WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Становление и развитие мировой юстиции в республике татарстан (1864-1917 и 1998-2008 гг.)

На правах рукописи

Латыпов Хайдар Хабирович

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ МИРОВОЙ ЮСТИЦИИ

В РЕСПУБЛИКЕ ТАТАРСТАН

(1864-1917 и 1998-2008 гг.)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Казань – 2009

Работа выполнена в отделе новой и новейшей истории

Института истории им. Ш.Марджани

Академии наук Республики Татарстан

Научный руководитель: кандидат исторических наук Хайрутдинов Рамиль Равилович
Официальные оппоненты: доктор политических наук Мухаметшин Рафик Мухаметшович
кандидат исторических наук Хабибуллин Марс Забирович
Ведущая организация Казанский государственный университет

Защита состоится «4» декабря 2009 г. в 10 часов на заседании диссерта­ционного совета Д 022.002.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Институте истории имени Ш.Марджани Академии наук Республики Татарстан по адресу: 420014, г.Казань, Кремль, 5-ый подъезд.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Института истории им. Ш.Марджани АН РТ: 420014, г.Казань, Кремль, 5-ый подъезд.

Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте Института истории им. Ш.Марджани АН РТ http://www.tataroved.ru

Автореферат разослан «___» октября 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук Р.Р. Хайрутдинов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Демократические реформы в современ­ном российском обществе требуют внимательного исследования истории его государственности и права. Особое значение в этом плане приобре­тает, как история права в целом, так и история судебной системы, мировой юстиции, в частности. На современном этапе особенно усиливается интерес к судебным учреждениям, как к системе, стоящей на страже законности, интересов государства и граждан. Именно по причине того, что в Российской Федерации и Республике Татарстан и сегодня активно развиваются правовые институты, важно более изучить историю судебной системы, мировой юстиции России и Татарстана.

Мировая юстиция прошла многовековой путь развития. Король Англии Генрих II Плантагенет в XII веке провел ряд судебных реформ, резуль­татом которых стало возникновение двух новых институтов: суда присяжных и мирового суда. Генрих II начинает решительную борьбу с насилием в стране, выявляя всех лиц, подозреваемых в нарушении мира. Судьи, как и при рассмотрении споров по владению землей, стали опрашивать под присягой соседей – свидетелей, а также выбиравшихся из числа уважаемых людей из местного населения. Судьи выясняли у них действие того или иного обычая данной местности, чтобы использовать нормы морали при вынесении судебного решения. Впоследствии они становились мировыми судьями – «хранителями мира». Являясь представителями общественности, мировые судьи не получали за свою деятельность вознаграждения и стали относиться к органам местного самоуправления. Таким образом, присяжные заседатели и мировые судьи возникли из общей практики королевских разъездных судов.

Специалисты считают, что впервые должность мирового судьи в ее современном понимании появилось в Англии (1344 г.), при Эдуарде III, который реформировал местный судебно-полицейский аппарат в условиях обострения классовый борьбы в деревне. В каждом графстве для лучшего поддержания мира назначались мировые судьи из почетных и уважающих законы лиц. Ими были не только профессиональные юристы, но и лица, не имеющие юридического образования.

Рассматривая английскую модель мирового суда, ученые отмечали, что с ростом ренты в Англии происходило постепенное расслоение крестьян­ства. В связи с этим усиливается конфронтация между крестьянством и феодалами. Одной из мер борьбы господствующего класса с крестьян­ством и явилось расширение судебно-полицейских функций хранителей мира. Должности «хранитель мира» было присвоено наименование «мировой судья», чтобы показать, что основной их функцией является судебное разбирательство и осуждение всех нарушителей мира.

На протяжении последующих столетий мировые судьи появляются и в других государствах Европы. Но, определение статуса и направлений развития мирового суда оказывали свое влияние многочисленные объек­тивные факторы: особенности государственного строя, политико-право­вые традиции, социально-экономическая обстановка. Поэтому мировые судьи в других странах приобретали несколько иные черты при их формировании, в организации и деятельности.

Некоторые исследователи считают, что прообраз института мировой юстиции можно обнаружить на более раннем историческом этапе и в России. В первой половине XVI века, по мнению В.И. Кононенко, в соответствие с Губной Белозерской грамотой (1539 г.), общинам на местах разрешалось создавать местные судебные органы, которые должны были вести борьбу с преступностью. Во главе этих общинных органов стояли губные старосты, которых нередко считают предшественниками мировых судей. Другие исследователи полагают, что аналогом мировых судей были «излюбленные люди», выполнявшие функции по отправлению правосудия в период царствования Ивана IV (Грозного) и т.д. Следует заметить, что принятый во время правления Ивана Грозного Судебник (1550 г.) пре­дусматривал «избрание во всех городах и волостях старостях старост и целовальников, или присяжных, чтобы они судили дела вместе с наместниками или с их тиунами».



В середине XIX века российское государство вплотную подошло к необходимости проведения судебной реформы, рассматриваемой в ка­честве следующего после отмены крепостного права мероприятия на государственном уровне. Еще в 1827 году председатель Государственного Совета, граф Кочубей высказал мысль об учреждении «мирных судов». Затем над созданием в России мировой юстиции работали различные правительственные комиссии. При выборе модели законодатели на той, которая вобрала в себя ряд принципов и институтов организации судеб­ной власти в Англии и Франции.

Однако, собственно мировые судьи появились в период правления Александра II, по инициативе которого в 1861 году была создана спе­циальная комиссия для разработки концепции судебной реформы. Создан­ные в 1864 году на основании «Учреждения судебных установлений» и ряда Судебных уставов, мировые суды в отличие от иных судов изна­чально планировались именно как институт местной судебной власти. При этом, необходимо отметить, что первоначально 29 сентября 1862 года в соответствие с «Основными положениями преобразования судебной части в России» учреждался мировой суд, а лишь затем в соответствие с Судебными уставами, принятыми 20 ноября 1864 года была введена должность самого мирового судьи.

Мировая юстиция стала низшим звеном судебной системы, неза­висимым от административной власти. Внедрение института мировой юстиции на территории Казанской губернии прошло организованно и успешно. Ежегодное увеличение дел, рассматриваемых мировыми судьями, свидетельствовало об их авторитете среди населения.

После Октябрьской революции 1917 года мировая юстиция была ликвидирована и предана забвению на 80 лет. В советский период истории эта судебная инстанция была признана излишней и не функционировала. Необходимость возрождения института мировых судей, как низшего звена судебной системы, наиболее приближенной к населению, встала в ходе демократических реформ в России в 1990 годах ХХ века. После принятия Федерального Закона «О мировых судьях в Российской Федерации» 1998 года в России начал действовать институт мировых судей.

В Республике Татарстан мировые судьи приступили к исполнению своих профессиональных обязанностей после принятия республиканского Закона «О мировых судьях Республики Татарстан» 1999 года. Несмотря на некоторые трудности в самом начале введения, на сегодняшний день мировые суды прочно заняли свое место в судебной системе и доказали свою необходимость и жизнеспособность.

Исследование закономерностей и основных тенденций развития судеб­ных органов, поиск альтернатив авторитарному пути развития государства и судебных органов, как неотъемлемой его части придают этой теме актуальное научное и общественно-политическое значение. В сознании определенной части населения до сих пор сохраняется поверхностное представление о судебной системе России, как о советском правоохра­нительном, карательном органе, стоящим исключительно на страже государственных интересов. Надо признать необходимость отказа от упрощенных трактовок истории судебной системы России и Татарстана. Поэтому подробное изучение вопроса становления и развития органов суда, мировой юстиции с различных сторон позволит не только пролить дополнительный свет на понимание процессов и явлений, разворачи­вающиеся в стране в рассматриваемы е годы, но и поможет избежать ошибок при реализации нынешних реформ.

