WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Культурное пространство провинциального города (саратов второй половины xix – начала xx века в воспоминаниях современников)

На правах рукописи

Ступина Ангелина Сергеевна

КУЛЬТУРНОЕ ПРОСТРАНСТВО ПРОВИНЦИАЛЬНОГО ГОРОДА

(САРАТОВ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX НАЧАЛА XX ВЕКА

В ВОСПОМИНАНИЯХ СОВРЕМЕННИКОВ)

Специальность 07.00.02 – отечественная история

АВТОРЕфЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Саратов - 2008

Работа выполнена на кафедре истории России Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Мезин Сергей Алексеевич
Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Севастьянова Алла Александровна доктор филологических наук, профессор Демченко Адольф Андреевич
Ведущая организация – Нижегородский государственный университет имени Н.И. Лобачевского

Защита состоится 26 июня 2008 г. в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.243.03 при Саратовском государственном университете имени Н.Г. Чернышевского по адресу: 410012, г. Саратов, ул. Астраханская, 83, институт истории и международных отношений СГУ, корпус XI, ауд. 516.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского, читальный зал № 3, по адресу: г. Саратов, ул. Университетская, 42.

Автореферат разослан 23 мая 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор исторических наук Л.Н. Чернова

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. В последние годы тема провинциальной жизни приобретает особую остроту и значимость для исследователей. Причиной этого является существовавший долгое время в исторической науке перекос в сторону изучения только общегосударственных тенденций, когда «…научная мысль <…> скрадывала местные особенности в угоду государственной униформе»[1]. С 1990-х гг. ведутся разработки в рамках единой комплексной программы по проблемам провинциальной культуры, организуются научные конференции, посвященные многообразным аспектам провинциальной действительности[2]. Пришедшее недавно осознание неполноценности воссоздания исторического прошлого без учета обширной сферы провинциальной жизни вызывает настоятельную потребность в возможно более полном и обстоятельном изучении последней. Все большую актуальность в последнее время приобретает тема города как самостоятельного живого организма, возникает насущная необходимость изучения культурного пространства провинциального города.

Культурное пространство города выступает как сумма культурных пространств составляющих его личностей. Его важнейшими признаками являются диалогичность, преемственность, эстафетность. Отображение бытия культуры в сознании человека может быть зафиксировано в виде текста. В настоящем исследовании в качестве городского текста как способа отражения культурного пространства выбраны источники личного происхождения, и, прежде всего, мемуары, как документы, важнейшим свойством которых является наличие диалога между настоящим и прошлым.

Культурное пространство Саратова второй половины XIX – начала XX в. становится объектом внимания представителей самых разных социальных групп и находит отражение во множестве мемуарных документов. В этот период Саратов является одним из наиболее крупных культурных центров российской провинции. К концу XIX в. по темпам экономического роста он входит в десятку наиболее развитых городов страны. Мемуаристика открывает взгляд на изучаемый период как бы «изнутри» самой эпохи, помогая показать отраженную индивидуальным сознанием эволюцию ценностных установок и ориентиров разных слоев общества. Воспоминания предоставляют уникальную возможность сравнения Саратова с другими крупными населенными пунктами России, позволяют наглядно представить культурное пространство города, а также выявить своеобразие и характерные черты социально-культурного облика Саратова как одного из типичных городов средней России.

Степень научной разработки проблемы. Ю.М. Лотман писал, что город это своего рода «генератор культуры», который «представляет собой котел текстов и кодов, разно устроенных и гетерогенных, принадлежащих разным языкам и разным уровням»[3]. Основы подобного подхода к исследованию городского культурного пространства были предложены еще Анциферовым на примере Петербурга[4]. Одно из наиболее серьезных современных изысканий городского провинциального текста было сделано В.В. Абашевым на примере Перми[5]. Автор использует преимущественно беллетристику для выявления наиболее характерных, знаковых символов городского пространства. В диссертационных исследованиях М.В. Штергер, Ю.А. Рогач, А.А. Акашевой[6] рассматриваются различные виды текстов (в том числе и мемуарных) для реконструкции городского культурного пространства.



Однако в качестве основополагающего источника при изучении подобных вопросов мемуарные источники привлекались довольно редко. Поэтому подробная и конкретная разработка предлагаемой темы практически отсутствует. В историографии можно выделить группы научных работ, посвященные 1) исследованию значения мемуаров как исторических источников; 2) освещению культурного пространства провинции как такового на примере отдельных городов; 3) изучению культуры Саратова в целом, в том числе на основе использования мемуарной литературы.

В работе Н.Д. Чечулина была сделана одна из первых попыток осмысления места и роли мемуарной литературы среди других видов исторических источников[7]. Пристальный интерес к мемуарам возрождается в последней трети прошлого столетия, подтверждением чего стал пятитомный библиографический указатель «История дореволюционной России в дневниках и воспоминаниях» под редакцией П.А. Зайончковского[8], издававшийся на протяжении 1970-1980-х гг. и включающий более 25 тыс. наименований. В статьях С.С. Минц и А.Г. Тартаковского предлагаются оригинальные критерии оценки мемуаров и вырабатывается их классификация[9]. К наиболее основательным трудам в области систематизации можно отнести работы А.Г. Тартаковского[10]. Автор причисляет мемуары к «…специфической отрасли духовной культуры», в которой «особенно полно выражается историческое самосознание личности»[11]. Выделенные в статье В.А. Курносова «Приемы внутренней критики мемуаров»[12] способы логического, текстологического и сравнительного изучения мемуарной литературы как источника могут быть применимы и настоящей работе. Новые взгляды на мемуаристику излагаются в работах, опубликованных на рубеже XIX-XX вв.[13] Современные исследователи делят мемуары на два основных подвида – мемуары автобиографического характера и мемуары, повествующие о событиях, свидетелем которых был автор. Эта классификация находит весомую аргументацию в «Теории истории» М.Ф. Румянцевой[14].

Ко второй группе историографических материалов относятся труды общего и частного характера, посвященные теме городского культурного пространства. Вопросы культурной среды провинциального города, ценностных приоритетов и умонастроений русской провинции позапрошлого столетия подняты В.Н. Козляковым и А.А. Севастьяновой в одноименном разделе коллективного труда «Очерки русской культуры XIX века»[15]. Интерес к мемуарной литературе как к важной составляющей городского текста обнаруживается и в книге Л.Д. Злоказова и В.Б. Семенова о Екатеринбурге[16], представляющей подборку мемуарных фрагментов по истории города. В данном случае составители просто использовали мемуарный материал как иллюстрации к разным периодам исторического пути Екатеринбурга, не прибегая к его анализу. Более творческим подходом отличается книга В.С. Вахрушева о городе Балашове[17], которая демонстрирует попытку автора осмыслить городской текст.

В качестве специальной литературы, соответствующей заявленной теме, будут привлекаться труды, созданные преимущественно в XX столетии и относительно близкие современности. Публикации, посвященные истории города и губернии, систематически и последовательно излагают основные вехи становления города, содержат важные фактические и статистические данные, поэтому они служат своеобразным «ориентиром» для анализа и коррекции сведений, предоставляемых мемуарными текстами[18].

Одной из попыток систематизации истории города на основе материалов Государственного архива Саратовской области стало справочное издание «Твои четыре века, город»[19]. Такой же принцип положен в основу «Хроники художественной жизни Саратова»[20], составленной по итогам изучения материалов местной прессы и содержащей детальную информацию об открывающихся художественных выставках, лекциях по искусству, деятельности Радищевского музея и Боголюбовского училища. Отдельные вопросы культурной жизни и экономики Саратова второй половины XIX – начала XX в. освещены в многочисленных сборниках краеведческих чтений[21]. Портреты выдающихся деятелей культуры, чья судьба была связана с Саратовом (Н.Г. Чернышевского, А.Н. Пыпина, А. Дюма, Н.М. Архангельского, Ф.О. Шехтеля, П.С. Уткина, К.А. Федина и пр.) представлены в регулярно издававшихся в 1980-90-х гг. сборниках «Годы и люди»[22].

