WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Иткульская культура в нижнем притоболье (восточный локальный вариант)

На правах рукописи

Зимина Оксана Юрьевна

ИТКУЛЬСКАЯ КУЛЬТУРА

В НИЖНЕМ ПРИТОБОЛЬЕ

(восточный локальный вариант)

Специальность 07.00.06 археология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Тюмень 2006

Работа выполнена в лаборатории археологии

Института проблем освоения Севера

Сибирского отделения Российской академии наук

Научный руководитель:

кандидат исторических наук Зах Виктор Алексеевич

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор Полосьмак Наталья Викторовна

кандидат исторических наук, доцент Дураков Игорь Альбертович

Ведущая организация

Уральский государственный университет

Защита диссертации состоится 25 декабря 2006 года в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 003.006.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Институте археологии и этнографии СО РАН по адресу:

630090, г. Новосибирск90, пр. Академика Лаврентьева, 17.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института археологии и этнографии СО РАН.

Автореферат разослан « » ноября 2006 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук С.В. Маркин

Общая характеристика работы

Актуальность темы. До недавних пор целенаправленных исследований памятников переходного времени от бронзового к раннему железному веку в Среднем и Нижнем Притоболье не проводилось. Ввиду этого сложилось мнение о непрерывности местной линии развития от бархатовской культуры эпохи поздней бронзы к баитовской культуре начального этапа раннего железного века. Немногочисленная керамика с крестовой орнаментацией в культурном слое поселений позднебронзовой эпохи воспринималась как свидетельство эпизодических контактов местного населения и мигрантов, не оказавших влияния на развитие культуры в рассматриваемом регионе [Матвеев, 1999; Матвеева, 1989].

Актуальность данного исследования обусловлена выявлением в Нижнем Притоболье нового, представительного круга памятников, отнесенных нами к уже известной иткульской культуре, но имеющих локальные особенности. Их анализ показывает, что в конце эпохи поздней бронзы население подтаежной и отчасти лесостепной зоны Притоболья несомненно испытало воздействие со стороны культур таежного облика.

Традиционно иткульская культура рассматривается в рамках раннего железного века. Однако материалы ранних ее этапов, которые, по нашему мнению, удалось зафиксировать в Нижнем Притоболье, отражают специфику именно переходного периода. Результаты исследований позволяют впервые на репрезентативной источниковой базе рассмотреть историко-культурную ситуацию в переходное время от бронзы к железу в Нижнем Притоболье, на основе новых данных проследить историческую судьбу местных позднебронзовых коллективов носителей бархатовской и сузгунской культур и генезис баитовской культуры раннего железного века.

Цель работы характеристика историко-культурной ситуации в пограничной зоне южной тайги – лесостепи Притоболья на рубеже бронзового – раннего железного веков, выявление локальных особенностей развития культуры.

Задачи работы:

1. Систематизация материалов иткульской культуры на территории Нижнего Притоболья, культурная атрибуция новых памятников.

2. Характеристика комплексов на основе анализа составляющих их элементов (поселений, домостроительства, керамики, инвентаря); определение их относительной и абсолютной хронологии.

3. Выяснение генетических истоков и исторической судьбы иткульской культуры в Нижнем Притоболье.

Хронологические рамки работы охватывают период с IX по VI (V) в. до н.э. Нижняя граница обусловлена датировками финального этапа существования бархатовской культуры и началом проникновения гамаюнских коллективов в Притоболье. Верхний рубеж связан с затуханием северных традиций в культуре населения Нижнего Притоболья в предсаргатский период раннего железного века.

Территориальные рамки исследования включают зону северной лесостепи южной тайги в пределах значительной части бассейна нижнего течения р. Тобол. На юге граница охватывает нижнее течение р. Исеть, на севере немного не доходит до впадения Тобола в Иртыш. В широтном направлении в ареал входят нижние и средние течения правых и левых притоков Тобола. В очерченных рамках сосредоточены памятники, по своим характеристикам отличные от близких по времени на сопредельных территориях.

Источники. В основу диссертации положены материалы, полученные автором в 2000–2004 гг. в Ярковском, Тюменском и Заводоуковском районах Тюменской области в результате раскопок опорных для изучения переходного периода от бронзы к железу и начала раннего железного века в Нижнем Притоболье поселений Карагай Аул 1, Карагай Аул 4, Вак-Кур 2, Кыртым 1 и разведочных работ. Использованы также данные исследований 19702000-х гг.[1] О.М. Аношко, В.Д. Викторовой, В.Т. Галкина, И.В. Жилиной (Усачевой), В.А. Заха, А.И. Кайдалова, В.С. Кондратьева, О.Н. Корочковой, Л.Н. Коряковой, М.Ф. Косарева, А.В. Матвеева, Н.П. Матвеевой, В.М. Морозова, А.Н. Панфилова, С.Г. Пархимовича, С.Ю. Пархимович, М.В. Романовой (Елькиной), С.Н. Скочиной, В.И. Стефанова, Л.В. Сухины, С.Н. Шилова.



Методологической основой исследования является всеобщий принцип взаимодействия и развития, предполагающий анализ явлений в единстве исторического и логического. Кроме того, исследование базируется на теоретических разработках в области методологии, методов и понятийного аппарата археологической науки; классификации керамики, вещей, поселений, сооружений; изучения миграционных явлений, взаимодействия человека и природной среды; построения обобщающих историко-культурных схем.

Методы исследования. В ходе решения задач исследования использовались традиционные для археологии методы изучения источников: сравнительно-типологический, датированных аналогий, сравнительно-исторический, ретроспективный, картографический. При работе с массовым керамическим материалом применялись методы математической статистики, петрографический и бинокулярный анализы. Для характеристики некоторых категорий инвентаря использовался трасологический анализ. Кроме того, привлечены результаты спорово-пыльцевого, радиоуглеродного анализов и палеозоологических определений[2]

.

Научная новизна. В работе представлена новая концепция иткульской культуры, в составе которой выделены два локальных варианта западный (с металлургическим производством как основным направлением хозяйственной деятельности) и восточный (коллективы с комплексным хозяйством). Концепция основана на выявлении и исследовании в Притоболье оригинальных однослойных памятников с круговой планировкой, принадлежащих к переходному периоду и началу раннего железного века, что подтверждается серией радиоуглеродных дат. В результате анализа всего комплекса данных: керамики, поселений, жилищ, инвентаря и дат впервые охарактеризован восточный локальный вариант иткульской культуры, разработана его периодизация и показана специфика в сравнении с синхронными культурами сопредельных регионов.

