WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Пермские владения строгановых в xviii – первой половине xix в.: особенности пространственной и социально-экономической организации

На правах рукописи

МЕЗЕНИНА Татьяна Геннадьевна

ПЕРМСКИЕ ВЛАДЕНИЯ СТРОГАНОВЫХ

В XVIII ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В.:

ОСОБЕННОСТИ ПРОСТРАНСТВЕННОЙ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ

Специальность 07.00.02 Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Екатеринбург - 2007

Работа выполнена на кафедре истории Социально-гуманитарного института Нижнетагильской государственной социально-педагогической академии.

Научный руководитель – доктор исторических наук

Евгений Георгиевич Неклюдов

Официальные оппоненты – доктор исторических наук

(Уральский государственный

университет им. А.М. Горького)

Алексей Геннадьевич Мосин

кандидат исторических наук

(Центральная научная библиотека

Уральского отделения РАН)

Наталия Александровна Мудрова

Ведущая организация – Уральский государственный педагогический

университет

Защита диссертации состоится 26 сентября в 13.00 часов на заседании диссертационного совета Д 004.011.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Институте истории и археологии Уральского отделения Российской академии наук по адресу: 620026, г. Екатеринбург, ул. Розы Люксембург, 56.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института истории и археологии УрО РАН

Автореферат разослан «___»__________________ 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

к.и.н. Е.Т. Артемов

Общая характеристика работы

Актуальность. В исторической науке последних лет наблюдается стойкий интерес к истории отечественного предпринимательства. Появляются исследования, в которых рассматриваются исторические формы предпринимательской деятельности и условия ее осуществления в разные исторические периоды. Изучаются также социальные аспекты предпринимательства, влияние предпринимательской деятельности и ее субъектов на культурные и политические процессы российской истории. Популярной темой исследований является вопрос о менталитете российских предпринимателей, системе ценностей и связанной с ней благотворительной и меценатской деятельностью. Закономерно также обращение исследователей к изучению отдельных представителей бизнес-слоя или родов, когда на конкретных примерах рассматриваются особенности хозяйственной и правовой организации предпринимательской деятельности, выделяются факторы ее успешности.

В этом контексте род Строгановых представляет уникальный объект для изучения. На протяжении пяти столетий (с XV до начала XX в.) Строгановы играли значительную роль в экономической, политической и культурной жизни России. Даже войдя в аристократическую среду, они продолжали активно заниматься предпринимательством. Сформировавшийся в их владениях производственный комплекс представляет собой пример долговременного и эффективного функционирования крупного хозяйства. Это определяет важное общественное значение обращения к данной теме – выделение факторов успешности предпринимательской деятельности в исторической действительности позволит ответить на некоторые вопросы, поставленные современностью.

Степень изученности темы. В исторической науке оформилась своего рода «строгановская тема», в рамках которой рассматриваются разнообразные вопросы. В развитии этой темы можно выделить несколько этапов, в чем-то схожих, в чем-то отличных друг от друга. Первый этап – дореволюционная историография. Впервые к истории рода Строгановых и деятельности его представителей обратился Г. Ф. Миллер в «Истории Сибири» (1750 г.). Рассматривая вопросы взаимоотношений центральной России с Уралом и Сибирью, автор уделил особое внимание деятельности «талантливых предпринимателей» Строгановых[1]. Заслуги Строгановых перед Отечеством и их роль в истории Г. Ф. Миллер увидел в первую очередь в активном участии представителей рода в налаживании торговых связей с Уралом и Зауральем в XVI–XVII вв.

Первым исследованием, посвященным непосредственно роли Строгановых в истории Русского государства, является труд П. С. Икосова (1761 г.)[2]. На основании материалов летописей он реконструировал раннюю историю рода и определил немаловажную роль Строгановых в освоении Урала и присоединении Сибири к России. Некоторые сведения заимствованы П. С. Икосовым из работы Г. Ф. Миллера. В целом сочинение П. С. Икосова представляет собой первый опыт научного исследования темы. Оно использовалось многими последующими поколениями историков рода Строгановых.

Другим не менее значительным исследованием стал труд Н. Г. Устрялова[3]. По просьбе графини С. В. Строгановой в 1842 г. он составил историю рода, основываясь на материалах строгановских архивов. Как и исследование П. С. Икосова, работа Н. Г. Устрялова посвящена «ранней» истории рода, преимущественно XVI–XVII вв. Ее значение в историографии определяется богатством приведенного фактического материала.

Следующим крупным трудом, который отчасти можно отнести к «строгановской» историографии, стала многотомная «Пермская летопись» В. Н. Шишонко. В ней содержатся сведения об истории соляных промыслов и земельных владений Строгановых в XVII–XIX вв., а также некоторые сведения по генеалогии рода. Систематизированные автором факты важны, поскольку зачастую документы, на которые он ссылается, утеряны[4]. Грамоты, раздельные акты и описания имений, найденные им в губернском архиве и опубликованные в работе, дают неоценимый материал для исследования вопроса формирования земельных владений Строгановых и развития хозяйственного комплекса вотчин в XVII–XIX вв.



Оценка строгановских владений как «государства в государстве», данная известным уральским краеведом и историком А. А. Дмитриевым в его главном труде «Пермская старина», имеет под собой реальные основания, подтверждается приведенными им сведениями[5]. Статья Дмитриева, посвященная истории поземельных отношений в строгановских владениях в XVIII–XIX вв., предоставляет подробные сведения о разделах строгановских владений и количестве крепостного населения[6].

Значительное место в историографии XIX в. занимают работы Ф. А. Волегова – бывшего строгановского служащего. Волегов интересовался историей, имел доступ к вотчинным архивам и на основании изученных материалов составил «Хронологический реестр разных документов и случаев, относящихся к Строгановым»[7], «Историко-статистические таблицы по имениям Строгановых»[8], родословную Строгановых[9]. В специальной статье им изложена история строгановских соляных промыслов в XIX в., где автор приводит данные о количестве предприятий, особенностях техники и технологии производства соли, рынках сбыта[10].

Развитие заводского хозяйства Строгановых также не было обойдено вниманием дореволюционных историков. Так, динамика строительства металлургических предприятий в имениях Строгановых, вопрос их технической оснащенности рассматриваются в одной из первых работ, посвященных истории русской промышленности И. Полетики и М. Блинова[11].

Генеалогии Строгановых и биографиям отдельных представителей рода были посвящены статьи в журналах второй половины XIX в. Большое внимание уделялось их авторами меценатской и государственной деятельности представителей рода. Можно отметить статьи Н. М. Колмакова[12] и В. К. Коровина[13]. В них приводятся как факты из ранней «биографии» династии, преимущественно легендарного характера, так и достоверные сведения о представителях рода Строгановых XVIII–XIX вв. Статья А. Кочубинского посвящена личности барона, затем графа С. Г. Строганова и его деятельности на посту попечителя Московского учебного округа[14].

Особое место в дореволюционной «строгановской» историографии занимает трехтомная монография великого князя Николая Михайловича[15] – одного из видных историков рубежа XIX–ХХ вв. Она посвящена судьбе графа П. А. Строганова – крупнейшего государственного деятеля эпохи Александра I. В монографии впервые вводятся в научный оборот документы фамильных архивов Строгановых и Голицыных; уникально приложение – протоколы заседаний Негласного комитета, которые вел П. А. Строганов. Значение исследования Николая Михайловича для исследователей истории рода Строгановых огромно благодаря массиву опубликованных им источников.

