного ведомства К.Н. Теплоухова, горного инженера М.А. Павлова, краеведов Б.Д. Удинцева и И.А. Орлова[33]. Они позволяют увидеть некоторые сюжеты нашего исследования глазами современников и участников событий.

Аккумулированная в диссертации разнообразная источниковая база, по нашему мнению, является вполне репрезентативной и позволяющей достигнуть цели исследования и решить поставленные задачи.

Методологической основой исследования является теория модернизации, рассматривающая частное предпринимательство как одно из главных условий перехода от традиционного общества к индустриальному. Один из основных этапов модернизации, совпадающий с хронологическими рамками нашего исследования, включает такие «субпроцессы» как индустриализацию, коммерциализацию, становление новых мотивационных систем, образовательную и коммуникативную революции, которые прямо или косвенно были связаны с изучаемой нами предпринимательской деятельностью. Используемая методологическая основа позволяет рассматривать предпринимателей как агентов модернизации, а их предприятия как центры распространения инноваций[34].

При проведении исследования нами использовались историко-генетический метод, позволяющий раскрыть процесс изменения объекта исследования в динамике, а также историко-сравнительный метод, дающий возможность сопоставить развитие частного предпринимательства в винокурении в Пермской губернии с другими регионами России. Кроме того, использовался метод периодизации исторического процесса, позволивший вычленить особенности уральского предпринимательства в винокурении в период действия акцизной системы и период существования казенной винной монополии.

Научная новизна исследования. В диссертации впервые проведено комплексное изучение частного предпринимательства в винокуренной промышленности Пермской губернии в условиях акцизной системы и казенной винной монополии. Определены изменения в социальном составе пермских винокуров, представлены истории многих родов предпринимателей, изучены основные направления их деятельности и методы адаптации к меняющимся правовым условиям развития отрасли, выявлены особенности конкурентной борьбы пермских винокуров, определены формы и результаты их общественной и благотворительной деятельности. В научный оборот введена обширная новая информация из фондов федеральных и региональных архивов.

Практическая значимость работы. Результаты исследования могут быть использованы в преподавании общего и специального курсов по истории Урала, а также при подготовке учебных пособий и научных трудов по истории российской экономики и частного предпринимательства.

Апробация исследования. Результаты исследования апробированы в докладах на 12 конференциях международного, всероссийского и регионального уровня, а также представлены 16 статьями в региональных изданиях (общим объемом 6,9 п. л.), включая две статьи, опубликованные в ведущих научных рецензируемых изданиях (в соответствии с перечнем ВАК).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и приложений, включающих списки заводчиков, винокуренных заводов, крупных пожертвований винокуров.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обоснована актуальность исследования, проанализирована степень изученности темы, сформулированы цель и задачи, определены объект и предмет работы, хронологические и территориальные рамки, методологическая основа, дана характеристика источниковой базы.

В первой главе «Предпринимательство в условиях акцизной системы (18611894 гг.)» рассмотрены становление и развитие частного предпринимательства в винокуренной промышленности после замены откупной системы акцизной.

В первом параграфе «Правовые условия» проанализированы главные законодательные акты, регулирующие частное предпринимательство в винокуренной промышленности и виноторговле в период действия акцизной системы. Анализ Положения о питейном сборе 1861 г. позволяет сделать вывод, что государство сначала пошло на создание благоприятных условий для частного предпринимательства в винокурении, а затем взяло курс на постепенное ограничение свободы предпринимательства в этой отрасли промышленности. Положение о питейном сборе 1861 г. дало заводчикам возможность получения значительной прибыли за счет безакцизного винокурения («перекура») и открытия большого количества всевозможных оптово-розничных питейных заведений. В последующем государство с помощью Питейных уставов 1867 г. и 1876 г. постаралось сократить возможности обогащения предпринимателей за счет безакцизного винокурения. Закон 14 мая 1885 г., призванный поставить преграду злоупотреблениям в виноторговле, ужесточил правила распивочной торговли спиртными напитками. В то же время этот закон разрешил торговцам открывать питейные заведения, торгующие на вынос, в сельской местности без разрешения сходов, что повлекло за собой быстрое увеличение численности кабаков. Государство, нуждаясь в пополнении бюджета и реагируя на многочисленные жалобы о злоупотреблениях винокуров и виноторговцев, в первой половине 1890-х гг. взяло курс на разработку нового законодательного акта, регулирующего винокурение и виноторговлю.

Во втором параграфе «Состав винокуров и основные направления предпринимательской деятельности» проанализирован сословный состав заводчиков, выявлено преобладание на первом этапе отставных военных и гражданских чиновников, часть которых принадлежала к потомственному дворянству. В 1860 г. из 7 заводчиков, владевших 10 винокурнями, 6 являлись отставными военными и чиновниками; 5 из 7 фирм (В.П. Голубцова, П.Д. Дягилева, А.Г. Клепинина, А.Ф. Поклевского-Козелл, наследников И.М. Ярцова) принадлежали потомственным дворянам. С введением в действие Положения о питейном сборе 1861 г. ряды винокуров стали расти в основном за счет купцов. Исключением из правила стали потомственные дворяне П.В. Берг и А.Н. Зубовы, основавшие по одной винокурне.