Практическая значимость. Результаты исследования могут быть использованы при подготовке обобщающих трудов по древней истории Западной Сибири, учебно-методических пособий и спецкурсов для высших учебных заведений, при составлении сводов археологических источников.

Апробация результатов исследования. Основные аспекты исследуемой тематики были освещены в выступлениях на международных (Ханты-Мансийск, 2002, 2006), всероссийских (Тюмень, 2001, 2002, 2003) и региональных (Новосибирск, 2005) конференциях и отражены в 17 публикациях.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка архивных материалов и литературы, списка сокращений и трех приложений, включающих описание источников, таблицы и иллюстративный материал.

Содержание работы

Во введении обоснована актуальность темы диссертации, определены цель, задачи, территориальные и хронологические рамки работы, охарактеризованы источники, методология и методы исследования, показаны новизна и практическая значимость его результатов.

Глава 1. Основные проблемы изучения переходного

периода от бронзы к железу и начального этапа

раннего железного века в Западной Сибири

Дан обзор западно-сибирских культур рубежа бронзового раннего железного веков. Рассмотрены проблемы происхождения, хронологии, выделения этих культур, их этапов или типов памятников, исторических судеб, миграций в указанный период.

1.1. Исследования в Приобье, Прииртышье и Приишимье. Сложность исторических процессов, протекавших на обширной территории Западной Сибири накануне раннего железного века, порождает различные мнения о развитии ситуации и неоднозначные оценки культурных явлений. В данном разделе приведены основные точки зрения на генезис культур конца бронзового начала раннего железного века в Верхнем Приобье (большереченская (большереченский этап), завьяловская), Нижнем и Среднем Приобье (атлымская, белоярская), Барабе (позднеирменские комплексы), Прииртышье и Приишимье (красноозерская и богочановская культуры, комплексы карьковского типа), изложенные в работах М.П. Грязнова, Т.Н. Троицкой, В.А. Могильникова, Ю.Ф. Кирюшина, Н.Л. Членовой, А.Б. Шамшина, Д.В. Папина, М.Ф. Косарева, В.В. Боброва, В.И. Стефанова, А.Я. Труфанова, Е.М. Данченко, В.Ф. Генинга и др.

Большинство перечисленных культур (за исключением белоярской, богочановской) датируются в рамках (XIX)VIIIVI вв. до н.э. При всем мноогобразии культур переходного времени, характеризующихся своими локальными особенностями, обусловленными разной культурной основой и влиянием разного культурного окружения, объединяющим моментом выступает керамика, украшенная с помощью своеобразной фигурно-штамповой техники. Ее появление связывают с миграциями таежных групп, степень проникновения которых в лесостепную зону Западной Сибири и взаимодействия с местным населением (участия в формировании культур переходного времени) была различной [Молодин, 1985; Труфанов, 1994; Шамшин, 1989; Троицкая, Назарова, 2001].

1.2. Исследования в Зауралье и Нижнем Притоболье. Рассмотрены этапы изучения гамаюнской и иткульской культур в Зауралье; основные характеристики этих культур, концепции их происхождения и развития, приведенные в работах Е.М. Берс, К.В. Сальникова, В.Е. Стоянова, В.А. Борзунова, Г.В. Бельтиковой и др. Близкие к зауральским материалы были известны в подтаежном Притоболье, преимущественно в Туро-Пышминском междуречье (Андреевские 5 и 7 городища и др.). Они были включены уральскими исследователями в ареалы гамаюнской (тюменский локальный вариант) и иткульской (Андреевское гнездо иткульского металлургического очага) культур. Однако в целом начальный этап раннего железного века в лесостепном Притоболье и Приишимье исследователи связывали с баитовской культурой [Стоянов, 1970; Матвеева, 1989]. Иное мнение о формировании культуры рубежа бронзового и железного веков в Нижнем Притоболье было высказано в связи с открытием и первыми исследованиями городищ Карагай Аул 1, 4, Вак-Кур 2, Юртобор 6, близких по конфигурации гамаюно-иткульским Андреевским 5 и 7. Своеобразие этих материалов позволило предположить существование в пределах конца VIII – VII в. до н.э. в Нижнем Притоболье особой культуры [Зах В., Зах Е., 1993; Зах, 1995].

Глава 2. Комплексы рубежа бронзового и раннего железного веков в Нижнем Притоболье

2.1. Ландшафтно-климатические условия региона. Дано описание современных ландшафтно-климатических условий Нижнего Притоболья, которое расположено в пределах подтаежной и лесостепной зон, в сравнении с палеоландшафтной обстановкой, реконструированной для позднего периода суббореала на основе палинологических данных торфяника на Андреевском озере в междуречье Туры и Пышмы (разрез 2/98) и почвенных разрезов укрепленных поселений Карагай Аул 1 и Вак-Кур 2, расположенных при слиянии Тобола и Тапа.





Ландшафтно-климатические условия Нижнего Притоболья в интервале IXV вв. до н.э. были достаточно близкими современным. В растительности этого периода, как и на современном этапе, доминировали сосновые и сосново-березовые леса [Иванов, Рябогина, 2004]. Разрез 2/98 показывает, что в конце суббореального периода (около 3000 л.н.) наметилась общая тенденция к похолоданию. Почвенные разрезы, заложенные на укрепленных поселениях, демонстрируют тенденцию к увеличению увлажнения примерно с VII в. до н.э., о чем свидетельтвует присутствие растений из группы гидрофитов в спорово-пыльцевых спектрах этих памятников.

Полученные для подтаежной зоны Притоболья палеоклиматические данные согласуются с ранее высказанным мнением о том, что распространение в VIII–VII вв. до н.э. на юге Западной Сибири комплексов гамаюнской, красноозерской, завьяловской, молчановской культур, в материалах которых много северных лесных черт (орнаментация посуды крестовым штампом, высокий удельный вес присваивающих отраслей хозяйства и др.), произошло в период начавшегося увлажнения климата [Косарев, 1981, 1984].