В настоящее время, в период реформирования органов юстиции и суда, появления новых и возрождения незаслуженно забытых в советское время учреждений и понятий, немалое количество возникающих трудностей и возникающих проблем связаны с отсутствием обобщающих, аналити­ческих исторических исследований, созданных, как на основе цент­ральных, так и региональных материалов. Вместе с тем, несмотря на некоторые административные, бюрократические и законодательные пре­пятствия, происходит возрождение судебной системы демократического образца. Целесообразность судебных реформ, как второй половины XIX века, так и конца ХХ века ни у кого не вызывала сомнений. Дискуссия о путях и формах, направлениях судебных реформ нынешней России, в частности, в отношении мировой юстиции вынуждали обращаться исследователей к ходу и результатам введения института мировой юстиции в дореволюционной России, когда, как и сейчас, шел процесс становления и развития судов нового образца. Сегодня формируется судебная власть на основе демократических идей, как впрочем, и во второй половине XIX века, и это позволяет извлекать уроки из прошедших судебных преобразований, применять опыт и знания во введении и обеспечении деятельности мировых судей в современных условиях.

Исходя из изложенного актуальность исследования обусловлена следующими факторами:

– углубленное изучение истории становления и развития института мировых судов, органов юстиции, права и судебной системы Казанской губернии 1864-1917 годов и Республики Татарстан 1998-2009 года расширит научное представление об этом этапе истории Российской Федерации и Республики Татарстан;

– комплексное изучение данной проблемы позволит ввести в научный оборот новые, ранее не опубликованные архивные документы, обновить фактологическую базу исторических исследований; переосмыслить мно­гие стереотипы относительно хода и результатов судебных реформ и преобразований, становления и развития института мировой юстиции в Казанской губернии во второй половине XIX – начале ХХ века, оценить результаты возрождения и деятельности мировой юстиции в современной Российской Федерации и Республике Татарстан;

– новое осмысление судебных реформ и становления мировой юстиции в Казанской губернии второй половины XIX – начала ХХ века, практи­ческих мероприятий по их осуществлению и анализ результатов возрождения и деятельности мировых судей в Республики Татарстан будет способствовать успешному завершению судебных реформ, происхо­дящих на сегодняшний день;

– изучение истории мировой юстиции Казанской губернии даст возможность выявить положительные и отрицательные стороны в дея­тельности мировых судей дореволюционного периода, проанализировать их и принять меры по недопущению повторения недочетов и недостатков в организационной и профессиональной деятельности мировых судей Республики Татарстан;

– приведет к пониманию роли института мировой юстиции, как судов, низшего звена, профессиональная деятельность которых по осуществле­нию правосудия имела и имеет важное значение для населения Казанской губернии и Республики Татарстан;

– позволит понять место мировых судов как первой судебной инстан­ции Казанской губернии и Республики Татарстан в обеспечении единого правового пространства в России;

Степень изученности проблемы. Современная российская истори­ческая и юридическая наука внесла значительный вклад в изучение и обобщение опыта в области судебных преобразований указанного периода, в частности в отношении мировой юстиции. В советскую эпоху, когда мировая юстиция была объявлена излишним звеном судебной системы, изучение сущности и деятельности этого института не было принято. Отдельные упоминания о мировых судьях Казанской губернии встречаются в связи с событиями Октябрьской революцией, где они представлены в негативном свете[1].

В современной России изучение становления и развития мировой юстиции дореволюционного периода, в связи с возрождением института мировых судей, приобрело масштабный характер. Наиболее значимыми в этой сфере явились работы О.А. Авдеевой, В.Ю. Анохиной, Г. Батыева, А.Ш. Башировой, А.В. Верщагиной, В. Вишневского, В.В. Дорошкова, М.Г. Коротких, В.А. Михеева, Д.Б. Павлова, Л.В. Родиной, И.Г. Шарковой и других[2].

История мировой юстиции Казанской губернии, в отличие от мировой юстиции России в целом, на сегодняшний день изучена слабо. Моногра­фические исследования отсутствуют, среди имеющихся работ неоцени­мую помощь оказали исследования Н.М. Конькиной, М.М. Курманова, М.М. Латыпова, М.М. Мавлятшина, А.Р. Мухамадеева[3].

Изучение и анализ возрождения института мировых судей в совре­менной России проводились основательно и всесторонне, результаты которых приводили порой к противоположенным мнениям. Дискуссии и споры вызвали не столько сам факт возрождения мировой юстиции, сколько ее место и роль в нынешней судебной системе страны, компе­тенция мировых судей, принципы их избрания, назначения и т.д. В данном случае особую ценность имеют работы Н.Н. Апостоловой, В.Ю. Анохиной, В.В. Дорошкова, С. Дряхлова, Ю. Жаднова, Н.А. Колоколова, А.Н. Сачкова, В.А. Терехина, А. Шамардина и пр.[4]

Возрождение и развитие мировой юстиции на территории Республики Татарстан на сегодняшний день, не считая отдельных статей (М.М. Кур­манов, А.Р. Гарифуллина, Г. Хабибуллина), с научной точки зрения не изучены[5]. Отражая современный период деятельности мировых судей республики, своей работе мы также использовали статьи и выступления руководителей судебной системы и судей (в том числе и мировых судей), чиновников, так или иначе причастных к становлению судебной системы нынешней Республики Татарстан[6].

Анализ отечественной историографии по исследуемой теме показы­вает, что в отличие от исследователей истории мировой юстиции Рос­сийской империи и Российской Федерации, история мировой юстиции Казанской губернии и Республики Татарстан изучена несравненно меньше. Эта тема до сих ор остается вне поля зрения историков, сделаны лишь первые шаги по изучению судебной системы, института мировых судей, в частности. Вместе с тем, демократизация России и проведенные судебные реформы, нацеленные на повышение авторитета и доверия судей со стороны населения и изменения качества осуществления правосудия в лучшую сторону, требуют более основательного и де­таль­ного изучения становления, развития и возрождения института мировых судей. Сказанное выше и определило выбор автором указанной темы и необходимость проведения исследования по данной проблематике.

Источниковая база исследования. При написании настоящего дис­сертационного сочинения был комплексно исследован широкий круг раз­личных документальных источников. Ее основу составляет комплекс опубликованных и неопубликованных материалов, включающих в себя документы законодательно-нормативного, делопроизводственного характера, материалы конференций судей, инструкции, периодическую печать и т.д.

Большинство данных источников, являющихся неопубликованными отложились в фондах Национального архива Республики Татарстан и текущего архива Верховного суда Республики Татарстан и являются ценными источникам по изучению истории и деятельности мировой юстиции республики: фондов Канцелярии казанского губернатора (НА РТ. Ф. 1), Казанского губернского правления (НА РТ. Ф. 2), Казанской духовной консистории (НА РТ. Ф. 4), Казанского окружного суда (НА РТ. Ф. 41), Свияжского съезда мировых судей (НА РТ. Ф. 69), Казанского съезда мировых судей (НА РТ. Ф. 70), Казанской городской управы (НА РТ. Ф. 98), Казанской купеческой управы (казанский купе­ческий староста) (НА РТ. Ф. 299), Прокурора Казанского окружного суда (НА РТ. Ф. 390), Казанского губернского предводителя дворянства (НА РТ. Ф. 407), Отдела юстиции Казанского губернского исполнитель­но­го комитета Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (губюст) (НА РТ. Ф. 941)

Среди неопубликованных источников необходимо отметить текущий архив Верховного суда Республики Татарстан, в которых отложился богатый фактический материал по основным аспектам изучаемой проб­лемы. Неопубликованные источники, как правило, относятся ко второй главе труда, охватывающего современный период. Это выступления руко­водителей Совета судей и Верховного суда Республики Татарстан Г.М. Баранов, И.И. Гилазов), информации Министерства юстиции Республики Татарстан, проекты постановлений и постановления Кабинета министров Республики Татарстан, определения судебной коллегии Российской Федерации, справки о выполнении постановлений Совета судей Российской Федерации в отношении мировых судей, судебная статистика (1999-2008 гг.).