В 1861–1894 гг. в отрасль пришло более 20 купцов. В разные годы интерес к винокурению проявили Я.П. Андреев, А.М. Бархатов, М.Г. Белиньков, И.К. и Я.К. Бурдаковы, М.Г. Виноградов, Н.С. Волков, Г.А. Зикеев, А.Н. Злоказов, Д.В. Зязин, Е.С. Константинов, М.С. Нестеров, В.И. Отрожденский, Н.А. Подсосов, М.Ф. Рожнов, И.И. Толянин, А.Г. Ушков, Г.М. Хлестов, Ф.П. Чердынцев, И.Ф. и С.Ф. Чистяковы, А.А. Шанцилло. К 1894 г. среди владельцев винокурен уже преобладали купцы, но ведущую роль в отрасли играли потомственные дворяне Поклевские-Козелл, опережавшие конкурентов и по числу заводов, и по объему производства.

Главным направлением предпринимательской деятельности винокуров в период акцизной системы являлось расширение торгово-промышленного потенциала: покупка и сооружение новых винокуренных и водочных заводов, создание сетей торговых заведений. Эта деятельность привела к возникновению значительного количества разных питейных заведений (в 1864 г. – 6183), до 100 водочных и винокуренных заводов. Количество винокурен с 10 (1860 г.) увеличилось до 32 (1888 г.), т. е., более чем в 3 раза. Численность водочных заводов возросла с 2 (1860 г.) до 62 (1873 г.). Большинство новых винокуров не располагало крупными капиталами, поэтому построенные ими заводы были в основном небольшими.

В 1861–1894 гг. винокуры охотно вкладывали средства в торговую сферу, основывая многочисленные питейные заведения. К 1888 г. А.Ф. Поклевский открыл 21 оптовый склад и 309 кабаков, Злоказовы содержали 5 оптовых складов и 120 розничных торговых заведений, у наследников П.Д. Дягилева было 3 оптовых склада и 80 кабаков. Всего 13 винокуров открыли 46 оптовых складов и 808 розничных заведений. Помимо этого, в губернии действовало большое количество заведений, принадлежавших торговцам, не имевших собственного производства.

Бесконтрольный рост винокуренных и водочных заводов, а также оптовых и розничных торговых заведений привел к тому, что в Пермской губернии резко обострилась конкурентная борьба как между заводчиками, так и виноторговцами.

В третьем параграфе «Формы конкурентной борьбы» исследованы методы, применявшиеся винокурами в борьбе с конкурентами, и особое внимание уделено созданию «ноябрьских соглашений» – раннего монополистического объединения картельного типа, одного из первых в негорнозаводской отрасли Урала. Монополистическое объединение было создано в 1875 г. по инициативе А.Ф. Поклевского-Козелл и просуществовало до середины 1890-х гг. Участники «ноябрьских соглашений» установили фиксированный объем производства для ряда винокурен, а также заставили часть заводчиков прекратить винокурение. В частности, прекратили производство П.В. Берг, М.Г. Белиньков, Голубцовы, Г.А. Зикеев, Г.М. Хлестов и др. В 1888 г. из 32 винокурен бездействовали 17. Сократив объем производства спирта и спиртных изделий, участники «ноябрьских соглашений» сумели добиться упорядочения рынка, повышения цен на эти товары и обеспечили себе получение значительных прибылей. Став обладателями крупных капиталов, некоторые винокуры проявили интерес к инвестициям в другие отрасли уральской промышленности.

Этот процесс рассмотрен в четвертом параграфе «Диверсификация производственной деятельности». В нем показано, что на первом этапе винокуры инвестировали в отрасли, тесно связанные с винокурением, в т. ч. в солодовенную, мукомольную, стекольную и пивоваренную. Солодовни и мукомольные мельницы были созданы практически при всех винокурнях. Довольно масштабные инвестиции винокуры осуществили в пивоварение, основав 10 пивоваренных заводов. Наиболее крупные предприятия были основаны А.Ф. Поклевским (Талицкий) и Злоказовыми (Ирбитский).

С конца 1870-х гг. винокуры усиливают диверсификацию своей производственной деятельности и начинают инвестировать в разработку золотых приисков, покупку металлургических заводов, сооружение суконных фабрик. В 1873 г. А.Ф. Поклевский и Н.И. Севастьянов приобрели Холуницкий горный округ, в 1886 г. А.Ф. Поклевским был куплен Залазнинский горный округ. Несколько винокуров (Я.П. Андреев, П.А. Злоказов, Н.И. Севастьянов, А.Г. Ушков) проявили интерес к текстильной отрасли, построив 3 суконные фабрики. Инвестиционная деятельность винокуров содействовала развитию как горнозаводского, так и негорнозаводского сектора экономики Урала.

В целом, период 1861–1894 гг. был наиболее благоприятным временем для частного предпринимательства в винокурении.