Иткульские поселения переходного времени и начала раннего железного века в Нижнем Притоболье находятся преимущественно в глубине террас, сравнительно далеко от современных водоемов, но на участках гривных всхолмлений, возвышающихся над прилегающими ложбинами, что, возможно, указывает на более высокий уровень влажности в рассматриваемый период.

2.2. Культурно-историческая ситуация в эпоху поздней бронзы. В позднебронзовое время на стыке лесостепной и таежной зон в Нижнем Притоболье проходила граница ареалов сузгунской и бархатовской культур. Сузгунские памятники обнаружены в подтаежной зоне, лесостепное Притоболье занимала бархатовская культура. Взаимодействие коллективов этих культур отражают материалы расположенного в подтаежной зоне Притоболья городища Чеганово 3. В керамике этого памятника выделяются две группы: одна с доминирующими бархатовскими чертами, другая с сузгунскими элементами орнамента. Их стратиграфическая неразделенность и ярко выраженное взаимное влияние, проявившееся в большей степени на сосудах бархатовской группы, свидетельствуют о смешанности керамического комплекса, в котором преобладает сузгунский компонент.

Как для бархатовской, так и для сузгунской культуры исследователи отмечают появление укрепленных поселений лишь на поздних этапах [Матвеев, Аношко, 2001; Полеводов, 2003]. Сооружение укрепленного пункта городища Чеганово 3 в подтаежной зоне Притоболья, возможно, было обусловлено активизацией таежных групп населения и началом продвижения на юг их небольших коллективов.

В отличие от Нижнего Пришимья и Прииртышья, где в результате взаимодействия местного населения, в том числе сузгунского, с таежными группами формируется красноозерская культура, в Нижнем Притоболье сузгунское население не принимало участия в формировании культуры переходного времени. Об этом свидетельствуют керамические традиции переходного времени и раннего железного века. На рассматриваемой территории примерно с VIII в. до н.э. появляются комплексы иткульской культуры, со вторым, более ранним типом посуды, в облике которого гребенчато-ямочный компонент, наряду с другими элементами орнаментации указывающий на участие сузгунской культуры в генезисе ряда культур рубежа бронзового и железного веков, не прослеживается. В связи с появлением носителей посуды с крестовой орнаментацией либо по другим пока неизвестным причинам приблизительно к IX в. до н.э. сузгунская культура прекращает свое существование на территории подтаежного Притоболья. С начала I тыс. до н.э., а может быть, и несколько раньше на территорию, заселенную носителями бархатовской культуры, начинают проникать отдельные гамаюнские коллективы. Контакты гамаюнского и бархатовского населения документированы присутствием крестовой керамики в бархатовских комплексах Тоболо-Исетья (Красногорское городище, поселения Щетково 2, Заводоуковское 9, Ново-Шадрино 2) [Матвеев, 1999; Матвеев и др., 2002]. Слияние двух традиций отмечено на Миасском 1 и Усть-Утякском 1 городищах, на которых выделяются небольшие комплексы керамики, сочетающей бархатовские и гамаюнские признаки.

Дальнейшее развитие контактов между носителями бархатовской и гамаюнской культур привело к сложению нового этнокультурного стереотипа – иткульского. Сочетание местной и пришлой традиций нашло отражение в облике второго, более раннего (по Г.В. Бельтиковой [1977]) типа иткульской посуды.

2.3. Восточный локальный вариант иткульской культуры. В результате изучения древностей рубежа бронзового и раннего железного веков Нижнего Притоболья и их сопоставления с иткульскими комплексами Урала был сделан вывод о принадлежности первых к иткульской культуре. Основанием для выделения ее восточного локального варианта послужили различия в характере поселений вдоль восточных склонов Урала и на Тоболе. Опорными памятниками для исследования восточного варианта иткульской культуры являются укрепленные поселения Юртоборовского археологического микрорайона (Карагай Аул 4, Карагай Аул 1, Вак-Кур 2), по материалам которых выделены три этапа в его развитии.

2.3.1. Иткульский этап. В Нижнем Притоболье керамика иткульского этапа обнаружена на 46 памятниках, среди них 15 укрепленных. Они распространены от среднего течения р. Тобол до р. Тавды. Опорный памятник городище Карагай Аул 4 находится в междуречье Тобола и Тапа. Наибольшая концентрация городищ отмечается на левобережье Тобола в Туро-Пышминском междуречье (Андреевское 5, 7, 9, 11, Кыртым 1, 2, 3, Пламя Сибири 14 и др.).

Поселения имеют в плане овальную или округлую форму. Площади их варьируют в пределах от 1000 до 8000 кв.м (округлые) и от 15000 до 64000 кв.м (овальные). Площадки поселений укреплены валом и рвом, которые в настоящее время слабо выражены в рельефе. На площадках зафиксировано от 4 (Онуфриевский борок 4) до 39 (Кыртым 1) сооружений. Центр поселения свободен от построек (исключения Андреевское 11, Нерда 20). Жилища наземного типа без котлованов, окруженные внешними ямами-карьерами, чаще всего расположены по периметру укреплений. Площади исследованных жилых сооружений составляют около 60 кв.м. Выявлено несколько разновидностей очагов глинобитные (Андреевское 7) и наземные (Андреевское 7, Карагай Аул 4, Кыртым 1).

Инвентарь представлен малочисленным набором изделий и орудий. На Андреевских 5 и 7 городищах обнаружены медная петельчатая бляшка-пуговица, а также скребки, ножи, наконечники стрел из кремня и кремнистых пород [Борзунов, 1992]. На городищах Карагай Аул 4 и Кыртым 1 орудия представлены скребками из обломков сосудов, предназначавшихся для обработки шкур. Меднолитейное дело документировано находками тиглей (Андреевское 7) [Романова, Сухина, 1974] и обломками предположительно глиняных форм (категория изделий не определена) (Карагай Аул 4).