Своеобразие и структура городского пространства, творчество известных архитекторов отражены в монографиях В.А. Осятинского, Е.С Лузиной, С.О. Терехина, словаре «Архитекторы Саратова»[23], публикациях научно-популярно характера[24]. Статистические и архивные материалы положены в основу трудов, посвященных развитию местного самоуправления и просвещения[25]. В научной практике имеются некоторые, хотя и довольно редкие примеры использования мемуаров в качестве основополагающих источников для освещения какой-либо сферы культурного пространства Саратова или деятельности некоторых его жителей[26].

Таким образом, отдельные сферы культурной жизни Саратова были освещены в разнообразных изданиях по истории города. Однако при этом тема местного культурного пространства как сложного структурного понятия остается еще недостаточно проработанной. Кроме того, практически ни в одной из вышеназванных работ мемуарная литература не привлекалась в качестве основного источника для изучения культурного пространства, выявления его характерных особенностей и внутренних взаимосвязей.

Цель и задачи исследования. Главная цель настоящей работы состоит в воссоздании основных черт культурного пространства Саратова второй половины XIX – начала XX в. с помощью городского текста (в частности, источников личного происхождения – мемуаров, дневников, путевых заметок).

В соответствии с названной целью основные задачи исследования заключаются в следующем:

– выявить и систематизировать воспоминания, отражающие культурную жизнь Саратова второй половины XIX – начала XX в.;

– сопоставляя данные источников, определить наиболее привлекательные для мемуаристов сферы городского культурного пространства; обозначить специфику городского текста данного периода; выяснить его историческую адекватность;

– на основе мемуарной литературы показать специфику городского пространства Саратова второй половины XIX – начала XX в. в понимании современников, особенности социокультурного облика города, типические провинциальные черты, а также своеобразие и неповторимость;

– показать отраженное сознанием мемуаристов состояние образования и науки в Саратове, а также представления современников о происходивших в этой сфере изменениях;

– с помощью мемуаров определить характерные особенности развития театральной жизни Саратова, показать его осознанные современниками черты как одного из крупных театральных центров России;

– выделить наиболее существенные с точки зрения современников причины и признаки становления художественной атмосферы Саратова;

– передать многообразие точек зрения современников по вопросам культурной жизни Саратова, показать, как изменялось отношение современников к реалиям городской действительности в рамках указанного периода.

Объектом настоящего исследования является культура Саратова второй половины XIX – начала XX столетий.

Предмет исследования составляет развитие городского культурного пространства в рамках указанного периода.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что в нем дается рассмотрение основных элементов городского культурного пространства через призму мемуарной литературы. Впервые именно этот вид источников был выбран в качестве главного материала для отображения культурного облика провинциального города (на примере Саратова). Впервые субъективные взгляды авторов воспоминаний стали определяющими для воссоздания разных аспектов культурной жизни Саратова второй половины XIX – начала XX в. Мемуары как часть городского текста впервые в таком объеме введены в научный оборот, систематизированы и проанализированы. На основе изучения и сравнения произведений мемуарного характера, их проверки с помощью других источников исследуются такие важные составляющие местного культурного пространства как городской ландшафт, социокультурная сфера, образовательная и научная жизнь, театральный мир, художественная среда.

Методологическая основа диссертации. В диссертации будут использованы описательный, сравнительный, аналитический методы исследования.

Культурное пространство будет рассматриваться прежде всего как «…форма существования культуры в сознании человека», «культура, отображенная сознанием», «бытие культуры в сознании ее носителей»[27]. Поэтому в качестве важного инструмента исследования будет выбран прием реконструкции культурного пространства Саратова второй половины XIX – начала XX в. на основе воспоминаний современников об этом периоде.

Хронологические рамки исследования. В исследовании анализируется культурное пространство Саратова второй половины XIX – начала XX в. Ограничения подобными временными рамками неслучайны, поскольку именно с середины XIX столетия начинается быстрый экономический и культурный рост города, превратившегося к XX в. в один из крупнейших центров на Волге. Политические события первой четверти прошлого столетия (первая мировая война и октябрьский переворот 1917 г.) приостановили начавшийся подъем и коренным образом изменили социокультурный облик города. Отрезок времени между этими границами в истории города отличался особенной интенсивностью развития, когда Саратов из рядовой провинции становится «столицей Поволжья». Именно этот богатый различными событиями этап российской истории стимулировал появление огромного пласта мемуарной литературы.

Практическая значимость диссертации заключается в том, что ее основные положения могут быть использованы при изучении истории Саратова второй половины XIX – начала XX в. и общих тенденций развития провинциальной культуры. Настоящая работа дает возможность сравнения Саратова с другими провинциальными городами и поэтому полученные в ней результаты могут представлять интерес для регионоведения. Собранный в настоящем исследовании источниковый материал делает возможным применение его в учебных спецкурсах по истории, культурологии и краеведению.

Апробация работы. Отдельные результаты исследования были представлены на конференциях в Саратовском государственном университете и Саратовском государственном художественном музее им. А.Н. Радищева. Соответствующие статьи были опубликованы в межвузовских сборниках научных трудов и в сборниках Боголюбовских чтений. Диссертация прошла обсуждение на заседании кафедры истории России Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского.

Структура работы включает введение, пять глав, заключение, список использованных источников и литературы.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, указываются его хронологические рамки, научная новизна, отражается историография изучаемого вопроса, определяются цели и задачи работы.

В первой главе «Источники для изучения культурного пространства и городской идентичности Саратова второй половины XIX – начала XX в.» рассматривается источниковедческая база исследования, систематизируется и анализируется мемуарная, справочная, художественная литература, отражающая разные аспекты местной культуры.





В мемуарной литературе можно выделить довольно большой пласт документов, имеющих отношение к развитию Саратова. Своеобразие географического положения города, его экономический и культурный рост во второй половине XIX – начале XX столетия предопределили тот «поток» выдающихся деятелей культуры, который пройдет через него за этот период.

Саратов славился своими театральными традициями. Актеры П.М. Медведев, А.И. Шуберт, В.Н. Давыдов, П.А. Стрепетова, М.Г. Савина, В.А. Гиляровский, Б.А. Горин-Горяинов, А.Д. Попов, антрепренеры и режис­серы П.М. Медведев, Н.И. Собольщиков-Самарин, Н.Н. Боголюбов, Л.М. Прозоровский, П.П. Ивановский[28] отобразили в воспоминаниях связанные с Саратовом эпизоды своего творческого пути. Воспоминания театральных деятелей дают возможность сравнения Саратова с другими российскими городами. Специфика актерских мемуаров заключается в профессиональном умении подметить характерные черты реальности, кратко и образно изложить их в тексте.

Саратовские страницы в воспоминаниях мастеров кисти относятся, в основном, к началу XX столетия. И это вполне закономерно, так как художественные традиции были моложе театральных, и соответственно воспоминания живописцев появились позже мемуаров артистов. Основанный в 1885 г. Радищевский музей и созданная при нем в 1897 г. рисовальная школа сыграли важную роль в творческом формировании многих художников. В мемуарах А.П. Боголюбова[29] запечат­лен его нелегкий труд по организации музея в Саратове. Художественная жизнь города нашла отображение в воспоминаниях В.А. Милашевского, К.С. Петрова-Водкина, П.П. Соколова-Скали, Н.В. Кузьмина, искусствоведа А.Д. Чегодаева, музыканта М.Е. Букиника и сестры В.Э. Борисова-Мусатова Елены[30]. Мемуары бывших учеников Боголюбовского рисовального училища – В.Н. Перельмана, Е.А. Кацмана, И.В. Севастьянова, С.Г. Пантюхина, И.Н. Щеглова[31] – обращены преимущественно к проблемам художественного об­разования в Саратове, так как создавались они специально к пятидесятилет­нему юбилею Боголюбовского рисовального училища.

С Саратовом была связана жизнь выдающихся представителей российской науки – Н.И. Костомарова, А.Н. Пыпина, А.Н. Минха, И.П. Бардина, Н.М. Дружинина, В.И. Разумовского, В.Д. Зёрнова, Г.Г. Тельберга, С.Р. Миротворцева, Е.Н. Кушевой, А.Н. Бакулева[32]. К мемуарам деятелей науки при­мыкают воспоминания работников просвещения – директора первой мужской гимназии М.А. Лакомте, ее бывших учеников А.А. Гераклитова, В.О. Жеребцова и И.А. Воронова и др.[33] В мемуарах деятелей науки и образования на первом месте стремление к максимально полному изложению фактов с указанием имен и дат. Значительная доля этих воспоминаний создавалась с привлечением газетных материалов, статистических сведений, а также с опорой на личные заметки и дневниковые записи.