Во второй главе «Предпринимательская деятельность в условиях государственной винной монополии (18951914 гг.)» исследована торгово-промышленная деятельность винокуренных заводчиков в новых реалиях. В первом параграфе «Правовые основы» главное внимание уделено анализу мнения Государственного совета от 6 июня 1894 г. Этим законом были определены основные положения казенной монополии, которые значительно ухудшили условия для частного предпринимательства. Винокуры сохранили за собой право производства сырого спирта и частично возможность его ректификации (очистки). В то же время они были полностью устранены из сферы производства спиртных напитков, а также лишились возможности самостоятельно устанавливать объем производства на своих винокурнях. Министерство финансов ежегодно определяло нормы производства спирта и спиртных напитков для каждой губернии, а также устанавливало цены на изготовление сырого спирта и его ректификацию. Две трети нормы распределялись (разверстывались) казной между винокуренными заводчиками, оставшаяся треть выставлялась на торги. Новое законодательство внесло значительные изменения в виноторговлю. Им предусматривалось создание большой сети казенных оптовых складов и розничных винных лавок, а также допускалась частная виноторговля. Частные виноторговцы были обязаны закупать водку исключительно в казенных складах. Подобная практика вела к резкому снижению прибыльности виноторговли и вынуждала винокуров либо свернуть предпринимательство, либо принимать разнообразные меры по адаптации к новым условиям.

Изменение условий было настолько радикальным, что винокурам потребовалось немало времени для адаптации к ним. Этот процесс рассмотрен во втором параграфе «Методы адаптации к новым условиям». Некоторые винокуры (А.Ф. Поклевский-Козелл, Злоказовы, Суслины) еще до введения монополии стали сооружать ректификационные цеха и заводы, другие (Н.А. Подсосов) осуществили эту реконструкцию уже в 1895–1914 гг. В условиях монополии это позволило им получать прибыль за счет ректификации спирта. Многие заводчики, приспосабливаясь к условиям монополии, взяли курс на удешевление производства, в основном за счет использования более дешевого сырья – картофеля. Если в 1882 г. на всех винокурнях было использовано только 8995 пуд. картофеля, то в 1900 г. в заторы был пущен уже 1 421 081 пуд. Для адаптации к новым реалиям пермские винокуры использовали и тактические меры. Так, используя постепенность введения казенной монополии, они в конце XIX в. резко увеличили сбыт своей продукции в соседние с Пермской губернией регионы. В результате принятых мер многие винокуры смогли адаптироваться к условиям монополии.

В третьем параграфе «Изменения в составе винокуров и торгово-промышленной деятельности» рассмотрено влияние винной монополии на сословный состав заводчиков и практику ведения предпринимательской деятельности. В 1895–1914 гг. в составе винокуренных заводчиков произошли немалые изменения. Купцы И.М. Белиньков, П.В. Васильев, М.Ф. Рожнов, И.И. Толянин, И.Н. Суслин, Г.М. Хлестов, А.А. Шанцилло добровольно отказались от участия в винокуренном производстве: они либо закрыли, либо продали свои предприятия. Некоторые предприниматели довольно быстро разорились, в частности финансовый крах постиг Н.С. Волкова, И.А. Поклевского, наследников Я.П. Андреева и П.Д. Дягилева. В ряде случаев разорение не являлось прямым следствием введения винной монополии: крах наследников Я.П. Андреева был вызван разорением их банкирской конторы, несостоятельность И.А. Поклевского была следствием нерациональной траты средств самим предпринимателем. Некоторые винокуры, чьи заводы простаивали по решению участников «ноябрьских соглашений», в условиях монополии не смогли возобновить производство. Именно так произошло с винокурней дворян Голубцовых, которая навсегда выбыла из числа действующих предприятий.

В то же время ряды заводчиков в 1895–1914 гг. пополнялись, как правило, за счет перехода заводов от старых владельцев к новым. Бикбардинский винокуренный завод в 1890-х гг. первоначально стал собственностью торгового дома «Наследники А.Ф. Поклевского-Козелл», а затем перешел в единоличное владение И.А. Поклевского. В начале XX в. после его разорения винокурня стала собственностью купца А.М. Аносова и его наследников. Разорение Андреевых привело к переходу Калиновской винокурни в руки купцов А.Н. Николаева и Н.Н. Лазарева. Новых владельцев обрели Белянковская и Ивановская винокурни: первая перешла от Бархатовых и Нестеровых к А.Ф. Кабанову, а вторая от И.И. Толянина к П.П. Бобрику. В условиях винной монополии строительство новых винокурен было редким явлением: в 1907 г. В.П. Чеканников построил небольшую винокурню в Екатеринбургском уезде, в 1913–1914 гг. аналогичный завод в том же уезде построил А.А. Чикин.

В результате этих процессов сословный состав винокуров в 1895–1914 гг. оказался довольно пестрым. К концу периода в губернии действовало 20 винокуренных заводов, из которых 19 были собственностью частных лиц. Среди владельцев преобладали купцы и потомственные почетные граждане, которые владели 12 винокурнями. По одному заводу принадлежало мещанину В.П. Чеканникову и сыну отставного чиновника А.А. Сведомскому. Еще 5 винокурен были собственностью потомственных дворян – П.П. Бобрика (1 завод), В.А. и С.А. Поклевских (4 предприятия).