Одним из результатов первого этапа развития «строгановской» историографии можно считать также появление статей о представителях рода Строгановых в энциклопедических изданиях конца XIX – начала ХХ в.[16] Авторы статей рассматривали роль Строгановых в политической и культурной жизни Русского государства, но лишь вскользь упоминали об их предпринимательской деятельности.

Таким образом, на первом этапе развития «строгановской историографии» исследователи обращались преимущественно к истории заселения и освоения пожалованных Строгановым территорий на Урале в контексте его русской колонизации XVI–XVII вв. Другим вектором изучения стала история рода и биографии его наиболее выдающихся представителей. Тогда же были осуществлены первые масштабные публикации источников, относящихся к строгановским владениям на Урале. Исследованию же предпринимательской деятельности рода (особенно в XVIII–XIX вв.) уделялось незначительное внимание. Социально-экономическая организация строгановских владений на Урале еще не выделилась в качестве самостоятельного аспекта изучения, хотя отдельные ее стороны рассматривались в литературе.

Следующий этап развития историографии представлен работами советских историков. В этот период в центре внимания оказались социально-экономические аспекты развития строгановских владений. Особо следует отметить исследование А. А. Введенского, посвященное торгово-хозяйственной деятельности Строгановых в XVI–XVII вв., главным образом в их сольвычегодских владениях[17]. Автор подробно описывает организацию Строгановыми торговли, промыслов, сельского хозяйства, касается специфики взаимоотношений «многомочных купцов», а затем «именитых людей» с государством, представляет всю масштабность и многоаспектность деятельности Строгановых. Подобное фундаментальное исследование предпринимательской деятельности Строгановых более позднего периода отсутствует.

Монография Н. В. Устюгова, в которой рассмотрены проблемы развития солеваренной промышленности Соли Камской в XVII в., содержит сведения об организации соляных промыслов у Строгановых[18]. Это комплексное исследование, в основе которого лежит большой круг разнообразных источников, предоставляет важную информацию для изучения деятельности солепромышленников Строгановых. Однако, данная автором оценка Г. Д. Строганова как «крупнейшего хищника», нуждается в корректировке.

Вопрос о развитии металлургии в вотчинах Строгановых ставился не в одном исследовании советского времени. Заводское хозяйство Строгановых не могло быть пропущено в многочисленных работах, посвященных истории металлургической промышленности России. Оно рассматривалось в трудах Н. Б. Бакланова[19], М. Н. Мартынова[20], Н. И. Павленко[21]. В последней работе автор акцентирует внимание на деятельности Строгановых по строительству заводов в их вотчинах в XVIII в., дает оценку владельцам как активным (хоть и не всегда успешным) предпринимателям-дворянам.

Высоко оценивал деятельность Строгановых по созданию в своих владениях горнопромышленного комплекса академик С. Г. Струмилин. Он считал, что она органично вписывалась в рамки общероссийского процесса становления черной металлургии[22]. Предприятия Строгановых заняли подобающее им место в справочном издании, подготовленном учеными-специалистами в годы индустриализации[23]. Несмотря на идеологическую «заданность» справочника, он содержит ценные сведения об истории предприятий и их технической оснащенности. Именно эти данные легли в основу сведений о строгановских заводах в энциклопедии, подготовленной к юбилею уральской промышленности[24].

Вопрос о положении крепостных крестьян Строгановых и обеспечении их землей также ставился в советской историографии. В этом отношении строгановский майорат предоставлял интересный материал для исследования[25]. Категории работников строгановских соляных промыслов и заводов уделено внимание в монографическом исследовании А. С. Черкасовой, посвященном проблеме формирования рабочих кадров уральской промышленности в XVIII в.[26] В этом исследовании подробно описан статус заводских работников, приведены законодательные акты, определявшие положение разных категорий рабочих, их обязанности.

Процесс формирования нескольких хозяйств на территории бывших строгановских вотчин на Урале рассматривается в работах В. В. Мухина. Автор вводит в научный оборот понятие «Строгановский регион», под которым подразумевает особую территорию, куда входили земли, принадлежавшие Строгановым и отошедшие из их владений к представителям других фамилий уральских заводчиков. Объединяющим фактором выступает при этом их сохранявшееся структурное, экономическое, социальное и культурное единство с собственно строгановскими владениями. Кроме того, исследователь подчеркивает особое – культурное – влияние этого региона практически на всю территорию Прикамья, которую он считает возможным именовать «Строгановским Уралом»[27].

Отдельные исследования В. В. Мухина касаются истории пермских соляных промыслов Строгановых. В одном из них историк изучает особенности организации «соляного дела» Строгановых наряду с прочими владельцами соляных варниц на Урале в первой половине XIX в. В другом рассматривает вопрос об организации добычи соли на Урале (в том числе Строгановыми) и технической оснащенности предприятий в середине того же столетия[28]. Истории строгановского хозяйственного комплекса в первой половине XIX в. посвящено учебное пособие В. В. Мухина, в котором он уделяет внимание особенностям развития «графского» и «баронского» имений, наряду с другими имениями «строгановского региона»[29].

Подобным же образом, в контексте общего развития нескольких имений, рассмотрен майорат Строгановых в статье С. И. Сметанина[30]. Исследователь выделяет «феодальные» и «капиталистические» резервы в процессе функционирования уральских промышленных хозяйств в первой половине XIX в., которыми довольно успешно манипулировали и вотчинники Строгановы.

Биографические исследования в советской историографии представлены небольшим количеством работ. Особого внимания историков был удостоен барон Г. А. Строганов благодаря своей необыкновенной карьере дипломата. Ему удалось сыграть заметную роль во внешней политике России начала XIX в. Публикации касаются его деятельности на посту российского посла в Мадриде[31] и Османской империи[32]. Г. А. Строганов оказался также втянутым в историю с роковой дуэлью А. С. Пушкина, что привлекло внимание некоторых историков к подробностям личной жизни барона, в результате чего появилось несколько характеристик его личности, порой диаметрально противоположных[33].

Таким образом, в советский период историографии не угас интерес ученых к «строгановской» тематике. Именно тогда были созданы фундаментальные труды по ранней истории строгановского хозяйства в XVI–XVII вв. На более высоком уровне продолжилось изучение хозяйственной жизни строгановских вотчин в XVIII–XIX вв., хотя полноценного исследования этой темы все-таки не было проведено. Не угасло и изучение отдельных представителей рода, внесших весомый вклад в политическую жизнь России.





В 1990-е гг. резко возрос интерес к истории российского предпринимательства и рода Строгановых, в частности. Следствием этого стало проведение первой конференции «Строгановы и Пермский край»[34], организаторами которой выступили Пермский государственный университет и Пермская государственная художественная галерея. В дальнейшем подобные конференции стали регулярным явлением научной жизни Прикамья. «Строгановские чтения» периодически проводятся на базе ПГУ и его филиала в городе Березники, при участии местных музеев[35]. В 2006 г. состоялась конференция историков и краеведов Пермской области «Строгановское историческое собрание»[36], организованная Пермским социальным институтом. Эти научные собрания отражают повышенный интерес к «строгановской теме» на современном этапе развития историографии и шаг за шагом углубляют ее всестороннее изучение.