Немалую часть источниковой базы исследования составляют опубли­кованные материалы документального характера. В первой главе иссле­дования это – руководства к изучению законов, журналы Казанской город­ской думы и доклады Управы, журналы и протоколы заседаний Казанской городской думы, записки по ревизиям земских начальников, наказы о внутреннем распорядке и делопроизводстве в судебных установлениях. Во второй главе диссертации – конституции РФ и РТ, федеральные и республиканские законы в отношении районных (городских) и мировых судей (в т.ч. проекты), а также изменения и дополнения к ним, выступления руководителей судебной системы РФ и РТ (В.В. Максимов, Г.М. Баранов, Д.З. Саляхов), выступления руководи­телей различных ветвей власти Республики Татарстан (М.Ш. Шаймиев, Ф.Х. Мухаметшин), указы Президента РТ, постановления Совета судей РФ, Государственного Совета, Кабинета министров Республики Татарстан в отношении мировых судей, определения Конституционного и Верховного судов РФ, обзоры и отчеты о деятельности судов РФ и РТ, статистические данные, инструкции и правила поведения работников аппаратов судов и в зданиях судов (1998-2009).

Материалы центральной и региональной периодической печати дореволюционного и современного периодов – Знамя революции» (1917 г.), «Казанская рабочая газета» (1917 г.), «Казанские губернские ве­домости» (1908 г.), «Казанский телеграф» (1901 г.), «Республика Татар­стан» (1999 г.), «Российская газета» (2006 г.) составляют следующую группу источников, имеющих немаловажное значение для раскрытия проблематики настоящего исследования.

Таким образом, представленный корпус источников диссертационного исследования создает необходимую документальную основу для изучения сущности и процесса становления и развития мировой юстиции во второй половине XIX – начале ХХ века и возрождения и развития института мировых судей в конце ХХ века.

Объектом исследования настоящего диссертационного исследо­вания является изучение основных этапов эволюции мировой юстиции Казанской губернии и Республики Татарстан, предметом – изучение становления, развития, возрождения и деятельности института мировых судей Республики Татарстан в российском правовом пространстве.

Хронологические рамки работы охватывают период с 1864 по 1917 и с 1998 по 2009 год. Пробел с 1917 по 1998 год (более 80-ти лет) обуслов­лен упразднением и отсутствием в советский период мировых судов. Указанные этапы характерны как одни из самых заметных периодов в общественно-политической жизни страны, насыщенных реформами и преобразованиями в судебной системе, органах юстиции.

Начальная точка отчета: судебные реформы в России во второй половине XIX века, становление и начало развития мировой юстиции в России и Казанской губернии. Конечная точка: демократические реформы и становление судебной системы нового образца конца ХХ века, возрождение и деятельность института мировых судей в современной России и Республике Татарстан.

Территориальные рамки исследования ограничены границами Казанской губернии второй половины XIX – начала XX века и современной Республики Татарстан. Выбор связан с установленными в дореволюционной России административными границами Казанской губернии и административными границами Республики Татарстан при образовании Татарской АССР, которые на сегодняшний день остались неизменными. Мировые судьи Казанской губернии и Республики Татарстан осуществляли и осуществляют свою деятельность на указан­ных, исторически сложившихся границах.

Целью настоящей диссертации является всестороннее изучение становления и развития мировой юстиции Казанской губернии 1864-1917 годов, возрождения и деятельности института мировых судей в Респуб­лике Татарстан в конце ХХ и начале XXI века.

В соответствии с целью, автором были поставлены следующие задачи:

– исследовать предпосылки и причины введения мировой юстиции в Казанской губернии во второй половине XIX века и возрождения института мировых судей в конце ХХ века;

– выявить роль государственных органов и органов юстиции, органов судейского сообщества в формировании корпуса и обеспечении деятель­ности мировых судей в Казанской губернии и Республике Татарстан;

– определить принципы отбора и назначения (избрания) кандидатов в мировые судьи Казанской губернии и Республики Татарстан, проследить изменения требований, цензов и ограничений в отношении кандидатов в мировые судьи;

– изучить структуру института мировой юстиции, изменения в под­судности и подведомственности мировых судей;

– проанализировать особенности профессиональной деятельности мировых судей Казанской губернии и Республики Татарстан, как низшего звена судебной системы, по осуществлению правосудия;

– показать роль мировых судей в демократизации общества в Казан­ской губернии во второй половине XIX века и Республике Татарстан в конце ХХ века, как необходимого судебного звена, наиболее приб­лиженного к населению;

– осветить ход судебных реформ и реорганизаций второй половины XIX и конца ХХ веков в части мировой юстиции, определить степень их претворения в жизнь и целесообразности, при конкретных исторических условиях;

Методологическую основу исследования составляют такие важней­шие принципы исторического познания, как научность, историзм, объективизм и комплексность научного анализа. Принцип историзма предусматривает изучение становления и развития института мировых судей в определенные исторические эпохи, характеризующиеся опреде­ленными общественно-политическими, идеологическими, социально-экономическими условиями. Принцип научной объективности предпола­гает анализ темы на основе фактического документального материала, не входящего в противоречие с объективным отражением действительности.

Характер задач, поставленных в диссертационной работе, вызвал необходимость применения, наряду с общенаучными, специальных исто­рических методов: систематизации, периодизации, проблемно-хронологи­ческого, сравнительного, реконструктивного, системно-структурного, комплексного, а также критического подхода к источникам и историогра­фии по исследуемой тематике. Кроме того, в работе использовались математико-статистические методы – средних величин, группировки и т.д.

В процессе работы были использованы разнообразные источниковые материалы. Комплексный анализ, сравнение и сопоставление источни­ковых материалов, сверка противоречивых и не стыкующихся сведений, очистка их от различной появлений идеологии позволили создать необходимый документальный фундамент для наблюдений и выводов, к которым автор пришел в своем исследовании.

Научная новизна исследования заключается в том, что это первая комплексная работа по истории мировой юстиции на территории Казанской губернии и Республики Татарстан. В исследовании впервые всесторонне изучены и проанализированы становление и развитие миро­вой юстиции на территории Казанской губернии второй половины XIX – начала ХХ веков, возрождение института мировых судей в Республике Татарстан в конце ХХ века. Рассматривается, как профессиональная деятельность самих мировых судей, так и работа государственных органов, органов юстиции по всестороннему обеспечению деятельности мировых судей, ход и результаты судебных реформ в целом. Выявлен и введен в научный оборот значительный фактический материал по истории судебной системы России и Татарстана. Проведен ряд авторских подсчетов, обобщений, сравнений, некоторые из которых приведены в виде таблиц и статистических данных.

Практическая значимость исследования определяется тем, что материалы диссертации могут быть использованы при подготовке сле­дующих обобщающих трудов по новой и новейшей истории государства и права Российской Федерации и Республики Татарстан; при исследовании и изучении работ по истории органов юстиции, при издании учебников, хрестоматийных и учебных пособий по исторически-правовым наукам; при разработке и преподавании курсов и спецкурсов по истории государства и права Российской Федерации и Республики Татарстан.

Апробация результатов исследования. Диссертация была обсуждена в отделе новой и новейшей истории Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан и рекомендована к защите. Основные положения исследования представлены в выступлениях автора на научных конференциях Института истории им. Ш. Марджани АН РТ (Казань, 2008-2009 гг.), научной конференции молодых ученых и аспи­ран­тов Института истории им. Ш. Марджани АН РТ (Казань, 2009 г.), отражены в авторских публикациях (2009 г.).

Структура диссертационного сочинения. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении дается постановка темы, обосновывается актуальность и научная значимость работы, раскрывается степень ее изученности, определяется объект и предмет, устанавливаются хронологические рамки, формулируются цели и задачи, характеризуется методологическая основа и источниковая база, определяется научная новизна и практическая значимость исследования.

Первая глава «Формирование и деятельность мировой юстиции в Казанской губернии (1864-1917гг.)» состоит из трех параграфов. Она посвящена рассмотрению особенностей и выявлению основных условий становления российской мировой юстиции; прослеживанию и анализу процессов становления, упразднения и восстановления института мировой юстиции дореволюционной России и Казанской губернии в указанный период.