Несмотря на то, что среди винокуренных заводчиков удельный вес потомственных почетных граждан и купцов был выше, чем представителей других сословий, потомственные дворяне Поклевские-Козелл по-прежнему доминировали в винокуренной отрасли Пермской губернии. Всего на 19 частных винокурнях к 1914 г. производилось более 2,2 млн ведер спирта-сырца и ректификата. Из этого объема на винокурнях Поклевских производилось более трети: 790 тыс. ведер сырого спирта и спирта-ректификата стоимостью в 770 тыс. руб.

Купеческие фирмы по объемам производства значительно уступали Поклевским. Фирма Злоказовых, самая крупная среди купеческих, владела двумя заводами и ежегодно производила 388 750 ведер сырого спирта и ректификата. Замыкала тройку лидеров купеческая фирма наследников А.Ф. Чердынцева, ежегодно производившая до 203 750 ведер сырого спирта и ректификата. Объем производства остальных винокурен колебался от 8750 ведер спирта (Каменский завод Д.В. Зязина) до 175 тыс. ведер (Надеждинская винокурня Н.А. Подсосова).

В условиях винной монополии винокуры почти полностью отказались от некоторых направлений предпринимательской деятельности: они свели к минимуму усилия по наращиванию торгово-промышленного потенциала своих фирм. Главными направлениями их деятельности стали выстраивание взаимоотношений с государством, адаптация к новым реалиям, борьба за получение заказов на производство сырого спирта и его ректификацию, а также инвестирование в непрофильные активы.

В четвертом параграфе «Инвестиционные проекты» рассмотрено одно из главных последствий введения винной монополии. Столкнувшись с ухудшением условий предпринимательства, часть винокуров стала активнее инвестировать средства в различные отрасли промышленности, используя для этого как доходы от винокурения, так и прибыль от непрофильных предприятий, основанных в период действия акцизной системы. Лидерами в этой деятельности были Андреевы, Злоказовы и Поклевские. Винокуры инвестировали как в увеличение производственных мощностей предприятий, основанных ранее, так и в покупку и сооружение новых заводов, в т. ч. горнодобывающих, металлургических и химических. Андреевы инвестировали средства в основном в горнодобывающую отрасль, Злоказовы нарастили мощности Арамильской суконной фабрики и основали 2 химических завода – Воздвиженский хромпиковый и Полевской сернокислотный. В.А. и С.А. Поклевские построили Ертарский стекольный и Благодатный медеплавильный заводы, а также организовали масштабную добычу асбеста и его переработку. Инвестиции винокуров содействовали диверсификации промышленности Урала, а также насыщению регионального рынка разнообразной продукцией. В некоторых случаях инвестиционная деятельность винокуров вышла за пределы Пермской губернии. Так, С.Ф. Чистяков основал в Омске пивоварню (1911 г.) и заведение по производству минеральных вод (1902 г.), Поклевские там же построили дрожже-винокуренный завод (1917). Злоказовы открыли в Тобольской губернии стекольный и винокуренный заводы.

В третьей главе «Общественная деятельность и благотворительность» проанализированы мотивы и формы участия винокуров в работе органов городского и земского самоуправления, а также мотивы и формы благотворительной деятельности.

В первом параграфе «Представительство в органах городского и земского самоуправления» исследованы формы сотрудничества владельцев винокуренных заводов с органами самоуправления. Городские думы, реформированные в соответствии с Городовым положением 1870 г., земские органы самоуправления, возникшие в Пермской губернии в начале 1870-х гг., вызвали значительных интерес уральских предпринимателей, в т. ч. винокуров. Часть предпринимателей пошла на сотрудничество с органами самоуправления, руководствуясь эгоистическими мотивами, желая снизить налоговое бремя. Основная масса винокуров руководствовалась иными мотивами: их работа в органах самоуправления основывалась на активной жизненной позиции, желании внести важные коррективы в существующую реальность. Степень участия винокуров в общественной жизни региона была различной. Одна группа винокуров (А.Ф. Поклевский, П.А. Злоказов, М.Ф. Рожнов, Н.И. Севастьянов) и арендаторов винокурен (И.И. Бодалев, Т.С. Комаров) или не участвовала в деятельности муниципальных и земских органов власти, или работала в них сравнительно недолго. Такая позиция была следствием сильной загруженности предпринимательскими делами и возможностью делегирования в органы самоуправления родственников и служащих.

Многие винокуры (не менее 20) ориентировались на самое непосредственное участие в работе органов самоуправления. Они работали, прежде всего, в составе комиссий и попечительских советов, избираемых органами самоуправления. Некоторые заводчики из этой группы активно сотрудничали с земствами и городскими думам и внесли значительный вклад в становление и развитие органов местной власти, занимая ключевые посты в органах самоуправления. Так, председателями уездных земских управ были И.П. Дягилев (Осинской), Н.А. Клепинин (Екатеринбургской), Ф.А. Злоказов (Златоустовской), городские думы возглавляли И.А. Мухлынин (Верхотурье), И.Н. Суслин (Пермь), Г.А. Ушков (Шадринск).