Свою специфику имеют мемуары чиновников и политических деятелей. Логическая упорядоченность структуры и скупость на эмоции роднят воспоминания представителей местного чиновничества – В.А. Шомпулева, М.Ф. Волкова, А.П. Мартынова, А.А. Минха[34] – с мемуарами ученых (исключение составляют обстоятельные записки И.Я. Славина[35] ). В отличие от эмоциональных воспоминаний художников, актеров, довольно подробных повествований научных деятелей, порой рассчитанных на заинтересованное прочтение, эти воспоминания отличаются особенной деловитостью и краткостью изложения.

Мемуары писателей В.И. Дмитриевой, И.А. Салова, Н.М. Архангельского, Л.И. Гумилевского[36] освещают разные стороны городской действительности: вопросы образования, культуры, журналистики, общественной жизни. Рассматриваемый период нашел отражение в целом ряде художественных произведений, авторами которых были Н.Г. Чернышевский, Д.Л. Мордовцев, В.И. Дмитриева, М.А. Воронов, П.В. Орешин, К.А. Федин, Н.А. Минх, В.Ф. Бабушкин, Л.И. Гумилевский и другие[37]. Их рассказы, повести, романы содержат точные описания саратовских улиц, площадей, волжского берега и городских окрестностей, а также обрисовывают нравы местных жителей, их занятия, увлечения, быт. Необходимо принимать во внимание значительную долю условности и художественного вымысла, являющиеся неотъемлемыми составляющими художественной литературы. Поэтому в дальнейшем подобные произведения будут привлекаться лишь в качестве дополнительных источников.

При использовании мемуаров в качестве исторических источников всегда стоит вопрос, насколько можно доверять написанному в них. Выявить некоторые неточности позволяет метод сравнения. Важная роль в подтверждении или опровержении изложенных в мемуарах фактов принадлежит справочной литературе, относящейся ко времени, воспроизведенному на страницах воспоминаний. Начавшееся с середины XIX в. развитие волжского пароходства повлекло расширение торговых сношений и активизацию туристического движения, что в свою очередь стимулировало спрос на информационную литературу. В это время появились путеводители, торгово-экономические справочники, которые были очень востребованы населением и выдерживали по нескольку изданий. В кратком виде такие издания дают характеристики населенных пунктов с указанием особенностей географического положения, местных достопримечательностей, уровня развития промышленности и торговли, состояния образования и культуры, а также качества местных гостиниц и расценок на услуги транспорта, предваряя все это обязательным историческим экскурсом[38].

Особый вид справочной литературы составляют местные публикации – адреса-календари, памятные книжки и справочники-путеводители[39]. В сравнении с волжскими путеводителями местные, саратовские имеют гораздо больший процент критической направленности. Несмотря на некоторую долю субъективизма такая литература как одна из разновидностей городского текста позволяет дополнить образ Саратова, воспроизведенный в мемуарах, и исправить некоторые присущие им погрешности, поскольку эти документы современны описываемым в них событиям.

Одним из важных видов источников по культурному пространству Саратова является местная пресса. «Саратовские губернские ведомости», «Саратовский листок», «Саратовский дневник», «Саратовский вестник» постоянно публиковали отдельные статьи, а также циклы очерков и фельетонов, касающихся вопросов культурного развития города. В разные годы среди известных и популярных в городе авторов были писатель Д.Л. Мордовцев, журналисты И.В. Липаев, С.С. Гусев, И.П. Горизонтов, член местного Общества любителей изящных искусства Н.Д. Россов, директор первой мужской гимназии М.А. Лакомте. В статьях этих корреспондентов нашли отражение особенности внешнего облика города и проблемы его благоустройства, вопросы досуга местных жителей, состояние книжной торговли, библиотечное дело, музыкальная жизнь, художественные выставки.

Суммирование, сравнение и анализ довольно большого объема разнообразных воспоминаний, относящихся к одному периоду времени, позволяют использовать мемуаристику как основной источник для изучения культурного пространства Саратова второй половины XIX – начала XX в. Справочная и художественная литература, а также материалы периодической печати играют в данном случае вспомогательную роль, давая возможность дополнять либо корректировать формируемую мемуарами картину.

Во второй главе «Саратов второй половины XIX – начала XX в. в восприятии современников» дается характеристика территориального пространства, реалий провинциальной действительности и особенностей социокультурного облика Саратова второй половины XIX – начала XX в.

В первом параграфе рассмотрена структура городского пространства – улицы, площади, здания, окрестности. Мемуаристы тесно увязывали городское пространство Саратова второй половины XIX – начала XX в. с окружающей его природой, обращали внимание на живописные окрестности города, расположенного как бы в театральном амфитеатре.

Авторы воспоминаний единодушно указывают на особую роль волжской набережной в жизни города, справедливо считая ее одним из самых оживленных мест Саратова. Саратов в представлении местных жителей и приезжих – это, прежде всего, волжский город. Саратовцы писали о «постоянном ощущении великой реки»[40].

Мемуарная литература дает представление о динамике развития городской территории, об изменении облика главных улиц города – Московской и Немецкой, о появлении новых экономических центров, о постепенном расширении городской застройки. Правильная и строгая планировка города обращала на себя внимание приезжих и отличала Саратов от множества других волжских городов. Современники подчеркивали своеобразную геометричность, особенную структурированность и упорядоченность центральной части города. Мемуаристы отметили начало активного городского строительства, развернувшегося в последней четверти XIX в. Обусловленная характером местности компактность городского пространства в некоторой степени предопределила динамизм его внутреннего развития, ускорение темпов городской застройки и рост уличного благоустройства. На основе изучения мемуаров, содержащих описание городского пространства, можно сделать вывод, что в Саратове, вступившем в середине XIX в. в фазу активного развития, наблюдается тенденция к полицентричности, что свидетельствовало о быстром росте и большом внутреннем потенциале города.

Во втором параграфе анализируются черты Саратова как провинциального города. Многие авторы пытались понять саму суть провинциальности, ее вечные атрибуты. В глазах прогрессивных авторов провинциальное бытие имело множество пороков и недостатков. Провинциальный Саратов середины XIX в. современникам представлялся безлюдным: «поглядишь в окно – ни души»[41]. Характерной чертой провинциальной действительности было слабое развитие форм досуга. Н.И. Костомаров и А.А. Гераклитов[42] указывали, что наиболее популярными зрелищами были начало ледохода и многочисленные пожары.

Субъективность взглядов и личные обстоятельства жизни мемуаристов безусловно накладывали свой отпечаток на воспроизводимый ими образ города. Жителям уездов Саратов всегда представлялся богатым и роскошным центром. Те, кто приезжал в Саратов из Европы, Москвы, крупных городов запада России, видели в нем характерное воплощение провинциальности. В.А. Милашевский полагал, что «…Саратов не совсем та провинция, которая обрисована в литературе нашими классиками<…>. Саратов имел свою «блесткость» <…>. Саратов был город с некоторой неповторимостью»[43]

В конце XIX в. быстро развивающийся Саратов приобретает в глазах современников статус «столицы Поволжья»[44]. Город был третьим в России по численности населения после Петербурга и Москвы, не считая Украины и Прибалтики. «Саратов <…> недаром зовется по Волге красавцем, – писал один из мемуаристов, – Высокие, но легкие дома, мощеные, средней ширины улицы, с конками, умеренное движение и оживление производили очень приятное впечатление»[45]. Такая высокая оценка города и местными, и приезжими подтверждает справедливость замечания В.А. Милашевского о нетипичности Саратова как провинции. Из рассмотренного круга мемуаров действительно следует, что Саратов второй половины XIX – начала XX в. не был среднестатистической провинцией в уничижительном смысле этого слова. В мемуарах Саратов показан как город контрастов, где соединились и прогрессивные, и сугубо консервативные черты. Волга и красоты местной природы, свойственная глубинке близость народным истокам, укорененность и неизменчивость жизненного уклада, размеренный и замедленный ритм жизни долгое время делали его в глазах многих типичным образцом провинциального существования

В третьем параграфе дается характеристика социокультурного облика города. Сохранившиеся в мемуарных текстах свидетельства современников, характеризующие особенности социального, этнического состава местного населения и своеобразные черты духовной атмосферы, при сопоставлении создают общую картину социокультурного облика города.