Посуда изготавливалась жгутовым способом из теста с примесью шамота, талька и слюды, возможно, органики. Это сосуды с приземистым туловом, широкими горловинами, выпуклыми плечиками, округлыми или небольшими уплощенными днищами. Невысокие прямые или слегка отогнутые шейки в большинстве случаев при переходе к плечику имеют утолщение. Венчики округлые или плоские. Вся посуда украшена на две трети либо, реже, только в основании шейки. Орнаментальные зоны расположены на шейке, переходной зоне и плечике. Для нанесения орнамента чаще всего использовался гребенчатый штамп, реже волнистый (струйчатый), единичны случаи применения гладкого штампа и оттисков в виде уголка. Элементы узора: взаимопроникающие фигуры, наклонные линии, ряды горизонтальных линий, зигзаги. Встречаются сетка, заштрихованные ленты, ряды каплевидных вдавлений, треугольники вершинами вниз, узор в виде лесенки и меандр. Переходная зона между шейкой и плечиком всегда подчеркнута двумя рядами ямочных вдавлений, в некоторых случаях одним. Композицию завершают одна-две горизонтальные линии или зигзаги, горизонтальные линии в сочетании с одним рядом неглубоких вдавлений или наклонных оттисков гребенки.

Из сооружений и конструкции в основании вала на городище Карагай Аул 4 по образцам угля были получены радиоуглеродные даты (сооружение 1 – 2785±25; 2750±45; 2630±30 л.н., сооружение 2 – 2595±30 л.н., вал – 2625±75 л.н.).

2.3.2. Карагай-аульский этап. Выделен по материалам городища Карагай Аул 1. Других памятников с подобными материалами пока не обнаружено. Городище состоит из двух площадок – овальной размером 250 х 164 м (Карагай Аул 1/А) и округлой диаметром около 170 м (Карагай Аул 1/Б). Обе площадки характеризуются примерно одинаковым расположением построек – по периметру укреплений. На Карагай Аул 1/А зафиксированы 44 наземных жилища, на Карагай Аул 1/Б 41, на последней несколько сооружений возведено в центре. На обеих площадках жилища представляют собой наземные сооружения без котлована, окруженные ямами-карьерами. Площади исследованных сооружений 60 кв.м (Карагай Аул 1/А) и 70 кв.м (Карагай Аул 1/Б).

Оборонительные системы имеют некоторое различие. Площадка Карагай Аул 1/А оконтурена слабовыраженными в рельфе валом и расположенным с внешней стороны от него рвом. Сходные остатки укреплений зафиксированы на площадке Карагай Аул 1/Б, однако линия укреплений дополнена еще одним валом с внешней стороны от рва. На исследованных участках ширина рвов составила 1,75 м, глубина не более 0,2–0,35 м (Карагай Аул 1/А) и 0,701,35 м (Карагай Аул 1/Б). Насыпи валов сложены супесью, в которой фиксировались углистые линзы и прослойки, позволяющие предположить, что в основе вала была деревянная конструкция.

Инвентарь из двух построек площадки Карагай Аул 1/А включает керамические (на обломках сосудов) и каменный скребки, глиняный тигель. Инвентарь площадки Карагай Аул 1/Б представлен небольшим бронзовым шилом, керамическими скребками, пряслицами, глиняной бусиной, сланцевым скребком по шкуре.

Основное различие между площадками городища Карагай Аул 1 заключается в керамике. Комплекс Карагай Аул 1/А немногочислен, представлен в основном керамикой, сходной с иткульской. Сосуды имеют утолщение в основании шейки, в тесто с примесью песка и шамота в некоторых случаях добавлена слюда. Композиции из горизонтальных линий и двойного ряда ямок на шейке, взаимопроникающих фигур и по-разному заштрихованных полей на плечике являются типично иткульскими.

Керамика Карагай Аул 1/Б более многочисленна. Она изготовлена с примесью песка и шамота в тесте, жгутовым способом. Сосуды широкогорлые, со слабовыпуклыми плечиками, круглодонные. Преобладают сосуды с прямыми шейками и плоскими венчиками. Обязательным элементом узора являются ямки и жемчужины, нанесенные в один ряд на шейку, иногда это единственное украшение сосуда. Преобладает «жемчужник». Для нанесения орнамента использовался гребенчатый, волнистый или гладкий штамп, встречается штамп в виде уголка и других оттисков лопаточки. Орнамент нанесен на верхние две трети поверхности сосуда. Гребенчатым и волнистым штампами наносились узоры в виде горизонтальных линий, рядов вертикальных и наклонных оттисков, сетки, взаимопроникающих геометрических фигур. Переходная от шейки к плечику зона оформлялась нанесенными гребенчатым или гладким штампом зигзагами, ромбами либо одним-двумя (в шахматном порядке) рядами неглубоких вдавлений, иногда рядом скобочки в сочетании с неглубокими вдавлениями. Часть емкостей украшена рядом ямок или жемчужин по шейке в сочетании с одним рядом оттисков уголкового штампа на плечике или в зоне перехода от шейки к плечику.

Керамику с площадки Карагай Аул 1/Б мы условно выделяем в карагай-аульский тип.

Из сооружений на обеих площадках получены радиоуглеродные даты. Карагай Аул 1/А: сооружение 2 2840±30 л.н.; межжилищное пространство и вал 2695±75; 2635±35; 2625±65 л.н.; Карагай Аул 1/Б: сооружение 1 2830±25; 2745±30 л.н.

2.3.3. Вак-куровский этап. К этому этапу отнесены материалы 18 памятников, обнаруженных преимущественно в междуречьях Тобола и Тапа, Туры и Пышмы, на озерах Ипкуль и Байрык, в долине р. Исеть. Раскопками были исследованы семь памятников, которые, кроме городища Вак-Кур 2, являются многослойными.

Городища (Вак-Кур 2, Юртобор 6, Болотное 4, Караульный Яр 4) имеют кольцевую планировку. Укрепленная часть Вак-Кур 2 повторяет планировку Карагай Аул 1, но значительно меньше по размерам. Она состоит из двух примыкающих друг к другу площадок с замкнутой оборонительной системой (округлой Вак-Кур 2/Б диаметром 80 м и овальной Вак-Кур 2/А – 160 х 100 м). Площади городищ варьируют от 2500 кв.м (Юртобор 6) до 12000 кв.м (Вак-Кур 2/А). Системы в расположении построек на укрепленных площадках не прослежено. Количество сооружений на укрепленных площадках варьирует от 8 (Юртобор 6) до 42 (Вак-Кур 2/А). Особенность вак-куровского этапа появление селищ вокруг укрепленных поселков (количество жилищ варьирует от 82 (Вак-Кур 2) до 3 (Юртобор 6)), а также неукрепленных поселений (Антонова старица 3, Онуфриевский борок 5 и др.), зачастую занимающих береговую линию старичных озер. Неукрепленные поселения состоят из 2 (Тарханы 6) – 17 (Карагай Аул 3) построек наземного типа.