Во втором параграфе «Благотворительная деятельность» рассмотрено отношение винокуров к благотворительности. Мотивы участия винокуров в благотворительности не были однозначными. Часть заводчиков с помощью пожертвований стремилась добиться повышения сословного и социального статуса. Одним винокурам благотворительность приносила причисление к дворянскому сословию (В.П. Злоказов), другим – ордена и чины (Н.А. и Ф.А. Злоказовы, А.Ф. и В.А. Поклевские, М.Ф. Рожнов). Среди основных мотивов благотворительности у винокуров заметную роль играло желание обелить свою деловую репутацию, страдавшую из-за обвинений в злоупотреблениях и спаивании народа. В тоже время благотворительная деятельность многих винокуров зиждилась на глубокой религиозности, на желании помочь обездоленным уральцам, изменить окружающую действительность к лучшему.

Винокуры использовали различные формы пожертвований, в т. ч. единовременные и регулярные. Единовременные пожертвования сильно разнились по своим размерам. Чаще всего они были небольшими и делались как деньгами, так и вещами. Очень часто заводчики дарили общественным организациям водку и пиво, реализация которых на благотворительных мероприятиях приносила значительный доход их организаторам. Во многих случаях разовые пожертвования винокуров были довольно крупными. Немало крупных пожертвований было на счету А.Ф. Поклевского-Козелл, который охотно помогал учебным заведениям, церквям и благотворительным обществам. В 1884 г. А.Ф. Поклевский сделал пожертвование в 19 тыс. руб., которое помогло возвести здание Екатеринбургского католического костела. Его наследники также делали крупные разовые пожертвования. В 1916 г. В.А. и С.А. Поклевские передали 5 тыс. руб. Уральскому горному институту на покупку книг по химии и 10 тыс. руб. Талицкому высшему начальному училищу на сооружение здания.

Немало разовых пожертвований было сделано М.Ф. Рожновым, потратившим на благотворительность до 230 тыс. руб. Так, он подарил Пермскому училищу слепых детей 40 тыс. руб. На эти средства были построены каменное здание училища и домовая церковь. Злоказовы делали крупные пожертвования в основном по духовным завещаниям. В 1904 г. Н.А. Злоказов завещал 10 тыс. руб. на стипендии земским учителям, в 1912 г. Ф.А. Злоказов отказал на благотворительность 70 тыс. руб., в т. ч. 50 тыс. руб. на создание детского приюта в Каслях.

Практиковали винокуры и регулярные пожертвования. Поклевские-Козелл многие годы содержали Талицкие мужскую и женскую школы, Дягилевы помогали школе в Бикбарде. Злоказовы в 1879 г. основали в Каслях женскую начальную школу и содержали ее 25 лет, потратив на ее нужды от 25 до 30 тыс. руб. В целом, вклад пермских винокуров в развитие благотворительности был довольно значительным. Некоторые заводчики оставили впечатляющий след в истории уральской благотворительности. В первую очередь это относится к А.Ф., В.А. и С.А. Поклевским, М.Ф. Рожнову, Н.А. и Ф.А. Злоказовым.

В Заключении сформулированы основные выводы диссертационного исследования.

В истории частного предпринимательства в винокуренной промышленности четко выделяются два периода. В 1861–1894 гг., в период действия акцизной системы, сложились благоприятные условия для развития предпринимательства в винокурении и виноторговле. Возможность получения большой прибыли за счет безакцизного производства и торговли спиртными напитками привлекла в отрасль многих предпринимателей, в основном купцов. Если в 1860 г. винокурением и водочным производством было занято 8 заводчиков, то в 1861–1894 гг. в отрасли действовало до 100 предпринимателей. Благодаря притоку капиталов винокурение стало одной из ведущих отраслей негорнозаводского сектора губернской экономики. Рост доходов позволил наиболее успешным винокурам стать владельцами крупных состояний и войти в «бизнес-элиту» Пермской губернии.

Особенностями предпринимательства винокуров Пермской губернии был чрезвычайно высокий уровень адаптации к изменению законодательства, регулирующего винокурение и виноторговлю, усилия по совершенствованию технологического процесса и применение новинок технического прогресса, использование разнообразных методов ведения конкурентной борьбы. Высокий уровень конкуренции подтолкнул винокуров к созданию «ноябрьских соглашений» – раннего монополистического объединения картельного типа. По уровню монополизации винокурения пермские винокуры опередили многие отрасли российской промышленности. Еще одной особенностью их предпринимательства являлась высокая инвестиционная активность. Крупные прибыли, полученные некоторыми заводчиками, были вложены в другие предпринимательские начинания, в т. ч. покупку и строительство солодовенных, мукомольных, пивоваренных, стекольных, суконных и металлургических заводов.

В 1895–1914 гг. условия для предпринимательства в винокурении и виноторговле заметно ухудшились. Винокуры были в основном вытеснены из виноторговли и полностью потеряли право производить водку, сохранив за собой возможность производства сырого спирта и его ректификации. Новые реалии заставили некоторых заводчиков прекратить винокурение, но, тем не менее, многие винокуры сумели приспособиться к условиям винной монополии: они модернизировали заводы, удешевили производство, а также увеличили объем инвестиций в непрофильные активы своих фирм. Для наращивания инвестиций винокуры использовали прибыль от винокурения и созданных ранее непрофильных промышленных предприятий. В 1895–1914 гг. винокуры вкладывали средства в горнодобывающую, металлургическую, мукомольную, стекольную, суконную и химическую отрасли. Наиболее масштабные инвестиции были осуществлены Андреевыми, Злоказовыми и Поклевскими. В ряде случаев винокуры вкладывали средства в развитие промышленности сопредельных территорий, в т. ч. Акмолинской области, Уфимской, Тобольской и Оренбургской губерний. Активная инвестиционная политика была одной из главных особенностей деятельности винокуров в 1895–1914 гг.