Современную постсоветскую историографию отличает значительно большее многообразие поставленных вопросов и используемых подходов. При рассмотрении проблемы социальной организации владений Строгановых выделяются такие вопросы, как динамика демографических процессов, категории населения и их обязанности, организация управления вотчинами.

Движение населения в вотчинах Строгановых на протяжении нескольких столетий рассмотрено Г. Н. Чагиным в его работе, посвященной этнокультурной истории Урала XVI–XIX вв.[37] В контексте общеуральской истории и на основании многих документов автор рассмотрел вопрос формирования и заселения земельных владений Строгановых на Урале в XVI–XVII вв. Но поставленные ученым задачи исследования не предполагали рассмотрение динамики демографических процессов в строгановской вотчине в XVIII–XIX вв.

Особенности организации управления имениями Строгановых в первой половине XIX в. выделены в статье Н. Н. Агафоновой, где приведены также выдержки из «Положения об имении» 1820 г.[38] Однако, статья не является оригинальным исследованием, в ней практически буквально повторяются выводы других историков, в частности, К. С. Маханька[39] и А. А. Введенского[40].

Истории майората Строгановых в первой половине XIX в. посвящено учебное пособие С. Г. Шустова, где рассматриваются вопросы формирования территории имения Строгановых и особенности его экономической и социальной организации[41]. Работа представляет собой комплексное исследование, содержащее много полезной и важной информации о развитии одного из строгановских имений.

Интерес к вопросам социальной психологии реализован в монографии Н. В. Голохвастовой[42]. На основании архивных данных автор реконструирует особенности организации управления в строгановских владениях, взаимоотношения крепостных служащих с владельцами и представителями других категорий крепостного населения, уровень развития правового сознания крепостных служителей.

Поднят в современной историографии и вопрос о Строгановых как предпринимателях и организаторах производства. Попытка дать оценку Г. Д. Строганову как владельцу крупной «фирмы» сделана в сборнике «1000 лет русского предпринимательства»[43]. Однако, приведенные сведения являются перепечаткой уже упоминавшейся нами статьи из «Русского биографического словаря».

Владельцам уральских горнозаводских имений первой половины XIX в. посвящена монография Е. Г. Неклюдова[44]. Исследователь подробно рассмотрел генеалогические, правовые и социальные аспекты предпринимательской деятельности уральских горнозаводчиков, в том числе и Строгановых, в изучаемый период. В монографии содержатся ценные сведения о роли заводчиков в системе управления имениями, дана оценка Строгановым как «компетентным и ответственным» заводчикам, которые в числе немногих справлялись тогда со своими обязанностями по владению и управлению предприятиями.

Вопрос о системе ценностей предпринимателей нашел отражение в работах Н. А. Мудровой о книжных собраниях Строгановых[45]. Внимание исследователя сосредоточено главным образом на «ранней истории» строгановских библиотек, что свидетельствует и об их ранней «включенности» в культурную жизнь страны. Оценка вклада Строгановых в русскую культуру XVII в. содержится также в монографии А. В. Силкина о строгановском лицевом шитье[46].

Меценатская и благотворительная деятельность Строгановых также нашла отражение в историографии. Наиболее «популярной» фигурой у историков остается граф А. С. Строганов – яркая, незаурядная личность, государственный деятель и меценат. Ему посвящено множество публикаций, как сомнительного свойства, содержащих малоубедительные доводы[47], так и вполне серьезных. К последним можно отнести исследования, касающиеся деятельности А. С. Строганова в области покровительства искусствам[48].

Особое внимание уделяется современными исследователями родословию Строгановых. Существуют самые разные по жанрам и количеству привлекаемых источников работы, среди которых можно отметить родословную роспись Строгановых, составленную пермским краеведом А. Н. Онучиным[49]. Исследование было неоднозначно принято специалистами, получило критические отзывы[50], но все же представляет интерес как попытка представления полного родословия Строгановых. На высоком научном уровне составлена родословная роспись Строгановых И. В. Купцовым[51]. История династии рассмотрена также в работах В. В. Шилова[52], которые являются научно-популярными очерками. Такой же популярный характер носят работы Т. И. Меттерних[53] и Т. Г. Эйриян[54], посвященные «биографии» рода и отдельным его представителям. Заслуживают упоминания также краеведческие и учебные издания[55], посвященные истории Строгановых и их владений.

Вместе с тем, важно отметить недостаточное внимание в современной исторической науке к социально-экономическим аспектам предпринимательской деятельности Строгановых в XVIII–ХIX вв. Сложился своего рода стереотип об изученности этих вопросов в дореволюционной и особенно советской историографии. Но критический анализ показывает, что таковой можно считать предпринимательскую деятельность Строгановых в XVI–XVII вв., тогда как ее особенности в XVIII–XIX вв. рассмотрены лишь фрагментарно. Перед исследователем открывается широкий спектр вопросов – пространственная и социально-экономическая организация строгановских владений, система управления и особенности ее функционирования, роль владельцев в хозяйственной жизни имений, факторы успешности предпринимательской деятельности в XVIII–XIX вв. Исследование хозяйственной организации строгановских владений позволяет выявить характерные особенности проявления модернизационных процессов указанного периода на региональном уровне.

Объектом нашего исследования являются Пермские имения Строгановых; предметом – их пространственная и социально-экономическая организация, которая понимается нами как система пространственного, социального, экономического, организационно-управленческого и личностного аспектов функционирования крупнейших на Урале и в России вотчин.

Хронологические рамки исследования определены XVIII – первой половиной XIX в., когда строгановские владения пережили один из самых сложных периодов развития. В начале XVIII в. завершился процесс формирования строгановских владений на Урале, вся собственность рода сосредоточилась в руках Г. Д. Строганова. На протяжении XVIII в. вотчина Строгановых подверглась раздроблению и продажам. Тогда же произошло одновременное усложнение отраслевой структуры вотчинного хозяйства. Именно в XVIII в. социально-экономическая организация вотчинного хозяйства пережила несколько «кризисов» и достигла своего расцвета в первой половине XIX в. Затем она подверглась новым преобразованиям, связанным с реформой 1861 г. Но поскольку изучаемый период является результатом предшествующего развития строгановских владений, то для решения поставленных задач в некоторых частях исследования мы вполне оправданно обращались и к более раннему времени.

Территориальные рамки работы ограничены пермскими владениями Строгановых, где концентрировался основной массив земельной собственности рода, и где развивалась и функционировала созданная им социально-экономическая организация. В изучаемый период строгановские вотчины входили в состав нескольких уездов Пермской губернии (Пермского, Кунгурского, Оханского, Верхотурского), частично Вологодской и Вятской, и были одним из самых крупных частных владений Урала и России. В настоящее время большая часть принадлежавших Строгановым земель составляет территорию Пермского края.

Целью проводимого исследования является выявление особенностей пространственной организации и социально-экономических процессов в строгановских владениях как в особой региональной модели вотчинного хозяйства в крепостную эпоху. Для реализации поставленной цели были сформулированы следующие задачи:

  • рассмотреть процесс формирования владений, динамику движения земельной собственности и изменения ее статуса;
  • изучить пространственную организацию вотчин;
  • рассмотреть экономическую систему строгановских владений;
  • изучить социальную организацию вотчин;
  • проследить эволюцию системы управления хозяйством и роли владельцев.