В первом параграфе «Мировая юстиция в Казанской губернии в пореформенный период (1864-1889 гг.)» изложена подготовительная рабо­та российских властей, предшествующая становлению института мировых судей, в связи с судебными реформами второй половины ХIX века. Раскрыта система мировых учреждений, принципы отбора мировых судей, разделения уездов на мировые участки. Показано взаимодействие мировой юстиции с органами власти и другими органами судебной системы, прослеживается подсудность, качество рассмотрения дел и материально-техническое обеспечение, делопроизводство в мировых судах.

В 1860 году в Государственный Совет был внесен проект положения о судоустройстве, в котором самым важным изменением в сравнении со сводом 1857 года, было учреждение института мировой юстиции. В 1862 году Александром II были утверждены «Основные положения преобра­зований судебной части России», содержавшие в числе прочего, подроб­ную регламентацию структуры и деятельности мировой юстиции. В документ под общим наименованием Судебные Уставы от 20 ноября 1864 года вошли: «Учреждение судебных установлений», «Устав уголовного судопроизводства», «Устав гражданского судопроизводства» и «Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями».

Судебные реформы на территории Казанской губернии прошли организовано и успешно. При организации мировой юстиции были задействованы все необходимые для этого должностные лица и учрежде­ния, начиная от самого губернатора, заканчивая органами городских, уездных органов исполнительной и законодательной власти.

В Казани судебно-мировой институт был введен в конце 1868 года, а функционировать начал 16 мая 1869 года. В городе было образовано пять мировых участков. 15 декабря 1868 года Казанское уездное земское собрание избрало первых мировых судей. Уезды Казанской губернии были разделены на мировые участки, где земскими собраниями были избраны участковые и почетные мировые судьи.

Всего в Казанской губернии было 80 почетных мировых судей. Их состав был довольно предсказуем: один мещанин, два врача, три почетных гражданина, остальные – представители чиновничьего и военного дворянства. Некоторые исследователи указывали, что в числе мировых судей не было ни одного татарина[7]. Однако, изучение архивных мате­риалов показывает, что это утверждение не обосновано. Так, среди первых же избранных в г. Казани и Казанской губернии почетных мировых судей были Мухамедсадык Бурнаев и Муртаза Усманов.

Почетными мировыми судьями являлись и многие влиятельные лица Казанской губернии, например, городские головы Казани – Д.М. Вараксин, К.И. Романов, А.А. Лебедев, С.В. Дьяченко и др.

Все мировые судьи полного округа (участковые, почетные и добавочные) составляли съезд мировых судей, являвшийся апелляционной инстанцией, вторым звеном мирового суда. Съезд мировых судей был не только высшей инстанцией по отношению к мировым судьям, но и толковал законы, давал отзывы на законопроекты. Кассационной инстанцией являлся Сенат. Надзор за деятельностью мировой юстиции осуществляли министр юстиции, судебные палаты и Сенат.

Мировые суды рассматривали уголовные дела небольшой тяжести и гражданские дела с суммой иска меньше 1000 рублей. Поступление дел увеличивалось с каждым годом, что было обусловлено возрастающим доверием населения к мировым судьям. Например, общее количество дел у мировых судей в 1889 году, сравнительно с 1870 годом повысилось на 3482 дела, в среднем на каждого мирового судью приходилось по 1950 дел.

Пропорционально с ростом дел увеличивались труд и расходы на содержание мировых судов. Если в 1870 году при 1000 дел в год судья мог ограничиваться одним делопроизводителем, то через несколько лет для 2000 дел требовался и второй. Такие соображения применялись и к расходам на содержание писцов, рассыльных, канцелярские принадлеж­ности и т.п. Мировые судьи были обеспечены зданиями, помещениями, условиями работы и содержанием за счет казны (кроме почетных мировых судей).

Оклад содержания мировых судей был установлен в 2200 рублей. Некоторые гласные Казанского уездного земского собрания высказались, что подобный оклад слишком мал, предлагая увеличить его выдачей на ежегодное содержание и наем камеры по 800 рублей каждому мировому судье. Хотя, мнение этих гласных не было одобрено земским собранием, в первый же год существования в Казани мировой юстиции доказал несостоятельность постановления земского собрания по этому вопросу.

В связи с тем, что институт мировой юстиции был для России явлением новым, появлялись многочисленные инструкции, наказы и руководства к работе. Так, в Казани был отпечатан наказ о внутреннем распорядке делопроизводств в судебных установлениях Казанско-Царево­кокшайского мирового округа, который являлся подробным руководством к действию. Например, инструктировалось, как должны подбираться участковые помещения и присутственные места мировых судей, каким образом и чем они должны быть оборудованы.

Несмотря на ограничения в выборности (например, имущественный ценз), создание института мировых судей как гласного выборного органа имело прогрессивное значение. Суд был отделен от администрации, что стало одним из самых важных принципов осуществления правосудия в целом. Успех мировой юстиции был налицо, фактически она заменила существующую до этого пеструю систему судебно-административных учреждений.

Второй параграф «Мировая юстиция и земские начальники Казанской губернии в годы судебных контрреформ (1889 – 1912 гг.)» посвящен периоду, так называемых, судебных контрреформ, когда мировая юстиция в России фактически упразднялась, а вместо нее вводились судебные установления, соединяющие в одном лице судебную и административную власть. Показана специфика рассмотрения дел земскими начальниками Казанской губернии, где в самом городе Казани институт мировых судей сохранился и продолжал функционировать.

Закон о земских начальниках 1889 года, принятый в период, так назы­ваемых контрреформ, существенно изменил судебную систему России, в части деятельности мировой юстиции. Он находился в явном противо­речии с принципами судоустройства по Уставам 1864 года о самостоя­тельности и независимости судебной власти и ее отделении от адми­нистративной власти. Земские начальники наряду с административными функциями были наделены полномочиями в осуществлении правосудия, они стали рассматривать дела, ранее подсудные мировым судьям. Назначенные министром внутренних дел из числа кандидатов, представ­ленных ему губернатором по согласованию с местным председателем дворянства, земские начальники являлись одновременно и судьями и чиновниками, подчиненным напрямую вышестоящему начальству.

Указанным законом было поставлено под угрозу само существования мировой юстиции. Однако, наибольший урон несменяемости судей был нанесен до принятия закона 1889 года – законом от 20 мая 1885 года. Этим законом Высшему дисциплинарному присутствию, состав которого фактически зависел от Министра юстиции, было предоставлено право увольнять судей по представлению Министра юстиции. Основанием к увольнению могли быть как упущения по службе, так и поступки вне службы, если Дисциплинарное присутствие найдет их несоответствую­щими занимаемому виновными положению или несовместимым с су­дейским званием. Таким образом, судьи были поставлены под контроль Министра юстиции, который являлся представителем исполнительной власти.

Выборные мировые суды были упразднены практически по всей России, за исключением некоторых крупных городов – Санкт-Петербурга с его уездом, Москвы, Одессы, Нижнего Новгорода, Казани, Кишинева, Саратова, Харькова и еще Области Войска Донского.

Однако, сохранение в городе Казани института мировых судей, не означало деятельность мировых судей по всей Казанской губернии. Более того, участков мировых судей не было и в Казанском земском уезде, входящего в состав губернского земства, мировые судьи осуществляли свою деятельность лишь в самом городе, доступ к ним имели только горожане. В остальной части Казанского уезда, где проживало сельское население, в соответствие с законом правосудие осуществляли земские начальники, подавляющее большинство которых составляли земледельцы и юридически неграмотные люди. Вместе с тем, как показывают архивные материалы, на территории Казанской губернии продолжали действовать почетные мировые судьи, которые наряду с земскими начальниками участвовали на судебных заседаниях уездных съездов, т.е. апелляционной инстанции по отношению к земским начальникам.

Возможно, выживанию Казанской мировой юстиции подействовали развитие городской культуры, безупречная деятельность мировых судей, результаты ревизии Сената и лестные отзывы некоторых высших чинов. Так, сенатор Ковалевский М.Е. проверявший отдельные губернии, дал о мировых учреждениях весьма хороший отзыв, а относительно одного мирового съезда, а именно Казанского, выразился, что «он не оставляет ничего желать более».