Основным итогом деятельности пермских винокуров в 1861–1914 гг. стало превращение винокурения в одну из ведущих отраслей губернской экономики, внедрение новинок технического прогресса и новых технологий. Инвестиционная деятельность винокуров способствовала индустриализации Урала и тем самым ускорила переход от традиционного к индустриальному обществу. Одним из важных итогов деятельности винокуров являлся рост потребления спиртных напитков, сопровождавшийся обнищанием многих уральцев. Сознавая это, многие винокуренные заводчики стали практиковать широкую благотворительность, благодаря чему приняли участие в решении острых социальных проблем. Активная жизненная позиция многих пермских винокуров стала основой их сотрудничества с органами самоуправления. Работая в них, винокуры содействовали созданию благоприятных условий для развития предпринимательства и способствовали становлению и совершенствованию таких сфер общественной жизни, как народное просвещение, здравоохранение и общественное призрение в Пермской губернии, которые прямо или косвенно были связаны с характером их предпринимательской деятельности.

ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ:

Статьи, опубликованные в рецензируемых научных изданиях

(в соответствии с перечнем ВАК):

1. Мелкая металлургическая промышленность Урала на рубеже XIX–XX вв. (на примере Никольского чугуноплавильного завода) // Уральский исторический вестник, 2003. № 9. С. 156–169 (1 п. л.);

2. Уральские кабатчики Андреевы // Уральский исторический вестник, 2012. № 3. С. 73–77 (0,5 п. л.).

Статьи в сборниках научных трудов и материалах конференций:

1. «Земец первого призыва»: председатель Екатеринбургской уездной управы Н.А. Клепинин // Россия. Романовы. Урал: Мат-лы III науч. чтений, посвященных памяти великого князя Николая Михайловича. Екатеринбург: БКИ, 1997. Вып. 3. С. 40–43 (0,25 п. л.);

2. К вопросу о развитии винокуренной промышленности Пермской губернии (вторая пол. XIX – нач. XX в.) // Урал в прошлом и настоящем: Мат-лы науч. конф. Екатеринбург: НИСО УрО РАН, БКИ, 1998. Ч. 1. С. 291–294 (0,25 п. л.);

3. Династия екатеринбургских купцов Белиньковых // Третьи Татищевские чтения: Тезисы докладов и сообщ. Екатеринбург: БКИ, 2000. С. 201–206 (0,3 п. л.);

4. История екатеринбургского пивоварения (40-е гг. XIX – нач. XX в.) // Урал индустриальный. Бакунинские чтения: Мат-лы VI Всероссийской науч. конф. Екатеринбург: Изд-во АМБ, 2004. Т. 1. С. 206–217 (0,5 п. л.);

5. Винокуренная промышленность Пермской губернии (вторая пол. XIX в.) // Урал индустриальный. Бакунинские чтения: Мат-лы VII Всероссийской науч. конф. Екатеринбург: ООО «Изд-во УМЦ УПИ», 2005. Т. 1. С. 200–206 (0,5 п. л.);

6. Винокуры Чистяковы // Шестые Татищевские чтения: Тезисы докладов и сообщ. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2006. Т. 2. С. 73–79 (0,3 п. л.);

7. Трансформация традиций российской повседневности в период модернизации (на примере производства и потребления алкогольных напитков) // Наследие винодельческих погребов и подвалов: Мат-лы междунар. симпозиума Ассоциации за сохранение индустриального наследия Шампань–Арденн. Эперне: 2006. С. 143–155 (в соавторстве с Е.В. Алексеевой) (0,5 п.л.);

8. Винокуренная промышленность Пермской губернии в условиях государственной винной монополии (1895–1914 гг.) // Урал индустриальный. Бакунинские чтения: Мат-лы VIII Всероссийской науч. конф. Екатеринбург: Изд-во «АМБ», 2007. Т. 1. С. 34–40 (0,5 п. л.);

9. Методы конкурентной борьбы в винокуренной промышленности Пермской губернии во второй пол. XIX в. // Экономическая история России XVII–XX вв.: динамика и институционально-социокультурная среда. Екатеринбург, 2008. С. 147–155 (0,5 п. л.);

10. Винокуренный заводчик Антон Шанцилло // Седьмые Татищевские чтения: Доклады и сообщ. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2008. С. 461–465 (0,25 п. л.);

11. Уральский винокуренный заводчик Михаил Рожнов // Россия между прошлым и будущим: исторический опыт национального развития. Всероссийская конф., посвященная 20-летию Института истории и археологии. Екатеринбург: УрО РАН, 2008. С. 255–259 (0,25 п. л.);