Методологической основой исследования являются научные принципы познания: историзм, комплексность, системность. В частности, основополагающим подходом к оценке фактографии стал принцип историзма, согласно которому историческое развитие определяется взаимодействием объективных и субъективных факторов в конкретно-исторических условиях.

В исследовании используется современная теория модернизации, в рамках которой применяется системно-структурный подход. В данном контексте под модернизацией понимается процесс перехода от аграрного к индустриальному обществу, который реализуется множеством одновременных изменений на различных уровнях[56]. Владения Строгановых рассматриваются как частный случай общего процесса, характерного для Российского государства изучаемого периода. Вотчина Строгановых представляется социально-экономической системой, совокупностью составляющих ее взаимосвязанных и взаимозависимых элементов. Специфика взаимодействия этих элементов определяет особенности модернизации на региональном уровне.

В рамках выбранного подхода для решения поставленных задач используется несколько групп методов. К первой группе относятся специально-исторические: генетический, сравнительный, биографический. Вторую группу составляют методы специальных наук: генеалогии, исторической географии и исторической демографии.

Для реализации поставленных в исследовании задач используется широкий круг разнообразных источников. При работе над диссертацией были использованы материалы областных (ГАСО и ГАПО) и центральных (РГАДА и РГИА) архивов, а также источники, опубликованные в различных изданиях. Все использованные источники относятся к нескольким типам и видам.

К первой группе наших источников относятся актовые материалы, в частности, публично-правовые акты. В первую очередь это жалованные грамоты, опубликованные Г. Ф. Миллером, А. А. Дмитриевым и А. Р. Андреевым[57]. Эти документы позволяют отчасти реконструировать предпринимательскую деятельность Строгановых на раннем ее этапе, а также детально рассмотреть процесс формирования земельных владений купцов-промышленников.

В работе также нами привлечены разнообразные частноправовые акты – купчие крепости (1773, 1778, 1784 и 1819 гг.), раздельные акты (1747 и 1749, 1763, 1784, 1857 гг.), «майоратный» акт 1817 г., договоры, заключенные между владельцами о прекращении земельных споров (1825, 1830-е и 1850-е гг.). Данный вид источников предоставляет информацию о динамике развития земельной собственности Строгановых в указанный период, позволяет проследить эволюцию статуса владений.

«Правовое поле» предпринимательской деятельности Строгановых представляют использованные нами законодательные акты XVIII–XIX вв. по различным делам, касающимся Строгановых. Это, в частности, именные и сенатские указы, которые опубликованы в ПСЗ[58] и у И. Ф. Германа[59].

Третью группу составляет обширная делопроизводственная документация. К ней относятся официальная переписка: деловая переписка государей с представителями дома Строгановых; ответы на челобитные (тексты челобитных, как правило, приводились в документах практически полностью). Эти документы позволяют судить об особенностях взаимоотношений представителей рода Строгановых с правительством, определить роль и значение предпринимателей в политической жизни Русского государства.

Нами используются также материалы церковного делопроизводства, в частности, т. н. Сольвычегодский синодик XVII в., выписки из которого опубликованы А. А. Дмитриевым[60]. Сведения, содержащиеся в синодике, дают ценный материал для изучения генеалогии Строгановых, что позволяет проследить процессы наследования и движения земельной собственности внутри рода.

Судебно-следственная документация представлена материалами «тяжебных дел» о границах владений Строгановых, спорах относительно прав заводовладельцев, рассматривавшихся в различных инстанциях – Берг-коллегии, Уральском Горном правлении, Сенате. Эти источники позволяют судить о развитии горнопромышленного комплекса на землях Строгановых и особенностях взаимоотношений заводчиков с казной и частными лицами.

Важное место в исследовании занимают документы вотчинного делопроизводства, включая учетную документацию. Деловая переписка владельцев и вотчинных контор в 1850-е гг., предметом которой было мирное урегулирование всех земельных споров между Строгановыми и их «наследниками», предоставляет ценные сведения о размерах земельных владений «Строгановской группы» и попытках решения земельных споров. Эта же переписка дает возможность выявить роль владельцев в управлении вотчинами. В учетных документах контор имений содержатся ценные сведения об изменениях, касавшихся вотчин Строгановых, их населения, производительности и технической оснащенности заводов.

К четвертой группе относятся экономико-географические и статистические описания, которые предоставляют самые разнообразные сведения (состав имения по уездам, состав заводских округов и производительность заводов, рудные и ресурсные базы промышленного комплекса, динамика демографических процессов, изменения в составе владельцев округов и т. п.)[61].

Источники личного происхождения – мемуары, дневники и частная переписка – составляют пятую группу используемых источников. Личные письма Строгановых позволяют судить о взаимоотношениях между представителями рода, мнении владельцев о добродетелях и правилах, которым необходимо следовать в государственной и предпринимательской деятельности. Некоторые письма содержат сведения о родственных связях Строгановых с представителями других дворянских фамилий. В записках княгини Е. Р. Дашковой и Екатерины II[62], Дневнике путешествия Н. А. Демидова[63] и других источниках встречаются воспоминания о различных представителях рода Строгановых и событиях их жизни.

Особую группу источников составляют картографические материалы, которые дают представление о географическом положении и размерах земельных владений Строгановых, позволяют проследить экономические связи внутри вотчин. Анализ содержащейся в источниках информации в совокупности с фактографией научной литературы позволяют, на наш взгляд, в достаточной степени реализовать поставленные в диссертации задачи.

Научная новизна работы заключается в 1) системном подходе к изучению истории вотчин Строгановых в XVIII–XIX вв. и выявлении особенностей их пространственной и социально-экономической организации, что служит основой для реконструкции вотчинной модели горнозаводского хозяйства в XVIII – первой половине XIX вв.; 2) введении в научный оборот новых источников.

Теоретическая и практическая ценность: положения и выводы диссертационного исследования могут заинтересовать исследователей истории русского предпринимательства. Приведенные в Приложениях к диссертации карты могут быть использованы в музеях Пермского края при составлении экспозиции по истории региона. Кроме того, материалы исследования содержат полезную информацию для преподавания истории Урала и России.

Апробация работы: Результаты исследования апробированы в докладах, сделанных на конференциях разного уровня. К региональным конференциям относятся: «Тагильский край в панораме веков» (1999 и 2001 гг.), проводимая в городе Нижнем Тагиле; «Река Чусовая: проблемы изучения и сохранения природного и культурно-исторического наследия» (2002 г., Нижний Тагил); «Третьи Чупинские краеведческие чтения» (2006 г., Екатеринбург); «История. Право. Образование» (2006 г., Нижний Тагил), «Строгановское историческое собрание» (2007 г., Пермь). Доклады были представлены также на всероссийских конференциях: «Пермское Прикамье в истории Урала и России» (2000 г., город Березники); «Вопросы истории и культуры Пермского Прикамья» (2004 г., Березники); «Урал индустриальный. Бакунинские чтения» (2005 г., Екатеринбург); «Строгановские чтения. Дом в культуре Прикамья» (2006 г., Усолье), «II Емельяновские чтения» (2007 г., Курган). Одни из докладов был опубликован в материалах международной конференции «Пермский регион: история, современность, перспективы» (2001 г., Березники). Выводы и положения диссертационной работы отражены в 14 публикациях автора общим объемом 4,76 п. л.