По рельефным признакам оборонительных линий городища вак-куровского этапа сходны с укреплениями поселений иткульского и карагай-аульского этапов. Линия обороны исследована раскопками на городище Вак-Кур 2. Ров Вак-Кур 2/А шириной 1,25–2,75 м, глубиной 0,25–0,35 см; ров Вак-Кур 2/Б шириной около 2 м, глубиной 0,7–0,9 м. Валы также сложены супесью, под которой фиксировались остатки конструкции в виде темно-серой углистой прослойки с остатками плашек.

Раскопками исследованы три жилища на городище Вак-Кур 2: одно на площадке Вак-Кур 2/Б и два на селище. Их площадь варьирует от 30 до 70 кв.м. В пределах постройки на площадке Вак-Кур 2/Б находился небольшой котлован неправильной формы. Оба сооружения на селище не имели котлованов. Наземные очаги в постройках фиксируются в виде пятен слабопрокаленной супеси.

Инвентарь (с городища Вак-Кур 2) представлен предметами из бронзы (наконечник стрелы, гривна), камня (створка литейной формы из талька, абразивы из гальки и алевролита), глины (жертвенник на невысоких ножках, обломок небольшого блюда, пряслица, скребки).

Керамика по облику близка карагай-аульской (Карагай Аул 1/Б). Основные примеси к глиняному тесту песок и шамот. Сосуды изготовлены жгутовым способом. Комплекс представлен тонкостенными круглодонными горшками со слабовыпуклыми плечиками, прямыми (реже отогнутыми, дуговидными, закрытой формы) шейками и плоским венчиком. Орнамент наносился гребенчатым или волнистым штампом, встречаются оттиски уголка, каплевидные и аморфные вдавления. Узором покрыты шейка и плечико. Основные элементы орнамента ряд ямок или жемчужин (на шейке), на некоторых горшках чередующиеся, наклонные оттиски гребенки или волны, нанесенные в один или несколько рядов вдавления различной формы, сетка, реже ряды вертикальных оттисков, столбики из горизонтальных оттисков короткого гребенчатого штампа, зигзаги, взаимопроникающие фигуры, двойной ряд неглубоких ямок, заштрихованные треугольники вершинами вниз, горизонтальная елочка.

Основной комплекс керамики городища Вак-Кур 2 мы выделяем в вак-куровский тип. В постройке на площадке Вак-Кур 2/Б встречены иткульские сосуды второго типа.

Основанием для датирования вак-куровского этапа служат серия радиоуглеродных дат (сооружение на площадке Вак-Кур 2/Б 2420±75, 2415±30 л.н.; вал 2770±75, 2510±80 л.н.; сооружение 1 на селище 2685±60, 2575±40, 2505±60, 2460±65 л.н.) и некоторые предметы инвентаря с селища Вак-Кур 2 (бронзовый наконечник; глиняные жертвенники, сходные по форме с каменными образцами сарматской, сакской, саргатской культур и глиняными саргатской, получившие распространение с VI–IV вв. до н.э).

2.4. Комплексы начала раннего железного века («лесной» вариант баитовской культуры). К баитовским с элементами таежной специфики могут быть отнесены керамические комплексы, полученные при раскопках многослойных памятников, городищ Калачик 1, Чеганово 3, Юртобор 20, Чечкино 1 и поселений Юртобор 3, Чеганово 1, 2, 4, а также керамика из материалов разведочных исследований на поселениях Карбанский мост 2, 6, Стеклянное 2, Юртобор 12, Сазык 13, городищах Луговое 3, Сазык 4, Большой Имбиряй 5, 9, 16. Перечисленные памятники находятся в подтаежной зоне долины Тобола и у северной границы лесостепи в долине Исети. Они расположены на мысах (Калачик 1), участках береговых линий (Юртобор 20) и останцов надпойменной террасы (Луговое 3, Сазык 4, 13). На поселениях зафиксированы остатки наземных (Юртобор 20, Бол. Имбиряй 5, 9, 16, Онуфриевский Борок 5) и углубленных (Карбанский мост 4, 6, Стеклянное 2, Луговое 3, Сазык 4, 13) построек. На некоторых памятниках присутствуют оба типа сооружений (Калачик 1, Чеганово 4, Юртобор 12). Постройка, исследованная на городище Калачик 1, представляла собой однокамерное полуземляночное жилище трапециевидной формы, площадью около 70 кв. м, с очагом в центре и канавообразным выходом.

Инвентарь представлен бронзовым наконечником стрелы, глиняными пряслицами, грузилами, скребками из обломков посуды, обломком глиняного навершия в виде головы животного, точильцами из сланца, обнаруженными на городище Калачик 1 [Зах В., Зах Е., 1994].

Посуда (по материалам памятников Юртобор 3, Калачик 1, Чеганово 3) изготовлена с примесью песка и шамота. Сосуды профилированные, с четко выраженным переходом от шейки к плечику, встречаются слабо профилированные и закрытой формы емкости, с плоскими венчиками (в коллекции Калачика 1 половина их с карнизиками). Орнамент нанесен гладким или гребенчатым штампом, встречаются наколы, в единичных случаях волнистый штамп (Чеганово 3, Калачик 1). Элементы узора ямки или жемчужины, иногда чередующиеся, в сочетании с наклонными оттисками штампов, уголка или наколами, вертикальным или горизонтальным зигзагами, горизонтальной елочкой, редко ромбами, столбиками параллельных оттисков штампа.

Датировка нижнетобольских баитовских комплексов нуждается в разработке. Предварительно «лесные» баитовские комплексы могут быть отнесены к V–IV вв. до н.э. Не противоречит этому и дата по наконечнику с городища Калачик 1.

