WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Роль кавалерийских частей красной армии в великой отечественной войне 1941 – 1945 гг. (на материалах ii-го гвардейского кавалерийского корпуса)

На правах рукописи

Голиков Александр Николаевич

Роль кавалерийских частей Красной Армии

в Великой Отечественной войне 1941 1945 гг.

(на материалах II-го гвардейского

кавалерийского корпуса)

Специальность 07.00.02. – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

кандидата исторических наук

Москва 2009

Диссертация выполнена на кафедре Новейшей истории России

Московского государственного областного университета

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Журавлёв Валерий Васильевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Родин Анатолий Михайлович

кандидат исторических наук, доцент

Гонтарь Олег Александрович

Ведущая организация: Военно-технический университет при Федеральном

агентстве Специального строительства

Защита состоится 16 сентября 2009 г. в 15 часов на заседании диссертационного совета Д. 212.155.05 по историческим наукам при Московском государственном областном университете по адресу 105005, г. Москва, ул. Ф. Энгельса, д. 21-а, ауд. 305.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале научной библиотеки Московского государственного областного университета 105005, г. Москва, ул. Радио, д. 10-а.

Автореферат разослан 10 июля 2009 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета Д. 212.155.05

кандидат исторических наук, доцент Никитаева Е.Б.

I. Общая характеристика работы

Почти семь десятилетий отделяют нас от июня 1941 года – трагического излома в истории, обозначившего начало Великой Отечественной войны. Путь к Победе в смертельной схватке с фашизмом пролегал через многие важные события – трагические и героические. В невиданных по размаху и ожесточению сражениях Красной Армии удалось остановить врага, захватить стратегическую инициативу, а затем изгнать

противника с нашей земли, завершив войну полным разгромом гитлеровской Германии и ее союзников.

Следует особо отметить, что наряду с механизированными, авиационными, стрелковыми и другими частями регулярной Красной

Армии важную роль в войне играл и такой род Вооружённых Сил СССР, как кавалерия. Кавалерийские части вели активные боевые действия против немецко-фашистских войск, от нанесения существенных ударов по противнику до разгрома отборных дивизий Вермахта.

Процесс переосмысления на основе новых документов проблем Великой Отечественной войны, как и всей истории, в настоящее время, сложен и противоречив. Становится все заметнее, что по мере появления серьезных исторических исследований, документально аргументированных публикаций, постепенно спадает пена, образовавшаяся в море «сенсационных открытий».

АКТУАЛЬНОСТЬ исследования выбранной проблемы обусловлена, в первую очередь, необходимостью разработки с новых позиций истории Великой Отечественной войны, в том числе более полного и объективного освещения деятельности кавалерийских частей.

Научное изучение данной темы в общеисторическом плане позволяет глубже раскрыть проблемы реорганизации, формирования, боевой деятельности как отдельных кавалерийских частей и дивизий, так и конно-механизированных групп. Этот вопрос, с нашей точки зрения, еще не в полной мере исследован как в советские времена, так и в современный период.

В данной работе автор на основе исторических документов и источников, в первую очередь на примере 2-го гвардейского кавалерийского корпуса, старается дать объективную оценку использования кавалерии в Великой Отечественной войне.

Обобщенный опыт деятельности кавалерии на различных стратегических направлениях и фронтах, также изучение боевого пути отдельно взятого корпуса, мужество и героизм кавалеристов, представляет несомненный интерес для современной Российской Федерации и будущего поколения.

ОБЪЕКТОМ ИССЛЕДОВАНИЯ является 2-й гвардейский Краснознамённый Померанский ордена Суворова II степени кавалерийский корпус. Кроме данного корпуса, в работе отчасти исследуются кавалерийские части, которые в самом начале войны вступили в бой с превосходящими войсками противника и вели тяжёлые оборонительные бои в июне-июле 1941 г.: 6-й казачий кавалерийский корпус генерала И.С. Никитина, 5-й кавалерийский корпус генерал-майора Ф.В. Камкова, 2-й кавалерийский корпус генерал-майора П.А. Белова. Также в работе исследуются кавалерийские части, принимавшие участие в переломной Сталинградской битве и битве за Кавказ: 17-й добровольческий казачий кавалерийский корпус генерал-лейтенанта Н.Я. Кириченко., 1-й гвардейский кавалерийский корпус генерал-лейтенанта В.К. Баранова, 63-я кавалерийская дивизия генерал-майора К.Р. Белошниченко, 8-й гвардейский кавалерийский корпус генерал-майора М.Д. Борисова, 4-й кавалерийский корпус генерал-лейтенанта Т.Т. Шапкина, 3-й гвардейский кавалерийский корпус генерал-лейтенанта И.А. Плиева, 5-й гвардейский Донской казачий кавалерийский корпус генерал-майора А.Г. Селиванова.

ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ - различные аспекты организации, обучения, укрепления боевой деятельности кавалерии в период её создания и Гражданской войны (1918-1922 гг.), межвоенный период (1922-1941 гг.) и период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.



ХРОНОЛОГИЧЕСКИЕ РАМКИ ИССЛЕДОВАНИЯ включают период организационных мероприятий по формированию кавалерийских частей РККА (начало 1918 года), реорганизационный период кавалерийских частей от окончания гражданской войны до начала Великой Отечественной войны (1922 – 1941 г.г.), период Великой Отечественной войны (1941 – 1945 г.г.), до 17 января 1946 года – времени расформирования 2-го гвардейского кавалерийского корпуса.

ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ГРАНИЦЫ ДИССЕРТАЦИИ очерчены местами формирования и боёв 2-го гвардейского кавалерийского корпуса во время Великой Отечественной войны (Ставропольский край, Смоленская область, Подмосковье, Брянская и Курская области, Белоруссия, Польша, Германия), а также местами боёв других, вышеперечисленных, кавалерийских частей (западные границы СССР, области Украины и Белоруссии, России), где велись активные боевые действия в первые недели войны, северный Кавказ, район Сталинграда.

МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ ОСНОВА ИССЛЕДОВАНИЯ. В основу исследования положен принцип историзма, помогающий установить причинно-следственные связи с учетом конкретных фактов и явлений в их движении и взаимосвязи. Базовым методологическим принципом стала научная объективность, дающая возможность отойти от конъюктурно-политических оценок событий прошлого и осуществить беспристрастный анализ собранной информации.

В процессе исследования были использованы системный, ретроспективный, сравнительно-исторический, проблемно-хронологический методы исследования.

СТЕПЕНЬ НАУЧНОЙ РАЗРАБОТАННОСТИ проблемы. В отечественной историографии вопросы создания и реорганизации кавалерийских частей, их участия в боевых действиях Красной Армии в годы Великой Отечественной войны отражены лишь фрагментарно. Имеющиеся по избранной проблеме публикации целесообразно разделить на группы, в границах трёх периодов:

а) труды с начала 1940-х годов до середины 50-х ХХ века;

б) труды с середины 50-х годов ХХ века до 1991 г.;

в) труды и исследования с 1992 г. по настоящее время.