Сравнительно с 1870 годом, в 1892 году количество дел увеличилось на 5618 дел, на каждого судью пришлось 2377 дел, вместо прежних 1254-х. Учитывая 300-400 дел, рассмотренных повторно и допросы свидетелей по отдельным требованиям земских начальников и мировых судей других городов, по которым отдельные производства не заводились, как это практиковалось в других судебно-мировых округах, получалось около 3000 дел на каждого мирового судью, а в общем около 15000 дел. За 24 года существования в Казани мирового института, количество рас­смотренных дел увеличилось втрое.

Несомненно, жители города Казани по образу жизни и своему интеллектуальному развитию имели мало общего с сельским населением уезда, а дела подлежащие рассмотрению в них во многом отличались как по категориям, так и по сути. Тем не менее, право избрания мировых судей принадлежало уездному земству. В большинстве случаев земские начальники действовали по усмотрению и в интересах Казанских уездных гласных. Такое положение дел не устраивало определенные слои городского общества, которые понимали причиняемый в связи с этим материальный и моральный ущерб Казани. Городские представители выходили с предложениями отделения Казани от земства как отдельной административной единицы.

В целом, как мировые судьи г. Казани, так и земские начальники Казанской губернии исправно исполняли свои профессиональные обязанности. Жалобы, написанные крестьянами Казанской губернии в отношении земских начальников, как правило, не касались их судебной деятельности.

В третьем параграфе «Восстановление мировой юстиции в России и деятельность мировых учреждений в Казанской губернии (1912 – 1917)» анализируются причины и обстоятельства восстановления в России института мировых судей и деятельность мировой юстиции на территории Казанской губернии с 1912 по 1917 год.

Наращивание темпов экономического развития России, сопровож­даемое увеличением числа вольнонаемных рабочих, повышением деловой активности населения, связанной с перераспределением права собствен­ности на гражданско-правовые объекты, обострение внутриполитической ситуации, вызванное ростом антиправительственного движения, обусло­вили рост числа судебных дел и загруженность общих и мировых судебных инстанций.

Актуальность реорганизации судебных присутственных мест повлекла разработку в Министерстве юстиции законопроекта «О преобразовании местного суда», который в мае 1906 года был представлен на обсуждение в Государственную Думу. Обсуждение законопроекта было завершено в начале 1912 года. В феврале он был передан на одобрение Госу­дарственного Совета и утвержден монархом 15 июня 1912 года.

Закон предусматривал внесение существенных поправок в порядок формирования и замещения мировых инстанций. Строгой регламентации подлежало образование и границы мировых округов, устанавливалась вариативность формирования мирового судейского корпуса, регламен­тации также подверглась подсудность мировых судей (по гражданским делам «цена иска не свыше одной тысячи рублей»; ограничения в уголовном судопроизводстве), нововведения затронули также принципов отбора кандидатов и замещения должности мирового судьи и пр.

В дополнение к закону «О преобразовании местного суда» 26 июня 1913 года был принят закон, регламентирующий порядок введения нового судебного устройства на территории России. Закон вступал в действие с 1 января 1914 года на территории десяти губерний – Харьковской, Курской, Полтавской, Екатеринославской, Черниговской, Киевской, Волынской, Подольской, Таврической и Херсонской.

В самом городе Казани мировую юстицию восстанавливать не прихо­дилось, т.к. она не была упразднена здесь Законом о земских начальниках. Продолжало увеличиваться лишь количество поступающих дел. В других городах и уездах Казанской губернии мировые суды возобновили свою работу.

В феврале 1917 года российская монархия была свергнута быстро и практически бескровно. Министр юстиции А.Ф. Керенский призвал к участию в установлении в России «истинного правосудия». Упразднялись жандармские учреждения, департамент полиции, охранные отделения и общая полиция, личный состав которой подвергся коренному обнов­лению. При этом старые судебные учреждения – Сенат, судебные палаты, окружные суды, институт мирового суда были сохранены.

Определенные надежды в продолжении более или менее нормального функционирования судов и организации новой судебной системы возлагались на институт мировых судей, формирование которого активно шло в условиях Февральской буржуазно-демократической революции, чем объяснялась некоторая демократизация этого института.

С приходом к власти большевиков, мировые судьи остались верны своему классу, и не пожелали сотрудничать с новой, советской властью. В органе Казанского Совета – газете «Знамя Революции» было опубли­ковано воззвание к комитету судебных учреждений, в котором указы­валось, что «долг судьи-гражданина – выполнять служебный долг». Однако, несмотря на неоднократные объявления никто из судебных чиновников и мировых судей не изъявил желания работать в местных судах.

Казанская дума продолжала считать себя правомочной решать вопросы о суде. 4 декабря 1917 года Дума подняла вопрос о выработке наказа мировым судьям, а 9 декабря 1917 года занялась обсуждением деятель­ности мировых судей. В целом, Дума выражала протест против слома старой судебной системы, считала, что революционные трибуналы, например, не способны творить правосудие и могут явиться узаконенной формой партийной мести, произвола и самосуда.

Наряду с созданием революционных трибуналов Казанскому Совету пришлось заниматься и организацией местных судов. Мировые судьи города вынесли резолюцию, что они не признают исходящие от Казанского Совета распоряжения и ему никоим образом не подчиняются. Более того, хотя 1 декабря 1917 года Декрет о суде №1 был официально опубликован, где говорилось, что мировые судьи заменяются местными, мировые судьи г. Казани собрались на очередной съезд и решили о прекращении всяческой деятельности и помощи Советам. Мировые судьи Казани отказались помогать и сотрудничать с Советской властью, как впрочем, и большинство чиновников и служащих.

С начала 1918 года правовые предписания Советской власти в области судебного строительства вытесняли все прежние. Однако, неприятие Советской власти не мешало бывшим мировым судьям приступить к профессиональным обязанностям в других условиях. Так, кратковре­менный период захвата Казани частями чехословацкого корпуса ознаме­новался массовым возвращением прежних судебных работников к своим служебным обязанностям.

10 августа 1918 года состоялось общее собрание отделения прежнего Казанского Окружного суда, принявшее характерную резолюцию: «Не медля приступить к возобновлению занятий в суде, поручив членам суда принять личное участие в разборе дел по отделениям, и о возобновлении занятий оповестить всех служащих суда». Столь же быстро шло и воссоздание прежнего института мировых судей. Правление квартальных комитетов Казани 16 августа приняло решение «о незамедлительном восстановление в гор. Казани института мировых судей, действовавшего до Октябрьской революции, в прежнем его составе». Через два дня подобным образом решается вопрос и в г. Чистополе. Принимается решение «Об устройстве и открытии суда в г. Чистополе после падения Советской власти».

10 сентября Казань была освобождена Красной армией. Власть перешла в руки Советской власти, стали восстанавливаться ее госу­дар­ственные органы, в том числе и судебные учреждения. Были назначены местные народные судьи в Казани, началось комплектование судейского персонала по уездам губернии. В отношении прежних мировых судей декрет содержал специальную оговорку, согласно которой они «не лишались права при изъявлении ими на то согласия быть избранными в местные суды, как временно Советами, так и окончательно на демократических выборах».

Авторитет мировых судей среди населения Казанской губернии был весьма высок. Мировые суды продолжали действовать не только сразу после Октябрьской революции, но, фактически, пользуясь революционной неразберихой в стране, исполняли свои обязанности в течение 1918 года. Этому способствовало не столько желание самих мировых судей сохранить свои должности, сколько доверие к ним со стороны местного населения. Вскоре ировая юстиция перестала существовать окончательно, и была предана полному забвению почти на 80 лет.

Во второй главе «Возрождение института мировых судей в Республике Татарстан (1998-2008 гг.)» исследуется ход судебных реформ конца ХХ века, в результате чего в России был возрожден институт мировых судей. Прослеживаются особенности возрождения и развития мировой юстиции на территории Республики Татарстан, организационное, материально-техническое обеспечение республиканских мировых судов, рассмотрение и качество рассмотрения дел мировыми судьями.