Оживление городской торговли, промышленности, рост товарооборота выдвинули на передний план в городской среде купеческое сословие. «Городом торговым, купеческим»[46] называет Саратов в своих мемуарах В.Н. Давыдов. Провинциальный Саратов был одним из оплотов старообрядчества на Волге. В городском тексте постоянно встречаются упоминания об этой части городского населения.

Расположенный на перекрестке торговых путей Саратов представлял собой среду, где пересекались различные нации. Мемуаристы отмечали распространение в городе немецкой культуры. «главным пунктом немецкого «засилья» на Волге» называл Саратов Н.Н. Боголюбов[47]. Заметны были в составе местного населения потомки военнопленных французов, ссыльные поляки, а также восточные народы.

В представлении многих мемуаристов Саратов виделся городом демократических традиций. Бывший местом ссылки политически неблагонадежных лиц город во второй половине XIX в. сконцентрировал в себе значительные силы передовой интеллигенции. Родиной Чернышевского, Пыпина «и вообще «движения шестидесятых годов» называл Саратов В.В. Розанов[48]. События 1905 г. нашли отражение в большом количестве мемуарной литературы. О том, что революционные события захватили весь город, единодушно свидетельствовали все очевидцы. Открытый в 1909 г. университет также стал проводником демократических идей и настроений.

Смешение народов (немцы, поляки, татары, украинцы), большое количество ссыльной интеллигенции, значительная удаленность от центра и вместе с тем доступность этого центра благодаря водному, а потом и железнодорожному путям сообщения – все эти обстоятельства, по мнению авторов мемуаров, способствовали созданию особой духовной атмосферы Саратова второй половины XIX – начала XX в.

Третья глава «Образовательная и научная среда Саратова» посвящена динамике развития местной образовательной системы на примерах важнейших учебных заведений – первой гимназии, Александровского ремесленного училища, консерватории, университета.

Большая часть рассматриваемых здесь воспоминаний затрагивает проблемы постановки образования как одного из важнейших условий формирования культурного облика Саратова. Среди всех просветительских учреждений в мемуарной литературе о Саратове лидирует первая мужская гимназия, старейшее в городе учебное заведение, основанное еще в 1820 г. Воспоминания И.А. и М.А. Вороновых, А.Н. Пыпина, Е.А. Белова, И.Я. Славина, В.Н. Золотарёва, А.А. Гераклитова, В.О. Жеребцова, Б.А. Протоклитова, М.А. Лакомте П.Н. Черняева отражают изменения внешнего облика гимназического здания, особенности приема в это заведение, дают характеристику количественному, сословному, конфессиональному и национальному составу учащихся, характеристики педагогов. Женское образование в Саратове, как в других российских городах в XIX в. было поставлено гораздо слабее, чем мужское. Поэтому, вероятно, и количество воспоминаний о женских учебных заведениях Саратова сравнительно меньше. Из мемуаров И.А. Салова, Е. Щепкиной, Е.Н. Кушевой, М.А. Егоровой, М.И. Рудомино становится очевидным, что основной упор делался на изучение словесности, наблюдался уклон в сторону эстетического воспитания.

Сравнивая обрисованные современниками будни мужских и женских гимназий начала ХХ в. с предыдущим временем, можно констатировать наметившийся серьезный прогресс в постановке образовательного процесса в Саратове. Авторы мемуаров, охватывающих этот временной пласт, делали явственный акцент именно на высокое качество обучения. Воспоминания также косвенно указывают на постепенное увеличение к концу XIX столетия среди гимназистов представителей непривилегированных сословий, что в свою очередь свидетельствует о росте заинтересованности в среднем образовании среди разных слоев населения, о значительной демократизации социального облика гимназии, преодолении существовавшей прежде сословной замкнутости. Мемуары отразили также качественную постановку обучения в городских реальных училищах и профессиональной школе.

Вторая волна роста интереса к образованию и науке связана с открытием в 1909 г. Саратовского университета. Мемуаристы также единодушно сходились в том, что в большинстве своем местное общество горячо поддерживало идею организации университета. Первый ректор В.И. Разумовский охарактеризовал открытие университета как «…необычайный культурный праздник не только Саратова, но и всей России»[49]. Мемуары первых профессоров и студентов университета передают особую атмосферу университетского города, возникшую в Саратове. Университет значительно повысил статус Саратова. Выражение «университетский город» стало также своеобразным символом Саратова начала XX в. Открытие в 1917 г. трех новых факультетов (физико-математического, юридического и историко-филологического) привлекло большой поток желающих получить высшее образование.

В 1912 г. в Саратове усилиями местного общества открывается консерватория. Гласный городской думы И.Я. Славин обращал внимание на активную деятельность саратовского отделения Императорского музыкального общества по организации этого учебного заведения.

К началу XX в. образовательный процесс в Саратове становится динамичным, а сеть образовательных учреждений – все более разветвленной. М.Ф. Волков писал: «Саратов по народному образованию в процентном отношении стоял выше Киева, Одессы и Харькова»[50]. Рассматривая имеющуюся мемуарную литературу, касающуюся развития научно-образовательной среды Саратова второй половины XIX – начала XX в., можно прийти к выводу о преобладании образовательного элемента над научным. Определенная узость мемуарного круга источников не позволяет охватить все составляющие научно-образовательной среды Саратова. Но имеющиеся воспоминания дают очень ценные сведения. Они зафиксировали изменения в облике учителя и ученика на протяжении второй половины XIX в., их отношение к учебному процессу, отразили перемены в качественном и количественном составе преподавателей и учащихся. Воспоминания современников передают изменения отношения местного населения к проблемам образования. Если в середине XIX в. даже среднее образование было привилегией немногих, то к началу XX столетия в обществе стремительно возрастает потребность в организации высших учебных заведений.

В четвертой главе «Саратов театральный» повествуется о развитии местного театрального дела. Слава Саратова как крупного театрального центра сложилась довольно рано. Неслучайно в текстах мемуаров Саратов упоминается как один из самых театральных городов российской провинции. Театральная жизнь города второй половины XIX – начала XX в. была очень насыщенной, и воспоминания мастеров сцены, актеров и режиссеров, «заполняют» почти весь указанный временной отрезок, практически без лакун.

Мемуары отобразили многообразие сценических площадок Саратова – городской театр, театр Сервье, театр Г.В. Очкина, зимний сад М.М. Корнеева и вокзал Г.И. Барыкина. Они представили постепенный процесс формирования театрального облика города, поэтапное развитие его как одного из лучших театральных центров провинции. Воспоминания актеров запечатлели разнообразие постановок в саратовских театрах. В.Н. Давыдов писал: «Репертуар в Саратове был грандиозный и самый раз­нообразный»[51]. Мемуаристы отмечали, что местные театры постоянно обращались к А.Н. Островскому. По мнению актера М.С. Нарокова, «Островский здесь был ближе, душевнее»[52]. В последней четверти XIX в. важное место на саратовских афишах заняли произведения Шекспира. Многие мастера сцены подчеркивали существенную роль критики в театральной жизни города. Мемуаристы отмечали, что саратовские издания живо интересовались репертуаром театров и игрой актеров и были в курсе всех театральных событий.

Воспоминания деятелей сцены показывают не только специфику репертуара, но и дают характеристику местных театралов. В 1850-1860-е гг. массовый зритель еще не был достаточно культурен и образован. Серьезные изменения в составе театральной аудитории произошли в результате реформ 1860-1870-х гг., когда круг демократической публики значительно расширился. Помимо социальных реформ особенное оживление в театральную жизнь Саратова внесло проведение через город в 1871 г. железной дороги. В конце XIX в. театральный зритель стал более образованным, начал предъявлять серьезные требования к репертуару и игре актеров. Практически все театральные мемуары свидетельствуют о том, сколь высоко в Саратове было уважение к личности исполнителя.