Публикации, относящиеся к первому периоду, часто носят описательный характер и не претендуют на аналитичность. Они отличаются идеологизированностью, выполнены в соответствии с политическими установками того времени и касаются частных тем. В основном круг литературы по проблеме сводится к брошюрам, газетным и журнальным статьям, которые не позволяют с достаточной степенью объективности изучить боевую деятельность кавалерийских частей в годы Великой Отечественной войны.

Характерной чертой работ этого периода является хвалебное описание отдельных эпизодов действий кавалерийских частей и подвигов отдельных кавалеристов.[1] Ошибки советского командования, тяжёлые потери, которые понесли кавалеристы, особенно в 1942 г., их причины не выявляются. Фрагментарно вопросы участия кавалерийских частей в боях в составе Северной группы войск Закавказского фронта отражены лишь в работе «Битва за Кавказ».[2] В ней дан обзор боевых действий Красной Армии на Кавказе в 1942-1943 гг. В труде раскрыты вопросы, связанные с политическим обеспечением боевой деятельности войск. Проблемы боевого применения родов войск, а также материально-технического обеспечения рассматриваются лишь в объёме, соответствующем профилю труда. Деятельность кавалерийских корпусов (4-й гвардейский Кубанский казачий и 5-й гвардейский Донской казачий) описывается лишь незначительно.

В работах второго периода деятельность кавалерийских частей рассматривается более широко. Публикации данного периода можно разделить на несколько частей. К первой относятся работы по воссоздания процесса формирования, комплектования и боевого пути того или иного кавалерийского соединения, написанные их командирами, а также фактов участия различных народов и национальностей Советского Союза в боевых действиях кавалерийских частей.[3] Ко второй части можно отнести сборники воспоминаний и статей ветеранов-кавалеристов.[4] К третьей группе относятся документальные повести о легендарных командирах-кавалеристах.[5] Определённый вклад в освещение деятельности кавалерии внёс труд маршала Советского Союза А.А. Гречко, в котором был сделан анализ боевой обстановки на Северном Кавказе 1942 – 1943 гг., дана оценка действий командований различного уровня, в том числе 17-го кавалерийского корпуса, 4-го и 5-го гвардейских кавалерийских корпусов. Но временное пространство анализа боевых действий данных соединений ограничено рамками с 28.04.1942 г. (получение соединениями корпуса приказа на выполнение боевой задачи по обороне побережья Таганрогского залива) по 14.02.1943 г. (дата освобождения г. Ростова на Дону).[6]

Эпизодически рассматривается кавалерия как род войск и в трудах обобщающего характера. Так, в 6-томной истории Великой Отечественной войны в разделе о состоянии Вооружённых Сил Советского Союза накануне войны о кавалерии не говорится ни слова, в описании боевых действий кавалерийские части упоминаются лишь кратко, как участники тех или иных боевых операций. При подведении итогов войны и оценке вклада тех или иных родов войск в Победу над фашизмом, кавалерии дана, на наш взгляд ошибочная оценка: «…Возросшая мощь артиллерийского огня, массовое применение танков и авиации резко сократили возможности кавалерии вообще, а тем более её крупных формирований. Сохранение этого рода войск и его боевое применение объяснялось главным образом недостатком танков в первый период войны».[7] Примерно такого же рода освещение деятельности кавалерии мы можем видеть и в 12-томной истории Второй мировой войны: «…Однако в условиях широкого применения автоматического оружия, танков и авиации, её (кавалерии – авт.) боевые возможности всё более ограничились. С 1943 г. количество кавалерийских соединений было резко сокращено, а оставшиеся применялись главным образом в составе конно-механизированных групп».[8]

Пожалуй, единственной, крупной исследовательской работой, посвящённой кавалеристам, является военно-исторический очерк «Советская кавалерия», который носит обобщающий характер, охватывая все кавалерийские части от периода зарождения кавалерии (в начале 1918 г.) и краткого описания боевых действий до окончания войны с милитаристской Японией (сентябрь 1945).[9]

Вышеперечисленные труды второго периода объединяет то, что в них широко освещаются подвиги и героизм кавалеристов, ярко и живо описываются боевые эпизоды, ход сражений, но ничего не говорится об ошибках в использовании тех или иных кавалерийских соединений и, порой, неоправданных потерях, которые часто несли кавалеристы, слабо рассматривается тактика, причины и ход реорганизации кавалерии в ходе войны. Такое положение объясняется закрытостью на тот момент многих фондов государственных и партийных архивов. Научные исследования проводились на слабой источниковедческой базе. Ощущалось давление партийно-государственного аппарата. Авторам работ приходилось нередко изменять научной объективности, давая положительную оценку всем действиям партийных, государственных и военных органов. Поэтому многие моменты и выводы в работах этого периода требуют уточнения и исправления. Такое положение сохранялось вплоть до начала 90-х годов.

В публикациях зарубежных историков проблема освещения деятельности кавалерии практически сводится на «нет». Связано это с тем, что страны фашистско-милитаристского блока и страны антигитлеровской коалиции фактически отказались от использования кавалерии, и на начало войны германская армия вместе с союзниками имела всего лишь одну кавалерийскую дивизию и одну бригаду.[10] В основном работы зарубежных историков, в том числе эмигрантов из нашей страны, сведены к оценке взаимоотношений нацистского военного руководства с казаками – коллаборационистами, из которых формировались кавалерийские соединения Вермахта с 1942 г. Так, эмигрантский писатель и публицист В. Котенко, описывает «зверства» большевистской армии и «заботу» немецких комендатур о беженцах из казачьих станиц, в связи с чем рассказывает о «справедливой» борьбе казаков против большевизма.[11] О кавалерийских казачьих частях повествуют в своих книгах и Науменко В.Г., Черкасов К.С., Хоффманн Й.[12] Последней крупной работой, посвящённой казакам – коллаборационистам, является работа французского учёного Франсуа де Ланнуа «Казаки Паннвица», в которой он даёт преимущественно положительную оценку казакам, перешедшим на сторону фашизма, оправдывается их борьба с советской властью, практически не рассматривая советское казачество, героически защищавшее свою Родину.[13] В работе автор в основном опирается на работы раннего периода, например Науменко В.Г. Кроме того, в работе Франсуа де Ланнуа встречаются и серьёзные статистические ошибки. Это обусловлено тем, что Ланнуа не использует новейшую литературу и архивные материалы, опубликованные в последние десятилетия в России. В некоторых трудах немецких историков опубликованы материалы по кавалерийским частям Вермахта.[14] Однако, все события связанные, с описанием деятельности кавалерии как рода войск, в зарубежной историографии, отражаются фрагментарно, так как к концу войны численность немецкой кавалерии хотя и серьёзно увеличилась (до шести дивизий),[15] в основном за счёт казаков – коллаборационистов, но все же составляла очень незначительную часть Вермахта.