Первый параграф «Возрождение и развитие института мировых судей в Республике Татарстан в конце ХХ – начале XXI века» посвящен проведению на современном этапе судебных преобразований, работе государственных, законодательных и судебных органов по возрождению в республике мировой юстиции. В советское время вопрос о местном суде в практической плоскости никогда не стоял, поскольку сложившаяся судебная система в тот период действовала достаточно надежно. Даже разработчики нового Гражданского процессуального кодекса РФ полагали, что для восстановления института мировых судей нет никаких оснований. Ни научные разработки, ни предложения практических работников таких рекомендаций не содержали.

Вместе с тем, реальная обстановка внесла свои коррективы – ситуация, сложившаяся с рассмотрением дел в судах районного звена, заставила по иному оценить роль и возможности такого института, как мировой суд. С принятием новой Конституции, провозгласившей право на судебную защиту, поступление исковых заявлений, жалоб в суды резко увеличилось. Наличие большого количества дел не могло не сказаться как на качестве принимаемых ими решений, так и на сроках их рассмотрения.

Принятый 31 декабря 1996 года Федеральный закон РФ «О судебной системе Российской Федерации» закрепил важнейшее положение о возможности учреждения наряду с федеральными судами, судов субъектов РФ. К судам субъектов РФ относились конституционные (уставные) суды и мировые суды, являющиеся судами общей юрисдикции субъектов РФ. Далее, в статье 17 Закона было зафиксировано, что должности мировых судей создаются и упраздняются только законами субъектов РФ.

Однако, реальное начало становления института мировой юстиции отложилось еще на два года, которые прошли в дискуссиях о его целесообразности. 17 декабря 1998 года Государственной Думой РФ был принят Федеральный закон «О мировых судьях в Российской Федерации». Несмотря на некоторые различия, в целом, закон воспринял опыт дореволюционной мировой юстиции.

Фактическое возрождение мировой юстиции на местах началось в 1999 году, с принятием законов о мировых судьях в субъектах Российской Федерации. Закон «О мировых судьях Республики Татарстан» был принят Государственным Советом РТ 17 ноября 1999 года. Проект этого закона, существовавший до этого около года, был принят практически полностью, кроме нескольких несущественных изменений. Татарстанский закон о мировых судьях был основан на положениях подобного федерального закона, был приспособлен к республиканским условиям. На республикан­ских мировых судей и членов их семей распространяются все гарантии и льготы судей РФ.

Согласно статье 4 Закона «О мировых судьях Республики Татарстан» общее число мировых судей и количество судебных участков республики определялись федеральным законом по законодательной инициативе Государственного Совета РТ, согласованной с Верховным Судом РФ, или по инициативе Верховного Суда РФ, согласованной с Государственным Советом РТ. Судебные участки и должности мировых судей создаются и упраздняются законами Республики Татарстан.

Согласно Татарстанскому закону о мировых судьях мировой судья избирается на должность сроком на пять лет, такой же срок предусмотрен и при повторном избрании. Полномочия мирового судьи прекращаются по истечении срока избрания и в порядке установленном федеральным законодательством. Полномочия мирового судьи могут быть приоста­новлены решением Квалификационной коллегии судей РТ в случаях и в порядке, установленным Законом РФ «О статусе судей в Российской Федерации».

Подбор кандидатов на должность мирового судьи возлагался на Управление Судебного департамента при Верховном Суде РФ в РТ, которое организовывало прием квалификационных экзаменов у канди­датов и направляло материалы в квалификационную коллегию судей РТ для заключения. Мировые судьи избираются Государственным Советом РТ по представлению Председателя Верховного суда РТ, основанному на заключении Квалификационной форме коллегии судей РТ. В дальнейшем (в 2004-2006 годах), в республиканские законы о мировых судьях, исходя из необходимости и требований времени, были внесены необходимые изменения и дополнения.

Согласно Закону «О мировых судьях Республики Татарстан» судебные участки мировых судей создаются с учетом административно-терри­ториального деления республики, из расчета численности населения 15-30 тысяч человек на одном участке. Изначально, Управление Судебного департамента в РТ предлагало организовать в республике 194 судебных участков мировых судей. В итоге, Федеральным Законом от 24 ноября 1999 с учетом предложений законодательных органов субъектов РФ, согласованных с Верховным Судом РФ было определено число и соответствующее ему количество судебных участков в субъектах РФ. Республике Татарстан было определено 168 судебных участков (в Башкортостане – 183, в Чувашии – 60, в Мари Эл – 34).

Некоторые законы РТ по введению института мировых судей, или их отдельные части, как, впрочем, и подобные законы других регионов РФ, были оспорены в судах. У республиканской Прокуратуры насчет некоторых изменений в законодательстве Татарстана было особое мнение. Не все представления Прокуратуры о несоответствии законов и нормативных актов РТ о мировых судьях подобным законам и нормативным актам РФ были удовлетворены судами.

10 ноября 2006 года Президент Республики Татарстан подписал Закон «О внесении изменений в Закон Республики Татарстан «О мировых судьях Республики Татарстан». Данным законом в связи с изменениями в федеральном законодательстве изменены критерии образования судебных участков мировых судей. Теперь они должны создаваться из расчета численности населения на одном участке не более 23 тысяч человек, а не 30 тысяч, как это было ранее. Законом также определен порядок обеспечения мировых судей необходимыми зданиями и помещениями.

Мировая юстиция возродилась в полном объеме и прочно заняла свое место в судебной системе РФ. Мировые судьи стали символом не только возрождения дореволюционных правовых традиций пореформенного периода, но стали неотъемлемой частью судебной системы демокра­тической России. Республика Татарстан является одним из первых субъектов Российской Федерации, где организованно был введен институт мировых судей, как низшей судебной инстанции. Руководство республики проявляло неподдельный интерес к судьбе, устройству мировой юстиции не только на первоначальном этапе, но продолжает всячески поддер­живать и на нынешнем этапе. Республика Татарстан, как и Российская Федерация, исходя из реалий времени, и по мере необходимости, изменял, дополнял, совершенствовал закон о мировых судьях.

Мировые судьи не только стали судебной инстанцией близкой к населению, набирая опыт на практике, они продолжают завоевывать себе авторитет и как профессионалы своего дела. Жизнь показала, что мировая юстиция становится бесценным кадровым резервом для назначения федеральных судей районного и более высшего звена.

Во втором параграфе «Организационное и материально-техническое обеспечение деятельности мировых судей» освещает деятельность государственных органов и органов судейского сообщества по обеспе­чению деятельности мировых судов. Согласно Федеральному закону «О мировых судьях в Российской Федерации» 1998 года финансирование расходов на заработную плату мировых судей и социальные выплаты осуществляется за счет федерального бюджета через органы Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации. Материально-техническое обеспечение деятельности мировых судей должны осуществ­лять органы юстиции, либо органы исполнительной власти соответствую­щего субъекта Российской Федерации в порядке, установленном законом соответствующего субъекта Российской Федерации. Здания и сооружения, необходимые для осуществления правосудия мировыми судьями пре­доставляются администрациями районов и городов Республики Татарстан.

Согласно с изменениями в Закон РТ «О мировых судьях в Республике Татарстан» от 24 марта 2004 года материально-техническое обеспечение деятельности судей мировых судей осуществляется за счет бюджета РТ, но происходит путем передачи финансовых средств не Управлению Судебного департамента РТ, как было ранее, а через Министерство юстиции РТ, либо иной республиканский орган исполнительской власти. В составе Министерства юстиции РТ был образован отдел по обеспечению деятельности мировых судей. Специалистами этого отдела была проведена большая работа по оптимизации деятельности мировой юстиции в республике.

С 1 января 2007 года организационно-методическое обеспечение (ини­циирование и подготовка нормативно-правовых актов для обеспечения деятельности мировых судей, методическое обеспечение ведения судеб­ного делопроизводства, первичного статистического учета, статисти­ческой отчетности, кадрового делопроизводства, изучение организации деятельности судебных участков и принятие мер к ее совершенствованию, ведение архива, решение вопросов обеспечения безопасности судебной деятельности мировых судей и судебных участков, общий анализ деятельности мировой юстиции, планирование развития и совершен­ствования деятельности) в соответствие с Законом Республики Татарстан «О мировых судьях Республики Татарстан» (пункт 7 статьи 10) было также возложено на Министерство юстиции Республики Татарстан.