Диссертация обсуждена на заседании кафедры истории Социально-гуманитарного института Нижнетагильской социально-педагогической академии и рекомендована к защите.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, приложений, списка источников и литературы.

Основное содержание диссертации

Во введении обоснованы актуальность и научная новизна исследования, выделяются объект, предмет, цели и задачи, территориальные и хронологические рамки, методологическая основа диссертации, анализируется степень изученности проблемы, дается характеристика источниковой базы работы.

Первая глава диссертации «Владельцы и владения» состоит из трех параграфов. В первом параграфе «Формирование вотчин и их хозяйственное развитие во владении именитого человека Г. Д. Строганова» рассмотрен процесс формирования владений Строгановых на Урале, динамика развития земельной собственности в XVI – начале XVIII в., складывание хозяйственного комплекса вотчины. Во втором параграфе «Разделы вотчины середины XVIII в. и судьба трех наследственных частей во второй половине столетия» рассмотрены условия разделов строгановских земель во второй половине XVIII в., также уделено внимание межевым спорам с казной и частными лицами. На территории бывших строгановских вотчин в XVIII в. сформировались владельческие хозяйства Голицыных, Шаховских, Лазаревых и Всеволожских. При этом часть земель, главным образом промысловые «угодья», оставались в общей собственности всех владельцев. Последнее обстоятельство нередко становилось причиной споров. В конце XVIII в. в разных инстанциях разбирались претензии Строгановых и их наследников друг к другу, казне и прочим заводчикам о границах владений. Часть этих споров были разрешены, часть оставались без решения. В третьем параграфе «Динамика развития земельной собственности и ее статусы в первой половине XIX в. во владении «баронской» и «графской» ветвей рода» прослеживается эволюция статуса строгановских земель, и рассматриваются обстоятельства решения земельных споров и претензий владельцев. Юридический статус «графского» имения существенно изменился – в 1817 г. оно было объявлено «заповедным» (майоратным). Также в этот период были улажены многочисленные споры Строгановых с казной и частными лицами. Дело о землях Строгановых рассматривалось в Сенате и Государственном Совете. Многочисленные споры с частными лицами были улажены владельцами самостоятельно. В 1825 г. был подписан «мировой акт» между С. В. Строгановой и И. Е. и Х. Е. Лазаревыми, в 1855–1856 гг. Строгановы, Голицыны и кн. Бутеро-Родали предприняли шаги по ликвидации тяжебных дел. В результате длительной переписки владельцев с управлениями имений и между собой был подписан акт «об окончании спорного дела миром».

Вторая глава «Социально-экономическая организация вотчин» состоит из трех параграфов. В первом параграфе «Экономика вотчинных хозяйств» рассматриваются вопросы организации экономики строгановских владений, анализируется структура хозяйственного комплекса. В первой половине XVIII в. существовал единый хозяйственный комплекс, в котором ведущее место занимала соляная промышленность. Сельское хозяйство и прочие отрасли выполняли вспомогательную роль в отношении промыслов. Постепенно в этот сложившийся производственный комплекс включались металлургические предприятия, образуя подсистему в экономической структуре вотчины. Во второй половине XVIII в. экономические процессы протекали на фоне разделов вотчин и формирования на территории строгановских владений хозяйств, принадлежавших двум ветвям Строгановых и четырем другим родам. Дробление единой прежде системы привело к формированию новых самостоятельных хозяйств и налаживанию в них собственной экономической структуры, включавшей прежние отрасли хозяйства. В первой половине XIX в. продолжается развитие двух строгановских хозяйств и завершается организация экономики в каждом из них. Хозяйство барона Г. А. Строганова было преимущественно солепромысловым, металлургическое производство играло в нем вспомогательную роль. Напротив, характерной чертой организации экономики «графского» имения являлся своеобразный «баланс» соляной и «горной» отраслей, что прослеживается по структуре доходов имения. Сельское хозяйство в обоих вотчинах, как и прежде, играло подчиненную роль. В этот же период проявляются первые признаки кризиса, обнаружившиеся в финансовой сфере. Во втором параграфе «Динамика демографических процессов» анализируются показатели роста количества населения во владениях Строгановых. Значительное влияние на демографические процессы оказали разделы собственности, происходившие на протяжении второй половины столетия. Рост населения в вотчинах Строгановых объяснялся естественными причинами. В третьем параграфе «Трудовые ресурсы вотчин и их мобилизация» реконструируется производственный состав населения вотчин, приводятся данные об обязанностях представителей каждой категории населения. В рассмотренный период XVIII – первой половины XIX в. самое существенное изменение в структуре населения произошло в связи с появлением и развитием металлургической отрасли в составе строгановского хозяйства. Положение Строгановых как крупнейших российских помещиков предопределило основной способ комплектования новой категории обслуживавшего ее населения – перевод из крепостных крестьян, что, естественно, вызвало сокращение их удельного веса в структуре населения. Тем не менее, основной категорией оставалось во все времена именно крестьянство (до 70–80%). Крепостной статус всех категорий населения позволял владельцам свободно манипулировать подвластным им населением, отчего границы производственных категорий оказывались подвижными, особенно у приписанных к заводам и промыслам работников.

Третья глава «Организация управления вотчин» состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Формирование системы управления в XVIII в.» проанализирован поиск владельцами оптимальной и эффективной модели управления обширным и все более усложняющимся хозяйством. Рассмотрены изменения в системе управления на протяжении XVIII в., выделены уровни управленческой структуры, обязанности служащих, роль владельцев в управлении вотчинами. На протяжении XVIII в. сложилась достаточно устойчивая система управления строгановскими владениями, в которой четко были определены обязанности служащих каждого звена и функции владельцев. Развивалась и совершенствовалась т.н. дистантная модель управления вотчинами, чему способствовало изменение статуса владельцев. Полученные в 1722 г. дворянское звание и титул баронов налагали обязательства службы «на пользу государства». В этих условиях вполне понятно стремление Строгановых часть своих функций передать квалифицированным служащим. С появлением во владениях Строгановых заводского производства при каждом предприятии учреждалась заводская контора со штатом служащих, подчиненная главному правлению. Разделы вотчин Строгановых также оказали влияние на складывание системы управления. В возникших имениях появлялись свои правления и штат служителей, заново организовывалась управленческая структура.

Второй параграф «Эволюция системы управления в первой половине XIX в.» посвящен изменениям, произошедшим в системе управления Строгановским майоратом в первой половине XIX в. Поиск владельцами оптимальной модели управления имением проявился в «реформах», проводимых С. В. Строгановой. Имение было разделено на 5 самостоятельных хозяйственно-административных округов. Управляющий каждым округом отчитывался непосредственно перед Главной Петербургской конторой. Для сохранения единства в управлении был создан коллегиальный орган – общее присутствие окружных управляющих, собиравшихся в Ильинском. Эта система окончательно была закреплена «Положением об управлении пермским нераздельным имением», изданным в 1837 г. В 1846 г. система управления была кардинально преобразована С. Г. Строгановым. Существование пяти независимых друг от друга окружных правлений казалось владельцу неэффективным способом контроля хозяйственной жизни имения. Было восстановлено Главное управление Пермским нераздельным имением в Ильинском. Вместе с тем, разделение имения на округа (Очерский, Билимбаевский, Усольский, Ильинский, Инвенский) с собственным правлением в каждом сохранилось, т. к. система административного деления строгановской вотчины доказала свою целесообразность. Главное правление осуществляло контроль над всей хозяйственной жизнью майората, предоставляло в Петербургскую домовую контору ежемесячные отчеты и генеральные годовые отчеты. В деятельности Главного управления был реализован принцип коллегиальности наравне с принципом централизации управления.