Единственной, пожалуй, крупной работой, посвященной кавалерии Вермахта и союзников фашистской Германии в период Второй мировой войны, является труд английского историка Дж. Фоулера. Но эта работа носит описательный характер, рассказывая кратко о всех кавалерийских частях фашистского блока.[16]

Третий период характерен сменой политических ориентиров в российском обществе. Переход историографии к современному периоду был не бесконфликтным и сопровождался борьбой старых и новых позиций российских ученых историков и публицистов при осмыслении результатов исследований. Изменение социально-политического строя и смена ведущей идеологии, рассекречивание большого количества ранее неизвестных документов, возможность открыто публиковать свои труды, не испытывая давления партийных и государственных органов, выявили необходимость осваивать новую методологию при рассмотрении и оценке тех или иных событий, особенно новейшей истории.

На фоне коренных изменений в российском обществе происходят сдвиги в историографии. Недостаточная изученность проблемы использования кавалерии в Великой Отечественной войне отразилась на дальнейших исследовательских работах по данной тематике. Начавшийся в начале 1990-х годов бум по стиранию «белых пятен» затронул и кавалерию. Высокая оценка деятельности кавалерийских частей в работах второго периода сменилась «разоблачением» кавалерии: именно «засилье» конницы, в ущерб бронетанковым и механизированным частям, стало чуть ли не главной причиной поражения Красной Армии в первые недели войны.[17] Некоторые историки оценивают кавалерию на начало войны как отсталый, бесполезный род войск, который обходился стране дороже всей системы образования.[18] Критике подвергается и руководство РККА, которое переоценило роль кавалерии.[19] Утверждается, что в руководстве РККА преобладала установка «конников» — Ворошилова, Будённого, Кулика, Щаденко, догматически цеплявшихся за опыт Гражданской войны».[20]

В то же время под флагом борьбы с коммунизмом и сталинским режимом нередко оправдывается не только дезертирство, но и сотрудничество с немцами, вооруженная борьба на стороне гитлеровских войск некоторых казачьих кавалерийских соединений, в основном из бывших белогвардейцев. Героями объявляются те, кто вместе с оккупантами с оружием в руках воевал против Красной Армии, находился на службе у фашистов, совершая тем самым преступления против своего народа. Речь идёт о таких генералах Белого, движения как, А.Г. Шкуро, П.Н. Краснов (которому не так давно хотели поставить памятник на Дону).[21] В данном случае подобная одномерная оценка противоречит истине.

Широкое освещение в работах третьего периода получила и деятельность казачества, которое составляло ядро многих кавалерийских соединений в Великой Отечественной войне, но все работы в основном касались отношения казачества с Советской властью, как с негативной,[22] так и с положительной стороны.[23] Несомненный интерес может представлять монография Г.Л. Воскобойникова,[24] в которой содержится довольно подробная информация практически обо всех казачьих кавалерийских соединениях, сформированных в годы Великой Отечественной войны. Этой же проблеме посвящена базирующаяся на солидной источниковой основе монография Л.И. Футорянского.[25] Участие казачества в Великой Отечественной войне рассмотрено в документальном фильме «Едут, едут по Берлину наши казаки», информацию которого также использует автор.[26]

В книге А.В. Исаева «Антисуворов. Десять мифов Второй мировой» кавалерии отведена пятая глава «С шашками на танки», в которой он борется со «стирателями белых пятен», приводя конкретные факты, стараясь дать объективную оценку роли кавалерии.[27] Проблеме объективной оценки кавалерии и посвящена одна из глав книги И. Пыхалова «Великая Оболганная война».[28]

Из большого количества исследовательских работ, посвящённых Вооружённым Силам в период Великой Отечественной войны, трудов по кавалерии как роду войск нет. Близкими по данной тематике могут служить исследования, посвящённые казачьим кавалерийским соединениям. Однако основное внимание в них акцентировано, прежде всего, на казачество, его участие в Великой Отечественной войне.[29]

По мнению автора, работы третьего периода отличаются неоднозначностью оценок боевой деятельности кавалерийских частей на фронтах Великой Отечественной войны и вклада их в Победу над фашизмом. Распад СССР, отказ от монополии марксистско-ленинского подхода в части методологии и в освещении исторических событий привели к различного рода перегибам и попыткам предать забвению всё положительное, что было связано с советским временем.

Таким образом, описательный характер деятельности кавалерии в работах первого периода, попытки авторов показать некоторые особенности организационной структуры, воссоздать боевые действия кавалерийских частей и соединений РККА в Великой Отечественной войне в трудах второго периода противоречат оценке вклада кавалерии в дело разгрома фашизма в трудах третьего периода, которые не позволяют без дополнительного исследования сделать выводы о роли кавалерийских частей Красной Армии в Великой Отечественной войне. Отсутствие комплексного исторического анализа проблемы и обусловило выбор темы настоящей диссертации.

ИСТОЧНИКОВАЯ база исследования включает в себя несколько групп. Наряду с большим количеством публикаций начала 1990-х годов вышли и продолжают выходить ранее не известные широкой общественности документы и материалы. Они то и составили первую группу источников. Это, прежде всего, документы относящиеся к Вооружённым Силам СССР, СНК СССР, Ставки Верховного Главнокомандования, Государственного Комитета Обороны, военные справочники.

К данной группе автор также относит многочисленные материалы, документы, специальные военно-теоретические труды, по созданию кавалерийских частей РККА в начале Гражданской войны,[30] структуре кавалерийских частей и соединений,[31] а также районов сосредоточения и действий кавалерийских частей на фронтах Гражданской войны.[32] Данные материалы позволяют оценить состояние кавалерии межвоенного периода, который можно разделить на два периода. Первый – после окончания Гражданской войны до 1931 г., когда конница всё ещё оставалась одним из самых многочисленных родов войск.[33] Второй период – с 1932 г. по 1941 г., когда на вооружение РККА стало поступать новое вооружение, назначение конницы стало меняться, а численность её значительно увеличилась, но в связи с началом механизации РККА кавалерия с 1939 г. подвергается значительному сокращению[34] и модернизации.[35] Изучение данной группы источников позволило установить степень влияния проводимой внешней и внутренней политики государства на состояние кавалерии в рассматриваемый период, а именно: организационно-штатную структуру, кадровую и воспитательную работу, материальное и инженерно-техническое обеспечение и т.д.

Наиболее многочисленные документы и материалы периода Великой Отечественной войны автор использует при исследовании деятельности 2-го гвардейского кавалерийского корпуса от момента его формирования до окончания войны.[36] Также автор исследует изменение в кавалерии в начальный период войны и серьёзную реформу в середине войны.[37]

Изучение данных материалов позволило более подробно проследить деятельность государственных и военных органов в отношении кавалерийских частей и соединений как накануне, так и во время Великой Отечественной войны. На их основе мы можем очертить круг вопросов комплектования и формирования кавалерии, тактики её использования в начале войны, направления её реорганизации, а также положительный и негативный опыт применения во второй период войны. Данные документы дают нам возможность определить, какие требования ставило советское руководство перед кавалерией в целом, отдельным её частям и соединениям.