Глава 3. Место восточного варианта иткульской культуры

среди комплексов рубежа бронзового раннего железного

веков Зауралья

3.1. Сравнительная характеристика комплексов иткульской культуры горно-лесного Зауралья и Притоболья. Динамика восточного варианта иткульской культуры. При сопоставлении комплексов Нижнего Притоболья и восточных склонов Урала оказалось, что одна из главных культуродиагностирующих категорий материала – керамика обнаруживает почти полное сходство. Исходя из этого поселения Нижнего Притоболья были включены в иткульскую культуру, но в качестве особой, восточной локальной группы (варианта). Наиболее ярким морфологическим признаком иткульской посуды второго типа является способ оформления горловин – невысокие шейки с характерным утолщением у основания. Ведущий прием нанесения орнамента гребенчатый штамп. Набор элементов, составляющих орнаментальные композиции, – горизонтальные и наклонные линии, взаимопроникающие фигуры, зигзаги из оттисков штампа, ряды ямок, чаще сдвоенных, у основания шейки. Важный технологический признак, указывающий на прямую связь с уральским регионом, добавление в керамическое тесто талька и слюды.

Основное своеобразие восточного варианта заключается в планиграфии поселений это обширные (100064000 кв.м) слабо укрепленные поселения с круговой планировкой, представляющие собой одиночные (Карагай Аул 4, Кыртым 3, Андреевское 9, Андреевское 11, Нерда 20), две смыкающиеся (Андреевское 5, 7, Пламя Сибири 3) либо отстоящие друг от друга на незначительном расстоянии (Кыртым 1, 2, Пламя Сибири 1, 2) площадки. Поселения горно-лесного Зауралья значительно меньше по площади (250–3800 кв.м), на них отмечено больше вариантов форм оборонительных линий замкнутые (в виде трапеции, прямоугольника, круга, овала) и разомкнутые (в виде прямой линии в основании мысов, полудуги или трапеции). Фортификации городищ западного варианта иткульской культуры разнообразнее и мощнее [Бельтикова, 1997].

На иткульских памятниках в Притоболье исследованы только наземные постройки без котлованов. На поселениях в горно-лесной части Зауралья встречаются три типа сооружений: наземные неуглубленные постройки, полуземлянки и постройки со слабо углубленными котлованами в центре помещения. Последний является наиболее распространенным в Зауралье. Характерной группой сооружений на уральских поселениях являются объекты металлургического комплекса (печи, горны, площадки для металлообработки) [Бельтикова, 1981, 1986, 1988; Борзунов, 1981; Бельтикова, Стоянов, 1984; Бельтикова и др., 1993]. Выделяются жилые, производственно-жилые и производственные постройки, они концентрируются по краям площадки, центральная часть остается относительно свободной [Бельтикова и др., 1991]. Принцип расположения построек по периметру площадки присутствует и в планировке городищ иткульского этапа восточного варианта культуры.

Одной из особенностей притобольских памятников иткульской культуры является слабая насыщенность культурного слоя материалом – посуда и инвентарь представлены малочисленными наборами. Уральские памятники иткульской культуры дают более представительный вещевой материал. Значительное количество изделий из металла (меди или оловянистой бронзы) представлены орудиями труда, оружием, украшениями, предметами культа [Бельтикова, 1993а, 1997, 2002].

Отмечается ряд устойчивых признаков, на основании которых памятники Нижнего Притоболья были объединены в рамках восточного варианта иткульской культуры. Во-первых, это иткульская посуда второго типа, которая достаточно стандартна и встречается на памятниках всех этапов. Во-вторых, единым для всех трех этапов является тип каркасно-столбовой наземной постройки без котлована. В-третьих, стабильна замкнутая кольцевая планировка поселений в форме круга или овала, обязательно ограниченных невысоким валом и рвом, с единым для ранних (иткульского и карагай-аульского) этапов принципом расположения построек по периметру укреплений. Характерная особенность восточного варианта иткульской культуры – городища из двух смыкающихся или отстоящих друг от друга на незначительном расстоянии площадок.

Специфика памятников восточного варианта проявляется не только в устойчивых признаках, но и в изменениях, отразивших динамику (этапы) иткульской культуры на территории Нижнего Притоболья. Главное отличие восточного варианта заключается в отсутствии в пределах его ареала иткульской керамики первого типа (по Г.В. Бельтиковой [1977]) и распространении посуды, по облику близкой к баитовской, выделенной в карагай-аульский и вак-куровский типы. В керамике этих типов (как и баитовской) прослеживаются элементы предшествующей позднебронзовой бархатовской культуры: гладкий штамп, высокий удельный вес «жемчужника», елочные узоры, вертикальные и горизонтальные зигзаги, скобочки. Но бархатовская традиция представлена здесь уже в переработанном виде, испытавшей воздействие иткульской (керамика второго типа), о чем говорит присутствие взаимопроникающих фигур, горизонтальных линий на шейке, подчеркивание перехода к плечику двойным рядом неглубоких вдавлений. Черты сходства с баитовской посудой свидетельствуют, на наш взгляд, о развитии иткульской культуры, начале ее трансформации и становления новых культурных стереотипов. На карагай-аульском и вак-куровском этапах продолжают сохраняться традиции домостроительства (жилища наземного типа) и планировки (замкнутая кольцевая, две смыкающиеся площадки), однако на последнем этапе утрачивается система в расположении жилищ, появляются селища и неукрепленные поселения.

3.2. Хозяйство. Достоверно реконструируются только домашние производства: керамическое по представительным коллекциям посуды; обработка дерева и выделка шкур на основе трасологического анализа керамических скребков; бронзолитейное по находкам тиглей, бронзовых изделий, сплесков бронзы, литейной формы.

Единичные находки костей и зубов животных в культурном слое памятников (лошадь Андреевское 7; лошадь, корова, собака Вак-Кур 2; мелкий рогатый скот, лось Карагай Аул 1/Б) не дают представления об основных жизнеобеспечивающих отраслях хозяйства иткульского населения на рассматриваемой территории. Однако анализ данных предшествующего периода (эпоха поздней бронзы) на территории Притоболья [Потемкина, 1985; Матвеев, 1999; Зимина и др., 2005] и остеологические материалы с поселений иткульской культуры на Урале [Косинцев, Стефанов, 1989] свидетельсвуют о значительной роли охоты и скотоводства в экономике населения этих культур и территорий. Это дает основания предполагать, что хозяйство населения восточного варианта иткульской культуры носило комплексный характер, существовали и производящие, и присваивающие отрасли. По мнению М.Ф. Косарева [1987], многоотраслевое хозяйство на юге таежной зоны и в северной части лесостепи обладало большими адаптивными возможностями, оно позволяло постоянно менять количественное соотношение и производственную значимость разных своих сторон и звеньев.