За Управлением Судебного департамента в Республике Татарстан согласно закону и распоряжению Кабинета министров Республики Татар­стан от 16 сентября 2004 года осталось осуществление кадрового обеспе­чения деятельности мировых судей республики, а именно, ведение кадрового делопроизводства в отношении самих мировых судей и их социальная защита, ведение судебной статистики.

25 апреля 2007 года приказом Министра юстиции Республики Татарстан утверждены Правила поведения в здании (помещении) судебного участка мирового судьи Республики Татарстан. Правила определяли нормы поведения граждан при посещении ими зданий судебных участков мировых судей и расположенных в них помещений и направлены на обеспечение установленного порядка и эффективной работы мировых судей и работников аппарата. Они были разработаны в соответствие с нормами законодательства, регламентирующими проце­дуру отправления правосудия мировыми судьями на территории Российской Федерации, и в целях более полной реализации консти­туционного права граждан на судебную защиту. Правила предполагали общие положения, права, обязанности и ответственность посетителей зданий мировых судов, поведение граждан в судебном заседании.

Таким образом, увеличение числа мировых судей породило необходи­мость их более полного обеспечения материально-техническими и кадровыми ресурсами, финансирования организации их деятельности. Несмотря на временные трудности и перебои с обеспечением, республика всегда была готова поддержать институт мировых судей, ведь, Татарстан не только в числе первых субъектов Российской Федерации разработал законодательную базу и создал возможности для становления института мировых судей, но и по сей день, эффективно обеспечивает его деятельность.

Как Управление Судебного департамента в Республике Татарстан, так и Министерство юстиции, местные органы государственной власти Республики Татарстан внесли свою достойную лепту в дело разносто­роннего обеспечения деятельности мировых судей.

Третий параграф «Аппарат мирового судьи и осуществление мировыми судьями правосудия» показывает структурное подразделение мирового суда, его аппарат, с возложенными на него функциями и задачами, анализирует деятельность мировых судей по осуществлению правосудия, количество и качество рассматриваемых дел. В соответствие с Федеральным законом «О мировых судьях в Российской Федерации» аппарат мирового судьи обеспечивает его работу. Структура и штатное расписание аппарата мирового судьи устанавливается в порядке, предусмотренном законом субъекта Российской Федерации. Работники аппарата мирового судьи являются государственными служащими соответствующего субъекта РФ.

Согласно ст. 9 Закона Республики Татарстан «О мировых судьях Республики Татарстан» от 17 ноября 1999 года, работники аппарата мирового судьи, обеспечивающие его работу, являются государственными служащими Республики Татарстан. Структура и штанное расписание аппарата мирового судьи утверждаются Государственным Советом РТ по представлению начальника Управления Судебного департамента в Рес­публике Татарстан. 31 мая 2000 года Государственным Советом Республики Татарстан была утверждена структура и штатное расписание аппаратов мировых судей.

В отношении аппарата мировых судей в республиканские законода­тельные и нормативные акты периодически вносились изменения. Так, если ранее структура и штатное расписание аппарата мирового судьи утверждался Госсоветом РТ по представлению начальника Управления Судебного департамента в РТ, то согласно изменениям от 24.03.2004 года он утверждается Кабинетом министров РТ. Прием и увольнение аппарата мирового судьи переходит в ведение Министерства юстиции РТ по согласованию с самим мировым судьей.

7 июня 2004 года Указом Президента Республики Татарстан «О мерах по реализации закона Республики Татарстан» были внесены изменения в Закон РТ «О мировых судьях Республики Татарстан», согласно которому изменилась политика в кадровом обеспечении аппарата мирового судьи.

Постановлением Кабинета министров РТ от 6 февраля 2006 года при отделе по обеспечению деятельности мировых судей Министерства юстиции РТ были введены должности администраторов, которые должны были взять на себя всю работу по материально-техническому обеспе­чению аппарата мировых судей. Должности вводились с 1 апреля 2006 года в количестве 18 единиц. Министерству юстиции РТ было предписано осуществлять в 2006 году содержание указанной дополнительной численности работников за счет средств, предусмотренных в бюджете РТ на обеспечение деятельности мировых судей Минюста РТ.

Сотрудники аппарата мирового судьи осуществляют свою профес­сиональную деятельность в соответствии с общими Правилами поведения работников аппарата суда, утвержденными Постановлением Совета судей Российской Федерации от 27 апреля 2006 года. Правила предусматривают обязанности работника аппарата суда, приоритет в служебной деятель­ности, требования к работнику, как при исполнении служебных обязан­ностей, так и во внеслужебной деятельности, урегулирование конфликта интересов, запреты и ограничения, ответственность работника суда на работе и вне работы.

В соответствие с Законом РТ «О мировых судьях Республики Татар­стан» порядок осуществления правосудия мировыми судьями устанав­ливается федеральным законом. Мировые судьи единолично рассматри­вают дела, отнесенные к их компетенции.

К организованному принятию присяги мировыми судьями 29 января 2001 года в РТ фактически уже действовали отдельные участки мировых судей. В ноябре-декабре 2000 года к исполнению обязанностей присту­пили 7 мировых судей – в Бугульминском, Высокогорском, Мензелинском районах республики. Всего ими за 2000 год было рассмотрено 79 уголовных, 78 гражданских и 369 административных дел. По расчетам Верховного суда РТ, предполагалось, что мировые судьи будут рассматривать до 20% уголовных и 60% гражданских дел, не представляющих особой сложности.

Институт мировых судей оправдал свое предназначение. Мировые судьи значительно сняли нагрузку с районных (городских) судов республики, рассматривали подавляющее большинство гражданских дел и административные дела полностью. Доля уголовных дел, рассматри­ваемых мировыми судьями, также неуклонно росла, поэтому зрела проблема увеличения их вакансий. Например, если в 2001 году мировыми судьями РТ рассмотрено 8738 уголовных дел, то в 2006 – 14432 дела; по гражданским делам в 2001 году – 31436 дела, в 2006 – 125163 дела, по делам об административных правонарушениях в 2001 году – 32269 дел, в 2006 – 150958.

Возрастающая нагрузка на судей требовала, как увеличения числа самих мировых судей, так и пересмотра подсудности дел отнесенных к их ведению, перераспределения судебных участков.

Федеральным законом от 11 марта 2006 года «О внесении изменений в статью 4 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Феде­рации» было снижено число максимального количества населения, прожи­вающего на одном участке, с 30 тысяч до 23 тысяч человека. В целях исполнения данного закона Государственным Советом Республики Татарстан в Государственную Думу РФ был внесен законопроект, предусматривающий увеличение количества мировых судей в республике на 31 единицу.

В заключении подводятся основные итоги исследования, делаются выводы обобщающего характера. Несомненно, мировая юстиция Республики Татарстан, как впрочем, и всей России, справилась с возложенными на нее целями и задачами. Мировые суды существенно уменьшили нагрузку на районные суды, рассматривают громадное количество гражданских, уголовных и подавляющее большинство административных дел. Возросло доверие народа к мировым судьям, что обусловило увеличение количество обращения к ним со стороны граждан, соответственно, увеличение количества рассматриваемых дел. Вместе с тем, несмотря на неуклонно возрастающую нагрузку, мировые судьи сохраняют качество своей работы.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

В издании, рекомендованном Перечнем ВАК Министерства образо­вания и науки Российской Федерации:

1. Латыпов Х.Х. Из истории становления мировой юстиции в Казанской губернии (1868-1889 гг.) / Х.Х. Латыпов // История науки и техники. – М., 2009. – № 7. – С. 40-45.

В прочих изданиях:

2. Латыпов Х.Х. Организационное и материально-техническое обеспе­чение деятельности мировых судей в Республике Татарстан на совре­менном этапе / Х.Х. Латыпов // Сборник материалов итоговой конфе­ренции молодых ученых и аспирантов Института истории им. Ш.Мард­жани за 2008 г. – Казань: Институт истории АН РТ, 2009. – С. 96-102.