Второй группой источников являются архивные документы и материалы, выявленные самим диссертантом.

Диссертантом изучены документы и материалы Центрального архива Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ). В фонде 3467 (фонд 2-го гвардейского кавалерийского корпуса), выявлены документы по организации боевой деятельности частей корпуса от его создания в середине июля 1941 г., до расформирования в январе 1946 года. В работе используются материалы описей № 1 и 2 (документы штаба корпуса).[38]

Документы и материалы ЦАМО РФ позволили исследовать данное войсковое соединение «изнутри», то есть его организационную структуру, её изменения в ходе войны, вооружение частей корпуса, боевой и численный состав, проследить участие корпуса в боевых операциях, ознакомиться с приказами и важнейшими решениями командования корпуса и дивизий. Однако работа с материалами часто осложнялась тем, что в документах иногда представлены неполные сведения, часто некоторые данные противоречат друг другу (например, по Севской операции), также часть сведений до сих пор засекречена (например, отчёты командиров корпусов командующему кавалерией Красной Армии о потерях за тот или иной период). Тем не менее, данные документы и материалы явились хорошей источниковедческой базой для написания работы.

Хорошими источниками являются архивные и выставочные материалы в районном краеведческом музее г. Севска Брянской области (о Севском походе, одной из самых трагичных операций корпуса) и объединённого Мозырьского краеведческого музея (о боевых действиях корпуса в Калинковичевско-Мозырьской операции).[39]

В работе используются материалы музея 4-й гвардейской Мозырьской кавалерийской дивизии, располагающегося в средней школе № 618 г. Москвы, 17-й гвардейской Мозырьской кавалерийской дивизии – в школе № 662, и музея 2-го гвардейского кавалерийского корпуса – в школе № 259 г. Москвы. Все эти музеи были созданы ветеранами дивизий.

Наряду с большим количеством архивных материалов, значительные выставочные экспозиции залов музеев несут в себе массу ценной информации, наглядно передающей события тех лет. В экспозициях залов представлены уникальные фотографии, карты, документы, личные вещи кавалеристов и трофеи, захваченные во время войны, оружие, рукописи воспоминаний самих участников войны и многое, многое другое. В данных музеях часто проходят встречи ветеранов-кавалеристов, общение с которыми, даёт возможность глубже изучить боевую деятельность корпуса.

Всего автором при работе в архивах было изучено более 10 фондов и 300 различных и документов.

Третью группу источников составляют мемуарные произведения ветеранов-кавалеристов, в которых повествуется о служебно-боевой деятельности 2-го гвардейского кавалерийского корпуса, в частности в исследуемый период. Большой интерес представляют книги бывших ветеранов – конногвардейцев: М.С. Шпилёва,[40] Б.А. Аюшева,[41] Б.А. Лаишаевского,[42] С.Б. Ханджапова,[43] В.С. Никонова,[44] Д.Б. Ломоносова,[45] Г.А. Мирошников.[46]

Воспоминания, оставленные ветеранами, которые хорошо знали положение дел на местах, позволяют конкретизировать представление о состоянии кавалерии в годы Великой Отечественной войны.

Отмечая важность мемуаров, необходимо одновременно подчеркнуть, что суждения и выводы, даваемые их авторами, зачастую имеют односторонний характер из-за недостатка информации и являются личным взглядом на «окопную» правду войны. Тем не менее, историю делают люди, они являются свидетелями и участниками конкретных событий, поэтому их точка зрения имеет большое значение для понимания исторических фактов.

Четвёртую группу источников включает в себя периодическая печать, в той или иной степени освещающая историю развития, боевую деятельность кавалерийских частей и соединении во время Великой Отечественной войны. Проанализированы публикации газет «Правда», «Красная Звезда», «Известия», «Комсомольская правда», корпусной газеты «Гвардейское Знамя» и др.

При работе над диссертацией исследователь стремился изучить содержание всех видов источников, которые касаются объекта исследования, сопоставляя их с известными достоверными фактами по рассматриваемой проблеме. Введение в научный оборот новых архивных документов и материалов составило важный элемент в процессе решения поставленных автором задач.

Таким образом, историографический анализ и обзор источников, проведённый автором, показал, что в настоящее время отсутствует исследование, в котором бы комплексно освещалась история, особенности формирования, реорганизация, боевая деятельность и вклад в дело разгрома фашизма кавалерии Красной Армии, что и побудило автора к анализу данной проблемы.

ЦЕЛЬ И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ. Учитывая актуальность и значимость проблемы, ее недостаточную разработанность в исторической науке, автор поставил целью исследовать – в первую очередь на материалах 2-го гвардейского кавалерийского корпуса – процесс формирования и применения кавалерии в период Великой Отечественной войны.

Для достижения цели исследования необходимо решить следующие задачи:

- исследовать основные направления создания и развития кавалерии в годы Гражданской войны, в межвоенный период;

- раскрыть характерные черты и особенности применения кавалерийских частей и соединений в ходе оборонительных сражений РККА, в первый период Великой Отечественной войны;

- показать опыт развития и применения кавалерии в наступательных операциях Великой Отечественной войны.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА диссертационного исследования обусловлена тем, что, во-первых, на основе современных достижений исторической науки всесторонне и комплексно исследована крупная и самостоятельная проблема – опыт применения конницы в войне моторов.

Во-вторых, на основе конкретно-исторического подхода впервые рассмотрен положительный и негативный опыт участия кавалерийских частей в тех или иных крупных стратегических операциях, выявлены основные тенденции, характерные черты и уроки накопленного опыта.

В-третьих, в научный оборот впервые введён ряд архивных документов и материалов, не известных ранее научной общественности.

В-четвертых, на материалах боевой деятельности 2-го гвардейского кавалерийского корпуса исследованы процессы, происходившие в кавалерии на протяжении всей войны, так как этот корпус, вместе с 1-м гвардейским и 3-м гвардейским кавалерийскими корпусами были теми формированиями в составе 27 кавалерийских корпусов действовавших в различное время на фронтах Великой Отечественной войны, которые прошли всю войну фактически с первых дней (июль 1941 г.) до её окончания (май 1945 г.).[47]

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ значимость данной диссертации заключается в том, что в научный оборот введён новый фактический материал и содержатся обобщения, которые можно использовать при написании трудов по истории кавалерии, подготовке вузовских лекционных курсов по отечественной истории, учебников и учебных пособий по военной истории, истории военного искусства для военных учебных заведений.

СТРУКТУРА ИССЛЕДОВАНИЯ. Цель, задачи и предмет исследования определяют соответствующую структуру диссертации. Она состоит из введения, трех глав, заключения, ряда приложений, списка источников и литературы.

II. Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность темы, выявляется степень её изученности, определяются цели и задачи, объект и предмет исследования, его хронологические и территориальные рамки, характеризуется методология, источниковая база, научная новизна и практическая значимость.

Первая глава «Рождение и становление Красной кавалерии» состоит из трёх параграфов. В первом параграфе «Рождение кавалерийских частей Красной Армии» речь идёт о создании конницы Красной Армии. В Первую мировую войну кавалерия была довольно многочисленным родом войск, однако из-за неправильного обучения в мирное время, насыщения войск противника скорострельным оружием кавалерийские части несли серьёзные потери и не могли оказывать серьёзного влияния на ход крупных сражений, а использовались в частных, локальных войсковых операциях.

Учитывая опыт Первой мировой войны, командование Красной Армии на первых порах отказалось от широкого использования кавалерии в Гражданской войне и использовало конницу в основном для переброски пехоты. Однако в частях Белой армии кавалерия была довольно многочисленной и мобильной. Прорывы на оперативную глубину, нанесение ударов по тылам Красной Армии, нарушение коммуникаций и серьёзные потери которые наносила белая конница, заставили Советское военное руководство всерьёз изменить своё отношение к этому роду войск.

В результате энергичных мероприятий Советскому руководству к концу 1919 года удалось значительно увеличить численность кавалерии и свести на «нет» преимущество Белых армий в коннице. Кавалерийские части Красной Армии, выполняя задачи подвижных групп оперативно-стратегического значения, сыграли важную роль на одном уровне с пехотой и артиллерией в победе Красной Армии над войсками белогвардейцев и интервентов.

Во втором параграфе «Состояние кавалерийских частей накануне Великой Отечественной войны» говорится о деятельности кавалерии в межвоенный период. В вооружённых силах СССР с 1922 по 1938 г. кавалерия всё ещё оставалась многочисленным родом войск, особенно после постановления ЦИК СССР от 20 апреля 1936 г., по которому с казачества снимались все ранее существовавшие ограничения по службе. В это время в Красной Армии стали создаваться казачьи кавалерийские дивизии, что стало важным фактором для быстрого наращивания численности и улучшения качественного состава подвижных войск. К концу 1937 года кавалерия Красной Армии насчитывала 32 дивизии.

С развитием техники и вооружения, возрастанием масштабов применения танков и авиации значительно снижалась роль кавалерии как основной ударной силы. Это показала начавшаяся 1 сентября 1939 г. Вторая мировая война, в ходе которой основную роль играли танковые, механизированные и авиационные части Вермахта.

В преддверии войны началась активная «механизация» Красной Армии. На совещании ГВС РККА 21 ноября 1939 г. было принято решение о значительном сокращении конницы. Кавалерийские кадры в первую очередь направлялись в танковые части и мотострелковые бригады. Этот процесс ещё более ускорился после советско-финской войны 1939-1940 гг. В 1940 г. началось формирование девяти механизированных корпусов и расформирование ряда кавалерийских соединений – на их базе создавались штабы механизированных корпусов, танковые и мотострелковые дивизии. К началу войны в составе Красной Армии оставалось всего 13 кавалерийских дивизий и 4 управления корпусов.

В третьем параграфе «Формирование кавалерийских соединений в начале войны. Создание и боевые действия II гвардейского кавалерийского корпуса» анализируются причины воссоздания кавалерии. Огромные потери в танковых и механизированных частях в первые недели войны, утрата большой территории на западе страны сделали невозможным быстрое воссоздание моторизованных частей и соединений, которое стало неподъёмным для отечественной промышленности в первые год-полтора войны. Характер местности в Европейской части СССР во многих случаях также не благоприятствовал использованию автотранспорта. Прорывы механизированных частей врага создавали угрозу крупным воинским соединениям Красной Армии, что серьёзно нарушало, а порой (и очень часто) парализовало наши тылы. Обстоятельства, сложившиеся на фронтах к июлю 1941 г., вынудили Ставку ВГК принять решение сформировать кавалерийские соединения, однако коннице в новой «войне моторов» ставились новые тактические задачи.

На конкретных примерах боевой деятельности кавалерийской группы полковника Л.М. Доватора, а затем II гвардейского кавалерийского корпуса показывается эффективность применения кавалерии в начальный период войны. Подводится итог. Глубокие прорывы танковых клиньев врага, в первые месяцы войны, огромные потери в танковых и механизированных частях Красной Армии, разрушение коммуникаций, а также отсутствие автомобильной военной техники сильно затрудняло переброску войск. Очевидным было немецкое превосходство не только в технике и вооружении, но и в маневренности войск. В первый период войны кавалерия была просто необходима. Для советского командования стало ясно, что с сокращением конницы перед войной поспешили, в результате чего в начале войны её пришлось снова воссоздавать. Кавалеристы сражались на Северо-Западном, Западном и Юго-Западном стратегических направлениях. Их успешные боевые действия в определённой мере восполняли недостаток в механизированных и мотоманёвренных войсках. Кроме того, кавалерия весьма успешно наносила контрудары по тылам, флангам, коммуникациям прорывающихся группировок противника, прикрывала стыки фронтов, отход общевойсковых соединений, нанося врагу серьёзный урон.

Вторая глава «Деятельность кавалерийских частей и II гвардейского кавалерийского корпуса от битвы под Москвой до победы под Сталинградом» также состоит из трёх параграфов.

В первом параграфе «Боевые действия кавалерии в 1942 г.» автор рассматривает деятельность отдельных кавалерийских частей и их вклад в победу под Сталинградом и освобождении Кавказа.

Сталинградская битва явилась решающим, переломным сражением не только Великой Отечественной, но и всей Второй мировой войны, однако II гвардейский кавалерийский корпус как в этой битве, так и в боях за Кавказ участие не принимал, поэтому автор, стремясь показать вклад кавалерии в эти решающие сражения, в данном параграфе рассмотрел деятельность других кавалерийских частей, а именно 17-го добровольческого казачьего кавалерийского корпуса генерал-лейтенанта Н.Я. Кириченко, 1-го гвардейского кавалерийского корпуса генерал-лейтенанта В.К. Баранова, 63-ей кавалерийской дивизии генерал-майора К.Р. Белошниченко, 8-го гвардейского кавалерийского корпуса генерал-майора М.Д. Борисова, 4-го кавалерийского корпуса генерал-лейтенанта Т.Т. Шапкина, 3-го гвардейского кавалерийского корпуса генерал-лейтенанта И.А. Плиева, 5-го гвардейского Донского казачьего кавалерийского корпуса генерал-майора А.Г. Селиванова.