На рубеже XIX-XX вв. театр превращается в наиболее популярный вид отдыха широких масс. С развитием городской промышленности растет процентный состав рабочей публики, а после открытия университета и консерватории к числу поклонников театра присоединяется местное студенчество.

В конце XIX в. увлечение театром среди саратовцев становится всеобщим и в городе возникает огромное количество любительских кружков. В 1888 г. начинает свою работу театральная секция при Обществе любителей изящных искусств, В конце 1890-х открывается Народный театр в бывшем саду Сервье. А.Д. Попов и Б.А. Горин-горяинов вспоминали о «театральной эпидемии» в районе Саратова, примыкавшем к саду Сервье, о «дворовых театрах»[53].

Мемуаристы описали расцвет театрального искусства в городе, который пришелся на 1890-1900-гг., когда в Саратове работало оперно-драматическое товарищество М.М. Бородая. «Тут не было провинциальной халтуры – это был настоящий театр, который не без успеха мог работать и в столице»[54], – с гордостью писал о постановках оперных спектаклей в Саратове Н.И. собольщиков-Самарин. На рубеже XIX-XX вв. в городе начинается новый подъем драмы. Большой любовью зрителей пользовались произведения русского классического театрального репертуара, а также же пьесы Г. Ибсена, Г. Гауптмана, Г. Зудермана. Описывая будни саратовских театров начала XX столетия, мемуаристы подчеркивали, что театры и публика живо реагировали на насущную злобу дня. Поэтому неслучайно театр, к началу XX в. ставший выразителем общественных чаяний, мощным орудием просвещения, выступает как объединяющее начало для разных слоев населения.

Параллельно с театральной жизнью развивалась и концертная деятельность. в конце XIX в. активно разворачивает свою деятельность местное отделение Императорского русского музыкально общества. В 1873 г. открываются Музыкальные классы (впоследствии ставшие Музыкальным училищем). Создание в 1912 г. Алексеевской консерватории также способствовало подъему интереса местного населения к классической музыке и привлечению в город выдающихся исполнителей. О том, насколько велика была потребность в посещении концертов у местной интеллигенции, свидетельствуют мемуары М.И. Рудомино и В.Д. Зернова[55].

Мемуары театральных деятелей наглядно демонстрируют прямую зависимость развития театра от степени образованности публики, ее социального состава, общей политической ситуации в стране. Они отразили изменение социального состава местного населения, постепенное возрастание интереса публики к театру, расширение границ репертуара, серьезные сдвиги в работе антреприз и товариществ, повышение уровня актерского исполнения. Побывавшие в Саратове артисты, антрепренеры, режиссеры выделяли Саратов как серьезный театральный центр на фоне других провинциальных городов. Воспоминания свидетельствуют о наличии длительных, непрерывающихся театральных традиций в городе. Давние традиции «оседлого» актерства, большая популярность театра среди разных слоев местного общества способствовали превращению Саратова в театральное «культурное гнездо», выпустившее немало питомцев и сформировавшего свою театральную школу. Мемуарная литература наглядно показывает, что театры были органической составляющей культурного пространства Саратова.

В пятой главе «Художественная жизнь Саратова» анализируются основные этапы развития художественной культуры города, постановки художественного образования, рассматриваются взаимоотношения художника и зрителя.

Художественная жизнь Саратова развивалась не так интенсивно как театральная. В.А. Милашевский писал: «… В Саратове, в самом городе, до создания в 1885 году <…> художником Боголюбовым Радищевского музея, художественной культуры не было никакой…»[56]. В последней трети XIX в. заметное оживление в местную культурную жизнь внесли выставки Товарищества передвижников. Они получили широкий отклик в саратовской прессе, однако местные жители на первых порах отнеслись к ним с осторожностью и недоверием.

Основание в Саратове в 1885 г. общедоступного художественного музея стимулировало подъем интереса местных жителей к искусству. Радищевский музей стал одной из главных достопримечательностей города. Саратовцы вспоминали Радищевский музей с восхищением и благодарностью. Музей сыграл огромную роль в воспитании плеяды талантливых художников, оказав воздействие на выбор пути В.Э. Борисова-Мусатова, П.В. Кузнецова, П.С. Уткина, В.А. Милашевского, М.И. Полякова, для которых посещение музея было одним из самых ярких жизненных впечатлений. Он разрушил замкнутость обыденного провинциального мира, дал возможность местным жителям «прикоснуться» к европейской культуре. «Эстетические переживания пробудили во мне не книги. Это сделал Саратовский Радищевский музей» [57], – считал Л.И. Гумилевский.

Боголюбов полагал необходимым условием существования музея организацию при нем училища художественно-промышленного направления, считая, что «музей один есть тело без души»[58]. Открытие в 1897 г. рисовальной школы при Радищевском музее, способствовало притоку в город новых педагогических сил, усилению конкуренции в художественном образовании и повышению качества обучения. Воспоминания учеников Боголюбовского училища подтверждают, что идея внука Радищева совместить музей и художественно-промышленную школу в одном здании серьезно помогала учебному процессу. Бывшие ученики отмечали особый демократический дух, раскрепощенную творческую атмосферу, царившую на занятиях, давали высокую оценку преподавателям, отмечая солидный уровень их подготовки и серьезные требования, предъявляемые к работам учащихся[59]. Мемуары отразили оживление художественной педагогической деятельности вне стен училища, а также усиление роли рисования в общеобразовательных учебных заведениях. Мемуаристы особо выделяли выдающихся мастеров в художественной среде города – В.В. Коновалова, Ф.М. Корнеева, В.Э. Борисова-Мусатова, вокруг которых сплачивались местные художественные силы.

Большое количество «саратовских страниц» в мемуарах художников пришлось на период 1900-х-1910-х гг., эпохи переломной для развития живописи. По мнению некоторых мемуаристов, жители Саратова, получившего богатый художественный музей, были равнодушны к проблемам изобразительного искусства, по уровню восприятия они не отличались от других провинциальных городов, где такие художественные центры как музеи возникли на десятилетие позже. «Столица Поволжья», обладающая великолепной галереей Радищевского музея, <…> основательно отрезана от общего русла художественной жизни страны, как, дай Бог, любому захолустью»[60], – писала газета «Саратовский дневник».

В это время в Саратове произошло несколько событий, основательно потрясших прочно устоявшиеся представления о художественных нормах. К ним относится скандал с росписями П.В. Кузнецовым, П.С. Уткиным и К.С. Петровым-Водкиным местной Казанской церкви в 1902 г. Результатом его стало уничтожение новаторских росписей молодых художников. В.Э. Борисов-Мусатов называл это «возмутительным фактом», «достойным только самого некультурного и невежественного общества»[61]. Из воспоминаний художников следует, что, несмотря на наличие музея и художественной школы, интерес к изобразительному искусству в Саратове был уделом немногих.

Имеющиеся в нашем распоряжении мемуары мастеров изобразительного искусства не дают целостной картины художественной жизни Саратова указанного периода. Причин здесь несколько. Во-первых, сама художественная жизнь началась здесь значительно позднее театральной, соответственно позже появилось поколение, оставившее воспоминания. А во-вторых, специфика профессии художника не предусматривает работу со словом, с текстом, и потому им труднее выражать свои мысли, чем писателям, актерам и научным работникам. В мемуарной литературе не нашли отражения работавшие в Саратове выставки передвижников, академистов, Московского товарищества художников, учеников Боголюбовского рисовального училища, а также раскритикованная журналистами выставка символистов «алая роза», состоявшаяся в 1904 г. Мало внимания в воспоминаниях уделено деятельности довольно популярного в Саратове конца XIX в. Общества любителей изящных искусств.