В заключении диссертации подводятся общие итоги исследования, формулируются выводы.

Положения диссертационного исследования, выносимые на защиту

  1. В начале XVIII в. на Урале сформировались огромные по территории владения, принадлежавшие роду Строгановых. Правовой статус уральских земель Строгановых претерпел существенные изменения на протяжении столетий. Согласно жалованным грамотам XVI в. владения Строгановых находились на поместном праве. Это доказывается тем, что в обязанности владельцев входило заселение, освоение природных ресурсов края и охрана пожалованных земель; право владения необходимо было подтверждать при восшествии на престол каждого государя. Термин «вотчина» в отношении строгановских владений уместен лишь с конца XVII в. Собственностью рода уральские земли Строгановых были утверждены грамотой 1692 г. статус населения строгановских земель также был определен первыми жалованными грамотами. Согласно этим документам Строгановы имели право «судить своих слобожан во всем» (кроме уголовных дел) и распределять их на работы при собственных соляных промыслах без вмешательства местной администрации. С утверждением вотчинного права население окончательно сравнялось по статусу с крепостным крестьянством.
  2. Во второй половине XVIII в. произошло дробление земельной собственности Строгановых, что привело к появлению нескольких имений и усложнило пространственную организацию каждого из них. Это, в свою очередь, повлияло на развитие хозяйственного комплекса каждого из владений. Здесь важно отметить, что ресурсы всех выделившихся имений оказались вполне достаточными для продолжения полноценной хозяйственной жизни.
  3. В истории строгановских владений за XVIII – первую половину XIX в. можно выделить несколько этапов. Первый этап – 1692–1747/49 гг.; второй этап – 1747/49–1784/89; третий – 1784/89–1861 гг. На первом этапе существовала единая вотчина Строгановых, на втором этапе происходило дробление вотчин, переход земель во владение других лиц и родов, усложнение хозяйственной системы и аппарата управления. Третий этап – время существования двух строгановских хозяйств – «баронского» и «графского», в организации хозяйства и системы управления которых существовали определенные различия.
  4. В развитии экономики строгановских владений за полтора столетия также прослеживаются указанные этапы. В первой половине XVIII в. существовал единый хозяйственный комплекс. На втором этапе дробление хозяйственной системы привело к бурному развитию горнозаводской промышленности. Во владениях Строгановых начался постепенный процесс формирования горнозаводских комплексов, установления производственных связей между предприятиями разного профиля, обеспечивавших полный металлургический цикл. Этот процесс осложнялся территориальной раздробленностью имений, когда предприятия располагались на значительном удалении друг от друга. Подобных «демидовским» цельных горнозаводских округов во владениях Строгановых, на наш взгляд, не сложилось. Заводские комплексы здесь представляли собой более сложную пространственную структуру, вписанную в общее вотчинное хозяйство, действовавшее как единый экономический «организм», с общей системой финансирования и управления.
  5. В отличие от своего крепостного юридического статуса население строгановских владений было неоднородным по своему производственному составу. В нем можно выделить крестьянство, заводских и промысловых работников, а также приписанных к заводам и промыслам, отличавшихся не только по своим занятиям и источникам дохода, но и образу жизни. Существование различных категорий населения определялось спецификой хозяйственной организации вотчин, многоотраслевой структурой хозяйственного комплекса.
  6. Система управления напрямую зависела от сложной многоотраслевой структуры производственного комплекса. Размеры вотчин определили существование в них отдельных управленческих округов со своей хозяйственной специализацией. Эволюция системы управления отражает поиск владельцами эффективного способа функционирования хозяйства. В результате были реализованы вариативные модели управления: централизованное, рассредоточенное, коллегиальное. В итоге сформировалась многоступенчатая структура, в которой были четко определены функции служителей каждого звена. Был сохранен также принцип коллегиальности в деятельности управляющих. Особенностью системы управления можно считать также раннее развитие дистантной модели. Строгановы, в отличие от других владельцев уральских горнозаводских хозяйств (например, «первых» Демидовых), не проживали в вотчинах, ограничиваясь перепиской с управляющими и периодическими приездами в имения. Следствием стали довольно широкие полномочия местных служащих. Формированию дистантной модели в немалой степени способствовал и социальный статус Строгановых. Их принадлежность к аристократии накладывала обязательства государственной службы и не всегда давала возможность уделять достаточно внимания вопросам функционирования хозяйства в уральских владениях.
  7. Социально-экономическую организацию вотчин Строгановых на Урале можно считать моделью, сочетавшей в себе «традиционные» и «модернизационные» черты. Приспособленная к новым потребностям экономического развития и своим промышленным «сектором» ориентированная на рынок, она использовала для развития типичные для крепостной вотчины методы социально-экономической организации. В эволюции этой модели значительную роль сыграли огромные масштабы вотчины, сохранившиеся даже после разделов и продаж середины – второй половины XVIII в. Первостепенную роль играл также природный (ресурсный) фактор, позволивший организовать, реанимировать и развивать многоотраслевое и в целом высокодоходное хозяйство (хозяйства). Способствовала этому и длительная полуторавековая «предыстория» строгановских вотчин на Урале, облегчившая ее организацию в виде более сложного многоотраслевого комплекса в XVIII – первой половине XIX в. Все это позволяло преодолевать нередкие «кризисы», возникавшие в ходе эволюции рода владельцев, и реанимировать сложившуюся социально-экономическую организацию вотчин, что подтверждает ее общую оценку как устойчивой и наиболее органичной для изучаемого периода развития. Немаловажным выглядит и «фактор участия» владельцев в управлении, неоднозначный по отношению к конкретным представителям рода, но в целом способствовавший динамичному развитию вотчин.

Основные положения диссертации отражены

в следующих работах автора:

  1. Мезенина Т. Г., Неклюдов Е. Г. Демидовы и Строгановы: история родства // Тагильский край в панораме веков: Материалы научно-практической конференции, г. Н. Тагил, 12–13 мая 1999 г. / Нижнетаг. гос. пед. ин-т; Нижнетаг. госуд. музей-заповедник горнозаводского дела Среднего Урала. Екатеринбург, 1999. С. 47–55. [0.42]
  2. Мезенина Т. Г., Неклюдов Е. Г. Строгановы в истории российского предпринимательства XVI–XVII вв. // Пермское Прикамье в истории Урала и России: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Березники, 2000. С. 147–151. [0.26]
  3. Мезенина Т. Г. Развитие заводского хозяйства Строгановых в XVIII–XIX вв. // Пермский регион: история, современность, перспективы. Материалы международной научно-практической конференции. Березники, 2001. С. 126–129. [0.27]
  4. Неклюдов Е. Г., Мезенина Т. Г. Река Чусовая во владении рода Строгановых // Река Чусовая: проблемы изучения и сохранения природного и культурно-исторического наследия: Материалы I научно-практического семинара (Нижний Тагил, 16–17 мая 2002 г.) / Отв. ред. Е.А. Гаджиева. Нижний Тагил, 2003. С. 95–101. [0.3]
  5. Мезенина Т. Г. «Считать завод владельческим…» // Вопросы истории и культуры Пермского Прикамья: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, Новое Усолье, 17–19 сентября 2004 г. Пермь, 2004. С. 26–27. [0.13]
  6. Мезенина Т. Г. Строгановы в истории российского предпринимательства XVIII – начала ХХ в. // Человек в историческом измерении: памяти Владимира Александровича Сурина: сб. научных статей лаборатории «Исторической антропологии» / отв. ред. Е. А. Гаджиева. Нижний Тагил, 2006. С. 112–120. [0.4]
  7. Мезенина Т. Г. Земельные споры наследников Строгановых // Урал индустриальный. Бакунинские чтения. Материалы VII Всероссийской научной конференции, ноябрь 2005 г. В 2-х тт. Т. 1. Екатеринбург, 2005. С. 196–200. [0.32]
  8. Мезенина Т. Г. Организация управления владениями Строгановых в XVIII в. // Третьи Чупинские краеведческие чтения: материалы конференции (Екатеринбург, 16–17 февраля 2006 года) / сост. Т. А. Колосова; Свердл. обл. универс. науч. б-ка им. В. Г. Белинского. Екатеринбург, 2006. С. 53–60. [0.3]
  9. Мезенина Т. Г. Разделы строгановских владений в XVIII в. // История. Право. Образование: материалы II региональной научной конференции молодых историков. Ч. 1. Нижний Тагил, 21–22 февраля 2006 г. / отв. Ред. Е. Г. Неклюдов. Нижний Тагил, 2006. С. 56–59. [0.2]
  10. Мезенина Т. Г. Численность населения владений Строгановых в XVIII–XIX вв. // Дом в культурных традициях Пермского Прикамья: «Строгановские чтения». Материалы всероссийской научно-практической конференции. Березники, Усолье, 2006. С. 108–114. [0,3]
  11. Мезенина Т. Г. Строгановские владения на Урале в XVIII в. // Ученые записки Нижнетагильской государственной социально-педагогической академии. общественные науки / Отв. ред. Е. Г. Неклюдов. Нижний Тагил, 2006. С. 77–82. [0,6]
  12. Мезенина Т. Г. Правовой статус уральских владений Строгановых // Строгановское историческое собрание. Материалы 2-ой конференции историков и краеведов Пермского края (27 апреля 2007 г.) / под ред. С. Г. Шустова. Пермь, 2007. С. 100–110. [0,53]
  13. Мезенина Т. Г. Формирование владений Строгановых на Урале // II Емельяновские чтения: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (Курган, 11–12 мая 2007 г.). Курган, 2007. С. 52–54. [0,31]

14. Мезенина Т. Г. Динамика и состав населения строгановских владений на Урале в XVIII – первой половине XIX века // Вестник Челябинского государственного университета. История. 2007. № 3(81). С. 41–56. [0,42] (ведущий научный рецензируемый журнал, определенный ВАК)


[1] Миллер Г. Ф. История Сибири. 2-е изд., испр. и доп. Т. 1. М., 1999. С. 209.

[2] Икосов П. С. История о родословии, богатстве и отечественных заслугах знаменитой фамилии гг. Строгановых, сочинена в 1761 г. Пермь, 1881.

[3] Устрялов Н. Г. Именитые люди Строгановы. СПб., 1842.

[4] Пермская летопись. С 1263 по 1881 г. Периоды 1–5 / Сост. В. Шишонко. Пермь, 1881–1885.

[5] Дмитриев А. А. Пермская старина. Вып.1. Пермь, 1889.

[6] Опубликована в «Пермской летописи», 4-й период.

[7] Волегов Ф. А. Хронологический реестр разных документов и случаев, относящихся до истории о Строгановых // Пермский край. Т. 3. С. 149–175.

[8] Он же. Историко-статистические таблицы на Пермские имения господ Строгановых с 1568 по 1850 г. // Памятная книга Пермской губернии на 1889 г. Пермь, 1888. С. 1–49 (приложение).

[9] Он же. Родословная гг. Строгановых // Пермский край. Т. 3. С. 176–199.

[10] Он же. Исторические сведения о Пермских соляных промыслах, основан­ных фамилией Строгановых // Горный журнал. 1855. Ч. II. Кн. 5. С. 323–330.

[11] Полетика И., Блинов М. История основания русских горных заво­дов // Памятная книжка для русских горных людей. СПб, 1862. С. 183–232.

[12] Колмаков Н. М. Дом и фамилия графов Строгоновых // Русская старина. 1887. Кн. 3 (март). С. 575–602; Кн. 4 (апрель). С. 71–94.

[13] Коровин В. К. Краткий исторический очерк дома Строгановых // Горный журнал. 1862. Ч. 3. Кн. 7–9. С. 392–400.

[14] Кочубинский А. Граф С. Г. Строганов: Из истории наших университетов 30-х гг. // Вестник Европы. 1896. № 7. С. 165–196; № 8. С. 471–490.

[15] Николай Михайлович, вел. кн. Граф Павел Александрович Строганов (1774–1817). Историческое исследование эпохи императора Александра I. В 3 т. СПб., 1903.

[16] Графы и дворяне Строгановы // История родов русского дворянства / Сост. П. Н. Петров. Т. 1. СПб., 1885; Строгановы // Энциклопедический словарь. Т. 62. СПб.: Издательство Ф. А. Брокгауз – И. А. Ефрон, 1901; Русский биографический словарь. Т. «Смеловский – Суворина». СПб, 1909.

[17] Введенский А. А. Дом Строгановых в XVI–XVII вв. М., 1962 и более ранние работы.

[18] Устюгов Н. В. Солеваренная промышленность Соли Камской в XVII в. М., 1957.

[19] Бакланов Н. Б. Техника металлургического производства ХУШ в. на Урале. М.–Л., 1935.

[20] Мартынов М. Н. Горнозаводская промышленность на Урале при Петре I. Свердловск, 1948.

[21] Павленко Н. И. История металлургии в России XVIII в.: Заводы и заводовладельцы. М., 1962.

[22] Струмилин С. Г. История черной металлургии в СССР. T. I. M., 1954.

[23] Металлургические заводы на территории СССР с XVII в. до 1917 г. Чугун. Железо. Сталь. Медь / Под ред. М. А. Павлова. М.–Л., 1937.

[24] Металлургические заводы Урала XVII–XX вв. Энциклопедия. Екатеринбург, 2001.

[25] Маханек К. С. Надельные земли в помещичьих имениях Урала в 40–50-х гг. XIX в. (по материалам Пермского майората Строгановых) // Исследования по истории Урала. Вып. I. Пермь, 1970. С. 99–108; Он же. Организация управления крепостными крестьянами в вотчинных имениях Урала // Из истории Урала. Свердловск, 1960. С. 145–156.

[26] Черкасова А. С. Мастеровые и работные люди Урала в XVIII в. М., 1985.

[27] Мухин В. В. «Строгановский» регион и его роль в формировании куль­туры дореволюционного Урала // Строгановы и Пермский край. Пермь, 1992. С. 5–11.

[28] Мухин В. В. Вотчинная солеваренная промышленность и ее место в системе горнозаводского хозяйства Урала первой половины XIX в. // Генезис и развитие капиталистических отношений на Урале. Свердловск, 1980. С. 55–62.