3. Латыпов Х.Х. Особенности изменения законодательства Республики Татарстан о мировых судьях / Х.Х. Латыпов // Сборник материалов итоговой конференции молодых ученых и аспирантов Института истории им. Ш.Марджани за 2008 г. – Казань: Институт истории АН РТ, 2009. – С. 103-111.

4. Латыпов Х.Х. Казанская городская дума и мировые судьи Казанской губернии в начале ХХ века / Х.Х. Латыпов // Правосудие в Татарстане. – 2009. – № 4 (39). – С. 23-25

5. Латыпов Х.Х. Мировая юстиция и земские начальники Казанской губернии в годы судебных контрреформ (1889–1912 гг.) / Х.Х. Латыпов // Правосудие в Татарстане. – 2009. – № 2-3 (38). – С. 56-58

Отпечатано в множительном центре

Института истории АН РТ

Подписано в печать 20.10.2009. Формат 60ґ84 1/16

Тираж 100 экз. Усл. печ. л. 1,75

г. Казань, Кремль, подъезд 5

Тел. 292-95-68, 292-18-09


[1] Емельянова И.А. Из истории судебной системы Татарской АССР. (Очерки) / И.А. Емельянова. – Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1970. – 84 с.

[2] Авдеева О.А. Организационные и функциональные начала мировой юстиции по закону «О преобразовании местного суда» 1912 года / О.А. Авдеева // Мировой судья. – 2006. – № 6; Анохина В.Ю. С.И. Зарудный о мировой юстиции России / В.Ю. Анохина // История государства и права. – 2006. – № 12; Батыев Г. К вопросу об истории становления российской мировой юстиции / Г.Батыев // Мировой судья. – 2007. – № 5; Баширова А.Ш. Мировой суд: из прошлого в будущее / А.Ш. Баширова // Правосудие в Татарстане. – 2001. – № 1 (6); Верещагина А.В. Институт несме­няемости судей в дореволюционном российском законодательстве / А.В. Верещагина // Российская юстиция. – 2006. – № 4; Вишневский В. Мировой суд Восточной Сибири и средневековой Англии / В.Вишневский // Мировой судья. – 2007. – № 8; Дорошков В.В. Мировой судья: исторические, организационные и профессиональные аспекты деятельности / В.В. Дорошков. – М., 2004; Коротких М.Г. Самодержавие и судебная реформа 1864 года в России. Воронеж. 1989. Со ссылкой на Журнал Секретного и Главного комитета по крестьянскому делу / М.Г. Коротких. – Т. 1. – М., 1995; Михеев В.А. Институт мировых судей в уголовном судопроизводстве дореволюционной России / В.А. Михеев // История государства и права России. – 2007. – № 7; Павлов Д.Б. Российский суд от февраля к октябрю 1917 года (к 90-летию Февральской революции) / Д.Б. Павлов // Российское правосудие. – 2007. – № 2 (10); Родина Л.В. История становления и развития института мировых судей / Л.В. Родина // Мировой судья. – 2007. – № 4; Шаркова И.Г. Мировой судья в дореволюционной России / И.Г. Шаркова // Государство и право. – 1998. – № 9.

[3] Курманов М.М., Мухамадеев А.Р. Мировая юстиция Казанской губернии конца XIX – начала ХХ веков / М.М. Курманов, А.Р. Мухамадеев // Страницы истории татарского народа и Татарстана в новое и новейшее время. – Казань: Институт истории АН РТ, 2007; Курманов М.М., Мухамадеев А.Р. Мировая юстиция в Казанской губернии после Октябрьской революции 1917 года // Мировой судья. – 2008. – № 2; Латыпов М.М. Очерки судебной системы России и Казанской губернии (1864 – февраль 1917 гг.) / М.М. Латыпов. – Кн. 1. – Казань: Идел-Пресс, 2005; Латыпов М.М., Конькина Н.М. Из истории судебной реформы 1864 года / М.М. Латыпов, Н.М. Конькина // Правосудие в Татарстане. – 2003. – № 1 (14); Латыпов М.М., Конькина Н.М. Судебная контрреформа / М.М. Латыпов, Н.М. Конькина // Правосудие в Татарстане. – 2003. – № 2 (15); Мавлятшин М.М. Верховный суд Республики Татарстан: формирование и деятельность / М.М. Мавлятшин // Правосудие в Татарстане. – 2000. – № 2 (3), № 3 (4).

[4] Апостолова Н.Н. Судопроизводство у мирового судьи / Под ред. В.М. Лебедева. – Ростов-на-Дону, 2001; Анохина В.Ю. Вопросы организационного обеспечения деятельности мировых судей / В.Ю. Анохина // Российская юстиция. – 2006. – № 11; Анохина В.Ю. Особенности порядка назначения (избрания) на должность мировых судей и срока их полномочий / В.Ю. Анохина // Мировой судья. – 2007. – № 4; Дорошков В.В. Мировой судья: исторические, организационные и профессиональные аспекты деятельности / В.В. Дорошков. – М., 2004; Дорошков В.В. Организационные и процессуальные проблемы деятельности мировых судей в современной России / В.В. Дорошков // Материалы Всероссийской конференции «Конституционные основы судебной власти». – М., 2004; Дряхлов С. Принцип разделения властей и мировая юстиция / С.Дряхлов // Российская юстиция. – 2004. – № 4; Жаднов Ю. Законо­дательство регламентирующее деятельность мировых судей нуждается в совер­шенствовании / Ю.Жаднов // Российская юстиция. – 2004. – № 4; Колоколов Н.А. Мировая юстиция – важная форма стабилизации человеческих отношений в гражданском обществе / Н.А. Колоколов // Мировой судья. – 2003. – № 1; Сачков А.Н. Соотношение правовых понятий «мировая юстиция», «мировой суд» и «мировой судья»: истоки наименования и смыслового значения / А.Н. Сачков // Российская юстиция. – 2007. – № 4; Терехин В.А., Захаров В.В. А нужна ли нам мировая юстиция? / В.А. Терехин, В.В. Захаров // Мировая юстиция. – 2006. – № 4; Шамардин А. Недостатки областного звена – следствие несовершенства федерального / А.Шамардин // Российская юстиция. – 1999. – № 2.

[5] Курманов М.М., Гарифуллина А.Р. Законы субъектов Российской Федерации о мировых судьях в решении судов / М.М. Курманов, А.Р. Гарифуллина // Мировой судья. – 2007. – № 2; Курманов М., Хабибуллина Г. Право квалификационной коллегии рекомендовать кандидата в мировые судьи / М.Курманов, Г.Хабибуллина // Мировая юстиция. – 2004. – № 6.

[6] Баранов Г.М. Судебная власть: проблемы и перспективы / Г.М. Баранов // Право­судие в Татарстане. – 2002. – № 1 (10); Галимарданов М.М. Суд должен стать бастионом справедливости / М.М. Галимарданов // Правосудие в Татарстане. – 2002. – № 1 (10); Нуриахметов И.Ф. Развитие института мировых судей в Татарстане / И.Ф. Нуриахметов // Судья. – 2008. – № 3 (39); Саляхов Д.З. Выступление начальника Управления Судебного департамента в РТ Д.З. Саляхова на церемонии принятия присяги мировых судей РТ 29.01.2001 г. / Д.З. Саляхов // Правосудие в Татарстане. – 2001. – № 1 (6); Шакирьянов Р.В. Проверка решений мировых судей по гражданским делам в апелляционном порядке / Р.В. Шакирьянов. – Казань: Изд-во «ЛогосЦентр», 2006; Шакирьянов Р.В. Разрешение вопросов подсудности при проверке обоснован­ности судебных актов мировых судей в апелляционном порядке / Р.В. Шакирьянов // Правосудие в Татарстане. – 2007. – № 1.

[7] Мавлятшин М.М. Верховный суд: формирование и деятельность. // Правосудие в Татарстане. – 2000. – № 2 (3). – С. 28.



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.