И все же развитие художественного процесса в Саратове во второй половине XIX в. прошло довольно большой путь. По выражению В.Н. Перельмана здесь сложилась «особая художническая атмосфера»[62]. Обретение городом статуса художественного центра произошло скачкообразно и за довольно короткий срок. Основание музея послужило стимулом к пробуждению местных художественных процессов. Сконцентрированность авторов воспоминаний прежде всего на музее, и в гораздо меньшей степени на конкретных событиях и аспектах художественной жизни имеет свои основания. Музей как уникальное явление культуры Саратова оживил художественную жизнь города, но не смог полностью изменить отношение саратовцев к художественному творчеству как к искусству, поскольку возник не по инициативе горожан, а был как бы «высажен» на местную почву.

Мемуары также показывают, насколько была важна в провинциальной художественной жизни роль неординарной личности, часто не понятой и не принятой обывательским большинством, но группирующей вокруг себя круг единомышленников, разбирающихся в искусстве. Потому-то, наверное, такие разные в творческом отношении, но выдающиеся на общем фоне благодаря особенностям своего таланта и свойствам характера персоны, как В.В. Коновалов, Г.П. Бараки, Ф.М. Корнеев, В.Э. Борисов-Мусатов, вызвали неподдельный интерес и внимание современников. Этим конкретным людям в мемуарной литературе уделено большее внимание, чем деятельности различных обществ и выставочному движению.

В заключении подводятся итоги исследования и делаются основные выводы. Рассмотренная мемуарная литература отражает различные эпизоды городской жизни и служит своего рода индикатором состояния культурного пространства Саратова второй половины XIX – начала XX в. Поэтому богатство и многообразие существующей мемуарной литературы о Саратове подтверждает высокое место, занимаемое им среди других городов Поволжья и России. Вполне возможно, что за пределами настоящего исследования остались еще неизученные источники. Открытия и публикации новых материалов, хранящихся в государственных и частных архивах России и зарубежья, вероятно могут несколько расширить границы мемуарной литературы по указанной теме. Но все же, можно утверждать, что основной корпус мемуарных источников, характеризующих культурное пространство Саратова второй половины XIX – начала XX в., выявлен.

В ходе исследования было установлено, что массе своей мемуары, как одна из важных составляющих саратовского текста, являются адекватным отражением реалий указанной эпохи. При сопоставлении их с другими видами источников (статистическими данными, справочниками, материалами периодической печати) можно заметить, что серьезные фактические ошибки в мемуарах встречаются нечасто, гораздо больше мелких неточностей, которые в данном случае существенной роли не играют. Более важной проблемой здесь представляется изменение социальной позиции автора в зависимости от той обстановки, когда создавались мемуары, что еще раз подчеркивает иллюстративное значение этого вида источников. В результате изучения большого числа мемуарных источников становится очевидным основное значение мемуарной литературы – приоритет оценки, восприятия, реакции на определенные события над фактографической точностью.

В рассмотренных мемуарных документах нашли наиболее яркое воплощение характерные особенности внешнего облика города и его социокультурной сферы, а также образовательной, научной, театральной и художественной среды. Мемуаристы зафиксировали неповторимые черты облика города, выявили его уникальность, отличительные особенности от других городов провинциальной России. Многие авторы постоянно подчеркивали непохожесть Саратова на другие города. В их интерпретации культурное пространство Саратова видится действительно необычным, нетипичным для средней провинции. Со страниц мемуарной литературы предстает многоликий и неоднозначный образ города.

Мемуаристы отмечали полицентричность Саратова, его связь с Волгой, строгость и четкость планировки, контраст благоустроенного центра и грязных окраин. В мемуарной литературе город представлен как своеобразный плавильный котел, в котором перемешивались разные национальности, влияния различных культур. Саратов показан также как город контрастов – развитых демократических тенденций и реакционных, прогрессивных устремлений и консервативных вкусов, сугубо провинциальные черты и тяготение к статусу «столицы». Все эти черты тесно переплетались и взаимно существовали друг с другом.

Все авторы единодушны в высокой оценке степени развития культурного пространства Саратова в рамках указанного периода, но каждый подметил наиболее близкую именно ему черту. Мемуары, конечно, не дают всеохватывающей и исчерпывающей картины культурного пространства. Мемуаристы выделяют лишь наиболее ярко выраженные сферы городской жизни – образовательную, научную, театральную и художественную. Но это очень важно, поскольку такой избирательный подход помогает легче определить приоритеты, основные черты атмосферы Саратова второй половины XIX – начала XX вв. в понимании современников. Мемуарная литература, отражающая бытие города этого времени, наглядно показывает, как за сравнительно короткий период Саратов из типичного провинциального уголка, не имевшего глубоких культурных традиций, превращается в большой культурный центр. Быстрое становление образования, театрального дела, художественной жизни в Саратове начала XX вв. доказывают, что он вполне соответствует введенному Н.К. Пиксановым понятию «культурного гнезда».

Таким образом, рассмотренный и проанализированный в исследовании круг источников позволяет наглядно отобразить культурное пространство Саратова второй половины XIX – начала XX в. в многообразии его связей и личностных взаимоотношений, показать его как сложный процесс, представить город как живой развивающийся организм. Как известно, именно мемуары передают дух и своеобразие каждой исторической эпохи. Поэтому они являются незаменимыми источниками при изучении городского культурного пространства.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Статья, опубликованная в сборнике, рекомендованном ВАК

Ступина А.С. Культурная среда провинциального города (Саратов второй половины XIX – начала XX в. в воспоминаниях современников) // Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. 2007. № 17 (3). С. 190-192.

Монография

Мезин С.А., Ступина А.С. Старый Саратов в воспоминаниях деятелей культуры. Саратов, 2005. 64 с.

Статьи в прочих изданиях

Ступина А.С. Общества изящных искусств и их роль в освоении и формировании культурного пространства российской провинции на рубеже XIX-XX веков // Нравственный императив интеллигенции: прошлое, настоящее, будущее: Тез. докл. междунар. науч.-теор. конф., 23-25 сент. 1998 г. Иваново, 1998. С. 242-244.

Ступина А.С. Художественные выставки в музее в конце XIX – начале XX веков // Художественные коллекции музеев и традиции собирательства. Материалы VI Боголюбовских чтений. Саратов, 1999. С. 100-106.

Ступина А.С. Зрители и критика о художественных выставках в Саратове рубежа XIX-XX веков // Радищевский музей: История, настоящее, будущее. VIII Боголюбовские чтения. Саратов, 2003. С. 181-193.

Ступина А.С. Мемуары культурной элиты как источники по истории Саратова // Городской социум: политические и социокультурные элиты прошлого. Межвуз. сб. науч. трудов. Саратов, 2005. С. 110-123.

Ступина А.С. Волга в жизни Саратова второй половины XIX - начала XX вв.: впечатления современников // Городская повседневность в России и на Западе. Межвуз. сб. науч. тр. Саратов, 2006. С. 164-179.


[1] Пиксанов Н.К. Областные культурные гнезда. М.; Л., 1928; С. 14.

[2] См. напр.: Русская провинция. Культура XVIII-XX веков. М., 1993; Российская провинция ХVIII-ХХ вв.: реалии культурной жизни. Тезисы докладов III Всероссийской научной конференции. Пенза, 1995; Повседневность Российской провинции: история, язык и пространство. Казань, 2002; Города региона: культурно-символическое наследие как гуманитарный ресурс будущего // Материалы международной научно-практической конференции 15-17 апреля 2003 г. Саратов, 2003; Культуры городов Российской империи на рубеже XIX-XX веков (международный коллоквиум). Спб., 2004; Саратов: идентичность, ресурсы, стратегии. Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Саратов: формула идентичности и успеха». 27-29 февр. 2004 г. / Под ред. Т.П. Фокиной. Саратов, 2004.

[3] Лотман Ю.М. Символика Петербурга и проблемы семиотики города // Ученые записки Тартуского университета. Вып. 664. Тарту, 1984. С. 35.

[4] См.: Анциферов Н.П. Быль и миф Петербурга. Пг., 1924; Анциферов Н.П. «Непостижимый город»… Л., 1991.

[5] Абашев В. Пермь как текст. Пермь в русской культуре и литературе ХХ века. Пермь, 2000.