[29] Он же. История горнозаводских хозяйств Урала первой воловины XIX в. Уч. пособие. Пермь, 1978.

[30] Сметанин С. И. Феодальные и капиталистические резервы горноза­водского хозяйства первой половины XIX в. (Экономический анализ) // История СССР. 1977. № 1. С. 121–134.

[31] Саплин А. И. Российский посол в Испании (1805–I809) // Вопро­сы истории. 1987. № 3. С. 178–184.

[32] Кудрявцева Е. П. Российский дипломат Г. А. Строганов (1770–1857) // Новая и новейшая история. 1993. № 4. С. 153–165.

[33] Вересаев В. В. Спутники Пушкина. Т. 2. М., 1993. С. 535–538; Прожогин Н. Пушкинский поиск в Португалии. // Наука и жизнь. 1985. № 8. С. 148–151; Рыжова М., Халяева О. Родственники и свойственники Пушкина. Исследование-эссе. Челябинск, 2003.

[34] Строгановы и Пермский край. Пермь, 1992.

[35] Пермское Прикамье в истории Урала и России. Березники, 2000; Вопросы истории и культуры Пермского Прикамья: «Строгановские чтения». Березники, 2004.

[36] Строгановское историческое собрание. Пермь, 2006.

[37] Чагин Г. Н. Этнокультурная история Среднего Урала в конце XVI – первой половине XIX в. Пермь, 1995.

[38] Агафонова Н. Н. Организация управления в Пермских имениях Строгановых в первой половине XIX в. // Уральский исторический вестник. 1996. № 3. С. 173–181.

[39] Маханек К. С. Организация управления крепостными крестьянами в вотчинных имениях Урала // Из истории Урала (сборник статей). Свердловск, 1960. С. 145–156..

[40] Введенский А. А. Указ. соч.

[41] Шустов С. Г. Пермское имение графов Строгановых в начале XIX в. Пермь, 2006.

[42] Голохвастова Н. В. Крепостные служащие в системе управления Уральского горнозаводского имения в конце XVIII – первой пол. XIX в. (на примере пермских вотчин Строгановых). Пермь, 2004.

[43] Строгановы // 1000 лет русского предпринимательства: из исто­рии купеческих родов / Сост. О. А. Платонов. М., 1995. С. 34–74.

[44] Неклюдов Е. Г. Уральские заводчики в первой половине XIX в.: владельцы и владения. Нижний Тагил, 2004.

[45] Мудрова Н. А. Книжные сокровища именитых людей Строгановых // Книги старого Урала. Свердловск, 1989; она же. Библиофильские традиции Строгановых в начале XVIII – начале XX вв. (краткий обзор) // Уральский сборник. История. Культура. Религия. Екатеринбург, 1997. С. 108–116; она же. Изучение библиотеки Строгановых второй половины XVI – началa XVIII в. в дореволюционной и советской историографии // Историография общественной мысли дореволюционного Урала. Сборник научных трудов. Свердловск, 1988. С. 9–16; она же. Книжные вклады Строгановых второй половины XVI – начала XVIII в. // Строгановы и Пермский край. Материалы научной конференции 4–6 февраля 1992 г. Пермь, 1992. С. 57–67; она же. Книжное собрание Г. Д. Строганова на рубеже XVII–XVIII вв. (к постановке проблемы) // Источники по истории русского общественного сознания периода феодализма. Новосибирск, 1986. С.28–40.

[46] Силкин А. В. Строгановское лицевое шитье. М., 2002.

[47] Асов А. «Зиждители» России // Наука и религия. 2001. № 2. С. 6–9.

[48] См., например: Кузнецов С. Вольный каменщик Петрополя // Наше наследие. 2001. № 59–60. С. 29–31; Он же. Дворец и его архитекторы // Наше наследие. 2001. № 59–60. С. 34–45; Он же. Дворцы Строгановых. СПб., 1998; Он же. Из фамильной хроники Строгановых // Наше наследие. 2001. № 59–60. С. 32–33; Он же. Казанский собор // Наше наследие. 2001. № 59–60. С. 56–59; Неверов О. Коллекции графа А. С. Строганова // Наше наследие. 2001. № 59–60. С. 47–54.

[49] Именитые люди, бароны и графы Строгановы. 2-е изд., испр. и доп. / Сост. А. Н. Онучин. Пермь, 1996.

[50] Купцов И. В. Родословие «именитых людей», баронов и графов Строгановых // Известия русского генеалогического общества. Вып. 11. СПб., 2000. С. 89–95.

[51] Он же. Род Строгановых. Челябинск, 2005.

[52] Шилов В. В. Очерки истории династии Строгановых. Березники, 1995; Он же. Строгановы: из истории рода // Страницы истории. Урала. Вып. 2. Пермь, 1995. С. 19–32.

[53] Меттерних Т. И. Строгановы: история рода. СПб., 2003.

[54] Эйриян Т. Г. Из рода Строгановых. Истории XVI–XIX вв. в лицах. Екатеринбург, 2003.

[55] Быль Чусовских Городков: краеведческий сб. / под ред. А. И. Воробьева. Екатеринбург, 2000; Головчанский Г. П., Мельничук А. Ф. Строгановские городки, острожки, села: учеб. пособие. Пермь, 2005.

[56] Опыт российских модернизаций. XVIII–XX вв. М., 2000; Побережников И. В. Переход от традиционного к индустриальному обществу: теоретико-методологические проблемы модернизации. М., 2006.

[57] Грамоты Строгановым // Миллер Г. Ф. Указ. соч. С. 340–343; Грамоты различных государей Строгановым // Дмитриев А. А. Пермская старина. Вып. 6. Пермь, 1895. С. 129–175; Андреев А. Р Строгановы XIV–ХХ вв. Энциклопедическое издание. М., 2000. С. 253–329.

[58] ПСЗ–I. Т. 1. № 1; Т. 12. № 9521 и пр.

[59] Герман И. Ф. Историческое начертание горного производства в Российской империи. Ч. 1. Екатеринбург, 1810.

[60] Выписки из Сольвычегодского синодика Строгановых // Дмитриев А. А. Указ. соч. С. 175–183.

[61] Волегов Ф. А. Хозяйственные записки по Пермскому имению графини С. В. Строгановой, составленные в начале 1820 г. // Пермский край. Сборник сведений о Пермской губернии, издаваемый Пермским губернским комитетом / Под ред. Д. Смышляева. Т. 2. Пермь, 1893. С. 97–158; Герман И. Ф. Описание заводов, под ведомством Екатеринбургского горного начальства состоящих. Екатеринбург, 1808; Записки путешествия академика Фалька // Полное собрание ученых путешествий по России. Т. 6. СПб., 1826; Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба / Сост. Х. Мозель. Пермская губерния. Ч. 2. СПб., 1864; Описание русских соляных промыслов // Горный журнал. 1862. Ч. 1. С. 494–545; Попов Н. С. Хозяйственное описание Пермской губернии по гражданскому и естественному ее состоянию. Ч. 1. СПб., 1811; Сборник статистических сведений по горной части на 1867 г. СПб, 1867.

[62] Дашкова Е. Р. Записки. Литературные сочинения. М.,1990; Записки императрицы Екатерины II. М., 1990.

[63] Журнал путешествия Н. А. Демидова. 1771–1773 гг. Екатеринбург, 2005.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.