Во втором параграфе главы автор рассматривает деятельность II гвардейского кавалерийского корпуса в боевых действиях 1942 – начале 1943 гг. (Гжатская операция, боевые действия на р. Ваузе, Севская операция). Они для корпуса, как и для кавалерии в целом, оказались крайне неудачными. Корпус и другие кавалерийские части понесли серьёзные потери. Анализируются причины неудач. В 1942 г. изменился характер боевых действий на советско-германском фронте. Немецко-фашистская армия ещё удерживала стратегическую инициативу, но глубоких прорывов танковых клиньев и механизированных частей на оперативную глубину уже не было. Красная Армия отступала планомерно, постоянно выравнивая линию фронта, и поэтому фланговые удары по наступающим войскам противника не приносили успеха, как в 1941 г. Конница использовалась не по назначению. Она вводилась в прорыв или бреши в обороне противника, часто не подкрепляясь авиацией и танковыми соединениями, увязала в оборонительных боях, была сильно уязвима перед авиацией и артиллерией противника, не имела достаточных средств для борьбы с тяжёлыми танками, вследствие чего теряла своё главное преимущество – манёвренность, и несла огромные потери, что было серьёзной ошибкой командования. С переходом стратегической инициативы к Красной Армии менялось и предназначение кавалерии. Данным проблемам посвящён третий параграф «Реорганизация кавалерийских частей Красной Армии в 1943 г.», в котором речь идёт об изменениях, произошедших в кавалерии, приводятся документы Генерального штаба Красной Армии.

25 января 1943 г. институт генерал-инспектора кавалерии был ликвидирован. Назначен командующий кавалерией Маршал Советского Союза С.М. Будённый, его заместителем генерал-полковник О.И. Городовиков, образован штаб кавалерии во главе с генералом П.С. Корпачёвым. Численность её была значительно сокращена, освободившиеся части пошли на доукомплектование оставшихся кавалерийских соединений. Кавалерийские корпуса в новой штатной организации стали иметь свою штатную артиллерию, в том числе противотанковую и зенитную, лёгкие и средние танки, самоходно-артиллерийские установки и собственные тылы на автотранспорте. Кавалерийские части превратились в современные соединения конно-механизированных войск, способных к быстрому оперативному маневру и мощному удару по противнику.

Во всех трёх параграфах третьей главы «Действия II гвардейского кавалерийского корпуса в годы решающих побед Красной Армии»: в первом «Участие корпуса в наступательных операциях 1943 г.», во втором «Боевые действия корпуса в 1944 г.», и в третьем «Корпус в Восточно – Померанской и Берлинских операциях, его расформирование» автор анализирует боевые действия корпуса, делает выводы о эффективности его действий за период от реорганизации до окончания войны и расформирования.

Подводя итог боевым действиям в 1944-1945 году, можно сказать, что корпус, преобразованный в конно-механизированную группу, свои задачи выполнил. Кроме того, конники могли уже самостоятельно на отдельных участках прорывать фронт и не только действовать на коммуникациях противника, но и вести активные наступательные действия. Но были и неудачные операции по использованию как II гвардейского кавалерийского корпуса, так и других кавалерийских частей. Объяснялось это тем, что командующие фронтами часто передавали корпуса армиям, использовали их для самостоятельного прорыва хорошо укреплённой обороны противника или на направлениях, стесняющих манёвр, где кавалерийские соединения были вынуждены втягиваться в затяжной бой, теряя своё основное свойство – подвижность и неся ничем не оправданные потери при малом боевом эффекте.

Ставка ВГК с 1 мая 1944 г. изымала кавалерийские корпуса из подчинения командующих армиями, предписывала впредь использовать их как средство фронтового командования для развития успеха и удара по тылам противника на оперативно важных направлениях. Также предписывалось во всех случаях использования кавалерийских корпусов усиливать их танковыми соединениями, поддерживать их действия авиацией и надёжно прикрывать с воздуха. После выполнения кавалерийских задач выводить их в резерв фронта, принимая меры для доукомплектования, с тем чтобы быстрее восстанавливать их боевую готовность для дальнейшего использования.

В заключении подведены итоги исследования. В 1941-1942 гг. конники сыграли важнейшую роль в оборонительных и наступательных операциях, став незаменимой «квазимотопехотой» Красной Армии. Фактически кавалерия, до появления в Красной Армии крупных самостоятельных механизированных соединений и объединений, была единственным манёвренным средством оперативного уровня. Используя свою подвижность и манёвренность на поле боя, кавалерийские соединения наносили удары по флангам и незанятым промежуткам в обороне противника, глубоко проникали на оперативную глубину, нарушали работу тыловых подразделений, отвлекали с фронта значительные силы противника, предназначенные для наступления в стратегически важных операциях.

Например, командующий 9-й немецкой армией генерал Штраус снял с фронта четыре пехотные дивизии, предназначенные для наступления на Смоленск в августе 1941 г., сорок танков, многочисленную авиацию для борьбы с действующей в тылах его армии кавалерийской группы Л.М. Доватора. Корпус также принимал участие и других «отвлекающих» операциях 1942 – начало 1943 гг.

В обороне кавалеристы прикрывали стыки фронтов и армий, быстрыми переходами перебрасывались на опасные участки обороны, «подкрепляя» пехоту. Очень часто кавалерийские части самостоятельно, даже без поддержки артиллерии и авиации, наносили контрудары по наступающим частям врага. Примером служит внезапный удар 2-го гвардейского кавалерийского корпуса под Солнечногорском, который на два с половиной дня задержал наступление немецких войск на Москву.

Кавалерийские части используются также и в наступлении под Москвой и Сталинградом вместе с танками на тех участках, где враг начал отступление и не успел перейти к обороне или где оборона противника была не очень прочная.

В 1943-1945 гг. были, наконец, отлажены механизмы танковых армий, значительно возросла численность и мощь артиллерии и авиации. Серьёзные потери, понесённые кавалерией в 1942 г., потребовали её значительной реорганизации. Весной численность кавалерии значительно сократилась, оставшиеся корпуса были усилены огневыми средствами, легкими и средними танками. Кавалерия стала тонким инструментом для решения особо важных задач в наступательных операциях. Типовой задачей кавалеристов в 1943-1945 гг. было образование внешнего фронта окружения, прикрытие флангов наступающих армий, прорыв далеко в глубь обороны противника в период, когда старый фронт рассыпался, а новый ещё не создан.

На хорошем шоссе кавалерия, безусловно, отставала от мотопехоты. Но на грунтовых дорогах и в лесисто-болотистой местности она могла наступать вполне сравнимым с мотопехотой темпом. К тому же в отличие от мотопехоты, кавалерия не требовала себе постоянной доставки многих тонн горючего. Это позволяло кавалерийским корпусам наступать глубже большей части механизированных соединений и обеспечивать высокий темп наступления армий и фронтов в целом (до 25 – 30 км в сутки). Прорывы кавалерии на большую глубину позволяли экономить силы пехотинцев и танкистов.