[6] Штергер м.В. провинциальная историческая мысль последней трети xix – начала хх века (по материалам Тобольска и Омска). Автореф. дисс…. канд. ист. наук. Омск, 2003; Акашева А.А. Нижний Новгород в 1860-1890-е гг. Методика реконструкции социокультурного пространства города. Автореф. дисс…. канд. ист. наук. Нижний Новгород, 2006; Рогач Ю.А. Социокультурное пространство городов самаро-саратовского Поволжья в конце XIX – начале XX вв. Автореф. дисс…. канд. ист. наук. Самара, 2006.

[7] Чечулин Н.Д. Мемуары, их значение и место в ряду исторических источников. СПб., 1891.

[8] История дореволюционной России в дневниках и воспоминаниях. Аннотированный указатель книг и публикаций в журналах / Под ред. П.А. Зайончковского. М., 1976 – 1986. Т. 1-4.

[9] Минц С.С. Об особенностях эволюции источников мемуарного характера (к постановке проблемы) // История СССР. 1979. № 6.

[10] Тартаковский А.Г. 1812 год и русская мемуаристика // История СССР. 1979. № 6;.Тартаковский А.Г. 1812 год и русская мемуаристика. М., 1979; Тартаковский А.Г. Русская мемуаристика: XVIII – первой половины XIX в. М., 1991.

[11] Тартаковский А.Г. Русская мемуаристика… С. 10, 11.

[12] Курносов А.А. Приемы внутренней критики мемуаров // Источниковедение: теоретические и методические проблемы / Под. ред. С.О. Шмидта. М., 1969.

[13] См.: Данилевский И.Н., Кабанов В.В., Медушевская О.М., Румянцева М.Ф. Источниковедение. Теория, история, метод. Источники российской истории. М., 1998; Голиков А.Г., Круглова Т.А. Источниковедение отечественной истории. М., 2000.

14 Румянцева М.Ф. Теория истории. М., 2002.

[15] Козляков В.Н., Севастьянова А.А. Культурная среда провинциального города // Очерки русской культуры XIX в. М., 1998.

[16] Злоказов Л.Д., Семенов В.Д. Старый Екатеринбург. Город глазами очевидцев / Под. общ. ред. Г.П. Лобановой. Екатеринбург, 2000.

[17] Вахрушев В.С. «Большой, как солнце, Балашов…» (история и культура среднего Прихоперья). Балашов, 2007.

[18] Саратов. Исторический очерк. Саратов, 1952; Казаков Б.И., Казакова Г.Д., Любомирова Л.Н. Страницы летописи Саратова. Саратов, 1987; Очерки истории саратовского Поволжья: с древнейших времен до отмены крепостного права / Под. ред. И.В. Пороха. Саратов, 1993-1999. Т. 1-2; Энциклопедия Саратовского края (в очерках, фактах, событиях, лицах). Саратов, 2002; Фокина Т.П. Саратов: повторение и различие. Обнинск, 2005.

[19] Твои четыре века, город. Саратов, 1990.

[20] Хроника художественной жизни Саратова (1874-1980). Саратов, 1988.

[21] Труды саратовского историко-краеведческого общества. Вып. 2. Саратов, 1992; Краеведческие чтения. Доклады и сообщения I-III чтений. Саратов, 1993; Саратовское Поволжье в панораме веков: история, традиции, проблемы. Материалы IX межрегиональных краеведческих чтений 7-8 апреля 2000 года. Саратов, 2000; Краеведы и краеведение Поволжья в контексте общественного развития региона: История и современность. Материалы X межрегиональных краеведческих чтений 23-25 апреля 2003 года. Саратов, 2003; Саратовский краеведческий сборник. Научные труды и публикации. Вып. 2 / Под ред. В.Н. Данилова. Саратов, 2005.

[22] Годы и люди. Саратов, 1983-1992. Вып. 1-7.

[23] Осятинский В.А. Строительство городов на Волге. Саратов, 1965; Лузина Е.С. По паркам и скверам Саратова. Саратов, 1987; Терехин С.О. Века и камни: Памятники архитектуры Саратовской области. Саратов, 1990; Донецкий Б.Н., Максимов Е.К. Архитекторы Саратова: Биографический словарь. Саратов, 2005.

[24] Саратов на старых открытках / Авт.-сост. Е.К. Максимов, В.Х. Валеев. Саратов, 1990; Максимов Е.К., Сафронов Ю.А. Старый Саратов на фотографиях и открытках. Саратов, 2004; Паркин А.В. Саратов на рубеже XIX–XX веков. История города на почтовых открытках. Саратов, 2004.

[25] Местное самоуправление Саратова: история и современность. Саратов, 2005; Ученье – свет (кем быть, или Образование в Саратовской области). Саратов, 2006.

[26] Малинин Г.А. Первые страницы из истории саратовского театра // Поволжский край. 1972. Вып. 1; Водонос Е.И. «Какие дали голубые!» // Годы и люди. Саратов, 1990. Вып. 5; Демченко А.А. Н.Г. Чернышевский: Научная биография. Саратов, 1978. Ч. 1; 1994. Ч. 4; Дьяконов В.А. Лицедеи, певчие, музыканты: Из истории саратовских театров. Саратов, 1991; Соломонов В.А. Императорский Саратовский Николаевский университет: История открытия и становления (1909-1917). Саратов, 1999.

[27] Русское культурное пространство. Лингвокультурологический словарь. Вып. 1 / Под. ред. И.В. Захаренко, В.В. Красных, Д.Б. Гудкова. М., 2004. С. 10-11.

[28] Медведев П.М. Воспоминания. Л., 1929; Шуберт А.И. Моя жизнь. Л., 1929; Давыдов В.Н. Рассказ о прошлом. М., 1962; Стрепетова П.А. Воспоминания и письма. М.; Л., 1934; Савина М.Г. Горести и скитания: записки (1854-1877). Письма. Воспоминания. Л., 1983; Гиляровский В.А. Мои скитания. Повесть бродяжной жизни. Вологда, 1958; Горин-Горяйнов Б.А. Актеры (из воспоминаний). М.; Л., 1947; Попов А.Д. Воспоминания и размышления о театре. М., 1963; Собольщиков-Самарин Н.И. Записки. Горький, 1960; Боголюбов Н.Н. Полвека на оперной сцене: Театральные мемуары. М., 1957; Боголюбов Н.Н. Шестьдесят лет в оперном театре. Воспоминания режиссера. М., 1967; Прозоровский Л.М. Из прошлых лет. Театральные мемуары. М., 1958; Ивановский П.П. Записки режиссера // Библиотека театра и искусства. 1908. Ноябрь. Кн. XI.

[29] Боголюбов А.П. Записки моряка-художника. Самара, 2006.

[30] Милашевский В.А. Вчера, позавчера: воспоминания художника. Л., 1972; Петров-Водкин К.С. Хлыновск. Пространство Эвклида. Самаркандия. М., 1982; Соколов-Скаля П.П. Долг художника. М., 1963; Кузьмин Н.В. Наш земляк Федин // Воспоминания о Константине Федине: Сборник. М., 1988; Чегодаев А.Д. Моя жизнь и люди, которых я знал. Воспоминания. М., 2006;

[31] Перельман В.Н. Воспоминания (1909-1920-е гг.) // Архив Саратовского государственного художественного музея им. А. Н. Радищева (далее – Архив СГХМ). Ф. 369. Оп. 2. Д. 160; Кацман Е.А. Мои воспоминания о Саратовском художественном училище. 1946 // Архив СГХМ. Ф. 369. Оп. 2. Д. 160; Севастьянов И.В. Воспоминания о Боголюбовском рисовальном училище // Архив СГХМ. Личный фонд. Оп. 1. Д. 4; Пантюхин С.Г. Мои воспоминания о Саратовском Боголюбовском училище при Радищевском музее. 1946 // Архив СГХМ. Ф. 369. Оп. 2. Д. 160; Щеглов И.Н. Воспоминания о бывшем Боголюбовском рисовальном училище. Рукопись // Архив СГХМ. Личный фонд.