3.3. Происхождение. В генезисе восточного варианта прослеживаются два компонента местный, бархатовский, и пришлый, гамаюнский. Их синтез очевидно выражен в материалах пока одного памятника в Притоболье городища Усть-Утяк 1.

Комплексы иткульского этапа (иткульская посуда второго типа) представляют уже сложившийся, новый стереотип с преобладанием признаков, восходящих к гамаюнской культуре. В орнаментации посуды это ряды ямок в шахматном порядке, между которыми нередко проходит валик, взаимопроникающие фигуры и другие сложные элементы, «струйчатые» узоры, имитирующие прокатанную волну. Добавление в керамическое тесто толченого талька и слюды также восходит к гамаюнской традиции керамика всех локальных вариантов гамаюнской культуры, кроме вагильского, содержит эти примеси [Борзунов, 1992]. О доминировании таежного компонента говорит и факт появления в Тюменском Притоболье обширных слабо укрепленных поселений кольцевой планировки. Ведущий тип иткульского жилища в Притоболье наземная постройка без котлована. И то, и другое не характерно для лесостепной бархатовской градо- и домостроительной традиции, но имеет достаточно широкое распространение в северных культурах Приобья (например, атлымской, барсовской, белоярской) [Чемякин, Карачаров, 2002].

Однако контакты местного населения и пришлых коллективов развивались неравномерно. С иткульской керамикой второго типа сосуществует посуда с доминированием трансформированных бархатовских черт, выделенная нами в карагай-аульский и вак-куровский типы.

3.4. Хронология. Хронология иткульской культуры по материалам памятников Зауралья была разработана Г.В. Бельтиковой. На основе стратиграфии и синхронизации установлены широкие рамки бытования очага металлургии и иткульской культуры VIIII вв. до н.э., узкие рамки определены по металлическому инвентарю VIIIII вв. до н.э. [Бельтикова, 2005]. В развитии иткульского очага металлургии выделены три периода VIIVI, VIV и IVIII вв. до н.э. [Бельтикова, 1982, 1993].

С учетом особенностей динамики опорных поселений, немногочисленного датирующего инвентаря, хронологии предшествующих и последующих культур, радиоуглеродных определений была разработана хронология восточного варианта иткульской культуры. Нижняя граница определяется концом VIII началом VII в. до н.э., верхняя концом VI в. до н.э. Иткульский этап датируется концом VIII первой половиной VII в. до н.э., карагай-аульский второй половиной VII в. до н.э., вак-куровский VI в. до н.э. Восточный вариант прекращает свое существование значительно раньше, чем западный. Угасание иткульской традиции в Тюменском Притоболье начинается в конце VI в. до н.э. Дальнейшее развитие культуры в подтаежном районе Притоболья протекало под влиянием культур лесостепи (баитовская, саргатская) и южной тайги (богочановская, кулайская).

3.5. Культурные связи и историческая судьба. Ближайшими соседями иткульских коллективов в Нижнем Притоболье являлись носители баитовской культуры. В баитовской культуре усматривается генетическая преемственность с бархатовской. Выявлен переходный бархатовско-баитовский комплекс поселение Заводоуковское 9 [Матвеев и др., 2005]. В лесостепной зоне Притоболья сохраняется и продолжает развитие бархатовская линия, в результате формируется баитовская культура, с которой связано начало раннего железного века на этой территории.

С развитием баитовской культуры в лесостепном Притоболье и ростом ее влияния, с одной стороны, и эволюцией иткульских комплексов в условиях такого соседства с другой, ареал иткульской культуры начинает сокращаться. Если на раннем (иткульском) этапе поселения с иткульской керамикой второго типа занимают территорию вплоть до Среднего Притоболья, то на вак-куровском этапе их ареал ограничивается преимущественно зоной подтайги. По морфологическим и декоративным признакам (закрытые и слабопрофилированные емкости, дуговидно выгнутые шейки сосудов, чередование ямок и жемчужин) можно предположить контакты иткульского населения (карагай-аульского и вак-куровского этапов) с носителями богочановской (журавлевский этап) культуры южно-таежного Прииртышья.

Уже на заключительном, вак-куровском этапе существования иткульской культуры в Нижнем Притоболье наблюдается значительная трансформация материальной культуры населения. Однако отдельные элементы культуры продолжали сохраняться на протяжении непродолжительного отрезка времени в начале раннего железного века в баитовских комплексах (Калачик 1, Юртобор 3, Чеганово 14 и др.) подтаежной зоны Притоболья: традиция сооружения построек наземного типа, несмотря на то, что большее распространение получают полуземляночные жилища; в керамике небольшая примесь песка в тесте, тонкостенность сосудов, единичные случаи применения волнистого штампа. Резкое сокращение использования фигурных штампов (волнистого) и сложных элементов узора на «лесной» баитовской керамике свидетельствует об окончательной утрате традиций переходного времени в регионе.

В середине I тыс. до н.э. территория Нижнего Притоболья включается в ареал саргатской общности. Материалы этого периода отличаются разнообразием и фиксируют появление двух новых культурных компонентов – саргатского и гороховского. На керамике поселения Юртобор 20 отмечаются черты влияния саргатской культуры. В слое городища Калачик 1 саргатская керамика залегает совместно с баитовской, а значительная часть посуды, видимо, сочетает признаки баитовской и саргатской культур [Зах В., Зах Е., 1994] либо имеет гороховский облик [Зах, Зимина, 2001].

Заключение

Еще недавно территория Нижнего Притоболья представляла собой белое пятно на карте культур рубежа бронзового и раннего железного веков Западной Сибири. Обобщение разрозненных материалов, известных и вновь выявленных, и выделение восточного варианта иткульской культуры позволили заполнить эту лакуну.

Основанием для объединения притобольских памятников в рамках иткульской культуры послужило присутствие на них иткульской керамики второго типа. Своеобразие восточного локального варианта иткульской культуры заключается в особой планировке поселений, едином типе построек, наличии керамики карагай-аульского и вак-куровского типов.