В операции по форсированию Десны конники II гвардейского кавалерийского корпуса, неожиданно оказавшись в тылу у противника, сыграли первостепенную роль в окружении и разгроме 55-го немецкого корпуса, предназначенного для обороны Брянска. Важную роль сыграл корпус и в Мозырьско-Калинковической, Восточно-Померанской операциях.

Однако же в практике применения кавалерийских частей и соединений в этот период допускались и серьёзные ошибки, приводившие к значительным потерям, когда командующие армиями использовали кавалерийские части не по назначению, как стрелковые части или бросали их на не прорванную оборону противника. Это значительно снижало эффект применения конницы, приводило к росту потерь. Ставкой ВГК неоднократно осуждалось такое применение кавалерии и предписывалось командующим фронтами исправлять допущенные ошибки.

В целом Красная кавалерия, взаимодействуя с общевойсковыми армиями, успешно сражалась в битве под Москвой и Сталинградом, на Кавказе и правобережной Украине, в Белоруссии, Львовско-Сандомирской, Яссо-Кишинёвской, Висло-Одерской и Берлинских операциях при освобождении народов Восточной и Юго-Восточной Европы от фашизма.

В рядах кавалерии сражались советские люди всех национальностей, костяк кавалерии был сформирован в казачьих землях Дона, Ставрополья, Кубани, Урала, Забайкалья. Личный состав Красной конницы в боях и сражениях Великой Отечественной войны проявлял невиданную стойкость, массовый героизм и самоотверженность. 7 кавалерийских корпусов были преобразованы в гвардейские. За подвиги в боях с врагом около ста тысяч кавалеристов награждены орденами и медалями, а 262 из них присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Более тридцати воинов-кавалеристов стали полными кавалерами ордена Славы. Кавалерист гвардии сержант А.В. Алёшин (командир орудия 175 арт. мин. полка, 4-й гвардейской кавалерийской дивизии 2-го гвардейского кавалерийского корпуса) стал Героем Советского Союза и полным кавалером ордена Славы одновременно.

Кавалерия Красной Армии в Великой Отечественной войне, конечно, уже не могла претендовать на роль стратегической ударной силы, как это было в годы Гражданской войны. Естественно, были и неудачные операции, и ошибки командования, и неоправданные потери, но шла война, и трудно назвать какие-либо войсковые части, соединения, рода войск, где таких ошибок не было. Однако при всём этом утверждать, что кавалерия была отсталым, бесполезным родом войск, лишь по недомыслию руководства остававшимся в Красной Армии, могут только те люди, которые либо не имеют ни малейшего понятия о тактике кавалерии и туманно представляют себе её оперативное использование, либо намеренно, искажают факты нашей истории.

АПРОБАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ и публикации по теме. Апробацией результатов исследования стали авторские выступления на заседаниях кафедры Новейшей истории России Московского Государственного Областного Университета, на методических объединениях учителей истории и общественно-политических дисциплин общеобразовательных школ г. Зеленограда. Материалы исследования активно используются в практической работе автора при проведении различных форм занятий.

Основное содержание исследования отражено в публикациях:

  1. Голиков А.Н. Кавалерийские части и корпуса в Великой Отечественной войне. // Вестник МГОУ. «Исторические и политические науки» (по списку ВАК). – № 2. – М.: Изд-во МГОУ, 2008 г. (С. 46-50).
  2. Голиков А.Н. Красная кавалерия в годы Великой Отечественной войны. // Исторические науки. – № 6. – М.: «Спутник +», 2008 г.

(С. 23-26).

  1. Голиков А.Н. Легендарный генерал Доватор (2-й гвардейский кавалерийский корпус в битве за Москву). // Матушкино. Ежемесячное издание муниципалитета «Матушкино» г. Зеленограда. – № 3. – М.: «Вилан», 2009 г. (С. 3-4).


[1] «Красная Звезда». 1942, 26 сентября; «Правда». 1943, 19 сентября; Башкирские конники. Уфа, 1943; Клинком и пулей. Советская кавалерия на фронтах Отечественной войны. М., 1942; Городовиков О.И. Конница Красной Армии в Отечественной войне. Фрунзе, 1942.

[2] Битва за Кавказ. М., 1954.

[3] Иванов Г.П. Подвиги гвардейцев Кубани. Майкоп, 1957; Цховребов И.Н. Гвардейцы Плиева. Цхинвали, 1974; Белов Г.А. Путь мужества и славы. 16-я гвардейская кавалерийская дивизия. Уфа, 1967; Висаитов М.А. От Терека до Эльбы. Воспоминания командира гвардейского кавалерийского полка. Грозный, 1966; Смирнов Н.В. От Москвы до Бреста. О боевом пути кавалерийской бригады им. А. Флегонтова. Минск, 1971; Тавкаев М-Р.А. От Буйнакска до Берлина. Махачкала, 1974; Кратов Д.Н. В те боевые годы. Сталинобад 1957; Докучаев М.С. В бой шли эскадроны. Боевой путь 7-го гвардейского кавалерийского корпуса. М., 1984; Белов П.А. За нами Москва. О 1-ом гвардейском кавалерийском корпусе. М., 1963; Севрюгов С.Н. Так это было. Боевой путь 2-го гвардейского кавалерийского корпуса. М., 1957.

[4] В огне закалённые: о боевых делах воинов 115-й Кабардино-Балкарской кавалерийской дивизии. Сборник. Нальчик, 1985; Казаки-гвардейцы. 4-й кубанский казачий кавалерийский корпус. Сборник. Краснодар, 1980; Пятый донской. Воспоминания ветеранов. Сборник. Ростов на Дону, 1979.

[5] Осликовская Е.С. Мой брат – кавалерист. Письма с фронта. М., 2001; Зверев К.В. По тылам врага: О дважды герое Советского Союза И.А. Плиеве. М., 1983; Каменский Ю.И. Жизнь короткая, а слава долгая. М., 1983.

[6] Гречко А.А. Битва за Кавказ. М., 1973.

[7] История Великой Отечественной войны Советского Союза. Т. 6. М., 1963. С. 207-208.

[8] История Второй Мировой войны. Т. 12. М., 1982. С. 249.

[9] Советская кавалерия. М., 1984.

[10] Мюллер – Гиллебрант Б. Сухопутная армия Германии. М., 2002. С. 764.

[11] Котенко В. Под казачьим знаменем. Мюнхен, 1970.

[12] Науменко В.Г. Великое предательство. Нью-Йорк, 1962; Черкасов К.С. Генерал Кононов. Мельбурн, 1963; Хоффманн Й. История власовской армии. Париж, 1990.

[13] Франсуа де Ланнуа. Казаки Паннвица. 1942-1945. М., 2006. См. рецензию на книгу: Футорянский Л.И. Франсуа де Ланнуа. Казаки Паннвица. 1942-1945. Вестник Оренбургского государственного университета. № 2. Оренбург, 2006.