12. Инвестиционная деятельность винокуренных заводчиков Пермской губернии (вторая пол. XIX – нач. XX в.) // Урал индустриальный: Бакунинские чтения: Мат-лы IX Всероссийской науч. конф. Екатеринбург: ИД «Автограф», 2009. Т. 1. С. 246–252 (0,5 п. л.);

13. Предпринимательская деятельность купцов Андреевых (вторая пол. XIX – нач. XX в.) // Новейшая история России в образовательном пространстве школы и вуза: традиции и новации. XIII Всероссийские историко-педагог. чтения. Екатеринбург: УрГПУ, 2009. Ч. 2. С. 171–176 (0,3 п. л.);

14. Винокуренный заводчик Николай Севастьянов // Урал индустриальный: Бакунинские чтения: Мат-лы Десятой юбилейной Всероссийской науч. конф. Екатеринбург: УМЦ–УПИ, 2011. Т. 1. С. 200–206 (0,5 п. л.).

Подписано в печать ??.??. 2013 г. Формат 60 х 84/16. Бумага писчая.

Гарнитура «Таймс». Печать на ризографе. Усл. Печ. Л.1,5

Тираж 120 экз. Заказ №.

Отпечатано в типографии «Издательство Банк Культурной Информации». Адрес:


[1] История предпринимательства в России. М., 2000. Кн. 1. От средневековья до середины XIX в. С. 5.

[2] Терский Н.С. Питейные сборы и акцизная система в России. СПб., 1890.

[3] Красножен С. Налог на спирт. Юрьев, 1899.

[4] Осипов О.Н. Винная монополия, ее основные начала, организация и некоторые последствия. СПб., 1899.

[5] Фридман М.И. Винная монополия. Пг., 1914–1916. Т. 1–2.

[6] Змиев И. Корреспонденция из Екатеринбурга // Пермские губернские ведомости. 1876. 13 октября; Змиев И. О винокурении и виноторговле в Пермской губернии // Ирбитский ярмарочный листок. 1878. 25 февраля.

[7] Любомиров П.Г. Очерки по истории русской промышленности. М., 1947; Лященко П.И. История народного хозяйства СССР. М., 1956; Лаверычев В.Я. Крупная буржуазия пореформенной России, 1861–1909 гг. М., 1965; и др.

[8] Рындзюнский П.Г. Утверждение капитализма в России (1850–1880 гг.). М., 1978. С. 187.

9 Лаверычев В.Я. Указ. соч. С. 27.

[10] История Урала. Пермь, 1963. Т. 1. С. 170–171, 289.

[11] Горовой Ф.С. Развитие негорнозаводской промышленности городов и торгово-экономических связей в пореформенной Пермской губернии // Из истории края. Пермь, 1964. С. 7–34; Яровой Г.В. Негорнозаводская промышленность Пермской губернии и крестьянские промыслы в дореформенный период // Вопросы истории Урала. Свердловск, 1975. Сб. 13. С. 39–67; Ставицкая Б.З. Динамика и размещение фабрично-заводской промышленности Пермской губернии в 1860–1901 гг. // Вопросы истории Урала. Свердловск, 1975. Сб. 13. С. 66–67; Она же. Стачечная борьба фабрично-заводских рабочих в Пермской губернии в 1894–1907 гг. // Вопросы истории Урала. Свердловск, 1976. Сб. 14. С. 11–23.

[12] Дмитриев А.В. Основные направления развития экономики Урала в пореформенный период (1861–1900 гг.) // Промышленность и рабочие Урала в период капитализма (1861–1917 гг.). Свердловск, 1991. С. 14–90; Дмитриев А.В. Основные направления социально-экономического развития Урала в период монополистического капитализма // Промышленность Урала в период капитализма: социально-экономические и экологические проблемы. Екатеринбург, 1992. С. 122–159.

[13] История Урала в период капитализма / Отв. ред. Д.В. Гаврилов. М., 1990. С. 41, 114, 116.

[14] Боханов А.Н. Крупная буржуазия в России (кон. XIX в. – 1914 г.). М., 1992; Русский торгово-промышленный мир. М., 1993; 1000 лет русского предпринимательства: Из истории купеческих родов. М., 1995; Кабанов С. А., Кулевский Л.К. Во благо России. Очерки о предпринимателях и меценатах России. СПб., 1997; История предпринимательства в Росси. М., 1999–2000. Кн. 1, 2; Бойко В.П. Купечество Западной Сибири в кон. XVIII–XIX в.: Очерки социальной, отраслевой, бытовой и ментальной истории. Томск, 2007; и др.

[15] Мариупольский А.М. Винокурение и виноторговля в Западной Сибири в период действия акцизной системы: автореф. дис.... канд. ист. наук. Барнаул. 1998.

[16] Богданов С.В. Винокуренное производство Тверской губернии во второй пол. XIX в.: автореф. дис.... канд. ист. наук. Тверь, 2000.

[17] Сметнева Н.В. Развитие винокурения и виноторговли Прибайкалья во второй пол. XVII – нач. XX в.: автореф. дис.... канд. ист. наук. Иркутск, 2003.