[32] Костомаров Н.И. Исторические произведения. Автобиография. Киев, 1989; Пыпин А.Н. Мои заметки. Саратов, 1996; Записки А.Н. Минха о г. Саратове с 1853 до 1890 г. // ГАСО. Ф. 407. Оп. 2. Д. 742; Бардин И.П. Воспоминания. Рукопись. Ч. 1 // Архив Саратовского областного музея краеведения (далее – СОМК). Нв 21457. С. 20; Дружинин Н.М. Избранные труды: воспоминания, мысли, опыт историка. М., 1990; Разумовский В.И. Строительство медицинского факультета Саратовского университета // Известия Саратовского университета. 2002. Т. 2. Вып. 1; Зёрнов В.Д. Записки русского интеллигента / Публ., вступ. статья, коммент. и указ. имен В.А. Соломонова; Под. ред. А.Е. Иванова. М., 2005; Тельберг Г.Г. «Университет жил совершенно нормальной жизнью» // источник. 1990. № 3; Миротворцев С.Р. Страницы жизни. Л., 1956; Воспоминания Е.Н. Кушевой // Отечественная история. 1993. № 4; Бакулев А.Н. Полвека на службе жизни // Прометей. М., 1972. Т. 9.

[33] Лакомте М.А. Воспоминания педагога // Труды Саратовского историко-краеведческого общества. Саратов, 1992; Лакомте М.А. Воспоминания М.А. Лакомте о Саратовской гимназии // Труды СУАК. Саратов, 1903. Вып. 23.; Гераклитов А.А. Воспоминания / Подгот. текста, публ., коммент. и вступ. ст. Н.А. Попковой. Саратов, 2004; Жеребцов В.О. Воспоминания о саратовской первой мужской гимназии и Санкт-Петербургском университете. Саратов, 1912; Воронов И.А. Саратовская гимназия устава графа Уварова прошлого столетия. 1851-1859 годы. Воспоминания питомца // Русская старина. 1909. Т. CXXXIX. Август; Н.Г. Чернышевский в воспоминаниях современников. Саратов, 1958. Т. 1.

[34] Шомпулев В.А. Во время реформ Александра II-го (Записки старого помещика) // Русская старина. 1898. Октябрь, ноябрь; Шомпулев В.А. Провинциальные типы сороковых годов (Записки старого помещика) // Русская старина. 1898. Август; Волков М.Ф. История учреждения Саратовского университета и Саратовская городская Дума. 1906-1909. Рукопись // Архив СОМК. Коллекция П.А. Козлова-Свободина. № 27745; Мартынов А.П. Моя служба в отдельном корпусе жандармов // «Охранка»: Воспоминания руководителей охранных отделений. М., 2004. Т. 1; Рейли Д. «Заложник пролетариата». Отрывки из воспоминаний А.А. Минха / под. ред. О.Ю. Абакумова. Саратов, 2001.

[35] Славин И.Я. Минувшее-пережитое // Волга. 1998. № 2-3, 5-6, 7, 8, 11-12; 1999. № 12; Славин И.Я. Минувшее-пережитое (воспоминания) // ГАСО. Ф. 1283. Оп. 1. Д. 10, 11, 12.

[36] Дмитриева В.И. Так было. Путь моей жизни. М.; Л., 1930; Салов И.А. Умчавшиеся годы: рассказы, повесть, воспоминания. Саратов, 1990; Архангельский Н.М. Дневник // Архив СОМК. Д. 15774/5; Гумилевский Л.И. Судьба и жизнь. Воспоминания // Волга. 1988. № 7.

[37] Чернышевский Н.Г. Покража // Чернышевский Н.Г. Полн. собр. соч. в 15 тт. Т. XII. М., 1949; Мордовцев Д.Л. Профессор Ратмиров // Книжки «Недели». 1889. № 1; Дмитриева В.И. Доброволец // Вестник Европы. 1889. № 9,10; Воронов М.А. Повести и рассказы. М., 1961; Орешин П.В. Повести и рассказы. М., 1960; Федин К.А. Братья. Роман // Федин К.А. Соч. в 6 т. Т. 2. М., 1952; Федин К.А. Первые радости. Роман // Федин К.А. Соч. в 6 т. Т. 4. М., 1953; Федин К.А. Старик // Федин К.А. Соч. в 6-ти тт. Т. 6. М., 1954; Минх Н.А. Течет река Волга: Рассказы. М., 1978; бабушкин В.Ф. Люди и встречи. Саратов, 1959; и др.

[38] Волга от Твери до Астрахани. СПб., 1862; Кучин Я. Путеводитель по Волге между Нижним и Астраханью. Саратов, 1865; Турбин С. Волга и Поволжье. СПб, 1875; Монастырский С. Иллюстрированный спутник по Волге: Историко-статистический очерк и справочный указатель. Казань, 1884; Лендер Н.Н. Волга: Очерки и картины (с картою Поволжья). Издание пароходного общества «Самолет». СПб., 1883; Сидоров В.М. Волга: путевые заметки и впечатления (от Валдая до Каспия). СПб., 1894; Валуева А.П. По великой русской реке: Очерки и картины Поволжья. СПб., 1895; Москвич Г.Г. Иллюстрированный практический путеводитель по Волге. СПб., 1914; Волга. Путеводитель на 1913 год. СПб., 1913; и др.

[39] См.: Весь Саратов на 1900 г. Адрес-календарь. Торгово-промышленная и справочная книга. Саратов, 1899; Весь город Саратов на 1910 г. Саратов, 1910; Весь Саратов. Справочник-календарь на 1916 г. Саратов, Б.г.; Весь Саратов. Альманах-справочник на 1925 год / Под ред. Д.М. Борисова. Саратов, 1925; Гусев С.С., Хованский Н.Ф. Саратовец. Указатель и путеводитель по Саратову. Саратов, 1881; Саратов в кармане. Саратов, 1910.

[40] Кузьмин Н.В. Указ. соч. С. 344. См. также: Милашевский В.А. Из цикла «Глазами пятилетнего» // Волга. 1993. № 2. С. 86.

[41] Шуберт А.И. Указ. соч. С. 278. См. также: Медведев П.М. Указ. соч. С. 344; Гераклитов А.А. Указ. соч. С. 57.

[42] Костомаров Н.И. Указ. соч. С. 497, 498; Гераклитов А.А. Указ. соч. С. 59.

[43] Милашевский В.А. Вчера, позавчера… С. 12-13.

[44] Славин И.Я. Указ. соч. // Волга. 1999. № 3. С. 130; Федин К.А. Автобиография // Федин К.А. Сочинения. В 6 тт. Т. 1. М., 1952. С. 7; Бакулев А.Н. Указ. соч. С. 111; Розанов В.В. Указ. соч. С. 226.

[45] Из командировки на эпидемии в 1892 году: личные впечатления и заметки // Вестник Европы. 1894. № 8. С. 700.

[46] Давыдов В.Н. Указ. соч. С. 71.

[47] Боголюбов Н.Н. Шестьдесят лет... С. 3, 4. См. также: Валуева А.П. Указ. соч. С. 202.

[48] Розанов В.В. Указ. соч. С. 226.

[49] Разумовский В.И. Указ. соч. С. 17.

[50] Волков М.Ф. Указ. соч. Л. 3.

[51] Давыдов В.Н. Указ. соч. С. 80, 184.

52 Нароков М.С. Биография моего поколения. М., 1956.

[53] Попов А.Д. Указ. соч. С. 33; Горин-Горяинов Б.А. Указ соч. С. 49-50.

[54] Собольщиков-Самарин Н.И. Указ. соч. С. 186.

[55] Рудомино М.И. Моя библиотека. М., 2000. С. 55; Зёрнов В.Д. Указ. соч. С. 186.

[56] Милашевский В.А. Вчера, позавчера… С. 13.

[57] Гумилевский Л.И. Указ. соч. С. 141.

[58] Боголюбов А.П. Указ. соч. С. 204.

[59] Даран Д.Б. «Нас учил воздух эпохи…» // Волга. 1995. № 5-6. С. 72; Перельман В.Н. Указ. соч. Л. 127, 128; Милашевский В.А. Вчера, позавчера…. С. 9, 36-39.

[60] Н.Р. (Николай Россов). О выставке картин // Саратовский вестник. 1909. 24 мая..

[61] Мастера искусства об искусстве. Т. 7. М., 1970. С. 317.

[62] перельман В.Н. Указ. соч. С. 127.



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.