[14] Musculus F. Geschihte der 111. Infanterie-Division 1940-1944. Hamburg, 1980; Geschihte der 3. Panzer-Division Berlin-Bradenburg, 1967; Hoffman J. Die kaukasien. Freiburg, 1991; Hoffman J. Die Ostlegionen, 1976.

[15] Мюллер – Гиллебрант Б. Сухопутная армия Германии. М., 2002. С. 764, 774, 776.

[16] Фоулер Дж. Кавалерийские части Германии и её союзников во Второй мировой войне. М., 2003.

[17] Зенкович Н. А. Маршалы и генсеки. Интриги. Вражда. Заговоры. М., 2000. С. 356; Пикуль В.С. Площадь павших бойцов. М., 1996, С. 58.

[18] Рапопорт В. Н., Геллер Ю. А. Измена Родине. М., 1995, С. 345.

[19] Хорьков А.Г. Грозовой июнь. М., 1991, С. 41; Анфилов В.А. Грозное лето 41-го года. М., 1995. С. 48.

[20] Канун и начало войны: Документы и материалы /под ред. Л. Кришнера/. М., 1995. С. 31.

[21] «Советская Россия». 2008, 29 января.

[22] Бугай Н.Ф. Казачество России: отторжение, признание, возрождение (1917 – 1990-е гг.). М., 2000; Дробзянко С.В. Казачьи части в составе Вермахта. М., 1997; Окороков А.В. Антисоветские воинские формирования в годы Второй мировой войны. М., 2001.

[23] Бардадым В.П. Ратная доблесть кубанцев. Краснодар, 1993; Куценко И.Я. Кубанское казачество. Краснодар, 1993; Сиджах Х.И. В вихре конных атак. Майкоп, 1993.

[24] Воскобойников Г.Л. Казачество и кавалерия в Великой Отечественной войне. М., 1993.

[25] Футорянский Л.И. Казачество России на фронтах ВОВ. Оренбург, 2006.

[26] «Едут, едут по Берлину наши казаки»// Материалы документального фильма. Студия «Подкова», Союз казаков России. М., 2005 г.

[27] Исаев А.В. Антисуворов. Десять мифов Второй мировой. М., 2008.

[28] Пыхалов И. Великая Оболганная война. М., 2005.

[29] Бардадым В.П. Ратная доблесть кубанцев. Краснодар, 1993; Куценко И.Я. Кубанское казачество. Краснодар, 1993; Сиджах Х.И. В вихре конных атак. Майкоп, 1993; Воскобойников Г.Л. Казачество и кавалерия в Великой Отечественной войне. М., 1993; Курков Г.М. Кубанские и Донские казачьи кавалерийские формирования в 1936 – 1945 гг.: Историческое исследование. М., 2006.

[30] Реввоенсовет Республики. Протоколы. Сборник документов. 1918 – 1919 г.г. М., 1997 г.

[31] Реввоенсовет Республики. Протоколы. Сборник документов. 1920 – 1923 г.г. М., 2000 г.

[32] Директивы командования фронтов Красной Армии 1917 – 1922 г.г. Т. 1-4. М., 1977. Тухачевский М.Н.Избранные произведения. Поход за Вислу. Т. 1. М., 1964.

[33] Шапошников Б.М. Конница. М., 1923. Реформа в Красной Армии. Документы и материалы. Кн. 1-2. М., 2006.

[34] Военный совет при народном комиссаре обороны. Документы и материалы. Ноябрь 1937 г., 1938, 1940 г. М., 2006.

[35] Главный военный совет РККА 13.03.1938 – 20.06.1941 г. М., 1994. С. 275.

[36] Великая Отечественная война. Ставка ВГК 1941. Т. 5(1-4); Генеральный штаб 1941. Т. 12(1). М., 1996-2001 гг.

[37] Например: 1.Директива Ставки ВГК № 01. «Главнокомандующим войсками Северо-Западного, Западного и Юго-Западного направлений. Командующим войсками фронтов, военных округов и армиями об использовании опыта войны» от 15 июля 1941 г. Великая Отечественная война. Ставка ВГК 1941. Т. 5(1). М., 1996. С. 72-74.

2. Приказ Ставки ВГК № 0012 от 31 января 1943 г. «Об использовании организации кавалерийских дивизий». Великая Отечественная война. Ставка ВГК 1943. Т. 5(3). М., 1996. С. 53-54.

3. Директива Генерального Штаба «Командующим войсками фронтов о порядке использования кавалерийских корпусов» от 5 октября 1943 г. Великая Отечественная война. Генеральный штаб 1943. Т. 12(3). М., 1996. С. 357-358.

[38] Например: 1. Приказы по 2 гвардейскому кавалерийскому корпусу: «О создании при штабах дивизий и штабе корпуса разведывательных подразделений»; «О формировании зенитного дивизиона корпуса». ЦАМО РФ, ф.3467, оп.2, д.18. С.22-23, 344.

2. «Журнал боевых донесений 2-го гвардейского кавалерийского корпуса. Организация 2-го гвардейского кавалерийского корпуса на 1 августа 1942 г.». ЦАМО РФ. Ф. 3467, оп. 1, ед. хр. 25. С. 213.

[39] В процессе написания диссертационного исследования автор посетил города Севск и Мозырь, где работал с архивными и выставочными материалами Севского районного краеведческого музея, а также вместе с руководителем поискового отряда побывал на месте боёв частей корпуса.

[40] Шпилёв М.С. Я должен рассказать. Саратов, 2002.

[41] Аюшев Б.А. Воспоминания о военных дорогах. Иркутск, 2005.

[42] Лаишаевский Б.Г. Мой боевой путь. Личная авторская работа.

[43] Ханджапов С.Б. Мои однополчане. Улан-Удэ, 1980.

[44] Никонов В.С. Воспоминания Доваторца. Личная авторская работа.

[45] «И здесь началось. Оказывается, немцы давно наблюдали за нами с левого высокого берега, откуда долина реки в бинокль просматривалась хорошо. Убедившись в том, что силы наступавших весьма ограничены (только стрелковое оружие), они подпустили нас с тем, чтобы разгромить на берегу, не дав возможности обратно форсировать реку, отступая. А силы у них, как стало понятно позже, были значительно нас превосходящими… Потери 4 и 17 дивизий были огромны: в 11 полку осталось в строю около 15 человек, в 15 и 16 полках также не более 20 в каждом». Ломоносов Д.Б. Операция по освобождению Мозыря и узловой станции Калинковичи. Личная авторская работа.

[46] «Какие причины послужили замалчиванию участия 2-го гвардейского кавалерийского корпуса в освобождении города Севска? Неизвестно! А ведь мало кто знает, что в этой операции корпус понёс огромные потери, практически был разгромлен, а после чего выведен в резерв фронта. Сегодня живых участников тех событий почти не осталось». Мирошников Г.А. Вспомним, как это было. М., 2005. С. 152.

[47] Великая Отечественная. Действующая армия. 1941-1945 г.г. Справочник. М., 2005. С. 428-429.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.