[18] Горюшкина Н.Е. История государственного регулирования свободного оборота алкоголя в России: на примере Курской губернии, 1861–1900 гг.: автореф. дис.... канд. ист. наук. Курск, 2004.

[19] Пашков Е.В. Исторический опыт осуществления казенной винной монополии в России кон. XIX – нач. XX в.: на примере Курской губернии: автореф. дис.... канд. ист. наук. Курск, 2009.

[20] Быкова А.Г. Алкогольный вопрос в Российской империи во второй пол. XIX – нач. XX в.: автореф. дис.... д-ра ист. наук. Омск, 2012.

[21] Лигенко Н.П. Купечество Удмуртии. Вторая пол. XIX ­– нач. XX в. Ижевск, 2001; Мушкалов С.М. Забытое кунгурское купечество. Кунгур, 2001; Баяндина Н.П. Пермь купеческая. Пермь, 2002.

[22] Рязанцев С.И. Родственные связи Чердынцевых, Рязанцевых, Стахеевых, Ушковых, Любимовых, Осиповых // Предпринимательские династии Камско-Вятского региона XVIII–XX вв. Ижевск. 2008. С. 212–227.

[23] Предпринимательство на Урале: История и современность. Екатеринбург, 1995.

[24] Кружкова Т.И. Деловой мир Урало-Сибирского региона (вторая пол. XIX – нач. XX в.). Екатеринбург, 2000; Она же. Деятельность делового мира урало-сибирского региона (вторая пол. XIX – нач. XX в.). Екатеринбург, 2002.

[25] Акифьева Н.В. Питейная история Урала (XVII – нач. XXI в.). Екатеринбург, 2007.

[26] Черданцев И.К. На талых ключах. Талица, 1992.

[27] Дмитриев А.В. Поклевские-Козелл. Урал. 1993. № 11. С. 234–260.

[28] Мосунова Т.П. Дворянский род промышленников Поклевских-Козелл // Уральский родовед. Екатеринбург, 1996. С. 74–86; Мосунова Новые материалы о роде Поклевских-Козелл // Уральский родовед. Екатеринбург, 2001. Вып. 5. С. 86–92.

[29] Филь С.Г. Поклевский-Козелл – основатель Западно-Сибирского речного пароходства // Словцовские чтения. Тюмень, 1995. С. 116–119; Филь С.Г. Поклевские-Козелл – владельцы Падунского винокуренного завода // Архивы России и Польши: актуальные проблемы развития и сотрудничества. СПб., 1996. С. 54–57.

[30] Пирогова Е.П. История родовой библиотеки уральских помещиков Голубцовых // Книжные собрания Российской провинции. Екатеринбург, 1994. С. 211–242; Пирогова Е.П. Уральский помещик. В.В. Голубцов – соавтор «Родословного сборника русских дворянских фамилий» // Материалы первой Уральской родоведческой научно-практической конференции. Екатеринбург, 2003. С. 9–16.

[31] Ларионова М.Б. Пермские помещики Зубовы: владельцы и имения // Шестые Татищевские чтения. Екатеринбург, 2006. Т. 2. С. 150–155; Летфулова М.Б. Дворянская усадьба Голубцовых в кон. XVIII – нач. XX в. // Чердынь и Урал в историческом и культурном наследии России. Пермь, 1996. С. 182–188; Летфулова М.Б. Род дворян Голубцовых на Среднем Урале. Родословная роспись Голубцовых // Уральский родовед. Екатеринбург, 1998. Вып. 3. С.73–81.

[32] Указатель фабрик и заводов Европейской России с царством Польским и великим княжеством Финляндским. СПб., 1881; Указатель фабрик и заводов Европейской России и царства Польского. СПб., 1887; Указатель фабрик и заводов Европейской России. СПб., 1894; Фабрично-заводские предприятия Российской империи. СПб., 1909; Адресная книга винокуренных, дрожжево-винокуренных и спиртоочистительных заводов Российской империи. СПб, 1911. Фабрично-заводские предприятия Российской империи. СПб., 1914.

[33] Витте С.Ю. Избранные воспоминания. 1849–1911: в 2-х т. М., 1997; Коковцов В.Н. Из моего прошлого. Воспоминания. 1903–1919 гг. В 2-х кн. М., 1992; Павлов М.А. Воспоминания металлурга. Киров, 1992; Ордовский-Танаевский Н.А. Воспоминания (жизнеописание мое). СПб., 1993; Теплоухов К.Н. Челябинские хроники: 1899–1924. Челябинск, 2001; Удинцев Б.Д. Образы прошлого теснятся предо мною… Воспоминания о Д.Н. Мамине-Сибиряке, родственных семьях, «о времени и о себе». Нижний Тагил, 2002; Кошко И.Ф. Воспоминания губернатора. Пермь (1911–1914). Екатеринбург, 2007; Орлов И.А. Старый Тагил глазами краеведа: воспоминания. Нижний Тагил, 2011.

[34] Алексеев В.В., Побережников И.В. Школа модернизации: эволюция теоретических основ // Уральский исторический вестник. 2000. № 5–6. С. 8–49; Побережников И.В. Переход от традиционного к индустриальному обществу. Теоретико-методологические проблемы модернизаций. М., 1998.



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.