Ареал памятников иткульской культуры в Притоболье на западе граничит с комплексами однокультурного западного (зауральского) варианта, на северо-западе с кульминскими, на севере и северо-востоке с красноозерскими, а затем богочановскими (журавлевский этап), на юге и юго-востоке с лесостепными баитовским комплексами.

По материалам укрепленных поселений Юртоборовского археологического микрорайона выделены этапы развития восточного варианта иткульской культуры: иткульский, карагай-аульский, вак-куровский. Периодизация основана на анализе планиграфии поселений, керамических комплексов и результатах радиоуглеродного датирования. Она отражает динамику иткульского культурного стереотипа, его постепенную трансформацию и замену баитовским.

Открытыми остаются вопросы погребального обряда, хозяйства и идеологии носителей иткульской культуры; в дальнейшей разработке нуждается периодизация. Все это определяет направления дальнейшего исследования.

Список основных работ, опубликованных по теме диссертации

  1. Зимина О.Ю. Памятники Нижнего Притоболья рубежа бронзового и железного веков (Юртоборовский микрорайон) // Вестник археологии, антропологии, этнографии. Тюмень: ИПОС СО РАН, 2001. Вып. 3. С. 138149 (в соавторстве с В.А. Захом).
  2. Зимина О.Ю. Место городища Вак-Кур-2 среди памятников переходного времени и раннего железного века Нижнего Притоболья // Хроностратиграфия археологических памятников эпохи голоцена Западной Сибири и сопредельных территорий. Тюмень: ИПОС СО РАН, 2002. С.6271.
  3. Зимина О.Ю. О назначении керамических орудий городища Вак-Кур-2 // Северный археологический конгресс: Тез. докл. Ханты-Мансийск; Екатеринбург: Академкнига, 2002. С. 225227 (в соавторстве со Скочиной С.Н.).
  4. Зимина О.Ю. К вопросу о хозяйственной деятельности населения Нижнего Притоболья на рубеже бронзового – железного веков // Экология древних и современных обществ. Тюмень: ИПОС СО РАН, 2003. Вып. 2. С. 116118.
  5. Зимина О.Ю. К вопросу о датировке древностей переходного времени от бронзового к раннему железному веку на территории Нижнего Притоболья // Международное (ХVI Уральское) археологическое совещание. Пермь, 2003. С.114115.
  6. Зимина О.Ю. Об ареале иткульской культуры // Проблемы взаимодействия человека и природной среды. Тюмень: ИПОС СО РАН, 2004. Вып.5. С. 103106 (в соавторстве с В.А. Захом).
  7. Зимина О.Ю. Исследование городища Карагай Аул 1 в Нижнем Притоболье // Вестник археологии, антропологии, этнографии. Тюмень: ИПОС СО РАН, 2004. № 5. С. 38–50.
  8. Зимина О.Ю. Исследование памятников переходного времени от бронзы к железу в Нижнем Притоболье в 20012003 гг. // Вестник археологии, антропологии, этнографии. Тюмень: ИПОС СО РАН, 2004. № 5. С. 201–203.
  9. Зимина О.Ю. О возможной интерпретации поселений с круговой планировкой рубежа бронзового - железного веков Притоболья // Евразия. Этнокультурное взаимодействие и исторические судьбы: Тез. докл. науч. конф. М.: РГГУ, 2004. С. 133–137.
  10. Зимина О.Ю. О дуальной организации древних обществ Западной Сибири (по археологическим материалам) // Актуальные проблемы археологии, истории и культуры: Сб. науч. тр. Т. 1 Новосибирск: НГПУ, 2005. С. 112119 (в соавторстве с В.А. Захом).
  11. Зимина О.Ю. Аналогии кольцевым городищам Тюменского Притоболья в системе памятников с круговой планировкой Урало-Сибирского региона // AB OVO: Проблемы генезиса культуры. Тюмень: Изд-во ТюмГУ, 2005. С. 7183.
  12. Зимина О.Ю. Городище Чеганово 3 в Нижнем Притоболье // Вестник археологии, антропологии, этнографии. Тюмень: Изд-во ИПОС СО РАН, 2005. № 6. С. 58–72 (в соавторстве с В.А. Захом, С.Н. Скочиной, П.А. Колмогоровым, В.Т. Галкиным, О.М. Аношко).
  13. Зимина О.Ю. Иткульская культура в Нижнем Притоболье (к вопросу о дуальной организации общества) // II Северный Археологический Конгресс. Тезисы докладов. Ханты-Мансийск Екатеринбург: Изд-во «Чароид», 2006. С. 110111 (в соавторстве с В.А. Захом).
  14. Зимина О.Ю. К вопросу о переходном периоде от бронзы к железу в Нижнем Притоболье // Современные проблемы археологии России: Сб. науч. тр. Новосибирск: Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН, 2006. Т.I. С. 372374 (в соавторстве с В.А. Захом).

Подписано в печать 01.11.2006 г. Бумага офсетная

Формат 60 х 84/16. Гарнитура Times New Roman.

Офсетная печать. Усл.печ.л. 1,1. Тираж 100 экз.

Издательский отдел Института проблем освоения Севера СО РАН

ЛР ИД № 03056 от 18.10.2000 г.

625026, г. Тюмень, ул. Малыгина 86.


[1] Автор выражает глубокую признательность О.М. Аношко, Г.В. Бельтиковой, В.А. Борзунову, В.Д. Викторовой, В.Т. Галкину, В.А. Заху, А.И. Кайдалову, Л.Л. Косинской, Н.П. Матвеевой, С.Г. Пархимовичу, С.Ю. Пархимович, С.Н. Скочиной, В.И. Стефанову, Н.С. Хрущевой (Корона), С.Н. Шилову за возможность использования неопубликованных материалов.

[2] Петрографическое описание выполнено И.Ю. Вильковской и Л.И.Зубаревой, бинокулярный анализ Л.Н. Мыльниковой и О.Е. Пошехоновой, трасологический анализ С.Н. Скочиной, палинологические определения Н.Е. Рябогиной и С.Н. Ивановым, радиоуглеродный анализ Л.А. Орловой, палеозоологические определения П.А. Колмогоровым. Автор выражает глубокую благодарность всем исследователям.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.